Президент института Кирилл Разлогов благодарен Владимиру Мединскому за то, что министр «помог ученым обособиться»


Кирилл Разлогов. Фото: Игорь Захаркин--

Совет по культуре Ульяновской области утвердил стратегию развития культуры и искусства до 2030 года. Местная пресса с удивлением сообщила, что разработчиком документа стал «некий Новый институт культурологии» (НИК).

Под таким названием киновед, бывший директор Российского института культурологии (РИК) Кирилл Разлогов зарегистрировал свою частную организацию, дав тем самым неожиданный ответ на ликвидацию государственного РИКа.

Министерство культуры приняло решение влить РИК в состав Российского НИИ культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачёва (Институт наследия) в январе 2014 года. В результате из 127 научных сотрудников РИКа сохранили работу лишь около 20. Кирилл Разлогов, возглавлявший институт с 1989 года, уволился в разгар принудительной реформы — за полгода до ликвидации.

— Новый институт будет развивать те направления, которые существовали в прежнем РИКе и не нашли применения в Институте наследия, — объяснил «Известиям» свои мотивы профессор Разлогов.

Новый институт культурологии зарегистрирован как автономная некоммерческая организация. Он существует на привлеченные средства: гонорар правительства Ульяновской области стал одним из крупнейших вложений («Область заплатила хорошо», — говорит Разлогов), кроме того, институт уже выиграл грант РГГУ.

В ученый совет НИКа помимо основателя вошли прославленный лингвист Вячеслав Иванов и экс-замминистра культуры Екатерина Чуковская. В попечительском совете — кинорежиссер Никита Михалков, депутат Госдумы Елена Драпеко и даже руководитель болезненной реформы институтов Минкультуры, осуществлявший ликвидацию РИКа — замминистра Григорий Ивлиев.

Правление состоит из четырех женщин, и все они носят фамилию Разлогова, — как объяснил глава семьи, это его жена, сестра и две дочери.

— Институт создавал я, поэтому те люди, которые находятся вокруг меня, и оказались в правлении, — пояснил профессор.

Костяк коллектива составляют бывшие сотрудники ликвидированного РИКа, которые сейчас, по словам Разлогова, «рассеяны по разным организациям».

За первые месяцы существования институт успел не только определить культурное будущее Ульяновской области, но и поучаствовать в создании федерального закона «О культуре» и Основ культурной политики, а также провести традиционную для прежнего РИКа научную конференцию в подмосковных Белых Столбах.

Кирилл Разлогов осознает, что работать в статусе частной организации институту будет труднее.

— Не могу сказать, что оптимизация, проведенная Минкультуры, дала положительные плоды, но мы готовы работать в новых условиях. Спасибо Владимиру Мединскому, что таким образом помог нам обособиться, — заключил профессор Разлогов.

В число НИИ, подведомственных Министерству культуры, входили московские институты искусствознания, культурологии, реставрации и наследия, а также петербургский Институт истории искусств. За год оптимизации, начавшейся в 2012-м, сменились директора всех пяти учреждений. В четырех из них руководители были уволены. Последний действовавший директор — глава Института реставрации Александр Трезвов — 3 июля 2013 года скончался. За несколько дней до смерти он сказал «Известиям», что ему неловко оставаться директором при таком раскладе — «как будто я лучше тех, кого уволили».

РИК был основан в 1932 году как Центральный научно-исследовательский институт методов краеведческой работы. Поглотивший его НИИ культурного и природного наследия появился ровно на 60 лет позже.

В настоящее время институтов осталось четыре. В двух директора, назначенные Минкультуры в ходе оптимизации, уже уволены: место Ольги Кох в Российском институте истории искусств заняла Елена Третьякова, кресло Павла Юдина в НИИ наследия — Арсений Миронов.

Во всех институтах было проведено сокращение штатов. Зарплаты оставшимся сотрудникам были значительно увеличены. Все НИИ перешли на режим работы по госзаказу.

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/579908#ixzz3KfPE9KJF