ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ

Объявление

ПЕРЕХОД НА САЙТ Fair Lawn Russian Club


Чтобы открывать новые темы и размещать сообщения, вам нужно зарегистрироваться! Это не отнимет у вас много времени, мы не требуем подтверждения по e-mail.
Но краткие комментарии можно оставлять и без регистрации! You are welcome!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ » Литва и другие страны » Смена власти в Китае


Смена власти в Китае

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Смена власти ожидает Китай в ближайшие дни
08 ноября 2012 | 09:31
Вопрос о новом руководителе обсудят делегаты съезда Компартии, который сегодня открылся в Пекине.
Нынешний генеральный секретарь Ху Цзиньтао, как ожидается, уступит свое место заместителю, Си Цзиньпину. Сегодня председатель КНР выступал с отчетным докладом.

Ху Цзиньтао руководит Китаем 10 лет.
Кадровые вопросы на съезде будут решены в ближайшие дни.

0

2

Василий Головнин журналист, Токио
Китай: что обещает судьбоносный съезд?
08 ноября 2012, 09:48

Секретность и таинственность, хорошо продуманные утечки информации, острая закулисная борьба и многоходовые компромиссы между группировками – в такой обстановке в Пекине сегодня начался долгожданный XVIII съезд Компартии, который на очередные десять лет не только определит новое руководство КНР, но и внесет весьма существенные изменения в ее политику.
Такие изменения, которые могут через десять лет сделать Китай другой страной. Или почти другой.

В отчетном докладе съезду уходящий в отставку генсек ЦК и председатель КНР Ху Цзиньтао уже сказал сегодня, что Китай ускорит замену своей уже исчерпавшей себя хозяйственной модели и к 2020 году удвоит размеры национального ВВП и доходы населения.
Это предполагается сделать на основе перехода от нынешней экономики дешевых рук, массированных инвестиций и зависимости от внешних рынков к экономике, основанной на широком и устойчивом внутреннем спросе со стороны все более богатеющего населения.

В своем докладе, кстати, Ху Цзиньтао многозначительно заявил и о том, что в КНР нужно «активно, но взвешенно проводить реформу политической системы».
Что имеется в виду – покажет время. Однако есть сведения, что уже на нынешнем форуме по крайней мере часть выборов будет впервые проведена на альтернативной основе.

Съезд уже показал, что в Китае по-прежнему эффективно работает его уникальная система регулярного обновления власти.

Со времен великого реформатора Дэн Сяопина в стране каждые десять лет сменяется руководство. Его состав определяется внутри верхушки Компартии путем сложных консультаций и закрытых, но достаточно откровенных дискуссий. К этому механизму своеобразной внутренней демократии допущена только элита страны. Китайцы, иными словами, в отличие от КПСС смогли на деле воплотить идею Ленина о партии-авангарде, которая ведет вперед население, не готовое еще, как предполагается, к полному участию в принятии настоящих решений.

Впрочем, размеры этого авангарда впечатляют – численность КПК (не падайте со стула!) превышает 83,4 млн. человек.
На нынешнем съезде в тщательно охраняемом пекинском Доме народных собраний их представляют 2270 делегатов. Съезд пройдет до 14 ноября, выберет Центральный комитет из 204 человек. И самое интересное произойдет 15 ноября, когда пленум новоизбранного ЦК объявит о составе высшего руководства, включая генерального секретаря и других членов Постоянного комитета политбюро.

Впрочем, с генсеком давно все ясно – им станет нынешний заместитель председателя КНР 59-летний Си Цзиньпин.

Это фигура компромиссная. Кандидатура товарища Си была определена путем сложных согласований, включая, по некоторым данным, и рейтинговый опрос верхушки партии. Так что и тут некоторый элемент внутренней демократии имел место. Товарищ Си имеет репутацию очень осторожного и не слишком яркого политика, он представляет фракцию т.н. «принцев» – т.е. руководителей партии уже во втором поколении, аристократов КПК. Среди них немало сторонников левых маоистских идей, однако сам будущий лидер, как говорят, и в этом проявляет умеренность.

«Принцы» сейчас во многом примыкают к другой фракции – т.н. «шанхайской группе» во главе с бывшим генсеком и экс-председателем КНР Цзян Цзэминем.
Этот 86-летний политик в последнее время постоянно мелькал в средствах массовой информации и проявил завидную активность, проталкивая своих людей в высшие органы руководства. «Шанхайскую группу» тоже иногда относят к левым силам в партии, однако, скорее, она сплочена по принципу не идеологии, а личной верности товарищу Цзяну, который, кстати, в свое время стажировался на московском автозаводе им. Сталина, говорит по-русски и обожает старые советские песни. Он артистичен и изобретателен, а западные и японские наблюдатели считают Цзяна классическим «крестным отцом» – жестким к соперникам, милостивым и щедрым к «своим».


«Шанхайцам» и блокирующимся с ними «принцам» противостоит группировка уходящего в отставку руководства Китая – Ху Цзиньтао и премьера Вэнь Цзябао.

Их еще условно называют «комсомольцами», поскольку в этой фракции немало тех, кто сделал карьеру в Коммунистическом союзе молодежи Китая. Группировка объединяет последовательных реформаторов-рыночников, которых маоисты в партии упрекают в буржуазности, отходе от основ и прочем забвении коммунистических идеалов. Ху Цзиньтао, кстати, хотел сделать своим преемником одного из видных «комсомольцев» Ли Кэцяна, но проиграл. Теперь тот на предстоящие 10 лет станет главой правительства, человеком номер два в иерархии.

По крайне скудным и противоречивым сообщениям, 70-летний председатель Ху Цзиньтао во внутренних интригах пока и во многом другом уступил напористому экс-стажеру автозавода им. Сталина.
Поговаривают, что Цзян Цзэминь может провести больше своих сторонников в правящий в стране Постоянный комитет Политбюро ЦК. Ходят слухи, что его численность могут сократить с нынешних 9 до 7 человек. И это тоже, вроде бы, на руку «шанхайцам». Однако и «комсомольцы» свое получат.

На съезде сегодня уже объявлено, что т.н. «концепция научного развития» Ху Цзиньтао приобретает теперь статус долгосрочной официальной идеологии партии.
Вместе с марксизмом-ленинизмом, идеями Мао Цзэдуна, реформаторской теорией Дэн Сяопина и теоретическим наследием Цзян Цзэминя. Такой статус разработок лидера «комсомольцев» будет закреплен и в пересмотренном Уставе КПК, который также утвердят на съезде. Это даст Ху Цзиньтао положение живого классика и поставит его на одну доску с главой «шанхайцев». Кстати, одна из интриг съезда заключается в том, что из сообщений официальной печати и высказываний представителей партии в последнее время как-то исчезли слова об идеях Мао. Это породило слухи о том, что упоминание о них как о теоретической основе деятельности КПК может быть вычеркнуто из Устава. Такой поворот нанес бы жесткий удар по левым силам и стал бы колоссальной победой реформаторов, равносильной выносу тела Сталина из Мавзолея при Хрущеве. Хотя, как мне кажется, это маловероятн

Еще большая интрига связана с тем, сохранит ли Ху Цзиньтао за собой посты председателя Центрального военного совета и Военного совета КПК после потери должностей генсека и председателя КНР.
Многие эксперты полагают, что ему это удастся. В таком случае Ху Цзиньтао удержит контроль над вооруженными силами, что позволит ему сохранить немалую часть своего влияния. Полагают также, что он сумеет провести в Политбюро большое количество своих сторонников, включая тех, кто придет к высшей власти при очередной смене руководства через предстоящие 10 лет. Это дает Ху Цзиньтао своего рода контроль над будущим Китая.

Маневры на съезде продолжаются – многие уверяют, что кадровые вопросы будут окончательно решены только в последний момент.
Неясно и то, как будут урегулированы грандиозные скандалы, которые привели к тому, что нынешний партийный форум открылся значительно позже, чем ожидалось. Прямо накануне открытия съезда был арестован и отдан следствию обвиненный ранее партийными органами в коррупции, злоупотреблениях и «неподобающих половых связях со многими женщинами» любимец левых в КПК Бо Силай, бывший член Политбюро, экс-глава партийной организации 30-миллионного мегаполиса Чунцин. На съезде он должен был войти в состав Постоянного комитета Политбюро, однако теперь этого видного неомаоиста ждет многолетнее заключение или даже смертный приговор.

Падение Бо Силая нанесло левым колоссальный ущерб.

Но и реформаторы получили болезненный удар: «Нью-Йорк таймс» только что опубликовала подробные материалы о капиталах семьи премьера Вэнь Цзябао, которая за время его пребывания у власти якобы хапнула в районе 2,7 млрд. долларов. Судя по всему, речь идет о сознательном сливе информации со стороны тех, кто не любит «комсомольцев»-рыночников. Товарищ Вэнь, понятно, все отрицает и, по слухам, потребовал официального расследования, чтобы очистить свое доброе имя. В ходе подготовки к съезду соперники врезали и по «принцам» – американское агентство «Блумберг» распространило компрометирующие данные о незаконных капиталах родственников будущего генсека и председателя КНР Си Цзиньпина.

Короче, сегодня в отчетном докладе генсек Ху Цзиньтао признал, что борьба с коррупцией в Китае ведется в тяжелых условиях.
«Партия и страна погибнут, если эту проблему не удастся решить»,– предупредил он. Так что благостной жизни у руководства Китая, похоже, не будет и после завершения судьбоносного съезда.

0

3

Василий Головнин

НОВЫЙ НАЧАЛЬНИК КИТАЯ – ПАРТИЙНЫЙ АРИСТОКРАТ, БЫВШИЙ УЗНИК КОНЦЛАГЕРЯ
15 ноября 2012, 09:17

В Пекине перед журналистами сегодня впервые в качестве генерального секретаря ЦК КПК предстал 59-летний Си Цзиньпин – высокий массивный человек с медвежьей внешностью типичного партийного босса и довольно лукавыми ельцинскими глазками.

Никто не сомневается, что в марте будущего года на сессии номинального китайского парламента он получит и высший государственный пост председателя КНР. И станет наиболее могущественным человеком в самой динамичной стране планеты с населением 1,3 млрд человек.

Товарищ Си, конечно, не будет единоличным владыкой – в Китае со времен великого реформатора Дэн Сяопина тщательно следят за тем, чтобы страна не получила нового диктатора. Генсек и председатель КНР – лишь первый среди равных, он делит власть с другими членами высшего коллегиального органа, постоянного комитета Политбюро ЦК из всего 7 человек.
Он был сформирован сегодня на пленуме Центрального комитета – первом после завершившегося в среду недельного XVIII съезда партии. Постоянный комитет, куда входит и новый генсек Си Цзиньпин, создан на основе баланса сил в партии, с учетом всех существующих в ней соперничающих фракций.

Одна из них – это т.н. «принцы», потомственные партийные чиновники, дети высокопоставленных боссов КПК первой волны.
Впрочем, «принцы» – это, скорее, западный термин, поскольку в буквальном переводе представителей этой группировки называют «толстенькими детками», намекая на их сытое привилегированное происхождение. К новому генсеку это относится лишь частично.

Он, конечно, сын важного и влиятельного партийца – отец товарища Си был одним из ближайших соратников Мао Цзэдуна, революционером с партизанским стажем, одним из создателей Народно-освободительной армии, а потом заместителем премьера Госсовета КНР.
Си Цзиньпин учился в элитарной пекинской Школе номер 81, где его одноклассниками были сплошь отпрыски высшего руководства. Он провел детство в хороших теплых квартирах и машинах с шоферами, когда большинство китайцев перебивалось в страшной нищете. Кстати, полученное с детства хорошее образование дает о себе знать – в отличие от многих других партийных боссов товарищ Си изъясняется на безукоризненном литературном китайском языке.

Однако в 1962 году его счастливая жизнь пошла под откос: высокопоставленный отец потерял доверие председателя Мао, был лишен постов и репрессирован, а будущего генсека потом в возрасте 15 лет отправили в грязную и нищую сельскую глубинку – вкалывать в рядах молодежного трудового отряда.
Он жил в землянке, спал на кирпичах. Один раз предпринял попытку побега – но был схвачен в Пекине и брошен за неповиновение на полгода в концлагерь. После этого Си Цзиньпина отправили обратно в деревню, где он рыл ирригационные каналы, а свободное время занимался самообразованием. Крестьяне в той деревне и сейчас вспоминают высокого городского парня, который, как они теперь умильно рассказывают, «читал действительно очень толстые книги».

Парень не сломался и за жизнь боролся цепко.
Еще во время Культурной революции он девять раз подавал заявление на вступление в партию – ему восемь раз отказывали по причине неправильного происхождения. Но в конце концов своего добился – стал членом вначале рабочей, а потом и партийной организаций крестьянской коммуны, куда его сослали. Потом пробился в престижный пекинский университет, на химфак. Ну, а после смерти Мао Цзэдуна, окончания репрессий, реабилитации и нового возвышения отца карьера у нашего героя пошла вовсю.

Его послужной список – бесконечная череда постов в провинциальных партийных организациях, от самых захудалых до все более важных.
Под его началом в конце концов оказались самые процветающие провинции Фуцзянь и Чжэцзян, которые дальше многих других районов Китая продвинулись по пути рыночных реформ и буржуазности. Был он и боссом деловой столицы страны – Шанхая.

Рассказывают, что товарищ Си всегда вел себя предельно скромно, придерживался стиля упорного, старательного и никого не подсиживающего служаки.
Он крайне осторожен в своих официальных высказываниях, у него нет заметных врагов, нет запоминающихся провалов, но отсутствуют и яркие достижения, известные всей стране. Он достаточно ловко сочетает свои мощные связи и каналы влияния по линии фракции «толстеньких деток» с тщательно культивируемым обликом простого мужика, который знает жизнь простых людей.

К высшим постам товарищ Си подбирался медленнее некоторых своих ровесников.
Решающий скачок произошел в 2007 году, когда он стал членом постоянного комитета Политбюро ЦК КПК, органа высшей коллегиальной власти. В 2008 году занял пост заместителя председателя КНР. Злые языки говорят, что тут сработало аристократическое происхождение «принца» – ходят сплетни, что на последнем этапе карьерного рывка Си Цзиньпину сильно помог старый друг его отца, крайне влиятельный заведующий Орготделом ЦК КПК, ведавший расстановкой кадров.

Товарищ Си производит впечатление очень уверенного в себе человека, хотя многие западные наблюдатели пока упрекают его в политической бесцветности.
В то же время поговаривают, что новый генсек все же способен на решительные и даже рискованные поступки. Несколько романтические надежды возлагают на него сторонники реформ, в том числе политических. Они вспоминают при этом об отце будущего лидера Китая – он считался представителем самых либеральных сил в руководстве КПК, а во времена Мао, по слухам, выступал, например, против репрессий в Тибете. После реабилитации отец нынешнего генсека возглавил провинцию Гуандун, которая при Дэн Сяопине стала базой проведения радикальных рыночных преобразований в экономике.

Несколько нестандартен новый лидер Китая в личной жизни.
Си Цзиньпин женат второй раз, а его нынешняя супруга – известная в стране исполнительница народных песен. Она была звездой музыкальной труппы Народно-освободительной армии Китая, регулярно блистала на новогодних телевизионных концертах. Китайская «Надежда Бабкина» имела миллионы поклонников, однако некоторое время назад, говорят, ее попросили уйти в тень, чтобы не заслонять собой супруга. С тех пор бывшая певица исчезла, и пока нет никаких оснований считать, что она станет первой леди в западном смысле слова.

http://s3.uploads.ru/t/ze3Hv.jpg

Супруга нового лидера Китая в период расцвета сценической славы. Фото Record China

О дочери нового генсека известно ничтожно мало – однако почти точно установлено, что она под вымышленным именем учится в дорогостоящем американском Гарварде.
Кстати, в этом году экономическое агентство «Блумберг» распространило информацию и о немалых капиталах, которыми якобы обладает семья нового генсека. Эти данные мало кого удивили – в Китае широко известно о том, что боссы партии, мягко говоря, не бедствуют.

0

4

By EDWARD WONG
November 14, 2012

Ending Congress, China Presents New Leadership Headed by Xi Jinping

Completing only its second orderly hand-over of power in more than six decades of rule, the Chinese Communist Party on Thursday unveiled a new leadership slate headed by Xi Jinping, the son of a revered revolutionary leader and economic reformer, who will face the task of guiding China to a more sustainable model of growth and managing the country’s rise as a global power.

For this nation of 1.3 billion, the transition culminates a tumultuous period plagued by scandals and intense political rivalry that presented the party with some of its greatest challenges since the student uprising of 1989. Minutes before noon on Thursday, after a confirmation vote by the party’s new Central Committee, Mr. Xi, 59, strode onto a red-carpeted stage at the Great Hall of the People accompanied by six other party officials who will form the new Politburo Standing Committee, the elite group that makes crucial decisions on the economy, foreign policy and other major issues. Before their appearance, the new lineup was announced by Xinhua, the state news agency.

“We have every reason to be proud — proud, but not complacent,” said Mr. Xi, looking relaxed in a dark suit and a wine-red tie. “Inside the party, there are many problems that need be addressed, especially the problems among party members and officials of corruption and taking bribes, being out of touch with the people, undue emphasis on formalities and bureaucracy, and other issues.” He added, “To forge iron, one must be strong.”

The ascension of Mr. Xi and other members of the “red nobility” to the top posts means that the so-called princelings have come into their own as a prominent political force. Because of their parentage, they believe themselves to be the heirs of the revolution that succeeded in 1949, endowed with the mandate of authority that that status confers.

“I think the emphasis is on continuity over change this time around,” said Bo Zhiyue, a scholar of Chinese politics at the National University of Singapore.

Mr. Xi is facing a growing chorus of calls from Chinese elites to support greater openness in China’s economic and political systems, which critics say have stagnated in the last decade under the departing party chief, Hu Jintao, despite the country’s emergence as the world’s second-largest economy and a growing regional power.

Mr. Hu, 69, also turned over the post of civilian chairman of the military on Thursday to Mr. Xi, which made this transition the first time since the promotion of the ill-fated Hua Guofeng in 1976 that a Chinese leader had taken office as head of the party and the military at the same time. That gives Mr. Xi a stronger base from which to consolidate his power, even as he grapples with the continuing influence of party elders.

The unveiling came the day after the weeklong 18th Party Congress ended as Mr. Hu made his final appearance as party chief at a closing ceremony and seven standing committee members stepped down.

Mr. Xi is known for shunning the spotlight and being a skilled consensus builder. He spent his childhood in the leadership compounds of Beijing, but was forced to toil in a village of cave homes in Shaanxi Province for seven years during the Cultural Revolution, when his father was purged.

His first job was as an aide to a top general in Beijing. He then rose through the party ranks in the provinces, including Fujian and Zhejiang, two coastal regions known for private entrepreneurship and exchanges with Taiwan. Mr. Xi’s jobs and family background have allowed him to build personal ties to some military leaders. He is married to a celebrity singer, Peng Liyuan, and they have a daughter attending Harvard under a pseudonym.

Mr. Hu’s abdication of the military chairmanship sets an important institutional precedent for future successions and may put his legacy in a more favorable light. In Chinese politics, retired leaders try to maximize their influence well into old age, either by clinging to titles or by making their opinions known on important decisions.

Jiang Zemin, Mr. Hu’s predecessor as party chief and president, did both: he held on to the military post for two years after giving up his party title in 2002, which led to heightened friction within the party. And in recent months, he has worked to get his protégés installed on the standing committee, which is usually assembled through horse trading by party elders and leaders.

The committee was trimmed to seven members from nine. One reason for that change is that some party leaders, including Mr. Xi, believe that an overrepresentation of interests on the committee has led to gridlock in decision making. The smaller committee has also resulted in a downgrading of the party post that controls the security apparatus, which some officials asserted had grown too powerful.

The new standing committee has allies of Mr. Jiang in five of seven seats, reflecting his considerable power despite being hit by serious illness. [b]Li Keqiang, a protégé of Mr. Hu’s, is expected to get the state title of prime minister next spring, when Mr. Xi becomes president[/b]. Mr. Li and Mr. Xi were the only members on the departing standing committee who are remaining part of the group.

The other officials on the new committee in order of ranking and their expected portfolios are Zhang Dejiang, head of the National People’s Congress; Yu Zhengsheng, who will run a similar advisory body; Liu Yunshan, vice president and overseer of propaganda; Wang Qishan, the head of an anticorruption agency; and Zhang Gaoli, the executive vice premier, who helps manage the economy.

One princeling said earlier to be a contender for the committee, Bo Xilai, was felled last spring by a scandal after his wife was accused of killing a British businessman.

The lineup is stocked with conservatives and older officials. An unspoken age limit for party leaders means that several of them will retire at the next party congress, in 2017, at which point Mr. Xi might have an opening to get other allies appointed.

Xinhua announced that Mr. Wang is the new head of the party’s Central Commission for Discipline Inspection, a group charged with investigating corruption and other infractions.

For months, there was talk that Mr. Wang would get an economic portfolio, but he appears to have been pushed aside for that job, which some analysts have said bodes ill for further economic liberalization. But Mr. Wang’s network in the finance industry, where he has considerable experience, could be a powerful tool in corruption investigations.

Mr. Wang joins Mr. Xi as one of three or four princelings on the projected committee. The princelings are not a coherent political faction, and their ranks are rife with personal and ideological rivalries. Their family connections may mean a greater confidence with wielding power and pressing for bolder changes. At the same time, that class has grown wealthy off China’s political economy, in which officials and state-owned enterprises work together to reap benefits, often at the expense of private entrepreneurship. Even those princelings who support liberalizing the economy or the political system still believe in the primacy of the party, and their push for various reforms is seen as an effort to ensure the party’s survival.

These people around Xi Jinping who advise him and with whom he’s close, they do want reform, but on the condition that they maintain the rule of the Communist Party,” said Zhang Lifan, a historian and son of a former minister. “They consider the Communist Party and its rule a heritage from their fathers. So they’re not willing to risk losing it. They have limitations on how far they want reform to go.”

Mr. Xi will have to spend his first years building a power base, limiting the opportunity to make major policy moves. He might, however, support a further opening of the economy in his first five-year term, some political insiders said. If he or other leaders want to experiment with the political system, they would do that in his second term, even though true economic changes need political transformations as well.

Mr. Xi and the incoming leaders will also have to contend with the continuing influence of party elders, including Mr. Hu and Mr. Jiang. With the end of the 18th Party Congress on Wednesday, there are now about 20 retired standing committee members, and many of them want a say in major decisions.

But Robert Lawrence Kuhn, an American businessman who wrote an authorized biography of Jiang Zemin and remains close to senior officials, predicted Mr. Xi would surprise those expecting him to adhere to the status quo. The pressures on China to create a more sustainable economic system — one that relies less on investment in large projects and exports and more on domestic consumption and private business — will compel him to act soon. “The risks of not reforming are now higher than the risks of reforming,” Mr. Kuhn said.

0

5

Китаем будет править "великолепная семерка"
Генеральный секретарь Си Цзиньпин берет под контроль армию
2012-11-16 / Владимир Скосырев

Под занавес съезда КПК перед журналистами вчера предстали члены постоянного комитета политбюро, которые надзирают за повседневной жизнью страны. Новый генсек Си Цзиньпин шел первым из них. По мнению экспертов, руководство КНР останется коллективным. Но впервые за 35 лет избранный лидер сразу стал председателем Центрального военного совета. Это повышает его престиж и позволит держать в руках назначения и отставки генералов.

Вчера в зале Всекитайского собрания народных представителей на площади Тяньаньмэнь в Пекине состоялось представление нового руководства страны прессе. На сцену вышли семеро мужчин в строгих костюмах. «Великолепная семерка» состояла из членов постоянного комитета политбюро, избранного по окончании 18-го съезда Коммунистической партии.

Агентство Синьхуа сообщило, что с этого события началась новая эпоха в Китае. Сделаем скидку на несколько выспренный стиль официальных китайских публицистов. Но факт остается фактом. Лишь второй раз после победы революции в 1949 году китайские коммунисты провели передачу власти без потрясений, в плановом порядке.

Еще один важный момент. Си Цзиньпин, избранный генеральным секретарем, сразу после съезда получил и пост председателя Центрального военного совета. Эта должность дает ему возможность контролировать вооруженные силы и следить за назначениями и перемещениями генералов по служебной лестнице.

Последний раз такие полномочия были предоставлены председателю ЦК КПК Хуа Гофэну в 1976 году. Но он не оправдал доверия товарищей, проявил простоту и был в конце концов смещен.

К счастью, Си Цзиньпин заступает в должность в куда более стабильной обстановке, в условиях, когда экономика страны росла высокими темпами в течение трех десятилетий.

Но, как заявил на пресс-конференции новый лидер, это возлагает на руководство особую ответственность.

В мировой прессе обсуждается вопрос: насколько свободен будет Си в принятии решений? Или по существу руководство Поднебесной останется коллективным?

В беседе с «НГ» заместитель директора Института Дальнего Востока РАН Андрей Островский отметил, что «генеральный секретарь, который в будущем году займет и пост председателя КНР, будет обязан руководствоваться резолюцией и положениями отчетного доклада съезду, в которых четко прописаны задачи партии и правительства.

Одна из главных задач – повысить к 2020 году вдвое доходы населения. Судя по итогам предыдущих десятилетий, это вполне достижимая цель. Правда, через три-четыре года будет больше выходящих на пенсию, чем молодых людей, прибывающих на рынок труда. Эту проблему придется решать».

Не менее ответственная задача – борьба с коррупцией. В докладе съезду указано, что от этого зависит выживание государства. Си Цзиньпин и будущий премьер Ли Кэцян, юрист по образованию, развернут кампанию против злоупотреблений на систематической и долговременной основе.

Словом, у генсека серьезные полномочия, у него же ключи к решению многих кадровых вопросов как в госаппарате, так и в армии.

Но популярная среди западных журналистов версия о том, что «в новом руководстве Китая все решают «принцы», то есть привилегированные потомки лидеров революции, не верна. Различные группы в партии действительно существуют, но расхождения между ними вызваны не принадлежностью к разным кланам, а принципиальными разногласиями о путях развития государства».

Как и российский китаевед, некоторые китайские аналитики склоняются к мысли, что наиболее важные решения принимаются консенсусом. Си Цзиньпин и его ближайшее окружение хотят реформы политической системы, но при том условии, что правление Коммунистической партии сохранится, сказал газете New York Times историк и сын бывшего министра Чжан Лифань.

0

6

Новый состав руководства Китая и его переходный характер
Игорь Денисов 16.11.2012

В Китае завершился самый важный этап смены поколений в государственной элите. На пленуме ЦК компартии был избран новый генсек и сформированы руководящие партийные органы. Важнейший из них – Постоянный комитет Политбюро, который фактически определяет развитие страны. Подробности в репортаже корреспондента "Голоса России"
По случаю избрания нового руководства партийная газета "Жэньминь жибао" вышла с заголовками, набранными красными иероглифами. В правом углу газетной полосы - фотография, символизирующая процесс передачи власти - рукопожатие прежнего и нынешнего генсеков – Ху Цзиньтао и Си Цзиньпина. Ниже – фотопортреты семи членов Постоянного комитета. Из прежнего состава Постоянного комитета, который составлял 9 человек, в новом свои места сохранили только сам Си Цзиньпин и Ли Кэцян. В марте будущего года на сессии Всекитайского собрания народных представителей Си и Ли займут соответственно посты председателя КНР и премьера Госсовета КНР.

- Китай на пороге больших перемен

Это, пожалуй, единственный прогноз, который никто не подвергает сомнению. Аналитики, следящие за процессами в китайской элите, до марта будущего года без работы не останутся. И в фокусе их внимания будут пять оставшихся членов Постоянного комитета Политбюро, которых, по общему мнению, в целом можно отнести к умеренным консерваторам.

Ярким и последовательным реформатором из вновь избранных можно назвать разве что Ван Цишаня. Опытному экономисту, правда, придется курировать не модернизацию экономики, а программу борьбы с коррупцией и строительство "чистого правительства". Назначение Ван Цишаня на должность секретаря Центральной комиссии по проверки дисциплины у многих вызвало удивление. Однако вполне вероятно, что большой опыт работы в финансовой и банковской сфере позволит ему более эффективно бороться со злоупотреблениями чиновников, особенно с вывозом капиталов коррупционного происхождения за границу.

Самым крупным коррупционным скандалам этого года, безусловно, стало дело Бо Силая. Новичок в Постоянном комитете Политбюро Чжан Дэцзян свой карьерой косвенно обязан падению Бо. Чжан Дэцзян стал особенно часто упоминаться в китайских СМИ в последние несколько месяцев, так как именно ему достался пост отправленного в отставку секретаря чунцинского горкома. То, что именно Чжан Дэцзян был отправлен "разгребать" последствия чунцинского эксперимента, говорит о доверии к нему со стороны высшего партийного руководства. По мнению экспертов, Чжан Дэцзяну в марте 2013 года будет доверен пост главы Всекитайского собрания народных представителей.

Постоянный комитет Народного политического консультативного совета Китая скорее всего возглавит Юй Чжэншэн, до этого занимавший пост секретаря Шанхайского горкома. Как и его коллеги по Постоянному комитету Си Цзиньпин и Ван Цишань, Юй Чжэншэн относится к так называемой "партии принцев" - неформальной группировке высших чиновников – детей видных деятелей – соратников Мао Цзэдуна.

В новом политическом руководстве Юй Чжэншэну, который лишь на два года младше уходящего Ху Цзиньтао, скорее всего, будет доверена неформальная роль посредника, тесно связанного с предыдущими поколениями руководителей. Благодаря своим обширным связям, Юй Чжэншэн сможет согласовывать различные интересы, и эта его роль будет более значительна, чем достаточно церемониальный пост главы ПК НПКСК.

Внутрипартийные дела доверены Лю Юньшаню, до этого занимавшему пост заведующего Отделом пропаганды ЦК КПК. Начавший карьеру как журналист, Лю Юньшань имеет большой опыт работы в системе партийной пропаганды и слывет консерватором. По итогам прошедшего пленума Лю будет руководить работой секретариата ЦК, то есть он получил тот пост, который до 15 ноября этого года занимал Си Цзиньпин. Секретарь Тяньцзиньского горкома Чжан Гаоли вероятнее всего станет преемником Ли Кэцяна на посту вице-премьера Госсовета, фактически "второго лица" в правительстве. Но ни Лю Юньшаня, ни Чжан Гаоли эксперты пока не рассматривают в качестве перспективных кандидатов на высшие посты.

Парадокс нового Постоянного комитета Политбюро состоит в том, что фактически это переходный орган, призванный обеспечить плавную передачу властных полномочий от четвертого поколения к пятому. Доминируют в нем люди, не намного моложе уходящих в отставку Ху Цзиньтао и Вэнь Цзябао. Самыми молодыми в этом "генеральном штабе" партии являются два будущих первых лица в государстве – Си Цзиньпин и Ли Кэцян. Все их пять коллег покинут свои посты на следующем съезде в 2017 году, если конечно не изменятся нынешние ограничения по возрасту.

В любом случае, лишь через пять лет можно будет говорить о полной передаче власти более молодым руководителям поколения 1950-х. Пока же им придется делиться властью и слушаться поколение 1940-х. Умеренно консервативный характер нового партийного руководства также говорит о том, что прорывных реформ во время первого пятилетнего срока Си-Ли ждать не стоит. Точнее о расстановке сил в "пятом поколении" можно будет судить в будущем марте, когда вслед за партийными постами часть новых руководителей получат и новые государственные должности.

0


Вы здесь » ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ » Литва и другие страны » Смена власти в Китае