ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ

Объявление

ПЕРЕХОД НА САЙТ Fair Lawn Russian Club


Чтобы открывать новые темы и размещать сообщения, вам нужно зарегистрироваться! Это не отнимет у вас много времени, мы не требуем подтверждения по e-mail.
Но краткие комментарии можно оставлять и без регистрации! You are welcome!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ » В Беларуси » Смерть Олега Бебенина


Смерть Олега Бебенина

Сообщений 1 страница 30 из 38

1

Петля

Только в одной версии мотив соответствует исполнению.

Олега Бебенина я в последний раз видела возле здания Первомайского РУВД, куда нас - Радину, Коктыш, Халип и меня - вызывали во время облавы на сайты. Так что не могу сказать, что мне ведомы закоулки его души. Но и не могу поверить, что человек, у которого по всем фронтам всё в порядке, у которого море планов, проектов и, несмотря на нынешние условия работы, даже перспектив договаривается с друзьями пойти в кино, а сам идет и … вешается. Так просто не бывает. В моей голове это не укладывается. Я крутила эту ситуацию и так, и сяк, анализировала крупицы информации, которая появилась, но во всех озвученных версиях произошедшего вырисовываются очевидные натяжки.

Самоубийство?.. Допустим, даже ближайшие друзья не знали чего-то супертайного из жизни Бебенина. Например, его шантажировали чем-то очень уж непристойным, и, будучи человеком чести, он выбрал смерть. Но в такой ситуации разве думают о походе в кино? Разве договариваются на встречи? Да нет же! В том или ином виде говорят последнее «прости» близким людям и делают тот самый, последний, шаг.

А еще эта дурацкая поваленная табуретка, которую вспомнил представитель МВД в доказательство версии самоубийства. Зачем Бебенину была табуретка, если он умудрился повеситься, практически стоя на полу. Говорят, так бывает: люди, вроде, и на кровати вешаются, и стоя на коленях… Но тогда почему опрокинулась табуретка?..

Версия -- убийство…

После долгого затишья в адрес белорусской власти вновь зазвучали обвинения в убийстве политических оппонентов. Зазвучали не слабыми голосами десятка участников «Цепи неравнодушных людей», а с экранов российских телеканалов. Оппозиция с новым вдохновением пишет письма в ООН и различные международные структуры с требованием расследования, в Европе для сбора дополнительных сведений об этих преступлениях собралась группа во главе с автором книги «Расстрельная команда» Олегом Алкаевым , в Москве на данный момент оказались те, кто принимал непосредственное участие в поиске «эскадронов смерти» и не из газетных публикаций знает об их деятельности. В этой ситуации пойти на еще одно резонансное преступление окружение Лукашенко, если оно в здравом уме, не имеет права даже из соображений невероятнейшей преданности своему вождю. Потому что это означает подкинуть дров в разгорающийся костер, всколыхнуть все, что уже подзабылось, -- самоубийства активистов оппозиции из-за шантажа КГБ, так и не расследованные убийства журналистов Вероники Черкасовой и Василия Гродникова, странные смерти Анатолия Майсени, Геннадия Карпенко и так далее.

Да и какова цель? Всем ведь понятно, что даже после смерти Олега сайт Хартии не прекратит работу, потому что его делает команда. И лидер «Европейской коалиции» Андрей Санников не откажется от политической борьбы, потому что при нынешних обстоятельствах это уже дело чести. Тогда зачем власти эта смерть?

Она нужна внешним силам для нагнетания ситуации?

Простите за цинизм, но «внешние силы», задавшись целью усилить, усугубить, замазать, обвинить Лукашенко нашли бы более «резонансную жертву». И сделали бы все так, что ни у кого не осталось бы сомнений, что это убийство. Не в этой логике ситуация «то ли да, то ли нет», не в этих сценариях убийство, замаскированное под самоубийство, да так, чтобы об истинных событиях мог узнать только узкий круг лиц.

То же самое можно сказать и о версии «провокация оппозиции». Если даже предположить, что это в оппозиционном лагере некто решил «нагнетать напряжение», то задача добиться максимального резонанса требует иного исполнения. Да и на моей памяти оппозиционеры друг другу морду только однажды набили (в Гродно была история), причем из-за женщины. Ничто не свидетельствует о том, что есть в рядах оппозиции такие профи: мегафон до митинга тайно довезти не могут, обязательно в милицию попадут. А мы гипотетически рассуждаем, мог ли кто-то из них сымитировать убийство под самоубийство, причем так, чтоб никто не догадался…

И все-таки в Беларуси случались преступления с жертвами, когда было совершенно не понятно, что же произошло на самом деле, и когда только узкий круг лиц знал подоплеку событий. Вспомним, например, взрыв на День независимости, результатом которого стала полная перегруппировка фигур влияния в силовых ведомствах, в том числе отставка «серого кардинала» Виктора Шеймана. Пострадали более пятидесяти человек, организаторов взрыва так и не нашли, зато свои посты нашли «молодые волки».

Но вот теперь, спустя два года, стало понятно, что новые фигуры, которые заняли высокие посты в силовых ведомствах и которым было доверено контролировать практически всё, потеряли голову от вседозволенности. Взлетели рановато, не имея ни достаточного опыта, ни достаточной осторожности, не зная устоявшихся правил командной игры. Они допустили столько проколов, утечек, скандалов, сколько в рядах силовиков не было за все предыдущие годы. Лукашенко при них оказался не над схваткой, как это было ранее, а все чаще -- внутри схватки. Но, главное, -- при всем старании «молодых волков» вдруг выяснилось, что Лукашенко и его спецслужбы контролируют далеко не всё.

На этом фоне, естественно, стали поднимать голову те, кто ратует за возвращение Виктора Шеймана. Каждое резонансное дело они встречают аргументом: «При Шеймане бы такого не было…» И всеми доступными способами стараются донести эту мысль до президента. Казалось, еще пару скандалов, и возможность возвращения Шеймана становилась все более реальной.

Ну, вот и случилось…

Если есть хоть малейшее подозрение, что смерть Олега Бебенина не была самоубийством, то, на мой взгляд, именно c этой версией -- борьба различных центров влияния в силовых структурах, жертвой которой стал журналист -- следствию стоит разбираться наиболее тщательно. Потому что в этой версии есть мотив, цель. И эта цель соответствует исполнению. Резонансно, но не оглушительно, понятно, но не всем. И прекрасная возможность запугивать белорусского вождя "внешними силами", которые так кощунственно и жестоко начали реализацию сценария смены власти... И отличное доказательство неспособности нынешнего руководства силовиков что-то этому противопоставить... Про наличие необходимого уровня профессионалов для исполнения этого зловещего плана я даже не говорю, -- они в этом сценарии сами собой разумеются.

Светлана Калинкина

0

2

Журналисту Светлане Калинкиной угрожают
nv-online.info

Заместитель главного редактора газеты "Народная воля" получила анонимную открытку с угрозой расправы.

Как рассказала Светлана Калинкина, послание с угрозами ей бросили в почтовый ящик в воскресенье. Неизвестные авторы воспользовались для этого открыткой кампании "Говори правду".

Светлана Калинкина: "Открыла — там лежит открытка от кампании "Говори правду", на которой — угрозы. В том смысле, что если еще один такой материал появится, то мне, мягко говоря, капец. И что они объявили войну... Кто они и о каком материале идет речь, там не сказано. Но очевидно, что открытка была вброшена после моего материала "Петля", который появился в субботу поздно вечером".

В статье "Петля", опубликованной на сайте "Белорусский партизан", Калинкина анализировала, кто мог стоять за смертью журналиста "Хартии-97" Олега Бебенина. На ее взгляд, это были белорусские правительственные структуры.

Светлана Калинкина не решила, будет ли подавать в прокуратуру заявление относительно анонимных угроз, так как не видит в этом большого смысла.

Светлана Калинкина: "Хочу посоветоваться с Владимиром Некляевым. Честно говоря, я боюсь, что мое заявление обернется кампанией против "Говори правду", так как это на их открытке были угрозы... Но большого смысла в подаче заявления я не вижу, потому что никогда никого они не находили".

0

3

характерный комментарий российского "политолога":

Эксперт: Смерть Бебенина - признак того, что против Лукашенко идёт очень серьёзная игра

Смерть белорусского оппозиционного журналиста Олега Бебенина создаёт "зону уязвимости" для Александра Лукашенко. Такую точку зрения высказал 6 сентября корреспонденту ИА REGNUM Новости российский политолог Михаил Ремизов.

"Все "истории", в которых Лукашенко обвиняют как в западной и российской прессе, так и на политическом уровне, имеют срок годности. Зачастую они уже не выглядят актуальными, потому что после этих историй он успел поучаствовать в "Восточном партнёрстве" и предпринять шаги по сближению с Европой. А драмы, подобные случившейся, способны поставить под вопрос его полноценный международный статус и признание следующих выборов", - отметил Ремизов.

По его мнению, произошедшее меньше всего выгодно самому Лукашенко. "Понятно, что на будущих выборах он побеждает без принципиальных проблем. Его задачей является качество легитимности, которое будет создано по итогам этих выборов, и подобные события это качество резко снижают", - сказал эксперт.

"Выводы уместно делать самим. Если Лукашенко - это человек, который играет против самого себя, его люди могут иметь отношения к подобным событиям. Если он всё-таки рациональный политик, то вряд ли. А кто из его противников способен на такую отмороженную игру, я не берусь предположить", - заявил политолог.

"В любом случае, это признак очень серьёзной игры, кем бы она ни велась. Это не только сама по себе проблема - это признак того, что проблемы могут возникать и в дальнейшем", - подвёл итог Михаил Ремизов.

Напомним, основатель и руководитель одного из самых известных оппозиционных интернет-ресурсов Белоруссии "Хартия-97" Олег Бебенин 3 сентября был найден повешенным у себя на даче. По предварительной версии следствия, журналист покончил с собой. Однако его близкие заявили, что не верят в это.
Постоянный адрес новости: belarus.regnum.ru/news/1322611.html
21:57 06.09.2010

0

4

Юрий Баранчик: Предчувствие "белорусского Рейхстага"

Третье нападение на посольство в союзном государстве

Ни для кого не секрет, что последние месяцы и даже годы белорусско-российские отношения переживают острый кризис. Скандалы, связанные с разным прочтением сторонами своих союзнических обязательств, чередуются с завидным постоянством. К этому уже почти все привыкли. Но произошедшее на прошлой неделе нападение на российское посольство в Минске, а затем последовавшие из Минска комментарии, приведшие к подаче посольством России ноты в белорусский МИД, выбиваются даже из этой известной всем скандальной череды событий.

Стоит отметить, что это уже не первое нападение на российское посольство в столице союзного государства. Первый инцидент случился в ночь на 1 апреля 1997 г. Тогда здание дипломатического представительства было обстреляно из автомата Калашникова. Следы от пуль были найдены не только на стенах посольства, но и соседнего жилого дома. Рядом с местом происшествия был найден брошенный автомат и несколько стреляных гильз. Никто не пострадал.

Второе нападение на российское посольство в Беларуси произошло в ночь на 1 июня 2001 г., тоже, кстати, накануне выборов, Тогда на территорию посольства неизвестными была брошена взрывчатка. Взрывом был поврежден забор, никто не пострадал. Инцидент случился за несколько часов до прибытия на минский саммит руководителей СНГ тогдашнего президента России Владимира Путина. Неизвестных, понятное дело, так и не нашли. В последний раз обошлось без последствий. В этот раз сгорела машина. "Прогресс" союзных отношений, как говорится, налицо.

Как отмечают эксперты, первый инцидент с посольством России в Минске в 1997 г. положил начало целой серии происшествий чрезвычайного характера. 4 апреля в Минске на ул. Авакяна прогремел взрыв в подъезде жилого дома. 28 апреля взорвалась газокомпрессорная станция в Крупках, а 30 апреля - участок газопровода около Узды. 10 сентября того же года сработало взрывчатое приспособление в здании Советского и Минского районных судов. 6 октября в Могилеве в подъезде своего дома в итоге взрыва погиб руководитель Комитета госконтроля по Могилевской области Евгений Миколуцкий.

В связи со взрывами в суде и на газопроводе в прессе появилась информация о появлении так называемой Белорусской освободительной армии, которая якобы взяла на себя ответственность за эти акты. В Беларуси началась работа над декретом "О терроризме".

Из приведенных примеров видно, что в первом случае нападение на посольство стало одним из звеньев той цепи, которая привела к появлению закона о борьбе с терроризмом. В этой связи логично предположить, что и события прошлой недели могут стать первым звеном, но уже в другой цепочке, которую можно было бы условно назвать "поджог Рейхстага".

Напомним, что поджог Рейхстага, который произошел 27 февраля 1933 года и сыграл ключевую роль в приходе нацистов к власти в Германии, был классической провокацией, позволившей Гитлеру и его сторонникам расправиться со своими главными на тот момент политическими противниками - коммунистами.

Цель провокаций

Что мы имеем в Беларуси? В стране сильный социально-экономический кризис. Несмотря на номинальный рост зарплаты, ее покупательная способность падает. Отношения с Россией, основным спонсором "белорусского экономического чуда" на протяжении последнего года ухудшались с такой быстротой, что достигли состояния российско-грузинских отношений, а президент республики Александр Лукашенко стал, по сути, персоной нон-грата в Москве аналогично своим двум другим политическим собратьям - Ющенко и Саакашвили.

Кроме того, Беларусь стоит накануне острых общественно-политических потрясений, связанных с проведением в стране очередных президентских выборов. Уже не вызывает никаких сомнений, что точка невозврата в отношениях Александра Лукашенко с Москвой пройдена, и Москва в условиях непрозрачности проведения выборов ни при каких обстоятельствах не признает их итоги. Очередная "оглушительная победа" Лукашенко в условиях отсутствия прозрачной и честной процедуры проведения выборов и подсчета голосов даст Москве все основания для непризнания итогов выборов с последующим введением экономических санкций против узурпатора власти.

Если Россия пойдет на такие шаги, и аналогичная позиция будет высказана США и ЕС, то будущий президент страны окажется нелегитимным. В результате в стране установится неопределённость с правовыми полномочиями основных институтов власти. Это означает, что республика окажется в сильнейшем политическом кризисе. Исходя из такой "оптимистичной" повестки дня, у власти есть только два сценария своего поведения: а) проведение выборов по вышеозначенной схеме, в результате которой она рано или поздно власть потеряет по любому с очень негативными последствиями для себя лично; б) некое иное решение, которое бы позволило избежать проведения выборов и отсрочить конец агонии.

Согласно белорусскому законодательству, единственной возможностью избежать или отсрочить на неопределенное время проведение президентских выборов является введение чрезвычайного положения: согласно ст.84 Конституции Республики Беларусь президент "в случае стихийного бедствия, катастрофы, а также беспорядков, сопровождающихся насилием либо угрозой насилия со стороны группы лиц и организаций, в результате которых возникает опасность жизни и здоровью людей, территориальной целостности и существованию государства, вводит на территории Республики Беларусь или в отдельных ее местностях чрезвычайное положение с внесением в трехдневный срок принятого решения на утверждение Совета Республики".

Напомним, что впервые возможность реализации властью сценария введения ЧП была спрогнозирована в материале "Возможные сценарии выборов президента Беларуси, часть 2" от 1 июня 2010 года: "Этот вариант - единственная возможность нынешних белорусских властей избежать проведения президентских выборов, которые в случае фальсификации их итогов могут быть признаны нелегитимными как в США и ЕС, что уже было неоднократно, так и в России. Однако в этом случае, если официальный Минск вопреки логике внутри- и внешнеполитических процессов все же пойдет на осуществление такого сценария, легитимность белорусской власти изначально окажется под вопросом. В результате по "белорусской проблеме" могут начаться консультации между РФ, США и ЕС аналогично тому, как в настоящее время они идут по "киргизской"".

Во второй половине июля идею возможности реализации такого сценария со стороны власти поддержал и один из основных претендентов на президентское кресло в ходе предстоящей кампании, руководитель гражданской инициативы "Говори правду" Владимир Некляев. И если в июне и июле никаких фактов, которые бы позволяли предположить возможность развития событий по такому очень неблагоприятному как для самой власти, так и страны в целом сценарию не наблюдалось, то последние дни дают весьма обильный материал для подобного рода предположений.

Как вводить ЧП

Напомним, что согласно ст.1 Закона Республики Беларусь о чрезвычайном положении, чрезвычайное положение означает вводимый в соответствии с Конституцией Республики Беларусь и настоящим Законом на всей территории Республики Беларусь или в ее отдельных местностях особый временный правовой режим деятельности государственных органов, иных организаций, их должностных лиц, допускающий установленные настоящим Законом ограничения (приостановление) прав и свобод граждан Республики Беларусь, иностранных граждан и лиц без гражданства (далее - граждане), прав организаций, а также возложение на них дополнительных обязанностей.

Согласно ст.2 этого закона, целями введения чрезвычайного положения являются устранение обстоятельств, послуживших основанием для его введения, обеспечение безопасности жизни и здоровья людей, а также устранение опасности, представляющей угрозу территориальной целостности и существованию государства.

Согласно ст.4 этого закона, чрезвычайное положение на всей территории Республики Беларусь или в ее отдельных местностях вводится указом Президента Республики Беларусь с внесением в трехдневный срок принятого решения на утверждение Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь.

Срок действия чрезвычайного положения, вводимого на всей территории Республики Беларусь, не может превышать 30 суток. По истечении срока, указанного в части первой настоящей статьи, чрезвычайное положение считается прекращенным. В случае, если в течение этого срока цели введения чрезвычайного положения не были достигнуты, срок его действия может быть продлен указом Президента Республики Беларусь с соблюдением требований, установленных настоящим Законом для введения чрезвычайного положения.

Белорусский Рейхстаг

Рискну предположить, что коктейли Молотова в адрес российского посольства стали только первой акцией тех радикально настроенных сторонников нынешней власти, которые выступают за продление полномочий нынешнего главы государства не путем проведения выборов, которые хоть и будут в конечном итоге проиграны, но оставляют хоть какую-то возможность официальному Минску "сохранить лицо" и вести переговоры об отступных, а путем введения чрезвычайного положения, которое просто сжигает все мосты к отступлению.

Одновременно атака в адрес российского посольства показала, кого официальный Минск накануне стартующей на этой неделе президентской кампании считает для себя основной угрозой. Может быть, поэтому и американцы не возвращаются в свое посольство, что боятся попробовать фирменного коктейля им. Молотова накануне выборов?

Вместе с тем, понятно, что это только разминка перед боем. Те силы, которые стоят за нападением на российское посольство, понимают, что для того, чтобы и дальше дестабилизировать ситуацию в стране, и тем самым вынудить власти ввести ЧП, будут нужны еще акции устрашения. При том они должны будут идти по нарастающей. С учетом позиции официального Минска, озвученной в целом ряде комментариев, в том числе первых лиц государства, в принципе, понятно, и на кого будут вешать ответственность за введение ЧП и срыва "мирной жизни" в республике - на Россию. Вот и анархистов взяли.

В этом плане можно предположить, что нас ожидает еще не одно громкое и грязное событие накануне выборов. В этом плане, конечно, должна быть усилена охрана первых лиц государства, а также зданий - основных символов власти - администрации президента, парламента и правительства, конституционного суда и т.д, а также основных инфраструктурных объектов, прежде всего, Минска, например, метро. Намечающееся четвертое Всебелорусское народное собрание также должно проходить в условиях повышенных мер безопасности.

***

Статья была практически готова к опубликованию, как в республике произошло еще одно громкое и, к сожалению, печальное событие - был найден повешенным один из руководителей известного оппозиционного сайта "Хартия-97" Олег Бебенин, в связи с чем мы выражаем свои глубокие соболезнования его родным и близким. Понятно, что несмотря на озвученные Генпрокуратурой выводы следствия, по этому делу существует целая масса вопросов, главный из которых - зачем успешному человеку, счастливому мужу и отцу, полному творческих планов и собиравшемуся вечером на встречу, так уходить из жизни. Очевидно, что еще одна загадочная смерть одного из оппонентов режима только актуализирует всю предыдущую историю аналогичных происшествий в республике.

В настоящее время высказана одна более-менее осмысленная версия произошедшего - это статья Светланы Калинкиной, опубликованной на "Белорусском партизане". В ней речь идет о том, что эта смерть - результат внутренних разборок среди силовиков. Цель - выйти снова на первые роли тем людям, которые оказались задвинутыми на обочину "молодыми волками". Мне эта версия кажется не совсем верной, поскольку возвращаться бывшим уже некуда (власть накануне "грандиозного шухера") и незачем (они сами уже давно хотели уйти с первых ролей и ушли, и своей нынешней ролью "полностью в тени" довольны).

Соответственно, на наш взгляд, более правдоподобной является версия, согласно которой смерть Олега Бебенина - это все-таки акция устрашения актива белорусского гражданского общества накануне важнейших политических событий в республике. И эта версия целиком и полностью вписывается в сценарий "поджога Рейхстага" - сначала посольство России в республике, потом - один из руководителей одного из наиболее читаемых оппозиционных интернет-ресурсов, дальше еще кто-то или что-либо. И если какие-то силы будут идти к тому, чтобы подтолкнуть власть к введению чрезвычайного положения, то эта цепочка преступлений с их стороны будет только продолжена.

В связи с этим, однако, возникает один вопрос - каким образом введение ЧП будет способствовать нормализации общественно-политической жизни в республике и стабилизации социально-экономической? Очевидно, что т.к. ЧП вводится только на три месяца, то потом оно должно будет быть продолжено. Понятно, что за три месяца ни один вопросов из тех, что стоят перед нынешней властью, решены не будут, ЧП придется продлять. И что, так и будет жить республика от одного ЧП до другого? Понятно, что это не выход, а только отсрочка агонии режима. Значит, это подстава для нынешней власти. Почему власть с такой завидной регулярностью клюет на подставы - вопрос, конечно, интересный. Видимо, стресс, усталость, одиночество.
Постоянный адрес новости: belarus.regnum.ru/news/1322345.html
13:07 06.09.2010

0

5

Мягкое удушение 

Ирина Халип, «Ежедневный журнал»

Мы очень любим угрожать незримым врагам той самой веревочкой, которой, сколь ни вейся, придет конец.

А она все вьется и вьется, зараза, и оборачивается то плетью, то петлей. Вчера мы похоронили нашего друга Олега Бебенина – человека, который руководил самым популярным оппозиционным сайтом Беларуси «Хартия’97». Его нашли в пятницу на даче под Минском с веревочной петлей на шее. За трое суток – от смерти до похорон – журналисты успели выстроить с десяток версий. Впрочем, ни одна из них не соответствовала официальной, озвученной прокуратурой версии самоубийства. В это никто из друзей и коллег Олега Бебенина не поверит никогда. Это было убийство.

Коллеги рассуждали о том, кто дал приказ убить Олега и почему. Версии звучали разные. Говорили о бывшем главном белорусском палаче Шеймане, который, будучи изгнанным из власти в момент первых (и последних) целомудренных объятий Лукашенко с Западом, мечтает во власть вернуться и руками малокалиберных палачей наносит удары по репутации Лукашенко, исправить которую может только он, вернувшись в Совбез. Говорили о внутренних разборках силовиков, которым нужны жертвы, причем лучше бы из журналистов, потому что тогда и скандал будет посерьезнее. Говорили о начавшейся кампании запугивания перед президентскими выборами.

Все эти версии имеют право на существование, но я о другом. Конечно, важно установить, кто, когда и как это сделал. И мы будем искать, рыть носом землю, пытаться понять, с кем у него была назначена встреча в прошлый четверг, когда он исчез из поля зрения, а нашелся лишь на следующий день в петле. Но, боюсь, ответ на вопрос будет найден только после смены власти. И сегодня надо говорить о другом: кто бы лично ни приложил руку к убийству Олега, это сделала власть. Белорусское государство, давно утратившее все – достоинство, дружбу с соседями, уважение собственного народа – и сохранившее лишь способность убивать. В этом его – государства – единственное силовое преимущество перед нами. Мы убивать так и не научились. И не хотим. Впрочем, не исключаю, что это все-таки не преимущество, а слабость. Патроны рано или поздно заканчиваются. А чаще – до предела заряженное оружие выбивают из рук именно безоружные.

Все, что нас не убивает, делает нас сильнее. А все, что убивает, делает слабее наших близких. Покончив с нами, палачи всех мастей начинают добивать наши семьи. Они декорируют место преступления не просто под самоубийство, а под поганое самоубийство, как в случае с Олегом. Причиной смерти они назвали «мягкое удушение». На даче, куда он непонятно как попал, не было никаких следов человеческого пребывания, но зато на столе гордо стояли две пустые бутылки из-под «Бальзама белорусского» и пустая рюмка. Причем чистая. Если вы никогда не пробовали это пойло, то и не пытайтесь. Его в Беларуси не пьют даже горячие почитатели всевозможных плодово-ягодных напитков. А уж если вам доведется выпить две бутылки, повеситься все равно не получится (тем более «мягко удушиться» – это ведь значит, что человек должен медленно, точными движениями затягивать петлю на собственной шее) – вы умрете раньше. Впрочем, вы это все равно не выпьете. Организм отторгнет.

Бутылки из-под жидкости, которую не пьют даже бомжи, и объявление именно этих бутылок причиной самоубийства – это унижение уже не Олега, а его близких. Нажрался дряни и повесился – это вам не трагически погиб. Алкаш, эгоист (детей сиротами оставил) – и вообще у них там в оппозиции все такие.

Убийство журналистки Вероники Черкасовой шесть лет назад было обставлено уже не как суицид, но зато как кровавая бытовуха. Сорок три ножевых ранения – это не хуже «Бальзама белорусского». И доблестные правоохранители тихо нашептывали: легкомысленная дамочка впускала в квартиру кого попало, вот и поплатилась. А потом ее родителей и вовсе добили, заявив, что главный подозреваемый – шестнадцатилетний сын Вероники. Потом, правда, признали, что ошибочка вышла, но то, что довелось пережить родителям Черкасовой, я даже боюсь себе представить.

И близкие убитых, вместо того чтобы тихо скорбеть, вынуждены защищать доброе имя погибших и орать во всю глотку «все не так!». На это иногда уходит целая жизнь. Но они ее все равно уже не замечают.

Убийцы, вдохновленные государственной охранной грамотой, вторгаются в наши города, заселяя их мертвыми. Мы тратим время на то, чтобы выстроить версии и ответить на вопрос, кому выгодно (а вдруг – кому-нибудь другому?..), не понимая, что наши смерти им выгодны всегда. В городах мертвецов не бывает революций. Там вообще ничего не бывает.

Олег Бебенин прекрасно понимал, что нужно гнать сволочей, в какую бы форму они ни рядились, какими ксивами бы ни размахивали, из наших городов. Он считал, что до победы осталось совсем немного. Что мы победим уже будущей зимой – осталось только сделать последнее за шестнадцать лет усилие.

Конечно, победим. Теперь уже и для того, чтобы не было стыдно перед Олегом. Я не владею компьютерными программами вроде «Фотошопа», но готова научиться. Хотя бы для того, чтобы после победы, когда мы выйдем на площадь, чтобы сфотографироваться на память, вмонтировать в тот снимок лицо Олега. Конечно, в первый ряд.

0

6

Андрей Санников: «Все может произойти очень быстро»

Белорусы устали от 16 лет диктаторского правления. Это ощущается во всем.

Об этом в интервью «Голосу Америки» заявил лидер гражданской кампании «Европейская Беларусь», кандидат в президенты страны Андрей Санников.

В Минске прошла церемония прощания с основателем оппозиционного интернет-портала charter97.org Олегом Бебениным. Его тело было обнаружено на его даче под Минском 3 сентября. Генеральная прокуратура Беларуси пришла к выводу, что Бебенин покончил жизнь самоубийством.

Однако координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь» Андрей Санников, который долгое время сотрудничал с Бебениным (покойный был сотрудником его предвыборного штаба), не уверен в справедливости официальной версии.

-- Что Вы можете сказать о следствии?

-- Необходимых следственных действий не производится. Дачу, на которой нашли Олега, даже не опечатали. То есть сразу после осмотра места происшествия следствие работало только по одной версии – версии самоубийства. Если бы были какие-то иные версии, то дом, вероятнее всего, опечатали бы. Также не опечатали машину Олега.

Никаких отпечатков пальцев не снимали. Осмотр проводили поверхностно. До сих пор не говорят о дате смерти: когда я приехал на место трагедии, мне уверенно сказали, что Олег погиб в этот же день, в районе обеда. После вскрытия сказали – тоже уверенно – что он погиб накануне вечером. Могу предположить, что имеются признаки, позволяющие определить возможное время смерти – не может между ними быть почти суточный промежуток.

Все это вызывает определенные подозрения. Тем более что Олег Бебенин никак не напоминал человека, который собирается покончить с собой.

-- Есть ли какие-то факты, которые позволяют предположить, что смерть Олега Бебенина не была самоубийством?

-- У нас люди исчезают, людей убивают, а серьезного расследования этих случаев не ведется. Олега похищали, его избивали, ему угрожали…

Понимаете, человек, который не согласен с диктатурой, который открыто об этом говорит и открыто работает против диктатуры, не может чувствовать себя в безопасности.

-- В истории Беларуси был ряд примеров таинственных исчезновений и убийств людей, которых было принято считать оппонентами Александра Лукашенко. Некоторые из них были совершены многие годы назад. За это время следствие нашло какие-то новые факты?

-- Новых фактов не появилось. Изменилась позиция российских телеканалов, которые стали говорить об этих случаях. Но есть достаточно свидетельств того, что к этому могут быть причастны высшие руководящие лица Беларуси.

Мы обратились ко всем постоянным членам Совета Безопасности ООН о том, чтобы они поспособствовали в проведении международного расследование. Прецедент уже есть – убийство бывшего премьер-министра Ливана Харири. К сожалению, сегодня нет реакции не только от России, но и от Соединенных Штатов.

-- Как изменилась ситуация в Беларуси после возникновения напряженности в отношениях с Россией? Ранее собеседники «Голоса Америки» опасались, что история с нападением на посольство России в Минске будет использована властями Беларуси для атак на оппозицию…

-- Это уже происходит. Допросы по факту гибели Олега являются подготовкой к более серьезными действиям. Я боюсь, что будут обыски, конфискации, давление, угрозы.

Ситуация очень напряженная. После того, как Россия поменяла свое отношение к Лукашенко, здесь с одной стороны царит паника, которая может привести к любым действиям со стороны властей. С другой стороны – есть желание властей действовать прежними методами и все альтернативные точки зрения пресекать самым жестким образом. Вплоть до физического насилия.

-- Приближаются президентские выборы. Какого их исхода, на ваш взгляд, можно ожидать?

-- Существует большая вероятность перемен. Люди просто-напросто устали от 16-ти лет диктаторского правления. Это ощущается во всем. Страха уже нет, есть лишь неверие в свои силы. Опросы показывают, что Лукашенко не пользуется поддержкой во всех возрастных группах населения. То есть, можно сделать вывод, что перемены будут позитивно восприняты всем обществом.

Но что будет делать репрессивная машина – тоже понятно. Можно с уверенностью говорить, что диктатура будет пытаться известными ей методами сохранить режим Лукашенко.

-- Могут ли иные государства – Россия, США, Европейский Союз – повлиять на результаты президентских выборов?

-- Могут. В последнее время главный источник финансовой поддержки режима Лукашенко – на Западе, а не на Востоке. Европа, которая долгое время пыталась разговаривать с Лукашенко, предлагала ему разного вида диалоги, могла бы занять более принципиальную позицию. Потому что только там, он сейчас может получить финансовую поддержку.

Сегодня очень важный момент в истории Беларуси. Но, к сожалению, в Европе слышны голоса, что Россия – это перманентное зло, поэтому если Россия начала критиковать Лукашенко, европейцам следует поддержать Лукашенко. Эти идеи, которые подбрасывают некоторые лоббисты Лукашенко из Западной Европы, чреваты для нас очень серьезными последствиями.

От Европы требуется одно: быть верной своим принципам. Не пропускать ни одного нарушения прав человека, не пытаться перевоспитать диктатора – это невозможно, и понимать, что в Беларуси перемены могут произойти очень быстро.

0

7

Чтобы не проводить выборы, Лукашенко может ввести чрезвычайное положение
07.09.2010
"Последние события в Беларуси – нападение на российское посольство, странное самоубийство журналиста и политтехнолога Олега Бебенина, – все это попытки дестабилизации внутренней ситуации",- считает генеральный директор Совета по национальной стратегии России Валерий Хомяков.

"Если мы увидим еще какие-то инциденты, то они станут подтверждением того, что часть окружения Лукашенко намерена избежать выборов, ввести чрезвычайное положение и под этим соусом изменить политическую ситуацию в свою сторону. Мне кажется, что это один из возможных сценариев развития событий", - сказал аналитик в интервью lentacom.ru.

При этом эксперт отмечает, что "ни Россия, ни Беларусь не получают никакой выгоды от поджога российского посольства в Минске".

"Нам это не надо, нет у нас каких-то серьезных мотивов для организации подобной акции. Белоруссии это тоже не выгодно, потому что отношение к России со стороны белорусов очень и очень доброжелательное. Для чего Лукашенко устраивать такую провокацию?

Я не исключаю, что в Беларуси в преддверии выборов началась борьба силовиков. Нечто похожее было у нас в 1996 году, когда были выборы и определенная часть ельцинского окружения была настроена на их отмену посредством введения чрезвычайного положения в том числе. Тогда в Госдуме шло голосование по денонсации Беловежских соглашений, что, в общем-то, подталкивало к тому, чтобы отменить выборы.

Я не исключаю, что в Беларуси сейчас происходит что-то подобное. Я думаю, что среди силовиков есть те, кто настроен на проведение выборов, но есть и те, кто выборов не хочет.

Дело в том, что у Лукашенко ситуация сложная, и связано это не столько с результатом выборов (я полагаю, что он победит в силу отсутствия реальной конкуренции), сколько с трактовкой этого результата. Раньше наши наблюдатели входили в состав миссии от СНГ, но теперь они выступают от ОБСЕ и, судя по всему, будут очень внимательно и непредвзято следить за чистотой и честностью выборов. В итоге, скорее всего, ни Запад, ни Россия результаты выборов не признают.
Отсюда возникнут большие сомнения в легитимности Лукашенко. Это, мне кажется, главная опасность, которая сейчас беспокоит определенную часть силовиков", - объясняет ситуацию Валерий Хомяков.

При этом по словам эксперта, "ни России, ни Беларуси, ни оппозиции дестабилизация просто не нужна".

"Эти инциденты либо уж совсем конченные отморозки устраивают, либо это действительно линия некой силовой группы, "ястребов", которые не хотят такого исхода выборов, при котором Лукашенко окажется не легитимным президентом", - сказал российский аналитик.

"Белорусский партизан"

0

8


Возвращение в Беларусь кровавых призраков – верный признак неизбежного конца режима Лукашенко.

Я не верю в самоубийство минского журналиста Олега Бебенина. Не хочу подробно разбирать обстоятельства его трагической гибели, это и без меня сделают его товарищи и судмедэксперты. Отмечу только, что эти обстоятельства недвусмысленно указывают на высокую вероятность убийства.

Никто не верит, что Олег Бебенин  по собственной воле ушел из жизни. Ничего, абсолютно ничего не говорит в пользу того, что он сам свел счеты с жизнью.

За смертью редактора оппозиционного сайта последовали угрозы в адрес редактора оппозиционной газеты Светланы Калинкиной. Угрозы демонстративные, «с подходом».

В Беларуси  кто-то сознательно нагнетает остановку.  Кто эти люди? Это - призраки  недавнего прошлого. Я уверен, что и к поджогу российского посольства в Минске, и к гибели журналиста Бебенина, и к угрозам Калинкиной имеют отношение одни и те же люди. Это - не анархисты, не белорусские националисты, не сумасшедшие поклонники поэта Некляева или активисты радикальной оппозиции. Это люди из черной сотни разогнанной спецслужбы, которая действовала когда-то под крышей  Совета безопасности Беларуси.

Мне кажется, что всплеск агрессии в стране, нагнетание напряженности - это попытка вернуться во власть бывшего главы Совбеза, кровожадного и сильно озабоченного Виктора Шеймана.    Я могу, конечно, ошибаться, но это все сильно напоминает  почерк его людей.

Два последних года в Беларуси шла ожесточенная борьба между силовиками за контроль за спецслужбами. Подросший старший сын президента Виктор со товарищи хотел порулить страной и стал стравливать между собой соратников папы. Первым в 2008 году пал в борьбе именно глава Совета безопасности Виктор Шейман.  Его свалили руками министра внутренних дел Владимира Наумова. В начале 2009 года свалили и главу МВД.  «Белорусский партизан» подробно писал об этом, кому интересно, сможет найти. Под Шейманом было три (!) небольших спецслужбы, которые подчинялись только ему. После отставки всемогущего секретаря их разогнали. «Черная сотня», как прозвали в народе соратников Шеймана некоторое время металась по Минску в поисках работы. Их место заняли новые спецы из Оперативно-аналитического центра при президенте.

Весь 2009 и первую половину 2010 года молодые волки, как любят себя называть бойцы Вити Лукашенко, куражились и зачищали поляну. Они сконцентрировали в своих руках фантастические полномочия. Но они столько наломали дров, что справедливо заслужили всенародную ненависть и прозвище «молодые бараны». Папа - президент Александр Лукашенко - стал все чаще выражать недовольство активностью старшего сына. Папа и не собирался выпускать из своих рук все нити управления спецслужбами. Наконец, летом 2010 года папа стал сильно нервничать и на фоне российской информационной атаки вообще потерял покой. По нашим данным, он обратился к старым, как ему кажется, верным соратникам. Он вернул Шеймана, вновь приблизил его, но с условием, что тот докажет опять и свою верность, и свою эффективность.

Все чаще стали обращаться к старым «специалистам» и «молодые волки», которых обижает сравнение с баранами. Мы  фиксируем сближение старой команды Шеймана с  новыми руководителями  спецслужб. Александра Лукашенко даже не пугает, что с Шейманом связывают «эскадроны смерти», которые десть лет назад похищали и убивали людей. Просто Шейману  не позволяют открыто играть свою роль и демонстрировать влияние. Обещают вознаградить по итогам выборов.

Именно в возвращении прежних «черных полковников» следует искать следы странной смерти Олега Бебенина. Почему именно он мог стать мишенью для атаки? Да, он был одним из создателей оппозиционного сайта Хартии97 и продолжал принимать в его работе активное участие. Но давно сайт держится совсем на других людях. Почему пришли за Олегом? Потому что за ним эти убийцы уже приходили 8 лет назад. Обычно люди ходят по старым адресам,  людям вообще свойственно жить прошлым. После нескольких лет простоя боевиков возвращают в строй и дают команду «фас!». Они уже не так хорошо понимают расклад сил и идут по привычным старым адресам.

Кинуть в российское посольство «коктейли Молотова», потому что они помнят,  как 10 лет назад кто-то обстреливал  посольство из автоматов. Навестить Бебенина, которого когда-то вывозили в лес, избивали там и угрожали убийством. Послать письмо Калинкиной, потому что они воевали с  «Белорусской деловой газетой», уничтожали газету, в которой она была главным редактором. Я узнаю почерк этих людей, я вижу возвращение в Беларусь  «эскадронов смерти».

Помните, что стало в 2008 году последней каплей, которая переполнила чашу терпения Александра Лукашенко и привело к  краху карьеры Виктора Шеймана? Теракт в парке во время гуляний по случаю Дня независимости. Знаете, кого министр  внутренних дел Владимир Наумов считал чуть ли главным подозреваемым? Именно Виктора Шеймана! А почему не нашли террористов? Их не находят только в одном случае: когда спецслужбы не заинтересованы в поимке реальных организаторов и исполнителей теракта. Это закон. В противном случае находят всех, особенно когда на расследование были брошены лучшие (!) силы МВД, которые не испытывали никаких ограничений в ресурсах.

Белорусская власть загнана в угол и теряет способность адекватно воспринимать окружающий мир. Поэтому возле президента вновь появляются странные люди. Но они не понимают, что дважды войти в одну и ту же реку невозможно. Они не чувствуют, что обстановка изменилась, поэтому то, что еще вчера помогало им достичь цели, сейчас кардинальным образом бьет по ним самим. 10 лет назад Лукашенко едва устоял после серии похищений и убийств известных оппозиционеров. Тогда похищали действительно известных и влиятельных людей. Сейчас странная смерть просто журналиста вызывает мощную волну по всему миру. В момент гибели Олега Бебенина я находился в Башкирии. Раньше там вообще никто не думал про Беларусь. Сейчас я только и слышал разговоры про кровожадного Батьку и странную смерть журналиста. Если в России это волнует обычных жителей Уфы, то белорусским властям следует сильно задуматься.

Появление возле Александра Лукашенко кровавых призраков из недавнего прошлого - знак беды.  В первую очередь, для самого белорусского правителя.

Павел Шеремет, «Белорусский партизан»

0

9

Том Стоппард: «Мужественные белорусы противостоят диктатуре и насилию» 

Известный британский драматург Том Стоппард прокомментировал гибель в Беларуси журналиста Олега Бебенина, которого он знал лично.

«Ужасающее событие, смерть Олега Бебенина, должно напомнить каждому стороннику свободы и справедливости, в Беларуси и за ее пределами, что противостояние диктатуре со стороны демократии – это противостояние насилию со стороны мужественных людей», - сказал Том Стоппард сайту charter97.org.

0

10

Беларусь могут дестабилизировать в ожидании выборов


Руководитель Аналитического центра ЕсооМ Сергей Мусиенко
прогнозирует усиление попыток третьих сил дестабилизировать ситуацию в Беларуси в ожидании президентских выборов.

"Полагаю, что нас ожидает еще большее нагнетание и усиление ситуации. Хотя мы не можем прогнозировать, что это будет, потому что нормальному человеку трудно анализировать происходящие в последнее время события. Это напрямую связано с предстоящими президентскими выборами", - заявил эксперт агентству "Интерфакс- Запад" в среду.

С.Мусиенко предположил, что "речь идет о некой третьей силе, которой выгодна дестабилизация ситуации в Беларуси". "Эта реальная сила обладает и сильным политическим весом, и финансовыми возможностями, неслабыми техническими возможностями", - сказал аналитик.

По его словам, "очень похоже на то, что какая-то злая воля хочет приучить не только белорусов, но общественное мнение соседних государств, в частности, той же России, что в Беларуси ситуация нестабильна, что она не контролируется". "На это направлена череда каких-то псевдотерактов, актов вандализма, странных смертей", - сказал С.Мусиенко. "Раз за разом появляются, как черти из табакерки, бутылки с зажигательной смесью от имени никогда ранее не упоминавшейся организации, которая просто не вписывается в контекст наших событий. Ведь, допустим, мы знаем, чего ожидать от оппозиционных организаций, давно присутствующих в информационном поле Беларуси", - отметил глава ЕсооМ.

Кроме того, продолжил он, "странная смерть журналиста Бебенина вызывает больше вопросов, чем ответов". "То, что это невыгодно действующей власти, сегодня не могут отрицать даже сами ее оппоненты", - заявил С.Мусиенко. По его словам, "нас и других хотят приучить к тому, что вот такое имеет место быть в Беларуси". "Мы видим череду каких-то странных псевдотеррористических актов и, к сожалению, реальную смерть, которая почему-то тоже приобретает политическую окраску", - сказал С.Мусиенко. При этом он обратил внимание "на странные моменты, состоящие в том, что друзья Бебенина, его коллеги приехали на место трагедии раньше криминалистов и определенное время находились там". "Я с удивлением узнаю из их интервью (соратников журналиста - ИФ), что они там были раньше следователей, прокуроров, криминалистов. Странным выглядит то, что потерпевшая сторона сразу обратилась не в милицию и скорую помощь, а попросила приехать знакомых Бебенина. Таким образом, этому делу сразу было придано политическое направление", - сказал С.Мусиенко.

По его словам, "эта заданность по месту, по времени, хронологии событий, связанных с забрасыванием российского посольства бутылками с зажигательной смесью, странная смерть журналиста, нарастание событий, вызывают жуткий символизм". "Эта натянутая в информационном пространстве ситуация кем-то организуется и выстраивается в угоду чьим-то интересам", - сказал руководитель ЕсооМ, сообщает interfax.by.

Источник: zvezda.ru

0

11

Версия о самоубийстве Олега Бебенина «трещит по швам»

Так координатор «Европейской Беларуси» Дмитрий Бондаренко прокомментировал последнее заявление сотрудников правоохранительных органов «Интерфаксу».

«Осведомленный источник в правоохранительных органах» сообщил 9 сентября агентству «Интерфакс-Запад», что «лица, которые обнаружили труп Олега Бебенина, не сразу обратились в правоохранительные органы, а вначале сообщили о его смерти знакомым журналиста». По словам собеседника агентства, «когда следственная бригада прибыла на место происшествия, там уже находились посторонние, у которых была возможность внести изменения в обстановку на месте происшествия до проведения официального осмотра и фотосъемки».

Сайт charter97.org попросил прокомментировать это заявление координатора гражданской кампании «Европейская Беларусь» Дмитрия Бондаренко.

-- Эти истерические заявления и «сливы» означают одно – версия о самоубийстве Олега Бебенина трещит по всем швам. Мы уже говорили о том, что первичные заключения людей из правоохранительных органов, которые работали на месте смерти журналиста и судмедэксперта, делавшего вскрытие тела в Столбцовском морге, радикально расходятся даже по определению времени смерти и никак не стыкуется. Мы сами были потрясены, почему милиция ехала так долго, ведь, по словам родных, ее вызвали сразу, как только обнаружили Олега. Брат Бебенина сообщил нам о смерти Олега примерно в 17.20 3 сентября. В 18.30 мы уже были возле дачи. Милиция же приехала лишь в 19.00. Мы ожидали ее приезда на дороге возле дома. Ни я, ни Андрей Санников, ни Александр Отрощенков, ни друг Олега Федор не заходили даже во двор, считая, что сейчас приедет группа криминалистов, возможно, с собаками, и проведет полный и тщательный осмотр места смерти (как наивны мы были!). Вчера я был на допросе в прокуратуре. Они отрабатывают только одну версию – самоубийство. Когда я предложил следователю Азаревичу рассказать о своих предположениях и о тех нестыковках, которые возникли в первичных заключениях заместителя прокурора Дзержинского района и судмедэксперта, он сказал, что ему это неинтересно.

Сейчас лукашенковские прихвостни, зимовские и мусиенки, поливают грязью нашего погибшего друга
, а представители милиции и прокуратуры, понимая, что концы с концами в официальной версии никак не сходятся, пытаются отвести от себя удар. Но правду скрыть не удастся. В свое время председатель КГБ Мацкевич и генеральный прокурор Божелко вынуждены были под напором обстоятельств и очевидных фактов, арестовать командира СОБРа Дмитрия Павличенко и попытались арестовать Виктора Шеймана. Это стоило им карьеры, но они понимали, что слишком много людей знали о причастности Павличенко к похищениям лидеров оппозиции. В определенной степени они сделали, что могли. В деле Олега нестыковки проявились мгновенно. И сегодня люди, возглавляющие расследование этого дела, сразу поняли, в какую страшную ситуацию они попали.

Я обращаюсь к сотрудникам правоохранительных органов. Вы знаете правду. Не молчите. Вспомните о том, как «случайно» умирали люди из бригады по расследованию исчезновений Захаренко,Гончара, Красовского и Завадского. Помните, что вы офицеры, что вы мужчины. Не становитесь соучастниками преступления. Не будьте пешками в чужой и грязной игре, - заявил Дмитрий Бондаренко.

0

12

Последний сеанс
   
Руководитель белорусского оппозиционного сайта найден повешенным. Инсценировка с табуреткой очень груба…

Журналиста Олега Бебенина начали разыскивать утром 3 сентября. А исчез он накануне. Но и родственники, и коллеги знали: вечером он идет в кино с друзьями, сеанс в 20.00. Киноман Бебенин не пропускал ни одной премьеры, и компания таких же киноманов сколотилась давно, со своими традициями. Встречались немного раньше сеанса, обменивались новостями, после кино часто заходили куда-нибудь выпить пива и потрепаться. В четверг вечером он прислал друзьям эсэмэску — просил не ждать заранее, потому что задерживается и придет в кино уже к сеансу. Не пришел.

Друзья не стали бить тревогу: если уж сообщил, что задерживается, может, и вообще не смог вырваться. Жена Катя и сын Степа легли спать рано, и только утром Катя поняла, что Олег не приходил домой. Начала звонить по мобильному — телефон не был отключен, но на звонки Бебенин не отвечал. Коллеги тоже звонили с утра: обычно в девять он уже был в редакции «Хартии’97» — самого популярного оппозиционного сайта Беларуси, который сам же и создал в 1998 году. Днем коллеги отправили ему последнюю эсэмэску: «Если ты не ответишь, мы даем новость о твоем похищении». Если бы он был жив и не похищен, на это он бы отозвался. В то же время Катя обнаружила, что из дома исчезли ключи от дачи, которая находится в Дзержинском районе. Брат Олега Александр поехал туда. В 17.30 он позвонил и сказал: «Олег на даче. Он повесился».

Друзья Бебенина приехали из Минска намного раньше, чем милиция из Дзержинска. Олег висел в петле из толстой бечевки, которой на даче к дереву крепили гамак. На этот раз веревка была прикреплена к перилам лестницы, ведущей на второй этаж. А согнутые ноги Олега волочились по полу. Рядом валялась табуретка. Она тут выглядела слишком картинно: даже если очень захочешь повеситься, на табуретку никак не взберешься при закрепленной так низко петле.

Точно так же картинно выглядели две пустые бутылки из-под мерзкого пойла под названием «Бальзам белорусский» и одинокая рюмка рядом с ними. Зная Бебенина и общаясь с ним постоянно на протяжении 16 лет, могу сказать точно: такую дрянь он не пил никогда. В том, что касается выпивки, он был эстетом. Ностальгические завывания на тему «А помните, как мы в студенчестве пили «Агдам» и были счастливы» можно было услышать от кого угодно, но только не от него.

Сотрудники милиции и прокуратуры приехали на дачу около семи вечера. Эксперт-криминалист сказал, что смерть наступила около 14 часов. Значит, утром, когда его телефон звонил безостановочно, Олег был жив. Но уже на следующий день родственникам выдали свидетельство о смерти, в котором было написано, что смерть наступила 2 сентября, то есть как минимум на 15—16 часов раньше. В тот же день прокурор Дзержинского района Минской области Сергей Коврига заявил, что следов насилия не обнаружено и причина смерти — самоубийство.

Правда, уже после того, как смерть Олега Бебенина была объявлена самоубийством, к проверке обстоятельств дела подключилась генеральная прокуратура. В воскресенье на допрос вызвали лидера гражданской кампании «Европейская Беларусь» Андрея Санникова, в чьей команде на будущих президентских выборах Бебенин должен был стать одним из ключевых игроков. На вопрос политика, зачем допрос, если причина смерти уже озвучена, следователи сказали, что еще многое нужно уточнить. Интересовались, правда, в основном деятельностью сайта «Хартии’97».

Итак, вскрытие показало, что причина смерти — асфиксия. А еще — что Бебенин был абсолютно здоров. И это важно. Хорошо знавшие Бебенина люди могли поверить в официальную версию лишь в одном случае — это если бы у Олега обнаружили смертельную и мучительную болезнь. Например, неоперабельный рак или что-нибудь в этом духе. Впрочем, и в этом случае жизнелюб Бебенин поборолся бы  — такой характер. Но он был здоров. Других причин для самоубийства у такого человека, как Олег Бебенин, быть не могло.

Результаты биохимической экспертизы будут готовы лишь в середине недели — уже после похорон. Сотрудники прокуратуры спрашивали у друзей Олега, которые приехали в тот день на дачу: «И что, если в крови обнаружится два-три промилле алкоголя, вы будете громко заявлять, что это мы в него влили?» Не знаю. Может, и будем. Громкость наших заявлений сейчас зависит от ваших действий, господа правоохранители. Потому что слишком много глянцевых картинок в этой смерти.

И нестыковок. Например, поход в кино с друзьями, куда он не пришел. Уж если задумал самоубийство — наверняка отговорился бы делами, чтобы никто не беспокоился. А если бы друзья забили тревогу раньше? Немедленно? Позвонили бы жене, и она бы обнаружила отсутствие ключей от дачи, куда он вовсе не собирался? Такой план слишком ненадежен. И еще — радужные планы на будущее. Близость президентских выборов и переставшая быть призрачной надежда на смену власти (а для смены власти Олег делал все, что в силах журналистов, на протяжении 15 лет) делали его вибрирующим и искрящимся, как газировка. Он бы не ушел сам, добровольно, — особенно теперь, когда надежда на перемены стала осязаемой.

Никто из коллег Олега Бебенина не верит в его самоубийство. Мы будем расследовать это дело и выяснять, что произошло вечером 2 сентября. Или днем 3 сентября. И если правоохранительные органы не могут даже определить точное время смерти, и погрешность составляет сутки, мы не можем верить тому, что они говорят о причине смерти. А еще в Беларуси до сих пор не расследовано исчезновение и убийство телеоператора Дмитрия Завадского, журналистов Вероники Черкасовой и Василия Гродникова. Теперь к их портретам, с которыми люди выходят на улицы во время акций солидарности, добавится еще один. А журналистов, которые оставались в живых и расследовали их убийства, станет еще меньше.

Ирина Халип
наш соб. корр.

НОВАЯ ГАЗЕТА

0

13

Неудобные вопросы

Николай Халезин анализирует странные обстоятельства смерти Олега Бебенина и задается множеством вопросов.

Каждое новое действие сотрудников правоохранительных структур в расследовании гибели белорусского журналиста Олега Бебенина порождает новые вопросы, которые повисают в воздухе, оставаясь без ответов.

В десятках публикаций, вышедших после смерти Олега, задается классический для криминалистики вопрос – «кому выгодна эта смерть?». Но не всегда ответ на подобный вопрос лежит на поверхности расследуемого дела – подчас, чтобы дойти до него, нужно завершить расследование. И чем тщательнее и точнее специалисты проходят весь путь следствия, тем больше вероятность нахождения ответа на главный вопрос – «что же произошло на самом деле?».

Беда в том, что нынешняя белорусская криминалистика находится в статусе «обслуживающего персонала» властных структур, и беларусы давно уже не ждут от этих служб объективного и прозрачного расследования дел. Особенно, если это касается убийств политических деятелей и журналистов. Напомню, что дела о смерти Геннадия Карпенко, Виктора Гончара, Анатолия Красовского, Юрия Захаренко, Дмитрия Завадского, Вероники Черкасовой, Яны Поляковой так и не были раскрыты.

На объективное расследование дела о смерти Олега Бебенина тоже мало кто рассчитывает, но мы обязаны на этом этапе задать те вопросы, которые возникли у родных, коллег и друзей Олега на первой стадии расследования. Тут следует отбросить политические эмоции, и попытаться сформулировать вопросы максимально корректно и максимально точно. Только в этом случае они будут полезны для тех, кто хочет найти правду в деле о гибели Олега Бебенина.

Итак.

В поисках брата Александр Бебенин приехал на дачу 3-го сентября вечером, и вошел в дом. Увидев Олега, висящего в петле, он выбежал из дома, набрал номер телефона своей жены, и сказав «Олег повесился», положил трубку. Отдышавшись, Александр снова вошел в дом, осмотрелся, вышел, и снова набрал номер телефона супруги. На этот раз он сказал: «Олег не повесился – его повесили».

Почему человек, осмотрев место происшествия беглым взглядом, приходит к выводу, что жертва была насильственно повешена?

Этот, казалось бы, эмоционально окрашенный вопрос имеет под собой очень конкретное наполнение: сама по себе картина ухода человека из жизни выглядела как плохо организованная инсценировка: стерильная чистота, две демонстративно выставленных пустых бутылки из-под «Белорусского бальзама», рюмка, висящее тело. Когда человек добровольно уходит из жизни, самим своим уходом он пытается либо у кого-то попросить прощения, либо кого-то заставить извиниться. И поэтому в абсолютном большинстве случаев суицида присутствует записка, объясняющая поведение самоубийцы. Но в комнате предсмертной записки не оказалось.

Почему педантичный, справедливый до маниакальности, человек, при этом являющийся журналистом по профессии, уходит из жизни, не оставив никаких пояснений своего ухода?

Сама по себе картина висящего в петле Олега была настолько странной, что не оставила у Александра сомнений в насильственной природе смерти. Во-первых, он не висел в петле, а практически стоял, опираясь полусогнутыми ногами на пол. Для того, чтобы оказаться висящим, нужно было укоротить веревку как минимум сантиметров на тридцать. Во-вторых, у его ног лежала табуретка с одной подвернутой ножкой. Лежала, не отлетев на какое-то расстояние, а прямо у ног, обращенная к висящему плоскостью сиденья.

Какой смысл был в табуретке для человека, который повесился, стоя на полу?

Можно предположить, что он использовал табуретку, чтобы завязать петлю на лестнице, но сделать это было куда как проще, поднявшись по ней наверх. И тут еще одна странность. Вся лестница плотно уложена разными дачными вещами: проигрывателем, колонками, постельными принадлежностями. Они не потревожены, и лежат так, как лежали всегда. Получается, что вместо того, чтобы сдвинуть вещи в сторону, сделать несколько шагов по ступеням, привязать веревку, опустить ее вниз, спустится, встать на табурет и покончить собой, Олег поступает иначе. Он становится на табурет, выбивает доску, для того, чтобы можно было закрепить веревку, вяжет сложнейший узел (при этом у табурета подворачивается одна из ножек), и еще «контрит» веревку на одной из балок. Потом подходит к петле, и совершает самоубийство, стоя на полу.

А может быть, все-таки, кто-то отодвинул вещи с лестницы, привязал веревку, а потом вернул вещи на место?

Один из присутствующих на месте события милиционеров высказал версию, что Олег прыгнул с табуретки. Но в этом случае было бы зафиксировано нарушение в верхней доле позвоночного столба, вызванное прыжком и немалым весом жертвы – около 110 килограммов.

Петля – это еще одна странность. Судя по тому, что приехавшие эксперты разрезали ее на шее Олега, она не была «скользящей», какую используют в подобных случаях. А значит, Олег должен был завязать ее у себя на шее самостоятельно. И все это он должен был проделать, если верить двум пустым бутылкам от «Белорусского бальзама», в состоянии глубокого опьянения.

Я мало встречал в жизни таких специалистов в оценке алкогольных напитков, как Олег. Педантичный гурман, он мог запросто прочесть неофиту часовую лекцию о природе и особенностях производства виски в разных регионах Британии и Америки. Предположение, что он выпил литр «Белорусского бальзама» маленьким стаканчиком не выдерживает критики – подобный напиток он бы не стал пить даже в случае, если бы его заставляли. При этом, на даче не оказалось ни грамма еды.

Может ли человек, ограниченно употребляющий лишь качественный алкоголь, выпить рюмкой литр «Белорусского бальзама» без закуски?

Веревка оставляет вопросы не только касающиеся технического аспекта, но и эмоционального. Она выдернута из детского гамака, на котором катался на даче любимый сын Олега. При этом, видно, что кто-то искал веревку в спешке, переворачивая вещи в шкафу. Друг Олега Федор Павлюченко, присутствующий на месте тагедии, пишет: «В проходной комнате, где висело тело, стоит шкаф, дверцы одной из верних полок были приоткрыты и там лежали в беспорядке шторы, тряпки, удлинитель. Ощущение, что на полке что-то торопливо искали. В примыкающей комнатке лежал гамак, канат от которого использовали».

Почему, на стерильно прибранной даче, вещи перевернуты только в прикрытом шкафу, откуда был взят гамак, при том, что самому Олегу его искать не нужно было – он прекрасно знал, где тот лежит?

И еще вопрос.

Мог ли любящий отец использовать для самоубийства шпагат, взятый из гамака своего безгранично любимого сына?

Как известно, при асфиксии сфинктр человека расслабляется, и происходит опорожнение кишечника и мочевого пузыря. Еды на даче не оказалось, но эксперты остатки еды в желудке и кишечнике Олега обнаружили, а, следовательно, опорожнение произойти должно было. Но приехавшие на дачу сестра жены с подругой и брат никакого запаха не почувствовали. Опорожнение же произошло значительно позже, когда эксперты уже сняли тело.

Почему не произошло опорожнения кишечника и мочевого пузыря во время наступления смерти?

Коллизия, возникшая с определением времени смерти, не вызывает ничего, кроме недоумения. Приехавшие на место сотрудники милиции, снявшие тело, говорили присутствующим там родным и друзьям: «он умер несколько часов назад – тело теплое под мышками и пока без признаков трупного окоченения». Они предлагали присутствующим потрогать тело и убедиться. Происходило это между 18 и 19 часами 3 сентября. Специалист же, проводивший экспертизу, констатировал наступление смерти 2 сентября. То есть, разбежка в определении времени смерти составила по меньшей мере около 15 часов. Отсюда вытекает следующий вопрос.

Может ли расходится мнение специалистов в определении даты смерти на 15 часов, при том, что максимальная погрешность в криминалистике – 1-2 часа?

К слову, первичное окоченение происходит спустя два-три часа, следующая фаза наступает спустя 6-7 часов. Если верить экспертизе, к моменту приезда милиции должна была быть фаза, при которой им вряд ли удалось бы даже согнуть руки жертвы.

Когда Дмитрий Бондаренко с Александром Бебениным ехали, чтобы забрать данные экспертизы, состоялся разговор Александра с заместителем прокурора Дзержинского района. Тот сказал, что экспертиза еще не готова. И, на самом деле, Александру с Дмитрием пришлось около двух часов ждать документа у здания, где работали эксперты. Но к этому времени прошло уже несколько часов, как Министерство внутренних дел обнародовало информацию о самоубийстве Олега Бебенина.

Почему представители Министерства внутренних дел столь поспешно заявили о самоубийстве Бебенина, даже не дождавшись решения экспертизы?

Позже прокурор Дзержинского района Ковригин заявил, что «экспертиза подтвердила версию о самоубийстве», при этом добавив что «кроме странгуляционной борозды на шее Бебенина других повреждений тела экспертиза не обнаружила». Но присутствующие там родные и друзья видели неестественно вывернутую на 90 градусов ступню Олега, ссадину на руке, продольные царапины на груди и темное пятно в области печени.

Почему эти нюансы не были отражены в результатах экспертизы?

Говорить о том, что ссадину на руке он получил, когда выбивал доску в лестничном пролете, не приходится, поскольку присутствующие отчетливо видели на руке черные следы, напоминающие по виду сажу. Олег камин не топил – об этом говорило и мизерное количество золы в нем, и показания соседки, которая говорила о том, что дым из трубы не шел ни вечером, ни ночью, ни утром следующего дня.

При этом, температура в доме едва ли превышала 10 градусов. Если бы человек решил напиться и уйти из жизни, логичнее было бы не бороться с холодом, а протопить камин. Учитывая тот факт, что за спиной у Олега огромный опыт туризма, и разжечь огонь в камине было для него является делом одной минуты, становится непонятным и этот алгоритм поведения.

Почему Олег не топит камин, при этом находясь долгое время в холодном помещении, и, в итоге, кончает жизнь в наглухо застегнутой куртке?

Накануне днем, около 16 часов 2 сентября, Олег позвонил теще и попросил ее забрать сына, а он заедет позже и заберет его домой. На этот же вечер была запланирована встреча Олега с друзьями, поход в кино, на следующий – просмотр футбольного матча Франция – Беларусь. Но вместо этого, по версии следователей, Олег срочно едет на дачу и кончает жизнь самоубийством. Причем, в какой-то момент он прекращает поднимать трубку, и отвечает на звонки лишь эсэмэсками. Особенно странным выглядит то, что после одного из звонков он сбрасывает его, и отвечает смс-сообщением «еду за рулем, не могу ответить». Странно, потому что у Олега был не обычный телефон, а iPhone с виртуальной клавиатурой, набрать на которой смс, при этом управляя автомобилем, невозможно.

Почему вечером 2 сентября Бебенин не поднимает трубку телефона, а общается со всеми посредством смс-сообщений? Можно ли допустить, что в это время его телефонную трубку контролировал уже кто-то другой?

Идти в кино Олег должен был со своим другом Федором Павлюченко. Федор попросил Олега одолжить ему 400 долларов. Олег ответил ему, что захватит деньги с собой. Когда следователи осматривали тело, они обнаружили у Олега в журналистском удостоверении эти 400 долларов. Этот факт снова приводит к вопросу.

Если верить в версию следствия о самоубийстве, то что же заставило Олега столь экстренно, отбросив все только что намеченные планы, покончить собой?

В то же самое время, когда Олег, по версии следствия, находился на даче, в соседнем доме находилась его соседка. На первый вопрос Александра о том, видела ли она Олега, она ответила, что видела, как вечером на даче горел свет. Второй раз она увидела свет в окне, когда вышла покурить около 3-х часов ночи. Также она сказала, что его машина отъезжала около 8 часов утра от дачи. После приезда сотрудников милиции она несколько раз меняла показания, в итоге прийдя к тому, что она вообще ничего не видела.

Почему непосредственный свидетель трижды меняет свои показания в течение суток?

Олег маниакально любил своего младшего сына. В последнее время они были практически неразлучны. Он был для Олега самым главным в его жизни.

Можно ли предположить, что отец, безгранично любящий своего сына, решит уйти из жизни без объяснений причин?

Понимаю, что этот вопрос скорее относится к эмоциональному ряду, нежели рациональному. Как и следующий.

Какая причина могла заставить пойти на подобный шаг психологически устойчивого человека, учитывая абсолютно нормальную ситуацию в семье, с коллегами и друзьями?

Но люди, знающие Олега, его психотип, никогда не допустят подобной мысли. Как не допустят и мысли о том, что вообще Олег Бебенин мог бы решиться на самоубийство. Позитивный, логичный, спокойный, уравновешенный человек, который мог найти выход из неразрешимой ситуации. При этом, человек редкой отваги, способный броситься в гущу драки, чтобы вытащить из толпы и спасти от побоев незнакомую ему девушку. К тому же, быстро отходчивый и переходящий от констатации проблемы к поиску модели ее решения.

Бебенин был не просто журналистом. На протяжении последних полутора десятков лет занимался общественной и политической деятельностью, поначалу участвуя в организации журналистских акций корпоративной солидарности, а позже и в организации крупных политических акций. Не всегда его работа была на виду, но о ней прекрасно знали представители силовых структур. Как знали и о том, что Бебенин решил войти в предвыборный штаб кандидата в президенты Андрея Санникова, являясь там одной из ключевых фигур.

Именно Олег стоял у истоков создания самого влиятельного белорусского общественно-политического интернет-ресурса charter97.org, который подвергается невероятному прессингу в течение последних лет. Даже в дни похорон на адрес электронной почты Хартии шли угрозы журналистам.

Могла ли общественно-политическая и журналистская деятельность стать причиной смерти Олега Бебенина?

В 1997 году именно Олег стал первым журналистом, на котором опробовали прием, ставший впоследствии визитной карточкой нынешней власти. Его схватили в центре города и вывезли в лес сотрудники спецслужб. Там у него отобрали телефон и деньги, предупредив, чтобы он прекратил писать на политические темы.

Пристальное внимание к его работе со стороны властей не только не снижалось, но увеличивалось. На следующий же день после похорон, в эфире белорусского телевидения прошел фильм, в котором рассказывалось о деятельности сайта Хартии. Очевидно, что фильм готовился загодя, а не был создан за двое суток после смерти Олега.

Является ли совпадением, что демонстрация фильма совпала с трагедией?

Можно и дальше продолжать задавать вопросы – нынешние белорусские власти позаботились о том, чтобы их список бесконечно рос, но стоит ли?

За время, которое прошло после смерти Олега, на экранах телеканалов и в газетах не появилось ни одного сколь-нибудь внятного представителя правоохранительных органов, готового ответить на вопросы журналистов и представителей общественности. Вместо этого – набор шаблонных костноязыких реплик из уст людей, не имеющих к расследованию отношения.

Если заданные вопросы останутся без ответов следствия, а дело о смерти Олега Бебенина, как и десятки дел о репрессиях против оппозиционных деятелей, останется без досконального расследования, за нами останется право считать, что к этой смерти имеет отношение нынешняя белорусская власть.

Николай Халезин, kilgor-trautt

0

14

Заказчики убийства журналиста Олега Бебенина раскрывают себя (Видео)

Сайт charter97.org располагает видео, из которого становится ясным, кто выступил заказчиком этого преступления.

http://charter97.org/ru/news/2010/9/10/32016/

Человек, постоянно находящийся в кадре данного видеоматериала, фактически бравирует своим участием в преступлении против Олега Бебенина и его памяти, надеясь на защиту высоких покровителей. Однако становится понятным, что эти покровители и есть заказчики уничтожения известного белорусского журналиста.

Предупреждаем, что видео психологически очень тяжело для просмотра.

0

15

Прокуратура утверждает, что Олег Бебенин в момент смерти был сильно пьян

Прокуратура продолжает осуществлять санкционированный слив "нужной информации" о ходе расследования по делу о смерти известного оппозиционного журналиста. Теперь следствие утверждает, что в момент смерти Олег Бебенин находился в сильной стадии опьянения.

"Экспертиза установила, что на момент смерти Бебенин находился в сильной стадии алкогольного опьянения", - цитируют старшего помощника прокурора Минской области Татьяну Калинину "РИА Новости".

Анонимный источник агентства "Итерфакс-Запад", сообщил, что по делу Бебенина назначены "все возможные экспертизы", в том числе "активно опрашиваются лица из окружения умершего, отрабатываются все предполагаемые версии случившегося".

По информации источника , "лица, которые обнаружили труп О.Бебенина, не сразу обратились в правоохранительные органы, а вначале сообщили о его смерти знакомым журналиста".

"Когда следственная бригада прибыла на место происшествия, там уже находились посторонние, у которых была возможность внести изменения в обстановку на месте происшествия до проведения официального осмотра и фотосъемки", - заявил собеседник агентства.
Друзья и коллеги погибшего журналиста официальному следствию не доверяют.

"Эти истерические заявления и "сливы" означают одно - версия о самоубийстве Олега Бебенина трещит по всем швам , - прокомментировал сообщение "Интерфакс-Запад" координатор Хартии97 Дмитрий Бондаренко.  -  Мы уже говорили о том, что первичные заключения людей из правоохранительных органов, которые работали на месте смерти журналиста и судмедэксперта, делавшего вскрытие тела в Столбцовском морге, радикально расходятся даже по определению времени смерти и никак не стыкуются.

Мы сами были потрясены, почему милиция ехала так долго, ведь, по словам родных, ее вызвали сразу, как только обнаружили Олега. Брат Бебенина сообщил нам о смерти Олега примерно в 17.20 3 сентября. В 18.30 мы уже были возле дачи. Милиция же приехала лишь в 19.00.

Мы ожидали ее приезда на дороге возле дома. Ни я, ни Андрей Санников, ни Александр Отрощенков, ни друг Олега Федор не заходили даже во двор, считая, что сейчас приедет группа криминалистов, возможно, с собаками, и проведет полный и тщательный осмотр места смерти (как наивны мы были!). Вчера я был на допросе в прокуратуре. Они отрабатывают только одну версию - самоубийство. Когда я предложил следователю Азаревичу рассказать о своих предположениях и о тех нестыковках, которые возникли в первичных заключениях заместителя прокурора Дзержинского района и судмедэксперта, он сказал, что ему это неинтересно.

Сейчас лукашенковские прихвостни, зимовские и мусиенки, поливают грязью нашего погибшего друга, а представители милиции и прокуратуры, понимая, что концы с концами в официальной версии никак не сходятся, пытаются отвести от себя удар. Но правду скрыть не удастся".

Он напомнил, что "в свое время председатель КГБ Мацкевич и генеральный прокурор Божелко вынуждены были под напором обстоятельств и очевидных фактов, арестовать командира СОБРа Дмитрия Павличенко и попытались арестовать Виктора Шеймана. Это стоило им карьеры, но они понимали, что слишком много людей знали о причастности Павличенко к похищениям лидеров оппозиции. В определенной степени они сделали, что могли. В деле Олега нестыковки проявились мгновенно. И сегодня люди, возглавляющие расследование этого дела, сразу поняли, в какую страшную ситуацию они попали".

"Я обращаюсь к сотрудникам правоохранительных органов. Вы знаете правду. Не молчите. Вспомните о том, как "случайно" умирали люди из бригады по расследованию исчезновений Захаренко,Гончара, Красовского и Завадского. Помните, что вы офицеры, что вы мужчины. Не становитесь соучастниками преступления. Не будьте пешками в чужой и грязной игре", - сказал Дмитрий Бондаренко.

Тем временем, под  международным давлением белорусские власти были вынуждены объявить о готовности подключить к расследованию  обстоятельств гибели Олега Бебенина западных экспертов-криминалистов.

"Компетентные органы Беларуси максимально компетентно подошли к расследованию этого дела. Приглашение внешних экспертов - беспрецедентный шаг не только для Беларуси, но и для стран Европы. Он продиктован нашей озабоченностью в связи с инсинуациями, которые начали появляться не только в СМИ, но и в заявлениях международных структур", - заявил в четверг пресс-секретарь МИД Беларуси Андрей Савиных.

Лидер кампании "Европейская Беларусь" Андрей Санников, хорошо знавший погибшего журналиста, призвал общественность хорошо присмотреться к кандидатурам возможных экспертов:

"Эту инициативу МИД можно только приветствовать, если это действительно серьезно, - сказал Санников в интервью БелаПАН. - Однако нужно будет очень внимательно смотреть, что это будут за эксперты. У нас есть уже печальный опыт заключения "экспертов", которые были приглашены в Беларусь государством".

Санников напомнил, что в мае 2009 года офис ОБСЕ в Минске получил запрос от МИД Беларуси об оказании помощи правительству в поиске независимого международного эксперта в области права, который специализируется в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве восточноевропейского региона, с целью изучения дела волковысских предпринимателей.

"Офис ОБСЕ предложил кандидатуру Мартина Финке. Специалист посетил Беларусь 8-10 июня и признал, что дело в отношении их расследуется без юридических нарушений, а опасения правозащитников о его политическом характере беспочвенны. Однако в итоге суд признал Автуховича, Осипенко и Леонова невиновными в том, что им инкриминировали, - в подготовке террористического акта, тем самым перечеркнув "экспертизу" Финке". Таких "экспертов" нам больше не надо", - сказал Санников.

Тем не менее, по его словам, заявление МИД позволяет друзьям и коллегам Бебенина проявить инициативу и обратиться в ОБСЕ, с тем чтобы в Беларусь прибыли «действительно независимые эксперты», которые провели бы объективное расследование смерти журналиста.

"Мы этого требовали, и я прямо сейчас начну звонить своим друзьям, которые могли бы порекомендовать таких людей", - заявил Санников.

0

16

Журналисты попросили прокомментировать смерть Олега Бебенина Совет безопасности Украины.

Как пишет украинский журнал «Глобалист», европейские правозащитники всерьез взялись за расследование смерти Олега Бебенина. Официальной причиной смерти оппозиционного белорусского журналиста правоохранительные органы, как и следовало ожидать, считают самоубийство. Об этом сообщили в УВД Минской области.

Редакция совместно с несколькими представителями других информационных агентств обратилась к СБУ с просьбой прокомментировать данное происшествие, напоминающее трагедию с Георгием Гонгадзе. Источник в Службе Безопасности Украины отметил, что, если проследить цепочку событий становится ясно – данный случай не относится к суициду. Это чистой воды плохо замаскированное убийство неугодного журналиста властями. Исполнитель, скорее всего, бывший заключенный или же заключенный, которому нечего терять. Такое в Минске практикуется… Мало того, настолько явное преступление может быть раскрыто в течение двух-трех дней, если за это кто-либо возьмется всерьез и получит доступ к материалам следствия.

0

17

Генпрокуратура: Самоубийство Бебенина могло быть инсценировкой

Генеральная прокуратура Беларуси, проводящая проверку в связи со смертью журналиста Олега Бебенина, отрабатывает несколько версий произошедшего, в том числе самоубийство и убийство с последующей инсценировкой суицида, заявил заместитель генерального прокурора Беларуси Андрей Швед журналистам в Минске.

"На сегодняшний день органами прокуратуры проверяется несколько версий. Первая версия - это самоубийство, вторая версия - это убийство с последующей инсценировкой самоубийства", - заявил А.Швед.

Он заявил, что, по результатам проверки, на сегодняшний день "нет никаких данных, опровергающих основную версию смерти - самоубийство". Замгенпрокурора пояснил, что эту версию подтверждают опросы многочисленных свидетелей, экспертиза и исследования. "Но и вторая версия со счетов не снимается, мы работаем в полном объеме", - подчеркнул А.Швед.

По его словам, на сегодняшний день органами прокуратуры, бесспорно, установлено, что 2 сентября 2010 года О.Бебенин по собственной инициативе взял ключи от дачи и поехал в деревню Перхурово, купил в магазине спиртной напиток и в момент покупки совершил звонок личного характера. Затем журналист прибыл в деревню Перхурово, где и оставался до самого момента своей смерти.

А.Швед добавил, что телефонный разговор журналиста носил личный характер, последующие несколько часов О.Бебенин все звонки отклонял и посылал своим друзьям SMS-сообщения. Характер и содержание этих сообщений говорят о том, что их мог отправить только О.Бебенин.

А.Швед заметил, что органы прокуратуры не исключают, что вначале журналист намеревался посетить кинотеатр, однако фактические данные указывают на то, что он "внезапно, стремительно поехал домой, взял ключи и поехал на дачу".

Замгенпрокурора подчеркнул, что органы прокуратуры не располагают никакими доказательствами о том, что к смерти журналиста имеют отношение другие лица. "Следов борьбы не обнаружено, личные вещи не пропали. Это доказывает, что самоубийство является основной версией", - сказал А.Швед. Он подчеркнул, что если какие-либо лица располагают дополнительной информацией, им следует сообщить об этом органам следствия, и эта информация будет принята во внимание.

Представитель Генпрокуратуры сообщил, что на момент смерти О.Бебенин находился в состоянии тяжелого алкогольного опьянения, при этом все данные указывают на то, что алкоголь употреблял он сам.

Прокуратура также не располагает информацией о том, что в дом, где был обнаружен покойный журналист, заходили либо проникали посторонние лица.

Комментируя информацию, которая распространялась по данному случаю в СМИ, А.Швед подчеркнул, что многие факты в публикациях не соответствуют действительности. В частности, недостоверными являются сведения о том, что неизвестный человек позвонил родственникам журналиста и "сообщил, что Олег Бебенин убит", продолжил замгенпрокурора. Он отметил, что на самом деле родственники получили известие о смерти журналиста другим образом. Также являются недостоверными утверждения о том, что у О.Бебенина была сломана нога, имелись телесные повреждения, кровоподтеки и ссадины на груди.

"Идет откровенная дезинформация. При этом ни одна информация, размещенная в оппозиционных СМИ, объективно не подтверждается. Мы будем аккуратно отслеживать эти заявления, потому что многие из них находятся на грани ответственности", - сказал А.Швед.

Он также сообщил, что Генпрокуратура пока еще не получила отклика со стороны ОБСЕ в ответ на предложение белорусской стороны пригласить экспертов-криминалистов из стран - членов ОБСЕ для расследования причин смерти журналиста. Однако Генпрокуратура готова предоставить этим экспертам всю необходимую информацию для проведения расследования, "если будет необходимость, можно провести эксгумацию трупа для проведения нужных экспертиз", отметил А.Швед.

Он также добавил, что Генпрокуратуре известна позиция семьи покойного журналиста относительно предварительных результатов проверки, однако из соображений этического характера эта информация не подлежит разглашению.

Представитель Генпрокуратуры Беларуси также подчеркнул, что в своей работе сотрудники следственных органов руководствуются только законом, и какое-либо давление на них извне недопустимо.

Как сообщалось, основатель и руководитель оппозиционного белорусского интернет-ресурса Хартия97 О.Бебенин был обнаружен 3 сентября повешенным на своей даче под Минском.

Ранее в Генпрокуратуре Беларуси сообщили агентству "Интерфакс-Запад", что основной версией причины смерти белорусского оппозиционного журналиста, которую рассматривает прокуратура, является самоубийство. "Но прокуратурой будут отработаны и другие возможные версии, которые обычно отрабатываются при обнаружении трупов, висящих в петле", - сказали в Генпрокуратуре.

Позднее судебно-медицинская экспертиза установила, что причиной смерти О.Бебенина стало самоубийство

0

18

УДАР В СПИНУ?  PDF  Печать  E-mail
12.09.2010 20:31

В Беларуси один за другим стали происходить странные, даже загадочные события. Прежде всего, вечером 30 августа на территорию российского посольства были брошены две бутылки с зажигательной смесью. И это послужило катализатором резкого обострения белорусско-российских отношений. В накаленной атмосфере информационной войны инцидент на территории посольства сорвал дипломатические заглушки и стал детонатором информационного взрыва, взаимного обмена обвинениями и оскорблениями.

В полицейском государстве в борьбе за власть побеждает тайная полиция.

Аркадий Давидович

Первой обстрел начала российская сторона. На сайте партии «Единая Россия» появилось заявление руководителя политического департамента партии А. Чадаева, в котором он косвенно обвинил в этом инциденте белорусские спецслужбы. Схожую мысль высказал заместитель председателя комитета Госдумы РФ по делам СНГ, директор Института стран СНГ К. Затулин. А известный толкователь снов российского руководства, вице-спикер Госдумы, лидер ЛДПР В. Жириновский прямо сказал, что «это начало предвыборной борьбы президента Лукашенко».

Ответ не заставил себя долго ждать. Белорусские официозные политологи В. Гигин и С. Мусиенко тут же обвинили в преступлении российские спецслужбы.

Наконец, через день, 1 сентября, в самую гущу информационной войны ввязался и А. Лукашенко. Очень долго, два месяца он хранил обет молчания, говорил, что не будет отвечать на грязь. И вот теперь сорвался. Намеки на причастность к инциденту в посольстве РФ белорусских спецслужб переполнили его чашу терпения, вывели из себя, и он выплеснул все накопившиеся двухмесячные обиды в своем неподражаемом стиле. Он не только обвинил в этом преступлении российские власти, но и обозвал их «подонками», «идиотами» и «негодяями». Но на этом его словесная живопись не закончилась. Президент стал оправдываться, опровергать обвинения, выдвинутые в фильме «Крестный отец-3». Явно намекая на В. Путина («известный персонаж из тандема»), он заявил: «это ворье».

И тут же получил сдачу. Министр иностранных дел России С. Лавров назвал слова А. Лукашенко кощунственными. А президент РФ Д. Медведев, говоря о препятствиях, которые чинят белорусские власти поставкам гречки из Беларуси, заявил, что «это не правовые, это медицинские ограничения».

Итак, лидеры обменялись взаимными оскорблениями, но вопрос о том, кто и зачем бросил бутылки с зажигательной смесью, остается открытым. На наш взгляд, политическому руководству Беларуси этот инцидент невыгоден. Фирменным знаком, центральным звеном идеологического конструкта белорусских властей является идея стабильности и порядка. Наши государственные СМИ, акцентируя внимание на взрывах, пожарах и конфликтах в России, на контрасте представляют ситуацию в Беларуси как остров мира, спокойствия и идиллии. А это преступление разрушает миф о стабильности, особенно накануне президентских выборов.

Вместо голословных обвинений, самым лучшим выходом из этой ситуации для белорусских властей было бы найти преступников и устроить над ними публичный суд. Вокруг здания российского посольства стоят видеокамеры. Там находится пост милиции. Вроде бы найти виновных вполне реально.

Но проблема в том, что белорусские правоохранительные органы не могут раскрыть ни одно громкое преступление, вызвавшее общественный резонанс. Они проявляют удивительный непрофессионализм и беспомощность.

Если же принять версию А. Лукашенко, что это, дескать, дело рук властей РФ, то возникает еще больше вопросов. Почему российские спецслужбы свободно и безнаказанно хозяйничают в Беларуси? Куда смотрят наши «компетентные органы»? Ведь у нас восемь(!) правоохранительных структур и спецслужб с правом оперативно-розыскной деятельности. Может быть, хватит им бороться только с оппозицией, надо же время от времени ловить и настоящих преступников.

Или, может быть, дело не в непрофессионализме, а в чем-то другом?

К мысли об этом другом подталкивают и иные странные события. Например, в самый канун прибытия в литовский порт Клайпеда танкера с венесуэльской нефтью для белорусских НПЗ на границе был задержан глава конной полиции Вильнюса Л. Банкаускас. Его явно ждали, долго обыскивали, нашли маленький пакетик наркотика, посадили в тюрьму, потом выпустили.

Другая не менее странная история произошла с эстонским дипломатом. Сразу же после того как порт Эстонии Мууга принял танкер с венесуэльской нефтью для нашей страны, в эстонских СМИ появились компрометирующие материалы, фотографии в отношении Временного Поверенного в делах Эстонии в Беларуси Х. Лахтейна. И тот был вынужден уйти в отставку.

Оба случая очень похожи на спецоперации специальных служб. Выгодны ли эти скандалы белорусскому политическому руководству в момент, когда оно настойчиво ищет оптимальные варианты диверсификации поставок энергоресурсов, ведет трудные переговоры с правительствами государств Балтии? Очевидно, нет. Тогда кто и зачем устраивает эти искусственные провокации, которые очень похожи на срыв поставок венесуэльской нефти?

И последняя трагическая история — странная смерть журналиста Олега Бебенина. Власти поспешили сделать вывод, что тот покончил жизнь самоубийством. Однако родственники, друзья и коллеги дружно отвергают эту версию, считая, что это убийство. Ажиотаж вокруг этой трагедии настолько большой, что официальные лица Европарламента и ОБСЕ призвали белорусские власти к ее тщательному расследованию.

И опять возникают все те же вопросы: выгоден ли этот ажиотаж вокруг смерти О. Бебенина политическому руководству страны? Очевидно, нет. Ибо нехорошие подозрения сразу же падают на власть. Известно, что она не любит независимые СМИ и работающих там журналистов, ведет с ними непрерывную борьбу. А О. Бебенин был администратором последовательно оппозиционного и самого популярного интернет-медиа Беларуси — сайта «Хартия 97». Недавно на него «наехали» правоохранительные органы, конфисковали компьютеры, сотрудников вызывали на допросы. Накануне выборов, когда власти не могут отмыться от обвинений в причастности к исчезновению оппозиционных политиков, в условиях острой информационной войны с Россией, политическому руководству эта головная боль вряд ли нужна.

Суммируя все эти факты, можно вполне серьезно отнестись к версии, высказанной журналисткой С. Калинкиной, что в отношениях А. Лукашенко со своими спецслужбами что-то не так. Контролирует ли их президент? Или ведут свою собственную, автономную, не до конца понятную игру?

0

19

Дмитрий Бондаренко: Так кому выгодна смерть Олега Бебенина?

Один из лидеров гражданской кампании «Европейская Беларусь» Дмитрий Бондаренко ответил на вопросы «Белгазеты». Предлагаем вашему вниманию полный утвержденный вариант интервью.

- При каких обстоятельствах вы оказались на месте трагедии?

- На место трагедии мы приехали примерно в 18.30 - с Санниковым, с другом Олега Федором и с пресс-секретарем гражданской кампании «Европейская Беларусь» Александр Отрощенковым. Милиция туда приехала почему-то позже нас - после 19.00. Я попал в помещение, где произошла смерть, 3 сентября, примерно в 21.00.

- Как получилось, что друзья и коллеги Олега Бебенина оказались на месте раньше милиции?

- Знаете, это вопрос к милиции. У нас и скорая помощь может идти по 40 минут. Это же район, кроме того, для такого дела надо было собирать специальную бригаду. В результате приехал зампрокурора Дзержинского района и милиционер.

- Родственники сначала позвонили вам, а потом только обратились в милицию?

- Я думаю, это было почти одновременно. Примерно в 17.15 позвонили Санникову, он сообщил о случившемся мне, и примерно в это же время вызвали милицию. По телефону родных сразу предупредили, что милиция будет ехать часа полтора.

На месте был брат Олега Александр и две девушки - подруги жены. Одна из этих девушек первая увидела Олега, потом - брат... Больше вовнутрь никто не заходил. Мы не заходили на территорию дачи - стояли за забором: думали, что приедут крутые криминалисты с собаками, будут фиксировать все следы и т.д. Но потом оказалось, что все гораздо проще. Техническое оснащение районной милиции оставляет желать лучшего.

Когда приехала милиция, они попросили двух понятых. Ими стали Федор Павлюченко, друг Олега, и Александр Отрощенков. Андрей Санников, представившись коллегой погибшего, также вошел в дом - потом опрашивали его. Я находился все это время за забором на дороге.

Примерно в 21 час я зашел в дом, меня никто не выгонял. Сказал, что я - журналист, Олег - мой друг. Я слушал, о чем идет речь, и в один из моментов была возможность осмотреть тело Олега - тогда оно уже лежало на полу.

- На что в первую очередь вы обратили внимание?

- Когда мы приехали, первыми словами, которыми меня встретил брат Олега, были: «Дима, они его убили - у него сломана нога». В опросных протоколах зафиксировано, все обращали на это внимание: правая нога у Олега была неестественно вывернута. Когда мы спросили у зампрокурора, что это может быть, он ответил: «Ну, наверное, он прыгнул с табуретки - и под собственным весом подвернул ногу. Но тогда у него будут обязательно повреждены шейные позвонки и будет разрыв связок».

На левой руке на костяшках пальцев у Олега мы заметили сдвинутую кожу - что-то вроде вмятины или ссадины: как будто он кому-то дал по зубам (это зафиксировано в протоколе). И рука эта была замазана сажей.

Когда я зашел внутрь, я видел в целлофановых пакетах вещдоки: телефон, две бутылки по 0,5 литра из-под бальзама, какой-то стаканчик, молоток, которым, наверное, кто-то отбивал дощечку на лестнице, чтобы прикрутить веревку.

- Что сразу показалось вам странным?

- Очень спокойное лицо Олега. Все ожидали, что будет виден язык или что-то в этом роде - ничего такого не было. На лице не было страха, не было боли - может, только какое-то удивление. И говорят, что когда он стоял на подогнутых ногах в петле (я этого сам не видел), его глаза были закрыты. Когда его положили, глаза открылись.

Веревка была привязана к лестнице, ведущей на второй этаж. Завязать на ней веревку с табурета невозможно – только если подняться по ступенькам лестницы. Но на ступеньках лежало много вещей, и они лежали аккуратненько - ничего не было сброшено.

Попробуйте выпить литр крепкого алкоголя и завязать несколько сложнейших узлов на высоте, ничего при этом не сдвинув. Кстати, идеальный порядок был в помещении повсюду.

Веревка была взята с гамака, который находился в соседней комнатушке. Сразу бросалось в глаза и настораживало, что это - детский гамак: для Олега младший сын - это было в жизни все. Даже если бы человек что-то хотел с собой сделать, это могло бы его остановить.

Когда мы уже уезжали, Санников обратил внимание, что дверь в дом никто не опечатал. Машину, стоявшую возле дома, также не опечатали, просто за минуту осмотрели и разрешили брату забрать ее. Никаких отпечатков пальцев ни на машине, ни на ручках дверей никто не фиксировал.

- Почему вы уверены, что это не было самоубийство?

- Первое: ничего накануне не говорило о том, что это могло произойти. Я его видел 1 сентября, друзья и коллеги - 2 сентября: Олег был в обычном бодром состоянии, не было ни стресса ни, тем более, депрессии.

Второе: планировалось, что 7 сентября может быть определена дата президентских выборов. С Санниковым мы работаем очень давно - Олег и я серьезно поддерживали его и убеждали, что надо идти на выборы, потому что это может привести к победе. Как раз в эти дни мы обсуждали шаги по президентской кампании: формирование инициативных групп, работа пресс-службы, обеспечение транспортом и т.д. Мы планировали эту кампанию - и Олег в этой кампании был мотором.

Третье: он только что вернулся с семьей с отдыха из Греции - загоревший, веселый, в нормальном рабочем состоянии.

Четвертое: он был киноман, и в этот день планировал идти с друзьями в кино на фильм «Мачете», который давно ждал. Он был докой в кино, всегда ходил на премьеры - а на премьеру «Аватара» даже специально ездил в Польшу. Именно Олег собирал друзей на премьеру «Мачете», а сам не пришел.

Пятое: он любил с друзьями смотреть футбол в барах или кафе. На следующий день был матч «Беларусь-Франция», открытие сезона. Это было одним из тех счастливых моментов, которых он ожидал в жизни.

По месту происшествия: Нет предсмертной записки... Веревка из детского гамака... Нет следов беспорядка... Литр крепкого алкоголя, а не было никакой закуски. И никогда я не видел, чтобы он пил этот бальзам. Мы с ним знакомы 13 лет, вместе пива могли выпить, коньяк, виски, иногда - водку. Других напитков мы с ним никогда не пили. Мы разговаривали с соседями Олега, сельскими жителями - никто его не видел ни 2-го, ни 3-го сентября.

И потом - противоречия в версиях сотрудников правоохранительных органов, которые были на месте, и судмедэксперта, который проводил вскрытие. На следующий день после случившегося мы поехали с братом в Столбцы, в морг. На месте мы спросили судмедэксперта: «Что у Олега с шеей?» «У него нет повреждения шейных позвонков, нет повреждений мышц и связок шеи, - сказал судмедэксперт. - Это похоже на мягкую асфиксию».

Милиционеры на месте трагедии говорили: «Смотрите, он еще теплый, потрогайте! Смерть наступила совсем недавно, он совсем мягкий». Они и записали у себя в протоколах: «Смерть наступила примерно в 14.00 3 сентября». Эксперт, который делал вскрытие, в свидетельстве о смерти написал: 2 сентября. Т.е. разница во времени смерти минимум 15 часов. А на наш вопрос, что с правой ногой, эксперт ответил: «Он на ней стоял, и это от трупного окоченения».

- По вашему мнению, кто стоит за смертью Олега Бебенина?

- Моя версия - белорусские спецслужбы.

- Какие именно?

- Какая из спецслужб, конечно, сказать не могу. Их очень много, и о существовании некоторых из них мы даже не подозреваем.. Эта версия зафиксирована с моих слов и в протоколе, когда 8 числа меня опрашивали в областной прокуратуре. Кстати, когда я пытался рассказать следователю о нестыковках в версиях заместителя прокурора и судмедэксперта и о том, что уже в морге я на теле Олега видел следы очень похожие на следы насилия, он меня оборвал и сказал, что это несущественно.Заранее родным и близким сказали: «Самоубийство». Только эта версия и отрабатывается

Сейчас идет запугивание в Интернете: «Он - только первый, будут и следующие».

В начале года поступали угрозы жене Андрея Санникова Ирине Халип. Грозились убить ее и маленького сына.

На Олега было давление спецслуцжб в течение года. 16 марта, например, когда в офисе «Хартии-97» изъяли компьютеры и избили Радину, к нему ломились домой с обыском. Ломились в 22.00 - он сказал: «У меня дома ребенок - я вас не пущу, чтобы у него не было стресса», - и не открыл дверь. На следующий день он звонил в разные РУВД и спрашивал, чьи сотрудники приходили к нему накануне, что он готов явиться для допроса. Ни в одном из РУВД не подтвердили, что это были их милиционеры. Позднее его вызвали в налоговую инспекция с просьбой предоставить сведения о доходах за последние 10 лет.

Да вы посмотрите: человека только похоронили, а на следующий день - очередной фильм по БТ, где обливается грязью «Хартия-97», Санников... В четверг прошел фильм по ОНТ, где опять топтали память о нашем друге.

- Кому выгодна смерть Олега Бебенина?

- Слышал версию, что якобы власти это не выгодно. Любому диктаторскому режиму выгодно устранять неугодных журналистов и политических оппонентов. Режиму было четко известно, что Олег - мотор команды Санникова. Мы и не отрицаем, что нам нанесли серьезный удар: таких людей, как Олег, рождается очень мало. Властям нужно было отвлечь внимание от эффекта, который произвел в обществе сериал “Крестный батька”; нужно было показать, что власть жива и может показывать зубы, может наказывать; нужно было выключить основного реального кандидата в кандидаты президенты Андрея Санникова. Но повторюсь, версия причастности к смерти Олега неких силовых структур просто не отрабатывается.

- Почему в прессе нет комментариев родственников Олега Бебенина в связи с его смертью?

- Отец Олега Бебенина, полковник, всю жизнь проработал в военной прокуратуре - это очень порядочный, умный и сильный волевой человек. Он сказал нам так: «Я своего сына знаю. Для нас ясно, что произошло. Версия о самоубийстве - абсолютная чушь, но мы этим заниматься не будем. Мы не будем требовать крови и наказания виновных - я своего сына вернуть уже не смогу. У нас есть внуки, есть еще один сын, есть мать и невестки - мы теперь должны защитить их. Мы не будем вести самостоятельное расследование, избавьте нас от общения с журналистами». Человек знает эту систему и знает, в какой опасности может оказаться его семья.

- Как получилось, что друзья и коллеги Олега Бебенина очень быстро превратились в заправских детективов?

- Не мы такие - жизнь такая. Кто убил Виктора Гончара и где он? Где министр внутренних дел Захаренко? Где журналист Дима Завадский? Где Анатолий Красовский? Кто устроил взрыв на день Независимости в Минске? Кто убил Веронику Черкасову?

У меня – 4 уголовных дела, 13 административных дел, 8 административных арестов - я не верю этой лживой и порочной системе ни на грош. Да, мы, не смотря ни на что, будем вести расследование смерти Олега Бебенина - точно так же люди, рискуя жизнью, расследуют, что случилось с Гончаром и остальными. Мы своих не бросаем, мы защищаем имя Олега от лжи и не верим, что режим это дело раскроет. Когда государство не может это делать, этим занимается общество.

- Почему произошедшему немедленно была придана политическая окраска?

- Мы политическую окраску этому делу не придавали. Мы занимались организацией похорон, хотели, чтобы все прошло спокойно. Родители попросили, чтобы на похоронах не было политических митингов и демонстраций - мы это обеспечили: не было ни флагов, ни речей. Мы просто отвечали на вопросы журналистов, так как это дело показалось важным в Беларуси и в мире. Если бы мы хотели сделать из этого политическую акцию - мы бы ее сделали.

Мы сутки не давали информацию, что Олег был повешен - родители просили. Не мы - власти сделали заявление, что он повесился, и что это было самоубийство. Причем, объявили об этом еще до проведения судмедэкспертизы. Так кто же тогда сделал это дело политическим?

- Вы видели версию произошедшего, которую выдвинул Александр Зимовский на портале «Белорусские новости»?

- Знаете, про таких, как Зимовский, говорят: «Как их Земля носит?». Сколько он грязи вылил на Быкова, Гончара, Карпенко? Это просто откровенный подонок. Я не хочу обсуждать версию Зимовского. Пусть Лукашенко говорит о версиях Зимовского: Зимовский - это его проблема. Комментировать заявления Зимовского считаю ниже своего достоинства.

- Глава центра Ecoom Мусиенко говорит, что за цепочкой странных событий (теракт у российского посольства, смерть Бебенина) стоит «третья сила», которая действует в пику Александру Лукашенко…

- Это чушь. Когда пропадали Гончар и Захаренко, все поначалу тоже говорили, что это не выгодно власти. Все диктаторские режимы устраняют журналистов и политических противников - это природа самосохранения власти. В случае Олега никакой «третьей силы» нет. Если бы речь шла о третьей силе, то следствие более тщательно отрабатывало бы вариант, что это не самоубийство, а убийство. Здесь, так же, как в делах о «пропавших» лидерах оппозиции, сразу расставлены вешки, за которые следствию заходить нельзя.

- Чем конкретно занимался Олег Бебенин последние годы и какую роль он играл в работе «Хартии-97»?

- Он был основателем «Хартии-97», многие годы работал там как журналист. Он формировал команду «Хартии-97» внутри страны, работал с корреспондентской сетью, организовывал работу сайта. Наталья Радина была публичным человеком - а Олег последнее время оставался в тени: не хотел «напрягать» родителей, да и не был никогда публичным политиком. Готовил пресс-конференции, участвовал в информационом обеспечении визитов Санникова, Шушкевича, других представителей оппозиции - как в Беларуси, так и за рубежом. Можно сказать, что его занятия лежали на стыке журналистики и Public Relations.

- Не был ли Бебенин той самой фигурой, через которую шли основные финансовые потоки, поддерживающие «Хартию-97»?

- После победы мы многое расскажем - книги можно будет писать. А сейчас я не считаю нужным говорить, кто занимался или занимается обеспечением финансирования оппозиции.

«БелГазета» еще с 2001г. ведет разговоры о «золоте «Хартии»: когда моей семье было нечего есть, «БелГазета» писала, что я украл $24 млн.

- Так «золота «Хартии» не существует?

- Существует - мы же живем, хоть нас и пытаются уничтожить. Значит, «золото» есть.

- МИД уже заявил о готовности пригласить экспертов из ОБСЕ для расследования смерти Олега Бебенина. Не значит ли это, что у следствия чисты руки?

- Пресс-секретарь МИДа заявил, что пригласят одного-двух экспертов. А почему бы не пригласить комплексную бригаду специалистов с современной техникой из США, Канады или Дании? А один-два – это просто имитация. У власти выхода уже другого нет. Очень хочется получать на Западе кредиты, а тут -- смерть журналиста ведущего оппозиционного ресурса, практически руководителя штаба главного оппозиционного кандидата.

Мы будем разговаривать с любыми зарубежными экспертами – и с приглашенными, и с неприглашенными.

Беседовал Максим Иващенко

0

20


О съемках в Беларуси после похорон Олега Бебенина Павел Селин пишет в ЖЖ:

Я просто приехал на похороны. Похороны моего друга Олега Бебенина. Его нашли в петле на даче… Олег повесился? Чушь несусветная! …Здоровяк, весельчак, прикольщик, каких мало…. Боец до мозга костей! Последние 16 лет положить на то, чтобы свалить Луку и повеситься, когда победа близка, как никогда?!! Ага! Щас!....

В общем, приехал я на похороны… Тяжело. Грустно. Невыносимо смотреть на моих ребят, убитых горем…Мы так хорошо дружили и Олег был вместе с нами…

Но все держатся. Навзрыд никто не плачет…Даже девчонки – глаза на мокром месте, но держатся… сильные.

Похороны. Удивило то, что СОВСЕМ нет бело-красно-белых флагов. Потом сказали, что родственники просили без флагов и демонстраций. Это понятно….

Бело-красно-белыми были букеты с четным количеством цветов.

Много народу. Топтуны в штатском по периметру….ну, это привычно, как всегда.

Похоронили… Поминки….Звонит телефон: «Надо делать сюжет» Ну, надо так надо. Только, вот, думаю – как? Срок моей депортации кончился два года назад, но аккредитацию-то отобрали навсегда. Ну, или, по крайней мере, пока Лука у власти. А без этой ламинированной бумажки от МИДа ты здесь никто: пропал и до свидания. Стоит вынуть микрофон – возьмут и депортация пожизненно…Это в лучшем случае, про худший лучше и не думать…Ладно.

Нашел я на следующий день оператора. Говорю ему:

- Витька, (имя меняю, думаю понятно – почему)…Короче, Витька, надо снять интервью и меня в кадре на фоне Олеговой могилы. Но могут взять. Тем более майка эта зеленая с надписью «территория свободная от лукашизма» - сам понимаешь: лет на пять тянет.

Он мне:

- Да, плюнь! Поехали…

Ну, ладно, думаю, поехали…Приехали на могилу. Недалеко от Олега на соседнем ряду какой-то дядька чего-то пилит. В конце аллеи кто-то прохаживается. Разложились быстро. Витька работает, как электровеник – опыт! Три дубля и пошли. Витька по ходу вызывает мне такси в аэропорт. Не успели докурить – такси. Попрощались. Я на самолет, Витька в город. Думаю – доеду ли?

Уже потом он мне по телефону рассказывал:

- Ты только отъехал, я стою ловлю такси в центр. Минуты через две – БАЦ!!! Наряд милиции на могилу примчался! А я – то всё вижу, там бугорок такой, что всё видно! Ну, покрутились, видят - опоздали и уехали!

В общем, успели мы. Еду я в аэропорт. А водила – ну, такой любознательный! И кто Вы, говорит, и где, и что? Я, говорит, сам водителем на телевидении работал…

- А этот ваш товарищ - у него ж штатив за спиной, да? А чего снимали на кладбище?

И всё в таком духе….

Я когда к нему в машину садился, отметил – кулаки у парня рабочие, набитые. Да, и машину, он как-то неловко развернул – даже колесом на тротуар заехал. Извините, говорит. А сам Луку поливает на чем свет стоит:

- ….задолбал он всех в Белоруссии и «принца» своего Коленьку за собой на посмешище всему свету таскает…

Короче, весь из себя оппозиционный-оппозиционный «водила» попался.

Ну, думаю, надо колоться (только дозировано). А то у этих ребят вопросы возникнут, станут выяснять подробности – ну их к лешему…К тому же по дороге в аэропорт за окном лес глухой. А в 99-ом Димка Завадский в этих местах пропал бесследно – только машину на стоянке аэровокзала и нашли…

Короче, понял я, что это так сказать - «предварительное интервью». Всё рассказал: и то, что я с НТВ, и что на похороны к другу приезжал… (Не ты ли его, думаю и задушил этими кулачками своими набитыми?)….На кладбище, говорю, интервью давал на могиле и т.п. А «водила» мой что-то все медленнее и медленнее едет. Решают они там что ли?

В общем, эти 40 километров до аэропорта были очень длинными. Особенно запомнились съезды в лес…

В Москве, когда писал сюжет вдруг вспомнил. Два года назад, железнодорожный вокзал Минска. Пять лет депортации и запрета въезжать в Беларусь кончились. На вокзале меня встречают самые близкие – Андрюха, Юра и Олег…Олег с маленьким Стёпкой на плечах…У меня в руках бутылка рому. За месяц до моей депортации в 2003-ем на даче у Иры Красовской мы отмечали Колькин день рождения. В подвале нашли ящик элитного кубинского рома 25-летней выдержки. Это Толя заготовил впрок…( Воспользоваться, правда, не успел - Красовский бесследно исчез в 99-ом ) Так вот, каждый взял себе по бутылке на память. Я ещё тогда ляпнул:

– Вот будут депортировать (а всё к тому шло) на вокзале и выпьем!

Как в воду глядел. На вокзале мы этот ром так и не выпили – не до того было. Договорились, что через пять лет выпьем за возвращение. Так и вышло. Сберег я его….Когда этот - уже 30-летний ром - выпивали, Олег нахваливал. Он знал толк в хорошем алкоголе. Лекцию про настоящий виски мог прочитать…А они ему это дешевое пойло - «Белорусский бальзам» подсунули…знатоки…

И последнее. Когда я что-то писал про Беларусь, по любому вопросу – когда что-то забывал или не знал подробностей – всегда звонил Олегу. Он знал ВСЁ….

И когда текст уже был почти готов на фразе «…Дима Завадский погиб…» я машинально набрал номер Олега, чтобы уточнить – КОГДА? И только когда пошли гудки понял – звонить некому…

0

21

Наши сомнения – почва для преступлений против нас.

16 сентября в 1999 году в Минске были похищены Виктор Гончар и Анатолий Красовский. Спустя год в Киеве похитили и убили журналиста Георгия Гонгадзе. Похитителей белорусов еще не нашли, убийцы украинского  журналиста схвачены и скоро предстанут перед судом. Заказчики в обоих случаях понятны, но пока им удается от ответственности ускользать.

Не поставлена точка в деле похищения и убийства Дмитрия Завадского и Юрия Захаренко. Не затянулись старые раны, но вновь - убийства, замаскированные под суицид, угрозы журналистам и спецоперации по дискредитации. Погиб Олег Бебенин,  реально угрожают жизни Светланы Калинкиной и Натальи Радиной.

Все эти годы нашими ожиданиями и поисками справедливости пытаются  манипулировать. Нам указывают на странности поведения Гончара как политика  или настойчиво напоминают про милицейское прошлое Захаренко, чтобы мы среди уголовников искали похитителей и убийц. Нам упорно задают вопрос, похожий на утверждение, - Зачем же власти было похищать Завадского, ну чем так сильно угрожал обычный журналист? Новые и неожиданно появившиеся в нашей жизни старые «добрые знакомые» нашептывают нам про похищенных одну подробность страшнее другой.   Нам откровенно лгут про то, что видели наших товарищей где-то в Германии, в России или Америке. Нам откровенно лжет в глаза президент Лукашенко, а мы все сомневаемся: «Ну не конченный же он  негодяй, не может же он совсем потерять стыд и совесть, чтобы так откровенно лгать. Может, действительно, там все не так просто».

И этот червь сомнений выгрызает нас изнутри, отвлекает от главного вопроса -  Где наши друзья, мужья, сыновья и любимые? Кто ответит за их исчезновение?

Червь сомнения грызет, но наших близких это не возвращает. Их нет   с нами десять лет и они уже не вернутся! И нечего тут рефлексировать, все предельно понятно. И все эти предательские сомнения и сознательно вброшенная дезинформация отвлекали нас от главного - возвращения живыми и здоровыми наших близких или наказания их мучителей.

Не надо подходить к логике бандитов, исходя из своих представлений о добре и зле. В Беларуси во власти есть убийцы и негодяи, которые 11 лет назад пустили по стране «эскадроны смерти» и сейчас хотят повторить свой карательный рейд. И не надо бесконечно все ставить под сомнение, это признак нашей слабости, неготовности к действию. Сомнениями мы просто маскируем эту слабость. Главное, как защитить своих живых товарищей и близких от новых карателей.

Белорусская власть сейчас загнана в угол и как крыса, готова броситься на любого. Президент объявил несколько сотен тысяч белорусских граждан врагами народа. Объявил открыто, с высокой трибуны. Его молодчики завтра будут стучаться в наши дома, избивать наших близких, лишь бы сохранить любой ценой свою прогнившую и лживую власть. Они потом станут рассказывать, что вы случайно поскользнулись и  разбили голову, что это вас избил пьяный любовник и обманутый сосед, что у вас были проблемы в личной жизни, что вы запутались между ЦРУ и ФСБ.  Или вы запутались в каких-то финансовых делах и вам отомстили злобные кредиторы из Нигерии.   Они расскажут, что вы напились дерьма, которого и рюмку в рот не зальешь без содрогания,  и потому решили покончить жизнь самоубийством. Да, мало ли чего они будут о каждом из нас рассказывать и показывать. С них станется, это же нелюди. Мы лучше них знаем тех, кого любим, мы знаем все сильные и слабые стороны наших близких. И даже если от нас ускользнула какая-то мелочь или деталь, они никак не повлияли на гибель этих людей. Причина их и наших страданий очевидна - это действия белорусской власти и ее эскадронов.

Мы должны быть бдительны, мы все в опасности! Даже если кто-то поскользнется на проспекте  Независимости, первым подозреваемым должна стать белорусская власть. Если кто-то случайно наступил на ногу кому-то из независимых журналистов, первым делом мы должны помнить  про провокации со стороны белорусской власти.  Она ненавидит нас всех и готова сожрать живьем.  Не слушайте бредни и россказни, потому что «умники» живут и злорадствуют, а наших товарищей либо уже нет, либо они страдают.

Я очень часто вспоминаю Дмитрия Завадского. Его красивое, спокойное лицо стоит у меня перед глазами, его фотографию я держу на рабочем столе как напоминание про свою (в первую очередь про свою роковую ошибку). Я несу внутри себя большую долю вины за то, что с ним произошло. Это мой крест, я не смог увести Диму  из-под удара, потому что я  не почувствовал тогда угрозы.  Я постоянно возвращаюсь к событиям тех лет. Где мы допустили ошибку? Ведь мы не делали ничего опасного для белорусского президента  и его опричников. Все эти версии про интервью со спецназовцами - бред воспаленного сознания Лукашенко. Есть официальные документы и там все сказано. Все следы ведут к его спецслужбам, а не к мифическим героям Советского Союза. Почему, почему это произошло? Ответ сейчас очевиден.

Наша главная ошибка: мы недооценили опасность, которая исходит от этой власти, мы относились к ним как к нормальным людям, а у них извращенное сознание. Не надо больше сомнений, давайте не будем повторять этих ошибок. Слишком дорогая цена у  нашей  интеллигентности в условиях тоталитарного режима. Это как раз тот случай, когда преувеличение опасности лучше, чем ее недооценка.

Не надо бояться, надо смотреть опасности в лицо. Не стоит отводить глаза и надеется, что буря пройдет стороной. Бог не в силе, Бог - в правде! И в нашем единстве.

Павел Шеремет, «Белорусский партизан»

0

22

Санникова снова допросили в прокуратуре 
Лидер «Европейской Беларуси» был опрошен в прокуратуре Минской области по делу о гибели Олега Бебенина.

Опрос проводил старший следователь по важнейшим делам Александр Азаревич. Повторный опрос, по словам следователя, был проведен по указанию генеральной прокуратуры РБ.

«Следователь уточнял детали того, как я провел день 2 сентября, вновь спрашивал, не заметил ли я чего-либо странного в поведении Олега. Во время опроса мне были представлены распечатки моих телефонных разговоров с указанием места нахождения в течение дня. Следователь пояснил, что прокуратура имеет право требовать и получать такие сведения от операторов мобильной связи. Я дал пояснения по содержанию моих смс, которые я отправлял Олегу 3 сентября, когда мы стали его разыскивать. Прокуратуру интересовало также, имел ли Олег Бебенин пластиковые банковские карточки и рассказывал ли он мне что-либо о своей поездке в Польшу накануне.

Я не увидел того, что следственные органы и прокуратура пытаются установить факты и обстоятельства гибели Олега Бебенина. Они продолжают подгонять факты под версию самоубийства и попутно интересуются деятельностью оппозиции. Могу еще раз повторить, что возможность беспристрастного расследования трагедии появится после смены власти в Беларуси», - сообщил Андрей Санников сайту charter97.org после визита в прокуратуру.

0

23

Диктатор боится даже погибшего Олега Бебенина 

В ходе пресс-конференции для российских СМИ диктатор упомянул журналиста Олега Бебенина и сайт charter97.org.

«У нас есть кадры... Может, это случайные кадры, где журналисты учат Шушкевича, как пустить слезу и что говорить, когда журналист повесился... Бебенин. Я честно говорю: в первый раз услышал об этом журналисте, когда он повесился. Он на сайте «Хартия’97», может, вы знаете, что это за «Хартия’97», оппозиционном, в интернете что-то писал. Больше у нас его никто нигде не видел, не слышал и так далее. <…> Правда, Шушкевич сказал, что нам сложно будет найти замену такому великому журналисту», - приводит слова Лукашенко «Еврорадио».

На этом примере правитель объяснил, как российские журналисты из команды Путина «мочат» белорусское правительство.

0

24

naviny.by пытаются связать смерть Бебенина икандидата в президенты Санникова

Кто затянул петлю на шее Олега Бебенина?
6 кастрычнiка 2010 г.
Месяц назад, 3 сентября 2010 года, на даче в деревне Перхурово в 20 километрах от Минска в петле было обнаружено  тело одного из основателей и руководителей сайта charter97.org Олега Бебенина.
Смерть 36-летнего белорусского журналиста повергла в шок его родных, коллег и друзей. Некоторые из них сразу же поставили под сомнение официальную версию о самоубийстве и выдвинули свою — «политическое убийство».

Олег был не только руководителем оппозиционного сайта, в публикациях которого Александра Лукашенко называют не иначе как «диктатором» или в лучшем случае «правителем», но и являлся ключевым членом команды нынешнего претендента на пост президента Андрея Санникова.

Загадочная гибель журналиста стала главной темой публикаций белорусских интернет-изданий и практически моментально получила международный резонанс. Ситуация оказалась, мягко говоря, весьма неприятной для властей. В результате Генеральная прокуратура вынуждена была взять под свой контроль проверку, проводимую по факту смерти Бебенина; ею в настоящее время занимается прокуратура Минской области. 13 сентября заместитель генерального прокурора Андрей Швед заявил:  «Каких-либо данных, указывающих на необоснованность основной версии о самоубийстве, не имеется, но мы отрабатываем все возможные версии, в их числе и убийство с последующей инсценировкой самоубийства»…

Власти пригласили  криминалистов ОБСЕ для проведения независимой экспертизы обстоятельств смерти оппозиционного журналиста. «Этот беспрецедентный шаг белорусского правительства демонстрирует готовность провести традиционное для современных стран прозрачное и беспристрастное расследование», — отметил Яцек Протасевич, ответственный за связи с Беларусью в Европейском парламенте.

Однако некоторые коллеги и друзья Олега поставили под сомнение официальные заявления и фактически выразили недоверие следствию.

Интернет-газета Naviny.by проводит собственное расследование обстоятельств трагедии. Знакомим вас с первыми результатами нашей работы.

Как появляются вопросы без ответов

Главный вопрос, на который предстоит ответить, — что же произошло на даче Олега Бебенина в деревне Перхурово? Если самоубийство, то для этого нужны некие серьезные причины, которые могли бы быть указаны в предсмертной записке. У Олега от двух браков — двое сыновей, и уж, как минимум, короткое «простите» на бумаге он просто обязан был оставить своим самым дорогим людям. Но на месте происшествия представители правоохранительных органов записки не нашли.

Друзья и коллеги, оказавшиеся вечером 3 сентября на даче, отмечали, что «первичные заключения людей из правоохранительных органов, которые работали на месте смерти журналиста, и судмедэксперта, делавшего вскрытие тела в Столбцовском морге, радикально расходятся даже по определению времени смерти и никак не стыкуются». Таких «нестыковок», например, в публикации драматурга и журналиста Николая Халезина набралось десятка два, и за каждым из них маячат образы наемных убийц.

А когда вопросы остаются без ответов, тогда и появляются сомнения. Их в этой трагической истории предостаточно. Поэтому Naviny.by решили провести собственное журналистское расследование. Первая наша задача — хронологически упорядочить события, предшествовавшие смерти Олега Бебенина, и выяснить, кто же последним видел журналиста живым. Ведь изначально было непонятно: а кто же первым обнаружил тело журналиста в петле?

То есть, мы намерены заполнить пустоты и устранить хотя бы часть «нестыковок» — по времени событий и участвующих в них лиц. Разумеется, прежде всего мы надеялись на помощь в этой кропотливой работе друзей и коллег Олега из «Хартии-97». Но ее не получили. Координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь» Дмитрий Бондаренко и ее лидер Андрей Санников сперва пошли, что называется, на контакт, но позже дали задний ход.

Дмитрий даже пригласил журналиста Naviny.By на «конспиративную» квартиру, где высказал претензии к деятельности издания и всей информационной компании БелаПАН в освещении обстоятельств смерти Бебенина. Конкретного разговора не получилось, как и с господином Санниковым, у которого после нашей встречи с Бондаренко просто «пропало желание общаться». Хотя заявить о «недоверии» можно было сразу — во время первого же телефонного разговора, вместо того чтобы несколько дней кормить нас «завтраками».

Беспокоить родных Олега в этой тяжелой для них ситуации мы посчитали некорректным. Но ради объективности нашего расследования все же решились связаться с отцом погибшего коллеги. Николай Валентинович, бывший военный юрист и судья Верховного суда Беларуси, был краток: «Для меня все ясно, для нашей семьи все ясно. Самое страшное мы пережили. Остальное все образуется…»

Какие события предшествовали смерти Олега Бебенина

2 сентября и накануне. В ряде публикаций сообщалось, что Олег за неделю до трагедии вернулся из Греции, где отдыхал с семьей. Он был полон жизненных сил, строил планы; например, вечером 2 сентября собирался пойти с друзьями в кинотеатр «Октябрь», чтобы посмотреть фильм «Мачете».

И здесь — первая «нестыковка», о которой даже вскользь никто не упомянул.

По нашим сведениям, последние дни августа журналист провел в Польше. В Минск он вернулся 1 сентября, а на следующий день у него была встреча с Андреем Санниковым и еще с одним человеком, личность которого нам пока установить не удалось. У Андрея Олеговича мы и хотели выяснить этот очень важный момент. Ведь получается, что именно после разговора с лидером кампании «Европейская Беларусь» Бебенин резко изменил свои планы на вечер того дня: поехал домой, взял ключи от дачи и направился в Перхурово. Но, разумеется, без свидетельства самого Санникова эта информация — лишь предположение.

Далее Бебенин будто бы сделал остановку возле магазина, в котором купил две пол-литровые бутылки «Белорусского бальзама»; по заверению сотрудников правоохранительных органов, якобы в этой торговой точке бальзам был «самым приличным спиртным напитком», на полках не оказалось даже белорусской водки. Согласитесь, в такую версию на трезвую голову поверить трудно.

В деревне Перхурово магазина нет, здесь сельчан и дачников обслуживает автолавка, а ближайшие три торговые точки находятся в деревне Старое Село. Журналисты «Белорусских новостей» посетили каждую из них, но продавцы по фотографии Олега не опознали. Только в одном из этих магазинов можно было купить «Белорусский бальзам» по цене 13 440 рублей за полулитровую емкость. В то же время везде был выбор дорогих водок и коньяков. Конечно, круг «подозреваемых» магазинов гораздо шире, Олег мог приобрести спиртное в любой торговой точке Минска или в расположенных по дороге деревнях. Но, повторимся, на протяжении этого маршрута куда проще найти магазин без бальзама, чем без водки.

С этой «нестыковкой» разобраться все еще не удалось. (Однако, забегая вперед, необходимо констатировать: на порожних бутылках из-под бальзама и рюмке, найденных на даче, были обнаружены отпечатки пальцев Бебенина. Вопрос, «добровольно» ли они были оставлены, пока остается без ответа. Согласно озвученной версии прокуратуры, эти бутылки купил именно Олег).

На пресс-конференции заместитель генерального прокурора Андрей Швед сообщил, что журналист «после покупки спиртного или в ее момент совершил звонок личного характера, содержание которого прокуратура не имеет право разглашать». По нашим сведениям, это был последний звонок Бебенина. В дальнейшем он отклонял все входящие звонки и общался с помощью смс. Всего же, как нам удалось узнать от источника в компании-операторе связи, 2 сентября Олег пользовался мобильным телефоном семь раз. А последние два смс-сообщения были им отправлены с дачи. Затем связь с ним прервалась…


Эти факты легко подтвердить распечатками, которые, мы надеемся, уже находятся в материалах прокурорской проверки.
Справка Naviny.By. Дежурные сутки 3 сентября для правоохранителей Дзержинского района Минской области прошли вполне обыденно. Следственно-оперативная группа дважды выезжала на места преступлений по заявлениям о дачных кражах. Местные сыщики разобрались с «глухарем» двухнедельной давности — задержали вора двух мобильных телефонов, которые были похищены во время совместной пьянки с потерпевшей, да участковый составил протокол на пенсионерку, продавшую полтора литра самогона. И вдруг — смерть… Впрочем, и к сообщению о найденном в петле минчанине в дежурной части РОВД отнеслись как к явлению не из ряда вон выходящему; увы, самоубийства для столичного региона давно стали явлением обыденным. А потому в сводке УВД области сообщение об этом происшествии поначалу уместилось в несколько строк:

«3 сентября в дер. Перхурово в своем дачном доме покончил жизнь самоубийством через повешенье Бебенин О.Н., 1974 г.р., неработавший, житель гор. Минска».

3 сентября. Очевидно, что первой тревогу о не ночевавшем дома муже забила жена Бебенина. Опять же, ранее сообщалось, что первым на даче оказался брат Олега Александр. Но это не соответствует действительности. Женщина попросила съездить в Перхурово близкую подругу, а та отправилась в путь со своей знакомой.

Примерно в 17.00 они вошли в дом. Это подтверждает соседка Бебениных по даче Галина Васильевна.

— Я видела, как в дом вошли и очень быстро вышли две девушки, — рассказывает она. — Они закурили, прошли к навесу и, как мне показалось, позвонили по телефону. Минут через пятнадцать приехал брат соседа. Он зашел в дом, я услышала крик, вой... Позже он заходил ко мне, интересовался, видела ли я Олега 2 и 3 сентября. Я сказала, что даже не видела, когда он приехал. Правда, вечером 2 сентября мне показалось, что в окне горел свет, а вот примерно в три часа ночи я видела, что свет в доме горел. Да я и немного знаю о своих соседях, мы ведь практически не общались. Знаю, что года три назад они купили этот дом с участком за 30 тысяч долларов. С прежней хозяйкой я была очень хорошо знакома. А Бебенины, я ведь их фамилию только после этой беды узнала, жили сами по себе. К ним приезжали на шашлыки друзья, баню топили, но проходило все тихо, без шумных пьянок. Да, сосед наш Кузьмич рано утром 3 сентября, завидев машину Олега, собирался попросить у него немного песка из кучи, что лежит у гаража, да что-то его отвлекло…

Судя по всему, известие о смерти Олега Александр получил по дороге на дачу. Но не от девушек: об увиденном те сообщили общему знакомому, который созвонился с Александром и Санниковым. Примерно, в 17.15-17.20 брат Олега все увидел своими глазами.

Что касается вызова милиции, то дежурная часть Дзержинского РОВД приняла звонок о случившемся в Перхурово в 18.06. Следственно-оперативная группа прибыла на место происшествия около 20.00. Об этом факте сообщает и друг Олега Бебенина Федор Павлюченко, который приехал на дачу в 19.00 вместе с коллегами журналиста и был понятым при осмотре места происшествия.

Кто может говорить о веревке в доме повешенного

Место происшествия, а точнее —то, что увидели и услышали друзья и коллеги Олега от криминалиста и сотрудника прокуратуры, послужило в итоге поводом для возникновения даже не версии, а убеждения в том, что к смерти журналиста руку приложили спецслужбы. (Об этих нюансах мы обязательно расскажем в следующей публикации, в которой речь пойдет о результатах комплексной экспертизы). Для такого предположения должны быть серьезные, как говорят криминалисты, зацепки. Могли ли убийцы так «чисто» сработать, что и следов не осталось? Теоретически — да.

Для этого им надо было заманить или силой привезти журналиста почему-то именно на его дачу, уговорить или заставить напиться (почему-то именно бальзамом). Содержание алкоголя в крови погибшего составило 2,7 промилле, что соответствует средней тяжести опьянения. Правда, надо учитывать, что с момента смерти прошло некоторое время (какое именно, до окончания экспертизы сказать сложно).

Полемика о причинах смерти Олега Бебенина будет неуместна до тех пор, пока не станут известны результаты комплексной экспертизы. Проще говоря, в доме повешенного о веревке могут говорить только свидетели и специалисты. Поскольку свидетели решили молчать, подождем официального заключения.

По нашим сведениям, работа белорусских экспертов близится к завершению. Возможно, результаты экспертизы будут оглашены одновременно с выводами международных экспертов. Видимо, еще и поэтому прокурор Минской области Александр Архипов продлил срок проведения проверки по факту гибели Олега Бебенина до 3 ноября. Ожидается, что специалисты ОБСЕ — патологоанатом из Норвегии и криминалист из Швеции — прибудут в Беларусь 25-26 октября. В Генеральной прокуратуре заявляют о готовности предоставить им все имеющиеся материалы и объекты для исследования, а если потребуется, то и провести эксгумацию тела.

0

25

А. САМСОНОВА - Андрей Олегович, больше месяца назад был убит оппозиционный журналист Олег Бебенин, который должен был возглавить ваш избирательный штаб.

А. САННИКОВ - Нет, не должен был, но он был одним из ключевых членов.

А. САМСОНОВА - Как сейчас проходит следствие, остановлено ли оно, пытаются ли как-то расследовать это убийство дальше или самоубийство или поставлена точка в этой истории?

А. САННИКОВ - Следствие, насколько я знаю, продлено по указанию Генпрокуратуры до 3 ноября. К сожалению, никаких других версий кроме самоубийства не расследуется. По крайней мере, я сужу по опросам, в которых я участвовал.

А. САМСОНОВА - Вы свидетель по делу.

А. САННИКОВ - Меня опрашивают как близкого друга и коллегу. То есть они подчеркнуто называют это опросом. Меня два раза опрашивали, три раза даже. Если брать в день обнаружения Олега. Ждем приезда международных экспертов. В конце октября должны приехать эксперты-криминалисты, которые будут изучать материалы дела.

А. САМСОНОВА - Белорусская сторона подпустит их к расследованию?

А. САННИКОВ - Было официальное приглашение. Я не уверен, не знаю, что им дадут, предоставят. Предоставят ли им возможность самим делать заключение, либо уже подведут под готовое заключение. Это важный момент, который мы хотим проконтролировать.

А. ДУРНОВО – Вы идете на выборы президента Белоруссии, притом, что ваша фамилия не Лукашенко. Скажите, пожалуйста, вам не страшно?

А. САННИКОВ - Нет.

А. ДУРНОВО – Но притом, что мы знаем, какая ситуация в стране, что непонятно, что случилось с Олегом Бебенином и что эта история для Белоруссии фактически привычная. Притом, что мы читаем на агентстве Регнум совершенно удивительный текст, который намекает на то, что лично вы Бебенина убили. Все то, что на вас обрушивается и выливается, когда вы выходите против Лукашенко, психологически.

А. САННИКОВ - Если об этом думать, то не стоит затевать участие в президентских выборах. Да, и угроза и семье и моей жене журналистке Ирине Халип. Моим коллегам. Они продолжаются и будут продолжаться. Не в тех категориях надо принимать решения, страшно или не страшно, просто уже настолько утомило это правление диктаторское в Белоруссии…

А. ДУРНОВО – За близких вы не боитесь?

А. САННИКОВ - Боюсь. Но близкие меня поддерживают.

0

26

Андрей Евдокимов: О чём всегда будет молчать кандидат в президенты Белоруссии Андрей Санников

В редакцию ИА REGNUM Новости поступила статья, содержание которой непосредственно касается деятельности одного из кандидатов в президенты Белоруссии. ИА REGNUM Новости не утверждает, что все приведённые в ней факты полностью соответствуют истине. Однако содержание статьи, без сомнения, способно вызвать значительный интерес у всех, кто интересуется внутрибелорусской тематикой. При этом, исходя, согласно мировой практике, из презумпции невиновности, мы готовы предоставить всем упомянутым в статье лицам возможность ответной публикации для внесения ясности в данный вопрос.

Как водится, всякая предвыборная кампания, а в особенности президентская, начинается с того, что каждый кандидат старается показать свое незапятнанное лицо, избрав оригинальный пиар-ход, что называется "кто во что горазд". Если проследить кампанию Андрея Санникова, то началась она довольно своеобразно - со смерти журналиста сайта "Хартия'97" Олега Бебенина. Казалось бы, уже достаточно сказано, и не мешало бы просто дождаться результатов расследования независимых европейских экспертов, но Санников в очередной раз счел необходимым вернуться к этой теме и на днях поведал общественности об очередном своем допросе. Наверное, это и есть основной двигатель его агитационной кампании.

Что касается смерти Олега Бебенина, то на страницах интернет-изданий озвучивается множество версий. Одна из них, которую всячески пытаются нам навязать сами журналисты, это убийство по политическим мотивам, инсценированное под самоубийство. Здесь особый интерес вызывает информация о том, что Олег был причастен к доставке финансовых средств под предвыборную кампанию кандидата Санникова (речь шла о 300 тысячах евро, исчезновение которых было таким же загадочным, как и сама смерть журналиста). В ЖЖ некий блогер пишет о том, что на месте происшествия (дача Олега Бебенина) сотрудниками милиции была обнаружена шариковая ручка. Проведенная экспертиза установила наличие на ней отпечатков пальцев умершего. Это может означать, что предсмертная записка все-таки была, о чем опять-таки молчат журналисты и тот же Санников, первыми прибывшие на дачу Олега Бебенина.

Однако, любопытна еще одна история, описанная на страницах польского журнала "Wprost" 16 февраля 2004 года в статьях "Химический Александр" и "Репортеры "Впрост" на тропе химического оружия". В них упоминается о загадочном самоубийстве ранее судимого некого Павла Шегунова, который буквально за пару месяцев до своей смерти вместе с журналистом Василием Семашко занимались собственным расследованием по передвижению химических войск в районе н.п. Старые Дороги, где размещается 8-й Варшавский полк радиохимической и бактериологической защиты.

Вы спросите, причем здесь Санников и Бебенин, и какое отношение они имеют к этой давней истории. Отвечу, что можно проследить одно или два небольших совпадения. А именно...

На самом деле в июле-августе 2003 года ранее судимые Семашко и Шегунов действительно выезжали в район расположения 8 полка радиационной, химической и бактериологической защиты и 602 базы резерва хранения Вооруженных сил РБ, но не для проведения своего расследования, а с целью сбора проб почвы, воздуха и воды вблизи военных объектов.

Делали они это по просьбе сотрудников посольства США. Но интересно другое. Оказывается, посредником в данной просьбе между дипломатами и исполнителями была жена Санникова - Ирина Халип, позиционирующая сегодня себя "будущей первой леди". За выполнение просьбы она передала Семашко и Шегунову сначала 500 долларов США, а затем 3000 долларов США. Кроме того, в качестве бонуса сотрудники посольства через Халип пообещали Василию Семашко предоставить политическое убежище в одной из стран Западной Европы.

В ноябре 2003 года Шегунов после загадочного звонка на свой мобильный телефон совершил самоубийство (повесился в частном доме, где проживал). И так же, как и в случае с Бебениным, никакой записки от умершего, поясняющей причины смерти, оставлено не было. Первыми, кто приехал в день смерти Шегунова, были Халип и Семашко, который после случившегося через несколько дней срочно уехал в Польшу.

Смерть странным образом ходит вокруг да около Андрея Санникова. То в преддверии парламентских выборов, то сейчас, когда соперничество кандидатов за пост президента в самом разгаре. Тогда в 2003 году у Санникова было недостаточно опыта и информационной поддержки, чтобы раскрутить "самоубийство" соратника во благо политического имиджа. Но, как говорится, тренировки не проходят бесследно. Оценив сделанные ошибки и недочеты, Санников окончательно убедился в том, что при построении своего "светлого" будущего "расходные материалы" - это неизменная часть верного пути, тем более, когда помощь оказывает собственная жена.

Эта история заслуживает пристального внимания, особенно если учесть, что в интервью "Народной воле" № 148-149 от 21 сентября Санников на вопрос о наличии финансовых средств на предвыборную кампанию ответил, что "...денег хватит. Я рассчитываю на внутренние ресурсы, к которым относится и моя квартира. Моя жена Ирина Халип полностью меня поддерживает и... является для меня дополнительным ресурсом...".

Интересно, правда, каким именно ресурсом располагает Халип, и не те ли деньги от сотрудничества с диппредставительством США пойдут на финансирование предвыборной гонки ее мужа?

0

27

Ответ на публикацию
15 октября 2010, REGNUM-Беларусь

Редакция ИА REGNUM Новости получила ответ на публикацию агентства "О чём всегда будет молчать кандидат в президенты Белоруссии Андрей Санников", подписанный корреспондентом информационной компании "БелаПАН" Минск, Беларусь Василием Семашко. Текст ответа приводится ниже без изменений.

***

"Здравствуйте. Поскольку Ваше издание, исходя, согласно мировой практике, из презумпции невиновности, готово предоставить всем упомянутым в статье лицам возможность ответной публикации для внесения ясности в данный вопрос в материале Андрея Евдокимова "О чём всегда будет молчать кандидат в президенты Белоруссии Андрей Санников", я, как фигурирующий в статье, пользуюсь этой возможностью.

Чтобы меня не отнесли к сторонникам Санникова, заявляю, что не хотел бы видеть его президентом Беларуси. О деятельности Санникова сужу по его сайту, который зарегистрирован в США и информация на котором не отличается объективностью. 17 февраля 2010 года этому сайту был присуждён учрежденный молодыми политиками сатирический приз "Лютый политик" за жесткую цензуру комментариев и тенденциозность подачи информации. Теперь о статье:

Материал автора Андрея Евдокимова - на 90% откровенное вранье. Оставим ссылки на "некоего" блогера - "некие" блогеры, вероятно для автора самые достоверные источники информации, особенно когда дело касается причины смерти человека. При необходимости можно найти блогера, который опишет процесс сношения Андрея Евдокимова со старым ослом или его куратором. Кстати, белорусское ТВ, готовя по заказу местных служб подобные материалы, уже обращались на форум проституток, которые, якобы размещали свои отзывы о некоторых белорусских оппозиционерах.

Так что тема не новая. Я сам делал видеоматериал по смерти О. Бебенина. Так, соседка, живущая в соседнем доме, ясно рассказала, что первым на место происшествия приехал не Санников. Вот ссылка на материал, где имеется видео.

Теперь конкретно по моему делу. Когда я, как ранее судимый, в 2003 году получил просьбу от ранее судимого, ранее бывшего сотрудника КГБ СССР Павла Шегунова помочь в публикации материала о возможном нахождении на территории Беларуси запрещенного конституцией химического оружия, я обратился к ранее судимой Ирине Халип, с которой знаком еще с 1997 года по совместной работе в газете "Имя", а потом "БДГ" (Белорусская деловая газета). К Ирине Халип обратился потому, что в белорусской прессе такой материал опубликовать было бы невозможно. Напомню, что Ирина Халип тогда работала в российской "Новой газете". Была достигнута договоренность, что информацию о результатах расследования мы передаем Ирине Халип для публикации.

По просьбе Павла Шегунова Ирина оплатила только расходы, связанные с поездкой в Старые дороги и пребывание там в течение нескольких дней. Это - не более 300 долларов США. Думаю, этим Павел хотел гарантировать публикацию материала. Сумма, приводимая автором статьи - полное вранье. Также была просьба к Ирине от меня и П. Шегунова в случае опасности помочь получить политическое убежище в одной из Европейских стран.

Думаю, ко мне Павел Шегунов обратился с просьбой провести расследование и опубликовать его результаты, так как он оказался носителем опасной информации. Единственной возможностью обезопасить себя в таком случае является скорейшее обнародование этой информации. Взятие проб воды, почвы, а также образцов ветоши с доступной армейской свалки за территорией подразделения являлось частью журналистского расследования. Пробы воздуха не брались. Причем, делалось все это по инициативе Павла Шегунова.

Затем образцы были мною доставлены в редакцию "Новой газеты" в Москве. Прошло примерно 2 недели, а о результате исследований образцов мне не было известно. Вскоре с высокой долей вероятности я заметил, что по мне работает наружное наблюдение. Еще через несколько дней мне позвонила жена Павла Шегунова и сказала, что он повесился. Ирина Халип писала об этом в "Новой газете".

"Павел Шегунов погиб 1 декабря. В воскресенье. Утром сказал жене: "Спи, а я пошел варить кофе". Больше живым его никто не видел. Блаженное время воскресное утро. Жена Павла спокойно заснула. К черту кофе: воскресенье все-таки. Засыпая, слышала телефонный звонок. И больше ничего. Спустя час с небольшим она вышла на кухню и обнаружила мужа повешенным на печной вьюшке. (Шегуновы жили в частном доме за городом.) Мертвый, он стоял на коленях. На лбу огромная гематома. Первый рефлекторный жест схватить нож и перерезать веревку оказался бессмысленным. В доме не осталось ни одного ножа. Куда они делись никто не знает до сих пор."

Добавлю, что здесь Ирина Халип ошибается - дом Павла Шегунова находится в центре города Лиды в 153-х километрах от Минска. Просто Ирина там никогда не была. О том, что Павел повесился в присутствии в квартире жены, автор материала упомянуть "забыл", от чего создается иллюзия, что якобы первыми приехали к телу "ранее судимые" Семашко и Халип. По поводу этого приезда - полное умышленное вранье. Ирина Халип никогда лично не встречалась с Павлом Шегуновым, хотя, у нее было желание с ним познакомиться.

Семашко (то есть я) приехал к Шегунову поздно вечером, когда гроб с его телом был поставлен в доме после доставки из морга, где проводилось вскрытие. Жена Павла может это подтвердить. Поскольку теперь мне оставаться в Беларуси было особенно опасно, я выехал в Литву. Перед этим я продал свою старую машину. В Литве я обратился с просьбой об убежище в посольство Британии. Дело в том, что после описанных событий, желая мне помочь, Ирина организовала договоренность о передаче материалов расследования "Новой газеты" Британии в обмен на помощь мне.

К сожалению, британцы меня просто обманули. Через 3 дня меня уведомили об отказе. В Вильнюсе я проживал в гостинице, денег с собой было не более 300 долларов, которые стремительно расходовались. О системе приема беженцев в Литве (а равно и в других странах) я ничего не знал. Когда я получил отказ в убежище и вышел из посольства, я открыл визу на 3 дня в Польшу. Там у меня знакомая проживала в рамках культурного обмена и давно приглашала в гости. В Польше я нелегально прожил 1,5 месяцев. Средствами мне помогла Ирина Халип, делая переводы, за что я ей очень благодарен. К сожалению, по непонятным причинам публикация материала в "Новой газете" затягивалась, и чтобы не быть носителем опасной информации, я эту информацию передал для публикации журналисту, сотрудничавшему с польским изданием "Wprost". Также я надеялся, что публикация поможет мне получить убежище.

Журналист, помогавший мне в публикации в Польше, рекомендовал идти дальше на Запад, где, по его мнению, мне будет безопасней. Я нелегально перешел польско-чешскую границу, и после сотрудницы белорусской службы радио "Свобода", к которой я обратился, помочь мне, в тот же вечер нелегально перешел границу Чехии с Германией. До вступления этих стран в Евросоюз перечисленные границы охранялись. В Германии я просил убежище, но безрезультатно. Об этом я писал серию статей в белорусской газете "Экспресс новости".

http://www.expressnews.by/2628.html

http://www.expressnews.by/2651.html

http://www.expressnews.by/2721.html

http://www.expressnews.by/2705.html

http://www.expressnews.by/2668.html

В августе 2005 года меня депортировали в Беларусь. Поскольку в Беларуси я законов не нарушал, у меня проблем по возвращении не было. Так как обсуждаемый материал ставит целью создать отрицательное мнение о Санникове через истории с участием меня и Ирины Халип, добавлю, что в 2003 году, когда произошла трагедия с П. Шегуновым, Ирина Халип не была женой Андрея Санникова. В настоящее время у меня есть информация, что к смерти Павла Шегунова Инина Халип, а тем более, ее теперешний муж, не имеют отношения - информацию гос. органы Беларуси о приводимом расследовании получили иным путем. Поскольку сам я работаю журналистом, то знаю, как проводится журналистское расследование. Автор обсуждаемого материала не счел нужным связаться со мной, чтобы уточнить полученную информацию, хотя найти меня не составляет труда - моих материалов со ссылкой на место работы в сети более чем достаточно. Да и из этой истории я никогда не делал тайны. По существу, это слив информации заинтересованными лицами, как правило, представляющих соответствующие службы. А учитывая уровень статьи (ссылки на некоего блогера и обилие умышленной лжи), а также то, какие службы являются врагами Санникова - догадаться не сложно, какие службы слили эту информацию.

С уважением, корреспондент информационной компании БелаПАН Василий Семашко".

REGNUM-Беларусь

0

28


Эксперты ОБСЕ встретились с друзьями и коллегами журналиста Олега Бебенина


Два эксперта, прибывшие в Минск на несколько дней по приглашению ОБСЕ, встретились 27 октября с координатором гражданской кампании «Европейская Беларусь» Дмитрием Бондаренко и другом Олега Бебенина Федором Павлюченко.

О том, как прошла встреча сайту charter97.org рассказал Дмитрий Бондаренко.

- Дмитрий, что интересовало экспертов? Какие вопросы задавались, и что вы рассказали?

-- С приглашенными ОБСЕ экспертами встретились я и друг Олега Бебенина Федор Павлюченко. Это были представители Швеции и Норвегии. Вначале эксперты выразили нам, как друзьям Олега Бебенина, соболезнования и сказали, что понимают, насколько большое это горе. Я знаю, что кроме нас они будут встречаться с родными Олега и встречались с сотрудниками прокуратуры, которые проверяют официальную версию о смерти журналиста - самоубийство.

Экспертов интересовали подробности дела Олега, что мы видели на месте происшествия. Они также сказали, что после предварительного ознакомления с документами, представленными им прокуратурой, знают, что мы, коллеги журналиста, считаем, что Олег не мог добровольно уйти из жизни. Мы действительно думаем, что это было убийство, связанное с его журналистской и политической деятельностью. Я рассказал, что у Олега не было никаких психологических мотивов добровольно уходить из жизни, накануне он был в бодром и рабочем состоянии. Рассказал, что сотрудники правоохранительных органов, которые были на месте смерти Олега, утверждали, что смерть наступила 3 сентября примерно в 14.00, что тело еще теплое и нет трупного окоченения, а судмедэксперт, который делал вскрытие, утверждал, что смерть наступила 2 сентября и сильное повреждение правой ноги связано с трупным окоченением.

Я говорил о том, что власти озвучили версию о самоубийстве еще до проведения вскрытия и экспертиз, о том, что угрозы в адрес Олега и других журналистов сайта charter97.org активно поступали с начала этого года и продолжают поступать до сих пор, и власти на это никак не реагируют. Смерть Бебенина наступила за несколько дней до объявления президентских выборов, на которых единственной реальной альтернативой Лукашенко является друг и соратник журналиста Андрей Санников. Рассказал о других нестыковках в этом деле и о том, что прокуратура не желает проводить реальное расследование по другим версиям смерти Олега, кроме официальной.

-- Какое у вас создалось впечатление: намерены ли эти эксперты провести объективное расследование?

-- Я знаю, что эксперты уедут уже в пятницу. На мой взгляд, слишком мало времени для подробного изучения этого дела. Мне хочется верить в лучшее в людях. Эксперты очень внимательно выслушали нас, задавали детальные вопросы. Естественно, больше мы говорили, а они слушали. Беседа шла при помощи переводчика, который сопровождал экспертов, а также в присутствии нашего переводчика. И я могу утверждать, что перевод был на высоком уровне.

0

29


Эксперты уехали, вопросы остаются

Криминалисты ОБСЕ завершили ознакомление с материалами прокурорской проверки по факту гибели журналиста Олега Бебенина.

Узнаем ли мы о выводах, к которым пришли эксперты ОБСЕ, и что это за выводы, ничего не сообщается.

Зато начальник отдела информации генпрокуратуры Беларуси Петр Киселев сообщил сегодня агентству «Интерфакс-Запад», что «эксперты ОБСЕ выразили удовлетворение своей работой в Минске, они поблагодарили руководство и сотрудников органов прокуратуры Беларуси».

«Они не запросили новых материалов, кроме тех, что им были представлены в Минске. Эксперты встретились с родственниками и знакомыми Бебенина, посетили дом, где было обнаружено тело журналиста», - отметил П.Киселев.

Как стало известно сайту charter97.org, вчера, в 20.00 эксперты ОБСЕ намерены были встретиться с потенциальным кандидатом на пост президента Беларуси, другом погибшего журналиста Андреем Санниковым. Политик должен был прилететь из Берлина, где находился с деловым визитом, в 18.00 по минскому времени. Однако, по странному стечению обстоятельств, самолет «Белавиа» был задержан на несколько часов, и Санников смог прилететь в Минск только после 22.00. Встреча с экспертами ОБСЕ так и не состоялась.

Основатель и руководитель сайта charter97.org Олег Бебенин был найден повешенным 3 сентября на его даче под Минском. Правоохранительные органы поспешили сообщить, что это самоубийство. Однако смерть Олега Бебенина вызывает много вопросов. Судмедэксперты путаются даже в дате наступления смерти журналиста. Олег Бебенин не оставил после себя никакой записки. Друзья и коллеги журналиста заявляют о наличии на его теле следов насилия. Олег Бебенин был основным членом команды оппозиционного кандидата в президенты Андрея Санникова.

0

30

Лукашенко о смерти Бебенина: Это криминальное преступление

Сенсационное признание сделал белорусский правитель, говоря о гибели журналиста Олега Бебенина.

До сегодняшнего дня белорусская прокуратура заявляла, что это самоубийство, а 4 ноября в интервью польским журналистам Александр Лукашенко заявил, что уверен, что дело о смерти белорусского журналиста Олега Бебенина носит криминальный характер.

«Я считаю, что то, что это преступление криминальное, выяснится, и кто-то там будет очень плохо выглядеть, те, кто сегодня бросает тень на власть. Как говорят, на воре и шапка горит. Я виноват в том, что это произошло в моей стране», — цитирует Лукашенко БелаПАН.

По словам Лукашенко, любое происшествие в Беларуси связывают с политикой. «Как с этим Бебениным. Послушайте, я его не знал вообще, что за оппозиционный журналист, — заявил Лукашенко. — Оказывается, что на «Хартии» в интернете он там что-то писал. Бог с вами. В этом интернете столько всего пишут, столько плохого в отношении государства...».

Лукашенко также затронул тему исчезновения в Беларуси известных людей. «Что касается исчезнувших в нашей стране, то я самый заинтересованный. Я задумываюсь, почему именно этих людей выкрали. Например, Дима Завадский работал моим оператором, хороший парень. Какой же он политик, какой он мне соперник? Что вот я, как меня обвиняли: а это Лукашенко или знает, или давал команду. А этот парень в чем виноват? Или Гена Карпенко, который умер в больнице, причем здесь Лукашенко? Хотите проверить — пожалуйста, приезжайте, проверяйте», — предложил Лукашенко.

0


Вы здесь » ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ » В Беларуси » Смерть Олега Бебенина