ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ

Объявление

ПЕРЕХОД НА САЙТ Fair Lawn Russian Club


Чтобы открывать новые темы и размещать сообщения, вам нужно зарегистрироваться! Это не отнимет у вас много времени, мы не требуем подтверждения по e-mail.
Но краткие комментарии можно оставлять и без регистрации! You are welcome!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ » Литва и другие страны » Новое расследование масштабов Холокоста в Литве


Новое расследование масштабов Холокоста в Литве

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Ирина Петерс

Опубликовано 07.06.2012 22:00

Ирина Лагунина: В Литве  специальная комиссия  Центра исследования геноцида и сопротивления устанавливает местный масштаб Холокоста и личности граждан, убивавших  евреев в годы Второй мировой войны.
    Обнародование списков убийц будет возможным только после их юридической оценки, однако уже сейчас историки признают, что в уничтожении еврейского населения Литвы местные жители  участвовали  не в качестве отдельных пособников нацистов - как считалось ранее - а массово.
   Об этих  - шокировавших литовскую общественность  - выводах исследователей рассказывает наш вильнюсский корреспондент Ирина Петерс

Ирина Петерс:  Всего за  годы  Второй мировой войны – в том числе летом 1941 года, еще до прихода фашистов в Литву,  – здесь было убито более 200 тысяч евреев.  Это  95 процентов местной еврейской общины, благодаря численности и глубине  традиций  которой  Вильнюс в довоенное время называли литовским Иерусалимом.
     Массовые убийства начались в Литве в июне 41-го. Почти все евреи из провинции были согнаны в гетто, где к середине ноября их расстреляли. В 1943-м оккупанты решили ликвидировать и гетто в крупных городах, к концу войны живыми в стране остались лишь 5 процентов местных евреев.
     Несмотря на массовость этих преступлений , до сих пор должного их расследования в Литве не проводилось. И вот теперь, спустя два года интенсивной работы, члены специальной комиссии близки к завершению первого этапа исследований.  А начались они после того, как в 2009 году на одном из израильских интернет-сайтов появился список из более, чем 4 тысяч фамилий  литовцев,  которые -  как там утверждалось -  являлись непосредственными участниками Холокоста.  Историки, проверив эти фамилии,  установили, что из них в массовых убийствах евреев могли участвовать  1034 человека.
     Давний  исследователь этой темы, историк Арунас  Бубнис в интервью газете  Lietuvos rytas  рассказал:  "У нас некоторые думают, что во время войны откуда-то появились подонки, чьими руками нацисты и проводили аресты и массовые убийства евреев. Однако исследования говорят о другом: хотя инициаторами и руководителями этого  «процесса» были, конечно, фашисты,  но в его реализации в значительной мере принимала активное участие литовская администрация.  Проблемой остается вопрос её численности.
     По-моему, участниками убийств следует считать тех, кто стрелял в жертвы либо охранял их во время расстрела. Эти люди после экзекуции должны были доставлять  одежду  и обувь убитых на склады, часть имущества присваивалась. Литовских полицейских батальонов было не менее 26 ,  ещё – участки общественной полиции, также – части полиции безопасности и криминальной полиции, отряды помощников в округах, в которых летом и осенью 1941 года могло служить несколько тысяч человек".
Директор Центра исследований геноцида и сопротивления жителей Литвы  Бируте Бураускайте  между тем  подчеркнула:  «Неверно считать,  как на это намекают некоторые средства массовой информации Израиля или Центр Визенталя,  что будто бы  чуть ли не все  литовские партизаны были связаны с Холокостом. Доказательств участия в убийствах евреев командиров партизан, боровшихся с советской властью ,  не обнаружено. Нас обвиняют и в том, что мы не возбуждаем уголовные дела  в отношении возможных преступников. Но мы не располагаем информацией о проживающих в Литве  убийцах евреев».
…Звучат мнения, что, если бы не было опубликования в Израиле нашумевшего списка,  может быть, не было бы и комиссии.

Бируте Бурайскайте:  Не совсем верно, этот список появился лет 10 назад. Беда в том, что наши исследователи слишком долго откладывали эту работу, не самую приятную…  Давно создали комиссию по изучению преступлений  сталинизма – тогда маятник был на этой стороне. Во время перестройки большое внимание на советский  режим было обращено, на преступления против нашего народа:  депортации, казни, смерти в концлагерях советских. Сейчас, по-моему,  этот период уже дольно хорошо изучен.  Но не изучались Холокост и коллаборационизм литовских полицейских структур.
    А израильский список мы начали изучать потому,  что это очень важно для общества – ведь в этом списке много ошибок.

Ирина Петерс:   Возможно ли опубликование фамилий людей, причастных к Холокосту?

Бируте Бурайскайте:  Мы бы хотели, чтобы это было сначала обсуждено специалистами. По презумпции невиновности после исторического исследований должны следовать  правовые выводы, должна этим заняться прокуратура. Только суд принимает решение о виновности человека.
      В обществе у нас об этом  очень разные мнения, мы получаем много откликов, писем, звонков. Я думаю, что объявление этих фамилий должно ещё подождать. Указать на конкретного виновного пальцем - это уже становится не так важно . Изучение корней – почему создалась такая ситуация , что привело людей к таким действиям – это нужно изучить.

Ирина Петерс:  Литовскому обществу необходимо такое очищение?  Изжить, проговорить трагичные моменты своей истории и закрыть эту тему.

Бируте Бурайскайте:  Я тоже так думаю, но сперва нужно признать факт, что так было, не бояться об этом говорить. Конечно,  это очень болезненная тема!   Многие говорят: я не причастен, и мои родственники не причастны к убийствам, почему  - только из-за того, что литовец – я должен считать себя в какой -то мере виноватым  за те события ?
    Как тяжело люди тогда эти события переживали, особенно женщины! Когда они в те времена слышали где-то выстрелы,  зная, что расстреливают евреев, дома падали на колени и молились… Но в Литве нашлось все же больше тысячи  убийц – это нужно признать, это наша беда и боль.

Ирина Петерс:  Масштабы совсем другие, но, наверное, это похоже на то, как самим литовцам в свою очередь  сейчас хотелось бы, чтобы, например, россияне,   хотя бы морально, признали за своей страной те преступления, которые в отношении стран Балтии совершил  Советский Союз?

Бируте Бурайскайте:  Это разные события по генезису и  масштабу жертв, но не признавать свои беды потому, что нам это неприятно – такой подход ведет в тупик. Морально мы должны этим переболеть.
    Антисемитизм бывает не только в Литве, просачивается это явление в истории. Самый большой виновник – это диктаторы, которые создают условия, чтобы  у людей рождались плохие мысли , провоцируют их на проявление нежелательных  инстинктов. Когда человек может абсолютно безнаказанно что-то  плохое делать с другим человеком, есть риск, что проявятся самые темные стороны личности. Поэтому человечество и придерживается  культуры, цивилизованности – чтобы этими инстинктами владеть. А правду знать, хоть и болезненную, нужно. Эта работа понемногу давно в Литве была начата, но она – затянувшаяся, слишком долго откладывали её. Как страус:  в песок голову, и думает, что все пройдет, как-то забудется. Не забывается.

Ирина Петерс:  В суждениях  руководителя еврейской общины Литвы Симонаса Альперавичюса,  который признает некоторый прогресс в отношении правительства к болезненным урокам истории,   чувствуется недоверие к проводимым нынче исследованиям.

Симонас Альперавичюс: Мы не знаем, кто участвует в этой комиссии, не до конца это все исследовано. Складывается впечатление, что с каждым годом тех, кто убивали, становится меньше. Я считаю, что данные, даже которые представлены израильской стороной, занижены. Неясно, кого считать убийцами. Представьте себе: стоит человек, где евреев закрыли в синагоге, и сторожит, чтобы они не вышли из этой синагоги, которую подожгли. Считать убийцей этого сторожа? В Литве более двухсот тысяч евреев, представляете, сколько нужно людей, чтобы такую массу убить, и более двухсот мест, где массово расстреливали, для такой маленькой страны. Только в Каунасе во время погромов, никто не считал людей, которых убивали, было совершено масса убийств.

Ирина Петерс:  Сомневаетесь в прозрачности и эффективности работы такой комиссии. Но разве сам факт ее появления не говорит о том, что для Литвы это все-таки шаг вперед в этом вопросе?

Симонас Альперавичюс: История – это правда о том, что было, а если это неправда, то она приносит только вред, не дает возможность до конца решить эту проблему.

Ирина Петерс:  Пишут, что участников Холокоста с литовской стороны уже живых в Литве нет.

Симонас Альперавичюс: Многих уже нет, но  в Литве не осужден ни один человек. История требует правды для примирения, для того, чтобы договориться как-то, нужна правда. Возьмите немцев, они признали свою вину и на этом практически кончилось. Мы не требуем возмездия, мы требуем только правды и покаяния. В свое время президент Бразаускас в Израиле сделал соответствующее заявление.

Ирина Петерс:  Некоторые считают, что этот  жест Литвы со стороны Бразаускаса уже был достаточен.

Симонас Альперавичюс: А некоторые прямо ополчились на него. Мне довелось участвовать в этом Кнессете в составе делегации и видел все. Когда он вернулся в Литву, началась такая кампания, в которой участвовали известные интеллигенты. Покаяние в мире всегда ценилось.

Ирина Петерс:  До этого не доходит?

Симонас Альперавичюс: Пока слабо.

Ирина Петерс:  В последнее время, надо признать, что литовское правительство делает шаги по пути примирения, возмещения   того жуткого ущерба, который был принесен еврейской общине, решение учредить фонд по возмещению ущерба.

Симонас Альперавичюс: Признаем, кое-что сделано, не все, но  большой шаг вперед правительством сделан. Выделены деньги пострадавшим от Холокоста. Это узники гетто, беглецы, которые были в том числе в лагерях, который на день войны оказались в Литве, независимо от того, где они проживают, им будет выплачена компенсация. Пока неизвестно, какая, потому что не собраны все данные, кто действительно пострадал.

Ирина Петерс:  Холокост на территории Литвы даже перед началом войны, возможность этому дал антисемитизм части литовского населения. Это явилось почвой. Насколько об этом можно говорить сейчас?

Симонас Альперавичюс: Имеется, он иногда проявляется и в печати, не только желтой. Сейчас привезли останки Амбразявичуса, который возглавлял временное литовское правительство в 41-м. Был известный человек, профессор. Но действия этого временного правительства оцениваются как антисемитские. Они поддержали конфискацию имущества, были настроены против евреев.

Ирина Петерс:  Тема антисемитизма, какую эволюцию вы здесь видите? Все-таки Литва в Европейском союзе уже восьмой год.

Симонас Альперавичюс: Влияет, но могло бы больше. Молодежь растет новая. Откуда антисемитизм? Это низкая культура.

Ирина Петерс:  Вы хотите сказать, что у молодежи уровень культуры выше?

Симонас Альперавичюс: Да, у городской молодежи.

Ирина Петерс:  Литва, такая страна, такой коридор, где проходили то красные, то белые. Еврейская община колоссально пострадала от действий фашистов. В процентном отношении больше всех в Европе.

Симонас Альперавичюс: Да, я думаю.

Ирина Петерс:  На другую чашу весов можно ли поставить ущерб, который понесла община от действий советских властей? При том, что  Красная армия освобождала евреев из концлагерей.

Симонас Альперавичюс: Евреи от советского режима тоже пострадали. Хотя об этом мало говорят, но евреи массово, даже среди моих друзей, были высланы в Сибирь. Это касается моего дедушки.

Ирина Петерс:  Кстати, судьбе должен сказать спасибо самый богатый человек России Роман Абрамович, дедушка и бабушка которого таким странным поворотом спаслись от нацистского уничтожения, их выслали в Сибирь.

Симонас Альперавичюс: Сталинский режим убивал всех подряд, невзирая, еврей ты, цыган, и русские пострадали от этого режима, и литовцы, конечно. Тут убивали специально евреев. Сейчас попытка делается уровнять нацизм и сталинизм. Они оба бесчеловечные, оба террористические, но я никогда бы не поставил между ними знак равенства.

0

2

zman.com 13.12.2012 19:21
Вместо правды о Холокосте – мифы о спасении евреев
Ни я, ни моя жена Анита не являемся исследователями Холокоста. Мы просто чудом выжившие его свидетели. До конца дней своих мы будем считать Праведников Святыми людьми, единственным лучом света в темном царстве «бразайтисов», «импулявичюсов» и «лилейкисов».

В 1998 году декретом Президента Литвы была создана «Международная комиссия по оценке преступлений нацистского и советского оккупационных режимов в Литве». Никто не сомневается, что эти режимы имеют много общего, а преступления нуждаются в объективной, непредвзятой оценке. Но я никогда не соглашусь с идеей фикс председателя этой Комиссии Э. Зингериса о полной тождественности этих режимов, с попытками поставить знак равенства между Холокостом и преступлениями Сталина против литовского народа. Впрочем, «казенного» (ангажированного властью) еврея Зингериса мое мнение вряд ли интересует.

В последнее время предпринимаются попытки массовой реабилитации коллаборационистов (из-за недостатка доказательств их вины), а также их героизации. Одновременно создаются и распространяются мифы о спасении евреев. Хочу рассказать миру, кем и как это делается. Никакой отсебятины, только чистые факты!

15-16 ноября в помещении Сейма Литвы упомянутая Комиссия провела Европейский форум «Единая Европа – единая история», в котором приняли участие представители не только всех стран Европейского союза, но и бывших советских республик – России, Украины, Белоруссии, Молдавии и др. Остановлюсь подробно на докладе заместителя директора Комиссии и организатора программ просвещения г-жи И. Вилькене. Именно так представил ее председательствовавший д-р Н. Шепетис, добавив, что она «не только создает программы обучения, но и доводит до ума, заставляет мыслить учителей истории».

В заключительной части своего выступления г-жа Вилькене подробно, в течение 4 мин. 57 сек, пересказывала историю литовской семьи, которая «в огромном бункере, выкопанном своими руками, в течение трех лет спасала 43 (сорок три!) еврея». Эту историю она якобы «услышала на конференции, посвященной 70-летию уничтожения Тяльшяйского гетто. В конференции приняли участие 200-300 старшеклассников из всех школ города и очень много учителей». При этом г-жа Вилькене так красочно описывала детали, будто сама была свидетелем тех событий. Участники Форума узнали, что «главе семьи было в то время примерно 30-32-35 лет, а его жена была беременна» и что «в бункере родилась девочка, так что, на самом деле, спасенных было не 43, а 44», и «хотя сами были небогаты, но всем давали кушать, а по ночам выводили подышать свежим воздухом».

Мне показалось, что я плохо расслышал число 43. Поэтому после доклада я встал и сказал: «Сожалею, но мне никогда не приходилось слышать о «литовской семье, которая в огромном бункере, выкопанном своими руками, в течение трех лет спасала 43 (сорок три!) еврея. Не могли бы Вы назвать фамилию этой семьи?» Последовал фантастический ответ: «ТЕПЕРЬ НЕ ПОМНЮ».

С полной ответственностью заявляю: этой литовской семьи в действительности не существовало! Это чистейшей воды миф, запущенный в свет с высокой трибуны международного Форума официальным лицом, представленным как «заместитель директора Комиссии и организатор программ просвещения»! Все остальное – несущественные детали.

В связи со сказанным я хотел бы получить ответы на три вопроса:
1. Как теперь известить всех участников Форума о том, что вместо объективной информации им подсунули, извините за грубость, полную чушь? 2. Как теперь сообщить сотням литовских школьников, что при изучении Холокоста им излагали не факты, а мифы? 3. И главное, а можно ли теперь, вообще, доверять материалам этой Комиссии?

P.S.
1. Моя бабушка Рахиль и дедушка Ицхак, многочисленные родственники со стороны матери нашли свой вечный покой в Понарах. Я чудом пережил Шоа. Невероятная история моего спасения могла бы стать сюжетом фильма.

2. Гирш, отец моей жены, и ее дедушка Иосиф погибли в концлагере Дахау, бабушка Стерле – в Саласпилсе. Моя жена Анита – бывшая узница (Ausweis # 4426) Каунасского гетто. Ее, напичканную снотворным, в мешке с гнилой картошкой вынесла из гетто Праведник народов мира Бронислава Криштопавичене, (Зихрона левраха).

Пинхос Фридберг
Copyright ©2007 - 2010 Израильское информационное агентство. All rights reserved.

0

3

algemeiner.com JANUARY 15, 2013 2:53 AM
Instead of Truth about the Holocaust – Myths about Saving Jews

Neither I nor my wife Anita are specialist researchers of the Holocaust. We are simply witnesses saved by a miracle. Until the last days of our lives we will consider the Righteous to be saints, the only ray of light in the darkest world of murderers and collaborators, like Juozas Brazaitis–Ambrazevičius, Antanas Impulevičius and Aleksandras Lileikis.

In 1998, the International Commission for the Evaluation of Crimes of the Nazi and Soviet Occupation Regimes in Lithuania was formed by decree of the president of Lithuania.

Everybody agrees that these two regimes have a lot in common and their crimes need objective and unbiased evaluation. However, I will never agree with the idée fixe of the president of this commission, Mr Emanuelis Zingeris, about the complete identity of these regimes, with attempts to equate the Holocaust and Stalin’s crimes against the Lithuanian people. However, my opinion will hardly be of interest for Mr Zingeris, a Lithuanian politician of Jewish descent. To my mind, the authorities are using his Jewish descent.

In recent years, attempts for the mass rehabilitation of Nazi collaborators have been made in Lithuania. Some collaborators were even reburied with military honors like national heroes. Simultaneously, myths about Jews are being created and disseminated. I’d like to share with the world by whom and how this is done. No fiction, just pure facts.

The commission mentioned above held a European forum at the Lithuanian Parliament on November 15-16 titled “United Europe – United History.” All of the countries of the European Union took part, together with former Soviet republics such as Russia, Ukraine, Belarus, Moldavia, and others. I’d like to draw your attention to a report given by Mrs I. Vilkienė, deputy director of the commission and coordinator for educational projects. That is how she was introduced by the chairman, Dr N. Šepetys, who added that “she doesn’t only create curricula but also gets teachers of history into shape and makes them think.” I bring your attention to two audio files accompanying my article: a eulogy from Dr Šepetys to Mrs Vilkienė (attachment 1) and the final part of her speech (attachment 2). I am doing this for two reasons: firstly to avoid accusations of malicious libel against the commission, and secondly to give those readers who know Lithuanian a chance to “enjoy” her speech. Others, unfortunately, will have to content themselves with the quotes in the text. I cannot add simultaneous interpretation of her speech, as its speed considerably exceeds the abilities of  my interpreter.

In the final part of her speech, Mrs Vilkienė took 4 min. 57 sec. to present a detailed story of a Lithuanian family who “saved 43 (forty-three!) Jews over the course of three years in a huge bunker that was dug with the family’s own hands.” She said she had “heard the story at a conference dedicated to the 70th anniversary of the extermination of ghetto in the town of Telšiai. About two or three hundred high schools pupils and lots of teachers from the schools in and around Telšiai took part in the conference.” Mrs Vilkienė described the details of the story with brilliance, as if she was a real witness of the events. The participants of the forum were told that “the head of the family was 30-32-35 years old and his wife was pregnant” and “a girl was born in the bunker, so actually there were 44 saved, not 43.” “Although the family wasn’t rich, they fed everyone, and took the people from the bunker for fresh air at night.”

I thought I misheard the number 43. So after the speech I got up and said:

“Unfortunately, I’ve never heard of a Lithuanian family who saved 43 (forty three!) Jews in the course of three years in a huge bunker that was dug with the family’s own hands. Could you please give their surname?”

A fantastic answer followed:

“I can’t remember now!”

With full responsibility I can assure you: this Lithuanian family did not exist. This is pure myth running in the light of the high tribune of an international forum. Moreover, it was created by an official introduced as the “deputy director of the commission and coordinator for educational projects.” All the rest are minor details.

In relation to what has been said, I’d like to receive answers to three questions:

How to inform all the participants of the forum that instead of objective information they were palmed off with complete nonsense?

How to inform hundreds of Lithuanian pupils that while learning about the Holocaust they are given myths, not facts?

And, most importantly, can we trust any of the materials of the commission?

PS:

My grandmother Rahil, grandfather Itshak and numerous relatives from my mother’s side found eternal rest in Paneriai. I myself have lived through the Shoah. The story of my rescue is unique and could be the plot of a film.

Girsh, my wife’s father, and her grandfather Joseph died in Dachau, her grandmother Sterle in Salaspils. My wife Anita was a prisoner (Ausweis #4426) of the Kaunas Ghetto. Subdued by a sleeping pill, she was taken out of the ghetto in a bag of rotten potatoes by Righteous among the Nations Bronislava Krištopavičienė, zikhroyno livrokho.

This article was originally published by defendinghistory.com.

0

4

Пинхос Фридберг

Встречный вопрос литовскому журналисту Артурасу Рачасу

13 декабря 2012 года zman.com опубликовал мою статью «Вместо правды о Холокосте – мифы о спасении евреев». Она была перепечатана рядом изданий, переведена на литовский и английский языки. Принципиально, что статью перепечатал официальный сайт общины евреев Литвы.

В ней я рассказал, как с трибуны Европейского форума «Единая Европа – единая история» заместитель директора «Международной комиссии по оценке преступлений нацистского и советского оккупационных режимов в Литве» и организатор программ просвещения г-жа И.Вилькене запустила миф о литовской семье, которая «в огромном бункере, выкопанном своими руками, в течение трех лет спасала 43 (сорок три!) еврея».

Вместо того, чтобы сразу принести публичные извинения за недостоверную информацию и закрыть вопрос, начали искать способ, как меня «укусить». А за что же? Я ведь только добросовестно пересказал содержание выступления г-жи Вилькене. В этом нетрудно убедиться, прослушав имеющийся в интернете mp3 файл. Единственное, за что меня, действительно, можно «укусить», так это за преуменьшение размера бункера. На самом деле, он был не просто огромный, а огромный огромный (лит: didziuli didziuli)!

Я убежден, что дальнейшая эскалация этого вопроса в прессе нанесет непоправимый ущерб имиджу Литвы. И вина за это ляжет на тех, кто пытается любыми силами защитить честь своего мундира.
В моем распоряжении имеются уникальные документы - 4 DVD диска с видеозаписями всех заседаний Форума. Они позволяют легко подтвердить достоверность всех цитат. Точно такие же диски были отправлены в Европейскую Комиссию в качестве отчета о проведенном мероприятии. Прежде, чем приступить к написанию статьи «Вместо правды…» я провел тщательное расследование: как в известной русской сказке про «Репку» («жучка за внучку, внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку…») узнавал номера телефонов и двигался по цепочке. Я могу подтвердить каждое свое слово.

Повторяю последний раз: литовской семьи, которая «в огромном бункере, выкопанном своими руками, в течение трех лет спасала 43 (сорок три!) еврея», в природе не существовало. Это то, что я говорил и ранее. Установить, имеются ли в моем утверждении признаки клеветы может только суд. За словесную шелуху, которой оно обросло, и рассылаемый по редакциям спам я ответственности не несу.

10 февраля - через два месяца после появления моей статьи «Вместо правды…» - в блоге racas.lt появилось открытое письмо учительницы истории г-жи Буцявиче. Его сопровождает комментарий с весьма характерным названием: «Милейшие еврейские «профессора», ваш антисемитизм уже задолбал: посвящается Пинхосу Фридбергу». Здесь и ниже все цитаты приводятся в переводе с литовского. История появления этого письма описана в моей статье «Хроника одной провокации в фотографиях» (на английском языке).

Позволю себе процитировать последний абзац этой статьи: «Привести фотографию этого комментария не могу, так как настройки моего фотоаппарата не воспроизводят базарной лексики".

Я бы никогда не опустился до ответа автору упомянутого опуса, если бы случайно не узнал, что этот блогер Рачас не просто журналист, а еще и директор балтийского информационного агентства BNS (Baltic News Service).
Поэтому я просто обязан привести образцы его лексики.

Об Эфраиме Зуроффе: «если бы Израиль действительно волновали примирение и хорошие отношения, то Э. Зурофф давно должен был сидеть в темнице вместе с террористами "Хизбаллы". Пожизненно и без права на амнистию».
Обо мне: «Послушайте, милый Пинхос, называющий себя «профессором». Мой первый вопрос к Вам был бы очень простым: а сколько евреев во время Холокоста спасли Вы? Мое предположение было бы таково: ноль. И поэтому мой ответ на заданные Вами три вопроса (см. статью «Вместо правды…») очень простой:засуньте в рот кляп, залезьте под стол и молчите.
Потому что Вы не имеете права морализировать и считать спасенные головы».

После такого предложения у «профессора» (кавычки принадлежат автору комментария) возник встречный вопрос: "А сколько евреев во время Холокоста спас Ваш дедушка?".

PS. Я всегда стараюсь придерживаться принципа презумпции невиновности: в моем вопросе у слова СПАС кавычки отсутствуют.

На фото: Эфраим Зурофф (слева) и Пинхос Фридберг
Фото с сайта lrytas.tv.

ZMAN.com

Отредактировано admin (2013-04-09 14:22:53)

0

5

Pinchos Fridberg

A Counter-Question for the Lithuanian Journalist Artūras Račas

On December 13, 2012, the Russian-language Zman.com published my article "Instead of the Truth About the Holocaust — Myths About Saving Jews." It was republished by a number of periodicals, and appeared also in Lithuanian and English. It is essential that the article has been published also on the official website of the Lithuanian Jewish Community.

In it I described how from the platform of the European Forum "United Europe - United History", held last November at the Lithuanian parliament, the deputy director of the "International Commission for the Evaluation of the Crimes of the Nazi and Soviet Occupation Regimes in Lithuania" and organizer of educational programs, Ms. I.Vilkienė, presented as fact a myth about a certain Lithuanian family who had supposedly saved 43 (forty-three!) Jews "in a huge bunker, dug with their own hands, for three years."

Instead of an immediate public apology for having provided unreliable information at an international conference on this subject, and closing the matter, the Commission started looking for a way to discredit me personally.
But what for? I only meticulously repeated the contents of Ms. Vilkienė's speech. One can easily realize this is true by listening to the mp3 file which exists on the Internet and is provided with my article. The only thing I can really be “corrected” on is the understatement of the size of the bunker. In fact, it was not just huge, it was, in the deputy director’s speech to the international conference “huge-huge” (Lithuanian: didžiulį didžiulį!)…

I am convinced that further escalation of the issue in the press will cause irreparable damage to the image of Lithuania. And the blame for this will fall on those who are trying to defend the “honor of the regime” by any means.
There are unique documents in my possession, including four DVD discs with video recordings of all the Forum meetings. They make it easy to confirm the accuracy of all the quotes. The exact same discs were sent to the European Commission as a record of the event. Before writing the article, "Instead of the Truth ..." I made a thorough investigation. As in a well-known Russian tale “The Turnip" ("the dog pulls the granddaughter, the granddaughter pulls the grandmother, the grandmother pulls the grandfather, grandfather pulls the turnip ..."), I found the phone numbers and moved along the chain. I can confirm every word of mine.

I repeat for the last time: there never ever existed a Lithuanian family, which “had saved 43 (forty-three!) Jews in a huge bunker, dug with their own hands, for three years”. This is what I said earlier. Only a court trial can determine whether there are traces of slander in my statement (as has been implied in some published responses). I bear no responsibility for the ensuing nonsense my statement provoked and the spam being sent around to the media.

On February 10th, two months after my article "Instead of the Truth ..." was published — an open letter of a history teacher Ms. Bucevičė, appeared on the blog Racas.lt (also available in English), accompanied by a commentary with a very characteristic title: "Most Charming Jewish "Professors", Your anti-Semitism has Already Driven Everyone Up the Wall: dedicated to Pinchos Fridberg." All the quotations here and below are translated from Lithuanian. The story of the letter's publication is described in my article, "Chronicle of the Provocation in Pictures" (also in English).

Let me quote the last paragraph of this article: "I cannot provide the photo for this comment, as the settings of my camera do not reproduce vulgar vocabulary."

I would never stoop to reply to the author of the above mentioned opus, if I had not learned by accident that that blogger Račas was not just a journalist, but also the head of the Baltic News Service — BNS. This is why I simply have to cite the samples of his language.

About Efraim Zuroff Mr. Račas has this to say: "If Israel was really concerned about reconciliation and good relations, E. Zuroff must have been in jail alongside "Hezbollah” terrorists long ago. For life, and without the right to pardon."

About me: "Listen, dear Pinchos, who calls himself a "professor". My first question to you would be very simple: how many Jews did you save during the Holocaust? My guess would be as follows: zero. Therefore, my answer to the three questions posed by you (see "Instead of the Truth ...") is very simple: stick a gag in your mouth, get under the table, and shut up. Because you have no right to moralize and count the saved heads. "

After such a proposal, the "professor" (the quotation marks belong to the author of the comment) comes up with a counter question: "How many Jews during the Holocaust did your grandfather save, Mr. Račas?"

PS. I always try to stick to the principle of the presumption of innocence. Therefore in my question the word save doesn't have any quotation marks.

Pictured: Efraim Zuroff (left) and Pinchos Fridberg
Photo from lrytas.tv.

originally published in Russian in: Zman.com

Отредактировано admin (2013-04-09 14:26:49)

0

6

Pinchos Fridberg Provides Chronology of a Provocation
14 February 2013
O P I N I O N

by Pinchos Fridberg

Translator’s note: The original article in Lithuanian with all the graphics is available at http://defendinghistory.com/vienos-prov … nika/49453

An email was sent to the Lithuanian Jewish Community at the end of the work-day on February 5, 2013:

From: Janina Bucevičė siwe22@gma…. Sent: 4:56 P.M. February 5, 2013 To: info@lzb… Subject: response to article Hello, I read Pinchos Fridberg’s article on your internet publication which refers to a conference I organized. I would like to correct certain facts in that article. For that reason I come to you with an open letter. Thank you. Respectfully, Janina Bucevičė attached: Janina Bucevičė.doc

The email contained as an attachment an open letter, a portion of which you can see below:

Janina Bucevičė, history teacher, Telšių Vyskupo Vincento Borisevičiaus gimnazija [Telsiai Bishop Vincentas Borisevicius Gymnasium] contact: telephone 8 682 27662 email: siwe22@gma… To: The Lithuanian Jewish Community Pylimo g. 4, Vilnius OPEN LETTER Telšiai, Lithuania February 5, 2013  Regarding an Apology for the Lack of Respect to Rescuers of Jews and Holocaust Victims I address you concerning the article by Pinchos Fridberg which has been on the English version of the Lithuanian Jewish Community’s webpage (lzb.lt/en) for several weeks now called “Instead of Truth about the Holocaust – Myths about Saving Jews.” The author in the article talks about a conference I organized [which was held] on October 12, 2011, for students and teachers to mark the 70th anniversary of the Telsiai ghetto, in which Jadvyga Stulpinaitė, the daughter of rescuers of Jews, shared her memories and told how her parents and neighbor families saved Jews in the Žemaičių Kalvarija rural district in the Telsiai district during the period of the Nazi occupation. This is a well-known and well-documented story…

Ms. Bucevičė strongly criticized my article in her open letter. On February 7, advisor to the chairperson Renata Andrašiūnienė forwarded to me Ms. Bucevičė’s letter with a request to respond to it, and to inform temporary acting Lithuanian Jewish Community chairperson Faina Kukliansky and executive director Simonas Gurevičius of this.

Lithuanian Jewish Community attachment 7 February (5 days…) To: Me, Faina, Simon… Dear Pinchos, The LJC has received the letter you forwarded from Ms. Bucevičė. Could you comment upon it and respond to it. Thank you in advance, Renata Andrašiūnienė Advisor to the chairperson

I replied to Ms. Bucevičė the very same day and informed the heads of the LJC of that response.

A Brief Response attachment           7 February From: pinchos fridberg <pfridberg@… To: siwe22, info, simon, faina…   Good evening, honorable Janina Bucevice,   The Lithuanian Jewish Community has forwarded your open letter to me. If it is posted on the LJC website, I will necessarily respond to it. Because before I wrote that article I did exhaustive research and I stand fully behind every word.   For that reason I would like to recommend you again read carefully my article (the link to the original is http://www.zman.com/news/2012/12/13/140933-print.html ) and to listen carefully to the two attached audio files.   If you have forgotten out conversation (on December 9 at 6:01:51 P.M. lasting 3 minutes on the OMNITEL [mobile provider] number 37068227662), I would like to remind you that to my question, “Have you ever heard about a Lithuanian family who protected and rescued 43 Jews for three years in a bunker they built with their own hands?”, you responded: “What’s the difference if it was 43 or 30, what’s important is that they rescued them.” After my response, “These are not sheep, but my people, and I want to know exactly,” you hung up on me.   I would suggest you contact BITE Lietuva UAB [another mobile provider] so they might provide a recording of the conversation. I consent to it being posted publicly on the internet.   Please be so kind as to also please read the copy of the letter by father Andriejus Sabaliauskas.   Respectfully, Professor Pinchos Fridberg   attachments: copy of letter from father Andriejus Sabaliauskas audio file of Nerijus Sepetis audio file of Ingrida Vilkiene

Please pay close attention to the text of my letter. There is not a rude word in it. Here is one of the attachments to that letter:

From: Andrius Sabaliauskas <andrius.sabaliauskas@…             December 10, 2012 To: me Dear sir, Having listened to the audio recording received from you, I can only say that this is the first time I’ve heard this number of rescued Jews and I have not heard this number before. Most likely an error occurred which the honorable Vilkiene made in her report. Unfortunately I cannot say anything more than that. Jadvyga Stulpinaite Blazienė’s email is jadvyga.blaziene@… Izraela Blataitė (of Telšiai) was rescued and raised by the Stulpinas family and was born in the bunker, and currently lives in Israel, email israela_blat@… She and her sisters are living witnesses to these events. Respectfully and with the best wishes, Father Andriejus Sabaliauskas

Here are the other two attachments to the same letter, two audio files: LT. Nerijus Sepetis:    http://defendinghistory.com/wp-content/ … g-2012.mp3 LT. Ingrida Vilkiene:  http://defendinghistory.com/wp-content/ … g-2012.mp3 Here is my thank-you letter to the honorable Mr. Sabaliauskas for his reply:

A&SchF FUND <wilne@… To: Andrius                           December 10, 2012 Thank you, honorable Mr. Sabaliauskas, for your answer. I have long known that Jadvyga’s parents are Righteous Gentiles. They are Holy People to our people. Concerning Vilkienė’s talk, it is hardly likely this was a mistake. She had the opportunity to correct it when I said I had not heard of this family which rescued 43 Jews for three years. But she didn’t do that. I have the recording. It doesn’t really matter how this myth came about. What is important is that an official person from the Commission spread it from the podium of the Forum. Respectfully, Pinchos Fridberg

Instead of answering me, and thus likely having all the material posted on the LJC website, Ms. Bucevičė sent her open letter to the racas.lt blog. On February 10, Mr. Račas posted her open letter along with his own commentary. I cannot provide a screen-shot of his commentary because my camera settings do not include an option for impolite language. For those who may wish to satisfy their own curiosity, I provide the link: http://racas.lt/mieli-zydu-profesoriai- … -fridberg/

Отредактировано admin (2013-04-09 14:31:32)

0

7

ПИНХОС ФРИДБЕРГ

НЕ ПОРА ЛИ ИЗВИНИТЬСЯ АВТОРУ МИФА?

Уважаемый г-н Редактор,

13 декабря 2012 года портал zman.com опубликовал мою статью «Вместо правды о Холокосте – мифы о спасении евреев». Ее перепечатали несколько сайтов, в том числе и newswe.com. Специально для Вашего сайта я прислал свою фотографию и добавил одну важную фразу. Принципиальный момент: статью перепечатал (RU, EN) официальный сайт общины евреев Литвы (ОЕЛ).

Вместо того, чтобы сразу принести публичные извинения за недостоверную информацию и закрыть вопрос, начали искать способ, как меня «укусить». Спросите почему? Отвечу: потому, что статья заканчивается тремя не совсем удобными вопросами.  Необходимо отдать должное литовскому журналисту Рачасу, который не стушевался и ответил весьма просто и откровенно:

«Послушайте, милый Пинхос, называющий себя «профессором». Мой первый вопрос к Вам был бы очень простым: а сколько евреев во время Холокоста спасли Вы? Мое предположение было бы таково: ноль. И поэтому мой ответ на заданные Вами три вопроса очень простой: засуньте в рот кляп, залезьте под стол и молчите».

5 февраля в конце рабочего дня в электронную почту ОЕЛ поступило «Открытое письмо» учительницы Буцявиче, в котором она резко критиковала мою статью. 7 февраля референт председателя ОЕЛ  переслала его мне для ответа, поставив об этом в известность руководителей ОЕЛ. В тот же день (!) я ответил  г-же Буцявиче, также известив руководителей ОЕЛ. Вместо того, чтобы ответить мне, после чего весь материал был бы наверняка опубликован на сайте ОЕЛ, г-жа Буцявиче направляет свое открытое письмо в блог racas.lt.

10 февраля появляется беспрецедентная по степени хамства статья Рачаса  (LT, EN) с характерным названием «Милейшие еврейские «профессора», ваш антисемитизм уже задолбал: посвящается Пинхосу Фридбергу». Одновременно упомянутая г-жа публикует  свое письмо на официальном сайте «Международной комиссии по оценке преступлений нацистского и советского оккупационных режимов в Литве»,  а ее исполнительный директор г-н Рачинскас от имени Комиссии тут же рассылает его по всем редакциям, опубликовавшим мою статью. В своем сопроводительном письме он пишет, что «у ОЕЛ не хватило гражданской смелости должным образом отреагировать на сложившуюся ситуацию и извиниться за совершенную ошибку, и хотя бы на своем сайте опубликовать открытое письмо учителя Буцявиче».

Позвольте спросить, за какую ошибку должна извиняться ОЕЛ? Разве г-жа Вилькене является членом общины? Специально для г-на Рачинскаса привожу текст письма, которое 10-го декабря 2012 года прислал мне уважаемый мною ксендз Андреюс Сабаляускас:

Прослушав присланный Вами аудио файл, могу сказать лишь, что об упоминаемом количестве спасенных евреев слышу в первый раз и такого числа не слышал. Вероятно произошла ошибка, которую уважаемая г-жа Вилькене сделала в своем докладе. Сожалею, но больше ничего прокомментировать не могу.

Факты – упрямая вещь! Что же касается слов «хотя бы опубликовать», то существуют общепринятые правила публикации мнения читателя на уже опубликованные материалы.  Даже, если этот читатель озаглавил свое мнение открытым письмом. Эти правила весьма просты. Получив письмо читателя, редакция пересылает его автору для ответа. Получив последний, редакция принимает решение о публикации письма читателя, либо ему посылается мотивированный отказ. И лишь после получения оного читатель получает моральное право посылать свое письмо в другое издание.

Все произошедшее подробно описано в моих статьях «Хроника одной провокации в фотографиях» (EN, LT) и «Встречный вопрос литовскому журналисту Артурасу Рачасу» (RU, EN).

25 февраля в общину поступило письмо, как две капли воды похожее на открытое письмо г-жи Бучене. Его авторами являются проживающие в Израиле сестры Либа Розенталь и Исраэла Блат. Они вообще не стали дожидаться ответа ОЕЛ, а сразу разослали свое письмо по тем же адресам, что и г-н Рачинскас.  Привожу  текст этого письма:

Ответ на статью господина Фридберга” Вместо правды о Холокосте – мифы о спасении евреев”.

Мы, Либа Розенталь и Израэла Блат (эта, которая родилась в бункере), дочери Мириам и Моше Блат, пишем Вам от имени 25 евреев спасенных Страуписами Юзасом и Брониславой с помощью Керпаускасов  Юзаса и Адолфины, Cтулпинасов Бронислава и Оны, Даусинене Стасе от уничтожения во время Холокоста.
Господин Фридберг в своей статье отрицает существование нас –спасенных и наших спасателей: “Я могу вас заверить: эта литовская семья несуществует”.

Мы хотим чтобы все знали что Семья существует и что мы, наши дети и внуки будем вечно благодарны за протянутую руку помощи в жесточаишие времена.

Они прятали нас 3 года, кормили, обеспечивали все наши нужды и самое главное нашу безопасность. Они ставили под угрозу свою жизнь и жизнь своих близких.

Все наши спасатели признаны Яд Вашемом- Ведомством по Увековечиванию  Мучеников и Героев Холокоста “Праведниками Мира”.

Мы и наши семьи будем помнить и ценить до конца наших дней  героический самоотверженный поступок наших  спасателей. Господин Фридберг причинил нам и самое важное нашим спасателям глубокую душевную боль.

От имени спасенных евреев: семьи Блат, семьи Каплан и семьи Фактор мы просим прощения у наших спасателей за оскорбление нанесенное  господином Фридбергом. Мы ожидаем, что он наидет в себе силы признать свою ошибку и извиниться.

Liba Blat Rosenthal                   Israela Blat
Jerusalem                                    Tel –Aviv
Israel                                                                                          25.02.13
------------------------------

28 февраля – на следующий день после получения письма сестер – я направил в  ОЕЛ свой ответ:

Уважаемые Liba и Israela!

В отличие от вас, я пишу только от своего имени. А не от имени  двухсот тысяч невинно убиенных соплеменников, среди которых мои бабушка и дедушка, отец моей жены, ее бабушка, дедушка и еще десятки наших близких родственников.

Если бы вы не были людьми, пережившими Холокост, я бы не стал вдаваться в подробности, а ответил вам коротко и ясно: установить, имеются ли в моей статье «Вместо правды о Холокосте – мифы о спасении евреев» элементы клеветы, может только суд.

Мне не за что извиняться, потому что никакой ошибки я не совершал.

Мне очень жаль, что вы последовали за учительницей Буцявиче, выдернули из моего текста фразу “Я могу вас заверить: эта литовская семья не существует” и повторили ее измышления.

Позволю себе процитировать отрывок своей статьи:

Мне показалось, что я плохо расслышал число 43. Поэтому после доклада я встал и сказал: «Сожалею, но мне никогда не приходилось слышать о «литовской семье, которая в огромном бункере, выкопанном своими руками, в течение трех лет спасала 43 (сорок три!) еврея. Не могли бы Вы назвать фамилию этой семьи?» Последовал фантастический ответ: «ТЕПЕРЬ НЕ ПОМНЮ».
С полной ответственностью заявляю: этой литовской семьи в действительности не существовало!

А вы хотите сказать, что семья со всеми перечисленными г-ой Вилькене параметрами существовала?  Вы можете себе представить, как муж с беременной женой мог выкопать  (лопатой!)  «огромный - огромный (лит: didziuli, didziuli) бункер», в который поместились 43 человека? И как в течение трех лет (!) им «всем обеспечивали санитарные условия»?  И как «не совсем богатые люди» «все это время готовили пищу и давали всем кушать»? Если  ваши ответы на мои вопросы утвердительные, то, извините за грубость, вы ничем не отличаетесь от сказочницы Вилькене!

А теперь – главное.  Разве я где-то утверждал, что литовцы не спасали евреев? Ведь мою жену Аниту – узницу (Ausweis #4426) Каунасского гетто – спасла литовка Бронислaва Криштопавичене,  да будет благословенна память о ней (zichrono lebracha).  И не только ее, а еще троих евреев, детей которых мне удалось разыскать лишь в 2010 году.

Прежде чем писать свое письмо, вам следовало хотя бы прочитать первый абзац моей статьи:

До конца дней своих мы будем считать Праведников Святыми людьми, единственным лучом света в темном царстве «бразайтисов», «импулявичюсов» и «лилейкисов».

Обвинять меня в неуважении к Праведникам – это кощунство! Но я не собираюсь объяснять вам, что дает мне право на такое утверждение. Не хотите –  не верьте. Продолжайте и далее лить воду на мельницу г-д  Рачаса и Рачинскаса.

А знаете, как учительница Буцявиче – автор открытого письма, как две капли воды похожего на ваше, ответила на мой вопрос «слышала ли она о литовской семье, которая в огромном бункере, выкопанном своими руками, в течение трех лет спасала 43 (сорок три!) еврея»?  Она сказала: «какая разница 43 или 30, важно, что спасали». Уж не в этих ли словах кроется ответ на вопрос, как могло случиться, что в Литве было уничтожено ПОЧТИ ВСЕ еврейское население?

Вдумайтесь, Liba и Israela, в ответ Буцявиче. И извинитесь за свое письмо.

Если, конечно, оно не заказное…

С уважением, Пинхос Фридберг
------------------------------------

P.S.
1. На Вашем сайте я впервые привожу фрагменты из трех писем (их полные копии у Вас имеются), которые посылал начальнику отдела Праведников (Righteous Gentiles Department) Государственного еврейского музея им. Вильнюсского Гаона г-же Дануте Сельчинской. Мои письма к ней в комментариях не нуждаются.
21.11.12      23:09      Тема: по поводу женщины, чьи родители в Жемайтии спасли 43 еврея
Пересылаю Вам ответ Вилькене. Принял решение пройти последовательно по всем адресам. Моя цель - установить первоисточник, то есть узнать, кто запустил этот миф и как он тиражировался. Вчера беседовал с Буцявиче. Она перенаправила меня к ксендзу Сабаляускасу. Сегодня беседовал с ксендзом. Он перенаправил меня в Клайпеду.
Завтра свяжусь с Клайпедой.

Вы же умный человек и понимаете, что публикация таких материалов
может поставить под сомнение достоверность и других материалов форума.

22.11.12      8:44      Тема: по поводу женщины, чьи родители в Жемайтии спасли 43 еврея
Вопрос идет не о Праведниках, которых всю свою сознательную жизнь считаю СВЯТЫМИ людьми.

Вопрос идет о дикой, с моей точки зрения, истории. Чтобы Вы могли убедиться в ней, запросите у Комиссии диск и прослушайте выступление Вилькене и мой вопрос. Заметьте, что в своем письме к ней я беру ее слова в кавычки, то есть цитирую дословно.

Представьте себе эту ситуацию.
Человек красочно рассказывает всему Форуму о литовской семье, которая одна, в собственными руками построенном бункере, три  года спасала 43 (сорок три!) человека. Расписывает детали!

После доклада, встает человек, который не утверждает, что такого не может быть, а весьма мягко, давая возможность, как то выйти из положения, говорит, что, к сожалению, никогда не слышал о такой семье, что приложит максимум усилий, чтобы рассказать о ней всему миру и просит назвать фамилию.

И тут, как гром с ясного неба, следует ответ теперь не помню. Этот дикий ответ поверг меня в шок и придя домой я разослал письма об этом форуме всем, кому мог (в том числе ряду редакторов русско- и англо- язычных изданий).

Участники Форума разъехались в полной уверенности о существовании такой семьи. Ее рассказ транслировался онлайн. Поэтому я обязан рассказать миру, что на форуме «гналась туфта», причем  не какой-нибудь рядовой сельской учительницей, а человеком, занимающим ответственный пост в Комиссии.

25.11.12    12:35      Тема: конец мифа
Только что закончил получасовую беседу с г-жой Ядвигой, родителями которой были Праведники Stulpinas, Boleslovas & Ona, 1993.
Ее телефон содержался в e-mail, присланным мне ксендзом Сабаляускасом.

Беседа носила очень доброжелательный характер.

Сегодня закончил свое расследование, выяснив, кто родил миф о "литовской семье в своими руками построенном бункере три года спасавшей 43 еврея".

Как и предполагал, авторство принадлежит Вилькене.

2. По моей просьбе руководитель проекта «Спасенный еврейский ребенок рассказывает о Шоа» г-жа Данута Сельчинская сделала следующее примечание:

на сайте  rescuedchild.lt/ в разделе Rescuers of Jews содержится  вся информация о спасенных и спасителях. Сведения о наиболее известных Праведниках (Juozas Straupis и Bronislava Straupiene, Adolfina Kerpauskiene и Juozas Kerpauskas)  находятся в разделе Names that Everyone has to know. Сведения о Праведниках Болеславе и Оне Стульпинас, спасших Израэлу Блатт, можно найти по алфавитному указателю.

Отредактировано admin (2013-04-09 14:34:29)

0

8

Pinchos Fridberg
Isn't it time for the author of the myth to apologize?

Отредактировано admin (2013-04-09 14:39:07)

0

9

http://s0.uploads.ru/t/pOSnW.jpg
Пинхос Фридберг

За амбиции чиновника Литва расплачивается своим имиджем

13 декабря 2012 года портал zman.com опубликовал мою статью «Вместо правды о Холокосте – мифы о спасении евреев». Ее перепечатали несколько сайтов, в их числе официальный сайт (RU, EN) общины евреев Литвы (ОЕЛ) и сайт издающейся в Литве крупнейшей русскоязычной газеты «Обзор».

В статье я рассказал, как 16 ноября 2012 года с трибуны международного форума «Единая Европа – единая история» был запущен миф о 43-х («на самом деле, сорока четырех») спасенных евреях, которые три года (!) жили в специально вырытом для них «огромном-огромном бункере (огромной яме)». Здесь и далее все цитаты приводятся в переводе с литовского языка.

Проведенное мною расследование (RU, EN) показало, что автором этого мифа является г-жа Вилькене – заместитель директора «Международной комиссии по оценке преступлений нацистского и советского оккупационных режимов в Литве» и организатор программ просвещения (именно так представил ее председательствовавший на форуме д-р Шепетис). Обратите внимание: одной из задач этой Комиссии является изучение и борьба с фальсификацией истории Холокоста в Литве!

Что же до сих пор мешает исполнительному директору Комиссии г-ну Рачинскасу принести публичные извинения за озвученные г-жой Вилькене недостоверные сведения – боязнь запятнать «честь мундира» или недостаток информации? С первым – помочь не могу, со вторым – пожалуйста. В дополнение к своим комментариям, которые я поместил на сайте Комиссии (RU, EN), приведу здесь еще один.

На сайте rescuedchild.lt/ в разделе «фамилии, которые должны знать все» четко указано, какое количество еврейских жизней было спасено совместными героическими усилиями пяти литовских семей - Юозаса и Бронисловы Страуписа, Юозаса и Адольфины Керпаускаса, Станиславы Даусинене, Болесловаса и Оны Стульпинаса, Антанаса и Стефании Стрикайтиса. Более того, там приведены и фамилии 25 (двадцати пяти!) спасенных: 14-и из местечка Альседжяй и 11-и из Тяльшяйского гетто. Важное замечание: эти 25 человек ни секунды не проживали все вместе в одном месте.

Зачем же г-же Вилькене понадобилось искажать широко известный и документально подтвержденный факт: почти вдвое увеличивать число спасенных, на целых три года (!) помещать этих людей в специально вырытый для них огромный-огромный бункер, красочно расписывать детали их жизни? Чтобы показать миру масштабы работы Комиссии? Или с какой-то иной целью? Как понимать ее слова, цитирую дословно: «ясно, что исследования, которые проводят историки нашей Комиссии, очень важны» и что «очень важно знать числа»? Позвольте спросить, о каких числах идет речь – действительных или мнимых? Не знаю почему, но выступление г-жи Вилькене напомнило мне театральную афишу из романа Шолом-Алейхема «Блуждающие звезды»: «Шекспир…, поставлено и улучшено мною, Альбертом Щупаком».

«Интерпретация исторических фактов недопустима, поскольку искаженная правда умаляет или нивелирует заслуги других Праведников. Не надо стараться в публичном пространстве украшать то, что и так прекрасно, не надо преувеличивать и оперировать непроверенными фактами». Это цитата из официального заявления ОЕЛ. Как говорится, ни добавить, ни отнять!

Факты – вещь упрямая. Поэтому я не прошу, а требую публичного опровержения озвученной г-жой Вилькене недостоверной информации. Если этого не будет сделано, мне придется искать поддержку у Европейской Комиссии, которая финансировала форум.

Мне, чудом пережившему Шоа, хочется верить, что, в конце концов, правда восторжествует, и председателю президентской Комиссии г-ну Зингерису придется нести ответственность за нанесенный имиджу Литвы ущерб.

Пинхос Фридберг

PS Перед отправкой статьи в печать я задал председателю общины евреев Литвы г-же Фаине Куклянски вопрос: «Есть ли в составе Комиссии хотя бы один представитель общины?»

И получил ответ: «К сожалению, нет! Нашей общине никогда не предлагалось участвовать в работе Комиссии».

ZMAN.com

Отредактировано admin (2013-06-21 04:10:13)

0

10

http://s0.uploads.ru/t/QFZ9K.jpg
Милан Херсонский (Литва)

РЕАБИЛИТАЦИЯ ПРОШЛОГО КАК ЭЛЕМЕНТ СОВРЕМЕННОЙ ПОЛИТИКИ

Отредактировано admin (2013-08-11 14:19:33)

0

11

Translation into English of Professor Pinchos Fridberg’s Article of 9 April 2013

The following, for readers’ reference, is a translation of Professor Pinchos Fridberg’s article that appeared in Russian in Zman.com (on 9 April 2013). It was reprinted in Obzor and Shofar7. 

Lithuania is Paying with its Image for an Official’s Ambitions

On 13 December 2012, my article (in Russian) “Instead of Truth about the Holocaust ― Myths about Saving Jews” was published in zman.com. It was translated into English and published in Defending History, in Operation Last Chance and in the Algemeiner Journal. I’d like to note that the article was also published on the official website of the Jewish Community of Lithuania (JCL) in Russian and English.

In the article I revealed how a myth about the salvation of 43 (“actually 44”) Jewish people was presented to the public at the international forum “United Europe – United History” on 16 November 2012. According to the myth, the Jews in question lived for three years (!) in a “huge-huge bunker (huge pit)” that was dug especially for them. Here and further all quotations are translations from Lithuanian.

The research I did made it clear that the author of the myth was Ms. I. Vilkienė, deputy director of  The International Commission for the Evaluation of Crimes of the Nazi and Soviet Occupation Regimes in Lithuania (Commission) and coordinator for educational projects (that is how she was introduced by the chairman of the forum, Dr. N. Šepetys). Please note that one of the aims of the Commission is obviously to learn and fight against the falsification of the history of the Holocaust in Lithuania.

What is it that stops the executive director of the Commission, Mr. R. Račinskas, from publicly apologizing for the unreliable information that was made public by Ms. Vilkienė? Is it fear of breathing upon the esprit de corps or is it lack of information? I can’t help with the first question, but no problem with the second. In addition to the comments I put on the Commission’s website, I will give one more.

The section “surnames that everybody should know” on the website rescuedchild.lt/ clearly indicates the number of Jewish lives saved by the joint heroic efforts of five Lithuanian families ― Juozas and Bronislova Straupis, Juozas and Adolfina Kerpauskas, Stanislava Dausinienė, Boleslovas and Ona Stulpinas, Antanas and Stefanija Strikaitis.

Moreover, the surnames of the 25 (twenty-five!) people saved are given there, too. Fourteen were from the village of Alsedžiai and 11 were from the Telšiai ghetto. It is important to note that these 25 people did not live together in one place even for a second.

Why did Ms. Vilkienė need to distort a well-known fact proven by documents, to almost double the number of the people saved, to put these people for three whole years (!) into a huge-huge bunker that was dug especially for them, and to graphically paint the details of their lives? To show the world the scale of the Commission’s work? Or is there some other purpose? How am I to understand her words that “it is clear that the research made by historians of our Commission is very important” and that “it is very important to know the numbers”? Let me ask, what kinds of numbers are mentioned here ―  real or imaginary? I don’t know why, but Ms. Vilkienė’s speech reminded me of the playbill from Sholem Aleichem’s novel Wandering Stars, which reads:  Shakespeare, put on stage and improved by me, Albert Shchupak.

“Interpretation of historic facts is impermissible, because distorted truth belittles or grades merits of the other Righteous. There’s no need to ornate in public space something that is beautiful in itself, no need to exaggerate and use unchecked facts”. This is a quotation (translation from Lithuanian) from an official statement by the Jewish Community of Lithuania. Neither add nor take away!

Facts are stubborn. So I am not asking, I am demanding a public refutation of the corrupted information made public by Ms. Vilkienė. If this is not done, I will have to seek the support of the European Commission that sponsored the Forum.

Miraculously surviving the Holocaust, I believe that the truth will finally triumph and the chairman of the Commission, Mr. Zingeris, will take responsibility for the damage done to the image of Lithuania.

Pinchos Fridberg

P.S. Before sending this article to the press I asked the acting Chairman of the Jewish Community in Lithuania, Ms. Faina Kukliansky: Is there at least one representative of the Jewish community in the Commission?

And the answer was: “Unfortunately, no. Our community has not been invited to take part in the Commission’s work.”

Отредактировано admin (2013-08-25 15:03:12)

0

12

Correspondence on a Forthcoming Event in Vilnius

0

13

Yad Vashem and the ‘two genocides’

By DANNY BEN-MOSHE

Jerusalem Report 08/12/2013 18:34

Eastern European politics is rewriting the history of the Holocaust
and threatening Yad Vashem’s mission of remembering

I remember my first visit to Yad Vashem as a 16-year-old visitor to Jerusalem. It had a profound, and indeed formative, effect on me. I left there with a badge clipped to my lapel inscribed with the motto, zakhor, the Hebrew word for remember.

Yet for all its splendid work, Yad Vashem whose formal title is The Holocaust Martyrs’ and Heroes’ Remembrance Authority, I am sorry to say, is now dramatically failing both the victims and martyrs of the country where the percentage of the Jewish community annihilated in the Holocaust was higher than anywhere else in Europe– Lithuania.

In 1998, the Lithuanian government established the International Commission for the Evaluation of the Crimes of the Nazi
and Soviet Occupational Regimes in Lithuania. Many eminent historians joined that commission, including former Chairman
of Yad Vashem Yitzhak Arad, himself a Lithuanian Holocaust survivor. However, when Lithuanian prosecutors
began a campaign against some of the surviving Jewish partisans of the anti-Nazi resistance, having the gall to investigate Arad and other former Jewish partisans for “war crimes,” the commission’s credibility
came into question.

It soon became apparent that its focus was not only on academic research and education. It was clearly a political tool to equate the supposed “two genocides” in Lithuania, the Nazi and the Soviet, by downgrading the Holocaust, inflating Soviet crimes and rewriting history. Little wonder that respected historians who were members of the commission, such as Britain’s Martin Gilbert, the Hebrew University’s  Dov Levin and Arad himself jumped ship.

Recently, however, the commission has reinvented itself by incredulously again recruiting Yad Vashem to sit at its table where the likes of Arad, Gilbert and Levin would not. This, as it continues its efforts to downgrade the Holocaust. For example, on the anniversary of the start of the Lithuanian Holocaust in June 1941, commission member and Lithuanian government historian Arūnas Bubnys claimed there was “no evidence” Lithuanian anti-Soviet activists were engaged inmass murder of Jews. And at a commission-initiated forum last November, when Prof. Pinchos Fridberg, a Holocaust survivor who has dedicated his life to gaining recognition for righteous Lithuanians questioned a specific case, he was accused of “purposely” spreading “lies about the departed rescuers.”

Fridberg published an article in which he asked for answers to three questions: “How to inform all the participants of the forum that instead of objective information they were palmed off with complete nonsense? How to inform thousands of Lithuanian pupils that when studying the Holocaust they are given myths, not facts? And, most importantly, can we trust any
of the commission’s materials?” These would be good questions for Yad Vashem to ponder too. And they could start by
defending Fridberg’s right to ask them.

The commission’s head, Emanuel Zingeris, is the one Jew in Europe who
signed the shameful 2008 Prague Declaration, the “bible” of the “two genocides” thesis. In a recent encounter with a senior
Yad Vashem educator, I asked why it allows itself to be complicit in the commission’s double genocide purveying efforts.
He replied he doesn’t get involved in politics.

But it is politics that is rewriting the history of the Holocaust and
which threatens Yad Vashem’s mission of universal remembrance. It is the combined politics of the Prague Declaration, the commission and Eastern Europe’s new anti-Semitic far right that is calling for joint museums reflecting the “two genocides,” rather than museums that focus on the uniqueness of the Holocaust. And it is politics that is literally calling for a rewriting of history textbooks throughout Europe so the Holocaust is taught as part of “two genocides.”

How tragic that Yad Vashem chooses to side with the commission and not Holocaust survivor Fridberg who is fighting valiantly against the preposterous notion of “double genocide.” It seems that for some inexplicable reason they have forgotten, at least in the case of Lithuania, the motto that over 30 years since my first visit to Yad Vashem remains stuck in my mind – zakhor. 

Associate Prof. Danny Ben-Moshe of Deakin University in Australia
is the codirector of the film ‘Rewriting History’ and coauthor of
seventyyearsdeclaration.org

Отредактировано admin (2013-08-13 12:56:04)

0

14

Яд Вашем и «Два геноцида»

Восточно-европейские политики, переписывая историю Холокоста, создают «двумя геноцидами» угрозу деятельности Яд Вашем по сохранению памяти о Холокосте

Я помню своё первое посещение Яд Вашем, когда 16-летним подростком я оказался в Иерусалиме. Он произвел на меня глубокое впечатление, можно сказать, потряс меня. Когда я уходил оттуда, к лацкану моего пиджака был приколот значок со словом «Захор», что на иврите значит – «Память».

Но я с сожалением должен отметить, что при всей своей выдающейся деятельности Яд Вашем, чьим официальным названием является Институт памяти Жертв нацизма и Героев Сопротивления Яд Вашем, драматически удаляется и от жертв, и от героев той страны, где процент еврейской общины, уничтоженной Холокостом, был самым большим среди стран Европы, – от Литвы.

В 1998 году литовское правительство создало Международную комиссию

по оценке преступлений нацистского и советского оккупационных режимов в Литве. Многие видные историки включилась в работу этой Комиссии, в их числе и бывший председатель Яд Вашем Ицхак Арад, переживший Холокост в Литве. Однако когда литовские прокуроры затеяли кампанию, направленную против выживших в Холокосте еврейских участников антифашистского Сопротивления, бесцеремонно расследуя в качестве «военных преступлений» действия Арада и других бывших еврейских партизан, доверие к Комиссии было поставлено ​​под сомнение.

Вскоре стало ясно, что основное внимание Комиссии сосредоточено не только на научных исследованиях и образовании. Выяснилось, что она является политическим инструментом для приравнивания предполагаемых «двух геноцидов» в Литве – нацистского и советского – посредством принижения Холокоста, раздувания советских преступлений и переписывание истории. Неудивительно, что уважаемые историки, которые были членами Комиссии, такие как Мартин Гилберт из Великобритании, Дов Левин из Еврейского университета и сам Арад, покинули этот корабль.

Однако недавно Комиссия возобновила свою работу, рекрутировав недоверчивый Яд Вашем занять места за столом, где не будет таких людей, как Арад, Гилберт и Левин. Таким образом, Комиссия продолжает свои усилия по принижению Холокоста. Например, в годовщину начала Холокоста в Литве в июне 1941-го года, член Комиссии, правительственный историк Литвы Арунас Бубнис утверждал, что «нет доказательств», будто антисоветские литовские активисты участвовали в массовых убийствах евреев. А когда на форуме, организованном по инициативе Комиссии в ноябре прошлого года, профессор Пинхос Фридберг, переживший Холокост и посвятивший свою жизнь признанию Праведников народов мира среди литовцев, выразил сомнение в достоверности особого случая такого признания, его обвинили в «умышленном» распространении «лжи об ушедших из жизни спасителях».

Фридберг опубликовал статью, в которой попросил ответить на три вопроса: «Как теперь известить всех участников Форума о том, что вместо объективной информации им подсунули, извините за грубость, полную чушь? Как теперь сообщить сотням литовских школьников, что при изучении Холокоста им излагали не факты, а мифы? И главное, а можно ли теперь, вообще, доверять материалам этой Комиссии?» Это были хорошие вопросы для того, чтобы в Яд Вашем задумались. И они могли бы начать с защиты права Фридберга задавать вопросы.

Глава Комиссии, Эмануэлис Зингерис, является единственным евреем в Европе, который подписал позорную Пражскую декларацию 2008-го года – «библию» о «двух геноцидах». Встретившись недавно со старшим воспитателем в Яд Вашем, я спросил его, почему Яд Вашем позволяет присоединить себя к участию в усилиях Комиссии по утверждению «двойного геноцида». Он ответил, что он не вмешивается в политику.

Но это политика переписывания истории Холокоста, она создаёт угрозу деятельности Яд Вашем по сохранению универсальной памяти. Это соединение политики Пражской декларации, Комиссии и нового антисемитского порядка в Восточной Европе, которые призывают вместо музеев, сосредоточенных на уникальности Холокоста, создавать совместные музеи, где отражаются «два геноцида». Это политика, которая в буквальном смысле призывает переписать учебники истории во всей Европе так, чтобы Холокост изучали как часть «двух геноцидов».

Как трагично, что Яд Вашем принимает сторону Комиссии, а не Фридберга, пережившего Холокост, Фридберга, который отважно борется против нелепого понятия «двойного геноцида». Похоже, что по какой-то необъяснимой причине, по крайней мере, в случае с Литвой, они забыли девиз, который более 30-ти лет назад, с момента моего первого визита в Яд ва-Шем, застрял в моей памяти – Zakhor (Память).

Данни Бен-Моше

Перевод Милана Херсонского
По материалам http://defendinghistory.com

Автор: Редактор новостей

Отредактировано admin (2013-08-25 14:56:50)

0

15

Pinchos Fridberg

«Ir aišku, tyrimai, kuriuos atlieka mūsų komisijos istorikai yra labai svarbu…»

18 September 2013

Keletas faktų

1998 metais Lietuvos Respublikos Prezidento dekretu buvo įkurta „Tarptautinė komisija nacių ir sovietinio okupacinių režimų nusikaltimams Lietuvoje įvertinti“. Komisijai vadovauja tandemas E.Zingeris — R.Račinskas: pirmasis iš jų — pirmininkas, Lietuvos Seimo narys, konservatorius, antrasis — vykdantysys direktorius. Lietuvos žydų bendruomenė komisijoje neturi savo atstovo.

Pratarmė

2012 metų lapkričio 16 Europos forume „Vieninga Europa — vieninga istorija“ tapau p. Vilkienės — šios komisijos direktoriaus pavaduotojos ir Švietimo programų koordinatorės pranešimo gyvu liudininku. Būtent taip ją pristatė posedžio pirmininkas dr. N. Šepetys, kuris pridūrė, kad „ji atveda į protą, skatina, sukrečia mąstyti istorijos mokytojus“.
http://s4.uploads.ru/07vde.jpg

Forume dalyvavo ne tik visų Europos sąjungos šalių, bet ir buvusių sovietinių respublikų – Rusijos, Ukrainos, Baltarusijos, Moldavijos ir kt. atstovai. Baigiamoji p. Vilkienės kalbos dalis padarė man (deja, tiktai man) tokį gilų įspūdį, jog nutariau atspausdinti jos stenogramą. Stenogramoje nepraleistas nė vienas žodis! Tai lengva įsitikinti, išklausius esantį internete audiofailą. Ši procedūra užima tiktai 4 minutes 57 sekundes.

Stenograma:

Aš vieną pavyzdį tiktai noriu, be skaidrių.

Prieš metus laiko mane pakvietė dalyvauti į mūsų Tolerancijos centrą, kuris yra Telšiuose, vyskupo Borisevičiaus gimnazijoje. Jie organizavo konferenciją, kuri buvo skirta 70 metų Telšių geto sunaikinimui. Organizavo konferenciją kartu su Telšių kunigų seminarija. Na, aišku, Telšiai labai toli, pasiėmiau vieną kolegę iš Vilniaus, Viršuliškių, iš kito Tolerancijos centro ir mes nusprendėme pažiūrėti, ką gi mūsų Telšių mokytojai tokio įdomaus pristatys. Konferencija, kaip žinote, kaip ir čia, daug pranešimų, vienas įdomesnis, kitas galbūt ne toks įdomus.

Konferencijoje dalyvavo apie 200-300 mokinių, buvo labai labai daug, iš visų Telšių mokyklų, vyresnių klasių ir labai daug mokytojų.

Na ir jau kai konferencija antroje dienos pusėje ganėtinai buvo nuobodoka, jau jau kaip suprantate visi pavargę, užlipo į sceną moteris, pagyvenusi, vadinkim, senjore, kuri pasiėmusi lapelį pradėjo skaityti labai neįdomiai – kad aš esu tokio ir tokio vyro dukra, kuris išgelbėjo žydus, ir, na tokį pamokomą, pamokomu tonu kažką tai skaitė. Aš sėdėjau šalia kunigo ir paklausiau: kodėl jinai skaito, kodėl jinai nepapasakojo savo, nu, istorijos, tėčio istorijos. Ir lyg tai jinai tikrai to negirdėjo, bet jinai po kiek laiko perskaičius ką buvo pasirašiusi, nes labai jaudinosi, padėjusi lapelį pradėjo pasakoti istoriją. Tuo metu salėje jau buvo šurmulys, nes salė buvo pilnut pilnutėlė. Kada jinai pradėjo pasakoti istoriją, visa salė nuščiuvo ir ir lygiai taip pat aš stovėjau ir, ne stovėjau, bet sėdėjau ir klausiausi tiesiog tiesiog na taip įdėmiai, nes tai buvo tokia įdomi istorija.

O istorija buvo tai, kad keturiasdešimt pirmais metais, Telšiuose nusprendus naciams sukurti getą jos tėtis kuriam buvo apie 30-32-35 metus ir kuris buvo vedęs ir turėjo žmoną, kuri laukėsi, būtent va tos moters, kuri kalbėjo pernai metais. Kada jos mama dar buvo nėščia su ja, nusprendė, kad reikia gelbėti kaimynus žydus, kurių gyveno ganėtinai nemažai vat aplinkui jų namus.Tai yra buvo nedidelis kaimelis. Kartu su kitu kaimynu nusprendė, kad jie dvi šeimos

gelbės. Bet kadangi šitos moters, kurios tėtis gelbėjo, buvo namas atokiau prie miško tai nusprendė kad geriausia slėpti šitame name.

Ir ką jie padarė?

Iškasė didžiulį didžiulį bunkerį, didžiulę duobę ir paėmė 43 žydus, savo kaimynus. Ir juos slėpė nuo keturiasdešimt pirmų iki keturiasdešimt ketvirtų. Juos slėpė bijodami kaimynų, naktį kiekvieną atidarydami tą bunkerį, išleisdami pakvėpuoti grynu oru, organizuodami maistą, patys būdami neturtingi.Per tą laiką tame bunkeryje gimė dar viena mergaitė. Vadinasi, išgelbėjo ne 43, bet išgelbėjo 44.

Per tą laiką nėščia moteris, gelbėtojo žmona, taip pat pagimdė šitą moterį, kuri mums pasakojo istoriją. Ir jinai papasakojo taip paprastai, na žinote, kaip paprastą dalyką – taigi savaimę suprantama – gelbėjo žmones. Ir mes tie, kurie kurie tada stovėjom, tai yra sėdėjom šitoje auditorijoje ir klausėm, mes galvojome, kad kaip 3 metus organizuoti maistą, žiema, rūbai, tai yra higieninės sąlygos.

Kaip žmonės tai sugebėjo?

Ir ta istorija, manau, pamokė labai apie daug ką. Pirmiausia apie gebėjimą pagelbėti, apie pagalbą kitam, apie aukas, tie, kurie buvo slepiami, apie tuos, kurie stengėsi tuos žmones surasti, apie apie tai yra ta istorija apie tuos žmones, kad jie kad tie, kurie gelbėjo tai yra dvi šeimos, keturi žmonės, jie bijojo paprašyti pagalbos kitų todėl kad galvojo gali įskusti. Ir iš tikrųjų tai yra tiek daug moralinių dalykų. Tai manau, kad tokios istorijos, tai yra ta asmeninė patirtis su istorija jinai yra labai svarbi.

Ir aišku, tyrimai, kuriuos atlieka mūsų komisijos istorikai yra labai svarbu.  Labai svarbu žinoti skaičius!  Labai svarbu, iš tikrųjų ta istorinė objektyvi tiesa. Jinai yra svarbi!

Bet asmeninis santykis, ar mes kalbame apie vieną okupaciją ar mes kalbame apie kitą yra tikrai be galo svarbus. Aš tuo pati tikiu, aš, manau, kad dalis iš jūsų taip pat apie tai galvojate. Ir visiems linkiu sėkmės ir geros tolerancijos dienos.

* * *

Seno vilniečio žydo laiškas Mošai Rabeinu
http://s4.uploads.ru/X0pWm.jpg

http://s5.uploads.ru/LWhYE.jpg

Vertimas iš idiš kalbos:

Mano mielas Moše Rabeinu!

Tu vienintelis mūsų trapioje žemėje žmogus, kuris kontaktuoja su Viešpačiu. Būk toks geras, perduok jam prašom mano laišką. Galbūt jis atsakys į 3 mano klausimus:

1. Kaip dabar informuoti visus forumo dalyvius apie tai, jog vietoje objektyvios informacijos jiems pakišo, atleisk mane nuodėmingąjį, visišką nesąmonę? (idiš: „a bobe maise“ – pažodžiui „močiutės pasaka“)?

2. Kaip aš galiu dabar pranešti šimtams lietuvių moksleivių, jog besimokant apie Holokaustą, jiems buvo dėstoma ne tiesa, o, atleisk mane nuodėmingąjį, mitai?

3. Ir svarbiausias klausimas:

kaip tu manai, ar galiu aš dabar iš viso pasitikėti šios Komisijos dokumentais?

P.S.

1. Mano prašymu, p. Vilkienės pranešimo stenogramą užrašė (iš forumo posėdžio DVD, kurį aš turiu) Borisas Gelpernas.

Jo tėvas Dmitrijus Gelpernas (1914 – 1998) 1941-1944 buvo Kauno geto kalinys, antifašistinės organizacijos Komiteto sekretoriaus pavaduotojas, o nuo 1944 liepos ir iki išsivadavimo – Dachau koncentracijos stovyklos kaliniu. Jo mama Sulamif Gelpernienė – Lermanaitė (1926 – 2003) – taip pat Kauno geto kalinė.

2. Skirtingai nuo p. Vilkienės, pagarsinusios Komisijos pranesimą, aš išreiškiu tiktai savo ir savo žmonos – buvusios Kauno geto kalinės – nuomonę. Mano močiutė ir senelis, daugybė giminaičių iš mamos pusės rado amžinąją ramybę Ponar (Paneriuose). Atminimas apie juos ir apie du šimtus tūkstančių nekaltai nužudytų tautiečių suteikia man jėgų atkakliai siekti „faktų“, nieko neturinčių bendro su mokslu, vadinamu Istorija, paneigimo.

3. Geresnės Komisijos veiklos reklamos, negu jos išleidžiamos produkcijos platinimas, aš nesugalvojau: stenograma išvys šviesą penkiomis kalbomis – lietuvių, rusų, anglų, ivrito ir idiš. Tomis pačiomis kalbomis You Tube pasirodys video klipas „Aš vieną pavyzdį tiktai noriu, be skaidrių“. Skaityti tekstui uz kadro rusų, anglų ir ivrito kalbomis aš pasistengsiu pakviesti pasaulio šou verslo žvaigždes, turinčias žydiškas šaknis. Tikiuosi, kad jie tai atliks kaip micva. Tekstą mano gimtąja idiš kalba – „mame-lošn“ – įgarsinsiu pats.

P. P. S.

Pasibaigus reklaminei kompanijai aš pasinaudosiu išmintingu buvusio Baltijos valstybių naujienų agentūtos BNS (Baltic News Service) direktoriaus p. Račo patarimu: «mielas Pinchos, vadinantis save “profesoriumi”… užsikiškite burną kamšalu, palįskite po stalu ir tylėkite».

Bet… tik iki pasirodžius kitam „pavyzdžiui“…

Отредактировано admin (2013-09-20 10:53:22)

0

16

Пинхос Фридберг (Вильнюс)

«И конечно, исследования, которые проводят историки нашей комиссии, очень важны…»

18 September 2013

Несколько фактов

В 1998 году декретом Президента Литовской Республики была создана «Международная комиссия по оценке преступлений нацистского и советского оккупационных режимов в Литве».

Комиссией руководит тандем   Э. Зингерис – Р. Рачинскас: первый из них – председатель, депутат Сейма Литвы от партии консерваторов, второй – исполнительный директор. Община евреев Литвы в Комиссии не представлена.

Предисловие

16 ноября 2012 года на Европейском форуме «Единая Европа – единая история» я стал живым свидетелем выступления г-жи И. Вилькене –  заместителя директора этой Комиссии и координатора эдукологических программ. Именно так представил ее председательствовавший на заседании д-р  Н. Шепетис, добавив, что она «доводит до ума, поощряет, заставляет мыслить учителей истории!»

http://s4.uploads.ru/vpa0T.jpg

В работе форуме принимали участие представители не только всех стран Европейского союза, но и бывших советских республик – России, Украины, Белоруссии, Молдавии и др.

Заключительная часть выступления г-жи Вилькене произвела на меня (увы, только на меня) столь сильное впечатление, что я счел необходимым опубликовать ее стенограмму. В ней не пропущено ни единого слова! Владеющие литовским языком могут в этом легко убедиться, прослушав аудиофайл. Процедура занимает всего лишь 4 минуты 57 секунд.

Стенограмма

(перевод с литовского языка)

Я только один пример хочу [привести], без слайдов.

Год тому назад меня пригласили участвовать в наш Центр толерантности, который находится в Тяльшяй, в гимназии [имени] епископа Борисявичюса. Они организовали  конференцию, посвященную 70-летию уничтожения гетто Тяльшяй. Организовали конференцию вместе с Духовной семинарией Тяльшяй. Ну, известно, Тяльшяй очень далеко, пригласила с собой одну коллегу, из Вильнюса, из Виршулишкес, из другого Центра толерантности. Мы решили посмотреть, что же интересного наши учителя из Тяльшяй представят. На конференции, как [вы] знаете, много выступлений, как и здесь, одно – интереснее, другое, может быть не столь интересное.

На конференции было около 200-300 учеников – очень-очень много, из всех школ Тяльшяй, старших классов и очень много учителей.

Ну и во второй половине дня, когда конференция стала довольно скучноватой, уже уже как  понимаете, все устали, поднялась на сцену женщина, пожилая, назовем сеньорой, которая, взяв листок, начала очень неинтересно зачитывать, дескать, я дочь такого-то, который спас евреев, и ну, таким поучительным тоном что-то читала. Я сидела рядом с ксендзом и спросила: почему она читает, почему не рассказывает своей истории, истории отца. Она этого точно не слышала, но через какое-то время, прочитав ею написанное, так как очень волновалась, отложив листок, начала рассказывать историю. В то время зал был полон-полнёхонек  и было шумно, но когда она начала рассказывать свою историю, весь зал замер. И точно также я стояла, нет, не стояла, а сидела и слушала прямо прямо так внимательно, потому что это была такая интересная история.

А история была о том, что в сорок первом году, когда нацисты решили в Тяльшяй создать гетто, ее отец, которому было примерно 30-32-35 лет, и который был женат, а его жена ждала ребенка, именно эту женщину, которая выступала в прошлом году. Когда ее мама еще была беременна ею, решили, что надо спасать соседей евреев, которых довольно немало жило вокруг их дома. Это была небольшая деревушка. Вместе с другим соседом решили, что они спасут две семьи. Но так как дом этой женщины, отец которой спасал, стоял подальше к лесу, решили, что лучше всего скрывать их в этом доме.

И что же они сделали?

Выкопали огромный-огромный бункер, большущую яму, и взяли 43 евреев, своих соседей. И прятали их с сорок первого до сорок четвертого. Укрывали их, опасаясь соседей, каждую ночь, открывая тот бункер, давая подышать свежим воздухом, организовывали еду, сами будучи небогатыми. За то время в этом бункере родилась еще одна девочка. Следовательно, спасли не 43, спасли 44 человека!

За то время беременная женщина, жена спасателя, тоже родила – эту женщину, которая рассказывала нам историю. И она об этом рассказала так просто, знаете, как об обыденной, само собой разумеющейся вещи – спасали людей. И мы, те, которые тогда стояли, то есть сидели в этой аудитории и слушали, мы думали, что как три года организовывать еду, зима, одежду, то есть гигиенические условия.

Kак люди это сумели?

И эта история, думаю, учила очень многому. В первую очередь – стремлению помочь, помочь другому, о жертвах, те, которых прятали, о тех, которые старались этих людей найти, о… об этом эта история, о тех людях, ведь те, которые спасали – это всего две семьи, четверо человек, они опасались просить помощи у других, так как боялись, что на них донесут. И правда, так много в этом моральных вещей. Поэтому я думаю, что такие истории, то есть личный опыт  с историей очень  важны.

И конечно, исследования, которые проводят историки нашей комиссии, очень важны! Очень важно знать цифры! На самом деле, важна действительно объективная историческая правда. Она важна!

Однако личное отношение, говорим ли мы об одной оккупации, или говорим о другой, это безмерно важно. Я в это сама верю, я думаю часть из вас также об этом  думает. И всем желаю успеха и хорошего Дня толерантности.     

* * *

[size=18]Письмо старого виленского еврея Моше Рабейну
http://s4.uploads.ru/e0bFv.jpg
http://s5.uploads.ru/YLQjx.jpg

Перевод с языка идиш:

Мой дорогой Моше Рабейну!

Ты единственный на нашей бренной земле человек, кто имеет контакт со Всевышним. Будь так добр, передай ему мое письмо. Может быть, он ответит мне на три моих вопроса:

1. Как я могу теперь известить всех участников форума, что вместо объективной информации им подсунули, прости меня грешного, полную чушь (идиш: «а бобэ майсе» – буквально «бабушкина сказка»)?

2. Как  я могу теперь сообщить сотням литовских школьников, что при изучении Холокоста им излагали не факты, а, прости меня грешного, миф?

3. И главное: как ты думаешь,  могу ли я теперь вообще доверять материалам этой Комиссии?

P. S.

1. По моей просьбе стенограмму выступления г-жи Вилькене записал (с имеющихся у меня DVD заседаний форума) и перевел на русский язык  Borisas Gelpernas .

Его отец Dmitrijus Gelpernas (1914 – 1998) в 1941-1944 являлся узником Каунасского гетто, заместителем секретаря комитета антифашистской организации, с июля 1944 года и до своего освобождения – узником концлагеря Дахау. Его  мать Sulamif Gelpernienė - Lermanaitė (1926 – 2003) – также была узницей Каунасского гетто.                                                                               

2. В отличие от г-жи Вилькене, озвучившей материалы Комиссии, я выражаю только свое мнение, да мнение своей жены – бывшей узницы Каунасского гетто. Мои бабушка и дедушка, многочисленная родня со стороны матери, нашли свой  вечный покой в Понар (Paneriai). Память о них и двухстах тысячах невинно убиенных соплеменников дает мне силы настойчиво добиваться опровержения «фактов», не имеющих ничего общего с наукой по имени История.                                                                                                   

3. Лучшей рекламы деятельности Комиссии, чем распространение выпускаемой ею продукции, я придумать не смог: стенограмма увидит (увидела) свет на пяти языках – литовском, русском, английском, иврите и идиш. На тех же языках на You Tube появится видеоролик «Aš vieną pavyzdį tiktai noriu, be skaidrių» (Я только один пример хочу [привести], без слайдов).  Для чтения закадрового текста на русском, английском и иврите я постараюсь пригласить звезд мирового шоу бизнеса, имеющих еврейские корни. Надеюсь, они это сделают в качестве мицвы.  Текст на «мамэ-лошн» – моем родном языке идиш – я озвучу сам.

P. P. S.

После завершения рекламной компании я воспользуюсь мудрым советом бывшего директора балтийского информационного агентства BNS (Baltic News Service) г-на А. Рачаса:

«милый Пинхос, называющий себя «профессором»… засуньте в рот кляп, залезьте под стол и молчите…»

Но только до появления… очередного «примера», без слайдов …

Отредактировано admin (2013-10-09 13:50:09)

0

17

“And, of course, the research that our commission’s historians are carrying out is very important”
18 September

O P I N I O N

by Pinchos Fridberg

Some facts

In 1998 the “International Commission for the Evaluation of the Crimes of the Nazi and Soviet Occupational Regimes in Lithuania” was established by Lithuanian presidential decree.

The commission is directed in tandem by Emanuelis Zingeris and Ronaldas Račinskas. The former is the commission’s chairman and a Conservative MP in the Lithuanian Seimas, while the latter is the commission’s executive director. The Lithuanian Jewish Community has no representation on the commission.

Foreword

At the European forum “United Europe: United History” on November 16, 2012, I was an eye-witness to the report by Mrs. Vilkienė, deputy director of the commission and coordinator of its Educational Programs section. This is how she was presented by the moderator, Dr. N. Šepetys, who added: “She has led history teachers to rationality, encouraged them and forced them to think.”
http://s5.uploads.ru/4ZIMw.jpg

The forum included representatives from EU countries and Russia, Ukraine, Belarus, Moldova and other countries.

The final part of Mrs. Vilkienė’s lecture made such a deep impression on me (unfortunately, just me) that I decided to produce the transcript. Not a single word was omitted from the transcription. This is easily verifiable by listening to the audio file (in Lithuanian). This process takes just 4 minutes and 57 seconds.

Transcript of Mrs. Vilkienė’s speech

(translated from Lithuanian)

I just want to [give] only one example, without slides.

Around a year ago I was invited to come to our Tolerance Center which is in Telšiai at the Bishop Borisevčius Gymansium. They organized a conference together with the Telšiai Priests’ Seminary. The conference marked 70 years since the destruction of the Telšiai ghetto. Well, of course Telšiai is very far, I took along one colleague from Vilnius, from Viršuliškės, from another Tolerance Center, and we decided to see what of interest our good Telšiai teachers would in the end present. The conference as you know, as here, had many papers, some interesting one, some not-so-interesting ones.

About 200 to 300 students took part in the conference, there were many, many of them, from all the schools of Telšiai, from the high school, and very many teachers.

Well, already by the second half of the day it was sufficiently boring, everyone was, you know, tired already. A woman came on stage, an elderly woman, let’s call her a senior citizen, who took a page and began to read in an uninteresting way what was written there, that I am the daughter of so-and-so, who rescued Jews, and, well, a sort of lecture, in the tone of a lecture there she was reading something. I was sitting next to the priest and asked: Why is she reading, why isn’t she telling her story, her dad’s story? And it was as if she didn’t hear me really, but she after some time reading what she had written, since she was really nervous, she set the page down and began to tell the story. There was noise in the hall at that point, because the hall was totally full. When she began to tell the story the entire hall fell silent and I was standing there the same way and, I wasn’t standing, but I was sitting and listening directly, so fascinated since this was such an interesting story.

And the story was that in ’41 after the Nazis decided to set up a ghetto in Telšiai, her dad, who was about 30, 32, 35 years old and who was married and had a wife, who was pregnant, pregnant namely with this woman who spoke last year.  When her mom was still pregnant with her, [they/he] decided to rescue Jewish neighbors, and there were many of them living there in the area around their house. That is, it was a small village. Together with another neighbor, they decided to save two Jewish families. But since the home of this woman, whose father rescued [Jews], was further back near the forest, they decided it would be best to hide them here.

And what did they do?

They dug a huge, huge bunker, a giant pit, and took 43 Jews, their neighbors. And they hid them from ’41 till ’44. They hid them, while in fear of their neighbors, every night opening that bunker, letting them breath fresh air, taking care of food, they themselves not being very well-off. During that time a girl was born in the bunker. That means they rescued 44, not 43.

During that time the pregnant woman, the wife of the rescuer, also gave birth to this woman who was telling us this story. And she told it so simply, as a simple matter: as if it were self-evident: they rescued people. And we, we who, who then stood, that is, sat in the audience and listened, we thought: Well, how did they take care of food, during winter, clothes, hygienic conditions for three years, how were people able to do that?

And that story, I believe, taught [us] much, very many things, first about the ability to help, about aid to others, about victims, those who were hidden, about those who tried to find those people, that there is a story about these people, that they, four people, are the ones who rescued two families, they were afraid to ask others for help because they thought they would turn them in. And really there are so very many moral matters. So I think that these stories, this is a personal experience of history, it is very important.

And, of course, research which our commission’s historians are performing is very important! It is very important to know the numbers! Very important, and, and, really, that historical objective truth, it is very important!

But the personal relationship, whether we are talking about one occupation or we are talking about the other occupation, is really endlessly important. I myself believe that, I, believe, that some of you are also thinking about that. And I wish everyone success and a good tolerance day.

*     *     *

An Old Vilna Jew’s Letter to Moshe Rabbeinu
http://s5.uploads.ru/sDXKE.jpg
http://s5.uploads.ru/LIJOg.jpg
Translation from Yiddish:
http://s5.uploads.ru/5YiHr.jpg

P.S.

1. At my request, Borisas Gelpernas transcribed the contents of Mrs. Vilkienė’s report (from a DVD containing the proceedings of the forum, which I have).

His father Dmitrijus Gelpernas (1914 ― 1998) was an inmate of the Kovno ghetto from 1941 to 1944, was assistant secretary of the antifascist organization’s committee and from July of 1944 until liberation an inmate at the Dachau concentration camp. His mother  Sulamif Gelpernienė-Lermanaitė was also a Kovno ghetto inmate.

2. Unlike Mrs. Vilkienė, who delivered a report for her commission, I only express my own opinion and that of my wife, a former Kovno ghetto inmate. My grandmother and grandfather, a host of my relatives on my mother’s side, all lie at Ponar (Paneriai).  The memory of them and of about two hundred thousand innocent compatriots who were murdered provide me the strength to scrupulous contradict supposed facts that have nothing in common with the discipline called History.

3. I can think of no better advertising for the commission than the distribution of the production it has published: the transcript will see the light of day in five languages—Lithuanian, Russian, English, Hebrew and Yiddish. A video clip in these same five languages will appear on Youtube, tentatively titled “I just want to show one example, without slides.” I will invite people in show business with Jewish roots from around the world to read this text before the camera in Russian, English and Hebrew. I hope they will do this as a mitzvah, an act of goodness. I myself will deliver the text in the máme-loshn, my native Yiddish language.

P. P. S.

At the close of the advertising campaign, I plan to employ the sage advice of former Baltic News Service director Artūras Račas: “Dear Pinchos, who calls himself ‘professor,’ stick a gag in your mouth, get under the table and shut up.”

Until someone gets the bright idea again to create another one of these “histories,” I’ll take his advice.

Отредактировано admin (2013-10-09 13:52:16)

0

18

Tarptautinis forumas Vieninga Europa — vieninga istorija. Daktaras Šepetys. Panegirika p.Vilkienei.

Отредактировано admin (2013-10-09 13:36:47)

0

19

Apie žydų gelbėjimą. "Aš vieną pavyzdį tiktai noriu. Be skaidrių."

p. Ingridos Vilkienės — Tarptautinės komisijos nacių ir sovietinio okupacinių režimų nusikaltimams Lietuvoje įvertinti diкektoriaus pavaduotojos ir Švietimo programų koordinatorės — pranešimo paskutinė dalis.

Detaliau apie jos veikla galite sužinoti iš vaizdo klipo „Tarptautinis forumas „Vieninga Europa — vieninga istorija". Daktaras Šepetys. Panegirika p.Vilkienei.

Отредактировано admin (2013-10-09 13:42:15)

0

20

ПИНХОС ФРИДБЕРГ

Высшая арифметика истории Холокоста в Литве

источник:Defending History

Отредактировано admin (2014-02-12 03:35:27)

0

21

Dr. Efraim Zuroff’s Speech at the Annual Memorial for Lithuanian Holocaust Victims

O P I N I O N

by Efraim Zuroff

Authorized English translation of Dr. Zuroff’s speech at the annual commemoration event held by the Association of Lithuanian Jews in Israel, received from the Israel Office of the Simon Wiesenthal Center. Hebrew original is here.

Good evening,

Attorney Yosef Melamed asked me to update you regarding the recent events which have taken place since the last memorial event a year ago, concerning the attempts by the Lithuanian government to distort the history of the Holocaust and to minimize or deny the participation of many Lithuanians in the murder of Jews, not only in Lithuania but also beyond its borders.

Before I present my report, I would like to remind you of something I mentioned last year about Lithuanian crimes. I told you about the Kunichowsky collection and its great importance in documenting the crimes of Lithuanian collaborators outside of the large cities. Approximately 100,000 Lithuanian Jews were murdered in these places, close to half the number of Lithuanian Jewish victims in the Holocaust. From an examination of the 171 testimonies that Leib Kunichowsky collected, which listed the names of 1,284 Lithuanian war criminals, we learn about the four most conspicuous characteristics of the participation of Lithuanians in the murder of Lithuanian Jews:

1 – The central role of Lithuanians in carrying out murder

In almost all provincial towns, the majority of the murderers were Lithuanians, and there were places where they carried out massacres without the presence of any Germans, or when the Germans present were there only to photograph the slaughter.

2 – The terrible cruelty of the Lithuanians

In several places, Jewish women and even girls age 13 and 14 were raped before they were murdered. Similarly, there were many cases of public humiliation of rabbis and Jewish community leaders before they were killed, as well as exceptional cruelty toward Jewish babies, some of whom were murdered by banging their heads on rocks or trees or by throwing them alive into mass graves.

3 – The “patriotic” motivation for the murders

Lithuanian nationalism served as a background and an incentive for the participation of many Lithuanians in the murder of Jews. The most famous instance of this was the mass murder in the Lietukis Garage in Kovno at the end of June 1941, where the killers and a large crowd of spectators who witnessed and applauded the murders sang the Lithuanian national anthem after more than fifty Jewish men had been killed in cold blood.

4 – The participation of all levels of Lithuanian society in the murders

To the extent that Lithuania admits that Lithuanians participated in the murder of Jews, they usually try to blame these crimes solely on the marginal elements of Lithuanian society, on “hooligans.” But the bitter truth is, that many Lithuanians, from all levels of society, from the cultural, religious, and intellectual elite to the criminal elements, were among those who killed Jews.

In light of these characteristics, it is not difficult to understand why the Lithuanian government is investing so much effort in attempts to rewrite the history of the Holocaust in their country by hiding or distorting the participation of Lithuanians in murdering Jews. I would like to report on three events which are typical of the Lithuanian campaign on this sensitive subject.

The first event, which I personally witnessed, took place in Kovno on February 16 (Lithuanian Independence Day). On that day hundreds of Lithuanian nationalists and neo-Nazis marched in the city’s main streets wearing the Lithuanian swastika (a regular swastika with the addition of several short lines), carrying flags with nationalist slogans and pictures of Juozas Ambrazevičius, the head of the provisional Lithuanian government that was established in Kovno, which enthusiastically supported the Third Reich and the persecution of the Jews. The scene was simply shocking, especially since we, the demonstrators against the march, numbered only a small handful of barely more than a dozen people, half of whom were Jews from abroad (including our friend Prof. Dovid Katz and several Israeli medical students) and six Lithuanians. The hatred we encountered was just horrible.

The second event was a conference of Litvaks, which took place in Vilna to mark 70 years since the liquidation of the Vilna Ghetto. The conference included many cultural events related to the topic, as well as visits to memorial sites. On the surface, this was a positive initiative, but a closer look at the content showed it to be an event whose purpose was to strengthen the cooperation between the government and the Jewish community, in order to support the distorted, totally false version of history of the Holocaust in Lithuania.

A clear example appears in the official website of the community, where they describe the events of the Holocaust in Lithuania in these words:

“Before World War II, Jews accounted for about a third of Vilnius population, the Lithuanian capital was an important Jewish cultural centre. Around 90 per cent of the Jewish population of around 208,000 were killed by German Nazis in Lithuania during the Holocaust. More than 800 Lithuanians have been awarded as Righteous among Nations for rescuing Jews from the Holocaust.”

Is that indeed the case? Do these sentences accurately summarize what happened in Lithuania? Were the 96.4% of the Jews living under the Nazi occupation who were killed during the Holocaust, all murdered by German Nazis? This is definitely a distortion of the historical reality. Until recently, Dr. Shimon Alperovich served as chairman of the community and he bravely rebutted all Lithuanian attempts to rewrite the history of the Holocaust. But unfortunately his successor, attorney Faina Kukliansky, actually cooperates fully with those who are primarily responsible for rewriting the historical truth, such as Jewish MP Emanuel Zingeris and his Lithuanian partners, who deliberately distort the history of the fate of Lithuanian Jewry in order to serve Lithuanian interests.

I came across an additional example last week when the Center for the Study of Genocide and Resistance in Lithuania, a government body that plays a central role in rewriting the history of the Holocaust, publicized the results of its study on the subject of Lithuanian participation in the murder of Jews. The study was in response to a list of murderers that Yosef Melamed posted on the Association’s website in 2009. Yosef Melamed’s list included the names of 4,233 Lithuanians accused of murdering Jews, while the Center for the Study of Genocide claimed that after a thorough examination of each of the names, they could confirm that only 1,070 of those that appear on Melamed’s list were actually involved in the murder of Jews, 534 of them directly – that is, actually shot Jews to death – and 536 indirectly – that is, guarded Jews, took them to be killed, or in some way supported the commission of the crime. In addition, the Center uncovered another 985 Lithuanians who do not appear in the original list, but who also participated in murder.

It is important to note that the total number of murderers presented in the Center’s report is just the tip of the iceberg. In the Wiesenthal Center’s archives in Jerusalem we have collected the names of many thousands of Lithuanians who participated in the murder of Jews, and it is clear that the Center’s purpose is to drastically lower the number of murderers (while also artificially inflating the number of righteous Lithuanians), in order to serve Lithuanian interests. Of particular significance is the conclusion of Dr. Alfredas Rukšėnas, who headed the study, and who assessed the activities of the Lithuanians murderers in the following manner:

“All those who shot the Jews, not only the ‘partisans’, belonged to organized Lithuanian units which were under Nazi command. On the one hand, they were forced to participate in genocide due to their military service, and on the other hand they acted out of a fear of disobeying orders, hatred, and the desire to benefit economically from extenuating circumstances. In any case, the primary motivation was their military obligation, namely the orders they received.”

Rukšėnas’ outrageous conclusion is especially important for two reasons. First, it completely ignores the hundreds of Lithuanians who spontaneously attacked and murdered Jews without being organized in any military or police framework. Secondly, it basically exempts the murderers from all responsibility for their crimes and purposely ignores the principles established by international law at the Nuremberg trials and afterwards in hundreds of other cases of Nazi criminals – personal criminal responsibility, and the rejection of the claim of innocence due to “superior orders.” In today’s Lithuania, however,  any and all tactics to absolve Lithuanians for their participation in the mass murder of Jews are acceptable.

In conclusion, I would like to ask you to support the efforts of the Association, the Wiesenthal Center, Prof. Katz, and the brave members of the Lithuanian Jewish community, including Milan Chersonski, Prof. Pinchos Fridberg, and Rachel Kostanian, in the struggle against Lithuanian Holocaust distortion, a truly just cause, which is a fitting tribute to the memory of the Lithuanian Jews murdered in the Shoah.

0

22

Пинхос Фридберг (Pinchos Fridberg)

Реплика (Replica)

История любви… (Love story …)

BNS (Baltic News Service), вторник, 19 ноября 2013 г. 15:04
Соцмин Литвы: на возможные пенсии спасителей евреев нет денег

BNS четверг, 5 декабря 2013 г. 15:37
Кабмин Литвы может вернуться к вопросу пенсий Спасителям евреев

BNS, понедельник, 9 декабря 2013 г. 16:52
Правительство Литвы решило пересмотреть позицию по поводу пенсий праведникам мира

BNS, среда, 11 декабря 2013 г. 18:48
Правительство решило оценить подвиг спасавших евреев

BNS, понедельник, 23 декабря 2013 г. 13:05
Брадаускаса понесло: спасителям евреев в Литве пенсии мог бы платить Израиль

PS. Литва, куда ж несешься ты? Дай ответ. Не дает ответа…

Отредактировано admin (2013-12-24 04:27:35)

0

23

Tablet Magazine

tabletmag.com

A comment from Professor Pinchos Fridberg, Vilnius

I can understand (not approve of!) those Lithuanian politicians who try to mitigate the scale of the crimes committed by their fellow countrymen during the Second World War. But I will never be able to understand Emanuelis Zingeris, a Lithuanian politician of Jewish origin, who has not publicly condemned the 2012 solemn reinterment of Professor Juozas Ambrazevičius-Brazaitis, head of the 1941 Nazi puppet government in Kaunas.

If Mr. Zingeris had a Jewish soul, he would have done that in the very first instance. After all, his mother was a prisoner of the Kaunas (Kovno) Ghetto – a ghetto that was established by the order of the above-mentioned Professor Ambrazevičius-Brazaitis.

I would invoke a favorite phrase of Professor Vytautas Landsbergis: “Who can deny that…?” and would pose this question: “Who can deny that such behavior by Mr. Zingeris serves as a major promotion for Double Genocide?"

http://s8.uploads.ru/t/4vgMN.jpg

Отредактировано admin (2014-02-12 03:01:03)

0

24

Меня в своё время потрясла Л.Улицкая (рукопожатная и совестливая, без всяких сомнений). Полу-документальный роман Даниэль Штайн, переводчик.

Из бесед Даниэля Штайна со школьниками (Фрайбург)

Сначала Литва: Вернулись в Вильно. Узнали удручающие вещи: в день, когда Красная Армия покинула Вильно, стихийно организовались литовские банды, которые начали убивать евреев ещё до взятия города немцами. Впоследствии в состав немецких карательных отрядов вступила большая группа литовцев.
Потом Западная Белоруссия: По той иерархии, которую установил Семёнович (полицай), еврей стоял ниже белоруса, а поляк — выше. Что же касается арийской расы, её превосходство было для Семёновича несомненным. Он был, конечно, идеальным полицейским: его душа не испытывала никаких беспокойств по поводу проводимых антиеврейских акций. В эти месяцы уничтожали еврейские хутора и небольшие поселения в 30 — 60 человек, и эти акции проводила поначалу белорусская полиция.
Ну, и об атмосфере:
Ещё одно поразительное и печальное обстоятельство касается общей атмосферы того времени и того места: на мой стол текли потоком заявления от местных жителей — доносы на соседей, жалобы, обвинения, почти всегда безграмотные, часто лживые, и все без исключения подлые. Я был постоянно в угнетённом и подавленном состоянии, которое должен был всячески скрывать от окружающих. Причина была в том, пожалуй, что прежде я никогда не сталкивался так близко с человеческой подлостью, неблагодарностью, гнусностью. Я искал объяснения этому, и находил только одно: местное белорусское население было страшно бедное, необразованное и забитое. Валевичей уже не было, их имущество разграблено, несколько белорусских семей захватили их дом и никак не могли его поделить.
По поводу польской интеллигенции:
Спустя полтора месяца, возвращаясь со службы домой поздно вечером, я увидел стоящую у обочины колонну грузовиков. В белорусскую полицию на этот раз ничего не сообщили о готовящейся антиеврейской акции. Это могло означать только одно: грузовики предназначались для поляков, и в белорусскую полицию не сообщили, потому что Семёнович был женат на польке, и всем это было известно, а мне не сказали, потому что я слыл польским патриотом.

Я побежал к Валевичу, сообщил о грузовиках и высказал свою догадку. Я считал, что они должны немедленно скрыться, уйти в лес, на какой-нибудь дальний хутор. Я просил его, чтобы он предупредил своего брата и всех друзей-поляков, но Валевич мне не поверил. Он ненавидел и коммунизм, и фашизм, но считал, что он лояльный гражданин и не может подвергнуться репрессиям.
В ту же ночь забрали всю их семью, патера Валевича, инженера, врача и ещё двадцать человек. Польскую интеллигенцию. Они были расстреляны в ту же ночь.

0

25

Эфраим Зурофф, «Джерузалем Пост»

Об отношении литовцев к Холокосту

http://newswe.com/index.php?go=Pages&am … ust-341834

http://obzor.lt/news/n11778.html

В конце этой недели произошли три события, которые отражают амбивалентность современной еврейской жизни в странах Прибалтики и, в частности, в Литве – самой большой из трех новых прибалтийских демократий. Перечислим эти события в обратном порядке. В воскресенье ультранационалистические группы, отмечая День Независимости в Каунасе (Ковно), бывшей столице Литвы и ныне во втором по величине городе страны, организовали марш, во время которого отчетливо звучали антисемитские мотивы.

В то же время в субботу около семисот литовских, латвийских и эстонских евреев собрались под Вильнюсом (Вильно), чтобы принять участие в программе «Балтийский Лимуд», которая с большим успехом отметила свой десятый юбилей. Накануне, в пятницу, в Нью-Йорке институт ИВО, известный своим весьма заслуженным прошлым, организовал симпозиум «Нерешенная история» на тему литовско-еврейских отношений после Холокоста.

Как активный участник программы «Лимуд» и противник марша, я мог непосредственно наблюдать некоторые недавние достижения в жизни евреев Прибалтики, с одной стороны, и сталкиваться с постоянными угрозами в адрес еврейских общин - с другой. Программа «Лимуд» показала, что успешно проросли и дали всходы семена, которые были посеяны Джойнтом и другими еврейскими организациями в еврейских общинах Балтии на волне распада Советского Союза и перехода трех прибалтийских стран к демократии. Евреям Литвы, Латвии и Эстонии, отвыкшим от еврейской общинной жизни за более чем четыре десятилетия советских репрессий, пришлось начинать с нуля, чтобы построить жизнеспособные общинные институты, привлечь как можно больше евреев и воссоздать местную еврейскую жизнь. Как объяснил мне официальный представитель Джойнта Стефан Оскар, ответственный за все три прибалтийские еврейские общины, особое удовлетворение от программы «Лимуд» он получил, наблюдая за детьми, которые начинали с того, что принимали участие в летних и зимних лагерях Джойнта, а теперь, став взрослыми, активно посещают «Лимуд» и приводят с собой своих детей. С моей точки зрения, с точки зрения человека, который в течение более двух десятилетий читает в Прибалтике лекции евреям всех возрастов, и который в прошлый Шаббат встретился с новым молодым поколением, эти молодые люди гораздо активнее, чем их родители, вовлечены в политическую деятельность, их больше волнуют вопросы исторической памяти, и это является хорошим предзнаменованием для будущего этих общин.

Но уже на следующий день, в воскресенье, моя поездка в Каунас была подобна падению из игра рама (высокое место) в бира амикта (глубокая яма). Хотя участники этого марша, последние шесть лет намеренно приуроченного ко Дню Независимости Литвы, осведомлены о наших критических замечаниях и воздерживаются от выражения открытого антисемитизма, их глубокая враждебность к евреям очевидна проницательному наблюдателю. Так, вновь одним из главных и самых больших транспарантов был транспарант, прославляющий Юозаса Амбразявичюса, премьер-министра временного правительства, созданного Литовским фронтом активистов в Каунасе вскоре после вторжения нацистов. Временное правительство под руководством Юозаса Амбразявичюса решительно поддерживало Третий рейх и активно поощряло литовцев принимать участие в массовых убийствах евреев.

Возвеличивание Амбразявичюса вряд ли удивительно. В 2012 году его останки были перезахоронены правительством Литвы со всеми национальными почестями, как будто это был герой, Праведник народов мира, а не военный преступник. В этом контексте самый популярный лозунг демонстрантов - «Литва для литовцев» - звучит особенно зловеще. Литовскому правительству следует винить в этом только себя.

Перезахоронение останков Амбразявичюса в 2012 году - это только один из многих предпринятых за последние годы актов и мер, на которые было затрачено чрезвычайное количество энергии и ресурсов, с тем чтобы добиться своей цели – преуменьшить весьма значительную роль литовцев в преступлениях Холокоста и убедить мир, что преступления коммунистов были столь же ужасны, как и деяния нацистов. Кроме искусственного раздувания числа Праведников народов мира и намеренного преуменьшения числа литовцев - убийц евреев, ведется также кампания «наступления очарованием», ориентированная на Запад, главным образом - на еврейские общины, кампания, подобная той, которая имела место в прошлую пятницу на симпозиуме, организованном ИВО в Нью- Йорке.

Так, тщательно подобранным пресс-секретарям, на которых можно положиться, поручено представить выхолощенную версию Холокоста в Литве и обелить роль литовцев в преступлениях Шоа, а также описать в восторженных тонах, как современная Литва честно пытается осмыслить свою историю времен Второй мировой войны, представить искаженную картину гораздо более сложной действительности, картину, в которой страданиям литовцев под властью коммунистов неизменно придается равный вес с еврейскими жертвами Холокоста.

К сожалению, литовская еврейская община, чей предыдущий председатель д-р Шимон Альперович стойко боролся против любых попыток правительственного искажения Холокоста, желая понравиться правительству, несколько отступила от этой линии. Так, в сентябре прошлого года на сайте общины в разделе новостей появилась статья, в которой новый председатель общины Фаина Куклянски благодарила правительство за его «искреннее внимание к евреям Литвы и литвакам во всем мире» и описала историю общины во время Шоа таким образом: “Около 90 процентов еврейского населения, около 208,000 были убиты немецкими нацистами во время Холокоста. Более 800 литовцев были признаны Праведниками народов мира за спасение евреев от уничтожения”.

Хотя общее число евреев и процент жертв близки к точным цифрам (на самом деле 212,000 евреев были убиты из приблизительно 220,000, живших в Литве до нацистской оккупации), при этом отсутствует всякое упоминание о широком и чрезвычайно активном участии литовцев в преступлениях Шоа. Десятки тысяч местных евреев были преданы и убиты литовцами, не говоря уже о евреях из других стран , депортированных на смерть в Литву, и о евреях Белоруссии и Польши, убитых вспомогательными полицейскими подразделениями и отдельными литовцами.

При таких обстоятельствах нам, всем тем, кто живет за пределами Литвы, остается с помощью более храбрых местных евреев сделать все, что в наших силах, чтобы изменить эту позорную ситуацию.

_________________

Автор этой статьи Эфраим Зурофф - директор израильского отделения Центра Симона Визенталя. Его новая книга «Операция «Последний шанс»; Борьба одиночки, требующего привлечь нацистских преступников к суду», неизменно сталкивается с постоянным отказом прибалтийских стран, и в особенности Литвы, возбудить уголовные дела против местных военных преступников и честно разобраться в участии националистов в преступлениях Холокоста.

Оригинал статьи -
http://www.jpost.com/Opinion/Op-Ed-Cont … ust-341834
Перевод: Мила Вольвовская

Отредактировано admin (2014-03-16 01:17:05)

0

26

Пинхос Фридберг, Вильнюс, Литва

Открытое письмо виленского еврея директору ИВО* в Нью-Йорке

0

27

Ссылка на письмо из предыдущего поста

0

28

Из-за книги о геноциде евреев в Литве от автора отвернулись родные и друзья "Я выполнила долг перед родиной"

http://m.ru.delfi.lt/article.php?id=70220958

Миндаугас Яцкявичюс
26.января 2016 15:03

Молодые, неграмотные литовцы в трезвом состоянии так прилежно убивали евреев, что в Литву их везли для уничтожения из других стран. В убийствах добровольно участвовали и школьники, а Церковь равнодушно наблюдала за Холокостом – убийцам даже отпускали грехи. Ради чистоты расы и еврейских зубов в Литве уничтожили около 200 000 евреев.

К таким выводам пришла Рута Ванагайте, которая написала книгу "Mūsiškiai" ("Наши"). Важная часть книги – "Путешествие с врагом", в которой Ванагайте с известным охотником за нацистами Эфраимом Зуроффом отправляется в путь по местам, где убивали евреев и общается с оставшимися в живых очевидцами тех событий.

– "Знаю, что Литва не ждала эту книгу. Поэтому и написала ее". Это – Ваши слова. Вы уже столкнулись с отрицательной реакцией?

– Мне священник Ричардас Довейка сказал, что у меня перед носом закроются двери. Я с самого начала столкнулась с отрицательной реакцией – родные сказали, что я предаю родственников и являюсь Павликом Морозовым. Несколько друзей вообще отвернулись от меня – сказали, что мне платят евреи, и я предаю Родину.

Мне нужно было много смелости. Я спросила у моих детей, которым 20 и 28 лет, писать ли мне такую книгу. Они сказали, что на 120% поддерживают. Но часть друзей предупредила меня, что я останусь без читателей, которые любят меня за книги об уходе за стариками и женщинах. Я подумала – почему я должна думать о коммерции. Я вижу, что больше никто такую книгу не напишет.

– Почему Вы считаете, что больше никто не напишет? Этой темы боятся?

– До такой степени боятся, что я сталкиваюсь с абсолютной паникой – от учреждений власти до сельских жителей. За полгода я встретила всего несколько человек, которые не боялись. Даже с историками в парке на лавочке приходилось встречаться... Некоторых историков я не могу цитировать – они не хотят, один сказал, что отныне не будет читать лекции на эту тему – опасно.

– Откуда этот страх? Литва с Израилем примирились, в 1995 г. президент Альгирдас Бразаускас извинился перед еврейским народом, несмотря на то, что за это его рьяно критиковали.

– С Израилем помирились, чтобы он не поднимал эту тему. За это Литва поддержит Израиль в ООН. Это политика. Даже посол Израиля, увидев в Литве Зуроффа, сказал ему – чего ты сюда ездишь, будешь людям настроение портить. Даже еврейская община не поднимает эту тему, не поднимает ни Израиль, ни Литва, а очевидцев тех событий уже практически не осталось. И денег на исследования нет.

Да, Бразаускаса осудили. Думаю, позже он жалел, что так поступил. Он обещал выявить и назвать убийц, но этого не сделали. Вот в 2012 году Литовский центр исследования геноцида жителей и сопротивления составил список из 2055 человек, которые, возможно, могли участвовать в геноциде. Список был передан правительству. Где он сейчас?

Я пошла к вице-канцлеру правительства и сказала, что надо что-то делать с этим списком, ведь не может же он 5 лет лежать. Мне ответили – что бы мы ни делали, евреям все мало. И лежит этот список дальше.

– Может, уже все исследовали и оценили?

– Я прочла книги всех литовских историков – все утверждают, что Холокост наблюдался в провинции на территории всей Литвы. Мы думаем, что только в Панеряй – нет, вся провинция Литвы усеяна еврейскими могилами, люди были уничтожены. Это белое пятно в нашей историографии. Почему не исследовали? Есть лишь несколько историков, которые этим занимаются – мне сказали, пять человек должны работать 5 лет, чтобы выяснить, сколько литовцев участвовало в Холокосте. Нет пяти человек и 5 лет.

Я с Зуроффом проехала через всю Литву – людям, которые видели и помнят Холокост, сейчас 85-90 лет. Сколько еще будем ждать?

– Не секрет, что Зуроффа в Литве ненавидят да и сам он, мягко говоря, не пылает к нам любовью. Как удалось уговорить его поехать в "путешествие" по Литве?

– Весной я готовила конференцию, все историки говорили, чтобы я не приглашала Зуроффа – если он будет, они отказывались от участия, поскольку он может заплакать, начать драку. Мне стало очень интересно. Когда он приехал для участия в маршах неонацистов, я встретилась с ним. Я спросила у него, работает ли он на Путина, а он спросил у меня, делаю ли я еврейские проекты ради денег.

Я ответила, что среди моих родственников были люди, которые, как я подозреваю, участвовали в Холокосте. Он сказал, что за 25 лет встретил в Литве первого человека, который это признал. Я сказала ему – вы нападаете на Литву, так давайте, сядем в мою машину и поедем по Литве, поговорим с людьми, посмотрим, кто прав. Поскольку я не знаю этого.

Он согласился, поездка длилась три недели. Мы договорились платить за бензин поровну.

– Что Вы видели? Сколько дверей закрыли у Вас перед носом?

– Большинство людей говорили, только не соглашались фотографироваться и называть свои имена. Другие боялись – говорили, еще придут и убьют. Кто убьет? Литовцы! Они знают, что в большинстве случаев евреев конвоировали, охраняли или убивали отцы или деды соседей. Так они предают своих – соседей. Но помнят очень хорошо.

– В опубликованном в книге интервью Зурофф говорит, что Литва необыкновенно красива, но ее красивые леса скрывают несколько сотен мест массовых убийств. Когда ездишь по Литве, можно увидеть указатели, свидетельствующие о таких местах – Литва по крайней мере об этом позаботилась.

– Но свернешь туда, и ничего не увидишь. Указатель есть, а потом можешь блуждать по лесам, и ничего. Но есть и не указанные места. Я и сказала Зуроффу – мы не настолько богаты, чтобы присматривать за 227 местами. Он ответил, надо было смотреть, когда расстреливали.

Зурофф плакал на каждом месте. Мне приходилось ждать, пока он читал молитву. И я потом думала – под землей лежат тысячи костей, никак не обозначены эти места. Я потом не могла спокойно смотреть на литовские могилы. Казалось, всему придается слишком большое значение, все так театрально.

Я читала протоколы об эксгумации – множество детей с неповрежденными черепами – значит, закапывали живыми. В книге есть свидетельство одного военного – отец ничком ложился в яму, прикрывая ребенка. Военного спрашивали – в кого первого стреляли – в отца или в ребенка? Ответил: "Что мы звери, что ли, стрелять в ребенка на глазах у отца?" Конечно, в отца. Ребенок ведь ничего не понимает".

– В книге жутко звучит Ваш риторический вопрос о том, сколько золотых зубов вытащили у убитых евреев, переплавили, а потом использовали для изготовления зубов жителей Йонишкелиса? Это речь шла об убийце евреев, который потом работал зубным техником. Неужели литовцы делились золотыми коронками убитых?

– Не только в Йонишкелисе, много где. Я помню, в советское время, когда лечили зубы, спрашивали – золото будет ваше или мое? Откуда у зубных техников было золото? Куда пропали все золотые коронки?

Есть и еще более интересный момент. Я унаследовала от дедушки и бабушки антикварную кровать, шкаф, часы. Прочитала, что во всей Литве было около 50 000 еврейских домов, плюс синагоги, магазины, больницы. Куда пропало все это имущество? Вся Литва разбогатела.

Я читала, что в Паневежисе вещи передали Драмтеатру, дому престарелых, женской гимназии, больнице, потом распродали жителям. Что не удалось продать – раздали бесплатно. Когда убили евреев, в Паневежисе было 25 000 жителей, вещей, оставшихся после убийства евреев было 80 000 - от постельного белья до чашек. Их раздали бесплатно. Значит, каждый житель бесплатно получил по несколько вещей.

Моя бабушка из Паневежиса, кровать – из Паневежиса. Купила ли она ее? Не знаю. Носила ли моя мама что-то из той одежды? Все в Литве, у кого есть старинные вещи, можем задаться вопросом, откуда они взялись.

Убийцам евреев обычно ничего не платили, они брали, что могли, несли продавать или выменивали на водку. Это было их вознаграждение. вечером они возвращались домой. У некоторых были дети – с работы приходили не с пустыми руками – приносили им то одежду, то еще что-то.

– Когда читаешь книгу, создается впечатление, что убивали простые деревенские парни, которые пошли добровольцами в Литовскую армию.

– Они туда пошли сами от нечего делать. Тогда была такая логика: давали поесть и пострелять. А еще можешь взять одежду, обувь, цепочки евреев, выпить. Римантас Загряцкас провел исследование – социальный портрет убийцы евреев – половина тех, кто убивал в провинции - безграмотные или окончившие два класса. Может, если бы Церковь заняла иную позицию или сказала, что надо выполнять одну из заповедей Божьих – может, это остановило бы их. Но Церковь промолчала или не призвала.

– Когда читаешь воспоминания убийц евреев, напрашивается вывод, что немцы их не заставляли убивать - они могли отказаться.

– В первую очередь, это были добровольцы – и белоповязочники, которые шли добровольцами. Некоторые утверждали, что за отказ грозили расстрелом, но есть лишь один факт – в Каунасе был расстрелян солдат, отказавшийся убивать, в долине Мицкявичюса.

В особом отряде служили 8 учеников ремесленной школы – 16-17 лет. Наступил июнь, делать было нечего, они пошли поработать – им обещали вещи евреев. Лето закончилось, они ушли из отряда. Разве это насилие – сами пришли, сами ушли.

В Литве говорят, что заставляли убивать, поили. Военный Ляонас Стонкус рассказал, что если видели, что у кого-то нервы не выдерживали, офицеры не заставляли стрелять, боялись как бы против них оружие не обратили. И не пили – давали после, вечером, или очень мало – боялись, чтобы командующих не постреляли. Можно сказать, что евреев убивали молодые, неграмотные и трезвые литовцы.

– На Вас будут нападать за неудобную правду и спрашивать, откуда знаете, на что опираетесь?

– В книге я не опираюсь ни на один зарубежный источник, только на то, что сказано жителями Литвы и историками. Полгода я провела в Особом архиве, читала дела, их исповеди. Кто скажет, что наших мальчиков пытали и только после этого они давали показания – это глупости, никто не говорит о пытках. Один убийца евреев жаловался на боли в плече, сделали рентген, выяснили причину, назначили массаж и парафиновые ванночки. Видно, слишком много стрелял.

Во-вторых, работники НКВД были последовательными, точными, каждый рассказ убийцы евреев подтверждался еще свидетельствами 15 лиц, соратников. Совпадает каждая деталь.

Все они умаляли свою вину. Когда спрашивали, сколько раз они участвовали в расстрелах, сначала не помнили, потом вспоминали какой-нибудь один расстрел, а на деле участвовал в 20 или 50. Все умаляли свою вину, поскольку не хотели сидеть. Многих НКВД после войны судил за конвоирование, а спустя 20-30 лет, когда выяснялось, что они и расстреливали, их снова арестовывали.

– Насколько, по Вашему мнению, трагедию определила официальная позиция литовской власти?

– Во многом определила. Многие говорят – Литовский фронт активистов начал, временное правительство продолжило, а затем продолжили пособники нацистов: Кубилюнас, Рейвитис и др.

В администрации Литвы работало 20 000 человек: полицейские, начальники полиции округов. Только 3% из них были немцами. Был запланирован процесс, осуществленный литовцами. Конечно, планировали не литовцы, но им говорили, они выполняли, делали все так хорошо, что потом в Литву везли расстреливать евреев из Австрии и Франции.

В IX форте расстреляли 5000 евреев из Австрии и Чехии. Сюда их везли на прививку – евреи шли в ямы с засученными рукавами в ожидании прививки. Литовцы так хорошо работали, что батальон Антанаса Импулявичюса вывезли в Беларусь – там убили 15 000 евреев. Немцы были очень довольны.

– Откуда такая прилежность? Многие говорят – литовцы страдали, оккупация сменялась оккупацией, мы не виноваты, мы страдали, нас везли в Сибирь.

– Да, это правда, но их никто не заставлял расстреливать людей. Шли добровольцы – отчасти из-за распространенного антисемитизма.

– Значит литовцы убивали евреев из ненависти? Однако, кажется, до сих пор литовцы мирно сосуществовали с евреями.

– У нас было достаточно много сторонников Вольдемараса, националистов, которые были влиятельными офицерами армии. Многие убийцы евреев - авиаторы, соратники Дарюса и Гиренаса.

При Сметоне с евреями можно было хорошо ладить, но когда пришли немцы, к ним примкнули литовские националисты, и все стало очень просто. А антисемитизм – все шло из Берлина, там чувствовалась рука Геббельса, литовцы это распространяли. Первая газета временного правительства Литвы "К свободе" писала, долой евреев, их трупы - наш путь к свободе. Об этом говорили по радио, писали в газетах. Хватило двух месяцев, тогда были созданы структуры.

Без одобрения со стороны правительства Литвы и без потакания Гитлеру этого не было бы – надо признать, но мы не хотим, у нас именами Казиса Шкирпы и Юозаса Амбразявичюса названы улицы и школы.

Зурофф признал, что не осознавал, что Литва на заре независимости не способна встать лицом к лицу с прошлым – даже Франции потребовалось 50 лет, чтобы признать свою вину за прогитлеровские действия режима Виши.

– Нам потребуется 90 лет. Скоро все умрут, а поколению моих детей будет интересно, только свидетелей уже не будет. Поэтому я и общалась со свидетелями, пока они живы. Пусть эту книгу никто не читает, может ее будут читать через 10 или 15 лет. Я выполнила мой долг перед родиной, хотя она об этом и не просила.

Откуда можешь знать, что в здании, где сейчас находится известная Паневежская кондитерская компания раньше действовала известная во всем мире иешива – религиозная школа. Нет никакого знака. Сюда приезжали студенты и преподаватели со всего мира.

– Как Вы думаете, какой была бы Литва, если бы не уничтожила своих жителей?

– Думаю, у нас было бы больше ученых, великолепных врачей. Была бы серьезным государством. Но мы хотели расовой чистоты и их зубов.

– Вы упоминали, что от Вас отреклись родственники. Участвовали ли Ваши родственники в Холокосте?

– Я не знаю. Дедушка участвовал в комиссии, составившей список из 10 евреев, а муж моей тети был командующим белоповязочников, работал в Паневежисе в охранных структурах. Я знаю, что вся полиция Паневежиса, под воздействием нацистов, участвовала в этом процессе. Я знаю, что ни один из них не жал на курок – иначе я не писала бы, мне было бы слишком тяжело.

Холокост состоит из двух преступлений. Одно – участие администрации – составление списков и т.д., другое - убийство. Думаю, если все посмотрим на наших родственников...

– Готовы ли Вы к обвинениям в клевете на Литву с помощью Зуроффа?

– Но я сделала хорошее дело – Зурофф перестанет ездить в Литву. Он понимает, что то, что я сделала, что сказали Ричардас Довейка и Томас Шярнас, что сделали историки – он знает, что мы на верном пути. Он не может сказать нам ничего нового – дело литовцев выяснить свое прошлое.

Зурофф сказал, что ему здесь больше нечего делать – никакой иностранец не может заставить Литву взглянуть на свое прошлое.

0


Вы здесь » ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ » Литва и другие страны » Новое расследование масштабов Холокоста в Литве