ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ

Объявление

ПЕРЕХОД НА САЙТ Fair Lawn Russian Club


Чтобы открывать новые темы и размещать сообщения, вам нужно зарегистрироваться! Это не отнимет у вас много времени, мы не требуем подтверждения по e-mail.
Но краткие комментарии можно оставлять и без регистрации! You are welcome!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ » В Беларуси » Лукашенко в Киеве


Лукашенко в Киеве

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Лукашенко: ОАЦ контролирует мой старший сын

Он верный человек, никому не мешает, заявил белорусский диктатор.

«Меня упрекают, что старший сын хочет стать президентом, это ближе к истине», - заявил правитель газете «Известия в Украине».

При этом он отметил, что сам не хочет, чтобы его сын занял этот пост.

«Но вы очень правильно спросили, хочу ли я сыну президентской судьбы. Не хочу. Вы не представляете, что такое президентство для моей семьи. Я хочу, чтобы мои дети спокойно жили и чтобы в нас палками не бросали.

Никто меня не упрекнет в том, что я хочу, чтобы мои дети стали президентами. Я, конечно, не смогу их этого права лишить, но старший говорит, что ему хватает моего президентства.

Мой старший сын работает моим помощником. Он верный человек, никому не мешает. Он - дополнительный источник информации для меня», - сказал диктатор.

Лукашенко рассказал, что его сын контролирует белорусских силовиков.

«Вот в России, на Украине кто силовые структуры контролирует? Президент? А как? Проблем ведь предостаточно. У нас в Беларуси создан компактный оперативно-аналитический центр, в нем менее ста человек. Его контролирует мой старший сын. Им по закону ему подконтрольна верхушка спецслужб. Сын болеет за отца, прокурор понимает, что он подконтролен, и судьи понимают, что подконтрольны. Если голова не гнилая, хвост будет вертеться. Но я никогда не говорил сыну: я уйду, а ты останешься», - заявил белорусский правитель.

Диктатор также посетовал на то, что не доживет до того времени, когда аналогичное желание появится у его младшего незаконнорожденного сына Коли.

«Меня стали упрекать, что Николай - мой наследник. Но ему еще надо 30 лет, чтоб попытаться стать президентом. Я уже на этом свете к тому времени не буду», - сказал Лукашенко.

Также правитель рассказал о своем видении отношений между Киевом и Москвой. В частности, речь шла о газотранспортной системе Украины. Он напомнил о продаже «Белтрансгаза» России.

«Я никогда не слышал, чтобы Россия просила Украину отдать транзитную трубу. Она просила продать, это большая разница. Мы тоже не горели желанием продавать транзитный трубопровод. Но Россия строила нитку Ямал-Европа. Вот Алексей Миллер у меня недавно был, мы с ним это обсуждали. Вся инфраструктура есть, станции перекачки. Мы сможем обеспечить Польшу и Прибалтику дополнительным газом. Как только спрос будет, строить будут здесь в первоочередном порядке. Мы им продали трубу «Белтрансгаза» за 5 млрд. долларов. Хорошую трубу. Мы ее модернизировали, украинская система отстает от нас.

Я не хотел ее продавать и думал, что нам это дает. Дополнительный рычаг давления на Россию? Мы можем договориться и договорились. Мы обеспечены природным газом в большем объеме, мы имеем цену выше российской, но ниже украинской. Это тоже для нас большое подспорье. За те деньги, которые уже мы получили и которые сэкономили, мы можем построить новую трубу параллельно. взять и построить. Но она нам не нужна. Мы договорились и стабильно получаем газ», - сказал Лукашенко.

Правитель заявил, что считает неправильным решение Киева не продавать трубы России.

«Украина не отдает трубу. Ну, может быть. Но начали строить Южный поток, Северный проток и все - украинские трубы останутся в земле.

Может, россияне слишком наехали на Украину, это неправильно. Украина имеет слишком большое самолюбие, я знаю это со времен армии, служил вместе с украинцами
. А еще говорят, что я частично хохол. Наша оппозиция нашла мои корни между Черниговом и Киевом. Виктор Ющенко предлагал мне найти мою родословную. А я говорил: зачем, какая разница.

На украинцев наедешь лишний раз, а они во вред себе не съедят, так понадкусывают, - заявил он.

Также Лукашенко рассказал о малоизвестных фактах, связанных с тем временем, когда он руководил совхозом «Городец». К сожалению, найти подтверждение этим фактам нам не удалось.

«Помню, когда я стал руководителем совхоза, мне дали убыточное предприятие, и через год–два оно стало миллионером. Мы получили хлеб, но складов для него не было. Так я им засыпал всю взлетную полосу на нашем аэродроме. Зерно никто не хотел забирать и перерабатывать. К нам приехала областная, районная пресса, начали фотографировать. Меня чуть не посадили, но так началась моя работа», - похвастался Лукашенко.

Интервью газете диктатор дал во время своего визита в Киев, который начался вчера.

0

2

«Ночное нападение» FEMEN на белорусского диктатора в Киеве

http://charter97.org/photos/galleries/2013/gi-857-3255-big.jpg

Ровно в полночь активистки FEMEN появились там с факелами. На их телах были написаны лозунги: «Лукашенко - скот», «Жыве Беларусь», «Умри, Лукашенко», «F*ck diktator», пишет сайт организации. Девушки выкрикивали лозунги в поддержку политзаключенных в нашей стране.

Акцию пресекли десятки бойцов «Беркута», которые охраняли покой белорусского диктатора.

0

3

ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ ИНТЕРВЬЮ В КИЕВЕ


Интервью Лукашенко газете «Известия в Украине»
.

Вы идете путем, альтернативным Украине. Украина не продает России ГТС, не вступает в ЕврАзЭС, но стремится в ЕС. Какой путь вы считаете более правильным?

- Я никогда не слышал, чтобы Россия просила Украину отдать транзитную трубу. Она просила продать, это большая разница. Мы тоже не горели желанием продавать транзитный трубопровод. Но Россия строила нитку Ямал-Европа. Вот Миллер у меня недавно был, мы с ним это обсуждали. Вся инфраструктура есть, станции перекачки. Мы сможем обеспечить Польшу и Прибалтику дополнительным газом. Как только спрос будет, строить будут здесь в первоочередном порядке. Мы им продали трубу Белтрансгаза за 5 млрд. долларов. Хорошую трубу, Мы ее модернизировали, украинская система отстает от нас.

Я не хотел ее продавать и думал, что нам это дает. Дополнительный рычаг давления на Россию? Мы можем договориться и договорились. Мы обеспечены природным газом в большем объеме, мы имеем цену выше российской, но ниже "украинской". Это тоже для нас большое подспорье. За те деньги, которые уже мы получили и которые сэкономили, мы можем построить новую трубу параллельно. взять и построить. Но она нам не нужна. Мы договорились и стабильно получаем газ.

Мы вообще стабильно работаем. У нас нет молочных войн и других торговых. То туда нас не пускали, то сюда. Теперь это ушло, и Россия в этом заинтересована.

У нас фактически единое оборонное пространство, единая группировка вооруженных сил, белорусская армия главную роль играет. Россияне нам отдали эту роль. Где и что мы потеряли? Ничто не утеряно, заключено долгосрочное соглашение, его никто не нарушает.

Украина не отдает трубу. Ну, может быть. Но начали строить Южный поток, Северный проток и все - украинские трубы останутся в земле.

Может, россияне слишком наехали на Украину, это неправильно. Украина имеет слишком большое самолюбие, я знаю это со времен армии, служил вместе с украинцами. А еще говорят, что я частично хохол. Наша оппозиция нашла мои корни между Черниговом и Киевом. Виктор Ющенко предлагал мне найти мою родословную. А я говорил: зачем, какая разница.

На украинцев наедешь лишний раз, а они во вред себе не съедят, так понадкусывают.

Как я пронял из встреч с Виктором Федоровичем, он все пронимает, он разумный человек. Украина очень много теряла из-за того, что она с нами не в союзе. Ну, ЕС - и что? Разве там нас ждут? Мы там не нужны, Россия сто лет не нужна и вы тоже.

Спрашиваете, куда идти, в Евросоюз или в Таможенный? Никуда не нужно идти. Господь предопределил Украине место, оно очерчено границами. Никто воевать с ней ни за Крым, ни за что другое не будет. Россия хочет нормальных отношений, я это знаю из первых уст.

Россия озабочена тем, чтобы выстроить нормальные отношения, и мы хотим, чтобы вы были с нами. С украинской стороны не нужно никаких особых усилий, но страну ждет выгода. Это же экономический союз.

Скажи моему другу Нурсултану Назарбаеву, что это будет политический союз, он завтра же из него выйдет.

Нам не нужно излишне объединяться, строить надгосударственные структуры. Ключевое – это экономика. Для Казахстана это трубы и железные дороги. Свободное перемещение товаров важно для всех. От этого украинская экономика 10 млрд. добавит, трубы будет поставлять всем. Что потеряет от этого страна? Сделала один шаг, увидела, что незалежности ничто не угрожает – пусть делает второй. Я так понимаю. Мы очень заинтересованы в том, чтобы с нами была наша сестренка славянская.

- Белоруссия стала председателем в СНГ. Как вы будете содействовать решению конфликтов в бывших горячих точках?

- Я отдален от Приднестровья, от того, что происходит в Грузии, Абхазии, Осетии, но однажды меня дернуло окунуться в эту проблему. Я как-то приехал по приглашению своих друзей в горы к ним, показывали мне их, я затеял тему с чисто белорусским подходом. Нагорный Карабах, что он представляет, как там живут люди, где работают. Там же нормальной жизни нет. Я понял, эту проблему надо решать. Поговорил с одним президентом, с другим. Объяснил, что ситуация такой долго быть не может. Армяне со мной согласились, с Ильхамом Алиевым я поговорил, он сказал, что тоже не против. Хотя я и ненавижу роль посредника. Я предлагал на эту роль Украину, но они не захотели.

Россия и Азербайджан должны сесть вместе и решить вопросы. Для этого нужна политическая воля обоих президентов. А Минская группа сильных мира сего может выступить гарантом.

- Говорят, в Белоруссии сохранена действенность советской печати: то, что пишут в газетах, включая оппозиционные, находит отклик во власти. По газетным публикациям открывают уголовные дела.

- Журналисты потребовали, чтобы я подписал указ о том, что на публикации властям нужно реагировать. С такой инициативой выступило медийное сообщество. Оно было недовольно тем, что критикует, критикует, а толку нет.

Мы, к примеру, реагировали и на публикацию о том, что Белоруссию покидают трудоспособные кадры. Я встревожился, затребовал информацию. Через три дня мне ее дали. И теперь я знаю, кто страну покидает, и каком направлении.

Помню, когда я стал руководителем совхоза, мне дали убыточное предприятие, и через год–два оно стало миллионером. Мы получили хлеб, но складов для него не было. Так я им засыпал всю взлетную полосу на нашем аэродроме. Зерно никто не хотел забирать и перерабатывать. К нам приехала областная, районная пресса, начали фотографировать. Меня чуть не посадили, но так началась моя работа. Я это к тому, что руководитель хоть от станка, хоть от сохи должен все пройти по жизни и понимать.

В России некоторые считают, что Лукашенко решил примерить шапку Мономаха… Не нужна она мне, мне не надо портить нам отношения с руководством России.

Для меня она практически то же, что и Белоруссия. Я никогда не считал Россию чужой страной. Нравится кому-то или нет, Россия – моя страна. Что мы делить теперь будем? Я вырос на границе с Россией, ходил в русскую школу Я отвечаю за 10 млн.людей, живущих в Белоруссии, не создающих проблем для россиян и украинцев.

Лукашенко ведет собственную политику, она многим не нравится.

- Как вы оцениваете ситуацию вокруг списка Магнитского?

- Если у тебя есть своя страна, свой народ, справедливость, - какой Магнитский? России бояться какого-то Магнитского? Россия самодостаточная страна. Пусть нас бояться.

Во времена Буша было объявлено, что если найдут собственность мою или родственников – арестуют. Я сказал немедленно по дипломатическим каналам отправить мое письмо Бушу: «Найдешь – забери все себе». Сколько лет прошло. Буша нет, я еще президент. Деньги надо в своей стране держать, а не в Америке. Если закопать деньги в банках под деревом, как на Украине привыкли, то будет полная независимость.

- В Украине много пишут о вашем младшем сыне Николае. Видите ли вы его своим преемником и желаете ли ему президентской судьбы?

- Я видимо не доживу до того времени, когда мой младший сын сможет захотеть стать президентом. Эти досужие разговоры о преемниках. У нас они взялись из желтой прессы, от так называемой пятой колонны, потому что оппозиции у нас нет. Она финансируется из вне, из Евросоюза и Америки и понятно, какую политику проводит. Меня стали упрекать, что Николай - мой наследник. Но ему еще надо 30 лет, чтоб попытаться стать президентом. Я уже на этом свете к тому времени не буду.

- Не обязательно, может и будете.

- Ну, я конечно хочу пожить. Но вы понимаете, работать президентом, уничтожать себя на этой должности, каждый день наворачивать нервы на кулак и долго прожить – конечно, сложно. Дай Бог, но вы представляете этот расклад. Все это обычная придумка, пугающая людей. Мол, Лукашенко будет у власти, пока Коля не вырастет. Думали, народ этого испугается. Но у нас компактная страна, народ разборчивый, и он не волнуется. А вас это взволновало?

- Наоборот, успокоило, убедило в белорусской стабильности.

-Упрекают меня и что старший сын хочет стать президентом, это ближе к истине. Но вы очень правильно спросили, хочу ли я сыну президентской судьбы. Не хочу. Вы не представляете, что такое президентство для моей семьи. Я хочу, чтобы мои дети спокойно жили и чтобы в нас палками не бросали.

Никто меня не упрекнет в том, что я хочу, чтобы мои дети стали президентами. Я, конечно, не смогу их этого права лишить, но старший говорит, что ему хватает моего президентства.

Мой старший сын работает моим помощником. Он верный человек, никому не мешает. Он - дополнительный источник информации для меня. Он приходит и рассказывает батьке, что считает нужным.

Вот в России, на Украине кто силовые структуры контролирует? Президент? А как? Проблем ведь предостаточно. У нас в Белоруссии создан компактный оперативно-аналитический центр при президенте, в нем менее ста человек. Его контролирует мой старший сын. Им по закону ему подконтрольна верхушка спецслужб. Сын болеет за отца, прокурор понимает, что он подконтролен, и судьи понимают, что подконтрольны. Если голова не гнилая, хвост будет вертеться.

Но я никогда не говорил сыну: я уйду, а ты останешься.

0

4

Янукович заплатил за демаркацию границы $134 миллиона

Украина и Беларусь ратифицировали договор о государственной границе через 16 лет после его подписания.

Визит в Киев Лукашенко позволил завершить затянувшуюся на 16 лет эпопею с договором об украинско-белорусской госгранице, пишет издание «Зеркало недели. Украина».

18 мая в Киеве в присутствии президента Украины Виктора Януковича и Александра Лукашенко был подписан протокол об обмене грамотами о ратификации договора между Украиной и Беларусью о государственной границе от 12 мая 1997 года.

Как известно, за то, чтобы оформить в соответствии с международным правом украинско-белорусскую границу, Александр Лукашенко долгие годы требовал отступные — 134 млн долл. Эти миллионы якобы должны Беларуси еще с 1992 г. украинские субъекты хозяйственной деятельности: белорусы посчитали, что после распада Советского Союза их предприятия перечислили украинским деньги, а оплаченную продукцию так и не получили.

Претензии к Украине выглядят достаточно спорными, пишет издание. В начале девяностых и украинские предприятия не получали от белорусов оплаты за поставленный товар. Тем не менее, Минск упорно добивался, чтобы Киев признал этот долг государственным. А после 1997 г. начал увязывать ратификацию украинско-белорусского договора о госгранице с признанием украинской стороной долга.

Переубедить белорусского правителя было невозможно. Украина согласилась заплатить ради того, чтобы договор о границе вступил в силу. В частности, проведения демаркации границы требует Европейский Союз, с которым Украина ведет диалог по безвизовому режиму.

Вопрос был только в том, в какой форме украинская сторона перечислит деньги Минску: Киев не хотел создавать прецедент, признавая долг хозяйствующих субъектов государственным. Этим бы не преминули воспользоваться и другие страны СНГ.

По информации ZN.UA, в договоренностях Киева и Минска предусмотрено несколько компенсационных схем. Во-первых, планируется активное сотрудничество в сфере ВТС, что расширяет рынок сбыта украинской и белорусской специальной продукции. От украинских госпредприятий ждут поставок комплектующих, в первую очередь для ПВО. А вот от «Укрспецэкспорта» — более масштабных схем, выходящих далеко за пределы двустороннего сотрудничества.

Во-вторых, по-прежнему предполагаются поставки в Беларусь электроэнергии со скидкой, что делает возможным ее дальнейший реэкспорт. Проблема перепроизводства электроэнергии даже была поднята на последнем заседании украинского правительства. В-третьих, Киев предусматривает для Минска льготные транспортные тарифы. В-четвертых, ожидаются поставки в Украину белорусских тракторов и комбайнов.

0

5


Игра белорусского престола

Почему Лукашенко так путано рассказал о президентских перспективах своего старшего сына?

В интервью «Известиям в Украине» едва ли не центральной стала тема престолонаследия в Беларуси.

– Меня стали упрекать, что Николай – мой наследник. Но ему еще надо 30 лет, чтоб попытаться стать президентом. Я уже на этом свете к тому времени не буду, – сокрушался Лукашенко. – Ну, я конечно хочу пожить. Но вы понимаете, работать президентом, уничтожать себя на этой должности, каждый день наворачивать нервы на кулак и долго прожить – конечно, сложно.

Да, работа президента в Беларуси несказанно тяжела. Один хоккей чего стоит – колоссальные нагрузки… А сколько сил отнимают разные блондинки! В общем, как с утра навернул нервы на кулак, так до следующего дня и не развернул.

– Упрекают меня, и что старший сын хочет стать президентом, это ближе к истине, – продолжил Лукашенко. – Но вы очень правильно спросили, хочу ли я сыну президентской судьбы. Не хочу. Вы не представляете, что такое президентство для моей семьи. Я хочу, чтобы мои дети спокойно жили и чтобы в нас палками не бросали.

Казалось бы, тема закрыта: нет – и точка. Но тут сюжет делает новый поворот.

– Никто меня не упрекнет в том, что я хочу, чтобы мои дети стали президентами. Я, конечно, не смогу их этого права лишить, но старший говорит, что ему хватает моего президентства, – сообщил Лукашенко.

Так все-таки упрекают или нет? Хочет или не хочет? А то сначала получается, что желание Виктора Лукашенко стать руководителем Беларуси – это «ближе к истине». Через пару фраз выясняется, что нет: старшему сыну якобы хватает отцовского правления. И тут же следует уточнение, что папа не сможет лишить своих отроков права на «корону», если они все-таки тоже решат «уничтожать себя на этой должности». В результате Лукашенко не только не ответил на поставленный вопрос, но и еще больше запутал дело. Зачем?

Ясно, как белый день, что добровольно Александр Лукашенко не отдаст власть НИ-КО-МУ. Не соответствует сценарий операции «Преемник» его личностным характеристикам.

Поэтому складывается впечатление, что игры в престолонаследие призваны закрепить в общественном сознании одну-единственную мысль: Лукашенко – это навсегда. Сопротивление бесполезно. Занимайтесь своим делом или сваливайте из Беларуси, но не ждите перемен. Примерно так можно расшифровать месседж, который транслируется в том числе посредством данного интервью.

Вот только Лукашенко – далеко не первый правитель, пытавшийся приучить подданных к мысли о незыблемости своего положения. Кто-то из «незаменимых» просидел на «троне» больше, кто-то – меньше. Но сколько веревочке не виться, конец все равно будет. Об этом стоит помнить, если хочешь, чтобы в тебя потом «палками не бросали».

Вадим Ливнев, «Салідарнасць»

0


Вы здесь » ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ » В Беларуси » Лукашенко в Киеве