ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ

Объявление

ПЕРЕХОД НА САЙТ Fair Lawn Russian Club


Чтобы открывать новые темы и размещать сообщения, вам нужно зарегистрироваться! Это не отнимет у вас много времени, мы не требуем подтверждения по e-mail.
Но краткие комментарии можно оставлять и без регистрации! You are welcome!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ » В Беларуси » России нужен новый партнер в Беларуси


России нужен новый партнер в Беларуси

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

В российской внешней политике происходит коренной поворот. Лукашенко из союзника превратился в проблему.

Информационная война между официальным Минском и Москвой: какие возможности для белорусской оппозиции она открывает, которые ловушки таит? Что может предложить оппозиция Москве? Сделала ли уже Россия свою ставку на белорусских президентских выборах? На эти темы в программе «Пражский акцент» на «Радыё Свабода» дискутируют один из руководителей штаба Андрея Санникова, председатель минской городской организации Партии БНФ Виктор Ивашкевич, один из руководителей «Движения за свободу» Алесь Логвинец и активист кампании «Говори правду» Александр Федута. Ведущий – Юрий Дракохруст. Сенсационным является то, что текст этой программы перевел на русский язык и разместил у себя влиятельный российский портал Inosmi.ru.

Дракохруст: Между официальным Минском и Москвой – информационная война, НТВ показывает «Крестного батьку», вспоминая о пропавших белорусских политиках, в Беларуси проправительственная газета «Рэспублiка» печатает уничтожающий Путина доклад Бориса Немцова, а Белорусское телевидение показывает интервью президента Грузии Михаила Саакашвили. Кажется, эта новая политика Москвы в отношении Беларуси открывает для белорусской оппозиции определенные возможности, но и таит определенные ловушки. На этой неделе я проводил «круглый стол», в котором обозначил дилемму в максимально заостренной форме: за Лукашенко или за Россию. Многие слушатели и читатели меня за такую постановку вопроса раскритиковали, мол, надо быть за Беларусь, а не выбирать наименьшее зло. Хорошо, конечно, не выбирать, но мне лично кажется, что это удобно делать, живя в монастыре и не занимаясь политикой.

Ведь очевидно, что нынешний поворот российских государственных СМИ, которые через 10 лет вспомнили о пропавших, заметили репрессии против оппозиции, объясняется не их пристрастием к правам человека как таковым, а российскими государственными интересами. И тот, кто включился в эту игру, действует в русле этих интересов. Независимо от того, что он себе думает. Так ли это? Или эта искусственная дилемма?

Ивашкевич: Я думаю, что это искусственная дилемма, и как раз ее поддерживает лукашенковский агитпроп: независимость – это только Лукашенко, а все, кто против Лукашенко – российские агенты. Я считаю, что демократическая оппозиция должна воспользоваться ссорой между диктатором и его бывшими спонсорами и провести свою линию. Поворот, который сейчас произошел в политике России, связан с тем, что экономическое положение заставляет ее налаживать более тесные бизнес-контакты с Европой и США с целью получения инвестиций и новых технологий. И в этих новых бизнес-схемах им в Беларуси нужен партнер-бизнесмен, с которым можно договариваться, а не сатрап, которого поставили охранять здесь военные базы и границу. До последнего времени Россия рассматривала Беларусь как военную базу, передовой рубеж, «линию Сталина» в противостоянии с НАТО. И позиция российских военных заключалась в том, что любого Лукашенко надо поддерживать. И когда он бьет прозападных оппозиционеров, то так им и надо. Но сейчас нужен партнер, у которого слово надежное и который может сотрудничать по бизнес-схемам. При сотрудничестве по бизнес-схемам можно отстаивать и белорусские интересы, и договариваться и с русскими, и с Европой, потому что бизнес обычно не воюет, а договаривается.

Дракохруст: Виктор, в свое время в Беларуси высказывалось мнение, что всё, что исходит от России – опасно и ведет к потере независимости. А сейчас кандидат в президенты Андрей Санников выступает по телеканалу Russia Today. О чем-то угодно можно спорить, но этот телеканал - действительно рупор кремлевской внешнеполитической пропаганды, так его и воспринимают во всем мире. При этом не возникает никакого неудобства?

Ивашкевич: Санников выступает по Russia Today, Санников выступает и по Би-Би-Си, которое является рупором политики Лондона ... В России остается много людей, которые рассматривают политику на уровне XX или даже XIX века. Но есть люди, смотрящие на внешнюю политику, согласно новым веяниям... Санников на российском телеканале сказал и о возвращении бело-красно-белого флага и об укреплении государственного статуса белорусского языка... Мы будем организовывать осенью Площадь, чтобы добиться подлинных выборов, а не просто сходить и получить от Лукашенко 20%, а потом заявлять, что я лидер проевропейских сил.

Дракохруст: Александр, в прошлом году Александр Милинкевич создавал БНБ, чтобы отделить «чистых» от «нечистых», настоящие пробелорусские, патриотические, проевропейские силы от пророссийских, от тех, кто делает геополитический выбор в пользу Востока. В нынешней ситуации, в нынешнем конфликте, можно понимать так, что он делает выбор в пользу Лукашенко, как гаранта независимости, и в определенном смысле – европейского выбора?

Логвинец: Во-первых, я бы не употреблял слова «чистых» и «нечистых». Я бы говорил об определившихся и не определившихся. Определившиеся объединяются на основе ценностей и открыто говорят, что только европейская Беларусь имеет шанс на существование как независимое государство. Эти силы говорят, что готовы учитывать и российские интересы, если они не противоречат нашим. В российских и в наших интересах – чтобы Беларусь была развитой цивилизованной страной.

В нынешнем конфликте между Лукашенко и Кремлем наша позиция очень ясна и понятна. Мы понимаем, что сегодня Москва руководствуется своим чисто конъюнктурным мнением, если она выступает против Лукашенко, она хочет ослабить его, добиться своего, она хочет иметь здесь своих политических клиентов, которые, независимо от присутствия Лукашенко во власти, могли бы и дальше проводить российские интересы в Беларуси. Это вполне понятно, эта политика Москвы не поменялась за последние 16 лет. Нельзя идти в узких рамках дилеммы, которую вы поставили: Лукашенко – гарант независимости, а Москва – угроза для нее. Надо выходить за эти границы. Здесь я приведу очень хорошую аналогию. В 1995 году часть нашей либеральной оппозиции де-факто поддержала Лукашенко по языковому вопросу. Мы сегодня не собираемся поддерживать Лукашенко в его борьбе с Москвой, так как мы видим другие вещи, в которых заключаются наши национальные интересы и в которых Лукашенко получил полный провал. Это, во-первых, строительство нормальных, прагматичных и самое главное прозрачных отношений с Россией, а, во-вторых, – это использование нашего европейского шанса. 16 лет правления Лукашенко показали, что он не способен использовать европейский шанс и такую последнюю возможность как «Восточное партнерство» он также не использовал. Нынешний глава государства не в состоянии обеспечить национальные интересы, а это балансирование между одними и другими в конце концов создает огромную угрозу нашей независимости.

Дракохруст: Александр, предположение о том, что кампания «Говори правду» – российский проект, высказывалось настолько часто, что уже само по себе стало фактом общественной жизни, независимо от того, откуда у кампании средства на самом деле. Но в контексте нашей дискуссии вспоминается риторический вопрос лидера кампании Владимира Некляева: «Почему говорить правду за российские деньги плохо?». Как Вы считаете? И, к слову, а россияне за свои деньги ничего не попросят?

Федута: Во-первых, я не знаю, что и у кого собираются россияне просить за свои деньги, но я хорошо знаю, что те небольшие деньги, которые есть у кампании «Говори правду», россиянам не принадлежат. Что же касается ответа на риторический вопрос Владимира Прокопьевича Некляева – почему говорить правду за российские деньги плохо, а за американские – хорошо? Правду надо говорить всегда. Россия сейчас говорит полуправду: она говорит о том, что исчезали люди, что Лукашенко – диктатор, но она не говорит, почему все это стало возможно и почему она до сих пор этого не замечала. Поэтому те, кто раньше не верил России, имеют основания не верить ей и сейчас.

Но то, что происходит в белорусско-российских отношениях сегодня, действительно дает нам шанс. Кто бы чего ни добивался: либо Россия замены Лукашенко, либо Лукашенко замены геополитической парадигмы и попытки двинуться на Запад, – ни у России, ни у Лукашенко ни то, ни другое не получится без помощи белорусской демократической оппозиции. И именно поэтому надо делать всеё, чтобы без нас сейчас ничего не происходило, чтобы мы действительно влияли на процесс. А для того, чтобы влиять, надо быть сильными, нужно быть едиными, нужно выработать общие позиции, из которых мы все исходим. На мой взгляд, таких тезиса три. Это суверенитет, это демократия и это белорусскость. По всем остальным вопросам можно спорить.

Дракохруст: Ну а как эту новую ситуацию можно использовать на практике? Как гласит поговорка, Москва слезам не верит. Вот, например, политолог Андрей Суздальцев считает, что оппозиционеры, которые приезжают в Москву, «не имеют за душой ничего, кроме амбиций». И что они могут привезти туда, кроме амбиций и слез, что могут привезти такого, что Москве будет интересно и что им не жалко будет предложить?

Федута: Первое, что сегодня больше всего интересует Россию – это другой формат и другой язык договоренностей, от языка политического, от языка генеральского Россия начинает переходить на язык торговли. И надо договариваться. Должна быть некая концепция о том, что в Беларуси не может существовать без России, а что существовать может. И то, что без России не может существовать, нужно попытаться продать России как можно дороже. А то, что может существовать без России, нужно держать до тех пор, пока это может существовать. Необходима согласованная концепция демократических сил относительно тех предложений, которые мы можем сделать России.

Ивашкевич: Беларусь должна встроиться в мировую экономическую систему. Для этого ей нужны капиталы, технологии и торговые связи. И поэтому нам нужно вести переговоры и с бизнес-партнерами из России, и с бизнес-партнерами из Европы и США. И постараться найти наиболее выгодный вариант, взять себе за правило, не быть зависимыми от одного. Поиски баланса – это должно стать генеральной линией нового руководства страны. Если господин Санников говорит, что Россия – это наш генеральный партнер, но при этом мы стремимся войти в Евросоюз, с генеральской точки зрения это абсурд, одно противоречит другому. Но в рамках бизнес-понимания – это абсолютно совместимые варианты. Новый президент Украины на каждом заседании правительства ставит вопрос, насколько выполняется план интеграции в Европу. С другой стороны, он заключил торговые соглашения с Россией, загрузил свои предприятия российскими заказами. При этом он не вводит русский язык в качестве государственного, и правительство разговаривает на украинском. Остается политика поддержки украинской культуры, хотя она не носит такого «кричащего» характера. Это показывает, что и Беларусь может встроиться в эту систему, обеспечив и хороший бизнес с Россией, и вхождение Беларуси в ЕС. Через Беларусь и россияне смогут получить новые возможности в Евросоюзе. Такой подход позволяет отстаивать белорусские интересы и не скатываться в зависимость от кого-либо.

Дракохруст: Александр, куда что подевалось? На протяжении многих лет говорилось, что Россия – угроза независимости Беларуси, что Россия последовательно осуществляет план экономического захвата Беларуси, взятия под контроль ее ключевых предприятий и отраслей экономики. А сейчас, из слов коллег следует, что это – нормальная страна, часть глобализированного мира. Так что же с Россией случилось? Или с коллегами случилось?

Логвинец: У нас существует плохая привычка выдавать желаемое за действительное. И здесь это очевидно. Сегодня нужно реально оценивать ситуацию в Беларуси. Беларусь – это авторитарная страна, очень сильно экономически зависимая от России. Россия на сегодняшний день не видит в Беларуси ни независимое государство, ни равного партнера, даже в Лукашенко она не видит равного партнера. А он долгое время игрался с Россией и только сейчас перестал это делать. Сегодня шанс – это получить поддержку народа, показать, что европейский путь развития – это наполнение нашей независимости реальным содержанием, это геополитический плюрализм. Россия здесь уже присутствует, она очень влиятельна. Игры с Россией без четкой, массовой поддержки людей очень опасны. Состояние нашего общества показывает, что очередь в Москву будет всегда, вопрос в качестве и небезопасности игры. Господин Суздальцев прав в своей оценке. Сегодня ездить в Москву договариваться по широким бизнес-проектам можно. Но если у нас сегодня нет национального единства, то эти игры очень опасны. И встает такой вопрос – в состоянии ли мы сегодня предложить другую модель Беларуси, в состоянии ли втянуть Беларусь в нормальные отношения с западными странами. Ведь отсутствие отношений именно с западными странами является полным провалом политики Лукашенко и угрозой нашей национальной безопасности. Суверенитет, о чем сказал господин Федута, складывается из многих вещей. Это и диверсификация экономики, и возможность плюралистических инвестиций, не только российских. Сегодня Беларусь настолько слаба, что если полностью либерализировать экономику, то она на корню будет куплена Россией. А что касается белорусскости, то она может существовать только в европейском измерении. И, как ни тяжело это признавать, Лукашенко является олицетворением белорусскости, но со знаком минус. Чтобы поменять знак, надо построить ее по европейским стандартам. Тогда будет гарантия языка, тогда будут демократические правила игры. Такого образца демократичности Россия нам не показывает. Поэтому ответ на вопрос, как мы хотим дальше развивать нашу страну, надо давать сейчас, а не относить на потом.

Дракохруст: Александр, на ваш взгляд, есть ли уже в белорусской предвыборной колоде «ставка» Москвы? Некоторые СМИ, по крайней мере, не одно, называют имя Андрея Санникова. Другим представляется, что это Ярослав Романчук, который на этой неделе был удостоен беседы с министром финансов России Алексеем Кудриным. Кому-то «рука Москвы» видится из-за спины Владимира Некляева. Так кто из них? Или кто-то другой? Или вообще никто?

Логвинец: Россия начала пытаться играть на разных полях в Беларуси. Раньше она пыталась все делать через Лукашенко, сейчас она пытается делать шаги и жесты в другом направлении. Кто будет этим кандидатом, которому будет оказана определенная поддержка, мы сегодня сказать не можем. Есть много темных, неясных вещей, в том числе и в отношении названных вами трех лиц. Есть вопросы, поскольку непонятна их окончательная стратегия, непонятно, чего они хотят добиться. То, что Россия будет действовать таким образом – это понятно. Кто будет этот единственный или их, работающих в тесном взаимодействии с Россией, будет несколько, мы конкретно сказать не можем. Но то, что это уже происходит, весьма вероятно.

Федута: Что касается получения поддержки народа, поддержки людей, то я не понимаю, разве господин Логвинец действительно не знает результатов всех социологических опросов, согласно которым Россия не воспринимается белорусами как враг? Чем более враждебно вы к ней относитесь, тем больше поддержки вы теряете. Если уж представитель наиболее радикальной националистической силы – Белорусского Народного Фронта – господин Ивашкевич говорит, что с Россией надо торговать и договариваться, то это свидетельствует о том, что определенные сдвиги в сознании все-таки происходят. Что касается выпадов по поводу пророссийскости. Получается так, что все, кто ни Милинкевич, пророссийские. Все, кто имеет деньги не от господина Милинкевича, пророссийские. Не знаю, откуда такое представление, кто держал в руках платежки, подписанные Путиным или неким российским олигархом. Сейчас происходит то, о чем все мечтали 5 лет назад, что российское телевидение наконец скажет правду о пропавших. И что? Мы сейчас опять, как в известной сказке, кричим: «Волк, волк!» Не надо кричать, надо подумать, как это использовать. И надо покончить с обвинениями в адрес друг друга. Ведь мы сначала ходим по кулуарам и рассказываем, что Санников и Некляев пророссийские, потом пишем бумажки без подписи в посольства, что Санников и Некляев пророссийские, а потом и подписываться даже будем, что Санников, Некляев и уже Романчук – пророссийские.

Логвинец: Мы не рассматриваем Россию как врага, мы рассматриваем Россию как очень важную и влиятельную в Беларуси страну, влияние которой может быть опасным для нашей независимости. С Россией надо строить нормальные прозрачные отношения. Никто не говорил, что Россия наш враг и что мы будем с ней бороться. Величайший наш враг – это сегодняшнее состояние общества. Что касается протестных действий и поддержки людей, то очень хорошо начитаться собственных сайтов, которые очень хорошо модерируешь, чтобы поверить в свою исключительную роль. Но если, как метко было замечено журналистами Би-Би-Си, большинство друзей находится за границей, а не в Беларуси, то такие пиар-акции сильно оторванны от реальной жизни. Наша задача – бороться за приверженность общества. Мы стремимся представить себе Беларусь после и определить, какие шаги надо делать для достижения этой Беларуси. Сегодня надо определяться и по поводу источников поддержки и того, как мы взаимодействуем с теми или иными партнерами. Господин Федута, надо смотреть правде в глава – сегодня Россия имеет огромное влияние, и все игры с россиянами могут закончиться очень плохо. В 1994 году все были объединены против «величайшего зла» – Вячеслава Кебича. И выскочил «черт из табакерки». И разные люди прилагали усилия к тому, чтобы этот черт появился.

Перевод: Светлана Тиванова

0

2

CRS: Belarus: Background and U.S. Policy Options, October 14, 2008
From WikiLeaks
(Redirected from CRS-RL32534)

About this CRS report

This document was obtained by Wikileaks from the United States Congressional Research Service.

The CRS is a Congressional "think tank" with a staff of around 700. Reports are commissioned by members of Congress on topics relevant to current political events. Despite CRS costs to the tax payer of over $100M a year, its electronic archives are, as a matter of policy, not made available to the public.

Individual members of Congress will release specific CRS reports if they believe it to assist them politically, but CRS archives as a whole are firewalled from public access.

This report was obtained by Wikileaks staff from CRS computers accessible only from Congressional offices.

For other CRS information see: Congressional Research Service.

For press enquiries, consult our media kit.

If you have other confidential material let us know!.

For previous editions of this report, try OpenCRS.

Wikileaks release: February 2, 2009

Publisher: United States Congressional Research Service

Title: Belarus: Background and U.S. Policy Options

CRS report number: RL32534

Author(s): Steven Woehrel, Foreign Affairs, Defense, and Trade Division

Date: October 14, 2008

Abstract
    Congress has responded to the situation in Belarus with legislation. The Belarus Democracy Act, signed by President Bush in October 2004 (P.L. 108-347), authorizes aid for pro-democracy forces in Belarus and funding for increased broadcasting to Belarus by Voice of America and Radio Free Europe/Radio Liberty. The bill supports sanctions on Belarus and top leaders of the Lukashenko regime until Belarus meets specific democratic and human rights criteria. The bill also requires the President to report within 90 days and every year thereafter on the sale by Belarus of weapons or weapons-related assistance to regimes supporting terrorism, and on the personal wealth of Lukashenko and other senior Belarusian leaders. The 109th Congress passed several resolutions criticizing human rights abuses and calling on Belarus to hold free and fair elections. In January 2007, President Bush signed the Belarus Democracy Reauthorization Act (P.L. 109-480), which reauthorized and updated the provisions of the 2004 law.

Download

    * PDF version: File | Torrent | Magnet
    * TXT version: File | Torrent | Magnet

0

3


Романчук: ключ к улучшению белорусско-американских отношений в реформах и переменах

28 Июля | ucpb.org

Мы обратились к потенциальному участнику предстоящей президентской компании Ярославу Романчуку с просьбой прокомментировать заявление Александра Лукашенко о желании улучшить состояние белорусско-американских отношений.

Насколько реально в ближайшей перспективе изменить политический климат во взаимоотношениях между Вашингтоном и Минском?

Если бы президентом Беларуси был Ярослав Романчук, то вопрос был бы решен за несколько недель. Александр Лукашенко обладает уникальными способностями обострять отношения и провоцировать конфликты. Он не доверяет профессионалам, а сам пытается управлять всем в режиме ручного управления. Отсюда такие плачевные результаты во внешнеполитической деятельности.

Нужно сформулировать задачу тому, кто профессионально занимается вопросами внешней политики – Министерству иностранных дел.

Недавно вы были в Вашингтоне и встречались с известными американскими политиками. Насколько широко они готовы открывать объятия Лукашенко?

Вашингтон словам верит, но не всем. Они готовы слушать и слышать Ярослава Романчука и Анатолия Лебедько, но не Лукашенко. У официального Минска один путь – внести существенные изменения, в первую очередь во внутреннюю политику. Нужны реформы, необходимы дела, а не заклинания.

Вы заявляли, что по вашему приглашению осенью в Беларусь могут приехать известные американские политики, в частности сенатор Джон Маккейн.

Мы обсуждаем возможность проведения в Минске конференции, в которой могли бы принять участие известные политики, экономисты из США, Канады и ряда европейских стран. Но полная ясность в данном вопросе наступит ближе к сентябрю. Возможно, мероприятие придется перенести в Вильнюс.
Другие новости за 28 Июля 2010, Среда

0

4

Краткий (но точный) курс современной белорусской истории от Андрея Санникова:

Пора платить по счетам 

Российские деньги шли на создание и укрепление репрессивного аппарата диктатора и на его забавы.

Об этом пишет в своем блоге на сайте радиостанции «Эхо Москвы» лидер «Европейской Беларуси» Андрей Санников.

Тогда тоже был июль. Выбирали Лукашенко. Точнее, второй тур, который закрепил победу Лукашенко на выборах, состоялся 10 июля 1994 года. Была ли это победа известного в стране политика, реформатора и государственного мужа? Нет. В Беларуси его мало кто знал. Известность он заработал подготовкой «коррупционного» доклада, с помощью которого тогдашний премьер Вячеслав Кебич собирался устранить с дороги Станислава Шушкевича и стать первым президентом Беларуси. Под Кебича и писалась конституция президентской республики.

Кебич пробыл у руля три года с небольшим. Сначала как председатель Совета министров БССР, потом – как премьер независимой Беларуси. Пришел в Совмин как реформатор, но бремени премьера независимой Беларуси не выдержал. Власть опьянила, и энергия реформатора ушла в интриги и борьбу за первенство с Шушкевичем, а затем появилась растерянность: и как себя вести с миром – непонятно, и как жить, не согласовывая каждый шаг с Москвой, - неизвестно. К моменту, когда Кебичу все же удалось продавить через Верховный Совет новую Конституцию и с помощью Лукашенко убрать с должности главы государства Шушкевича, он уже народу надоел. Люди отчетливо почувствовали знакомый запах застоя. Шансов у Кебича не было. Административный ресурс, как сейчас принято говорить, он использовал как-то невпопад, больше себе во вред.

На первых президентских выборах в Беларуси народ почувствовал свою власть и с легкостью отказал Кебичу в доверии. Людям нужны были новая энергия и протест. Люди жаждали выразить свой протест, поддержав неКебича. Новая в политике фигура депутата Лукашенко срезонировала с ожиданиями людей: он нас избавит от застоя; он обещает дружить с Россией, но и с Европой у нас хорошие отношения. Избрание Лукашенко, малоизвестного депутата, - абсолютный пример протестного голосования.

И еще, может быть, самое главное: меняя существовавшую власть и приводя Лукашенко в президентское кресло, народ впервые испытывал законный механизм смены власти в Беларуси. Получилось. И казалось, что теперь мы не позволим себя дурачить и поменяем кого угодно, если будем недовольны властью.

С моим приятелем Анатолием Майсеней - журналистом, политологом, создателем первого в Беларуси аналитического центра - мы много спорили о Лукашенко. Анатолий его поддерживал. Мы будем им управлять, говорил он, имея в виду и себя, и своих единомышленников Виктора Гончара, Дмитрия Булахова. Нам нужен его напор, а базовые вещи мы возьмем на себя, как всегда убежденно говорил Толя.

После избрания Лукашенко президентом Анатолий Майсеня стал стремительно терять веру в его способности управлять государством на благо народа. В сентябре 1996 года он написал самую известную свою статью «Беларусь во мгле» с жесткими оценками Лукашенко и его правления. Майсеня трагически погиб 12 ноября 1996 года в возрасте 35 лет. Погиб в автокатастрофе, обстоятельства которой никто толком не расследовал. Погиб за две недели до референдума, который изменил Беларусь и явил на свет диктатора Лукашенко.

Во время референдума 1996 года народ верил в свои силы и собирался сместить Лукашенко так же, как ранее Кебича. Для этого был инициирован импичмент, в котором деятельное участие приняли почти все члены первоначальной команды Лукашенко. Они уже поняли, с кем имеют дело. Движущей силой импичмента был вице-спикер парламента Геннадий Карпенко. Он умер при невыясненных обстоятельствах в апреле 1999 года. В сентябре того же года исчез Виктор Гончар. Дмитрий Булахов вернулся к Лукашенко, в апреле 2006 года был назначен его полномочным представителем в национальном собрании, в сентябре того же года скоропостижно скончался.

Спасла Лукашенко от импичмента российская «тройка» - Егор Строев, Геннадий Селезнев, Виктор Черномырдин, срочно приехавшие на выручку. Им очень нравилось американское выражение про своего «сукиного сына». Они-то делали упор на «своего», а в этом выражении суть заключается все же во второй части. Вот и недосчитались российские налогоплательщики сотен миллиардов своих рублей в результате этой братской помощи. Но и мы ничего не приобрели от дешевой нефти, газа и российских кредитов. Все ушло создание и укрепление репрессивного аппарата диктатора и на его забавы: парады, ледовые дворцы, агрогородки. Мы на долгое время лишились возможности выбирать своих руководителей.

Глупо отрицать, что за свои ошибки мы сами в ответе. Но еще глупее вообще отрицать эти ошибки и ничего не делать для их исправления. Лукашенко был выдан огромный кредит доверия - белорусским народом, Россией, Европой. Действие кредита закончилось, пора платить по счетам.

0

5

Виктор Ващило: Белоруссия как феодальное княжество

Статья была опубликована на портале imperiya.by под названием "Белорусская марка и ее "новое дворянство"

Заявления Александра Лукашенко в адрес России, ее руководства и бизнес-сообщества свидетельствуют о том, что кризис в Союзном государстве усугубился. Второй год вся мощь государственных СМИ Республики Беларусь задействована в информационно-психологической войне с другой частью Союзного государства. При этом используются любые приемы, все средства считаются допустимыми. О журналистской этике, элементарных нормах морали и тому подобных "предрассудках" в Минске будто бы и не слышали.

Что особенно любопытно в реакции минских пропагандистов, так это шаблонность парадоксальных ассоциаций. Любой критический материал об Александре Григорьевиче в российской прессе воспринимается не только как личное оскорбление Александра Григорьевича, но и всего белорусского народа. Любой критический материал о культурных, социальных, экономических и иных реалиях в жизни республики проецируется на Александра Григорьевича и расценивается как личное оскорбление А.Лукашенко...

Политические проблемы двустороннего сотрудничества сплелись в гордиев узел с проблемами экономическими и психологическими. При сохранении status quo распутать их не представляется возможным. Если бы этот узел состоял только из политических и экономических проблем, которые поддаются рациональному осмыслению и решению, то можно было бы лишь обсуждать сроки перехода процессов с этапа пика столкновения интересов и ожесточения позиций сторон на этап принятия компромиссного решения. Но этому препятствует третья - психологическая - составляющая, столь явно проявляющаяся в действиях руководства союзной Белоруссии. Именно она парализует процесс нормализации двусторонних отношений.

По всей видимости, российское руководство заняло в отношении режима А.Лукашенко такую же позицию, как и в отношении Виктора Ющенко и Михаила Саакашвили. В свою очередь, номинальный союзник Москвы не скупится на комплименты одиозным русофобам и предоставляет им свои масс-медиа. Таким образом, белорусский агитпроп консолидировался с почитателями ССовцев, бандеровцев, убийц российских миротворцев, антисоветчиками и русофобами, готовыми вымещать свои комплексы даже на памятниках и воинских захоронениях.

Фактически, Александр Григорьевич радикально изменил риторику, с которой шел на первый президентский срок. Показательно, как круто поменялись местами "враги" и "друзья". Еще недавно МВФ демонизировался, а сегодня позиционируется едва ли не как "спаситель Отечества" от российской "имперской угрозы". Относительно недавно к 8 марта из Минска была выслана американский посол, а сегодня А.Лукашенко заявляет о необходимости сближения с США (несмотря на усиленные администрацией Барака Обамы санкции), "о своей готовности начать плодотворное сотрудничество с США не только в экономической, но и в других сферах". В канун предыдущей президентской кампании КГБ заявило о срыве коварных планов грузинских диверсантов, якобы стремившихся отравить минчан дохлыми крысами, а А.Лукашенко и М.Саакашвили обменялись филиппиками. И вот недавно официальный Минск предоставляет трибуну грузинскому правителю, который говорит много комплиментов в адрес белорусских властей, но акцентирует внимание на критике российского руководства.

То есть на уровне высшего политического руководства Белоруссии радикально изменилось отношение не только к России. А.Лукашенко, приведший республику к самоизоляции, рассорившийся с высшим руководством России (геополитического патрона) демонстративно привечает ее врагов, как будто они легитимизируют его "четвертый срок".

Свои полномочия А.Лукашенко называет "царскими". Действительно: лишь глубоко наивный человек может считать, что Республика Беларусь - не "суперпрезидентская республика" (как минимум), а "смешанная", так как, согласно Конституции, президент не формирует исполнительную власть и не возглавляет ее (как в США). В Белоруссии все сколь либо значимые решения - от кадровых назначений на уровне заместителя мэра провинциального города до утверждения бизнес-проекта с участием иностранного инвестора решаются президентом. Он назначает и смещает министров, судей, сенаторов и т.д. Фактически он возглавляет пирамиду власти, которую называют "вертикалью".

По Конституции РБ президент стоит над "ветвями власти", что не означает реализации либерально-демократического принципа разделения властей, но по факту свидетельствует лишь о том, что все они подконтрольны "главе государства". Подконтрольны настолько, что в один день он может сместить руководство КГБ, МВД, Прокуратуры и т.д. А чтобы даже в самом далеком "медвежьем углу" на сей счет не осталось иллюзий, демонстративно вмешается в судьбу убийц "пуховичского поджигателя".

Не только стратегические направления внешней политики, но и частные вопросы всех сфер внутренней жизни республики находятся в ведении А.Г.Лукашенко. Он лично выстраивал эту вертикальную систему более 15 лет, он жаждал этой ответственности и, таким образом, отвечает за все и за всех.

Поэтому вовсе не случайно А.Лукашенко предоставил убежище Курманбеку Бакиеву, а Национальная гостелерадиокомпания стала трибуной для М.Саакашвили, В.Новодворской и прочих русофобствующих элементов из ближнего и дальнего зарубежья. Не стоит искать в этих эпизодах неоправданно затянувшейся странной истории воплощение в жизнь масштабных экономических интересов Белоруссии или реализации в Азии ее якобы огромного геополитического потенциала. На самом деле рациональные и логичные схемы, претендующие на объяснение происходящего в белорусско-российских отношениях, оказываются ущербными ввиду отсутствия третьего и основного элемента - психологического.

Наследница БССР - вовсе "не заповедник социализма", как некоторым представляется. Здесь нет власти Советов - они являются рудиментом отошедшей эпохи и используются лишь в качестве декора. Здесь нет стремления наращивать пакет социальных благ - они сокращаются, чему свидетельством является приснопамятное "упорядочение льгот". Здесь нет ни фундаментальных элементов базиса, ни надстройки, чтобы можно было говорить о социализме в каких-либо его вариациях а priori или а posteriori.

Современная Белоруссия больше похожа на герцогство периода позднефеодальной раздробленности. Образованное в результате распада огромной империи, как типичный лимитроф оно ищет союзников по принципу "враг моего врага - мой друг". Оно подает знаки благосклонности великим державам, намекая на вассалитет и инициируя многоходовые интриги для того, чтобы сохранить власть суверена, его право чеканить собственную монету, награждать орденами и вымпелами, демонстрировать по случаю и без свой флаг и герб...

Придворные вассалы и купцы, представители гильдии "свободных искусств" прекрасно понимают, что их благополучие и судьба полностью находятся во власти верховного правителя. Любой их успех - результат благосклонности герцога белорусской марки. И, наоборот: немилость герцога означает крутое пике с верхних этажей социальной пирамиды, на которых с относительным комфортом разместилась привилегированная паразитирующая прослойка, в андеграунд злорадствующей черни.

Бесполезно судиться с герцогом в герцогском суде, молить о милости его жандармов. Опала демонстративно унизительна и жестока. И является таковой потому, что в полной мере отражает специфику диктатуры вольноотпущенников, возвышенных и назначенных в сенат, в суды, столоначальниками разных уровней.

Герцог и возвышенные им вольноотпущенники не имеют "предрассудков" родовой аристократии, хотя старательно пытаются сохранить и своеобразно развить некоторые символичные элементы, характерные для образа жизни своих классовых врагов. Они имитируют образ жизни аристократов, приобщаются к "статусным" вещам и т.д. Но плебейскую сущность не скрыть за тонированным стеклом "Мерседеса", не прикрыть одеждами от лучших портных Старого света. Их тяготит постоянная гонка доказывания самим себе, что они - новая аристократия. Но они - заложники ситуации и достойны сожаления.

Аист не имитирует бегемота, а слон - крокодила. У людей несколько иначе: они готовы дойти до крайностей в экзальтированном отрицании естественных природных законов, настойчивой имитации того, что является для них противоестественным, ненормальным. "Новое дворянство" откровенно скучает в вынужденно отреставрированной опере с трагическим репертуаром - его тянет на "Дажынки" со скоморошным сабантуем. В кабаки, в сауны, в казино.

Облаченные в сановные одеяния вольноотпущенники враждебно воспринимают любые проблески традиции, морали, высокого. Они агрессивно насаждают свою мораль, свои "национальные праздники" и прочие нововведения, призванные уничтожить культуру и возвести на постамент контркультуру, заставить считать нормой низкое, а не высокое.

Иногда они идут на компромисс, мимикрируют, пытаются скрестить ужа и ежа. Эта эклектика "православного атеизма" воистину безобразна и в высшей степени оскорбительна как для православных, так и для атеистов. Устраивать политический митинг у амвона на праздник Пасхи и поучать священников - на такое решались только "комиссары в пыльных шлемах" в 1920-е.

Как бы "новое дворянство" ни желало заставить всех считать себя лучшими представителями народа, этого не происходит. Непривилегированные сословия считаются с силой, мощью карательного аппарата, но при любом удобном случае (например, последний клип "Ляписов") высмеивают это самочинное сборище. Кстати, современная Республика Беларусь - уникальная страна в том смысле, что за "неуважение" к ее президенту (речь об одном и том же человеке) полагается достаточно жесткое наказание. Т.е. уважение вменяется в обязанность под угрозой санкций.

Ряженых вольноотпущенников выдает их плебейское нутро. Если они забываются, выходят из психического равновесия или чувствуют себя в узком кругу, то решительно преступают едва усвоенные правила поведения в приличном обществе. Показательно не только систематическое нарушение ими этикета, но и лексики. Что действительно оскорбляет "новых дворян", так это не несправедливость или жестокость, а публичность порки. Их привилегии оказываются мнимыми и несопоставимыми даже с правом быть выпоротым на циновке, а не на голой земле, как это практиковалось польскими магнатами в отношении провинившихся мелкопоместных шляхтичей. Они предпочитают быть "опущенными" на одной из многочисленных герцогских конюшен тайно.

Они любят массовую контркультуру и выпестовали целый выводок обслуживающих официозные и частноведомственные корпоративы паяцев, скоморохов, шутов гороховых. В данном случае неуместно говорить об убогих юродивых, привилегией которых являлась личная неприкосновенность и право говорить правду. Показательно: "эпоха Лукашенко" так и не дала миру ни одного нобелевского лауреата, ни одного шедевра в литературе, музыке, изобразительном искусстве. После "сталинского ампира" Белоруссия не обрела чего-то действительно высокого в архитектуре. Зато преуспела в ином.

Согласно исследованиям Всемирного банка, удельный вес теневой экономики за период 1999-2007 гг. существенно вырос в большинстве стран и Белоруссии составил 49,8% - 136-е место в мире (Россия с 48,6% - на 130-м месте). По алкоголизации (более 18 литров на душу населения в 2009 году), суицидам (по данным ВОЗ, в 2008 году зарегистрировано более 41 случая самоубийств на 100 тысяч человек), численности милиционеров на душу населения Республика Беларусь - в европейских и мировых лидерах. Такое положение вещей является результатом многолетнего курса на самоизоляцию без опоры на сколь либо заметные интеллектуальные, экономические или иные ресурсы. Откровенным фарсом выглядят попытки укоренить на белорусской почве отдельные идеи чучхе, Ли Куан Ю и т.п. Фактически идея суверенитета Республики Беларусь сведена к апологетике режима суверена, диктатуры временщиков-вольноотпущенников. Все это происходит в пресловутом "центре Европы", на "евразийском сквозняке", в XXI веке.
Постоянный адрес новости: belarus.regnum.ru/news/1309746.html
14:52 29.07.2010

0

6


Белорусские выборы: электоральная ниша для пророссийского кандидата расчищена

23 июля 2010, Юрий Баранчик

Электоральные ниши основных кандидатов

Сейчас, когда, будем надеяться, на информационном фронте наступило временное затишье, пришло самое время обратиться к анализу шансов возможных кандидатов, включая нынешнего главу государства, на пост президента. В принципе, всё сводится к анализу электоральных ниш того или иного кандидата при условии прозрачного подсчета голосов.

Социологической основой анализа является недавно проведенное исследование базирующегося в Вильнюсе Независимого института социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ). Первое, что на себя обращает внимание, это то, что, по данным опроса, Александр Лукашенко лидирует - уровень его поддержки 48% составляет, но этих цифр недостаточно для победы в первом туре. Следовательно, должен будет состояться второй тур выборов.

Второе - это рейтинги Александра Козулина (7,5%) и Александра Милинкевича (9,9%) - наиболее ярких представителей оппозиции на прошлых президентских выборах. Как мы видим, они практически автоматом, не ведя никакой работы с электоратом, просто исходя из народной памяти, получили свои законные 8-10%. Что происходит с этими голосами? Т.к. бывший ректор БГУ в этих выборах принимать участия не будет, то его 7,5% уйдут другому кандидату.

С рейтингом "политического пенсионера" Александра Милинкевича совсем другая ситуация. Во-первых, ради общего дела, с учетом своей маленькой популярности (по другим опросам его рейтинг составляет около 5,5%) и принципиальной невозможности выиграть выборы, наиболее сильным ходом с его стороны было бы снятие своей кандидатуры с выборов. Это стоило бы сделать только ради того, чтобы отмести достаточно обоснованные подозрения в своей адрес со стороны практически всех политических сил республики относительно совместной игры с властями в "политический преферанс". Кроме того, выход Александра Милинкевича из избирательной кампании позволил бы сконцентрировать не только ресурсы и команды оставшихся кандидатов, но и электоральные ниши.

Если Александр Милинкевич не проявит политического и гражданского мужества, то, в принципе, с ним можно было бы сделать тоже самое, что и он делал в отношении других политических сил - просто перекупить команду и не дать ему собрать 100 тысяч подписей. Он не сможет платить больше 3 долларов за подпись. Даже, думаю, достаточно будет информации, что после выборов он "кинет" свою команду сборщиков подписей и не заплатит им планировавшиеся деньги. С учетом "трагической" истории взаимоотношений достаточно зеленого движения Милинкевича "За свободу" на фоне таких политических зубров белорусской политики как ОГП и БНФ, с которыми он вел себя последние годы достаточно бесцеремонно, с учетом результатов последнего визита команды ОГП в Москву, это вполне реально. Возможно, сейчас для Милинкевича пришло время загладить свою вину перед гражданским сообществом республики. Вопрос заключается только в том, вырос ли из "политических памперсов" новый лидер БНФ Алексей Янукевич, или он все еще нуждается в том, чтобы ему заботливо меняли подгузники старшие товарищи: последние его телодвижения явно показывают, что он еще не дорос до понимания процессов, происходящих не то что в белорусской политике, но даже внутри самой оппозиции.

Если Александр Милинкевич проявит гражданское мужество и политическую мудрость и снимет свою кандидатуру с выборов, то у оппозиции опять появится возможность выйти на единого кандидата. В этой связи абсолютно неважно, чьих он будет - прозападным или пророссийским - в свободной Беларуси всем найдется работа. Главное - что рейтинги возможных кандидатов снова смогут начать плюсоваться. Возьмем, для примера, кандидатуру того же Ярослава Романчука. А для начала Анатолия Лебедько (Милинкевич, учитесь). Анатолий Лебедько (лидер Объединенной гражданской партии, ОГП) понял, что он - непроходной на этих выборах. Он нашел мужество это признать. В результате от ОГП кандидатом в президенты пойдет его заместитель Ярослав Романчук - известный в республике экономист либеральных взглядов, близкий к российским "правым".

Вместе с тем, при всем уважении к Романчуку как к экономисту (при том, что я, например, не разделяю многие из его взглядов относительно путей реформирования белорусской экономики), его шансы как кандидата выиграть на президентских выборах еще меньше, чем у Анатолия Лебедько. Поэтому, очевидно, что его задача состоит в том, чтобы а) обеспечить ресурсное наполнение кампании, б) принять на равных участие в обсуждении избирательной стратегии оппозиции, в) решить ряд иных, достаточно серьезных сценарных вопросов, о которых здесь мы писать не будем, и затем сняться с выборов в пользу одного из кандидатов.

С учетом характера деятельности Ярослава Романчука, лучшее применение его силам в будущей системе власти - это либо помощник президента по экономическим вопросам, либо начальник экономического управления администрации президента, т.к. работа чиновника правительства предусматривает совсем иной алгоритм, напряжение и целевые установки работы, который большой ученый, которым, без сомнения, является Романчук рано или поздно не выдержит.

Романчука мы взяли в качестве примера, т.к. и его рейтинг, и рейтинги остальных кандидатов пока находятся на уровне статистической погрешности и не представляют для нынешнего главы государства никакой угрозы. Вместе с тем, т.к. Козулин не будет участвовать в выборах, то потенциальная электоральная ниша неизвестного пока оппонента Александра Лукашенко составляет около 40%, что является не просто очень хорошим показателем, а дает реальные шансы на победу.

Основные соперники

Что еще можно сказать про ход избирательной кампании? Первое: основные кандидаты не поддержали предложенную достаточно широко известным и авторитетным российским политологом Андреем Суздальцевым идею бойкота выборов, за исключением базирующегося в США "гиганта" белорусской политической мысли Зенона Позняка. Вместе с тем, мы не можем поздравить нашего коллегу с таким "успехом", т.к. одобрение такой в прямом смысле эрзац-фигуры белорусской политики как Зенон Позняк ставит просто клеймо на любой благой по форме, но малореализуемой в реальности идее.

Второе: в качестве наиболее сильных кандидатов от оппозиции выступают Александр Милинкевич и Владимир Некляев. Между ними есть только одно, но весьма принципиальное различие - Милинкевич принципиально не избираем, поэтому если он не снимет свою кандидатуру с выборов, то его спонсоры просто напрасно потратят деньги. Поэтому, по сути, у главы белорусского государства на сегодня есть только один серьезный оппонент - это Владимир Некляев, и то только при одном условии - если он все-таки пойдет на выборы.

В этом плане ревность Милинкевича к Некляеву вполне понятна - появился второй реальный кандидат, электоральная ниша которого изначально гораздо больше, чем у самого Милинкевича. Вопрос финансирования, который в силу своего непонимания ситуации педалирует Милинкевич, явно вторичен - кому, как не тому же Милинкевичу, не знать, что деньги не пахнут.

Нельзя пока сбрасывать со счетов и возможность реализации некоего сценария по переносу президентских выборов с учетом фактора Всебелорусского собрания. О наличии такой возможности на прошлой неделе заявил лидер компании "Говори правду" Владимир Некляев в интервью "Еврорадио": "Безусловно, эти выборы не могут быть отменены. Это была бы катастрофа. Но то, что они могут быть отложены, - я не исключаю. На Национальном собрании в связи с тем, что нас со всех сторон окружили враги, даже Россия перекрывает все трубы, которые только можно перекрыть, - это может быть названа как одна причина, по которой надо спасать Отчизну, а не заниматься демократическими играми. Денег нет. Они были, но гад "Газпром" забрал. Вот если бы были деньги, то провели бы эти выборы. А как нет, то что их - у народа забирать, чтобы в эти игры играть".

Несмотря на то, что вероятность данного сценария небольшая, т.к. по сути, это поставит фигуру белорусского президента после февраля 2011 года вне закона, тем не менее, это достаточно своевременная постановка вопроса и рассматривать эту возможность для планирования своей компании просто необходимо. Об этом было написано в материале "Возможные сценарии выборов президента Беларуси. Часть вторая" от 2 июня 2010 года: "При условии, что официальный Минск до начала выборов так и не сможет нормализовать отношения с Москвой, к чему все и идет, можно высказать предположение, что белорусская власть на всякий случай как один из возможных сценариев может рассмотреть вариант удержания власти через придание решениям четвертого Всебелорусского народного собрания конституционной силы.

Например, под предлогом необходимости сохранения стабильности в обществе в период мирового экономического кризиса, экономической и политической блокады республики по всему периметру, что представляет "опасность жизни и здоровью людей, территориальной целостности и существованию государства" (что соответствует критериям введения чрезвычайного положения согласно ст.84 Конституции Республики Беларусь) на период 2010-2011 (-12) годов вводится режим чрезвычайного положения, который может быть отменен только после проведения очередного всебелорусского собрания.

Этот вариант - единственная возможность нынешних белорусских властей избежать проведения президентских выборов, которые в случае фальсификации их итогов могут быть признаны нелегитимными как в США и ЕС, что уже было неоднократно, так и в России. Однако в этом случае, если официальный Минск вопреки логике внутри- и внешнеполитических процессов все же пойдет на осуществление такого сценария, легитимность белорусской власти изначально окажется под вопросом. В результате по "белорусской проблеме" могут начаться консультации между РФ, США и ЕС аналогично тому, как в настоящее время они идут по "киргизской"".

Также весьма положительно стоит оценить инициативу лидера кампании "Говори правду" Владимира Некляева стать "народным делегатом" очередного Всебелорусского народного собрания. Для этого активисты его кампании готовы собрать 20 тысяч подписей, хотя достаточно даже 3 000. Об этом политик заявил 19 июля в Минске на конференции предпринимателей. Все правильно - о необходимости такой работы было написано в указанной выше статье:

"В этих условиях патриотически настроенная общественность и политический актив должны готовиться сейчас не столько к выборам, сколько к четвертому Всебелорусскому народному собранию с тем, чтобы их представители попали на этот "народный форум" не по разнарядке сверху.

Ведь что собой представляет делегат собрания с точки зрения легитимности? Если мы обратимся к опыту 2006 года, то увидим, что на собрание со всей республики было делегировано 2 500 народных представителей, что с учетом численности белорусских избирателей (около 7 млн человек) означает, что один делегат был избран всего (!) от 2 800 человек. Соответственно, т.к. процедура выборов делегатов съезда оформлена не законом, а только указом президента, который рекомендует, как органы власти должны организовать процесс выдвижения делегатов от трудовых коллективов и т.д., можно предположить, что делегатом Всебелорусского народного собрания может быть избран любой гражданин Беларуси, собравший в свою поддержку более 2 800 подписей. Если же такие делегаты не будут допущены до участия в собрании, следовательно, и его решения могут быть признаны нелегитимными со стороны мирового сообщества".

Идея Некляева, как я ее понимаю, заключается в том, что его легитимность будет такой же, как и у всех остальных делегатов Всебелорусского собрания. Очевидно, что лидера кампании "Говори правду" власть не пустит на собрание. Следовательно, аналогичную работу должны проделать другие политические силы республики. Если на Всебелорусское собрание пойдет, собрав даже по 3-5 тысяч подписей не один Некляев, а человек 10-20 лидеров партий, образования, науки, негосударственных профсоюзов, белорусского общественного мнения и т.д., которых власть, естественно, не допустит до собрания, тогда это даст свой эффект: любые решения Всебелорусского народного собрания типа следующей пятилетней программы развития республики не смогут считаться легитимными, ведь в таком случае становится очевидным, что то, что будет принято на этом "форуме", является не волей всего белорусского народа, а частной инициативой нескольких тысяч непонятно как собравшихся вместе белорусских граждан во главе со всей исполнительной вертикалью.

Кстати, за месяц до выборов, выступление на Всебелорусском народном собрании будет отличным шансом для крупных чиновников выпрыгнуть из тонущей лодки и перейти в команду будущего победителя.

Отряд космонавтов

В происходящем можно выделить и еще один очень важный аспект. Т.к. в разворачивающейся избирательной гонке фактор России становится день ото дня все более значимым, и на сегодня даже с учетом раскрученной властями фигуры Александра Милинкевича на националистическом фланге нет ни одной сильной фигуры, а политический спектр смещается в сторону усиления работы с политическими элитами республики нашим восточным соседом, то визит в Москву Ярослава Романчука и полученная им политическая поддержка со стороны российских либералов, имеющих сильные позиции в экономическом блоке российского правительства, говорит о начале очень интересной тенденции. Понятно, что Алексей Кудриин и Анатолий Чубайс -влиятельные представители российского политического класса, его либерального крыла. Однако, кроме него, как известно, в правящем российском политическом классе представлены еще такие влиятельные группировки, как сырьевая и силовая.

В этой связи рискнем предположить, что настоящая избирательная компания в республике еще даже не то, что не начиналась, ее еще никогда и не было. Как только два остальных российских клана определяться со своими кандидатами, в Беларуси начнется такое, что от пресловутой "стройной и монолитной вертикали власти" в Беларуси не останется и следа: действующая власть не может предложить ничего ни чиновникам, ни бизнесу, за исключением 500-1000 долларов зарплаты и регулярных посадок "по графику". Поэтому предстоящую избирательную кампанию в республике (при определенном развитии событий), возможно, будет с полным на то основанием назвать битвой пророссийских кандидатов, каждый из которых будет идти от одной из названных выше сил. Кто выйдет на финишную прямую, а кто снимет в ходе выборов свою кандидатуру - покажет время.

Вместе с тем, очевидно, что имеющихся в распоряжении белорусской власти ресурсов (финансов, политтехнологов, команд и т.д. и т.п.) не хватит на ведение избирательной кампании в условиях полноценного вхождения российских игроков на белорусское политическое поле: нынешняя белорусская идеологическая вертикаль не способна функционировать даже в прежнем режиме поддержания мифа о мудром вожде, что говорить об игре по тем правилам, о которых она даже слыхом не слыхивала. Фамилия представителя российских либералов на белорусских выборах уже известна. Осталось подождать итогов тендеров внутри двух других российских кланов и узнать их фамилии.

И последний вывод. Почему у России должен быть свой кандидат на предстоящих белорусских выборах просто по факту их наличия? Как показывают рейтинги Александра Милинкевича и Александра Козулина, которые последние четыре года не проводили никакой системной работы в массах по поддержанию своей популярности и раскрутке возглавляемых ими политических сил, они просто по факту участия в прошлых президентских выборах получили 8-10% голосов. Неплохой стартовый бонус.

Соответственно, если от России на этих выборах будет кандидат, который будет ориентирован даже не на победу, а на участие, и который сможет сохраниться как политик на время до следующих президентских выборов в 2015 году, то вполне можно предположить, что он точно также автоматом получит около 15%, а может даже и больше голосов белорусских избирателей. А это уже будут достаточно серьезные предпосылки для будущей победы.

REGNUM-Беларусь

0

7

И все же Сергей Сидорский - в списке возможных кандидатов!

Оппозиция может собрать 100 тысяч подписей в поддержку Сидорского

30.07.2010

Белорусская оппозиция не считает живущего ныне в Москве экс-главу МВД Владимира Наумова "реальным претендентом в президенты на предстоящих выборах". Зато внимательно присматривается к кандидатуре премьер-министра Сергея Сидорского, которого все чаще называют прокремлевским соперником Лукашенко.

"Наша ніва"  поместила заметку, в которой утверждается, что бывший глава МВД Владимир Наумов может стать соперником Александра Лукашенко на предстоящих президентских выборах.

Как пишет издание "эти слухи циркулируют  не только среди политически заангажированных людей, но и среди тех, кто о политике говорит только на кухне".

Полгода назад бывший министр внутренних дел Владимир Наумов уехал в Москву. Там генерал-лейтенант Наумов устроился на работу советника генерального директора государственной корпорации "Ростехнологии" Сергея Чемезова. Эта структура находится под личным контролем Владимира Путина.

После этого  в Минске Наумова никто не видел, хотя сам он говорит, что регулярно приезжает. Согласно неподтвержденной информации, в отношении его возбуждено уголовное дело. Поэтому при первом пересечении границы экс-министр может оказаться в "американке".

Владимир Наумов не может быть кандидатом в президенты хотя бы потому, что он уроженец Смоленска. Согласно белорусского законодательства, человек, который  родился за пределами нашей страны, не может занимать высшую должность. Ранее на этом обжегся комик Крыжановский в 2001 году.

«Впрочем, у нас такой удивительный закон, что если им руководствоваться, то президентом не может быть … никто. Согласно статье 80 Конституции, президентом может быть избран гражданин Республики Беларусь по рождению, не моложе 35 лет. Но вся закавыка в том, что гражданам Республики Беларусь по рождению еще никак не может быть 35 лет: мы ведь только-только праздновали 20-летие принятия Декларации независимости. А в Советском Союзе у нас у всех было гражданство СССР, но никак не белорусское. Вот такая странная норма. Тем не менее, «законница» Лидия Ермошина как-то регистрировала кандидатом в президенты Зенона Позняка, проживающего в США. И не регистрировала Евгения Крыжановского, который родился в Украинской ССР. Так что белорусские законы еще надо уметь читать», - считает журналист Светлана Калинкина.

Во-вторых, выбор  Наумова также весьма странный. Вряд ли белорусы будут массового голосовать за одиозного милицейского начальника, с которого все еще не сняты подозрения в громких исчезновениях оппонентов власти.

"Похоже на то, что запускать слухи о пророссийском кандидате Наумове могут спецслужбы. Тут и сведение личных счетов (КГБ и МВД при Наумове жестко соперничали), и сбить противников Лукашенко со следа, чтобы они надеялись на "дядю", - пишет "НН".

"Белорусский партизан" попросил прокомментировать эти слухи лидера Объединенной Гражданской Партии Анатолия Лебедько.

"Я не рассматриваю Наумова как возможного претендента в президенты, - сказал политик. - Наумова можно рассматривать как инструмент для дополнительного шантажа Лукашенко, это человек-инструмент, раздражитель для Лукашенко.

Тем более я  не думаю, что Наумов - кремлевская креатура. Наиболее реальный претендент на то, чтобы стать кремлевской креатурой - это премьер-министр Сидорский. У него есть две гипотетических возможности принять участие в президентских выборах.

Первый сценарий, условно назовем его "туркменским", - С Лукашенко что-то происходит и на завтра премьер-министр Сидорский становится исполняющим обязанности руководителя страны.

Второй сценарий: демократические силы Беларуси делают совместное заявление, что наш кандидат - премьер-министр Сидорский. Поскольку он является главой правительства, бросить его в тюрьму или расправиться с ним другими методами представляется достаточно сложным. В этом есть определенные гарантии безопасности. Оппозиция собирает ему 100 тысяч подписей и выдвигает его единым кандидатом от всей оппозиции, так что одного претендента от оппозиции сложно не зарегистрировать. Это два сценария, когда может появиться выразительный прокремлевский кандидат. Естественно, это гипотетические возможности, потому что мы не знаем, куда девать своих кандидатов", - отметил Анатолий Лебедько.

0

8

Для БНФ лучше ЛУКАШЕНКО, чем СИДОРСКИЙ или НЕКЛЯЕВ!!!

Для апазыцыі прамаскоўскі кандыдат такі ж непрымальны, як Лукашенка

Пол Гоўбл, аналітык
02.08.2010 18:36
Радыё Свабода

“Заходнім урадам варта зразумець, што беларуская апазыцыя аддае перавагу каштоўнасьцям патрыятызму перад кароткатэрміновымі палітычнымі разьлікамі,” – піша амэрыканскі аналітык Пол Гоўбл, аналізуючы перадвыбарчую дылему беларускай апазыцыі.

Аляксей Янукевіч, старшыня Беларускага Народнага Фронту, заявіў у інтэрвію расейскай газэце “Новые известия», што яго партыя заклікала сваіх прыхільнікаў актывізаваць барацьбу супраць узмацненьня Расеі, нават калі гэта робіць іх саюзьнікамі Аляксандра Лукашэнкі, на якога Крэмль вядзе наступ некалькі апошніх тыдняў.

У заяве БНФ адзначаецца, што «Эўропа і ЗША падчас выбарчай кампаніі будуць паводзіць сябе пасіўна, у той час як Расея па меры набліжэньня выбараў узмацніць інфармацыйную кампанію супраць рэжыму Лукашэнкі», – нагадвае Пол Гоўбл.

На думку Янукевіча, расейскія ўлады могуць пайсьці і на тое, каб абнародаваць інфармацыю аб замежных банкаўскіх рахунках кіраўнікоў беларускага рэжыму, на што не пайшлі нават Злучаныя Штаты, калі ўвялі санкцыі адносна Беларусі.

Кіраўнік БНФ мяркуе, што Масква рыхтуе свайго ўласнага пратэжэ на пасаду прэзыдэнта Беларусі. Палітык падкрэсьліў, што “прамаскоўскі кандыдат для нас такі ж непрымальны, як і Лукашэнка”.

Паводле Янукевіча, расейцы распрацавалі сцэнар зьмены ўлады ў Беларусі. Гэты сцэнар прадугледжвае масавыя пратэсты пасьля выбараў супраць іх фальсыфікацыі. Мяркуецца, што гэтыя пратэсты будуць тым больш масавымі, што шмат людзей незадаволеныя сваім эканамічным становішчам. Людзі будуць пратэставаць, а Масква выкарыстоўваць свае сувязі ўнутры беларускай намэнклятуры.

На выбарах БНФ плянуе падтрымліваць намесьніка старшыні партыі Рыгора Костусева, хаця партыя выступае за працяг перамоваў зь іншымі групамі апазыцыі, каб вылучыць адзінага кандыдата.

Гэтыя перамовы пакуль ідуць ня вельмі добра, але калі яны скончацца посьпехам, чакаецца, што адзіным кандыдатам стане Аляксандар Мілінкевіч, лідэр руху “За Свабоду”.

Хто можа быць прарасейскім кандыдатам – дагэтуль невядома. Многія ў Менску выказваюць меркаваньне, што ім стане Ўладзімер Някляеў, паэт і апазыцыйны дзеяч, які некалькі гадоў пражыў у эміграцыі ў Нарвэгіі, але потым вярнуўся ў Беларусь. Мяркуецца, што ён мае падтрымку ў сілавых структурах і сярод намэнклятуры.

Беларуская апазыцыя апынулася ў надзвычай цяжкім становішчы, якое ўскладняецца тым, што большасьць заходніх аналітыкаў не разумее прыроды яе дылемаў. Для апазыцыі непрымальны Лукашэнка, але яна не гатовая ахвяраваць сваёй краінай Маскве, бо расейская ўлада для яе таксама непрымальная, – піша Пол Гоўбл.

Гэтая сытуацыя немагчымага выбару – якраз тое, перад чым некаторыя ў Маскве хочуць паставіць празаходнюю беларускую апазыцыю. Апроч іншага гэта можа стварыць гэтым партыям вобраз пралукашэнкаўскіх сілаў, якімі яны насамрэч зусім не зьяўляюцца, – зазначае амэрыканскі аналітык.

Заходнім урадам варта зразумець гэтую сытуацыю, зразумець, што беларуская апазыцыя аддае перавагу каштоўнасьцям патрыятызму перад кароткатэрміновымі палітычнымі разьлікамі. Без разуменьня гэтага заходнія краіны будуць кепскімі гульцамі ў гульні, якая прадугледжвае альбо дазвол Лукашэнку працягваць яго дыктатарскае кіраваньне, альбо дазвол Маскве зацугляць беларускую незалежнасьць.

0

9

9 Июля 2010 г.
Напуганные Москвой
На роль своего главного пиарщика Лукашенко пригласил очередного британского лорда
АЛЕСЬ ПАЦУК, Минск

 
В Белоруссии фактически стартовала предвыборная кампания – нового главу государства республика будет выбирать в начале будущего года. Особенностью нынешних политических боев стало соревнование между властью и радикальной оппозицией в том, что касается критики российской политики на минском направлении. Одновременно власти представили нового имиджмейкера действующего президента, которым, как и два года назад, стал британский лорд. Тогда это был Тимоти Белл, теперь – Питер Чадлингтон.

На днях старейшая оппозиционная сила – Партия Белорусского народного фронта (ПБНФ) – призвала своих сторонников сплотиться в борьбе с «усилением российского влияния» в стране. В соответствующем заявлении, озвученном на последнем пленуме ПБНФ, говорится, что Европа и США во время избирательной кампании будут вести себя достаточно пассивно, в то время как Россия «к дате проведения президентских выборов усилит информационную кампанию против Лукашенко». Председатель партии Алексей Янукевич заявил «НИ», что Москва, возможно, распространит информацию о банковских счетах представителей белорусских властей за рубежом, то есть те самые сведения, которых в свое время не хватало американцам, когда они вводили санкции против Минска.

В то же время г-н Янукевич считает, что Москва готовит своего протеже на пост белорусского президента. «А промосковский кандидат для нас так же неприемлем, как и Лукашенко», – утверждает белорусский политик. Ожидаемый российский сценарий смены власти в Белоруссии, по его мнению, таков – власти сначала подтасуют результаты выборов, люди, и без того недовольные ухудшением экономической ситуации в республике, выйдут на улицы, а Москва задействует все имеющиеся связи в белорусской номенклатуре. На предстоящих выборах от партии БНФ на пост президента будет баллотироваться заместитель председателя Григорий Костусев. При этом партия продолжит переговоры о едином кандидате в президенты в рамках «Белорусского независимого блока». Ожидается что им станет лидер движения «За Свободу» Александр Милинкевич, ранее уже выдвигавшийся на пост главы государства.

Что касается «пророссийского кандидата», то о конкретной фигуре, наверное, говорить пока рано. Хотя многие считают, что эту роль в качестве представителя «левых сил» может сыграть известный поэт и оппозиционер Владимир Некляев. Несколько лет он даже прожил в эмиграции в Норвегии, но потом вернулся на родину. Считается, что за ним стоят обиженные Александром Григорьевичем чиновники, в том числе экс-глава МВД Владимир Наумов, в конце прошлого года перебравшийся в Россию.

Но Лукашенко сдаваться, естественно, не намерен. Белорусские телеканалы рассказали о новом имиджмейкере президента – главе британского пиар-холдинга «Хантсуорт» лорде Питере Чадлингтоне. Напомним, что его предшественником в этой роли был другой лорд – Тимоти Белл, работа которого по избавлению белорусского президента от образа «последнего диктатора Европы» оказалась не слишком успешной. В отличие от Белла Чадлингтон обещает сделать упор на экономику. По его словам, он проанализировал программу приватизации, разработанную белорусским правительством, и готов содействовать в ее реализации. Правда, в Минске умалчивается, о каких конкретно предприятиях и «западных инвесторах» идет речь. Впрочем, ситуацию может подпортить репутация самого лорда Чадлингтона. Дело в том, что в конце 1990-х годов он занимал пост директора Британской королевской оперы. Однако за два года работы, несмотря на финансовую поддержку английского правительства, ведущий театр Великобритании дошел до банкротства. Лорда Чадлингтона тогда уволили с должности за «некомпетентность».

0

10

Лидер или политический самозванец?

02.08.2010

"Я беру на себя роль лидера пробелорусских проевропейских сил". Это смелое и амбициозное заявление лидера движения "За Свободу" Александра Милинкевича вызвало бурю негодования у других потенциальных кандидатов в президенты, рассчитывающих занять эту политическую нишу, стать единым кандидатом от оппозиции.

Кандидат в президенты от Объединенной Гражданской Партии  Ярослав Романчук считает, что прежде, чем делать подобные самоуверенные заявления, следует проанализировать, что Александр Милинкевич сделал за прошедший период:

- Прежде чем делать такие заявления, нужно посмотреть, что Александр Милинкевич сделал за прошедшее время. В 2006 году он разочаровал демократическое сообщество, он не смог добиться своего выдвижения даже в рамках "Белорусского незалежницкого блока". Вокруг - обман, подкупы, разрушение.

Милинкевич уже заявил, что предстоящие выборы - это не выборы, а переходный этап. Честнее уже было бы не участвовать в этой кампании вообще, если ты не веришь в победу. Милинкевич сделал все возможное, чтобы разрушить Объединенные демократические силы, и сейчас он своими руками разрушает единство демократических сил, что явно не по-европейски выглядит. Я разговаривал и с Бузеком, и с литовскими, с польскими, многими другими европейскими политиками - все выступают за то, чтобы был единый кандидат на президентские выборы. Так что с этой точки зрения действия Милинкевича выглядят совсем не по-европейски.

При этом Я.Романчук не считает, что на проекте "единый кандидат" поставлен крест:

- Просто время определения единого кандидата сдвигается во времени - это будет ближе к окончанию сбора подписей. Те политики, которые соберут по сто тысяч подписей, и обретут легитимное право участвовать в определении единого. Таковых, думаю, будет не больше трех человек. Однако Александр Милинкевич явно не входит в группу людей, которые будут вести переговоры, - считает Я.Романчук.

Сопредседатель Партии Белорусская Христианская демократия Виталий Рымашевский  повторил собственный тезис, высказанный на конференции демократических сил Могилевщины:

- Все споры о том, кто более проевропейский, напоминает мне дебаты по вопросу какая проституция лучше - рублевая или валютная? Это несолидно - белорусскому политику говорить о пророссийской или проевропейской ориентации. Представьте, что было бы с польским политиком, который бы заявил бы о том, что он более прогерманский или пророссийский. Белорусские политики должны проводить исключительно пробелорусскую политику, рассчитанную на белорусов. Естественно, такие заявления могут быть элементами предвыборной программы, но не более того: в Беларуси должны быть только пробелорусские политики.

В.Рымашевский считает, что выдвижение единого кандидата даже в рамках "Белорусского незалежницкого блока" невозможно:

- Мы сделали все возможное для появления единого кандидата в президенты, в том числе - и в рамках БНБ. К сожалению, принятие любых прозрачных процедур определения единого кандидата блокировано нашими партнерами, которые объявили об участии в президентских выборах самостоятельно. Поэтому вы и сами можете ответить на этот вопрос: выдвижение единого кандидата на данном этапе невозможно. Поэтому я бы призвал все демократические силы, всех демократических лидеров не воевать между собой, не устраивать разборки - кто более европейский, а направить свои усилия на демократизацию страны, - подчеркнул сопредседатель БХД.

Еще один политик, участвовавший в могилевских консультациях, заместитель председателя Партии БНФ Григорий Костусев, выдвинутый в президенты от Фронта, заявил "Белорусскому партизану", что не слышал "таких противоречивых заявлений Милинкевича":

-  Я с уважением отношусь к Милинкевичу, у меня с ним хорошие дружеские отношения - о нем я могу сказать только хорошее. Все присутствовавшие в Могилеве претенденты - это равные среди равных. Безусловно, опыт Милинкевича наибольший. Но если будет выработана процедура определения единого кандидата, то каждый из нас имеет возможность стать единым кандидатом: и Милинкевич, и я, и все остальные.

0

11

Василий Поляков. Обратный отсчет
2 Августа  ucpb.org

Давний конфликт. Вялотекущий более десятка лет конфликт между руководством России и Беларуси летом этого года приобрел новое звучание. Все уже давно привыкли к постоянным скандалам, эмоциональным всплескам и даже войнам разной направленности в отношениях «ближайших союзников». Но сейчас возникло нечто качественно иное, что заставляет посмотреть на проблему более серьезно.

Сложно сказать, когда в Кремле было принято решение вплотную заняться «проблемой Лукашенко», но произошло это не вчера, не позавчера и даже не год назад в разгар «молочной войны». Щедрые кредиты со стороны России конца 2008 года достаточно ярко показывают, что на тот момент уже было решено действовать в отношении Беларуси методично и последовательно. Тогда такая щедрость удивила многих, но, если исходить из того, что их выделение было направлено на создание благоприятного фона для дальнейшего жесткого курса в отношении зарвавшегося союзника в лице Лукашенко, от которого кроме неприятностей ожидать больше ничего не приходится, то ход выглядит очень разумным.

Дальше все шло по задуманному сценарию, возможно, «молочные баталии» и не совсем в него ложились, но Россия однозначно определилась с линией своего поведения, которой неукоснительно придерживалась. И в разбирательствах по нефти конца прошлого года («Мы вам даем беспошлинно нефть на внутренние потребности, чего вы еще хотите!»), и в недавнем газовом противостоянии, спровоцированном во многом искусственно накануне подписания Таможенного союза («Есть договор, платите!», «Не хотите в Таможенный союз, мы и без вас обойдемся!») прослеживались системность и последовательность действий со стороны России. Аргументов у белорусского руководства при таком подходе практически не оставалось, кроме напоминаний об «общих окопах» и «братских отношениях». «Окопы» и «землянки» могут, конечно, сработать, но только один, максимум, два раза, а потом воспринимаются даже доверчивыми и сердобольными белорусами как анекдот.

Поэтому главный вопрос, который невольно возникает, следующий: Каким образом Кремль планирует решить «белорусскую проблему»?

«Несъедобный» союзник. Нельзя сказать, что кто-то в российском руководстве обманывался в отношении Лукашенко ранее. Цену ему знали давно, еще при Ельцине, но в силу разных причин, попросту прощали все его выпады и капризы. Сначала сдерживающим фактором было недовольство большинства россиян развалом Советского Союза и нужно было как-то его сглаживать. Затем постоянно возникали проблемы с соседями (с 2004 года одна Украина только чего стоила). Поэтому чаще оказывалось, что проще дать Лукашенко то, что он просит\требует лишь бы с его стороны было поменьше крика.

Однако ситуация поменялась. Украина снова повернулась к России, постепенно выравниваются отношения с прибалтийскими республиками, но самое главное, Кремль перешел к новому внешнеполитическому курсу, направленному улучшение отношений с Западом, а также на прагматичные и деловые отношения со всеми странами, в том числе и с ближайшими соседями. Результатом этого стал, например, отказ от безоговорочной поддержки авторитарных правителей республик бывшего СССР и Киргизстан тому наглядное подтверждение.
Вот здесь и натолкнулись на «белорусскую проблему», которая никак не ложится в новый внешнеполитический концепт России и которую нужно определенным образом решать. А суть этой проблемы, при более детальном рассмотрении, заключена не в существующей авторитарной системе, не в менталитете белорусского народа, и даже не в причудливой экономической модели Беларуси, а в личности ее руководителя. С жадным к братским поцелуям Лукашенко крайне сложно о чем-либо даже договориться (если, конечно, речь не идет о щедрых дотациях и преференциях), но в несколько раз труднее заставить эти договоренности выполнять, не говоря уже о постоянной опасности получить нож в спину.

А если проблема в личности, ее неготовности действовать цивилизованно и порядочно во взаимоотношениях со своими партнерами, то надо, соответственно, решать вопрос с личностью. Причем радикально. Вариант - загнать Лукашенко в угол и сделать его послушным исполнителем - здесь не подходит по двум причинам. Во-первых, хорошо зная Лукашенко, руководители Кремля понимают, что «загонять» придется не один и даже не два раза, а постоянно, живя в постоянном напряжении и ожидании ответного удара за «унижения». Во-вторых, не последнюю роль играет личная неприязнь, когда с человеком не хотят иметь дело просто из чувства брезгливости и с этим ничего нельзя поделать.

Возможные сценарии развития событий. После показа первого фильма из серии «Крестный батька» можно было еще полагать, что это запрещенный прием по «укрощению строптивого» накануне подписания Таможенного союза, который преследует краткосрочную цель. С выходом же «Крестного батьки-2» и присоединением к информационной войне других российских каналов, стало очевидным стремление довести дело до логического завершения. Основные события еще впереди и многое будет зависеть от ряда факторов: поведения Лукашенко, действий российского руководства, деятельности оппозиции. Однако ясно одно: руководство России приняло однозначное решение - Лукашенко должен уйти. Основная же интрига сейчас заключается в том, когда это случится и какая стратегия будет задействована.

Одним из направлений данной стратегии, безусловно, останется информационная война. После очередных серий «Крестного батьки» с возможными откровениями бывших высокопоставленных белорусских чиновников об особенностях местной системы власти и ее лидера, о произволе белорусских спецслужб, следует ожидать всестороннего освещения хода президентской кампании в Беларуси, с подробными комментариями относительно преследований оппозиции и бесчестности так называемых выборов. Оппозиционные кандидаты на некоторое время, возможно, даже станут звездами российских новостных программ. Однако, в этих так называемых выборах не будет участвовать кандидат, на которого Россия будет делать ставку. Это просто бессмысленно, когда выборов нет. Даже вложив в эту кампанию 1/3 российского бюджета, можно получить только один результат: Лукашенко снова объявит себя победителем. Поэтому будут работать несколько другие схемы. Это, конечно же, не исключает того, что Россия признает легитимность белорусской оппозиционной Розы Отунбаевой, если до этого дойдет дело. Но произойти это может только при условии единства оппозиции и только после того, как факт свершится, а не во время стояния нескольких оппозиционных кандидатов с группками своих сторонников в разных углах площади Калиновского. По большому счету России нет большой разницы, кто сменит Лукашенко – прозападный политик или пророссийский. Главное, чтобы это был человек, с которым можно договариваться и который не будет создавать проблем во взаимоотношениях между странами.

Так как вариант с «единым кандидатом» от оппозиции, пришедшим к власти в Беларуси с помощью Площади, маловероятен и в силу отсутствия такового «единого» на настоящий момент, и в силу запаса прочности власти, которая распродаст семейное серебро, но создаст фон благополучия под ближайшую президентскую кампанию, стратегия России по смене Лукашенко будет носить более долгосрочный характер (хотя не исключены и определенные ускоренные варианты).

Сценарий первый (маловероятный).
Россия оказывает давление на Лукашенко, чтобы он отказался от участия в выборах в пользу преемника взамен на гарантии, угрожая непризнанием результатов выборов со всеми вытекающими последствиями и сопутствующими проблемами. Лукашенко соглашается (что и есть маловероятно). Проблема решена.

Сценарий второй (тоже маловероятный).
Оппозиция выступает единым фронтом, не признает результатов голосования. Многотысячная Площадь, упорствующая в своем желании свергнуть диктатуру. Власть под давлением России (непризнание выборов, жесткие условия по энергоносителям и т.д.) и Запада соглашается на переговоры с бунтующей оппозицией. По итогам переговоров назначаются новые выборы без участия Лукашенко, хотя и с кандидатом от власти.

Сценарий третий (изнуряющий). Ослабленный политически и физически Лукашенко сохраняет за собой пост. Площадь разогнана, но Россия не признает результаты выборов. Проблемы растут как снежный ком: нет средств на выплату зарплат, пенсий, стипендий. Проходит год-два, Россия предлагает гарантии взамен на уход. Лукашенко делает заявление «Я устал, я ухожу…» и реализует вариант «преемник».

Сценарий четвертый (на выживание). Лукашенко упорствует, социальная напряженность возрастает. Приближается 2016 год. Нет сил не только остаться у власти самому, но даже передать ее преемнику. Президентом становится кандидат, убедивший измученных белорусов в том, что вернет добрые отношения с Россией…

0

12

Александр Лукашенко ушел в непризнанку
// Дмитрий Медведев подтвердил, что белорусский президент нарушил данное два года назад слово
 
Газета «Коммерсантъ»   № 140 (4440) от 04.08.2010   



Президент РФ Дмитрий Медведев впервые рассказал о том, что его белорусский коллега Александр Лукашенко почти два года назад добровольно взял на себя обязательство признать независимость Абхазии и Южной Осетии, но так и не сдержал слова. Обвинение президента Белоруссии во лжи означает, что Москва больше не будет добиваться от него долгожданного признания Сухуми и Цхинвали. По мнению экспертов, это также значительно облегчает для России объяснение причин информационной войны с господином Лукашенко.

По словам президента РФ, признать Абхазию и Южную Осетию Александр Лукашенко буквально поклялся сразу после того, как в августе 2008 года Москва объявила о признании конфликтовавших с Грузией регионов. Произошло это на одном из саммитов СНГ. "Он сказал: я торжественно обещаю, что все сделаю за самое короткое время",— процитировал президент РФ слова господина Лукашенко двухлетней давности.

Дипломатический источник "Ъ", присутствовавший на том саммите, припоминает, что тогда один из президентов стран СНГ открыто выразил сомнение в том, что Александр Лукашенко свое обещание сдержит. Президент Белоруссии ответил на это эмоционально: "Да, сделаю, не сойти мне с этого места!"

Исполнения обещания Москва так и не дождалась, хотя для стимулирования Минска РФ, по сведениям "Ъ", готова была пойти тогда на снижение цены на российский газ и предоставление кредита в размере $2 млрд. Сначала Александр Лукашенко объявил, что вопросом признания займется новый парламент страны, который изберут в конце сентября 2008 года. Однако новоизбранный парламент даже не включил вопрос о признании в повестку дня.

Исправить ситуацию Александр Лукашенко лично пообещал Дмитрию Медведеву на встрече в подмосковной резиденции в Завидово в марте 2009 года. Как сообщил тогда "Ъ" источник в окружении господина Лукашенко, несмотря на недовольство ЕС, в повестку дня весенней сессии белорусского парламента будет внесен вопрос о признании независимости Абхазии и Южной Осетии, и он может быть решен положительно для России. Но через две недели, в День единения народов Белоруссии и России, Александр Лукашенко снова преподнес Москве неприятный сюрприз: парламент Белоруссии не включил в повестку дня вопрос о признании. А спустя еще три месяца Минск предпринял беспрецедентный выпад в адрес Москвы: МИД Белоруссии призвал своих граждан соблюдать грузинские законы при посещении Абхазии и Южной Осетии, тем самым признав территориальную целостность Грузии.

Это переполнило чашу терпения Кремля. С тех пор, по информации "Ъ", Москва перестала допекать белорусского лидера просьбами сдержать обещание и признать Абхазию и Южную Осетию и больше не изъявляла желания отблагодарить Минск деньгами, если тот, наконец, признает Сухуми и Цхинвали.

Но Александр Лукашенко, как бы не замечая перемен в настроениях соседа, продолжал кормить его завтраками. Осенью прошлого года он пообещал, что "белорусский парламент рассмотрит вопрос признания Абхазии и Южной Осетии". Однако дело кончилось направлением парламентских комиссий в Сухуми, Цхинвали и Тбилиси — "для изучения ситуации". В середине же июля белорусское телевидение показало интервью с Михаилом Саакашвили. В нем президент Грузии поблагодарил Минск за то, что, несмотря на давление Москвы, он не признает Абхазию и Южную Осетию и вообще "всегда поддерживал Грузию".

Белорусский политолог Денис Мелянцов объяснил "Ъ" подобное поведение Минска "своеобразным отношением Лукашенко к понятию совесть" (в прошлом году глава Белоруссии заявил, что "по совести мы уже давно должны были признать независимость двух республик") и в этой связи напомнил крылатую фразу белорусского лидера: "Там где совесть — там хрен вырос". По мнению господина Мелянцова, Минск добровольно на признание Сухуми и Цхинвали не пойдет, поскольку это разрушит европейский вектор его внешней политики. "Именно вопрос о признании стал краеугольным камнем в отношениях Белоруссии с ЕС, и именно из-за этого европейцы забыли претензии к Минску о правах человека и демократии",— пояснил "Ъ" политолог.

Впрочем, теперь Дмитрий Медведев говорит, что Россия, хотя и заинтересована в том, чтобы в мире признавали Абхазию и Южную Осетию, но это не самоцель. "Такой задачи не стояло и не стоит",— уверяет президент РФ.

Подобное изменение в настроениях Кремля может быть вызвано тем, что руководители стран ЕС и США все меньше критикуют Москву за решение двухлетней давности. На последнем саммите Россия—ЕС в Ростове президент ЕС Херман ван Ромпей лишь вскользь высказался на эту тему. А российские дипломаты, курирующие отношения с Цхинвали и Сухуми, признаются "Ъ", что в последнее время Запад взял курс на неафишируемое сотрудничество с Абхазией и Южной Осетией. "На уровне третьестепенных фигур ЕС и США начинают игру с абхазами и осетинами, чтобы в итоге вывести их на необходимость нормализации отношений с Тбилиси,— говорит собеседник "Ъ".— Если это произойдет, и Абхазия с Южной Осетией установят какую-то форму ассоциации с Тбилиси, мы будем не против".

По мнению же эксперта минского аналитического центра "Стратегия" Валерия Карбалевича, проблема признания уже не так актуальна для Кремля, и "даже если завтра Лукашенко признает независимость двух республик, это вряд ли разрядит отношения Москвы с Минском". Напомнить же о лжи Александра Лукашенко, как считает эксперт, президент РФ решил для того, чтобы объяснить информационную атаку на белорусского лидера. "Если Кремль объяснит это тем, что Лукашенко не впускает в страну российский капитал, "кидает" российский бизнес, для обычного россиянина это будет недостаточной аргументацией,— заявил "Ъ" белорусский эксперт.— А тут все понятно: он нас предал".

Мовсун Гаджиев, Минск; Владимир Соловьев, Геннадий Сысоев

0

13


Рада беларускай інтэлігенцыі абмежавала спіс прэтэндэнтаў на пасаду прэзідэнта ад апазіцыі да пяці чалавек.

У пяцёрку меркаваных кандыдатаў трапілі Аляксандр Казулін, Сяргей Калякін, Уладзімір Някляеў, Яраслаў Раманчук і Андрэй Саннікаў.

Старшыня Рады Уладзімір Колас заявіў, што яны вырашылі не спыняць сваёй дзейнасці па каардынацыі гэтага працэсу. Разам з тым ён ад імя Рады інтэлігенцыі заклікаў усіх дэмакратычных лідэраў да эфектыўнай выніковай працы па кансалідацыі і па вызначэнню адзінага кандыдата.

У далейшым Рада можа скласці з сябе паўнамоцтвы пасярэдніка ў гэтым працэсе — калі ў найбліжэйшы час палітыкі не вызначацца з тэрмінам вылучэння адзінага кандыдата.

0

14

Владимир Некляев переходит на политическое поле
6 августа 2010, Павлюк Быковский

В интервью "БР" Владимир Некляев согласился с оценкой, что желание стать делегатом Всебелорусского народного собрания (ВНС) является политическим шагом. Таким образом, кампания "Говори правду!", которая до сих пор дистанцировалась от прямой политической деятельности, переходит к новому этапу своего развития, перерастая правила игры третьего сектора.

В. Некляев отметил, что ВНС не является конституционным органом в Республике Беларусь. Напомним, впервые это собрание созывалось в 1996 г. в противовес Верховному Совету XIII созыва, начавшему процедуру импичмента президента. После роспуска парламента ВНС использовалось в качестве трибуны для действующего президента в ходе агитационной кампании на президентских выборах.

Что касается оппозиции, то был единственный прецедент, когда кандидат в президенты Александр Козулин пытался получить мандат делегата ВНС, но охрана собрания пресекла эту попытку.

Нужна трибуна

Тем не менее, признавая ВНС нелегитимным органом, кампания "Говори правду!" хотела бы использовать его как трибуну для артикулирования острых проблем, действительно стоящих перед белорусским обществом. Поэтому о своем желании они заявляют заранее, чтобы власти не могли утверждать, как это было в случае с А. Козулиным, что они якобы врываются на собрание, не имея на то права.

"Хорошо, мы сделаем все заранее - предупредим, соберем подписи. И если это не противоречит вашему пониманию нашей очень своебразной (белорусской) демократии, то уж посодействуйте нам в осуществлении наших намерений", - говорит лидер кампании "Говори правду!", обращаясь к властям.

Сторонники В. Некляева намерены провести мониторинг созыва Всебелорусского народного собрания и его итогов. "Ни один из нас не имел чести присутствовать на столь высоком собрании. Может, там еще что-то происходит, кроме восхвалений и дружного одобрям-с? Может, там тайно решаются действительно исторические проблемы?" - шутит поэт.

В. Некляев призвал всех оппозиционных политиков (и прежде всего тех, которые заявили о своих президентских амбициях) также выдвинуться в делегаты ВНС, но не нашел понимания. Лидеры оппозиционных партий отказались от участия в собрании как в нелегитимном мероприятии. "Так у нас с 20 июля 1999 г. все нелегитимно, - констатирует В. Некляев и недоумевает: - Почему же тогда все и во всем участвуют, а вот в собрании - нет? Остерегаются, что побьют, как Козулина? Ну побьют так побьют. Хлопцы, вы же политикой занимаетесь в диктаторской стране, а не балетом!".

Если же власти не захотят допустить своих оппонентов на ВНС, то оппозиционные кандидаты в президенты, как считает В. Некляев, могли бы стать возле дворца и спрашивать у делегатов Всебелорусского народного собрания: "Почему вы - народ, а мы, кандидаты в президенты, собравшие по 100 тыс. подписей за свое выдвижение, - не народ?".

Лидер кампании "Говори правду!" считает, что такая акция могла бы иметь эффект: "Если бы все кандидаты в президенты решили заявить свою позицию на ВНС - это был бы толковый политический ход, а вовсе "не цирк какой-то", как утверждают мои оппоненты".

А будут ли выборы?

При этом В. Некляев называет еще одну причину своего желания присутствовать на заседании ВНС. "Я не исключаю, что на этом самом народном собрании может быть предпринята попытка если не отмены, то переноса срока президентских выборов", - утверждает лидер кампании "Говори правду!".

По мнению В. Некляева, ситуация для действующего президента как внутри страны, так и за ее пределами в настоящее время "не лучшая", и "первое, что могло прийти в голову человеку решительных действий, каким является Лукашенко, каким-то способом оттянуть этот неприятный во всех отношениях момент".

Как это может быть реализовано на практике? "Встанет какой-то очень-очень заслуженный аксакал и обратится напрямую к "дорогому" Александру Григорьевичу: "В то время как нас окружили враги и даже наш самый верный друг - Россия - вдруг стал врагом, нам не до демократических игр! Нужно спасать страну! Сгрудиться вокруг нашего лидера!" - рисует возможное развитие событий и аргументацию отмены выборов В. Некляев.

Собственно, возможность отмены выборов для лидера кампании "Говори правду!" является одним из объяснений, почему он лично не заявил о своем участии в президентских выборах. "Выборы не назначены, и в этом случае куда мы выдвигаемся и зачем?" - говорит В. Некляев.

Гипотетический поход в президенты

При этом он утверждает, что участвует во всех процедурах выдвижения единого кандидата. И лишь в случае, если данная цель Объединенными демсилами не будет достигнута, а выборы будут назначены, В. Некляев не исключает возможности своего выдвижения кандидатом в президенты.

"Это решение я могу принять только тогда, когда услышу, что президентские выборы назначены на такой-то год в такой-то день", - подчеркнул он.

При этом В. Некляев подтвердил, что потенциал кампании может быть использован для поддержки на выборах другого кандидата в президенты, если его персона будет рассматриваться как более удачная.

"Не буду скрывать: на сегодняшний момент у меня есть все возможности для того, чтобы принять участие в президентской избирательной кампании. Но это не значит, что эти возможности мы не можем использовать для поддержки другого кандидата", - говорит В. Некляев.

"В отличие от политиков, у меня нет завышенных амбиций. Мне не нужно напрягаться, чтобы оставаться в политике любой ценой. У меня есть жизненное пространство в литературе. Отойти в сторону или назад для меня не поражение. Но я отойду, уступлю место только тому, кто докажет право на лидерство не на словах, а на деле. Только действительно сильнейшему, потому что очень высока ставка: судьба страны", - отметил В. Некляев.

Два политических фланга в одной кампании

Следует отметить: обыски и задержания активистов кампании "Говори правду!" показали, что она действительно обладает большим человеческим потенциалом и включает в свои ряды специалистов, необходимых для проведения такой национальной политической кампании, как президентские выборы.

Также репрессии сделали заметным тот факт, что под одной крышей кампания собрала представителей Объединенной гражданской партии, Белорусской партии левых "Справедливый мир", других политических организаций и структур гражданского общества. Некоторые из этих партий заявили о намерении выдвигать на президентских выборах собственных кандидатов.

В связи с этим возникает вопрос о возможности конфликта интересов в гипотетической ситуации, если в выборах примут участие В. Некляев и представители данных партий.

Лидер кампании "Говори правду!" ушел от ответа на этот вопрос, заявив, что "в гипотетической ситуации и конфликты гипотетические".

По его словам, если ситуация станет реальной, "тогда будем смотреть". "Мы же не партия. Мы гражданская кампания, - объясняет В. Некляев. - Мы сразу предложили платформу, которая может объединять людей вне зависимости от того, в какой партии или движении они состоят. Речь не идет о переманивании волонтеров".

Метафора сельских танцев

В отношении множества политиков, которые в настоящее время заявили о своих президентских амбициях, В. Некляев, как и следует поэту, был метафоричен.

"Я понимаю тех, кто хочет потанцевать на площадке под названием "президентские выборы". Но когда заиграет музыка, что будет? А то, что всегда бывает на танцплощадках: кого-то самая красивая барышня пригласит на белый танец, а кто-то уйдет за забор нервно курить. И в раздвинувшемся круге будет кружить тот, у кого есть дом, куда он может пригласить свою избранницу, и есть средства, чтобы одевать ее и кормить. Хотя бы первое время, пока длится любовь..."

"Российские средства"

В том, что у кампании "Говори правду!" есть средства, никто из игроков на белорусском политическом поле не сомневается, но многие при этом считают, что это российские деньги, и, соответственно, предполагают, что кампания будет представлять именно российские интересы. В многочисленных интервью и выступлениях лидеры кампании опровергали данное обвинение, но их оппоненты остались при своем мнении.

В интервью "БР" В. Некляев объяснил ситуацию тем, что на презентации кампании "Говори правду!" он пооткровенничал и сказал, что это деньги тех белорусов, которые больше не имеют возможности вести бизнес в Беларуси, но хотели бы в нее вернуться. Дескать, из-за этого многие решили, что речь идет о кремлевских деньгах.

"Этого нет, нет ни рубля официальных кремлевских или российских денег в кампании "Говори правду!", - заверил ее лидер. По его словам, у кампании есть восточные и западные источники средств, и все они чистые: ни за один рубль, цент или евро ни ему самому, ни активистам кампании никогда не будет стыдно.

Ни Восток, ни Запад

Что же касается геополитических ориентиров кампании, а также самого В. Некляева в гипотетической ситуации его участия в президентских выборах, то об этом поэт высказался очень осторожно.

Он признал, что в кампании есть люди, которые говорят по-белорусски или по-русски, которые больше любят восточного соседа Беларуси или западного. "Но у нас нет ни одного человека, который бы в первую очередь не исходил из интересов Беларуси", - заверил В. Некляев.

По его мнению, Беларуси суждено быть транзитной страной, а значит, ее не нужно заставлять выбирать, к какой стороне прибиться - к Востоку или к Западу. "Если трубу с одной стороны прикрыть, то это уже не труба", - предложил он аргумент-метафору.

Это очень напоминает сегодняшнюю многовекторную политику, но В. Некляев утверждает, что отличие существенное, и состоит оно в том, что он имеет в виду интересы страны, которая сегодня (вся!) работает на интересы одного человека. "Вся его "многовекторная" политика заключается в том, что "хiтрае цялятка смокча дзве маткi". Но этим хитрым теленком был он, а не Беларусь, которая продолжает сосать свое не очень густое молоко", - объясняет В. Некляев.

По его мнению, А. Лукашенко в настоящее время исчерпал свой ресурс и больше не может развивать отношения ни с Востоком, ни с Западом. При этом В. Некляев готов быть ему благодарным за то, что Беларусь сохранила независимость.

Лидер кампании "Говори правду!" акцентировал внимание также на том, что мы находимся в начале распада империи, и этот фактор необходимо учитывать при разработке стратегий. Одновременно с существующим вектором "Восток - Запад" нужно строить отношения и по вектору "Север - Юг".

За рыночные реформы и социальную стабильность

Если же рассматривать взгляды В. Некляева по политической шкале "левых-правых", то однозначный вывод сделать сложно. В кампании представлены обе стороны, а о практических шагах в экономической сфере ее лидер высказывается очень осторожно.

"В нашей стране больше нельзя заниматься популизмом. Например, в противовес загосударствленной экономике заявлять о полной ее либерализации:" По словам В. Некляева, экономические реформы, как и политические, необходимы и неизбежны, иначе страна никогда не выберется из так называемой "стабильности", однако проводить реформы нужно пошагово.

По его словам, главное условие при переходе экономики на рельсы свободного рынка - создавать взамен старых новые рабочие места: "Одно новое место создано - одно старое сокращено. Только так".

В этом плане кампания "Говори правду!" позитивно рассматривает отдельные положения программы зампредседателя Объединенной гражданской партии Ярослава Романчука "Миллион рабочих мест для Беларуси", с которой этот политик намерен баллотироваться кандидатом в президенты (см. "БР" № 27/2010).

Впрочем, об альянсе В. Некляева и Я. Романчука на президентских выборах пока говорить можно только гипотетически. Что же касается главной задачи любой политической силы, которая может прийти к власти, то, по мнению В. Некляева, "она обязана не допустить социальных потрясений, которые могут похоронить все возможные реформы".

Что удалось сделать

Говоря о достижениях кампании "Говори правду!", ее лидер признался, что - при всех успехах - пока не удалось достичь главной цели: консолидации оппозиции. "А главное достижение: власть с нами, как ни с кем, борется, а народ нас, как никого, поддерживает. Значит, народ за правду - и она победит!" - подвел итог В. Некляев.

0

15

Лукашенко напомнили о его месте сателлита


"Чем дальше, тем больше Лукашенко становится оппонентом лидерской роли России на постсоветском пространстве. В 90-е он был главным сторонником ее усиления, а теперь стал самым главным противником этого", - заявил в интервью "Салідарнасці" эксперт аналитического центра "Стратегия" Валерий Карбалевич.

"Фактически Лукашенко пытается блокировать реализацию всех проектов России на постсоветском пространстве. В прошлом году он пытался заблокировать усиление роли ОДКБ, т.е. создание коллективных сил оперативного реагирования. Мало того, что Лукашенко несколько месяцев отказывался подписать этот документ, так даже саммит, где было принято это решение, белорусские власти поначалу считали нелегитимным.

Лукашенко всячески тормозил до самого последнего момента создание Таможенного союза. Только 5 июля в Астане он неожиданно подписал Таможенный кодекс.

Лукашенко был очень недоволен улучшением российско-украинских отношений. Этого он не скрывал: откровенно негативно отозвался о харьковском соглашении "флот в обмен на газ".

И уже классический пример выступления Лукашенко в качестве оппонента восточному соседу - киргизская история, когда он вмешался в ситуацию, раскритиковал позицию России, пригласил в Минск экс-президента Бакиева.

В конце концов, количество этих факторов переросло в качество. Россия решила, что надо поставить Лукашенко на место. На то место, которое должна занимать Беларусь согласно ее статусу небольшого государства, берущего значительные субсидии у России. А это статус сателлита", - отмечает эксперт.

Однако, по его словам, Кремль пока не применяет весь потенциальный арсенал своего воздействия на Беларусь, опасаясь, что подобные действия будут "неправильно восприняты российским обществом".

"Нынешняя информационная война в значительной мере рассчитана на российское общество, - говорит В.Карбалевич.- Во-вторых, я хочу обратить внимание - информационная война ведется не против Беларуси, а персонально против Лукашенко. "Крестный батька" - очень знаменательное и символическое название.

В-третьих, видимо, руководство России пришло к выводу, что с Лукашенко они ничего не приобретают. С ним они потеряли все что могли, больше уже невозможно".

При этом аналитик не исключает, что в случае необходимости "Россия может задействовать все факты, которые ей известны, о неблаговидных делах нынешней правящей команды Беларуси. В том числе об исчезнувших политиках".

"Напомню, что в 2001 году, когда впервые были опубликованы документы, показывающие причастность высших должностных лиц к исчезновениям, сняты председатель КГБ Беларуси Мацкевич и генпрокурор Божелко некоторое время были в Москве. Ходили слухи, что вот-вот они должны выступить на пресс-конференции, но, видимо, Москва передумала. Я почти уверен, что Мацкевич и Божелко имели хороший контакт с руководством российских спецслужб, и все что знали, им выложили. Эти показания наверняка записаны на видеопленку.

К тому же Мацкевич сейчас трудится в Москве, там же работает экс-министр внутренних дел Беларуси Наумов, который руководил арестом Павлюченко и очень много знает.

У ФСБ фактов о неблаговидных делах Лукашенко много больше, чем было показано в фильмах "Крестный батька". Думаю, эти факты придерживаются на всякий случай", - сказал В.Карбалевич.

0

16

Некляев решил сыграть на чужом поле
10 жніўня 2010 г.
Владимир Некляев снова пробует поставить власть на уши. В почтовых ящиках белорусских граждан стали появляться листовки с бирюзовым логотипом кампании «Говори правду!», призывающие выдвинуть ее лидера делегатом Всебелорусского народного собрания. А кое-где уже начался и сбор подписей.
Эту идею успели раскритиковать другие оппозиционеры. В частности, председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько считает, что таким образом поэт Некляев, резко и неожиданно для многих пошедший в политику, лишь придает легитимности бутафорскому, имитационному институту, коим являются всебелорусские собрания.

В то же время политолог Андрей Казакевич отмечает: у оппозиционеров в Беларуси в принципе немного возможностей создать информационный повод. Они вытеснены из системной политики. «Так что логично использовать любую возможность заявить о себе», — сказал эксперт в интервью для «Белорусских новостей».

«Как пиаровский ход это неплохо», — считает и эксперт минского аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич. А что касается нелегитимности, так «в Беларуси много нелегитимного». Ни одни выборы не признавались демократическими, если уж на то.

Действительно, такой придумки, как эти сходы, нет в конституции. Пропагандистские шоу организуются перед каждыми президентскими выборами и де-факто превращаются в бенефис официального лидера. Александр Лукашенко при этом неизменно именует мероприятия «съездами». И впрямь, стилистика до боли напоминает съезды КПСС с единодушным одобрением генеральной линии.

Некляев решил поломать этот благолепный сценарий. В принципе, он тут не первопроходец. Пробиться на Всебелорусское собрание перед выборами 2006 года пытался один из тогдашних оппозиционных кандидатов — Александр Козулин. Это попытку показательно жестко пресекли силовики.

Тем не менее, Валерий Карбалевич отнюдь не считает ту попытку провальной. «Скандал вокруг Козулина стал тогда главной темой», — отметил политолог в интервью для «Белорусских новостей».

Действительно, история о том, как кандидата в президенты вместе с соратниками «паковали по полной» (такую команду получил спецназ), затмила в негосударственных белорусских и всех зарубежных СМИ само казенное действо, что происходило во Дворце республики.

Более того, официальный руководитель, видимо, был настолько задет дерзостью, что не удержался от комментария с трибуны, лишний раз напомнив стране о своем незаурядном сопернике.

Так что если смотреть утилитарно, сугубо политтехнологически, то пиар, пусть и дорогой ценой (при «упаковке» досталось и оппозиционерам, и прессе), был обеспечен.

Сейчас же команда Некляева, одного из вероятных соперников Лукашенко на предстоящих выборах, пытается учесть выстраданный Козулиным опыт.

В беседе с автором этих строк Владимир Некляев сообщил, что удалось раздобыть некую служебную инструкцию, регламентирующую порядок выдвижения делегатов. Это можно сделать через собрание по месту работы или жительства. Правда, есть сомнения, что такие собрания вообще проводятся — скорее вопрос решается в кабинетах, замечает Некляев.

Поэтому и решено подстраховаться подписями.

Схема проста, объяснил лидер движения. Нетрудно прикинуть, что на Всебелорусском собрании один делегат формально представляет около двух тысяч граждан. «Мы для надежности умножили на десять — и намерены собрать двадцать тысяч подписей», — сообщил собеседник.

Правда, и это никаких гарантий не дает. Напротив, можно почти наверняка прогнозировать, что под каким-то формальным предлогом чиновники скажут: от винта! Так пробрасывали доныне все инициативы оппозиции — типа референдума о пошлинах на легковушки.

Но зато замысел практически беспроигрышен в пиаровском плане. Удастся чудом попасть на собрание — значит, есть шансы, скажем так, слегка оживить его унылый, запрограммированный сюжет. Не удастся (а 99,9%, что так и будет) — «значит, будем заявлять, что это никакое не всенародное собрание», сообщил Некляев.

И приоткрыл карты: «Тогда попробуем провести свое собрание».

Таким образом, одновременно ставится под сомнение представительность официального форума и подводится моральная база под свой, альтернативный.

«Короче, хотите сыграть на чужом поле, Владимир Прокофьевич?» — резюмировал я.

«Да тут куда ни кинь — всюду чужое поле, поле власти, — в тон ответил Некляев. — Пора бы поменять ситуацию».

Политолог Андрей Казакевич считает: для настоящей раскрутки любого соперника Лукашенко нужно немало времени — год-два, пожалуй. Очередные же выборы пройдут не позже 6 февраля 2011 года. А вероятнее всего — их провернут уже в декабре, до неизбежных на финише года нефтегазовых баталий с Москвой.

Таким образом, Некляеву (еще не объявившему о своих претензиях, но уже уставшему отбиваться от ярлыка промосковского кандидата) или кому-то еще в принципе трудно будет набрать критическую массу популярности. Плюс всем известные «особенности национальных выборов».

Короче, технически победа отнюдь не выглядит для Лукашенко непосильной задачей. Другое дело, считает Казакевич, что Кремль впервые может пойти на непризнание выборов — и потом использовать этот рычаг для дальнейшего психологического прессинга против неизменного президента Беларуси. Вкупе с нарастающим экономическим давлением.

В общем, поскольку с наскоку твердыню не возьмешь, то «наиболее рациональной с точки зрения Москвы выглядела бы стратегия постепенного раскачивания, ослабления режима», считает Казакевич.

И в этом плане, заметим, можно считать, что «рука Москвы» косвенно поддерживает всех политических оппонентов Лукашенко. Вопрос, однако, в степени их собственной готовности и в состоянии умов аполитичного в массе своей электората.

Некляев, во всяком случае, пытается внести смятение в эти умы, навязывая свои комбинации на чужом поле. И дразня тех, кто, сами знаете, не брезгует игрой «в кость».
Крынiца: Александр КЛАСКОВСКИЙ, Белорусские новости

0

17


Яблоки раздора белорусской оппозиции

13 августа 2010, Юрий Баранчик

Несмотря на предыдущий достаточно большой опыт политической борьбы, к предстоящим выборам главы белорусского государства прозападные национал-радикальные оппозиционные силы страны подошли раздробленными как никогда. Это имеет, несомненно, позитивное значение - не будет кандидата, способного собрать под своими прозападными и антироссийскими знаменами значительную часть электората.

Как показывают июньские замеры общественного мнения, у наиболее раскрученного кандидата от националистов - лидера движения "За свободу" Александра Милинкевича - не более 5,5% готовых голосовать за него в качестве кандидата в президенты. Рейтинг подавляющего большинства остальных оппозиционных кандидатов не превышает 1-2%, т.е. находится на грани статистической погрешности. При этом рейтинги А.Милинкевича и любого другого единого кандидата у оппозиционно настроенного электората уже не плюсуются, т.к. они заняли принципиально различные позиции по подавляющему большинству вопросов как проведения избирательной кампании, так и будущего страны.

Лучше всего состояние белорусской оппозиции накануне выборов характеризует происходящая в ее рядах дискуссия по двум ключевым темам белорусской политической реальности: во-первых, это вопрос об отношении лично к Александру Лукашенко и курсу, им проводимому, во-вторых, это вопрос об отношениях с Россией.

Белорусские национал-радикалы, жестко ориентированные на США и Польшу, в лице лидера движения "За свободу" Александра Милинкевича, примкнувшей к нему партии "Белорусский народный фронт" (БНФ) и ряда националистических молодежных организаций еще зимой текущего года отказались создавать коалицию (и сообща выдвигать "единого кандидата" в президенты) с русскоговорящими праволиберальными силами республики во главе с ОГП, ориентированными на мелкий и средний русскоговорящий бизнес.

Тем самым белорусские национал-радикалы еще тогда фактически попытались снять с повестки дня вопрос о победителе на предстоящих выборах президента республики. Хотелось бы обратить особое внимание на то, что инициатива по дроблению оппозиционного электората исходила от одной из оппозиционных сил, что, в принципе, не вяжется с элементарными законами политического выживания. Соответственно, можно допустить, что реальные мотивы решения Александра Милинкевича о дроблении оппозиционного электората были совсем иными, нежели борьба за власть. Скорее, это похоже на сотрудничество двух сил, одна их которых работает в подыгрыше другой.

Удивительно, что такие метаморфозы произошли с теми политическими силами, которые ранее (достаточно вспомнить первого лидера БНФ Зенона Позняка) были наиболее радикальными критиками нынешнего главы белорусского государства и его модели отношений с Россией. Теперь они его поддерживают. И главный фактор смены их позиции в отношении белорусского президента продиктован тем, что, на их взгляд, Александр Лукашенко, что бы он не делал внутри республики, сохранил главное - суверенитет страны, и смог выстроить отношения с Россией таким образом, что республика получала нефть и газ бесплатно многие годы в обмен, как принято сейчас говорить, на поцелуи.

Белорусская власть не могла не заметить произошедшую с данной частью оппозиции метаморфозу и перестала ее прессовать, подвергать давлению, а активистов движения - репрессиям. Наоборот, власти стали оказывать повышенное давление на те националистические силы, которые были не согласны с подходами Александра Милинкевича в отношении действующей власти с тем, чтобы люди "увидели выбор": если они будут упрямиться - их будут прессовать, если займут "прагматичную" позицию "пана Милинкевича" - то все проблемы снимутся. Кстати, из всех белорусских политиков только Александр Милинкевич и его жена, Инна Кулей, известная в кругах оппозиции своими пропольскими связями, были приглашены на недавно состоявшуюся инаугурацию президента Польши Бронислава Коморовского.

Таким образом, для этой части оппозиции основная заслуга нынешнего главы республики состоит в том, что он не дает развиваться Союзу Беларуси и России. Соответственно, стагнация Союза создает такие условия, при которых в случае прихода после Александра Лукашенко ставленника националистических сил у него не будет необходимости отматывать назад договора с Россией и выходить из союзных договоренностей. Т.е. кратко позицию этих оппозиционных сил можно сформулировать так: за Лукашенко, потому что он против России и против Союза Беларуси и России.

Другая часть оппозиции, русскоговорящая и либеральная по своему характеру, по-прежнему продолжает очень жестко критиковать нынешнего главу белорусского государства за ошибки, допущенные им во внутренней политике, отсутствие, прежде всего, экономических реформ, приведших к аховому положению в экономике, за отсутствие демократии, политических свобод и т.д. Вместе с тем, эта, более здравомыслящая часть оппозиции, свободная от националистических шор, готова (с разной степенью интеграции) развивать экономические отношения с Россией как на государственном уровне, так и на уровне бизнес-структур.

Именно в силу идеологических расхождений с национал-радикалами, которые отказываются понимать, что т.к. республика находится рядом с Россией, с ней все равно надо иметь партнерские и союзнические отношения, эта часть оппозиции готова признать, что Россия имеет на территории республики законные экономические и политические интересы, и что эти темы необходимо обсуждать с учетом признания белорусских интересов в этих вопросах. Кратко позицию этих оппозиционных сил можно сформулировать следующим образом: против Лукашенко, но за экономическую и, возможно, частичную политическую интеграцию с Россией.

Если говорить о позициях этих двух лагерей в белорусской оппозиции в гораздо более знакомой и знаковой для российского читателя украинской системе координат, то ситуацию можно представить следующим образом: Милинкевич, БНФ и Ко являются продолжателя дела Ющенко и Тягнибока на белорусской земле, а ОГП, общественная инициатива "Говори правду" и Ко являются сторонниками линии Януковича в отношении России.

С учетом текущего тактического (но еще не стратегического) идеологического размежевания белорусской оппозиции по ключевым вопросам национального развития, соответственно, и Россия может иначе посмотреть на возможность работы общественных сил страны с некоторыми, подчеркиваю, некоторыми белорусскими оппозиционными силами, поскольку нелогично, с одной стороны, развивать космическими скоростями отношения с аналогичного рода украинскими политическими силами и, с другой стороны, не замечать или игнорировать такие же в идеологическом плане политические силы внутри Беларуси.

Необходимо признать, что за последние полгода в белорусском оппозиционном пространстве произошли достаточно серьезные изменения, связанные с переосмыслением рядом политических сил роли России в стратегии развития республики. И эти изменения России на руку, особенно с учетом текущих отношений с руководством страны. Ситуация сегодня существенно отличается от той, что была еще год назад. Сегодня России есть с кем сотрудничать в оппозиционных кругах Беларуси, т.к. эти силы не являются, как белорусские национал-радикалы, антироссийски настроенными. И аналогия с Януковичем здесь становится вполне уместной.

Конечно, надо понимать, что автор не предлагает развивать эти отношения в пику действующей в республике власти - сотрудничество на государственном уровне должно развиваться в любых сферах двусторонних отношений и там, где это только возможно, потому что интересы народов двух стран стоят несоизмеримо выше личных амбиций. Вместе с тем, впервые за долгие годы у России появилась возможность начать диалог и с гражданским обществом республики, чего раньше не было. К сожалению, в республике по многим причинам отсутствуют сильные пророссийские партии и общественные организации. Этот вопрос - не только еще одна тема для серьезной дискуссии патриотических сил Беларуси и России, но и повод для активной совместной работы. Но, скорее всего, уже после проведения нынешней избирательной кампании.


REGNUM-Беларусь

0

18

«Наша программа лежит в Кремле»
16 Августа | "Газета.Ru"

Главным соперником Александра Лукашенко на президентских выборах от оппозиции может стать известный белорусский экономист, зампред Объединенной гражданской партии Ярослав Романчук. В интервью "Газете.Ru" Романчук объяснил, почему бархатной революции по примеру других стран СНГ в Беларуси, скорее всего, не будет и при каких условиях Лукашенко столкнется с трудностями при переизбрании.

- Вы однозначно решили принять участие в ближайших президентских выборах?

- 31 мая я об этом объявил официально. Это решение серьезное и однозначное. Мы делаем все для того, чтобы успешно пройти этап регистрации, готовим программу, команду, ресурсы. Наши шансы велики, особенно с учетом того, что сегодня Лукашенко стартует на выборах с позиции, когда у него на 25% меньше поддержки в обществе, чем было в прошлый раз.

- Это чьи цифры?

- Это результаты социологического исследования, которое было проведено в июле компанией НОВАК по методике Гэллапа. И в 2001 и в 2006 годах Лукашенко за год начинал компанию. Повышал зарплаты, пенсии, делал какие-то политические PR-ходы, и его рейтинг шел вверх. Сегодня уже до выборов меньше полугода, он делает все то же самое, а его рейтинг стоит и даже немного снижается. 51% опрошенных хотели бы видеть во власти новое лицо. 40% не доверяют старым политикам из оппозиции и власти. Моя задача – сделать так, чтобы взять 25% поддержки демократических сил и добавить к ним столько же людей, которые не определились, и которые хотели бы перемен в Беларуси.

- Что вы думаете о своих соперниках из числа других оппозиционеров?

- Вот на Украине недавно было 55 кандидатов, но все понимали, что выборы – это вопрос двух людей. В Беларуси все сейчас понимают, что это вопрос трех людей.

- Кого именно?

- Это Некляев (лидер кампании "Говори правду!" Владимир Некляев - "Газета.Ru"), Милинкевич (лидер движения "За Свободу" Александр Милинкевич - "Газета.Ru" ) и я.

- Как Вы сами оцениваете, чем ваша кандидатура лучше Милинкевича?

- Милинкевич – это человек, у которого в 2006 году был замечательный шанс стать единственным лидером демократических сил. Но эти шансы он бездарно растерял. Его рейтинг в 20-25% превратился в 3%, а среди демократических сил Милинкевич завоевал прочную репутацию разрушителя. Он пытался разрушить объединенные демократические силы, создал блок "За свободу!", который опять-таки сейчас успешно развалился…

Наконец, Милинкевич выбрал тактику заигрывания с властями через диалог с Европой, минуя принятую демократическими силами "дорожную карту". Но и эта тактика полностью себя дискредитировала. Он ведет, на мой взгляд, очень некорректную кампанию, навешивая ярлыки на своих оппонентов, считая, что демократические силы – это проект Кремля, считая, что моя кампания и кампания Некляева – это, опять-таки, происки Кремля.

Милинкевич – разрушитель, он старое лицо, и среди всех демократических кандидатов у него самый высокий отрицательный рейтинг. Есть огромное количество людей, которые никогда, ни при каких обстоятельствах за него голосовать не будут.

- В последнее время с подачи СМИ вы рассматриваетесь как новая сила, долгожданная "третья сила". Тем более что вы были до сих пор известны как экономист, а как политик заявили о себе недавно. Вы сами согласны с оценкой вас как "третьей силы"?

- Согласен. Я действительно больше экономист, чем политик. Даже моя программа на 80% посвящена экономическим реформам. Я с конца 90-х предлагаю власти пути решения существующих экономических проблем. В конце 2008 года я предложил правительству программу выхода из кризиса, альтернативный проект бюджета, налоговой реформы; мы последовательно занимаемся тем, что вместе с бизнес-сообществом продвигаем предложения по улучшению делового климата в Беларуси.

В отличие от прочих стран, начинавших реформы в начале 90-х, у нас сейчас есть конкретные концепции, наработки, программы, планы этих самых реформ. Их нужно только реализовывать. В этом плане – да, мы та самая "третья сила". Кроме того, я единственный экономист среди всех людей, которые заявили о своих президентских амбициях. У меня есть очень хорошие контакты с ведущими реформаторами мира – в Европе, Азии, Америке… Мы можем в течение месяца собрать в Белоруссии ведущих мировых экономистов, чтобы обозначить направление реформ.

- Какой вариант развития событий возможен на предстоящих президентских выборах? Возможны ли какие-то радикальные сценарии?

- Радикальные сценарии маловероятны. Сегодня не более 3% населения готовы к каким-то активным действиям – скажем, собраться на площади. И то если не будет никаких резких, неадекватных движений власти.

Сегодня всем понятно, что Лукашенко никогда не выиграет без фальсификаций. И даже если он там себе нарисует 80%, а мы в ходе удачной кампании реально получим не менее 40%, то появляется реальная возможность требовать изменения формата – либо второго тура, либо проведения некого круглого стола, подобно тому, как было в Польше в 1988-89 годах. То есть разговор пойдет о новом балансе власти. И такая возможность реально появилась.

Но я не вижу для Беларуси возможности какого-то там "грузинского" или "молдавского" сценария. Это маловероятно. Как ни парадоксально, все в руках у власти. Если она будет вести себя неадекватно, то люди будут обозлены и непредсказуемы.

Лукашенко сегодня соревнуется со временем – экономические проблемы накапливаются очень быстро. А властям нужно удержать до выборов курс доллара, цены, "надуть" зарплаты за счет внешних заимствований. Если это получится – Лукашенко победит. Но если негативные явления начнутся уже в октябре-ноябре, то количество недовольных и готовых участвовать в уличных протестных акциях будет гораздо больше.

- А когда, по-вашему, будут выборы?

- 12 декабря 2010 года.

- Радикальный сценарий со стороны власти возможен? Например, перенос выборов из-за конфликта с Россией?

- Я слышал о таком сценарии, он теоретически возможен, он даже отрабатывался властью, и чиновники областного уровня были вовлечены в его обсуждение. Если Лукашенко не проведет выборы, он нарвется на очень жесткий сценарий и внутри страны, и вне ее.

- Действительно ли вы опираетесь на поддержку Польши в силу хотя бы вашего польского происхождения?

- Это еще один миф. С российскими СМИ, коллегами, экспертами я работаю в разы больше, чем с поляками.

- Что вы думаете о сегодняшних белорусско-российских отношениях?

- Они в серьезном кризисе, который является следствием неправильно выбранной модели построения партнерства. Об этом мы говорили еще в конце 90-х. В прошлом году, когда мы проводили конференцию "Беларусь-Россия: перезагрузка", мы предложили программу обновления отношений.

Совершенно очевидно, что Россия сама создала эту проблему. Они - Кремль, "Газпром" - считали, что добрая энергетическая политика (на которой сами россияне тоже зарабатывали) будет залогом того, что Лукашенко сделает то, что обещал – передаст полномочия наднациональным органам, построит Таможенный союз, перейдет на единый рубль и так далее. Но Лукашенко этого не собирается делать; его политика была направлена на то, чтобы "доить" Россию, получать ее экономическую, политическую, информационную поддержку. Им в России была попросту куплена лояльность целых политических и общественных групп, которые имеют возможность реализовывать свои экономические интересы в Беларуси.

Это не вопрос ориентации на славянское единство, это вопрос ориентации на деньги. Те люди в России, которые зарабатывают благодаря Лукашенко, они прежде всего зарабатывают на российском бюджете, который недополучает НДС, недополучает пошлины по нефти, газу. А есть еще военные, есть еще православная церковь, есть еще Юрий Лужков, есть структуры СНГ – и все они хотят заработать на белорусско-российских отношениях.

Надо понять, что СНГ не работает, ЕврАзЭс не работает. Таможенный союз Беларуси с Россией есть еще с 1995 года, но если бы он работал, то все, что после него городилось, было бы попросту не нужно (включая нынешний Таможенный союз с Казахстаном).

- Когда вы придете к власти, как вы станете выстраивать отношения с Москвой?

- В Кремле, я знаю, нашу концепцию об этому уже видели – они получили ее год назад.

- "Вашу" – это чью?

- Она написана от имени центра "Стратегия", который я возглавляю.

- А в Кремле ее кто получил?

- Люди, принимающие решения. Не знаю, дошла ли она до Дмитрия Медведева, но то, что документ есть в администрации президента, я знаю точно. Сегодня, несмотря на Союзное государство, у нас нет свободного перемещения денег, товаров, рабочей силы. Мы должны на международной базе построить в нашем едином пространстве зону свободной торговли.

Кроме того, мы сразу снимем все претензии к России, почему она продает нам энергоносители по мировым ценам – это естественное, базовое условие партнерства – мировые цены. Никаких дотаций, ничего не должно быть.

Также нужно снять все торговые тарифные и нетарифные ограничения на перемещение товаров. И предложить россиянам свободное участие в белорусской приватизации – без каких-либо льгот, и безо всякой дискриминации.

Учитывая, что белорусская промышленность плотно завязана на белорусский рынок, естественно, российские компании будут покупать здесь различные объекты. И тогда российского капитала, российских интересов в Беларуси будет намного больше, чем чьих-то других. Медведев озвучил курс на стратегическое партнерство России с Евросоюзом. В таком случае России иметь под боком процветающую, дружелюбную Беларусь было бы очень даже хорошо.

0

19

У праграме НТВ стаіць інтэрв'ю з «Аляксандрам Казуліным, кандыдатам у прэзідэнты Рэспублікі Беларусь»
21 жнiўня 2010

    Яго пакажуць у нядзелю, а 22.45
. Казулін карэспандэнту «НН»: «Самі ўсё пабачыце».

«Праграма «Без купюр». Інтэрв’ю з Аляксандрам Казуліным — кандыдатам у прэзідэнты Рэспублікі Беларусь» — такі анонс стаіць у праграме НТВ на нядзелю.

Няўжо экс-кандыдат у прэзідэнты прыняў рашэнне балатавацца зноў? Ён быў на пэўны час знік з радараў. Не ўдзельнічаў у зборках лідэраў апазіцыі, не кіраваў ніякай палітычнай сілай.

Казулін на тэлефанаванне адказаў ухіліста.

— Спадару Казулін, у праграме НТВ стаіць інтэрв’ю з «Аляксандрам Казуліным, кандыдатам у прэзідэнты Рэспублікі Беларусь». Гэта азначае, што Вы рашылі балатавацца ў прэзідэнты?

— (Смех у слухаўцы.) Можа быць, маецца на ўвазе экс-кандыдат?

— Дык Вы не рашылі?

— Зразумела.

— А што будзе ў праграме? Пра што была гаворка?

— Калі пакажуць, самі ўсё пабачыце.

— Там будзе нешта сенсацыйнае?

— Пабачыце!

    Аляксандр Казулін удзельнічаў у выбарах у 2006 годзе і скончыў іх трэцім па папулярнасці палітыкам пасля Лукашэнкі й Мілінкевіча.

У часе Плошчы ён вагаўся разам з Мілінкевічам наконт тактыкі дзеянняў. Малалікасць (каля 20 тысяч дэманстрантаў) не давала маральнага права абвесціць сябе пераможцам выбараў, падлік галасоў на якіх немагчыма было праверыць.

    Спрабуючы сцвердзіць сябе як больш рашучага лідэра, 25 Сакавіка 2006 года Казулін заклікаў дэманстрантаў прайсці да турмы на Акрэсціна, дзе тады ўтрымлівалі каля 600 арыштаваных маніфестантаў. На ягоны заклік адгукнулася некалькі тысяч чалавек, якіх рассеяў спецназ у верхавінах Нямігі.

Улады баяліся штурму турмы.

Пасля гэтага Казуліна па надуманым абвінавачванні пасадзілі. Выйшаў ён з турмы толькі за два гады пад ціскам ЗША і Еўрасаюза, які зрабілі ягонае вызваленне ўмовай нармалізацыі адносінаў з Беларуссю. Асаблівую настойлівасць праявіла Амерыка: у часе працяглай галадоўкі палітвязня амерыканскі дыпламат нават агучыў пытанне Казуліна на Радзе бяспекі ААН.

    У часе ягонага турэмнага зняволення памёрла ад раку ягоная жонка.

Пасля вызвалення Казулін не далучыўся ні да адной палітычнай групоўкі. Ён спрабаваў стварыць арганізацыю «Беларускі дом» на базе некалькіх суполак інтэлігенцыі і нацыянальных актывістаў. Аднак спроба не ўдалася, бо лідэры Згуртавання беларусаў свету і Саюза пісьменнікаў пабачылі ў тым небяспеку ўцягвання ва ўнутрыапазіцыйныя палітычныя змаганні на баку адной з груповак. Казулін таксама страціў сувязі з сацыял-дэмакратамі, якіх пэўны час узначальваў.

    Лідэры апазіцыі доўгі час ставіліся да Казулін скептычна праз доўгатэрміновую адданую працу Казуліна на Аляксандра Лукашэнку ў якасці рэктара БДУ.

У канцы 90-х хадзілі чуткі і пра асабістае сяброўства Казуліна й Лукашэнкі. Аднак пасля 2006 года Казулін стаў адным з самых рэзкіх крытыкаў рэжыму і найбольш пацярпеў ад рэпрэсій.

Казуліна падтрымліваюць дзве прыгажуні-дачкі. У турме Казулін дасканала вывучыў беларускую мову.

Вядома, што Казулін улетку пабываў у Нарвегіі, дзе выступаў на сусветным форуме праваабаронцаў і змагароў за дэмакратыю. Унутры Беларусі ён і ягоныя паплечнікі выбралі тактыку канспірацыі.

    У фільме «Хросны бацька» НТВ падавала нязменна ўсмешлівага Казуліна як лідэра апазіцыі. Казулін мае пэўныя сувязі з бізнэсоўцамі беларускага паходжання, якія аселі ў Расіі.

Пагаворвалі, што менавіта яны фінансавалі кампанію Казуліна ў 2006-м.

0

20

прорезался прмосковский кандидат

Гайдукевич: объединенных демсил никогда не было, а единого кандидата не будет
21.08.2010

Во Дворце культуры Минского тракторного завода прошел конгресс Либерально-демократической партии.

На конгрессе лидер ЛДП Сергей Гайдукевич подтвердил свое намерение участвовать в предстоящей президентской кампании. «Обещаю, что еще при вашей жизни президентом станет кандидат от ЛДП», — заявил он.

По словам Гайдукевича, ЛДП на сегодня «самая сильная политическая сила в Беларуси».

«В нашей партии более 40 тысяч человек, потому что наша идеология устраивает подавляющее большинство», — сказал он.

Лидер ЛДП сообщил, что в его инициативную группу по выдвижению кандидатом на пост президента войдут около 8 тысяч человек. Он отметил, что представители партии будут присутствовать на каждом избирательном участке и намерены проводить экзит-полы.

Гайдукевич уверен, что его инициативная группа сможет собрать 100 тысяч подписей уже в первый день. Однако, подчеркнул он, главное не в количестве, а в том, чтобы кандидат на пост президента от партии был зарегистрирован.

При этом лидер ЛДП критически оценивает практику проведения выборов в Беларуси. «Как проходят выборы в Беларуси, все знают. Скоро на них вообще никто не пойдет, а чиновники будут выбирать сами себя», — сказал он.

Говоря об объединенных демократических силах (ОДС), Гайдукевич заявил, что их «никогда не было». «Единого кандидата не будет. Разборки, которые сейчас ведутся в оппозиции, — виртуальная клоунада», — сказал он.

Напомним, в 2008 году съезд ЛДП выдвинул Гайдукевича претендентом в кандидаты на пост президента Беларуси. Лидер партии уже участвовал в президентских выборах 2001 и 2006 годов, в ходе которых за него проголосовало менее пяти процентов избирателей.

Кроме того, Сергей Гайдукевич заявил, что суверенитет Беларуси надо искать в России.

Гайдукевич отметил, что позиция партии по отношению к России не меняется уже более десяти лет. «Мы выступаем за единую валюту с Россией. Если бы она была введена, энергоресурсы поступали бы нам по внутрироссийским ценам», — сказал он.

Лидер партии назвал «отличным» создание Таможенного союза. «Но мне по-человечески стыдно за то, что сейчас происходит. Когда Россия обвиняется в наших бедах», — подчеркнул Гайдукевич.

Он также заявил, что надо обсуждать с Россией вопрос создания конфедерации. «Ее создание не означает потери суверенитета, а предполагает единую валюту и проведение совместной военной политики», — отметил он.

При этом Гайдукевич подчеркнул, что партия выступает за многовекторную внешнюю политику. «Мы должны планомерно развивать отношения и с Евросоюзом, и с США, и с Китаем. Будет хорошо, если Беларусь войдет в ЕС даже через пару лет», — сказал он.

0

21

Разговор с поэтом о прозе жизни
Очень неприятно долбать по своим.

Но не могу удержаться, чтобы не поговорить с поэтом Некляевым о прозе жизни, тем более, что он cам нарвался, выступив с призывом говорить правду.

Когда был наезд на кампанию «Говори правду!», за ее лидера и активистов заступились все - и те, кто считает кампанию раскольнической и пророссийской, и те, кто чувствует в ней конкурентов, и те, кто просто не любит Некляева, его поэзию и прозу. Правда, лично меня в то время насторожил один нюанс: ни словом ни полсловом ни сам Некляев, ни его соратники не обмолвились, что в рамках той кампании обысков был арестован сын бывшего председателя женской партии «Надзея» Никита Матусевич. А когда уже скрыть сей факт стало невозможно, Владимир Некляев сказал, что вообще не знает такого человека и никогда с ним не встречался.

Не знаешь - спроси. И тебе подтвердят, что и Валентина Матусевич, и ее сын в твоей кампании работали. Но, видимо, очень не хотелось известному поэту с большими политическими амбициями запятнать репутацию обвинениями в том, что в домах его активистов находят наркотики и оружие. Хотя это известная тактика наших правоохранителей - дискредитировать по максимуму, напугать шквалом обвинений и статей. В данном случае сработало: кампания «Говори правду!» сделала вид, что ни про какого Никиту Матусевича в ней не слышали. Даже когда мать парня объяснила, что патроны, найденные в доме, это демонстрационные экспонаты, которые бабушка, преподаватель криминалистики в БГУ, показывала студентам на занятиях… Что «наркотики» - это пакет с лечебными травами, который был куплен ею для припарок больным ногам… Но мало ли что расскажет мать, защищая своего сына?! Не поверили.

За Никиту Матусевича кампания «Говори правду» не заступилась. От него открестились и вычеркнули из списков, оправдав себя тем, что на момент обысков Никита на Некляева уже не работал. Хотя Валентина Матусевич работала…

Парень с мая находился в СИЗО. В ежедневной рассылке «Говори правду!» писали про каждый пук Владимира Прокофьевича, но новостям об уголовном деле Матусевича за это время места не нашлось. Более того, над Никитой уже прошел суд, но и о нем не написали ни слова. Сообщаю: Никите Матусевичу дали два года. Если бы в его доме действительно были обнаружены наркотики и оружие - дали бы лет восемь и больше. Но если бы «говорящие правду» сразу же не отреклись от своего бывшего товарища, а поднимали бы шум и звонили во все колокола, то, скорее всего, не дали бы ничего.

Вторая история. 6 августа был арестован активист кампании «Говори правду!» Михаил Башура по совершенно дурацкому обвинению в подделке справки о доходах. Про эту историю сайт Некляева пишет. «Свабоду Мiхасю Башуру!» -- гласит заголовок новости. Но в ней сообщается, что … заместитель председателя организации предпринимателей «Разам» Александр Макаев выступил с заявлением, в котором высказал протест против ареста Башуры. Молодец Макаев, своих нельзя сдавать ни при каких обстоятельствах. Но почему у Некляева вновь мову адняло?

На мой взгляд, это еще один пример того, что лидеру кампании «Говори правду!» банально не хочется портить свою репутацию и связываться с сомнительными уголовными делами. Он не посчитал нужным встать на защиту Матусевича и точно так же пока не считает нужным заступаться за Башуру.

Башуру арестовали 6 августа, а 20 августа Некляев обратился с открытым письмом к генеральному прокурору, - казалось бы, прекрасная возможность вспомнить арестованных соратников, обличать режим и требовать справедливости. Но не освобождения своих арестованных активистов он потребовал, не возвращения имущества и денег тем, кто работает в кампании «Говори правду!», и у кого честно нажитое было изъято в ходе обысков. Некляев потребовал у Григория Василевича вернуть ему рукописи стихов и дневниковые интимные записи.

Да, художника обидеть может каждый, и я представляю, как дорога каждая написанная строка ранимой и чувствительной душе поэта. Но при всем при этом я все-таки не могу понять, почему у лидера общественного движения с президентскими амбициями, известного и уважаемого в стране человека не хватило если не мужества, то хотя бы сострадания, чтобы встать на защиту своих людей. Почему он не вспомнил о них хотя бы после дорогих сердцу рукописей, через запятую?

На мой взгляд, это продуманность труса, который, бросая тех, кто попал в беду, приводит «железный аргумент» - «Боялся навредить». Пока его активисты сидят за решеткой, Некляев начал не кампанию по их защите и освобождению, а занялся продвижением в народ песен на собственные стихи. Бесспорно, хорошие песни, известные. Например, "Гуляць дык гуляць" - это от Некляева. Но в свете происходящего я бы сказала, что раскрутка лидера "Говори правду!" стала вестись с особым цинизмом.

Светлана Калинкина, skalinkina.livejournal.com

0

22

Пусть Лукашенко и "сукин сын", но он "наш сукин сын"[size=16]

Александр Золотницкий: Против Мазепы: Россия и Белоруссия должны возобновить диалог

После демонстрации по каналу НТВ трёх документальных фильмов "Крёстный батька" у многих в Белоруссии появилось ощущение того, что у Лукашенко нет политического будущего и вопрос его ухода с политической авансцены - не более, чем технический. И с этим трудно не согласиться, если политический курс Лукашенко будет и дальше дрейфовать и вилять между антироссийским и пророссийским вектором развития Белоруссии. Сейчас белорусского президента можно сравнить с канатоходцем. Но канат настолько раскачался из стороны в сторону, что у всех наблюдающих со стороны сложилось вполне определённое впечатление, что канатоходец вот-вот стремительно рухнет вниз. Во многом такое понимание ситуации близко к истине, однако не стоит всё упрощать - ситуация в Белоруссии неоднозначная и от того, в какую сторону она качнётся, зависят во многом интеграционные процессы постсоветских государств и "сила политической гравитации" самой России, как интегрирующего цивилизационного центра.

Чтобы понять, как возникла сегодняшняя ситуация в белорусско-российских взаимоотношениях, следует вспомнить новейшую историю. После распада СССР в Белоруссии сложилась совершенно уникальная, ни на что не похожая ситуация. БССР была одной из самых советских и проимперских республик Советского Союза. Яростные попытки националистов направить Белоруссию по пути Прибалтики или, на худой конец, Украины провалились почти сразу же. Объясняется это очень просто - в Белоруссии по сути проживали такие же русские люди, как и в России. Да, со своей некоторой спецификой и региональным менталитетом - столетия войн и иноземных нашествий выработали у белорусов свои собственные специфические черты, несвойственные собственно русским (великороссам) - долготерпение, осторожность, скрытность и нерешительность, подсознательное неприятия любых перемен. Все эти качества помогали белорусам выживать. К тому же доля чисто белорусских семей в Белоруссии существенно ниже, нежели семей смешанных - белорусско-русских и белорусско-украинских. На территории БССР на момент распада служило и проживало множество офицеров советской армии (в основном - русских), которые остались здесь же и после 1991 года. Многие белорусы также остались проживать в России, а белорусские ребята, окончившие военные училища, остались служить в российской армии. Если кто и возвращался, то чисто по бытовым причинам - служить в Минске или областном центре куда легче и комфортнее, чем, например, среди тайги или в Заполярье. Таким образом, белорусы были полностью интегрированы в СССР и ни о какой независимости в 1991 году даже не думали, считая себя частью русского советского народа. В крайнем случае - некой особой группой вроде казаков или сибиряков.

Конечно, были и националисты, мечтавшие о возрождении Великого княжества Литовского или Речи Посполитой - в основном католики и униаты. Но их было такое меньшинство, что белорусская речь на улицах белорусских городов была почти нонсенсом и в любом случае казалась чем-то странным местному населению, несмотря на то, что вовсю звучала с телевизионных экранов и местных радиопередач. В деревнях же говорили на "трасянке" - местных диалектах, далёких от официального белорусского языка. В итоге белорусская литература, как и белорусская песня, не имела никакого успеха у белорусов - конечно, кое-что пели во время застолий, кое-какие стихи читали наизусть, но никакого системного интереса у белорусов к современной им "белорусской культуре", созданной искусственно и навязанной им насильно, не было. Вся "гениальность" Быкова и "Песняров" были созданы исключительно советской (и, как ни печально - в основном московской и российской региональной) пропагандой и рекламой. "Песняры", как и Быков, для большинства белорусов всё же в большей степени экзотика, нежели часть повседневного быта.

В такой обстановке у националистов, твердивших об "избавлении от российского имперского владычества" и "историческом шансе стать одним из членов европейской семьи", не было ни единого шанса - население воспринимало их как неких людей не от мира сего и, откровенно говоря, в тот период они казались среднестатистическому белорусу либо людьми не совсем здоровыми психически, либо обыкновенными проходимцами, рвущимися к власти. Быстрее всего это понял Лукашенко.

Осуждение Беловежских соглашений и стремление к восстановлению единства с Россией стали одним из главных коньков его избирательной компании. Вторым коньком стала борьба с коррупцией - в Белоруссии, к слову, и тогда, и сейчас процветали и процветают клановость и кумовство. К тому же люди не хотели обвальной приватизации, опасались неконтролируемой капитализации общества, поэтому и встретили борьбу с коррупцией на "ура". Тем более, что в Белоруссии власть совершила плавный и безболезненный дрейф из "советского" периода в "независимый". Самое интересное, что "независимую" Белоруссию принялись строить бывшие местные руководящие работники КПСС. В подавляющем большинстве случаев те же люди в тех же кабинетах просто поменяли вывески. Население всё это видело, поэтому такая политическая "гибкость" вместе с резким снижением уровня жизни порождали только недовольство и возмущение.

Победить старого партноменклатурщика В.Кебича для А.Лукашенко оказалось не такой уж и сложной задачей. Ко всему этому нужно добавить его харизму, умение говорить то, что от него хотят услышать, молодость и неангажированность. Большую роль в избрании А.Лукашенко сыграло и Народное движение Белоруссии - фронт единых политических сил лево-патриотической направленности, куда вошли местные коммунисты, либеральные демократы и патриоты. В России это могло бы выглядеть, как союз Зюганова, Жириновского, Примакова, Лужкова, Затулина и Рогозина. Во всяком случае НДБ в тот период было ведущей политической силой Белоруссии, не имеющей своего вождя. И был вождь без силы - А.Лукашенко. Номинальный лидер НДБ С.Гайдукевич пытался поддержать В.Кебича во время президентских выборов, но НДБ поддержало А.Лукашенко.

В итоге А.Лукашенко стал президентом страны, не имеющей ни ясного плана развития, ни осознания того, куда нужно двигаться дальше. Экономика также находилась в самом что ни на есть печальном положении.

Конфликт А.Лукашенко с верхушкой НДБ, попытавшейся поддержать В.Кебича, сразу же вскрыл и негативные черты нового президента - злопамятность и беспощадность к тем, кто не продемонстрировал лояльность. Несмотря на то, что НДБ де-факто внесло решающий вклад в избрание А.Лукашенко, последний использовал свои разногласия с верхушкой движения для того, чтобы от него тут же дистанцироваться. В команду нового президента из всего НДБ попал лишь один из областных лидеров - С.Посохов. Старая номенклатура, затаившаяся в ожидании репрессий, постепенно успокоилась и, демонстрируя новой власти привычную лояльность, принялась открыто расправляться с активистами, которые собирали подписи и агитировали избирателей за... Лукашенко - людей снимали с работы, третировали. Все попытки обратиться за защитой к избранному ими же президенту не увенчались успехом - президент прагматично поддержал доставшуюся ему в наследство вертикаль, объявив большинство оставшихся не у дел своих соратников и сторонников "людьми, которые хотят присосаться к власти в то время, как президента избрал сам народ".

В этот же период вокруг А.Лукашенко появляется немало лиц, которые никак не вписывались в официально декларируемый им курс на сближение с Россией - в его команде были и один из лидеров нынешней оппозиции Лебедько, и пропавший Гончар, и ныне отставной руководитель Центробанка Белоруссии Богданкевич, и бывший премьер Чигирь и аналитик Федута. Все эти люди изначально не скрывали своих симпатий к проигравшим националистам и европейскому вектору развития Белоруссии и того, что их цели мало отличаются от целей и задач белорусских националистов и собирались постепенно склонить А.Лукашенко на свою сторону, предложив более мягкий, чем националисты, вариант "суверенизации" и "европеизации" Белоруссии. Чем руководствовался А.Лукашенко, принимая их в свою команду, сказать сложно - скорее всего, личной неприязнью к лидерам НДБ, поддержавшим в своём большинстве В.Кебича, а также тем, что своей команды у президента просто не было. Избиратели и активисты НДБ были немало озадачены тем, что вокруг президента собрались "мягкие националисты", а лидеры НДБ - Гайдукевич, Чикин, Сергеев и даже всегда поддерживавший Лукашенко, по-своему наивный и искренний генерал Баранкевич оказались за бортом. Тогда ситуация во многом напоминала нынешнюю - вокруг Лукашенко скопились "западники", а пророссийские патриотические силы были оттеснены на периферию.

Электорат стал волноваться. Появилось даже открытое письмо одного из членов инициативной группы Лукашенко, где его анонимный сторонник прямо напомнил президенту о том, что негоже колебаться между курсом Мазепы и Хмельницкого. Если бы народ хотел Мазепу, он бы его и выбрал - резонно заметил аноним. А на Лукашенко надеялись, как на второго Хмельницкого. Это письмо вызвало резкий гнев Лукашенко.

Как бы всё пошло дальше, трудно сказать, но у белорусских националистов просто не хватило терпения - проигравшие крайне правые, монополизировавшие поддержку Европы и США, пошли на неопределившегося Лукашенко в атаку. А более умеренные члены его команды (те же Гончар, Чигирь, Федута и Лебедько) стали колебаться, не зная, кого поддержать в белорусском президентско-парламентском противостоянии середины 1990-х. Личной нелояльности Лукашенко никогда не прощал и тут же разогнал своих странных попутчиков, как только ощутил угрозу потери власти. В этом его поддержал и актив НДБ и избиратели. На референдуме 1996 года националистической оппозиции был нанесён сильнейший удар, русский язык был объявлен государственным и принята новая конституция, сделавшая президентскую власть практически абсолютной. На лидирующие позиции выдвинулась прагматичная пророссийская группа Шеймана, Заметалина и Посохова. Лукашенко объявил себя "собирателем славянских земель". 1996 год стал годом наивысшего подъёма русской составляющей в белорусской общественной жизни.

С этого времени начинаются многочисленные реверансы в сторону Лукашенко со стороны коммунистических и русских патриотических движений. Делаются прозрачные намёки, а порой раздаются и откровенные призывы ускорить строительство союзного государства с Россией, возглавить его, заменив старого и уже мало дееспособного Ельцина и спасти Русский мир от распада. Команда Ельцина этому, безусловно, противилась, но на фоне проблем в Чечне нужно было показать успехи, и Лукашенко для этого подходил как нельзя более кстати, спасая Ельцина от обвинений в полном разрушении русской государственности. Пойди всё иначе и, кто его знает, возможно, и стал бы Лукашенко главным русским собирателем, но... всё вышло по-другому.

Порядок в Белоруссии Лукашенко навёл - и это очевидно. Во второй половине девяностых удалось обуздать преступность, предотвратить бездумную приватизацию, повысить уровень жизни, стабилизировать общественно-политическую ситуацию. Криминальных авторитетов или посадили, или отстреляли. Парламент стал чисто декоративным. Государство восстановило полный контроль над промышленностью. Из России пошли относительно дешёвые нефть и газ. Белоруссия стала напоминать позднюю ГДР - далеко не Запад и с гражданскими свободами туговато, но всё же жить можно. После потрясений начала 1990-х белорусов это более чем устраивало.

Лукашенко в той или иной мере уже, наверное, всерьёз видел себя в Кремле - особенно после бесконечной череды то появляющихся, то попадающих в немилость и исчезающих "преемников" Ельцина.

Путин, безусловно, смешал все карты. Лукашенко сразу понял, что с новым лидером будет сложнее. Видимо, и Путин не питал особых симпатий к потенциальному конкуренту, стремящемуся к союзной "короне". Но до поры до времени личные противоречия сдерживались союзническими отношениями.

Уже тогда, в первую половину "нулевых", Лукашенко стоило бы более трезво оценить ситуацию и подкорректировать собственную пропагандистскую риторику. Дело в том, что уже тогда белорусский официоз и СМИ заняли довольно странную позицию - с одной стороны, в адрес России сыпались реверансы и заверения в дружбе, с другой же на страницах белорусской прессы и на экранах местного телевидения всё чаще стали появляться материалы, выставляющие внутреннюю жизнь ближайшего союзника далеко не в лучшем свете. Все эти пропагандистские клише можно уместить в одном абзаце - в Белоруссии подлинно народный президент, спокойная и счастливая жизнь, уверенные в завтрашнем дне и довольные собой люди, работающая промышленность и возрождающаяся деревня, чистота, порядок и культура, в России же - власть олигархов, зависимое и коррумпированное руководство, войны, теракты, неуверенные в себе, спивающиеся люди, добитая промышленность, разваленное сельское хозяйство, грязь и хаос, наркомания и преступность. Подобная подача материалов стала системной. По всему выходило, что Лукашенко - куда как более успешный президент, нежели Путин. Напряжение между двумя лидерами стало нарастать. Путин попытался ускорить союзные проекты. Но теперь против был уже Лукашенко - он понимал, что в сложившихся условиях о Кремле можно забыть, а введение единой валюты и реализация других союзных проектов может просто поставить его в личную зависимость от Путина. Немало масла в огонь подлили и российские оппозиционные политики - считая Путина прямым наследником Ельцина, они вовсю поносили то, что делал новый российский президент и превозносили до небес настоящие и вымышленные заслуги Лукашенко.

Между тем российские коммунисты и патриоты совершили очень серьёзную политическую ошибку - они авансом объявили Лукашенко сторонником социальной справедливости, как минимум - убеждённым социалистом и харизматическим лидером общеславянского и русского мира в частности, который возглавил интеграционные процессы на постсоветском пространстве и который может остановить распад русской государственности. Действительно, и тогда, и, самое главное, сейчас, на постсоветском пространстве нет более прорусски настроенного руководителя, чем Лукашенко. И в этом нужно отдавать себе отчёт - даже сегодня Белоруссия и Лукашенко при всей сложности его отношений с Медведевым и Путиным по всем параметрам ближе России, чем та же "потеплевшая" Украина Януковича, не говоря уже о всех остальных постсоветских странах, где у руля находятся либо откровенные русофобы (Прибалтика, Грузия, Молдавия), или же прагматики, готовые как воспользоваться выгодами от союза с Россией, так и тут же разменять этот союз на более выгодные сделки с Евросоюзом или США.

Но быть самым прорусским руководителем - ещё не означает быть полностью надёжным союзником и тем более - русофилом. Несмотря на весь общеславянский пафос и прорусскую риторику, Лукашенко всегда осторожно относился не только к прозападным партиям и движениям, но и к прорусским и коммунистическим структурам. Он скорее их терпел - в Белоруссии ни прорусские, ни коммунистические структуры так и не вышли на ожидаемый ими самими уровень. Лукашенко они были просто не нужны - он сам должен был быть защитником униженных и обездоленных и главным гарантом стратегических отношений с Россией. Напрямую прорусские и коммунистические организации до поры до времени не подвергались давлению сверху - это явно бы озадачило коммунистов и патриотов в России, на которых опирался Лукашенко. Но и развиваться им не давали - их попросту не пускали во власть, замалчивали информацию об их деятельности в СМИ.

Постепенно НДБ стало сходить на нет - бороться против Лукашенко активисты не хотели, так как считали, что он выражает их интересы, а выступать "за" тоже было как-то неудобно - это гораздо активнее делали представители "вертикали". Любопытна и судьба лидеров прорусского левого НДБ: лидер либерал-демократов Гайдукевич стал штатным "кандидатом в президенты", стабильно набирая менее 5% голосов избирателей и не играя никакой роли между выборами, руководитель коммунистов Чикин некоторое время возглавлял небольшую газету, а затем и вовсе исчез с политической авансцены, предпочтя уйти в тень и сейчас вовсю расхваливает действующего президента. Лидеры РПТС Нетылькин и БПП генерал Баранкевич неожиданно умерли. Смерть генерала Баранкевича стоит особняком в этом ряду - он должен был стать сенатором. Отставной генерал был искренним человеком. Он, безусловно, поддерживал Лукашенко, но был вполне самостоятельной политической фигурой. Его смерть широко никогда не обсуждалась - он был противником Запада и слишком многим мешал. Хотя нельзя исключать и того, что человек просто не выдержал физически несоответствия слов и реальных поступков белорусской власти. Руководитель партии Славянский Собор "Белая Русь" Сергеев, немало сделавший для победы Лукашенко, был вытеснен на обочину политической жизни - один из лидеров прорусских сил, человек как минимум министерского уровня, сегодня работает в какой-то газете на скромной должности. После того, как были устранены или приструнены лидеры, прокатилась волна репрессий и по низовым активистам - многих просто уволили с работы или заставили уйти в иные сферы деятельности.

Постепенно, по мере усиления напряжённости по линии Путин-Лукашенко, утратили свои позиции и умеренно прорусские политики - Заметалин сегодня возглавляет "Беларусьфильм", Посохов оказался не у дел. Последним своего влияния лишился Шейман, которого Лукашенко отправил с глаз подальше руководить добычей нефти в Венесуэлу. Им на смену пришли другие - Макей, Рубинов, Петкевич. Всё это новая волна аппаратчиков, представляющих некую смесь номенклатуры советского образца, но мягко ориентированной на Европу. А новый министр культуры Латушко и вовсе очевидный русофоб и националист, на сегодняшний день являющийся почти символом белорусизации и дерусификации.

Не суждено было сбыться и надеждам Лукашенко сыграть на противопоставлении своих "новых" отношений с Медведевым со "старыми" взаимоотношениями с Путиным. Тандем Медведев-Путин чётко дал понять Лукашенко, что у обоих российских лидеров в отношении белорусского президента сформировалось устойчивое негативное отношение.

Непризнание Абхазии и Южной Осетии Белоруссией, нефтегазовые войны, взаимные пиар-атаки привели отношения недавних союзников к окончательному тупику. Не приходиться сомневаться, что Лукашенко выиграет выборы в любом случае - на сегодня он полностью контролирует вертикаль власти на местах, а та в свою очередь - проведение выборов и, что самое главное, "правильный подсчёт" их результатов. Сделав определённые уступки Евросоюзу, Лукашенко всерьёз может рассчитывать на легитимизацию (полную или частичную) своего очередного президентского срока.

Россия в этом случае оказывается в сложной ситуации - во многом из-за ошибок российской политики в Белоруссии на текущий момент практически нейтрализованы прорусские силы - их остатки представлены различными незначительными общественными объединениями. Они способны формировать общественное мнение, но не способны к борьбе за власть. А для их реанимации нужен определённый срок. Помимо того, что отстранение Лукашенко от власти является очень непростой задачей (на порядок сложнее, чем отстранение Ющенко), оно к тому же непредсказуемо по своим последствиям - вполне вероятен сценарий, по которому к власти в Белоруссии могут прийти местные националисты и сторонники европейского вектора развития. На сегодня они имеют сеть финансируемых Западом структур и к тому же широко представлены во властных коридорах. В таком случае вокруг России практически замкнётся санитарный кордон (вовсе не факт, что Украина Януковича не примкнёт к этому кордону, а без Януковича - и подавно).

Не устраивает нынешняя ситуация и Лукашенко. Он попал в тонко расставленный для него капкан. В отношениях с Россией - тупик. В Европе его не примут. Во всяком случае, более, чем вероятно, что после его отрешения от власти (которое может произойти и под нажимом Евросоюза, если Лукашенко будет вынужден "демократизировать" внутриполитическую жизнь) найдётся немало тех (в том числе и среди его нынешнего окружения), кто по инициативе из-за границы проинициирует вопрос о международном суде над Лукашенко в Гааге. Не думаю, что это лучший вариант для всего русского мира. Пусть Лукашенко и "сукин сын", но он "наш сукин сын". И в этом смысле мы должны разобраться во всём без Европы.

Совершенно очевидно, что нынешняя команда Лукашенко ни на что путное не способна, кроме скрытой и явной русофобии, безудержного восхваления президента и борьбы с любыми разумными инициативами и гражданскими свободами. Точно также очевидно и то, что промедление в этой ситуации для Лукашенко чревато политическим крахом. Что же делать Лукашенко и тандему Медведев-Путин? Напрямую они сейчас договориться вряд ли смогут. Необходимо "сбавить обороты", прекратить взаимные обвинения и начинать трудный диалог. Последним шансом для Лукашенко остаётся назначение на ключевые должности влиятельных прорусских политиков и общественных деятелей, сегодня пребывающих на положении "сосланного Меньшикова".

Возвращение во власть и гражданское поле таких авторитетных людей, как Заметалин, Шейман, Сергеев, Посохов, привлечение к разработке идеологической линии серьёзных аналитиков уровня Баранчика, Елфимова, Зеленковского позволит, с одной стороны, стабилизировать ситуацию в Белоруссии, где прозападный и русофобский уклон набирает всё большие обороты, а с другой стороны, начнётся процесс взаимодействия прорусской элиты в Белоруссии с российской стороной. России же следует серьёзно поддержать прорусские силы в Белоруссии, которые только и в состоянии обеспечить долгосрочный геополитический союз. Без упрочения таких сил белорусско-российские отношения будет вечно лихорадить - даже если бы Лукашенко был самым что ни на есть верным союзником, крайне неосмотрительно и недальновидно выстраивать белорусско-российские отношения вокруг одного человека, который всё равно рано или поздно уйдёт по политическим или физиологическим причинам.

Не нужно и демонизировать Лукашенко - образ "психопата и врага России, лживого и коварного диктатора" столь же далёк от реальной личности белорусского президента, как и миф о "собирателе русских земель, порядочном и искреннем защитнике славянства и всех простых людей".

Российско-белорусским отношениям нужна фундаментальная перезагрузка. России нужно работать с Лукашенко, несмотря на все сложности последнего времени - слишком велика цена "союзного проекта" для будущего возрождения Русского мира. А Лукашенко должен попытаться использовать свой последний шанс и наконец-то сделать окончательный выбор между Хмельницким и Мазепой в своей политике.

Александр Золотницкий - политолог (Минск)

0

23

Задание на осень 2010.

Часть II.

Террор – религия ненависти (Правда)

Белорусская политика Кремля

(Данный раздел в основном повторяет тезисы доклада «Внешняя политика России в отношении Беларуси и стран ближнего зарубежья», прочитанного 30 августа в Москве на российско-белорусской конференции «Беларусь – Россия: конец союза, начало прагматичного партнерства?»)

До настоящего времени Российская Федерация остается единственным на постсоветском пространстве субъектом мировой экономики и мировой политики. Кроме того, Москва, по сути, является единственным легитимизатором властей государств – членов СНГ. Для примера можно вспомнить ситуацию, сложившуюся в Киргизии в апреле текущего года сразу после свержения К. Бакиева. Телефонный звонок В. Путина Р. Отумбаевой фактически легитимизировал Временное правительство этой центральноазиатской республики. 

Россия остается экономическим центром постсоветского пространства. Ее экономика в 140 раз больше экономики Таджикистана, в 100 раз – экономик Армении. Киргизии, Молдавии. В 30 раз российская экономика больше белорусской экономики. В 11 раз – украинской.

Основные цели России на постсоветском пространстве

   1. Обеспечение безопасности России и региона. Недопущение в регион военно-политических блоков.
   2. Создание пояса добрососедства
   3. Сохранение политико-экономической зоны российского влияния в регионе
   4. Решение экономических задач, включая
          * сформировать общее интегрированное экономическое пространство СНГ;
          * обеспечить российские коммерческие интересы на рынке постсоветского пространства;
          * гарантировать российские инвестиции в экономиках стран СНГ;
          * обеспечить доступ российских корпораций к минерально-сырьевой базе СНГ, трудовым ресурсам региона, системообразующим производственным и научным активам стран постсоветского пространства;
          * использовать и по возможности контролировать транзитный потенциал постсоветского пространства.

Основной механизм решения поставленных задач – двусторонние связи и интеграционные проекты. Наиболее перспективный – ТС ЕврАзЭс. Но мы все могли убедиться, что Россия не настроена продвигать интеграционные проекты любой ценой.

В последние годы внешняя политика России на постсоветском пространстве претерпела существенную корректировку.

Прежде всего изменились политическая ситуация в регионе, в котором Россия строит свою внешнюю политику.

После российско-грузинской войны на постсоветском пространстве заметно ослабло влияние Запада (США и ЕС).
Европейская программа «Восточное партнерство» - слабая попытка взять политический реванш за поражение на Южном Кавказе.

Появился ситуационный диалог между Россией и Западом по сложным проблемам региона (Киргизия).

Мировой экономический кризис нанес серьезный удар по политико-экономической ситуации в странах постсоветского пространства. Своеобразным отзвуком кризиса явилось падение «оранжевых» на Украине, потеря власти коммунистами в Молдавии, апрельский 2010 г. переворот в Киргизии.

Мировой экономический кризис продемонстрировал неэффективность национальных экономических моделей, в частности белорусской.

Российская политика в отношении РБ

В настоящее время мы можем говорить о том, что между Москвой и Минском существует глубокий политический кризис.

Стоит отметить, что политика Кремля в отношении Минска не является спонтанным шагом. К современной стадии кризиса готовились очень долго. Считали балансы, обсуждали адекватность белорусского президента, анализировали объективные экономические и политические причины, блокирующие реальную интеграцию между странами. Достаточно напомнить, что продвижению политической интеграции мешали не только амбиции лидеров двух государств, но и различные политические расписания. В России у власти находится третий президент первого срока. В Беларуси – первый президент третьего срока.

Действия российского правительства имеют целью удовлетворение исключительно российских интересов, что вполне естественно. Данный момент исключительно важен, так как мы сталкиваемся на белорусском политическом поле с явно завышенными ожиданиями от российского антилукашенковского политического тренда.

Можно категорически отвергать всевозможные инсинуации о готовности Москвы приступить к свержению действующего в РБ политического режима. Этому нет никаких свидетельств. В конце –концов существует фактор Тбилиси , т.е. нет смысла оккупировать столицу (август 2008 г.) и  брать ответственность за всю страну. Но если российские власти продолжат нынешнюю политику против белорусского президента, то они в силах резко осложнить жизнь населения страны.

Сложную проблему для формирования стратегии представляли не только вполне структурированное белорусское политическое лобби, но и отдельные влиятельные сторонники интеграции с Минском, работающие в структурах исполнительной власти и настроенные на продолжение сближения с РБ не считаясь с экономическими и политическими потерями, наносимыми как экономике России, ее бюджету, так и внешнеполитическому имиджу Российского государства.

Стоит отметить, что борьба за выбранную стратегию еще не закончилась. В частности сейчас мы можем наблюдать волну оплаченных, публикаций в российской прессе и Интернете, где, конечно, имеется немалая доля критики достается А. Лукашенко, что естественно, учитывая, что белорусский президент зачастую ведет политику, демонстративно унижающую Россию и ее народ. Но основной смысл такого рода заказных материалов заключается в попытке закрепить тезис о том, что российское руководство все равно будет вынуждено пойти на соглашения с А. Лукашенко и удовлетворить его требования, включая поставки беспошлинной нефти, признать результаты надвигающихся выборов. Все это свидетельствует о том, что белорусские власти прилагают поистине титанические усилия для остановки или ограничения стратегии российского руководства против белорусских властей.

Техническая база стратегии готовилась почти шесть лет и заключалась в ликвидации зависимости от белорусского транспортного и трубопроводного транзита, а также дублировании военно-технических функций предоставляемых республикой.

За эти годы колесный транзит вполне освоил иные, кроме привычных белорусских, дороги. Речь прежде всего идет о Финляндии, Латвии, Украине. Данная работа будет продолжена: благоустраиваться погранпереходы, расширяться дороги.

Остается проблемным транзит в Калининградскую область
. Причем, если с Литвой вопросы транзита в самый западный анклав России трудно, но возможно решить, то с белорусской стороной сделать аналогичное оказалось почти невозможным. При любом возможном случае транзит подвергался угрозе. Осознание данного факта только подтолкнуло российские власти обратить внимание на автономность региона, начать строительство Балтийской АЭС и содействовало выработке жесткой стратегии против белорусских властей.

Условия трубопроводного транзита, составляя основу востребованности РБ Россией, становятся вполне приемлемыми для России в 2011 – 2012 гг. (ввод в строй первых очередей NordStream и БТС-2). К 2011 году приурочено завершение энергетических дотаций Беларуси.

Военно-стратегические вопросы решались в течении ряда лет. Прежде всего, с развертыванием новых радаров в Ленинградской области и около Армавира, функционирование радара, размещенного в Беларуси, не стало критически важным для безопасности России. В 2008 г. РФ отказалась от услуг аналогичных объектов на Украине.

Объект ВМФ РФ (центр связи) изначально имел дублеров на территории России и представляет собой реликт советской эпохи.

К сожалению, судьба объединенного ПВО СГ РФ и РБ разделила судьбу самого СГ. Несмотря на подписание обширной договорной базы, решить вопрос о единоначалии объединенного ПВО так и не удалось. Белорусской стороне трудно понять простую истину – никогда русский генерал, тем более, чаще всего имеющий боевой опыт, не будет подчиняться белорусскому генералу. Это в принципе невозможно…

Стоит отметить, что в рамках стратегии должны быть развеяны многочисленные мифы о стратегической востребованности Беларуси. Важнейшим из такого рода мифов являются старательно культивируемые иллюзии о Беларуси, как единственном защитнике западных рубежей России. При этом как-то стыдливо упускается тот факт, что потенциальный противник России на Западе только один – НАТО, конфликт с которым, во-первых, вряд ли реален, в во-вторых, он будет носить характер взаимного ракетно-ядерного удара. Непонятно, как и чем в этом случае Беларусь сможет закрыть западное направление.

По идее, ввод стратегии в действие был бы реален не раньше 2011 года. Уже появилась бы техническая база – обходные трубопроводы. Однако сброс графика произошел в 2008 г. Российско-грузинская война и крайне негативная роль А. Лукашенко в ней обнажила перед российским народом и российским политическим классом правду – у России нет союзника. В лучшем случае есть наемник, готовый предать в любой момент.

В принципе, сам А. Лукашенко подстегнул процесс ввода стратегии. Беларусь развивала отношения с Грузией, А. Лукашенко до последнего момента держался за В. Ющенко, втянул РБ в «Восточное партнерство» и т.д. Белорусский президент не использовал предоставленное ему время, хотя он знал о неотвратимости решений российского руководства. Получал информацию из Москвы, практически покупал ее. Видимо подвела самоуверенность или советчики.

Но был и иной процесс, который стимулировал задачу по исключению А. Лукашенко из сферы уже не российско-белорусских отношений, а вообще, региональной политики. Этот процесс связан с практически последней попыткой России развернуть на постсоветском пространстве жизнеспособный интеграционный проект – Таможенный Союз в рамках ЕврАзЭс. Было очевидно, что А. Лукашенко понимает процесс интеграции, как возможность что-либо получить, решить свои проблемы, причем немедленно. Он был не в силах жертвовать чем-то во имя большой цели, не был готов идти на уступки. В этом проявляется специфика мышления белорусского президента – он не стратег.

По этой причине изначально было понятно, что А. Лукашенко опасен для Таможенного Союза. Весь предыдущий опыт попытки строительства Союзного Государства говорил об этом. Действительно, уже на стадии создания ТС А.Лукашенко стал увязывать свое участие в нем новыми уступками и дотациями. Возникла угроза того, что белорусский президент начнет дестабилизировать Таможенный Союз. Параллельно возникло понимание, что вхождение Беларуси в Единое экономическое пространства, как следующего этапа интеграции, не решит проблему. Беларусь, без сомнений, подпишет все договоры и соглашения, необходимые для ее включения в ЕЭП, но выполнит только то, что ей выгодно. В создавшихся экономических условиях в Республике, частично лишенной нефтяного оффшора, Минск спокойно подпишет абсолютно все, что обещает ему решение проблемы с энергоносителями. В итоге возникала во многом парадоксальная ситуация – наличие в ТС Беларуси воспринимается позитивно, но только без А. Лукашенко. При этом отсутствует понимание, что интегрироваться с авторитарными режимами в принципе невозможно. В настоящее время проблема не нашла решения.

Точкой старта начала осуществления стратегии стала «бакиевщина» - попытка А. Лукашенко создать и воплотить в реальность собственный, изначально направленный против интересов России, геополитический сценарий в Центральной Азии за счет российских ресурсов и российского солдата. Это было уже слишком. Все сомнения были сняты после июньского 2010 г. российско-белорусского саммита.

Начавшееся буквально через несколько дней после саммита июньская газовая война до сих пор вызывает недоумение у белорусского экспертного сообщества. Указывается, что задолжность Газпрома за газовый транзит была выше задолжности Беларуси за поставленный ей газ, т.е. нет понимания того, что для России в данной ситуации были важны не деньги, а соглашения. Стояла задача ликвидировать странную практику Минска по произвольному и несогласованному установлению цены за газ (в 2010 г. Беларусь в нарушение контракта платила за газ по расценкам 2009 г.) и подписать новое соглашение по транзиту, неотъемлемой частью которого являлось повышение цены на газ на внутреннем белорусском рынке. Минск заставили выполнить эти условия, что было исключительно важно в преддверии уже быстро разворачивающегося политического кризиса. Естественно, если бы газовые проблемы отложили на сентябрь и далее, то в современных условиях их бы решить уже не удалось. Так что торопились…

В настоящее время мы имеем полноценный политический кризис.

Он имеет множество уровней, но, к сожалению, пока в Минске обращают внимание только на один - информационную войну.

Даже в российской политической аналитике видят в кризисе исключительно ухудшение взаимоотношения между руководителями двух стран. В принципе, и А.Лукашенко так считает, заявляя, что в основе кризиса лежат испорченные личные отношения.

На самом деле вопрос стоит гораздо глубже, в области экономики и политики. Частная российская экономика не может найти ничего общего с белорусской государственной экономикой. Большая часть белорусских экспортоориентированных отраслей прямо конкурируют с аналогичными российскими не на внешних рынках, а исключительно на российском. Внешнеполитические интересы Беларуси кардинально отличаются от российских. Резко различается уровень развития политических классов, гражданского общества.

В этом случае информационная война является только вершиной айсберга.

Главная информационная задача стратегии – ликвидация мифов, прочно застрявших в сознании российского населения в отношении «братского союзника», т.е. информационная составляющая целиком нацелена на российскую аудиторию. Задача как-то массированно влиять на белорусский электорат или белорусский политический класс не ставится, так как, с одной стороны будет являться вмешательством во внутренние дела соседнего государства, с другой стороны, вряд ли это продуктивно, учитывая реалии белорусской практики зомбирования населения. Поэтому нельзя ставить вопрос однобоко: проигрывает ли Россия информационную войну с Минском? Она ее выиграла на своей территории, в своем медиа-пространстве. На белорусское медиа-пространство она не покушалась.

В той же плоскости находятся выводы наших белорусских коллег, которые уверены, что информационная атака со стороны России способствовала росту имиджа А. Лукашенко на внутрибелорусском политическом поле. Но это не является проблемой Москвы, это головная боль белорусов. Есть еще один странный довод: политика Кремля приводит к тому, что в среде белорусского народа растет недоверие к России. В общем, пытаются ссылаться на белорусский народ, который «не поймет» Кремль... При этом никому в Минске не приходит в голову, что если дальше российским властям дотировать соседнюю республику на 6 – 8 млрд. долларов в год, республику, руководство которой дружит с Саакашвили, то рано или поздно российский народ «не поймет» собственное руководство.

Идет политика отстранения, чем-то похожая на то, что делала Москва в отношении Грузии в 2006 году. С той лишь разницей, что не Россия не отстраняется от республики и ее народа, а фактически игнорирует одного человека – президента Беларуси.

Все остальное –имиджи, рейтинги и т.д., касаются только белорусов.

Россия решает свои проблемы в отношении Беларуси. Параллельно информационным процессам будет идти окончательное освобождение республики от российских дотаций и преференций, переход к поставкам энергоносителей по рыночным мировым ценам.

Особая роль отведена Союзному Государству, которое, по сути, состоит из двух частей – экономическая интеграция в форме российско-белорусской таможенной зоны и политической надстройки (СГ), символизирующей политическую интеграцию. С 1 июля экономическая интеграция (российско-белорусская таможенная зона) оказалась втянута в рамки ТС ЕврАзЭс, т.е. экономическая основа СГ исчезла.

В настоящее время стоит вопрос о судьбе политической надстройки. Стоит напомнить, что благодаря союзным соглашениям должны периодически собираться заседания Высшего ГосСовета СГ и их еще пока никто не отменял. Кроме того, вопреки принципу ротации, А, Лукашенко до настоящего времени сохраняет за собой статус главы Высшего ГосСовета СГ. Эту проблему рано или поздно придется решать.

Понятно, что эти задачи решить невозможно, не убирая А. Лукашенко из контекста российско-белорусских отношений. В настоящее время его и исключают из процессов, демонстрируя нежелание иметь с ним дело.

Естественно, выбранная стратегия не исключает решение текущих экономических вопросов, возникающих в отношениях между странами, но вопросы, носящие политический характер, остаются в замороженном состоянии. Создавшаяся ситуация вполне устраивает российские власти, которые, в отличие от А. Лукашенко, могут себе позволить держать отношения с Беларусью в подвешенном состоянии максимально продолжительное время.

В свою очередь для А. Лукашенко проблема времени играет огромную роль – в Беларуси должны быть назначены президентские выборы. Но не решены вопросы экономической поддержки предвыборного процесса - нет неограниченного доступа к российской беспошлинной нефти и есть серьезные основания утверждать, что в 2011 г. вся нефть в РБ будет поставляться из России с экспортной пошлиной. С 1 января 2011 года цена газа для республики достигнет уровня Польши (за вычетом транспортировки). Имеется еще ряд проблем, играющих огромную роль для белорусской экономики и обеспечивающих стабильность режима. Их необходимо решать на уровне глав государств. Однако России не видит в Беларуси адекватного партнера.

Важнейшей проблемой остается признание РФ итогов президентских выборов в РБ. Значение признания/непризнания Россией четвертого президентского срока для легитимизации режима А. Лукашенко трудно переоценить. В случае непризнания теряет свою легитимность Совет министров РБ, отношения между странами начнут быстро деградировать, что, безусловно, скажется негативно и на российской экономике, но белорусскую просто развалит за пару недель.

Российская федерация не будет прямо или косвенно участвовать в выборах, так как и выборов как таковых нет. Речь идет о легитимизация очередного срока авторитарного правителя. Выиграть на выборах в условиях господства авторитарного режима невозможно. Оппоненты Лукашенко на выборах при любом раскладе реальных итогов голосования обречены на поражение. Причем это не зависит ни от того, если кандидаты пойдут против белорусского президента поодиночке или определят единого кандидата.

Единый кандидат от оппозиции является подарком судьбы для А. Лукашенко
. Единый кандидат создает иллюзию полноценной борьбы за право на занятие поста президента. Наличие единого кандидата в немалой степени обеспечивает  легитимизацию предвыборной гонки. При этом власти ничем не рискуют, так как победить единый кандидат от оппозиции так же не может, как и два десятка конкурирующих друг с другом оппонентов власти.

Для определения победителя на выборах (а его имя уже всем заранее известно) белорусским власти может помешать только одно – пустые избирательные участки, но оппоненты режима этого не допустят. Они будут всеми силами звать электорат на выборы, обманывая его ложной альтернативой А. Лукашенко. На самом деле оппозиционные кандидаты будут звать людей голосовать за А. Лукашенко, так как считает голоса белорусский президент руками верного ему ЦИКа.

По этой причине Россия не будет делать ставку на альтернативных кандидатов или предлагать своего кандидата, так как в этом случае А. Лукашенко получит возможность выиграть не просто у своих оппозиционера, а у самой России. Естественно, такой успех будет являться залогом самой твердой легитимности четвертого президентского А. Лукашенко – лучший подарок со стороны России бессменному белорусскому президенту. Видимо по этой причине изыскиваются все возможные варианты по вовлечению России в белорусские президентские выборы, ее буквально втаскивают на белорусское политическое поле. А. Лукашенко все действия России в информационном секторе объявляет давлением России на итоги будущих выборов.

На самом деле России в принципе все равно. Если белорусский народ в очередной раз выберет А. Лукашенко или согласится с итогами выборов, озвученных белорусским Центризбиркомом, то это будет проблемой белорусов, а не россиян. Именно белорусам придется и дальше жить с А. Лукашенко и на А.Лукашенко будет лежать ответственность за поддержании приемлемого жизненного уровня населения, высокой занятости и т.д.

Возвращаясь к проблеме непризнания Россией итогов президентских выборов, стоит отметить, что, судя по всему, наблюдателям придется предоставить Москве неопровержимые доказательства системных нарушений, допущенных властями при подсчете голосов. Это облегчит задачу.

Кроме того, Россия не будет призывать другие страны СНГ последовать ее примеру, так как одной воли российского руководства в данном случае вполне достаточно. Россия остается единственным реальным легитимизатором большей части истэблишмента на постсоветском пространстве.

Было бы наивно считать, что Москва не пойдет на непризнание белорусских политических выборов, опасаясь упреков в недемократичности собственных выборов. Во-первых, российские выборы состоятся только в 2012 году. Во-вторых, как раз признанием недемократичности белорусских выборов российское руководство укрепит собственный имидж.

Учитывая высокую степень экономической и политической зависимости Беларуси от России, Москва вправе рассчитывать, что белорусский политический класс возьмет на себя задачу поиска и легитимизации нового главы белорусского государства.

Что остается А. Лукашенко?

Сможет ли А. Лукашенко удержать власть  без поддержки России? Это сложный вопрос. Думается, что сможет, но это будет другая республика, с другим жизненным уровнем и более жестким контролем главы белорусского государства за населением и политическими силами. В принципе, ужесточение режима можно наблюдать и сегодня. Но это будет сила через бессилие. Власть реально будет очень слабой и тут впервые у оппозиции возникнет шанс, появится «окно возможностей». Сможет ли белорусская оппозиция воспользоваться этим «окном», покажет время.

Белорусский президент безусловно попытается удержать российско – белорусские отношения под контролем. Для этого он применит широкий спектр мер – от активизации белорусского лобби в Москве до провокаций в Минске и на международной арене. А. Лукашенко будет инстинктивно бороться именно с забвением, опасаясь, что политика медленного и неуклонного выдавливания его из сферы российско-белорусских отношений не оставит ему места в белорусской политике. Поэтому главной своей задачей А.Лукашенко будет считать напоминать о себе.

Москва, 30.09.10

Развернувшиеся на завершившейся неделе события оказались хорошей иллюстрацией к приведенному выше докладу.

Возвращаясь к «Заданию на осень 2010»

В предыдущей части статьи «задание на осень 2010», вышедшей в ночь на 30 августа, автор этих строк помимо глобальных проблем российско-белорусских отношений, отважился отметить две проблемы, касающиеся современного состояния белоруской экономики. В частности речь шла о том, что белорусские СМИ на фоне засухи в России постарались создать явно завышенные ожидания от урожая в Беларуси («Между прочим, и урожая нет. В республике собрали около 5,8 – 5,9 млн. тонн зерна, в составе которой по традиции много ржи» Задание на осень 2010, 29.08.10).

Кроме того, отмечалось, что «привлеченные гордыми реляциями белорусских СМИ, в республику понаехали перекупщики (в основном, азербайджанцы). Ездят по хозяйствам, но им ничего не продают. Или нечего продавать или необходимо столько согласований в госорганах, что статус картошки растет на глазах. Государство также ничего не закупает, так как у него нет денег» (там же).

Автор этих строк сетовал, что «есть реально действующий нефтяной мост через Атлантику. Никто уже не считает танкера. Плывут. Но при этом белорусский нефтехимический комплекс находится на грани рентабельности и только невероятными усилиями властей не сваливается в яму банкротства. Республиканское руководство не смогло в полной мере восполнить поставки дешевой российской нефти».

Нельзя не отметить, что уже 30 августа из Минска пришел ответ на аграрные проблемы, поставленные в статье, и в тот же день А. Лукашенко уже изучал ситуацию на Мозырском НПЗ. Автор этих строк, естественно, не имеет доступа к расписанию белорусского президента, но активность белорусского президента по данным аграрно-энергетическим направлениям говорит о том, что поставленные в предыдущей статье вопросы чрезвычайно актуальны.

В частности, словно отвечая на утверждения, что «государство также ничего не закупает (овощи у населения), так как у него нет денег» («Задание на осень 2010», 29 сентября 2010 г.), А. Лукашенко 30 сентября потребовал: «Работайте с населением, начиная от картофеля, овощей и заканчивая яблоками. Чтобы люди могли пополнить свой бюджет, у них надо забрать картофель, овощи, плоды». Видимо, деньги нашлись.

Несколько забегая вперед, стоит отметить, что уже к четвергу (2 сентября) ситуация с «несметным» белорусским урожаем стала скандальной. Белорусское руководство, продолжая трубить о своей победоносной аграрной политике и уже успев пообещать поставки (в белорусском русском языке – «помощь», естественно, голодающей России) той же гречки Санкт-Петербургу и, вроде, Татарстану, на самом деле ничего не поставило, что и вызвало 2 сентября недоумение у российского руководства прямо в ходе совещания в Саратове.

В данном случае Дмитрий Медведев вспомнил о Таможенном Союзе, что косвенно ставит его самого под удар, так как России создавала ТС с «изъятиями» по нефти и газу. На первый взгляд, позиция России выглядит противоречиво – нефть в «изъятиях», а продукты нет. Но продукты питания, действительно должны продаваться по территории ТС без «изъятий». Кроме того, Россия не требует от Беларуси продавать ей гречку по заниженным ценам, как, к примеру, требует Минск от Москвы в отношении нефти.

В любом случае, последовавший буквально через 3 часа ответ из белорусского министерства сельского хозяйства буквально обескуражил: «Уберем гречку - посчитаем. Нам надо, прежде всего, обеспечить свою потребность». Оказалось, что «Беларусь никогда раньше не экспортировала гречку в сколько-нибудь заметных объемах, так как никогда полностью не закрывала свою потребность в этой крупе за счет внутреннего производства. В настоящий момент у Беларуси нет излишков гречневой крупы для экспорта, а большую долю внутреннего рынка занимает гречневая крупа, ввезенная из России» (цитируем по АФН). Как говорится, «вот тебе бабушка и Юрьев день».

Ознакомившись с заявлением белорусского аграрного ведомства, у непредвзятого наблюдателя невольно возникают вопросы: А к чему тогда череда репортажей по белорусскому телевидению о солидном урожае («не в пример соседям») и готовности Минска продавать зерно по очень дорогим ценам? Зачем было обнадеживать Санкт-Петербург и, возможно, Казань? Зачем был весь этот аграрный телепиар на соседской беде? Зачем было лгать об урожае, которого нет?

Нет сомнений только в том, что в этом году есть урожай картофеля, но его тоже пока не экспортируют, что символично… Все это как-то печально и вряд ли объяснимо на фоне очередного заявления главы белорусского государства «Ситуация на мировом рынке будет только усложняться, людям не хватает еды, и для нас это шанс»(А. Лукашенко, 30.09.10).

Не менее печальным итогом оказалась пиар-акция на Мозырском НПЗ. 30 августа А. Лукашенко посетил Мозырский НПЗ, где попытался создать впечатление, что белорусская нефтехимия справляется с поставленными задачами и решает проблему диверсификации поставок нефти («Я не нашел там катастрофы, какая бы цена на нефть не была. Мы модернизировали эти предприятия, они загружены и поступления в бюджет не уменьшились, а наоборот увеличились… В октябре все наши заводы выходят на 100-процентную загрузку, как это было в былые годы. Тогда какие проблемы? Проблем нет»). При этом белорусский президент отметил, что все-таки проблемы есть: «Россия ввела пошлину на нефть и это удорожание в 2 раза потребовало дополнительно дарить нашему соседу - России - около 3-4 млрд. долларов». Обратила на себя то, что оплату по рыночной стоимости российской нефти белорусский президент воспринимает, как дар РФ. Вариант – милостыню. Это очень важное замечание А. Лукашенко и оно отражает истинное восприятие белорусским президентом и большей частью белорусского политического класса России, как неиссякаемого резервуара практически бесплатных ресурсов и необъятного рынка сбыта (А. Лукашенко регулярно объявляет российский рынок «своим»). Российские ресурсы считаются тоже «своими», поэтому плата за их поставку воспринимаются, как унижение суверенитета и независимости Беларуси. Так что это не оговорка белорусского президента, а индикатор мировоззрения.

Но все это оказалось легкой разминкой перед основной проблемой ближайших дней: попыткой поджога российского посольства в Минске.

Провокация

Новое здание посольства РФ, заложенное в свое время президентами России и Беларуси, является одним из самых охраняемых объектов в Минске. Подойти к нему незамеченным как днем, так и ночью крайне сложно. Все равно останутся записи многочисленных камер наблюдения. Те, кто в ночь с 30 на 31 августа решился забрасывать посольство «коктейлями Молотова», неплохо знали систему охраны. Скорее всего, их пропустили, то есть провокаторы не опасались внешней белорусской охраны. Но нападающие, видимо учитывали, что внутри здания находится внутренняя российская вооруженная охрана. Шанс получить в ответ на поджог пулю был вполне реален. Поэтому действовали провокационно и быстро – швырнули две бутылки и тут же ретировались.

Поиски причин инцидента и его исполнителей не представляют особой проблемы. Сама схема нападения на посольство, ее незначительные последствия, свободный проход через систему охраны белорусских силовиков, мгновенные попытки переложить инцидент на российскую сторону говорят о том, что мы имеем дело с той же террористической группой, которая организовала два года назад теракт на праздновании дгя независимости республики (3 - 4 июля 2008 г.). Исполнители, как и организаторы инцидента, которых до сих пор «не может» найти белорусское МВД, скорее всего одни те же… Их, конечно, снова «не найдут».

Чтобы понять причину инцидента необходимо почувствовать степень истеричности и паники, в которой находится белорусское руководство. На глазах белорусского президента и его клана происходит крушение, как им казалось, вечного механизма поддержки, обеспечивающего власть династии Лукашенко минимум на три поколения – Александр, Виктор, Николай (всем отмеряно по четыре президентских срока – больше шестидесяти лет, после 2056 года к власти в РБ должен, по идее, прийти гипотетический внук белорусского президента).

Ненависть к Москве, российскому руководству буквально душит правящую верхушку республики.
При этом стоит напомнить, что белорусские власти имеют крайне слабые информационные ресурсы для ответа Москве. Как говорится, не докричишься. Власти могли сорваться, попытаться быстро и желательно безнаказанно отомстить, спровоцировать Москву.

Но это эмоции правящей династии. На самом деле есть глубинные причины произошедшего инцидента. Стоит учесть, что сам формат кризиса между Москвой и Минском крайне невыгоден А.Лукашенко. Москва не рвется вступать с ним в полемику, не желает его публично «душить» на внутреннем белорусском поле. Российское руководство воспринимает А.Лукашенко отдельно от белорусского народа, белорусского государства и даже высшей белорусской номенклатуры,  что делает проблематичным использование российской стратегии против А.Лукашенко в его предвыборном имидже борца за суверенитет и независимость республики. Москва как будто говорит – не будет А.Лукашенко, не будет у республики проблем, проблемы Беларуси не в Москве, а в Лукашенко.

На этом Кремль остановился. В настоящее время в российском медиа-пространстве кампания против А.Лукашенко фактически отсутствует. Фильмы прошли, проскочила серия полемических статей, часть из которых явно оплачена Минском и на этом все закончилось. На телеэкране Беларусь вспомнили только в связи с гречкой (об этом ниже). Больше к «белорусской теме» Москва специально возвращаться не будет, считая, что она все сказала о белорусском президенте – недоговороспособный, явно нездоровый человек.

Вот такая позиция российского руководства в наибольшей степени опасна для А. Лукашенко. Естественно, он стремится оправдаться, уйти от статуса неадекватного человека, находящегося у власти. Для этого нужны информационные поводы, скандалы и т.д. В ход пойдет все, даже теракты.

Апофеозом стало заявление А.Лукашенко: «Что касается этой быстрой обвинительной реакции со стороны России, я тоже начинаю подумывать: кому это надо было? Нам это надо было в связи с чередой этих пропагандистских фильмов, кампаний и так далее? Ну уж никак нам не надо было. Тем более белорусскому президенту это во вред. Спихивать на то, что мы знали и не предотвратили - это подонки и идиоты. Этот обвинительный уклон глашатаев Кремля говорит о том, что нашим правоохранительным органам надо очень серьезно посмотреть на этот инцидент. Атака одна, атака другая, атака третья в средствах массовой информации, беспрецедентное давление в экономике - не получается. Наоборот все выходит. Хотели президента наклонить - получилось наоборот. Надо искать другие методы… Скорее всего, им, наверное, был нужен этот инцидент. Чтобы показать: видите, какое правительство там или Лукашенко в Беларуси, чуть ли не сами устроили этот теракт, как они сами его называют, и подожгли автомобиль у российского посольства. Подонки и негодяи. Больше я ничего сказать не могу».

А. Лукашенко явно сорвался, говоря о России и ее руководстве он перешел на ненормативную лексику.

Между тем, обвинение в адрес России стоит расшифровать. Фактически А.Лукашенко, как глава Республики Беларусь обвинил Россию, крупнейшее государство мира, постоянного члена СБ ООН и G8, государство, реально обеспечивающего суверенитет и независимость РБ, в государственном терроризме.  Получается, что Москва засылает на территорию Беларуси террористов, подготовленных российскими спецслужбами с целью поджога собственного посольства. Как бы дико это не звучало, но так и следует понимать белорусского президента и ряд белорусских политических и общественных деятелей, повторявших за ним этот бред (кстати, надо подумать о запрете для этих обличителей России в международном терроре посещать территорию РФ).

Реакция российского руководства на всю эту истерику оказалась брезгливой. Используя повод (очередные проваленные обещания Минска – в данном случае, поставки крупы), Д. Медведев отметил «медицинский» характер действий главы белорусского государства, что является неплохим способом  ухода от полемики с неадекватным человеком по принципу «что с дурака взять».

Завершая оценку инцидента у российского посольства стоит отметить,  вряд ли у белорусских властей получится «перевести стрелки» на Россию. То, что в ночь на 31 августа все делалось крайне импульсивно и, скорее всего, буквально на ходу, говорит паника, охватившая структуры белорусской власти, ответственные за информацию. В инструкции, разосланной утром по редакциям газет и телеканалов оказались две фразы, выдающие белорусские власти, как говорится, «с головой»:

- тезис о якобы неважности Беларуси для российской внешней политики, распространяемый проплаченными пропагандистами, не соответствует действительности.

- Складывающиеся обстоятельства ставят перед руководством Республики Беларусь непростую задачу: необходимо нарастить ресурс на российском поле. А для этого, помимо прочего, нужно сохранить полный контроль над развитием ситуации в Беларуси.

(цитирование части документа, полученного автором 31 августа около 13.00 по московскому времени). В этом и заключается суть инцидента у российского посольства – нельзя, чтобы в Москве забывали о Беларуси и ее президенте, который один в силах удержать «контроль над развитием ситуации в Беларуси».

Вот в этом и заключается задание А. Лукашенко на осень 2010 г. Он это задание установил себе сам - скандалы, инциденты и оскорбления. Все пойдет в ход, чтобы Москва не забыла о А. Лукашенко – клевета, «русские шпионы», транзитные проблемы, российские базы и т.д. Другого инструментария у него не осталось. Цена вопроса – власть и жизнь главы белорусского государства, судьба его формируемой династии. Он должден доказать Москве, что А. Лукашенко незаменим. Вряд ли это у него получится. Беда в том, что еще немного и образ белорусского президента в сознании россиян окончательно сольется с образом его грузинского коллеги. Со всеми политическими последствиями…

А. Суздальцев, Москва, 05.09.10

0

24

Белоруссия: победитель известен
1 СЕНТЯБРЯ 2010 г. АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН



На предстоящих в Белоруссии президентских выборах победит Александр Лукашенко, причем, скорее всего, уже в первом туре. В очередной раз белорусы предпочтут авторитарного лидера, с которым они связывают надежды на продолжение пусть небогатого, но относительно стабильного существования.

Парадокс – Лукашенко в результате шестнадцати лет своего правления привел Белоруссию в тупик. Белоруссия – единственная европейская страна, которая не входит в Совет Европы. Первое время «батька» демонстрировал желание дружить с Россией, но только до того момента, как понял, что ему не стать президентом объединенного государства. В ельцинские времена у белорусского президента такие иллюзии были, при Путине они развеялись. Сейчас у Белоруссии испорчены отношения с Западом (отдельные компромиссы в стиле realpolitik ситуацию принципиально не меняют) и с Россией, вне зависимости от того, договорится ли она в ближайшее время с Минском или нет. Любой компромисс будет носить временный характер и сменится новым конфликтом.

Недавно из срочно сделанных антилукашенковских телефильмов россияне узнали, как подавляется в Белоруссии бизнес, как в ней борются с инакомыслием, каков уровень произвола государственных чиновников, хотя еще совсем недавно эти обвинения считались в Москве следствием интриг Запада, всячески дискредитирующего белорусский вариант Уго Чавеса. Неудивительно, в России подобные обвинения воспринимаются многими с недоумением – одна часть общества не может привыкнуть к столь быстрому информационному кульбиту, другая недоумевает, чем белорусские чиновники принципиально отличаются от российских, к которым наше телевидение продолжает относиться с пиететом.

Белорусское общество же осведомлено об особенностях своих начальников и их политики на собственном опыте, однако в большинстве своем продолжает поддерживать Лукашенко. Люди боятся, что с уходом президента начнется период дестабилизации, начнет разваливаться промышленность, которую белорусские власти поддерживают на плаву (правда, делают это за счет российской поддержки, в частности, льготных цен на газ, но общество такие экономические частности не слишком интересуют). Нельзя недооценивать и личные качества Лукашенко – цепкого, жесткого политика, прекрасно использующего свое «простонародное» происхождение, умеющего сочетать лозунги «славянского братства» и «белорусского патриотизма» и обладающего своеобразной харизмой. Многим избирателям нравится, как харизматичный «батька» разносит бюрократов разного уровня, причем публично, перед телекамерами.

Кстати, представление о том, что можно сконструировать пророссийскую альтернативу Лукашенко из какого-либо высокопоставленного чиновника (например, премьера Сергея Сидорского), выглядит достаточно сомнительным. Во-первых, в белорусской правящей элите произошел «отрицательный отбор», в результате чего действительно самостоятельные фигуры покинули ее из-за органичной несовместимости с президентом. Во-вторых, любая подобная попытка приведет к мощной атаке на кандидата, тем более что Лукашенко прекрасно знает уязвимые места своих подчиненных. Первый его премьер Михаил Чигирь, перешедший на сторону оппозиции, был осужден по обвинению в экономическом преступлении – и особых симпатий общества не снискал, хотя понятно, что речь шла о политической мести.

Если говорить о существующей оппозиции, то она расколота и внутренне конфликтна. В 2006 году она сделала ставку на единого кандидата – им стал умеренный националист Александр Милинкевич.
РИА Новости
Сама оппозиция считает, что он получил не менее 18% голосов (официальный Центризбирком дал ему только 6%), но за прошедшие годы его рейтинг существенно снизился. Единый оппозиционный блок разрушился. Националисты переругались с либералами и левыми и вышли из состава объединенной оппозиции, что было выгодно Лукашенко (кстати, и в нынешнем противостоянии с Россией националисты аккуратно подыгрывают «батьке», выступая с критикой в адрес Москвы). В условиях, когда популярность лидеров оппозиции сейчас находится примерно на одном уровне (ни один из них не имеет «двузначного» рейтинга), такое положение дел стимулировало выдвижение большого количества кандидатов, ориентированных не на победу на предстоящих выборах, а на собственную «раскрутку». Разумеется, с расчетом на дальнейшую карьеру в условиях вероятного ослабления режима Лукашенко в будущем, пусть даже долговременном.

Отметим также, что оппозиционные партии в большинстве своем не в состоянии предложить логичную целостную альтернативу курсу нынешнего президента. Левые весьма архаичны (к тому же левую идею неплохо использует популист Лукашенко), националисты тоже смотрят в прошлое, несмотря на попытки совместить национальную идею и европейскую риторику. РИА НовостиПожалуй, исключение составляют либералы из Объединенной гражданской партии, выдвинувшие кандидатуру Ярослава Романчука, автора программы «Миллион новых рабочих мест для Беларуси». Романчук – яркий, достаточно молодой (44 года) экономист, способный четко излагать свои мысли и помещать либеральные идеи (он возглавляет центр Мизеса, названного в память об одном из крупнейших авторитетов европейского либерализма прошлого века) в социальную оболочку. Но сможет ли он завоевать симпатии белорусского общества в условиях информационного доминирования власти и высокой инерционности настроений населения страны? К тому же он малоизвестен в стране – в этом есть некоторый плюс (известные белорусские оппозиционные политики обладают отрицательным рейтингом), но и минус. За период недолговременной кампании ему будет трудно «раскрутиться», особенно в условиях конкуренции со стороны других оппозиционеров и дефицита медийных возможностей.

На первый взгляд, кажется, что социология дает оппозиции некоторый шанс – даже «застойное» белорусское общество вроде бы хочет изменений. По данным  НИСЭПИ (исследовательского института, официально закрытого режимом Лукашенко в 2005 году и действующего сейчас в Литве), 62% жителей Белоруссии полагают, что страна нуждается в переменах. Однако при этом лишь 22,4% респондентов полагают, что после ухода Лукашенко с поста президента жизнь в Белоруссии улучшится. Таким образом, желание перемен носит достаточно абстрактный характер, а ответ на более конкретный вопрос свидетельствует о том, что общество скептически относится к самой возможности позитивных изменений в случае прихода к власти оппозиционеров. Рейтинг доверия оппозиционным политическим партиям крайне невысок: по данным НИСЭПИ, доверяют им только 14,4% (это примерно вдвое меньше доли убежденных противников Лукашенко), не доверяют — 65%.

В любом случае, сейчас у Лукашенко нет реального конкурента на электоральном поле. Оппозиция может в лучшем случае рассчитывать на повышение известности своих кандидатов, выстраивая долгосрочные стратегии – на тот случай, если, оставшись без поддержки России, нынешний белорусский режим подвергнется эрозии в связи с ухудшением социально-экономической ситуации и угрозой полной изоляции в мире, если не считать дружбы с лидерами Венесуэлы и Ирана.

Автор — первый вице-президент Центра политических технологий

0


Вы здесь » ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ » В Беларуси » России нужен новый партнер в Беларуси