ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ

Объявление

ПЕРЕХОД НА САЙТ Fair Lawn Russian Club


Чтобы открывать новые темы и размещать сообщения, вам нужно зарегистрироваться! Это не отнимет у вас много времени, мы не требуем подтверждения по e-mail.
Но краткие комментарии можно оставлять и без регистрации! You are welcome!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ » В России » Доктрина Путина


Доктрина Путина

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Логика загнивающего самодержавия
Политолог Лилия Шевцова - о том, как изменилась Россия за год после аннексии Крыма
23.03.2015 16:37

Старший научный сотрудник института Брукингса в США политолог Лилия Шевцова считает, что сейчас в России сложился режим умирающего самодержавия, который пытается продлить свою жизнь любой ценой:

– Аннексия Крыма, все драматические события, связанные с вторжением в Украину, весь предыдущий 2014 год, который казался немыслимым еще несколько лет назад, мы и не предполагали, что это может произойти – война России с Украиной! – все это укладывается в формат поиска самодержавием продолжения своей жизни. До недавнего времени казалось, что "крымнашизм" в его первоначальной форме – это такое застенчивое признание присутствия российских военных там, но в то же время попытка оправдания аннексии за счет так называемого искусственного референдума. Очевидно, что этот застенчивый "крымнашизм" уже не обладает прежним притягательным консолидирующим влиянием, что нашло отражение в совершенно потрясающем фильме "Крым. Путь к родине", в котором Путин играл главную роль и был фактически главным субъектом, который объясняет историю.

– И эта история поразила своим цинизмом... В этом фильме практически всему миру говорят, что год назад ему беззастенчиво врали...

– Этот фильм показывает, что от мягкого, неуклюжего, застенчивого "крымнашизма", от аннексии, которая, как предполагалось, будет воспринята Западом и будет им прощена, власть переходит к совершенно новой концепции – откровенного признания не только аннексии Крыма. А за этим, скорее всего, последует, возможно, и откровенное признание присутствия российских войск на территории украинского Донбасса. То есть это откровенный вызов миру и Западу, который заключается в следующем: я это сделал, и я горд тем, что я сделал. Я разрушил миропорядок, который установился после распада Советского Союза, и я претендую на право интерпретации мировых правил игры. А также претендую на право вести себя так, как мне заблагорассудится. Этот абсолютно невозможный с точки зрения международных правил вызов, очевидно объясняется тем, что механизма отработанного в прошлом году – и агрессии в Украине, и того факта, что российское население фактически заставили жить украинской жизнью, а российская политика,  российская жизнь исчезли с российского телевидения, – всего этого, оказывается недостаточно. И очевидно, власть видит, что мобилизация  прошлого года постепенно начинает размываться. Ведь 67 процентов российских респондентов месяц назад подтвердили желание видеть Украину в качестве суверенного государства, пусть и недружественного России. И только 22 процента россиян имеют другое мнение. Это говорит о том, что в целом общество не готово ни к дальнейшей аннексии, ни к экспансии, ни к войне. Следовательно, нужен другой наркотик, более сильный и мощный. И поэтому то, что мы видим в последнее время, – риторика Сергея Лаврова, риторика других российских официальных лиц, выступления руководителя нижней палаты Нарышкина с воинственными заявлениями в адрес Запада, и наконец, это фильм, в котором Владимир Путин сыграл свою самую впечатляющую роль, – свидетельствует о поиске идеи мобилизации общества в военное время. То есть мало того что они втолкнули Россию в военное время, они сейчас ищут новый стимул фейкового единения. И "крымнашизм" получает в эту годовщину аннексии и новое звучание – как гораздо более воинственной, более милитаристской, более экспансионистской идеи.

​– Первые санкции Запада против России были введены сразу после аннексии Крыма. Российское руководство не могло не понимать, что откровенная поддержка сепаратистов в Донбассе – это усиление конфронтации с Западом, а значит, и расширение санкций. Но, может быть, Крым России не очень дорого обошелся, если происходит то, что мы сейчас видим в Донбассе?

– Очевидно, последующие события расставят точки над i и мы узнаем это из признаний российской власти. А она почему-то бросилась делать признания, которые вполне укладываются в официальное признание перед Гаагским трибуналом. Очевидно, мы узнаем гораздо больше о мотивах, о стимулах, о личностном факторе во всей той трагедии, которая все еще разворачивается. Но я снова возвращаю вас к логике самодержавия, которое находится на стадии деградации. Если уже было принято решение, что Россия переходит в формат конфронтации с Западом, то с этого формата, как в бобслее с боба, выпрыгнуть невозможно. Можно регулировать скорость движения по желобу, но выпрыгнуть совершенно невозможно. Поэтому, если уже в 2013 году Кремль, по сути, принял на вооружение доктрину сдерживания Запада внутри и вне России, то все остальные действия будут предприниматься в этом конфронтационном режиме, несмотря на существующие правила игры.

Думаю, что, идя на аннексию Крыма, Владимир Путин не учел возможной реакции Запада. Прежде всего – реакции Германии, ее готовности стать консолидирующим фактором европейского сообщества по вопросу санкций. И я думаю, что Путин не предусматривал экономических последствий экономической стагнации, которая уже началась, падения цены на нефть, а также последствий самих санкций. Думаю, очень многие вещи не были предусмотрены, не были включены, скажем так, в размышления по поводу политических действий. Но я не думаю, что после Крыма это могло остановить Кремль. Я думаю, что после Крыма продолжение экспансии было уже неизбежно. Потому что этот экспансионизм отражает одну очень важную вещь – сокращение внутрироссийских источников осуществления власти, сужение экономического, административного, финансового, силового, репрессивного потенциала власти. Поэтому власть неизбежно должна была искать другие, внешние точки приложения своих усилий, а также, собственно, отвлечение внимания российского населения от собственных проблем.

– Российская пропаганда за последний год немало поработала над тем, чтобы произвести некое замещение – говорится о том, что Россия ведет войну не с Украиной, а с Соединенными Штатами Америки. Старого врага достали из пыльного мешка и снова демонстрируют его населению?

– США вернулись в российской политике и в российской доктрине в качестве основного, главного врага, потому что не может же быть врагом Польша или Финляндия, а также Германия. Тем более Япония и другие страны. Врагом может быть только какая-то очень мощная величина, а самое могущественное государство в мире – это США. Что соответствует амбициям российского правящего класса. США вернулись к этой роли в официальной российской политике уже в 2007 году, во время выступления Владимира Путина в Мюнхене, на конференции по безопасности. Другое дело, что этот враг, который в виде волка или в виде других метафор постоянно воспроизводился в официальной российской риторике, этот враг еще не был, скажем так, забетонирован в рамках новой внешнеполитической концепции. Это произошло к концу 2013 года. Тогда США уже стали абсолютным злом. Но вот если говорить об Украине, вследствие, прежде всего, падения режима Януковича, в вследствие "оранжевой революции", вследствие Евромайдана, Украина стала одновременно и средством, и инструментом, и целью. Средством российских властей доказать российскому населению, что любая революция несет пагубные последствия. Украина стала инструментом уничтожения всякой, любой возможности, шанса на собственный  Майдан в России, орудием уничтожения российской оппозиции. Украина стала целью, повесткой дня, приложением кремлевских экспансионистских устремлений. Потому что Украина – это не только геоэкономическая зона, но и важное стратегическое поле. Украина – это еще и Севастополь, и база Черноморского флота. То есть Украина ценна с экономической, стратегической точек зрения, с точки зрения безопасности, с точки зрения оборонного пояса для российской элиты. Но Украина одновременно стала и полем тестирования новой доктрины Путина. Украина стала искусственной площадкой для конфронтации Кремля с Западом, прежде всего с США. То есть Украина в стратегическом видении Кремля играет многофункциональную, многоплановую роль. Но совершенно очевидно, что весь этот пакет целей и ориентиров, которому пытается следовать Кремль в Украине, укладывается в одну формулу: путинская Россия, Кремль, путинский правящий класс фактически сделали Украину полем предотвращения либерального продвижения, полем сдерживания либеральной демократии на постсоветском пространстве. И от того, как и чем закончится это столкновение с либеральной цивилизацией в Украине, зависит очень многое – и судьба самой России, и судьба Беларуси, Молдавии, и судьба того, как будет консолидирован новый порядок безопасности на всем Евразийском континенте.

– Сейчас можно говорить о том, что поведение российских элит за последний год изменилось. Почему? Они поняли, что их перестали пускать в "приличное общество"?

– К удивлению, возможно, многих в России, и российское общество в целом, и российская элита со всеми ее сегментами и эшелонами в силу целого ряда обстоятельств восприняли украинскую драму, аннексию Крыма, разрушение миропорядка, войну с братским народом с одобрением. Хотя это одобрение носило разные оттенки, во многом оно было вынужденным. Эта поддержка внутри элиты основана на попытке, возможно, удовлетворить собственные комплексы. Я говорю о "крымнашизме". То есть это была попытка удовлетворить собственные комплексы за счет внешне бескровного, удачного, быстрого и успешного "проекта по единству нации". Это было имитационное единство, но вот "крымнашизм" удовлетворил всех. Затем война, естественно, встретила совсем другую реакцию. Но, что касается года в рамках этого "крымнашизма", и фейковое единство, и жизнь в военном времени, естественно, порождают все больше и больше недовольных. И, если речь идет о том, что только один из пяти опрошенных хотел бы видеть своих сыновей воюющими в Донбассе, это уже свидетельство того, что россияне не воспринимают эту войну.

Что касается элиты, она все еще снаружи сплочена лояльностью к Путину, потому что нет других альтернатив. И еще не произошло раскола, фрагментации, ситуация не столь плачевна и драматична. Когда Россия будет скатываться стремительно к экономическому кризису, тогда раскол и фрагментация элиты неизбежны. Но пока есть ворчание и недовольство внутри элиты иногда достаточно откровенное, – и по поводу того, что не пускают, и пришлось переписывать свои счета и свое благосостояние, и свое краденое в Европе на другие фамилии. Но пока, скажем так, пока не видно, чтобы "чайник закипел". Хотя неизбежна дальнейшая самоизоляция России, дальнейшая ситуация неопределенности...

Россия уже оказалась в какой-то черной зоне потери стратегического вектора. Конечно, внутри различных отсеков элиты будут усиливаться настроения страха, настроения угрозы – и собственной жизни, и собственным интересам. Кроме, возможно, достаточно узкого круга людей, которых можно отнести к силовикам и которые, возможно, готовы к полной изоляции России. Но я верю тем наблюдателям российской элиты, которые, даже указывая на силовиков, на Бортникова, на Патрушева, на Сергея Иванова, на Шойгу, говорят, что они совсем другие, чем те советские силовики, правившие в брежневские времена. Они уже все интегрированные в потребительский мир Запада. Поэтому они не будут бороться, они не будут проливать кровь, они не желают полностью закрываться. Скорее всего, это правда. Потому что российская элита выживает за счет кражи ресурсов внутри страны и продажи природных ресурсов, нефти, газа за границу, на Запад. То есть это элита, которая выживает за счет паразитирования на Западе. Поэтому вряд ли эта элита поддержит сумасбродные идеи своего лидера об откровенной конфронтации с Западом, особенно за счет шантажа ядерными ресурсами.

0

2

Скобов

0

3

Основной целью Перестройки и последующих ельцинских "антикоммунистических" реформ был переход контролируемых советской бюрократией и спецслужбами государственных ресурсов в их частную, наследуемую собственность

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=901955759867404&id=100001589654713

0

4

Следующая цель Путина
Хозяин Кремля потратил 14 лет на то, чтобы вокруг него не осталось никого, кроме приближенных офицеров ФСБ.

Следующая его цель - возврат к СССР.

На данный момент нам известно, что правоохранительные органы арестовали подозреваемого в убийстве Заура Дадаева, чеченца по национальности, уже сознавшегося, по сообщениям СМИ, в том, что он собственноручно стрелял в Немцова. Человек этот являлся военнослужащим, офицером чеченского батальона «Север», спецназа, находящегося в подчинении президента Чеченской республики Рамзана Кадырова. Это означает, что именно Кадыров был организатором убийства Немцова. Но очевидно, что Кадыров самолично не мог отдать приказ убить Немцова хотя бы потому, что Немцов — российский политик, не специализировавшийся по Чечне (как, например, убитая в 2006 году Анна Политковская). И никаких личных счетов с Немцовым у Кадырова быть не могло.

Соответственно, правильно заключить, что Кадыров организовывал операцию по устранению Немцова по приказу Путина. На это косвенно указывают и те обстоятельства, что, с одной стороны, уже после ареста Дадаева Кадыров однозначно выступил в его защиту, заявив, что Дадаев патриот России и всегда действовал исключительно в интересах России; а с другой стороны, что 8 марта 2015 года Путин подписал указ о награждении Кадырова орденом. Конечно, в указе не сказано, что Кадыров награждается за успешную операцию по устранению Бориса Немцова, но, поскольку тем же указом орденом награжден и Андрей Луговой, убивший в Лондоне в ноябре 2006 года Александра Литвиненко, очевидно, что Путин наградил Кадырова именно за убийство Немцова.

Убивали ли Немцова люди из спецслужб Путина или из спецслужб Кадырова — не так уж важно. И в том и в другом случае это убийство было санкционировано Путиным. Без его указания в сегодняшней России устранить Немцова было абсолютно невозможно.

Литвиненко, Маркелов, Бабурова, Эстемирова, Магнитский и Березовский — типичные жертвы режима Путина. Первые четверо были убиты наемными убийцами. Магнитский погиб в тюремной камере. Выделяется из этого ряда Березовский. Независимо от того, был ли он повешен агентами ФСБ России или же доведен до самоубийства Путиным, Березовский был сам вершителем своей судьбы. Он принял активнейшее участие в президентской кампании Путина в 2000 году, включая ее финансирование, и был в буквальном смысле автором лозунга «Путин наш президент!». В том, что произошло с Березовским, виноват прежде всего сам Березовский. Ничьих советов и предупреждений слушать он не хотел. Я уже в мае 1999 года, еще когда Путин был директором ФСБ, предупреждал Березовского, что, если Путин станет президентом, Березовского он посадит. Березовский мне не поверил. В тюрьме он действительно не оказался. Но с 2000 года он оказался в эмиграции в Лондоне, а в 2013 году закончил в петле.

Отдельно следует сказать несколько слов о Литвиненко. Сегодня уже известно, что устранение Литвиненко было операцией ФСБ, осуществленной в Лондоне офицерами ФСБ Луговым и Ковтуном. Случайно или нет, но в поле зрения общественности попал именно Луговой. Он стал главным обвиняемым по мнению британского правосудия, и, видимо, справедливо, поскольку в России он сначала был награжден Путиным членством в российском парламенте, а на днях, 8 марта, еще и орденом. Таким образом, само российское правительство в лице Путина сообщило нам, что Луговой убил Литвиненко по указанию ФСБ и по приказанию Путина. В противном случае указ о его награждении Путин, конечно же, не подписал бы.

В России всегда убивали политических противников, причем убивали широким спектром, по максимуму, а не по минимуму. Про Ленина — Сталина я сейчас рассказывать не буду, это и так известно. В сегодняшней России Путин устраняет всех, кто минимально претендует, по его мнению, на власть. Ходорковского посадили на 10 лет. Сейчас сажают Навального. Березовского в свое время вытолкнули в Лондон. Немцова убили.

Путин, как в свое время Сталин, вытаптывает политическую площадку таким образом, чтобы вокруг не оставалось никого, кроме приближенных ему офицеров ФСБ: генералов Сергея и Виктора Ивановых, бывшего директора ФСБ Николая Патрушева, офицера ФСБ Игоря Сечина. Кроме сотрудников ФСБ, вокруг Путина никого не осталось. Реально Россией сегодня управляет хунта во главе с формально избранным президентом Путиным. Это та цель, к которой Путин шел 14 лет, с 2000 года. Год назад он приступил к новому этапу: воссозданию Российской империи (как именно он назовет это государство, он еще не решил — скорее всего, «Советский Союз»). Это та реальность, в которой мы оказались в марте 2014 года. Чем скорее мы ее осознаем, тем меньшую цену мы заплатим за сохранение мира в Европе.


Юрий Фельштинский, «Новое время»

0

5


Slava Rabinovich

Я знаю людей, которые лично знают Путина. И даже тех, кто с ним до сих пор общается.
Удивительно, но все эти люди говорят примерно одно и то же:
(1) он сошел с ума,
(2) он абсолютно, первородно абсолютно циничен, и
(3) у него нет никаких принципов.

Его единственная оставшаяся функция – это быть «верховным арбитром» среди нескольких «башен Кремля». О стране никто не говорит, и он тоже – не до страны.
Мне кажется, что Путин пробил такую вонь, среди такого множества стран, прежде всего самых ближних, что теперь крушение этого совкового НКВДшного поезда не остановить. Я уверен, что даже в России через год мы будем встречать совсем другую весну.

0

6


Пора беспокоиться по поводу планов России в Латинской Америке

Россия энергично восстанавливает свое влияние в Латинской Америке, очевидно, «вернувшись к тактике холодной войны».

И все это происходит как раз тогда, когда, согласно заявлениям представителей американских вооруженных сил, у них «нет почти никакой информации об угрозах» и они «не готовы ответить» на эти угрозы в регионе.

Именно такое пугающее заявление сделал на этой неделе глава Южного командования ВС США генерал-лейтенант Кеннет Тово (Kenneth E. Tovo). Он добавил, что Россия сейчас преследует ту же цель, которую она преследовала в период холодной войны: она стремится лишить США влияния в регионе.

На этой неделе министр иностранных дел России Сергей Лавров отправился с визитами на Кубу, в Никарагуа, Колумбию и Гватемалу. По слухам, Россия планирует продавать истребители правительству сандинистов в Никарагуа после того, как она поможет ему построить топографический центр. На Кубе, согласно некоторым сообщениям, Лавров и его кубинский коллега обсуждали агрессию США, направленную против их регионального союзника Венесуэлы.

«В прошлом году и в этом году тоже российский корабль-разведчик много раз заходил в порт Гаваны, проводя операции в Мексиканском заливе, а также вдоль восточного побережья США», — сказал Тово, обращаясь к членам Комиссии Сената по делам вооруженных сил.

«Россия добивается расположения Кубы, Венесуэлы и Никарагуа, чтобы получить доступ к военно-воздушным базам и портам, куда российские корабли и стратегические бомбардировщики, действующие в Западном полушарии, могли бы заходить на дозаправку. Российские СМИ также сообщили, что Россия начнет отправлять свои стратегические бомбардировщики дальнего действия для патрулирования территории Карибского моря и Мексиканского залива в попытке отслеживать военную активность и морские системы связи иностранных государств».

По словам Тово, эта тенденция наблюдается с 2008 года. И первым проводником для возвращения России в этот регион стал не кто иной, как покойный президент Венесуэлы Уго Чавес.

Подъем левых правительств в Латинской Америке в начале 2000-х годов, получивший название «розовой волны», стал отчасти реакцией на вмешательство США в дела региона в 1960-х, 1970-х и 1980-х годах, когда холодная война была в самом разгаре. Военное вмешательство, смены режимов и опосредованные битвы, которые уже окончательно стерлись из памяти американцев, по сей день продолжают жить в сознании латиноамериканских популистов, главным из которых стал Чавес.

К его антиамериканизму присоединились лидеры Эквадора и Никарагуа, а также Боливии и Аргентины, хотя и в несколько меньшей степени. Эти страны предоставляют России дипломатическую поддержку, защищают ее в сообщениях СМИ, и, что еще важнее, они предоставляют России доступ к своим портам и воздушному пространству.

По мнению аналитика в сфере безопасности Дугласа Фара (Douglas Farah), одна из проблем заключается в том, что туда, куда приходит Россия, вместе с ней неизбежно приходит и российская организованная преступность. И президент Венесуэлы Николас Мадуро (Nicolas Maduro) предоставляет ей удобную возможность, поддерживая традицию смешения преступной деятельности и политики, начатую его предшественником.

«Администрация Мадуро является центральным компонентом многонационального преступного предприятия, осуществляемого совместно с Ираном и в условиях растущего присутствия России в регионе, главная стратегическая цель которого заключается в удержании власти любыми средствами и причинении вреда США и их союзникам», — сказал Фара во время заседания Комитета Сената по международным отношениям, состоявшегося в марте.

С ростом присутствия России в регионе ее действия становятся все более решительными. В пятницу, 27 марта, глава Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Александр Фомин опроверг информацию о том, что Россия ведет с Аргентиной переговоры по вопросу предоставления в лизинг 12 бомбардировщиков СУ-24.

«К сожалению, этот вопрос не обсуждается, — сказал он, — но мы готовы его обсудить».

Со своей стороны США не готовы к такого рода наступлению, как сообщает Южное командование ВС США.

Политика администрации Обамы в регионе была направлена на обеспечение безопасности периметра вокруг США и поддержку таких союзников, как Бразилия, Колумбия, Чили, Панама и Эль-Сальвадор в их попытках искоренить организованную преступность и насилие.

«Из-за присутствия США в соседних с Россией государствах Россия, возможно, стремится сделать то же самое в нашем регионе», — сказал недавно президент Фонда поддержки мира и демократии Коста-Рики Карлос Ривера Бьянчини (Carlos Rivera Bianchini).

Южное командование традиционно было низкоприоритетным для ВС США, и в прошлом году ему пришлось сократить свой бюджет на 20%.

Но, учитывая возвращение России в Латинскую Америку, теперь этого, возможно, будет недостаточно.

«Наши друзья в регионе решительно настроены отвоевать свои улицы и в целом свои страны у преступных группировок и наркоторговцев и сделать это, защитив права людей. Они готовы и стремятся к партнерству с США, и они очень хотят расширить сотрудничество и возможности обучения и подготовки под руководством ВС США», — отметил Тово.

«Однако их очень расстраивает то, что Латинская Америка занимает незначительное положение в рамках наших программ национальной безопасности и внешней политики, что особенно озадачивает, учитывая общие угрозы со стороны транснациональных преступных группировок… Г-н председатель, члены комиссии, правда заключается в том, что мы пытаемся сохранить сигнальный огонь военного присутствия США в регионе, однако делаем это с большим трудом».

Линет Лопес, «Business Insider» (США)

0

7

Трижды над бездной
Чем поставленный над Россией в канун ХХI века смотрящий оказался потенциально опаснее Сталина и Хрущева.

В последние месяцы своей жизни товарищ Сталин чисто конкретно готовился к Третьей мировой (ядерной) войне с США. Параллельно он задумал двойную операцию по "укреплению тыла" – депортацию евреев (для защиты их от благородного гнева народа после публичного процесса и казни "врачей-убийц") и очередную профилактическую ликвидацию высшего слоя партийной номенклатуры.

На пленуме ЦК, только что избранного XIX съездом КПСС, 16 октября 1952 года Сталин обрушился с обвинениями в предательстве в адрес Молотова и Микояна и заявил о своем намерении уйти с руководящих постов в партии, что вызвало ужас присутствующих, прекрасно понимавших, к чему клонит вождь.

Грандиозным сталинским планам не суждено было сбыться. Его опередили ближайшие соратники. Заговор возглавил Берия, преступник не меньший, чем Сталин, человек жестокий, циничный и властолюбивый, но в то же время обладавший на редкость адекватным для того времени и для той среды пониманием положения и стратегических задач России. Берия сражался со Сталиным не только за свою драгоценную жизнь. Он сражался и за то государство, полновластным лидером которого он видел себя после смерти Сталина. У Берии была масштабная для своего времени программа реформ, которую он только начал осуществлять в 100 дней своего недолгого правления. Как показатил дальнейшие события – слишком масштабная, на вкус его коллег.

Во внешней политике – объединение Германии как нейтрального, демилитаризованного государства. Что означало бы не только отказ от войны "горячей", но и окончание "холодной" войны и бесполезной изнурительной конфронтации с Западом на психологическом фоне не поражения СССР (как случилось затем в 1989–1991 годах), а, наоборот, повышения внешнеполитического авторитета страны.

Прошло еще одно десятилетие, и победивший в схватке сталинских наследников под компромиссным лозунгом мирного сосуществования двух систем Хрущев снова поставил человечество на грань ядерной катастрофы. Причем на этот раз без всякой далеко идущей стратегической идеи. Просто, опьяненный нежданным оглушительным пропагандистским триумфом гагаринского полета, он задумал "засунуть американцам в штаны ежа". Засунул.

Договоренности СССР и США по выниманию хрущевского ежа из американских штанов включали элементы, спасавшие в какой-то мере лицо советской стороны (обещание США не предпринимать вторжение на Кубу, вывод в дальнейшем американских военных баз с территории Турции). Но в целом ход и развязка кризиса (успех американской морской блокады, вывоз с Кубы советских ракет под контролем ООН) выглядели как унизительное поражение СССР. Именно так вся эта история воспринималась членами Политбюро. Тогда в их умах и зародился заговор (гораздо более вегетарианский, чем 10 лет назад, времена все-таки были другие) против Хрущева, окончательно реализованный через два года. Ведь это благодаря хрущевской кубинской авантюре, его пустому хвастовству о ракетах, которые "мы выпускаем как сосиски", возникла унизительная для СССР ситуация. А опущенный пахан уже не пахан – по всем законам коммунистической зоны.

Бесспорным положительным результатом Карибского кризиса было ответственное поведение американских и советских руководителей в ядерной сфере в течение последующих десятилетий. Пережившие опыт чуть не оказавшегося Судным дня 27 октября 1962 года, они никогда более не прибегали к ядерному шантажу друг друга и не приближались к краю пропасти. Бывало, впрочем, всякое. Советские зенитчики сбивали американские самолеты над Ханоем. Одним из них, кстати, управлял попавший в плен сын командующего Тихоокеанским флотом США лейтенант Джон Маккейн. Но в то же самое время Брежнев и Никсон договаривались в Кремле о ядерном разоружении. В 1980-е годы, наоборот, американцы поставляли "Стингеры" моджахедам, что фактически решило исход афганской войны. А в Женеве шли советско-американские переговоры о ядерных ракетах средней дальности.

Но пришли совсем иные времена, и затряслись в сатанинском хохоте "Тополя" и "Искандеры". Дрезденские майоры и питерские мэрские письмоводители, благодаря воле случая и бешеной энергии Березовского оказавшиеся во главе громадной страны, активно занялись вопросами ядерной стратегии. Чем же поставленный над страной в канун ХХI века смотрящий оказался потенциально опаснее Сталина и Хрущева?

Ну, например, тем, что постсоветская политическая конструкция намного примитивнее, чем коммунистическая. В ней нет системы страховки против безумия первого лица. Нет Политбюро, которое способно было в критический момент схватить за руку – товарища Хрущева или за горло – самого товарища Сталина. Но прежде всего тем, что, несмотря на все его понты, несмотря на все его бахвальство, затеянный "хорошим Гитлером" гибридный крестовый поход "Русского мира" против Запада замешан на глубочайшем комплексе неполноценности, на осознании того, что ни в чем содержательном конкурировать с Западом Россия органически не способна. И это мучительное унизительное чувство, которого при всей исторической фарсовости коммунистических вождей и в помине не было ни у Сталина, ни у Хрущева, эта психопатология "человека из подворотни" характерны не только для нашего национального лидера, но и для всей постсоветской "элиты".

Поражение в холодной войне, а главным образом – четвертьвековое разграбление собственной страны перевело эту "элиту" из суперлиги в лучшем случае в первый, если не во второй дивизион мировой политики. И этот статус воспринимается очень болезненно, как чувствительный удар по персональному эго. Да, конечно, все они, от нефтегазовых генералов до интеллектуальной обслуги из Совета по внешней и оборонной политике, материально очень неплохо устроились, как и представить невозможно было в Советском Союзе – сплошь долларовые миллиардеры и мультимиллионеры. Сыновья и внуки – все в западных университетах и компаниях. Но не случайно же вся эта грязь в шелковых чулках непрестанно вещает о своей уникальной и высочайшей духовности, которой у меркантильного упаднического Запада нет ни ***. Мало им материального благополучия.

Величия, величия и еще раз величия жаждет российская политическая "элита"! Увы, нет ни малейших объективных признаков этого величия – ни в степени влияния России на тенденции мирового развития, ни в показателях ее экономического и технологического роста, ни в уровне жизни, образования, здоровья (в том числе психического) окормляемого этой элитой "народа".

Но самая выдающаяся посредственность нашего политического класса нашла свой путь изгоя к величию, свой способ заставить обратить на великую Россию внимание всего этого надменного, будь он трижды проклят, цивилизованного мира. Путин позаимствовал рецепт у потомственного диктатора Ким Чен Ына: ядерный шантаж, угроза превратить партнеров в радиоактивный пепел.

В этой патологической версии величия, если ее последовательно эксплуатировать, заложены, однако, две фундаментальные проблемы. Во-первых, Великий лидер должен приобрести соответствующую репутацию. У него уже есть справки от канцлерин Меркель и от показательно казненного Немцова. И, наконец, российский лидер сделал шокирующее чистосердечное признание на камеру в cкандальном российском римейке "Триумфа воли". Да, он бы использовал бы ядерный арсенал, возникни в спецоперации возвращения Крыма в родную гавань осложнения.

Во-вторых, шантаж может сработать один раз, два раза, несколько раз. Он уже срабатывает: Меркель вместе с Олландом примчалась в Москву с мирными инициативами; Обама не решается продать Украине противотанковые ракеты. Но Запад не может бесконечно отступать перед вежливыми "зелеными человечками", размахивающими ядерным ломом (в Украине, в Прибалтике, далее везде). Когда-то – и скорее раньше, чем позже – Запад упрется, и шантажисту придется за базар ответить и нажать кнопку.

Но об этой возможности позаботился духовный наставник, председатель Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями, проректор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, декан факультета Православной культуры Академии ракетных войск стратегического назначения им. Петра Великого, сопредседатель Церковно-общественного совета по биомедицинской этике Московского Патриархата протоиерей Дмитрий Смирнов. Мы с протоиереем в некотором смысле коллеги. Он – эксперт по православной ядерной стратегии. Вот чем был обеспокоен декан факультета Академии ракетных войск стратегического назначения еще несколько лет назад: "Мы привыкли, что Россия большая, Россия сильная, Россия великая, что у нас полно ядерных кнопок, вообще весь мир мы можем уничтожить. Это да, в принципе, это возможно. Но у нас нет теперь таких людей, у которых хватит мужества, чтобы нажать эти кнопки – народ измельчал духовно".

И какой же это национал-предатель в Министерстве обороны назначил в свое время такого человека главным духовником наших ракетчиков? Сдается, что ему все-таки удалось за последние годы вместе с фашиствующим попом Тихоном Шевкуновым преодолеть духовное измельчание народца и воспитать, по своему образу и подобию, по крайней мере одного маньяка, оказавшегося в непосредственной близости от ядерной кнопки. Владимир Ярче Тысячи Солнц – самый опасный пришелец в истории нашей цивилизации. Он одержим идеей "Русского мира", закомплексован, боится потерять власть, у него букет соматических и психических расстройств, и – в богоспасительном понимании отца Дмитрия – он не измельчал духовно.

Андрей Пионтковский, «Радио Свобода»

0

8

Лилия Шевцова: Европейские политики находятся на содержании у России
Необходимо расследовать источники обогащения российской «верхушки».

Именно это может остановить Путина, считает известный российский политолог, старший научный сотрудник Брукингского института (США) Лилия Шевцова.

Политолог ответила на вопросы главного редактора charter97.org Натальи Радиной в Вильнюсе во время конференции «Вызовы и обязательства современной журналистики».

- На конференции вы выступили довольно резко, раскритиковав Европу за недостаточно сильную и принципиальную политику в отношении режима Путина. Это было очень эмоционально для аналитика, ведь людей вашей профессии принято считать скорее сторонними наблюдателями. Вы больше не можете оставаться в стороне?

- Вы знаете, даже люди, которые давно работают аналитиками и пытаются изображать достаточно дистанцированный холодный подход, если они живут в напряженной ситуации, то подчас поддаются эмоциям.

2014 год был для Европы и всего Запада испытанием на прочность и верность принципам. У них было достаточно времени для оценки и прошлого, и нынешнего, и ошибок, которые Европейский Союз допустил в отношении России, Украины и собственной внешней политики. Но Европа все же не смогла использовать это время для выработки новой стратегии.

Хотя объективности ради можно сказать, что Европа достигла немыслимого, совершенно неожиданного в своей истории. 28 субъектов Европейского Союза до сих пор придерживаются единой позиции относительно санкций против России, а ведь это и Венгрия с премьер-министром Орбаном, и Кипр, и Греция, и другие средиземноморские страны, которые всегда проявляли мягкотелость в отношении принципов.

Ангела Меркель, которую еще год назад вряд ли можно было заподозрить в четкости и последовательности позиций в отношении России и Украины, удерживает это единство Европы. И это несомненно позитивный шаг в возмужании Европейского союза и выхода из интеллектуального и политического паралича, в котором ЕС находился в течение последних 5-6 лет.

Но с другой стороны санкции — это все-лишь тактика, а не стратегия. Санкции направлены на то, чтобы заставить режим, который переходит красную черту, не делать плохого. Но они даже не привели к деэскалации напряженности, хотя в какой-то степени показали, что Европейский Союз все же может рассматриваться как единое целое.

- Может, надо было «ударить» больнее?

- Санкции Запада подействовали в отношении апартеида в Южно-Африканской Республике и в отношении режима Лукашенко в Беларуси. В целом же они могут работать только в пакете с четкой и выверенной политикой либерального сообщества, которая включает ряд мер стратегического свойства. Какого? Европейский Союз еще не решил. Он не смог пойти на большее, не смог выйти за пределы секторальных санкций.

Мы пришли к тупиковой ситуации: Европейский Союз и Запад в целом не могут изменить вектор действий российской власти. Хотя они могут воздействовать на изменение тактики Кремля.

- Как выйти из этого тупика?

- Вы знаете, есть один момент, который Запад не учитывает. Советский Союз выживал за счет конфронтации с Западом. Но постсоветская, ельцинская, а сейчас путинская Россия выживает за счет интеграции с Западом, за счет формирования внутри него источника обогащения, «пятой колонны» и сферы влияния.

Это совершенно новая модель выживания. Справиться с путинским Кремлем, сдержать и ограничить поле его маневров невозможно, влияя на Россию лишь экономическими и военными санкциями, посылая пять бронемашин либо танков в Литву, создавая forces of rapid deployment, силы быстрого реагирования НАТО и пять командных центров в Восточной Европе.

Все можно изменить, если Европейский Союз начнет ликвидировать раковую опухоль внутри себя. Возьмем Лондон, который мы называем Лондонградом. На лондонской бирже регистрируются все основные российские государственные кампании. В Лондоне проживают около полумиллиона российских граждан, которые держат там свои капиталы. Если бы правительство Великобритании и соответствующие агентства начали процесс обнаружения источников их обогащения, это бы оказало немедленное воздействие.

До тех пор, пока бывший канцлер Германии Герхард Шредер будет работать в «Газпроме», до тех пор, пока бывшие министры экономики стран ЕС и бывшие генеральные секретари НАТО будут на содержании у российских государственных кампаний, санкции не приведут к успеху.

Сегодня основные деньги в Россию идут из Германии, Франции, Великобритании, Голландии. Это российские капиталы, которые находятся в оффшорах в Нидерландах или в оффшорах на Виргинских островах и возвращаются в РФ в какой-то форме, например, под видом инвестиций. Эти деньги уходят из России от рентной экономики на Запад.

Когда начнется проверка этих денежных потоков и источников обогащения, судьба путинского режима будет решена. Помогая себе, Европа поможет нам. Нужна другая парадигма отношения к путинской России, Беларуси, Азербайджану, Казахстану, Узбекистану и другим станам.

- Сможет ли Европа отказаться от российских денег?

- Пока, очевидно, нет. Это требует большой стирки. Но как при мелком дожде начинает капать, так и под давлением американского Министерства финансов швейцарские банки начинают снимать тайну вкладов, происходит переток капиталов из Швейцарии в другие страны.

Конечно, не все страны пока это делают, та же Австрия еще не начала. Но до тех пор, пока эта проблема не решена, поле для маневра у кремлевского политического класса остаются огромным.

- Расследование происхождения капиталов займет много времени. Но Россия уже год ведет военные действия на территории Украины. Месяц назад был убит лидер оппозиции Борис Немцов. Что сможет остановить Путина уже сейчас?

- Вы знаете, на этот вопрос нет ответа, как в принципе и на большинство вопросов, касающихся нынешней России и нынешнего Запада. Ситуация совершенно новая, ее нельзя сравнить с «холодной войной». Тогда существовали свои правила, свои «красные черты» и для Советского Союза, и для Запада. И обе стороны их уважали по крайней мере после Карибского кризиса 1960-х годов.

Сейчас вырабатывается новая система табу. Я не думаю, что реакция Запада, а тем более реакция Европейского Союза, которого в Москве считают этаким «домом престарелых», в какой-то степени повлияет на политику Кремля. Европейские органы принимали массу резолюций по России, но они ни на что не влияли.

Кремль - это система персоналистической власти. Это машина, которая находится в ситуации глубокой деградации, возможно, агонии. Мы не знаем, какая степень и стадия этой агонии, но она не может остановиться, поскольку это похоже на бобслей - прыгнул в боб и несешься по желобу. Ты можешь регулировать скорость боба, но не можешь его остановить. Вот так действует российская или русская матрица.

Мы слишком много внимания уделяем Путину, а он просто заложник этого боба. Главное — это машина и, судя по всему, череда политических убийств в России может продолжаться, потому что здесь уже действуют силы, независимые от Кремля.

Я вовсе не уверена, что приказ об убийстве Немцова в ситуации усиливающейся изоляции и вероятности новых санкций отдавал Кремль. Существуют очень мощные силы, «Газпром», «Роснефть», которые обслуживают Европу и должны иметь с ней нормальные отношения — это закон рентной экономики. Они должны иметь свободные границы, свободно помещать деньги, свободно продавать нефть, газ и не заинтересованы в изоляции. И вдруг происходит убийство Бориса. Кремль шарахался от одного объяснения к другому.

Путин потерял контроль за бобом, за машиной убийства и за своим государством, которое жаждет в крови. Этот процесс не остановить, если не трансформировать всю систему.

Убийство Немцова несомненно политическое, потому что государство создало атмосферу взаимной ненависти и преследования. Это предостережение не только для оппозиции, для диссидентствующего меньшинства, к которому я принадлежу. Это предостережение всему политическому классу России: шаг влево, шаг вправо — и вы под угрозой. Могу себе представить, с каким ужасом это восприняли члены президентской администрации, российские бизнесмены Авен, Фридман, Прохоров... Все поняли — надо быть лояльными.

- Если Кремль не намерен останавливаться во внутренних репрессиях, он не остановится и во внешней агрессии?

- Трудно сказать, какими будут конкретные шаги Кремля по разным направлениям. Но еще до событий в Украине Кремль одобрил новую концепцию выживания. Эта концепция окончательно выкристаллизовалась к концу 2013 года и провальной ошибкой западного политического и аналитического мира стало то, что они не обратили на это внимания. А новая внешнеполитическая стратегия началась формироваться в 2007 году после выступления Путина на конференции по безопасности в Мюнхене, где он жестко атаковал Соединенные Штаты Америки.

Если до 2013 года русская матрица выживала за счет личной интеграции в Запад и западное сообщество, за счет диалога с Европой, то теперь основные строящиеся блоки стратегии выживания — сдерживание Запада внутри и за пределами России. Украина стала лабораторией для тестирования этой доктрины.

Как конкретно будет происходить сдерживание Запада, пока трудно сказать, но совершенно ясно, что Кремль вряд ли позволит Украине быть самостоятельным полноценным государством. Политика дестабилизации этой страны будет продолжаться.

Конечно, также будет продолжаться «интерес» к ситуации в Беларуси, Молдове, так называемых государствах «серой зоны».

- То есть фактический Советский Союз.

- Нет. Конечно, хорошо использовать метафоры типа возврата в Советский Союз.

Советский Союз был четкой, жестко интегрированной империей за счет полного включения Беларуси, Украины, стран Балтии в рамки советской системы. Общий бюджет и оплата лояльности национальных элит.

- Лояльный Кремлю режим Лукашенко больше 20 лет существует за счет российского бюджета.

- Да, но дело в том, что сейчас ситуация другая. Евразийство — совершенно новая модель. Действительно, есть элемент оплаты лояльности за счет российского бюджета. Но российский бюджет скукоживается, там осталось очень мало денег. В российском резервном национальном фонде осталось приблизительно $400 млрд., а из них только $200 млрд. - liquidity cash. Поэтому полностью купить лояльность белорусской, украинской, молдавской, армянской элит или прихлебателей в республиках Средней Азии - невозможно. Следовательно, будут использоваться иные способы, но не за счет полного включения Беларуси, Молдовы, Украины в рамки России.

Посмотрите, как Москва относится к Донецкой и Луганской «республикам». Кремль требует, чтобы Киев включил сепаратистов в рамки украинского государства. Это совершенно новая тактика — иметь свою колонну внутри государства. Это как создать свою колонну в Витебске и Бресте.

Я думаю, что содержание Лукашенко сейчас сильно урезано. Раньше за каждую свою провокацию, за каждый взбрык он получал огромные деньги. Сейчас этих денег нет, поэтому Лукашенко пытается, как ласковое теля, сосать нескольких маток - обращается и к Европе, и к России, надеется получить деньги на существование. Шантажирует и Европу, и Россию.

Другое дело, как Кремль сможет контролировать Лукашенко и Беларусь, если не платить ему деньги? Трудно сказать. Каким образом Россия будет дестабилизировать Украину, если нет денег на содержание Донецка и Луганска? Это новая ситуация.

- Недавно я встречалась в Варшаве с Юрием Фельштинским. Он предрек три варианта развития событий: Россия оккупирует Беларусь с согласия Лукашенко, без согласия Лукашенко или будет осуществлен «афганский сценарий». Какой вариант вы допускаете?

- Я уважаю Фельштинского. Он смелый человек и пишет интересные книги, но два первых сценария совершенно невозможны и никогда не будут осуществлены. Во-первых, в силу ограниченности российского бюджета. Во-вторых, в силу того, что Путин все же имеет определенные пределы и понимание рациональности. В-третьих, российское население не готово расширить круг «содержанок».

Если в марте прошлого года 65% российский респондентов были готовы из своего кошелька выделить средства на содержание Крыма, то сейчас где-то 30%. Еще через месяц, когда экономический кризис затронет кошельки россиян, найдется всего 10-15% отважных людей, которые будут готовы содержать Крым. Это будет стоить приблизительно $20 млрд. в год, которых нет.

Что касается помощи в каком-то перевороте в Беларуси, то это сценарий, который, конечно же, нужно рассматривать. Как во всех вассальных государствах, это наиболее оптимальный вариант контроля за ними. Если белорусское общество готово это терпеть. Все зависит от ситуации в вашей стране.

- Что такое Евразийский союз, если не потуги воссоздать СССР?

- Сейчас совершенно другая эпоха. Происходит постепенное угасание русской цивилизации, деградация, деморализация и постепенный уход с политической сцены русского государства. Путин пытается продлить жизнь этой угасающей системы. Но эта система уже не может производить то, что она производила в 1960-70-80-е. Она не может делать то, что делала в Афганистане. Тем более, в ситуации кризиса.

С одной стороны возможны суматошные, драматические, трагические действия - такие, как высадка «зеленых человечков» в Крыму. Но там уже были российские войска — 26 тысяч человек. Не знаю, сколько тысяч военных находятся на базах в Беларуси, но с другой стороны такие попытки кратковременные и ситуативные.

В Армении вот тоже есть российские военные, но сейчас армяне выходят на улицы с требованием убрать российскую базу в Гюмри. Такого раньше никогда не было. Вряд ли Кремль ожидал такого от армян. События развиваются очень быстро.

- Мы с вами разговариваем в Литве, где из-за угрозы российского вмешательства возвращена всеобщая воинская обязанность. Здесь же на конференции присутствовали журналисты из Латвии, которые говорили, что есть опасность создания русскими «Латгальской Народной Республики». Насколько реальны угрозы для стран Балтии?

- Я очень осторожна с любыми прогнозами, особенно в ситуации, когда старый порядок в мире нарушен. Мы идем совершенно непроторенной тропой, поэтому с трудом можем вообразить, что произойдет завтра. Вряд ли кто-то из нас предполагал, что Путин в феврале прошлого года решится на аннексию Крыма. Хотя все мы в Москве знали о существовании на столе президента различных планов. Планов как обороны, так и нападения.

Все эти планы возможны, другое дело будут ли они осуществлены на практике после Крыма и Донбасса, после того как Москва обнаружила, как дорого это стоит. Специфика российского населения — оно хочет видимости победы и иллюзии единства, но без крови. Поэтому «Крым - наш» - это крещендо российского мифа, это победа без жертв.

Почему русских солдат и офицеров, погибших в Донецке и Луганске, хоронят ночью? Потому что население не хочет войны с жертвами. Это очень существенный ограничитель любых военных действий Кремля с окружающими государствами.

Если будет кровь, то этот режим рано или поздно будет снесен. Лишь бы не было войны - каждый россиянин рождается с этим в генотипе. Странно, вроде бы самая кровожадная нация, но очень боится крови. Вот если бы просто экспансия в Беларусь, в Эстонию, чтобы белорусы и эстонцы вышли с цветами...

- Но ведь уже столько российских военных погибло в Донбассе, а до этого сколько жизней унесли две чеченские войны.

- Насчет Донбасса телевидение создает иллюзию, что это совсем бескровно, что это добровольцы. Ну, погибло несколько, но они пришли по собственной воле. Против войны в Чечне россияне активно выступали, собирались сотни тысяч подписей.

Первую чеченскую войну не приняли совсем, вторую — отчасти из-за лжи телевидения и во время путинского «эльдорадо», когда росли цены на нефть.

- Так будет ли Третья мировая война?

- Ничего нельзя исключать в ситуации, когда нет правил. Это наша аксиома №1. Режим, который цепляется за власть, может прибегнуть к сумасшедшим мерам.

Но любое сумасшествие будет поддержано народом, даже деморализованным, только на первых порах. Сейчас 62% россиянина хотят, чтобы Украина была независимым государством. То есть наркотик начинает выветриваться, особенно потому что население вместо того, чтобы смотреть телевизор, начинает заглядывать в холодильник.

0

9

Профессор университета Беркли Эдвард Уокер спрогнозировал открытое военное вторжение России в Украину.

Об этом он заявил в своем выступлении на 39-й ежегодной конференции Беркли-Сенфорд, пишет liga.net.

«Скорее всего, соглашение о прекращении огня в очередной раз полностью провалится, и очень вероятно, что Кремль открыто введет российские войска в зону конфликта»,– заявил он.

В таком случае, по мнению профессора, США и другие западные правительства станут наращивать военную помощь Украине и начнут поставлять Киеву летальное оружие.

«Такой сценарий может вылиться в полномасштабную опосредованную войну между Россией и США», – отмечает Уокер.

«Если мы придем к опосредованной войне, то это будет война двух ядерных сверхдержав, ни одна из которых не уступит победы. Вряд ли существует хоть какой-то позитивный исход такой ситуации – в особенности для Украины», – добавил профессор.

Причем Эдвард Уокер практически не видит выхода из сложившейся ситуации.

«У меня нет рецепта, как выбраться из нынешней напряженной ситуации. Возможно, для всех было бы лучше, если бы было достигнуто соглашение об определенном внеблоковом статусе для Беларуси, Украины, Грузии и Азербайджана, а также о новом размещении вооруженных сил в Европе. Однако такой вариант кажется почти нереалистичным, по крайней мере сейчас, учитывая политическую динамику как в Москве, так и на Западе», – заключает он.

0

10

Из России с угрозой
Когда военная сверхдержава напоминает миру, что у нее есть ядерный арсенал, а ее пальцы соскучились по курку, следует встревожиться.

Об этом пишет The Times в редакционной статье (перевод - Инопресса.ру). Комментируя собственную публикацию, газета утверждает: "Москва редко заявляла о своих намерениях столь четко и столь будничным угрожающим тоном".

Изложив угрозы, с которыми российские участники встречи профессиональных разведчиков в Германии якобы ознакомили американских, The Times замечает, что это не пустые слова: "Как минимум один генерал активно участвовал в прошлогодней аннексии Крыма; два офицера содействовали разработке ядерной стратегии. Их высказывания были, видимо, согласованы с Кремлем, а миссия состояла в том, чтобы покончить со всеми двусмысленностями в диалоге с Западом".

Поскольку Запад не планирует применять силу для возвращения Крыма, российские предостережения о ядерном ответе - это попытка создать стратегическую неопределенность и подточить решимость Запада, считает издание. Точно так же следует трактовать обновленную военную доктрину России.

"Но бряцание оружием из-за стран Балтии вселяет тревогу", - пишет газета. Россия либо не верит, что пункт о коллективной обороне стран НАТО будет применен на практике, либо рассчитывает посеять растерянность нестандартными средствами - например, используя русских жителей стран Балтии.

Что делать Западу? Нужно продемонстрировать Путину, что НАТО не расколоть. Но также нужно страшиться, что Путина сменит кто-то еще более опасный. "Лучший способ избежать нового конфликта - четко разъяснить, что НАТО не несет никакой угрозы Кремлю. Тогда дело за Путиным - пусть больше не угрожает нашим союзникам", - заключает издание.

0

11

ФСБ получила новые ценные указания

Лев Пономарев
правозащитник

26 марта 2015 года Путин выступал на коллегии ФСБ. В частности, он сказал следующие слова.

«Не прекращаются и попытки западных спецслужб использовать в своих целях общественные, неправительственные организации и политизированные объединения. Прежде всего для дискредитации власти и дестабилизации внутренней ситуации в России. Причём уже планируются акции на период предстоящих избирательных кампаний 2016–2018 годов.

Не раз говорил и хочу повторить ещё раз: мы готовы к диалогу с оппозицией, будем продолжать партнёрские отношения с гражданским обществом в самом широком смысле этого слова. Всегда прислушиваемся к тем, кто содержательно критикует те или иные действия или бездействие власти, причём на любом уровне.
Такой диалог, такое партнёрство всегда полезны – они просто необходимы любой стране, в том числе и нашей. Но бессмысленно вступать в дискуссию с теми, кто работает по заказу извне, в интересах не своей, а чужой страны или чужих стран.
Поэтому будем и дальше обращать внимание на наличие иностранных источников финансирования неправительственных организаций, сверять их уставные цели с практической работой, а любое нарушение необходимо пресекать»

Примерно год назад, выступая на одном из официальных мероприятий в присутствии Генерального прокурора, Путин спросил, как исполняется закон «об иностранных агентах». Через несколько дней начались повальные незаконные проверки прокуратурой НКО. Были проверены тысячи организаций во всех регионах страны. В результате начал срочно формироваться реестр «иностранных агентов». К слову, в дальнейшем эти прокурорские проверки были признаны Конституционным судом незаконными. Но дело уже сделано.

В результате прокурорских проверок десятки, если не сотни организаций были вынуждены закрыться, и это как раз были те организации, которые «содержательно критиковали те или иные действия или бездействие власти, причём на любом уровне». Теперь уже они никого не критикуют.

Тем не менее, президент не успокаивается. Чего теперь следует ожидать после этого выступления Путина на коллегии ФСБ? Останутся ли вообще в России общественные и политические силы, которые могут «критиковать власть» и «вести с ней диалог»?
В свое время Путин сказал, что ему не с кем поговорить после смерти Махатмы Ганди.
Теперь ему, видимо, не к кому будет и «прислушаться».

0

12


Newsweek: Путин притворяется сумасшедшим, чтобы напугать Запад

Если у власти безумец, ядерное оружие страны приобретает совершенно новые аспекты.

Муаммар Каддафи прикидывался ненормальным, чтобы сбить с толку и напугать своих противников. Владимир Путин, кажется, избрал похожую стратегию: он то кажется подавленным, то словно бы утрачивает связь с реальностью, то вообще куда-то исчезает.

Об этом пишет обозреватель издания Newsweek (перевод — Инопресса.ру). Ссылаясь на слова «недавно уехавшего московского посла», журналистка пишет, что «cтратегия России в том, чтобы напугать Запад, изображая Путина непредсказуемым; если у власти безумец, ядерное оружие страны приобретает совершенно новые аспекты».

«Собственно, толика предполагаемого сумасшествия - неотъемлемый элемент ядерной стратегии. В секретном докладе Стратегического командования армии США от 1995 года говорится: «Вредно позиционировать нас как всецело рационально-мыслящих и хладнокровных. (...) Частью национальной маски, которую мы демонстрируем всем противникам, должна быть идея, что США могут впасть в иррациональность и мстительность, если задеты их важнейшие интересы». Иррациональность и мстительность - очень похоже на нынешнего Владимира Путина. Потому-то иностранные державы спешно пытаются его разгадать», - говорится в статье.

По мнению профессора Джерролда Поста, который создал при ЦРУ центр анализа личностей и много лет руководил им, российский президент «считает себя современным царем, несущим ответственность за русскоговорящие народы. Но всего важнее ему он сам, а не российский народ». Профессор Пост утверждает: в школьные годы Путин «занялся боевыми искусствами, чтобы другие ребята им не помыкали. В его лидерстве мы наблюдаем ту же модель поведения». «Значит, ядерные боеголовки в руках мирового лидера - аналог дзюдо у затравленного школьника», - комментирует автор статьи.

Инвестор Билл Браудер, знакомый с Путиным с первых лет его власти, называет российского лидера «высокорациональным социопатом», который считал, что держит внутриполитическую ситуацию под контролем, пока протестующие не свергли Януковича. «Путин не хотел кончить как Янукович, и единственная причина, по которой он вторгся в Украину, - это желание грандиозно отвлечь внимание», - считает Браудер.

Высокопоставленные политики почти изолированы от контактов с рядовыми людьми, говорится далее в статье. «Это меняет сознание любого человека. Но Путин другой из-за своего прошлого в КГБ. Психика других лидеров, долгое время находящихся у власти, меняется нормальным образом, но у него - кагэбэшным: все остальные - враги, можно доверять только сети КГБ. Превращаешься в параноика», - утверждает некто, именуемый в статье «бывший друг Путина».

По словам Браудера, Путин - обидчивый человек, не способный идти на попятный. Западу лучше поступить так, как обычно советуют семейные психологи: признать собственные ошибки, чтобы партнеру было легче признать свои, пишет автор. Либо же пусть Путин уйдет в отставку, сохранит в своих руках $200 млрд долларов, которые он накопил, и привольно живет на покое, подытоживает обозреватель.

0

13

http://charter97.org/ru/news/2015/4/3/146096/

Любопытно, кто слил британской газете информацию о секретном саммите ветеранов Лубянки и ЦРУ.

В статье сообщается о том, что накануне встречи российских отставников инструктировал сам Лавров, который, в свою очередь, озвучивал тезисы, "одобренные Путиным", и тут можно предположить, что утечку организовал кто-нибудь из российских генералов. В целях дальнейшего закошмаривания западной аудитории или по какой-нибудь другой причине, которая откроется не вдруг.

0

14

Флаг над Кремлем. Геополитические заметки
Валерий Пекар, Андрей Заблоцкий, Центр стратегий ГОШ, для «Хвилі”


Пока Украина разбирается со своими проблемами, ситуация в мире коренным образом изменилась. Кремлевский режим залез в запрещенную сферу — в отношения между суннитами и шиитами, непростая борьба которых за наследие Пророка (мир ему) насчитывает 1300 лет и где посторонним делать совершенно нечего. Желание поднять цену на нефть вылилось в отправку зеленых человечков далеко за пределы того, что мировое сообщество теоретически готово было бы считать зоной интересов России.

Результатом этого, похоже, стал очень быстро сложившийся мировой консенсус относительно невозможности терпеть непредсказуемую и размахивающую ядерной дубинкой последнюю империю мира. Консенсус сложился на удивление быстро и вылился в успех переговоров с Ираном (ведь с ним оказалось договориться легче, чем с Россией). Теперь Россия осталась одна против всего мира, а Китай, несомненно, будет молча ждать, как умная обезьяна на дереве из китайской притчи.

Унормирование России возможно только путем демонтажа империи, поскольку любой кремлевский правитель окажется лицом к лицу с выпущенным на свободу демоном ненависти, захватившим немаленький народ. Дворцовый переворот не решает проблему наличия ядерного оружия в стране с непредсказуемой политической системой. Ядерное оружие у неадекватов должно быть изъято. Понятно, что у мира были и есть свои финансовые интересы в России, и они заставляли душить Россию медленно и безопасно. Но теперь, похоже, эти финансовые интересы списаны как неликвидные.

Нефть и газ уже стремительно перестают быть стратегическими ресурсами: мир делает всё возможное, чтобы меньше от них зависеть, и совсем не зависеть от России. Это означает, что российская ресурсная база уже не нужна. Металлы и другие инфраструктурно независимые ресурсы можно добывать и в осколках империи, поскольку для них не нужны стратегические трубопроводы. Эпоха нефтегазовой геополитики, по всей видимости, подошла к концу. Главной проблемой мира становится не энергетика, а голод; с точки зрения же производства продуктов питания Россия (в отличие от Украины) не освоена и бесполезна.

Западный консорциум будет продолжать удушение империи экономическими и дипломатическими методами, но не начнет первым военное противостояние. Силовой демонтаж, как всегда, будет сделан чужими руками. И это, весьма вероятно, будут украинские руки, ибо других подходящих в наличии нет. Возможно, второй рукой будет антикадыровская Чечня, а может, и нет. Подсобят Беларусь и Казахстан через политическое отречение и закрытие резервных торговых путей и энергоносителей, Грузия через реванш команды Саакашвили, Кипр — поставкой компромата и участием в блокировании активов…, но в силовом противостоянии, похоже, Украине придется надеяться только на себя и на западную военно-техническую помощь.

Это несет украинскому народу довольно большие бедствия, но они и так были неизбежны, если вспомнить, что во всех сценариях сильная Россия и слабая Россия одинаково представляют собой угрозу для Украины. Однако нынешняя ситуация имеет также неоспоримые выгоды.

Украина из объекта, из площадки глобального противостояния превращается в субъекта, в самостоятельный инструмент. Она становится нужна всем, и за это будут платить. Украина как минимум имеет миссию демонтажа Российской империи, а как максимум заинтересована помочь России произвести переосмысление и пересборку, что позволит родиться новой России (украинцы уже делали такое несколько столетий назад и в начале ХХ века, когда их участие позволило создать Российскую империю, а потом воссоздать ее в виде Советской).

Результатом для России будет демонтаж империи, переосмысление, пересборка и запуск нового проекта российской государственности — современного национального государства. Параллельно на бывшей российской территории запустится еще несколько подобных проектов. Таким образом, бывшая шестая часть суши перестанет жить в давно закончившемся веке империй и вольется в современный мировой процесс.

Результатом для Украины будет возвращение к идее Руси как контримперского проекта, как сообщества свободных наций от моря до моря. Весьма вероятно, что идея Интермариона реализуется в виде Балтийско-Черноморского союза стран, совместно противостоящих хаосу и решающих задачу модернизации. Не исключено, заодно будут порождены новые смыслы и для Европы.

Итак, масштабные вызовы, стоящие перед Украиной, могут перевести ее на следующий уровень Большой Игры. Военный вызов ведет к развитию технологий, социальный — к изменению общественного договора, экономический — к рождению новой экономики. Если раньше мы довольно посредственно (хотя и не безнадежно) играли сданными нам слабенькими картами, то нынче из колоды падают крупные козыри. Можно талантливо проиграть всё даже и при таком раскладе, но вера в силы народа заставляет надеяться на то, что мы сыграем хорошую игру.

0

15

***
Варшавская Gazeta Polska Codziennie сообщила некоторые подробности Плана Путина в отношении Америки. В статье «У Путина есть готовый план войны с США? Русский аналитик предусматривает ядерную атаку» (Putin ma gotowy plan wojny z USA? Rosyjski analityk sugeruje atak jądrowy) газета пишет:

«В своей статье, опубликованной в еженедельнике «Военно-промышленный курьер», начальник Академии геополитических проблем Константин Сивков подробно описывает возможный ход ядерного нападения на Соединенные Штаты.

Поддерживающий Путина бывший военный Сивков в течение многих лет говорит о возможной войне с Западом. В своей недавней статье он предусматривает нападение России на США ядерным оружием.

Стратегическим месторасположением для взрыва будет, например, разлом Сан-Андреас, расположенный у побережья Калифорнии. Возникшее в результате атомной бомбежки цунами полностью уничтожит инфраструктуру США — прогнозирует русский бандит.

Другое место, которое Сивков указывает как идеальное для нападения на США,  это Йеллоустонский парк.

Можно запустить небольшой заряд, который вызовет извержение местного вулкана, что будет иметь катастрофические последствия для всей территории США — пишет Сивков.

Извержение станет причиной гибели миллионов людей.

— Также будут уничтожены коммуникации, что сделает невозможным избежать трагедии — грозит Америке Путин устами отставного русского военного.

0

16

"То, что сейчас происходит, не является новой Холодной войной. Холодная война была между двумя мощными государствами, которые были примерно равны по военной мощи. США были более сильным государством в экономическом и политическом смысле, но в военном отношении СССР был очень сильным, и эти две силы не могли ввязываться в открытую войну, так как уничтожили бы друг друга. Ни одна из сторон этого не хотела, поэтому была Холодная война, эти страны вели суррогатные войны в разных частях света, в одних одержали победу США, в других — СССР. Такая была модель Холодной войны.

Сейчас ситуация иная. В России в высшей власти оказался агрессивный бандит, который смог использовать страну и ее ресурсы и в целях своей банды — как для внутреннего контроля, так как эта банда очень мощная, богатая и влиятельная, так и для дестабилизации периферии. Грузия — прекрасный пример. Украина, Крым тоже показывают стремление повышать популярность, чтобы создать впечатление, что Россия — сильная страна. Россия не является сильной. Ее мощь — это миф. Но она достаточно большая и сильная, чтобы нанести ущерб периферии.

Словом, историческая модель — не Советский Союз, а Российская империя. Эта империя тоже нанесла много вреда на периферии. Они постоянно прижимали Оттоманскую империю, так как она была безнадежно слабой. Они давили на оттоманских турок, так как они были единственными, на кого могли давить. Царь Николай I называл Оттоманскую империю "европейским больным", между тем, в самой России проявлялись симптомы той же "болезни", — отметил Неймарк.

Он подчеркнул, что страны Балтии уже не в этой категории, поскольку у них есть серьезные союзники и возможности защищаться.

"Например, эстонцы воевали в Афганистане, и хотя их силы не были многочисленными, точно не знаю, сколько — 1000 или 200 человек, они воевали очень хорошо, так как были хорошо вооружены и прекрасно подготовлены. Они были одни из наиболее ценных членов альянса. Конечно, абсурдно полагать, что маленькая Эстония сможет долго продержаться в случае нападения России, но Россия знает, что, перешагнув эту черту, она проиграет.

А ведь они очень стараются создать впечатление успеха на Донбассе. Отправляют тела своих погибших солдат в мешках, но стараются это скрыть — не хотят, чтобы кто-то знал. В их риторике пока нет поражений, только победы. Именно на это они и рассчитывают — на победу за победой, поэтому не могут себе позволить поражение", — сказал он.

Профессор Стэнфордского университета Норман М.Неймарк один из наиболее известных американских экспертов по Восточной и Центральной Европе, исследующий новейшую историю этого региона, геноцид и этнические чистки. Он является автором книг ""Русские в Германии: история советской зоны оккупации, 1945-1949", 1995, "Геноциды Сталина: права человека и преступления против человечности", 2001, и "Пламя ненависти: этнические чистки в Европе XX века", 2010.

0

17

http://charter97.org/ru/news/2015/4/8/146712/

0

18

Российский политолог Станислав Белковский считает, что президент России часто пытается продемонстрировать, что о "крутой пацан".

Об этом Белковский заявил в филе "Эхо Москвы".

По словам Белковского, Путин "слил" разговор с Порошенко бизнесменам просто чтобы показать, какой он крутой, что даже ему даже предложили забрать Донбасс. При этом политолог уверен, что такого предложения не было. Белковский также отнес к демонстрации крутости угрозы Путина ядерным ударом по США.

"Любой эксперт вам объяснит, что это невозможно. Потому что США просто уничтожат нас в ту же секунду, и мы превратимся в радиоактивный пепел, а не они. Потому что у них ядерное оружие развивалось все эти годы, а у нас нет. И с помощью спутника они подавят", - говорит политолог.

0

19

Елена Рыковцева: Вячеслав из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Господин эксперт ошибается по поводу прибалтийских стран, которые себя застраховали. Третья война началась – это не я сказал, а Папа римский, авторитет авторитетов. Война будет, будет она обязательно ядерная. И страны прибалтийскими будут воронками – все, что от них останется. Они этого не понимают. Провокаторы в первую очередь – это американцы. Нечего делать американским самолетам у наших границ. Маховик запущен, альтернативы нет – только война.

Елена Рыковцева: Вячеслав думает, что воронки будут только и исключительно на территории стран Балтии.

Павел Фельгенгауэр: Понятно, что в случае, как по последнему сценарию учений внезапных, которые симулировали сначала переход к общеевропейской войне, сначала в Баренцевом море, потом в Балтийском море, потом в Черном море, наши наносят удар по Босфору, сбивают американский стратегический беспилотник, потом это переходит на Дальний Восток. Естественно, что воевать на этих фронтах можно только с Америкой и ее союзниками. То есть это была проверка подготовки возможности ведения не только большой региональной, но и глобальной войны, причем ядерной, поскольку в этих учения принимали участие все три компонента стратегических ядерных сил – наземная, морская и воздушная компонента.

Да, конечно, в случае такого конфликта Россия будет уничтожена полностью – это можно гарантировать, Россия будет уничтожена, ни России, ни русских, только те, которые в Австралии, может быть выживут. Это конец России. С Прибалтикой не совсем понятно, поскольку целей для ядерных ударов там особенно нет. Поэтому как раз они может скорее выживут, а Россия будет стерта с лица земли. Это называется гарантированное взаимное уничтожение. Очень странно, что сейчас в России многие считают, что ядерная война будет односторонняя, то есть Россия будет вести ядерную войну, а ответа никакого не получит. Ответ она получит, причем значительно более серьезный, чем она нанесет. Потому что время для усиления ядерной компоненты и не ядерной тоже будет, конфликт никогда не начнется неожиданно. Так что России достанется больше значительно, чем кому бы то ни было в мире. Только сумасшедшие совершенно люди, не думающие ни о себе, ни о своих семьях, ни о своей стране, могут всерьез рассуждать о ядерной войне.

Это не первый раз с начала холодной войны, появления ядерного оружия, когда мир подползает опять к грани войны. Есть еще такая тактика очень известная, очень эффективная, называется балансировать на грани ядерной войны. Этот термин придумал Даллес еще в 1950-е годы, когда он был госсекретарем. Это значит, что ты угрожаешь другой стране, что чуть что, ты применишь ядерное оружие. Другая сторона этого не хочет, потому что это взаимное уничтожение, и идет на какие-то уступки.

Мастером такой тактики был большой друг Владимира Путина Генри Киссинджер, который в 1973 году во время кризиса на Ближнем Востоке довольно здорово наших объегоривал. Он приехал в Москву в самый острый момент кризиса, на даче два дня вел переговоры с советским руководством и им объяснял, что Никсон, его шеф, во-первых, сумасшедший антикоммунист, а во-вторых, каждый день напивается виски, причем и то, и другое было правдой. Он схватится и кнопку нажмет, мы его просто остановить не сможем. Вы должны пойти на уступки. Наши пошли на уступки и потеряли довольно серьезно позиции на Ближнем Востоке. Тогда этим занимался больше Запад, который имел ядерное оружие, но был слабее Советского Союза в конвенциональном смысле, сейчас наши слабее – это все признают военные, значит, мы больше занимаемся ядерным шантажом. Не собираются воевать ядерную войну, но хотят использовать ядерный шантаж и наличие ядерного оружия. Тут вся проблема в том, что если ты балансируешь на грани войны ядерной, можно поскользнуться. Правда, пока этого не случилось ни разу за ядерную эпоху, но вероятность этого существует.

0

20

http://izvestia.ru/news/588199

0


Вы здесь » ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ » В России » Доктрина Путина