ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ

Объявление

ПЕРЕХОД НА САЙТ Fair Lawn Russian Club


Чтобы открывать новые темы и размещать сообщения, вам нужно зарегистрироваться! Это не отнимет у вас много времени, мы не требуем подтверждения по e-mail.
Но краткие комментарии можно оставлять и без регистрации! You are welcome!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ » В Беларуси » Что говорит из Москвы Андрей Суздальцев?


Что говорит из Москвы Андрей Суздальцев?

Сообщений 901 страница 929 из 929

901

Гость

пн, 02/04/2018 - 11:47

Комментарий № 379906

Состояние: Не зарегистрирован

Vita-Sibiria пишет:
Таких друзей за .......и в музей.
"Патриотов" понесло.
А столько лет прикидывалась интеллигентной женщиной...
Лавров прав.

ответитьцитировать

0

902

Страстная пятница

Предатели предают прежде всего себя самих. Плутарх
    3 апреля президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин прибыл с рабочим визитом в Анкару, чем вызвал у белорусского руководства крайнее недовольство (не посоветовался, не спросил разрешения). Стоит напомнить, что три недели назад А. Лукашенко выразил уверенность, что после переизбрания на пост президента РФ свой первый визит В. Путин совершит в Минск. Однако в Турции оказалось «теплее» …   

Турецкая конница

    К удивлению российской делегации, Р. Эрдаган приготовил главе российского государства поистине императорский прием. Конный эскорт в стиле османской гвардии (не путать с сипахами) оказался очень символическим для россиян, но одновременно произвел огромное впечатление на Евросоюз, считающей себя жертвой российской «химической агрессии», а также и на постсоветское пространство, где в свою очередь уже делают ставки на то, когда Россия пойдет на уступки под давлением коллективного Запада…
    Учитывая особые, практически родственные отношения казахстанской и турецкой элит, в Астане, отметив формат встречи президента России, тоже откровенно напряглись, но реакция Н. Назарбаева оказалась несравнимой с эмоциями, охватившими А. Лукашенко, который почему-то до сих  пор считает себя единственным «искренним другом» Реджепа  Эрдогана в регионе. Однако вряд ли когда-нибудь Александр Лукашенко дождется столь роскошного конного эскорта …

Лавров

    В пятницу (в Страстную пятницу!), 6 апреля, в Минске появился министр иностранных дел России Сергей Лавров. Визит носил официальный характер, так как был вписан в планы  СМИДа СНГ, но было бы странным, если бы белорусское руководство не воспользовалось возможностью пообщаться с видным представителем российских властей.  Однако, А. Лукашенко не посчитал нужным встретиться с российским министром иностранных дел…
    Вместе с тем, несмотря на демонстрируемую официальным Минском чванливость, то, что в настоящее время интересует А. Лукашенко в отношении России, тайной не является. С одной стороны, официальный Минск хотел бы прозондировать политическую ситуацию в Москве в контексте российско-британского кризиса, что должно способствовать принятию белорусским руководством оперативно-тактических решений на западном векторе.
    В частности, 6 апреля (в Страстную пятницу) В. Макей уже успел заявить о том, что «Мы (Беларусь – А.С.) бы хотели избавиться от зависимости от одной страны. У нас есть стремление диверсифицировать отношения, в том числе за счет развития связей с Европейским союзом и остальным миром… Это означает – поддерживать сбалансированные отношения с разными государствами, позволяющие избежать зависимости от одной страны (два раза повторил – А.С.)» - Интервью каналу Euronews (https://www.sb.by/articles/makey-my-by- … trany.html).
    Иными словами, белорусское руководство, учитывая, что кризис во взаимоотношениях между Россией и ЕС-США достиг своего исторического максимума, судя по всему, все-таки хотело бы максимально использовать появившийся у Минска «окна возможностей» на западном направлении.
    Стоит напомнить, что риски для Минска по данному вопросу весьма существенные, ведь если Москва действительно поддержит тезис М. Макея о «сбалансированности» отношений Беларуси между Востоком и Западом, то не исключено, что российское руководство может предложить официальному Минску заменить привычную для белорусского истеблишмента финансово-ресурсную поддержку из России аналогичной помощью от дружественных Минску Киева, Евросоюза и, естественно, Лондона. А то как-то странно выглядит белорусское «балансирование» за счёт только одного вектора…
    Но с другой стороны, понятно, что А. Лукашенко все-таки необходимо уяснить, что ему ждать от В. Путина, вступившего в свой последний президентский срок.  Во всяком случае, от выбранной белорусским руководством стратегии в российско-белорусских отношениях зависит успех или провал белорусского президента на предстоящем саммите.  Иными словами, вопрос о стратегии в отношении Москвы остается критически важным для официального Минска.
    Есть и еще один фактор, и он напрямую связан с форматом дипломатической работы. Необходимо учесть, что даже если бы встреча А. Лукашенко и С. Лаврова состоялась, то вряд ли она дала бы белорусскому руководству пищу для размышлений. Учитывая дипломатический опыт российского министра, способного говорить ясно, четко и даже эмоционально, но при этом не предоставляя слушателям какой-либо закрытой информации, то скорее можно было бы рассчитывать на то, что именно С. Лавров спокойно и деловито сканировал бы мысли и надежды белорусского президента, что, учитывая особенности А. Лукашенко, не представляет каких-либо проблем для профессионала. Вот только зачем?

Ждем саммит?

    Не является тайной, что белорусский истеблишмент «живет» от саммита до саммита, от кредита до кредита, или, как говорится, от Путина до Путина.  При этом, в высшем руководстве республики, с одной стороны культивируется откровенная ненависть к президенту России (А. Лукашенко поразительно ревнив к деятельности своего российского коллеги), а с другой --  на очередную встречу президентов двух стран белорусскими властями по традиции возлагаются поистине фантастические надежды в формате  «вот приедет барин…» и решит проблемы не только в российско-белорусских отношениях, но и волшебным образом освободит и саму Беларусь ото всех бед и напастей. 
    В принципе, в данном случае можно говорить об утвердившимся   шаблоне отношения Минска к России, и он остается постоянным уже многие годы и даже десятилетия. Меняется только формат исполнения вышеназванного клише, который в зависимости от международного или регионального контента сдвигается от униженных просьб с упоминаем белорусского народа, который, естественно, «не поймет», если Москва не даст денег на очередной депозит «семьи» в лондонских банках, до требований в стиле классического шантажа.
    Необходимо напомнить, что сейчас, в апреле 2018 г., значимость будущей встречи президентов двух стран, о которой еще в марте заявил А. Лукашенко,  удваивается, если не утраивается. Дело в том, что помимо целого списка требований к России, который уже созрел в недрах белорусской власти и с которыми белорусский президент должен познакомить своего российского коллегу, на атмосферу встречи обязательно окажет влияние информация о готовящейся в Беларуси конституционном референдуме.

Реплика

    До настоящего момента какой-то конкретной ясности о намеченном в республике конституционном референдуме нет, за исключением того, что он обязательно будет назначен и успешно проведен. Нет сомнений и в отношении главной задачи референдума – белорусскому народу будет предложена формула увековечения власти над республикой династии Лукашенко. Иными словами, республика получит наследственное президентство в формате КНДР, где власть семейства Кимов является основой существования данного государства. Стоит напомнить, что в Северной Корее по сути главой государства остается умерший в 1994 г. Ким Ир Сен со статусом «вечного президента КНДР».
    Понятно, что, если обновленная на референдуме Конституция Республики Беларусь создаст возможность сыновьям А. Лукашенко последовательно занять пост главы государства, то ни о каком Союзном государстве, как о высшей форме политической интеграции между Россией и Беларусью можно забыть навсегда.  Россия не будет прикрывать «семейный бизнес» Лукашенко.

Выбор

    Сейчас перед А. Лукашенко, для которого предстоящий Высший Госсовет Союзного государства носит поистине судьбоносный характер, стоит задача выбора формата будущего саммита. Этот-то формат  в немалой степени складывается на основе международной обстановки и ситуации в российско-западном противостоянии. Именно от формата  зависит успех белорусского президента за столом переговоров, который, в свою очередь, должен быть конвертирован в сотни миллионов, если не миллиардов долларов из российского бюджета, в миллионы тонн российской нефти и миллиарды кубометров российского природного газа,  миллиарды долларов за реализацию на российском рынке белорусских и санкционных  продуктов питания, поставки новейшей российской военной техники в белорусскую армию и т.д.
    Еще в начале марта А. Лукашенко уверял белорусский истеблишмент в том, что Россия, не желающая «потерять Беларусь», в очередной раз обязательно поможет Минску решить его накопившиеся за 2017 год проблемы.  Порукой тому стала быстрая эскалация российско-британского кризиса…

Заметались

    В идеале, Минск, желая воспользоваться сложным положением, в который попала Москва после британской провокации, должен был отсиживаться в «кустах» до самого Высшего ГосСовета СГ, не провоцируя Запад и Москву.  В принципе, так и было с самого начала трагедии в Солсбери. Минск, мгновенно потеряв голос. За месяц конфликта между Лондоном и Москвой А. Лукашенко не произнес ни одного слова в поддержку своего официального «союзника», который в свою очередь в одиночку отбивался от всего западного мира. При этом министр обороны Китая, в отличие от Минска, мог позволить себе заявить в Москве на завершившейся неделе о поддержке КНР России в столь критичный для ней момент (https://eadaily.com/ru/news/2018/04/03/ … v-rossi...).
    Только через неделю после визита В. Макея в Лондон, где Минск фактически солидаризировался с британской версией о причастности России к отравлению Скрипалей, белорусские власти попытались хотя бы как-то смикшировать эффект от встречи В. Макея с Б. Джонсоном. 6 апреля (Страстная пятница) В. Макей высказался за проведение расследования инцидента в Солсбери с привлечением заинтересованных сторон. О России и  предложении России, Китая и Ирака создать независимой британо-российской комиссии для объективного и беспристрастного расследования В. Макей «дипломатично» не сказал ни слова (https://news.tut.by/world/587952.html). В принципе, это уже ничего не меняло – с конца марта российско-белорусские отношения буквально на глазах стали превращаться в непроходимую трясину противоречий. 

Биологическая атака

    30 марта на белорусско-российской границе передвижной пост Россельхознадзора перехватил белорусскую фуру с 18 тоннами зараженного крайне опасной гнилью египетского молодого картофеля. По традиции, картошка из дельты Нила была снабжена подлинными сертификатами белорусской государственной санитарной службы. За две недели до перехвата на границе, Россия запретила импорт картофеля из Египта…
    Российские санитарные власти, отдавая себе отчет в том, чем грозит российскому сельскому хозяйству появление на территории федерации реального биологического оружия в кузове белорусской фуры, пригрозили полностью перекрыть поставки картофеля из Беларуси на российский рынок… Стало понятно, что для Москвы белорусская контрабанда стала нетерпимой. Минск заигрался…

Заячье лицемерие

    Картофельная диверсия последовала после заявления министра сельского хозяйства России А. Ткачева о том, что Беларуси необходимо искать другие рынки для сбыта своей молочной продукции (28 марта).  Россия готова в ближайшие годы полностью закрыть дефицит молока на своем молочном рынке (https://lenta.ru/news/2018/04/05/tkachev/).
    При этом российский министр не скрывал, что поводом для такого предложения-угрозы стал вал низкокачественного сухого молока с белорусскими государственными сертификатами, поступающего на российский рынок по демпинговым ценам.  Однако российские эксперты в ходе проверки белорусских молокозаводов не обнаружили на большей части из них оборудования для выработки сухого молока.
    В итоге, доверие к белорусскому молоку у российских санитарных врачей окончательно исчезло.  В свою очередь российскому руководству  весь этот гнойно-антибиотиковый «молочный» коктейль неизвестного происхождения явно надоел и белорусам недвусмысленно показали на дверь.
    Как уже не раз отмечал автор этих строк, пристрастие правящего в Беларуси «семейства» к контрабанде в ближайшей перспективе должно окончательно похоронить легальный экспорт белорусского  молока на российский рынок. Понятно, что личный карман А. Лукашенко ближе, чем интересы сотен тысяч крестьян…
    Однако на фоне полного провала на российском рынке не пропал задор и пафос у белорусского министра сельского хозяйства Леонида Зайца, прославившегося еще летом 2014 года обещанием практически мгновенно нарастить поставки молока в Россию в 1,4 раза «не ослабляя при этом внутренний рынок» ( http://www.belta.by/economics/view/bela … 52407-2014). Речь идет о знаменитых белорусских «реактивных» коровах... 
    В Страстную пятницу  6 марта Л. Заяц претензии российской стороны по белорусской традиции, естественно отверг, но при этом с одной стороны предложил считать белорусский демпинг на российском рынке «здоровой конкуренцией», удивительным образом забыв предложить собственный белорусский опыт борьбы с российским сахарным «демпингом» на белорусском внутреннем рынке, а с другой стороны настоятельно посоветовал россиянам «прежде чем ввозить молочные продукты из Уругвая, Новой Зеландии» рассмотреть «возможности стран Союза» (https://milknews.ru/index/Belarus-moloko-RF.html). Видимо белорусский министр забыл, что Польша не входит в ЕАЭС…    Зато не забыла Россия., которая все-таки считает, что она сама может выбрать то, что ей закупать.

Страстная пятница в российско-белорусских отношениях

    Итак, в начале апреля в российско-белорусских отношениях стала назревать настоящая буря. Ведь помимо молочно-картофельных  проблем на фоне настоящей битвы Россельхознадхора с белорусской контрабандой, проявились и другие проблемы в отношениях между странами:
- в назначенные сроки Беларусь так и не получила шестой транш кредита ЕФСР и его судьба остается неопределенной;
- из информационного поля исчезли переговоры по ценам на поставляемый с 2020 года в Беларусь российский природный газ;
- несмотря на уверения белорусской стороны, так и не подписано соглашение между Россией и Беларусью о взаимном признании виз, т.е. судьба белорусско-российской границы в преддверии Чемпионата мира по футболу остается нерешенной;
- нет никакой реакции Москвы на желание Минска получить из России новейшую военную технику;
- Минск предупредили, что белорусское молоко по ряду причин будет изгоняться с российского рынка;
- нет никаких свидетельств того, что Москва придет на помощь Минску в сфере внешних долгов и т.д.
    Кроме того, не стоит забывать, что Минску, как бы ему не хотелось уклониться, но придется на высшем уровне объясняться по поводу визита В. Макея в Лондон…
    Любопытно то, что к Страстной пятнице все проблемы с Москвой как-то суммировались, что привело к тому, что 6 апреля В. Макей и А. Лукашенко уже трубили в СМИ слаженным антироссийским дуэтом.

Спасительный Китай

    В частности, 6 марта А. Лукашенко объявил прибывшему в Минск из Москвы министру обороны Китая, что оказывается именно Китай сыграл «решающую роль в усилении обороноспособности Беларуси: « Вы помогли нам создать самые современные космические подразделения, отправить на орбиту самый современный спутник. Мы с вами создали в Беларуси самый современный центр управления полетами. Вы помогли нам создать самое современное ракетное вооружение для белорусской армии. На основании этого, я думаю, мы создали более современные образцы ракетного вооружения, которые заинтересуют уже и вашу армию. Я благодарен вам за ту безвозмездную помощь, которую вы оказываете нашей армии» (https://news.tut.by/economics/587902.html).  Понятно, что после столь яркого заявления А. Лукашенко Москва, уяснив, что у Минска появился столь мощный военно-технический спонсор, способный на «безвозмездную помощь», сейчас может с чистой совестью снять с себя заботу о модернизации белорусской армии …
    Это касается не только поставок современного оружия, но и финансово-ресурсной поддержки. В частности, А. Лукашенко вдруг стал благодарить Китай за помощь в годы, когда Минск был под западными санкциями: «Вы нам подставили плечо в самое сложное время, когда весь Запад ввел санкции против Беларуси. Мы это помнить будем долго. У вас есть здесь надежные друзья» (там же). Иными словами, то, что почти четверть века Россия снабжала и снабжает республику самыми дешевыми на континенте энергоносителями, исправно обеспечивает кредитами и предоставляет свой рынок зачастую в ущерб собственным производителям помощью в Беларуси от российской «дойной коровы» не считается…
    Вообще-то использование третьей стороны в качестве инструмента шантажа в межгосударственных отношениях нигде и никогда не приветствовалась.
    Но самый эффектный итог Страстной пятницы подвел опять министр иностранных дел В. Макей, объявив, что именно Россия виновата в украинском кризисе: «Мы всегда ищем политические, а не военные решения этих проблем. Не думаю, что Россия хотела бы организовать в Беларуси что-то подобное «украинскому сценарию», что они захотят так поступить. Это не в их интересах» (https://www.sb.by/articles/makey-my-nik … arusi.html). В общем, маски сброшены…
    Можно считать, что в начале апреля 2018 года российско-белорусские отношения вошли в сложный кризис, ставящий под сомнение саму основу союзных отношений. 

А. Суздальцев, Москва, 08.04.2018

0

903

a-ta-ta пишет:

Понятно, что, если обновленная на референдуме Конституция Республики Беларусь создаст возможность сыновьям А. Лукашенко последовательно занять пост главы государства, то ни о каком Союзном государстве, как о высшей форме политической интеграции между Россией и Беларусью можно забыть навсегда. Россия не будет прикрывать «семейный бизнес» Лукашенко.
Главная задача предстоящего референдума - показать Европе, что мы встали на путь исправления, поэтому будет там вопрос о выборах в парламент, вопрос о смертной казни и ещё какая-нибудь ненужная чепуха про, например, суд или армию.
Каким боком тут батькины дети - абсолютно непонятно. Выборы для Виктора можно провести хоть через пару месяцев - и меньше 75 ЦИКом процентов не нарисуется (несолидно ж). Можно было бы предположить, что автор про понижение планки до 30 лет (для Кольки) - но, разумеется, не будет такого. Может, А.И. имеет в виду какие-нибудь фантастические расклады с переходом типа к парламентской республике? Так мы не Турция/Грузия/Армения - вот конкретно А. Лукашенко на такое не пойдёт - несолидно ж.
Поэтому строчки про "прикрытие семейного бизнеса" ну как-то совсем не к месту привязаны. Может, выходки батьки и достанут рано или поздно Россию, но вот конкретно к этому референдуму это не имеет никакого отношения - ибо облегчение прихода к власти отпрысков президента на нём обсуждаться не будет. Витьке и сейчас туда легко прийти. Как и Макею, если вдруг будет принято такое решение лет через 15-20.

Andrey
вс, 08/04/2018 - 11:59
Комментарий № 380198

Пока и Макею и Виктору Александровичу легитимный вход на пост президента закрыт. В гробу видел Л. Европу с её "ценностями". Главное для него - сохранение собственной власти и закрепление её за своей семьей.

a-ta-ta
вс, 08/04/2018 - 11:19
Комментарий № 380196
Последнее изменение: 08/04/2018 - 11:20
Состояние: Без премодерации

Кстати, когда через 6 лет на референдуме в России В.В. Путин будет кромсать под себя (а следовательно, и под следующего своего пусть не сына, но соратника, который когда-нибудь лет через 15-20 придёт к власти после него) священную конституцию России - можно ли будет в этот момент сказать, что "ни о каком Союзном государстве, как о высшей форме политической интеграции между Россией и Беларусью можно забыть навсегда." Или всё же признаем, что с двухтысячного года и первой встречи двух авторитарных лидеров во главе наших стран - ну вот ничего не изменилось для перспектив Союзного государства

0

904

"Союзник"

Нельзя возвращаться к предателям. Нельзя. Локти кусайте, землю жуйте, но не возвращайтесь туда, где когда-то вас предали. Жан Рено.

    14 апреля (суббота) по московскому времени или еще в пятницу 13-го по времени Вашингтона случилось то, о чем говорили больше недели все основные международные СМИ -  корабли и самолеты США, Франции и Великобритании нанесли ограниченный, а скорее в большей степени демонстрационный ракетный удар по ряду объектов сирийской армии. Успех данной операции оказался сомнительный, так как по данным МО РФ, 73 ракеты из запущенных 103 штук сбила сирийская ПВО, так что никакого серьезного ущерба данная атака Сирии не нанесла. Дональд Трамп и Пентагон, естественно, столь незначительный итог своей операции не признали.

    По версии премьер-министра Т. Мэй это были «скоординированные и точечные удары», с чем придется согласиться – ни одна из ракет не вошла в зону действия российских систем ПВО, попутно куда-то исчез ракетный эсминец «Дональд Кук», Пентагон и министерство обороны Франции открыто предупредило МО РФ о намеченных целях и времени удара. Вывод однозначный: войны с Россией Запад не хочет и старательно от неё уклоняется, но не прочь одновременно использовать угрозы («Готовься, Россия, потому что ракеты полетят – новые, хорошие и «умные»!» Д. Трамп, 11.04.2018 http://www.ntv.ru/novosti/2003243/), стремясь в рамках российского-западного противостояния добиться от России хотя бы символических уступок. К примеру, отступиться от Б. Асада или отдать Крым Украине, предварительно эвакуировав оттуда 2 с лишним миллионов местных жителей… По понятиям Вашингтона, это просто какие-то мелочи.

    Вашингтон, постреляв по пустым сараям в сирийской пустыне старыми «Томагавками», «сохранил лицо» перед Западным миром, а заодно отвлек свой политический класс от истории о связях Д. Трампа с Кремлем. Россия, в свою очередь, не допустив масштабной войны на Ближнем Востоке, а в случае несомненной эскалации, и глобального ядерного конфликта, продолжила укрепляться на Ближнем Востоке и сохранила у власти в Дамаске своего союзника. Последнее главное… Москва союзников не бросает.

Кстати, о союзниках…

    Белорусские электронные СМИ сообщили утром 14 апреля, что США и их союзники нанесли ракетный удар по Сирии в ответ на применение Дамаском химического оружия. Иными словами, официальный Минск фактически поддержал западную версию о виновности Б. Асада в атаке повстанцев с использованием хлора или других нервнопаралитических средств.

    Утром 14 апреля и МИД РБ сделал весьма «игривое» заявление, в целом осуждающее удары по Сирии, но без указания инициаторов агрессии против независимого и суверенного государства. Кроме того, официальный Минск отметил, что без последствий не должно оставаться применение оружия массового поражения, но опять без указания конкретных виновников и зачинщиков.  (http://mfa.gov.by/press/news_mfa/bb6cc980cdd68313.html). В общем, создается впечатление, что Москву в белорусском руководстве «списали» и, продолжая отсиживаться  в «кустах», ждут дальнейшего развития ситуации, чтобы присоединиться к «победителю». В данном случае, по версии В. Макея, Запад окажется несомненным победителем…

    В очередной раз придется признать, что с учетом поведения Минска в период грузино-югоосетинской войны, в момент становления суверенитета Абхазии и Южной Осетии, украинского кризиса, российско-западного противостояния и т.д., Беларусь, за исключением двух голосований в поддержку России на Генассамблеях ООН, никогда не проводила реального союзнического внешнеполитического курса. Так и случилось 14 апреля. Ни о какой поддержке союзника (России) или солидарности с Москвой, в одиночку противостоящей Западу, в заявлении белорусского МИДа, естественного, не говорилось.  В этом плане невольно вспоминаются многочисленные заявления А. Лукашенко о готовности «лечь под танки», которые пойдут на Москву: «Беларусь остается единственным честным, порядочным и надежным союзником Российской Федерации» (А. Лукашенко, 04.08.2015 http://info.sibnet.ru/article/438257/). 

    В любом случае официальный Минск в очередной раз подтвердил вывод, что белорусская внешняя политика находится под контролем НАТО и аккуратно «дрейфует» от так называемой «многовекторной»  внешней политики к формату «нейтралитета». Именно на нейтральный характер современной Беларуси указывал министр иностранных дел РБ В. Макей во время своего визита в Лондон 27 марта 2018 г. («мы тут не причем, только рядом стояли…»)

    Все это печально, так как, если учитывать, что финансово-ресурсная поддержка Беларуси со стороны России в большей степени основывается на принципах союзничества между двумя странами – партнерами по учреждению Союзного государства в качестве двустороннего политического интеграционного проекта.

    Реальная практика белорусского руководства, выбор им формата нейтральности по отношению к своему союзнику подразумевает, что официальный Минск готов к нейтральному подходу и к российским кредитам, энергоносителям и российскому рынку.  Безусловно, измениться и статус российско-белорусской границы, что уже постепенно и происходит.

Провал постсоветского союзничества

    Не будет новостью то, что внутри российского общества, политического класса и элитных групп второе десятилетие идет сложный процесс переоценки места и роли России на постсоветском пространстве. Настроения среди россиян за последние два десятилетия прошли долгой и противоречивый путь от поддержки в 1990-х годах любых интеграционных проектов, создающих у населения молодых государств иллюзию возвращения к социально-экономической стабильности советских времен, а у россиян перспективу возрождения супердержавы, до сегодняшнего крайне критичного взгляда на любые формы интеграции с соседями и оказания им какой-либо реальной экономической поддержки.

    Определенным рубежом стал, конечно, украинский кризис, после которого в российском политическом дискурсе почти исчезло такое понятие, как «братские народы», оставшись только в речах президента России.  Солидный вклад в разочарование россиян практически во всех сферах сотрудничества с соседями внесла и Беларусь, руководство которой не только фактически возложило на Москву ответственность за экономическое обеспечение собственного суверенитета, но постоянно пытается удвоить, а то и утроить свои выгоды от союзных отношений,  обворовывая российский бюджет то масштабным экспортом миллионов тонн «растворителей», то организовывая транзит подсанкционных товаров, а то и поставляя на российский рынок продукты питания, употребление которых угрожает здоровью, если не жизни россиян.

    Закрытие российского рынка для белорусской свинины, о чем на прошедшей неделе, обнаружив в свинине вирус африканской чумы свиней (АЧС), заявил Россельхознадзор, в очередной раз говорит о том, что Минск сознательно и целенаправленно ведет в отношении России настоящую биологическую войну.

    Нет иллюзий в том, что беззастенчивое мародерства Минска на «поле боя» в рамках противостояния между Россией и Западом стимулирует в российском истеблишменте нарастающее отвращение к любым форматам белорусского иждивенчества. Понятно, что и традиционная поддержка российских государственных структур любых инициатив в «поддержку Союзного государства», периодически поступающих из Минска, продолжается больше по инерции…

    Обнаружив после 2014 года, что «союзники» России на самом деле не являются союзниками России, а скорее их можно считать «твердыми» союзниками российских кредитов, которые можно не отдавать, российских ресурсов, которые можно перепродавать (через тот же Лондон), российского рынка, на который можно сбрасывать форменную отраву, Россия приступила к постепенному формированию новой политики как к Минску, так и к Астане (это отдельная тема). Минск скоро это почувствовал: нефтегазовый кризис 2016 года, налоговый маневр в сфере российской нефтедобычи, требование смены логистики экспорта белорусских нефтепродуктов, проблема режима границы между двумя странами, постепенное вытеснение белорусского молочного экспорта с российского рынка и еще много другого, что уже сказывается на российско-белорусских отношениях.

    Удивительно то, что белорусское руководство, все более ощущая противодействие со стороны Москвы, так и не сделало надлежащих выводов, оно так и не смогло поменять сам принцип иждивенческого подхода к сотрудничеству с Россией на реальную интеграционную политику, оставаясь сторонником получения экономической поддержки и сохранения на российском рынке брутальных схем эпохи раннего олигархического капитализма по принципу «или-или». «Маз» в упор «не видит» «Камаз»,  Гомсельмаш - коллег из Ростова-на-Дону, МТЗ копирует «Кировец» и т.д. Иными словами, как  верно отметили на одном из белорусских Интернет-форумов, белорусские власти так не решились поменять приоритеты и сказать самим себе, что «мы должны не стремиться богатеть за счет России, а должны богатеть вместе с Россией». Однако, судя по всему, этот шанс белорусские власти, а с ним вместе и белорусский политический класс уже потеряли, хотя и не хотят самим себе в этом признаться…

Реплики

    За последние почти три десятка лет в Беларуси сформировалась своеобразная традиция поиска каких-то особых аргументов, доказывающих незаменимость республики для России и заинтересованность Москвы в «удержании» Беларуси.  Ищут, начиная от геополитики Восточной Европы и заканчивая этнической «породистостью» природных «литвинов», имеющих при рождении особый «знак качества».  Понятно, что такой своеобразный подход, в основе которого лежит уверенность в том, что мир крутится исключительно вокруг Минска, постоянно приводит к довольно забавным выводам.

    В частности, весной 2018 г.  белорусском экспертном сообществе в очередной раз с полной уверенностью заявили, что в условиях обострения отношений России и Запада Москва усилит давление на Минск с требованием перестать уклоняться от выполнения союзнического долга и оказать действенную помощь РФ. Кто-то из белорусских экспертов даже вспоминает историю о так и не открытой в Беларуси российской авиабазы. Мол, сейчас Москва снова вернется к данной теме…

    Эти странные «идеи» подразумевают, что Москва «надавит» на А. Лукашенко и тот, перепугавшись, вдруг сразу станет «верным союзником» (!). Наверное, кое кому из белорусского экспертного сообщества надо уже как-то повзрослеть и понять, что никто в России за нынешнего белорусского президента копейки не даст. Автор этих строк не раз пересказывал перипетии российско-белорусских переговоров на высшем уровне, где А. Лукашенко, как правило, готов пообещать буквально всё, чтобы тут же, как говорится, «выйдя за дверь», найти поводы ничего обещанного не выполнять.

    Придется напомнить, что «давить» на А. Лукашенко или как-то к чему-то его «склонять», а тем более «принуждать» абсолютно бесполезно. Белорусский президент генетически недоговороспособен и в Москве это прекрасно знают, понимают и никогда не забудут. Сама формулировка «Договорились с Лукашенко» для российского истеблишмента звучит анекдотично.

    Для примера можно смоделировать ситуацию в российско-белорусских отношениях, если бы, к примеру, в Беларуси появилась база ВКС РФ или другие войска на границе Украины. В этом случае, минимальные белорусские требования «компенсаций» от Москвы составили бы сотни (!) миллиардов долларов. При этом А. Лукашенко сослался бы, к примеру, на объем помощи, предоставляемой в свое время Греции со стороны ЕС…

    Так что пока кто-то в Минске ждет, что на А. Лукашенко начнет «давить» Москва, в российской столице, на самом деле, думают, как избавиться от надоедливого и поразительно липучего нахлебника, который, к тому же постоянно пакостит России на внешней арене - https://eadaily.com/ru/news/2018/04/13/ … kov-cirii.

Воюем в одиночку!

    На прошлой неделе в России в центре внимания оказалась статья Вячеслава Суркова «Одиночество полукровки» (http://www.globalaffairs.ru/global-proc … i-14-19477), в немалой степени отражающей настроения в российской элите по отношению к феномену «постсоветского союзничества». Суть статьи в том, что Россия остается в геополитическим одиночестве и, видимо, в этом её историческая судьба. Более того, автор исподволь ставит вопрос о необходимости столь своеобразной страны вообще иметь союзников, тем более за деньги…

    Учитывая, что статья написана  видным представителем российского истеблишмента, её идеи вызвали огромный интерес на постсоветском пространстве, где подход к «союзничеству», как правило, понимается совсем по-другому, чем в Москве. Статус союзника России помогает решать массу финансово-ресурсных проблем, что в свою очередь, стабилизирует социально-экономическую обстановку в стране и, в свою очередь, обеспечивает пролонгацию власти конкретных политических деятелей. Так что статья В. Суркова вызвала тревогу среди многочисленных властных династий в формате: «Дойная корова начала брыкаться».

    Естественно, что в Беларуси статья также привлекла к себе внимание, но что любопытно, выводы в Минске сделали в абсолютно иждивенческом формате: Москва сама виновата, что у неё нет союзников, так как союзники ныне стоят дорого; Москва должна активно вкладывать деньги в «союзников», к примеру, в местную молодежь; Москва должна и дальше обеспечивать своей финансово-ресурсной поддержкой суверенитет своих соседей. Понятно, что в любом случае используется формула «Москва должна», но вот что любопытно -  никому из белорусских «экспертов» так и не пришло в голову, что в условиях жесткого давления Запада на Москву   реальные союзники должны хотя бы быть на словах быть солидарны с Россией, а не считать по привычке что им Москва еще должна приплатить.

    Вывод однозначный: Беларусь теряет Россию, но, к сожалению, белорусский истеблишмент в это пока не верит.

А. Суздальцев, Москва, 15.04.2018

0

905

"Ледяной" референдум

Власть меняется, когда строить уже нечего (политический опыт)

    В Армении на наших глазах разворачивается «бархатная революция». Первыми и, надо понимать, не последними успехами которой уже стала отставка премьер-министра и подготовка избрания так называемого «народного премьера». Однако, учитывая темперамент участников движения Николы Пашаняна, не исключено, что на следующей неделе «армянская весна» будет переквалифицирована в типичную «цветную революцию». Проблема только в выборе её названия.
    На постсоветском пространстве уже были революции «гвоздик» и «тюльпанов», а также «оранжевая» (украинская 2004 г.), символом которой был выбран исконно украинский фрукт апельсин. С учетом того, что в апреле в Армении цветет розовой миндаль и сиреневые крокусы, то варианты для названия нового триумфа уличной демократии на постсоветском пространстве имеются.

Как всегда…

    Несмотря на то, что лидер акций протестов  в Ереване депутат Никол Пашинян утверждает, что у его движения «нет вообще никакого геополитического контекста и движение ни против России, ни против Соединенных штатов, ни против Евросоюза, ни против Грузии» (https://vz.ru/news/2018/4/26/919897.html), верится в этот внешнеполитический «нейтралитет» с трудом, так как просто невозможно заниматься свержением политического режима в стране и быть вне проблемы геополитического выбора. Иначе зачем было бы Н. Пашиняну радоваться тому, что «официальные представители России говорят, что не намерены вмешиваться во внутренний процесс Армении, тем более что тут нет никакого геополитического контекста и вообще нет ни капли антироссийских настроений» (Там же).
    Между прочим, в качестве примера, стоит напомнить, что зимой 2013-2014 годов Москву периодически посещали эксперты из Киева, которые в прямом эфире федеральных каналов уверяли, что майдан в центре Киева не носит антироссийский характер. А кое-кто  из украинских гостей  уверял, что майдан оплачивает Кремль…
    Нет никаких сомнений, что в современных условиях Москва в любом случае не будет вмешиваться во внутриполитический кризис страны – члена ОДКБ, что принципиально важно для правящих кругов других стран постсоветского пространства. Необходимо напомнить, что среди президентов стран постсоветского пространства, входящих в ОДКБ и ЕАЭС, до сегодняшнего дня все еще встречаются «старожилы», которые, в свою очередь, сохраняют иллюзии в том, что Россия бросится их спасать от очередного уличного беспредела.  Хотя, как говорят на российских форумах: «Ростов не резиновый» …
    Так или иначе, но придется признать то, что Россия действительно не стала поддерживать Сержа Саргсяна, попытавшегося увековечить свою личную власть в стране путем весьма хитроумной реформы политической системы республики.

Реплика
   
Стоит напомнить, что в свое время, после распада СССР, правящие круги молодых государств, образовавшихся на месте советских союзных республик, создавали и утверждали свои Конституции, ориентируясь в большей степени на конституционный опыт США.  Именно из-за океана перекочевал пресловутый «счетчик» - не более двух президентских сроков.
    Но, уже к концу XX и началу XXI века обнаружилось, что первые постсоветские президенты, успевшие объявить себя «отцами наций», еще «полны сил» и «народ не поймет, если он сейчас уйдет».  В итоге, по странам постсоветского пространства прошла волна конституционных референдумов, отменивших «счетчики».
    В Беларуси А. Лукашенко провел такой референдум в сентябре 2004 года, воспользовавшись в качестве политического «прикрытия» детской трагедией Беслана, что в интерпретации белорусского президента было «честным»: «Если уж под кого-то надо было изменять Конституцию, надо было честно поступать. Мы когда-то этим путем пошли, когда сняли ограничения для избрания президента» (https://sputnik.by/radio/20180424/10350 … hnost.html).
    Но со временем, когда число президентских сроков стала приближаться к пяти-шести, то обнаружилось, что проблема удержания власти в руках авторитарных пожизненных и реально весьма пожилых президентов не будет решена, если не сформировать механизм передачи президентского поста по наследству. Примером служила президентская династия, сформировавшаяся в Азербайджане.
    Естественно, пример должен был подать старейший на постсоветском пространстве президент Казахстана, но у Н. Назарбаева имеются только дочери, а вот с зятьями, как всегда, возникли проблемы. Между прочим, и у покойного президента Узбекистана Ислами Каримова тоже имеются дочери, если не вспоминать о сыне от первого брака  россиянине  Петре Исламовиче Каримове. В итоге, после 2017 года в Ташкенте правит уже другой президент, а династия Каримовых так и не состоялась. 
    В 2018 году второй президент Туркменистана предпринял ряд шагов для обеспечения сохранения власти в руках своей династии и стал готовить своего сына  для занятия высшего поста в республике. Так что можно считать, что экс-премьер Армении, находясь у власти в течение последних 10 лет, пока оказался только на первом этапе закрепления власти в республике в своих руках. Между прочим, у Сержа Азатовича тоже только дочери, сыновей нет…
    Зато у А. Лукашенко сыновей хватит на целый правящий клан. Проблема только в «легитимном» закреплении в Конституции Беларуси механизма замещения поста президента по старшинству.

Внешний фактор

    Между тем, за три-четыре дня до назначенного выступления А. Лукашенко в парламенте республики (24.04.2018) стало ясно, что внешняя обстановка для референдума крайне неблагоприятная.
    Прежде всего, необходимо отметить, что референдум не согласован с Москвой. Это представляет проблему для белорусского президента.  Дело в том, что на фоне противостояния между Западом и Россией, в рамках которого А. Лукашенко, четверть века позиционирующий себя в качестве «самого верного союзника России», не просто продолжает отсиживаться по «кустам», но, фактически, поддерживает позиции врагов России. В частности, 24 апреля белорусский президент заявил: «Уйдите из Сирии все (выделено мною – А.С.) и дайте возможность сирийскому народу определить свою жизнь и судьбу… Что вы как петухи (выделено мною – А.С.)  ходите по этой территории, друг перед другом показываете свою мощь и силу» (http://ren.tv/novosti/2018-04-24/lukash … uhi-hodite).

    Данное заявление  А. Лукашенко трудно переоценить:
- Попытки белорусского руководства продемонстрировать свой «нейтралитет» в отношении едва ли не разразившегося локального российско-американского военного конфликта («Ледяная война»), с одной стороны демонстрирует то, что А. Лукашенко реально испугался боестолкновения между РФ и США, так как в этом случае свобода маневра между Востоком и Западом у него исчезает.  Белорусские власти вполне устраивает нынешнее западное давление на Москву, к которому Минск имеет возможность периодически присоединяться, требуя наращивания российских дотаций, чтобы тут же ударить в спину «союзнику» масштабной контрабандой и т.д.  А. Лукашенко, естественно, нужна слабая и униженная Россия, которой можно понукать, как «дойной коровой».  С другой стороны, желание белорусского президента оказаться «над схваткой» вылилось в традиционное для него публичные оскорбления: Д. Трамп и В. Путин у А. Лукашенко оказались «петухами»;
    Примечание: характеристика современного российско-западного противостояния в качестве второй «Холодной войны» («Ледяной») является методически неверным. «Холодная война» является противостоянием идеологических противников, а сейчас можно говорить о противостоянии национальных интересов, т.е. обстановка соответствует 1914 году.
- Глава белорусского государства сознательно уравнял права США и России в Сирии. Между тем, вряд ли он забыл, что нахождение российских войск в Сирии легитимно, так как они там находятся по приглашению правительства данной страны. В тоже время американцев никто в Сирию не звал, и они оккупируют отдельные регионы Сирии. Призыв А. Лукашенко покинуть «всем» Сирию на самом деле подразумевает то, что Б. Асад должен остаться наедине с остатками ИГИЛ и оппозицией, имеющими финансовую и военную поддержку стран Запада. При этом Москва, понесшая в Сирии человеческие потери и разместившая в Сирии свои военные базы, должна, по мнению «союзника», покинуть страну, имеющую стратегическое значение для безопасности России. Стоит напомнить, что и Запад требует от Москвы «убраться» из Сирии. А. Лукашенко открыл «второй фронт» против России?
- В вопросе об отношении Москвы к белорусскому конституционному референдуму иллюзий нет. Москва была против референдума 2004 года, открывшего А. Лукашенко путь к пожизненному президентству. Кремль, естественно, НЕ поддержит систему наследственного президентства у формального «союзника», так как рано или поздно как Запад, так и белорусское общество, триумфально голосующее на всех объявленных А. Лукашенко референдумах и избравшего его на пост президента пять раз подряд, по традиции именно Россию сделают виноватым в этом надругательстве над демократией.  Так что, для того, чтобы «продавить» референдум в Москве, А. Лукашенко нужна слабая и задавленная санкциями и угрозами применения силы Россия. По этой причине, когда 11-13 апреля стало ясно, что Москва, если её войска окажутся в роли мишени, будет отвечать ракетному удару США, Великобритании и Франции, А. Лукашенко оказался обескуражен, так как по его и В. Макея мнению Москва была обязана уступить. Отсюда и столь эмоциональная реакция на неуступчивость – «петухи».
- Говоря о позиции Москвы в отношении конституционного референдума, не обойтись от вопроса, который обязательно будет циркулировать в белорусском обществе: Зачем нам согласование с Москвой? Это внутреннее дело Беларуси…  В принципе, ответ может быть вполне «суверенный», если не задаваться встречными вопросами: Зачем России финансировать белорусский «нейтралитет», если переговорный и посреднический потенциал Минска имеет отрицательное значение и откровенно используется против России?
    Зачем Кремлю «Лукашенко-2», если все негативные политические и экономические последствия от данной политической трансформации в Беларуси изначально будут возложены на Москву?   Ведь появившегося «наследника» придется финансировать и обеспечивать ресурсами на порядок больше, чем сейчас, так как он, естественно, будет восприниматься как «нелегитимный» и население республики придется фактически подкупать. Отсюда, между прочим, и задача продления президентского срока до 7 лет – мол, народ привыкнет.

Реплика

    В белорусском политическом классе и экспертном сообществе усиленно распространяются иллюзии о какой-то особой миротворческой деятельности официального Минска в Восточной Европе, о роли регионального «донора безопасности» и каком-то особом посредническом потенциале А. Лукашенко. Вроде бы естественным и логичным развитием данных мифов являются различного рода «международные инициативы», включая «Хельсинки-2». 
    Понятно, что в основе всех этих пропагандистских «пустышек» лежит задача легитимизации пожизненного президентства А. Лукашенко, попытка сделать его приемлемым для западных элит.  Но для того, чтобы достичь столь высокого статуса регионального миротворца и посредника необходимы не только ресурсы (экономическая независимость, как минимум), но и огромный заслуженный авторитет от Вашингтона до Токио. Ничего этого у официального Минска нет, а участие белорусских властей в обеспечении провалившегося Минского процесса только подтверждает мародерские традиции белорусской дипломатии.
    На самом деле, раздувая «многовекторность» белорусской внешней политики, её апологеты пытаются навязать Москве финансирование и политическую поддержку внешнеполитического курса официального Минска, который зачастую действует вопреки интересам России. Взамен Москве предлагают будущие «дивиденды» от посреднической миссии А. Лукашенко, естественно, за отдельную плату. Зачем Москве это навязываемое и бесполезное посредничество?

Армянский фактор

    Стоит отдать должное белорусскому президенту. Выступая 24 апреля с Посланием, А. Лукашенко не скрывал, что события в Ереване произвели на него глубокое впечатление: «Ибо будет, как в Армении» (https://naviny.by/article/20180424/1524 … eferendume).  Естественно, что столь «горячем» фоне – «полыхнула вся страна» (А. Лукашенко, 28.04.2018) предлагать республике референдум было бы опрометчивым решением.
    В принципе, всю прошедшую неделю белорусский президент находился под впечатлением от «армянской весны»: «Не будет дисциплины, будете искать «объективные» причины, работы не получится. Хватит ходить и ныть, что мы чего-то не можем. Будем ныть до тех пор, пока или не перевернут, как в Армении или в Украине, или вообще на куски разорвут», А. Лукашенко, 28.04.2018 https://vz.ru/news/2018/4/28/920306.html
    Тем не менее, А. Лукашенко остается типичным белорусским политиком, который будет искать и использовать любой повод для выклянчивания российской помощи. Отсюда и такого рода заявления: «Вы что, хотите сказать, что мы не виноваты в том, что произошло в Армении?... Вы помните, год назад или сколько… правительство Армении повысило цены на природный газ, якобы не было выхода…, а потом вынуждены были отступить. А что, это не от нас зависело?»  (https://ria.ru/world/20180424/1519298417.html) Следом, уже 28 апреля, появляется продолжение: «Я с президентом разговаривал (Армении – А.С.). Он мне позвонил (обратите внимание, звонил не в Москву, а в Минск – А.С.), говорит: Александр Григорьевич, прозевали». Намек в сторону Кремля данном случае понятен: «жадность» России ведет если не к «цветным», то «бархатным» революциям на постсоветском пространстве.

Референдум

    В итоге, А. Лукашенко, выступая 24 апреля с посланием белорусскому парламенту, безусловно, учел сложившуюся ситуацию на региональной политической арене и попытался отмежеваться от уже начавшейся в белорусском обществе дискуссии о будущем конституционном референдуме. Причем по традиции белорусский президент попытался создать впечатление о том, что лично он узнал о предстоящем референдуме последним: «Я лично о референдуме даже не думал. Нам сейчас не до референдума. Если будет проводиться референдум, все узнают об этом заблаговременно, в соответствии с требованиями законодательства. Но сегодня нам совершенно не до референдумов, (https://www.sb.by/articles/ermoshina-ra … vedeniy...)
    Понятно, что после этих слов белорусского президента председатель ЦИКа Лидия Ермошина, успевшая выступить 2 апреля 2018 года с сенсационным интервью о готовности провести референдум, (https://news.tut.by/economics/587214.html),  выглядела по меньшей мере странно… 
    Однако уже 28 апреля глава ЦИКа Беларуси активно опровергла сама себя: «Референдума в ближайшее время не будет. Абсолютно. И поэтому те, кто долго спекулировал на эту тему, могут расслабиться» (https://naviny.by/new/20180429/15249492 … sslabitsya). Жаль, что Лидия Ермошина не усмотрела в собственных действиях ту самую политическую «спекуляцию», о которой она говорит с таким возмущением. Но с другой стороны, не выдавать же ей белорусскому обществу собственного «патрона»?
    А между тем, стоит напомнить, что еще 15 марта 2018 года на встрече с судьями Конституционного суда Белоруссии Александр Лукашенко уже не в первый раз заявил, что «со временем в стране придут к обсуждению вопроса о внесении изменений» в Конституцию. 10 апреля, выступая на встрече с руководителями и коллективами крупнейших государственных средств массовой информации, Лукашенко так же прокомментировал перспективы внесения изменений в Конституцию. Именно на этом мероприятии глава белорусского государства отметил то, что часть функций должна перейти от президента другим ветвям власти. В этом случае стоит уяснить, что передача президентских функций по идее может быть осуществлена только вице-президенту, а не премьер-министру, так как  Республика Беларусь – президентская республика.
    Неужели А. Лукашенко считает, что все его шаги в сторону референдума уже успели забыться? Но так уже было в начале октября 2015 года, когда белорусский президент вдруг мгновенно «потерял память» и даже «не понял», что дело идет к открытию в Бобруйске российской авиабазы. Словно не было до этого двух лет сложных переговоров…
    Нет сомнений, что сейчас А. Лукашенко, на фоне событий в Ереване активно играющий роль невинного дворового мальчика, прячущего за спиной ворованные яблоки, естественно, от конституционного референдума не откажется, так как в запланированных итогах референдума заключается перспектива не только создания президентской династии, но и его физическое спасение.  И никакая «ледяная война» ему в этом не сможет помешать, так как зачем А. Лукашенко Беларусь, если он в ней не президент…
А. Суздальцев, Москва, 29.04.2018

0

906

Василевс
пт, 04/05/2018 - 10:28

Ув. Андрей Иванович, если не затруднит, в двух словах о стратегическом значении Сирии для России.
Где Россия, а где Сирия.

vtnsk пишет:

1. Полноценная военная база в Средиземноморье, равно как и наличие там же дружественного России государства.
2. Полный контроль над возможностью поставки природного газа и Катара в Европу, так как путь этот лежит как-раз через Сирию.

Это если кратко... :)))

Василевс
пт, 04/05/2018 - 10:28

Спасибо за ответ, но вот что меня смущает: "полноценная база", полноценная ли? До тех пор пока Иран не скажет шурави, гоу хоум? По сути Асад без иранских денег тот же Лукашенко без российских.

Далее, по газовым поставкам, Катар до ввода российских ВС предпринимал попытки проложить гп через Сирию? Или именно теперь им это понадобилось? Кроме того, что мешает им бросить ветку через тот же Египет? Ну или, накрайняк, через Израиль. Израильтяне, кмк, не прочь были бы погреть руки на этом. Так не зыбко ли это всё присутствие там? Не получится как с тем же Афганистаном? А ещё же и восстановить эту Сирию надо после оглушительных побед, сколько на это денег надо? Тут вопросов больше, чем ответов. А то пока Россия будет заниматься БВ, Китай потиху отхрямкает ДВ.

0

907

Василевс пишет:
Г-н Муромец, спасибо за ответ по Сирии. Я, ввиду своей узколобости, видимо слишком мелко мыслю.
Ну не укладывается у меня в голове, что страна, которая со своим бардаком разобраться не может, претендует на звание глобального лидера. Вспоминая "Союз", прикидывал сколько денег, ресурсов "скармливали" по всему миру и что? Результат где? (в чём сила, брат?)© я вот думаю, что нехудо бы навести порядок у себя, поднять с колен экономику, улучшить жизнь своих граждан, модернизировать пр-ва, а уж потом..... или я опять чегой то не понимаю?

b]Муромец[/b]
пт, 04/05/2018 - 11:19

Самоуничижение - это обязательный атрибут диалога?
Это конечно хорошо, навести порядок.....и т.д.
Россия огромная страна с огромными запасами природных ресурсов, с четким административным делением. И всего около 150 млн. жителей. Вы действительно считаете, что России позволят в спокойной обстановке выполнить все те задачи, которые вы описали?
Как пример. Чтобы Катар и КСА меньше спонсировали боевиков на Северном Кавказе у них у самих должны быть проблемы под боком. А у России должны быть рычаги влияния на эти проблемы. Для этого нужно присутстие в Сирии.
Чтобы Турция меньше спонсировала "свои" организации, например в Татрстане, и спонсировала с оглядкой на реакцию России, нужно чтобы была незаживающая рана ввиде курдов. И для этого нужно присутствие в Сирии.

Список можно продолжать.
Сравнение с СССР некорректно. В СССР идеология не позволяла ставить во главу угла "прибыли". А сейчас у коммерческих предприятия в уставах написано "... получение прибыли.."
Почему вы считаете, что восстановление Сирии пойдет за счет гос. бюджета РФ?

0

908

Памирская печаль

Если можешь, не поддавайся скорби и, уж во всяком случае, не обнаруживай её. Сенека Луций Анней

    Президент Республики Беларусь Александр Григорьевич Лукашенко имеет как массу несомненных достоинств, часть которых он воспитал у себя сам, так и, к сожалению, целый ряд существенных недостатков, которые иногда буквально бросаются в глаза. К списку недостатков главы белорусского государства можно отнести присущую А. Лукашенко неспособность скрывать свои тайные мысли, что в свою очередь, в рамках авторитарного политического режима, теоретически может привести к смятению в истеблишменте и даже к внутриполитической дестабилизации.


Памирская печаль

    Естественно, мы можем только гадать о причинах депрессии, которая посетила белорусского президента во время его визита в Таджикистан (14-16 мая 2018 г.), но то, что его лицо отражало некую глубинную печаль, не вызывало никаких сомнений.

    В принципе, можно попытаться найти причины грусти А. Лукашенко в текущих событиях. К примеру, вряд ли главу белорусского государства порадовало то, что всю завершившуюся неделю мировые информационные агентства держали в топе новостей кадры открытия Крымского моста вместе с В. Путиным за рулем, естественно, КАМАЗа. При всем желании, белорусский президент вряд ли до конца 2019 года (запуск первого энергоблока БелАЭС) получит аналогичную информационную возможность заявить о себе на весь мир.

    С другой стороны, на самочувствие А. Лукашенко мог повлиять провал белорусской сборной по хоккею, который, в свою очередь, видимо заставит белорусское руководство подвести черту под многолетними попытками А. Лукашенко создать собственную команду мирового уровня.

    К сожалению, но ближе всего к реальности оказывается версия о том, что депрессия, охватившая А. Лукашенко на хлебосольной таджикской земле, была привезена из Южной столицы России – города Сочи, где 14 мая  белорусский президент успел публично покритиковать российское руководство, пытаясь в то же время завязать доверительные отношения с новым «народным» премьер-министром Армении Николом Пашиняном.

Реплика

    Стоит напомнить, что на минувшей неделе в белорусском оппозиционном медиа-пространстве активно обсуждалась перспектива встречи А. Лукашенко и Н. Пашиняна на «полях» евразийского саммита в Сочи. Многие что-то предвкушали… Однако, как и предсказывал автор этих строк («Шестилетний марафон» https://politoboz.com/content/shestiletniy-marafon), встреча прошла на весьма эмоциональной, но все-таки благожелательной волне.

    А. Лукашенко постарался произвести на новое лицо в высшем эшелоне ЕАЭС максимально благоприятное впечатление. Никакой загадки в данном случае нет. Стоит напомнить, что белорусский президент всегда искал высокопоставленных адвокатов для презентации себя Западу. Не секрет, что Н. Пашинян для белорусского президента является представителем, прежде всего, западных, т.е. европейских и евроатлантических сил. Так что президент РБ может искренне надеяться, что при случае новый премьер-министр Армении сможет за него замолвить словечко в Брюсселе и даже, чем черт не шутит, в самом Вашингтоне.

    Аналогичную коммуникацию на Запад белорусский президент в свое время выстраивал через президента Грузии Михаила Саакашвили, потом через президента Украины Петра Порошенко, но результат не удовлетворил главу белорусского государства. В любом случае, А. Лукашенко будет пытаться получить собственный выход на западный политический рынок помимо собственного министерства иностранных дел (В. Макей), что вполне понятно и даже разумно... Но вот захочет ли Н. Пашинян стать пропагандистом белорусского президента?

Есть ли жизнь на Марсе?

    Однако, столь глубокая депрессия, обнаружившаяся у А. Лукашенко после перелета из Сочи в Душанбе все-таки заставляет обратиться к весьма неблагодарной теме: что ждет российско-белорусские отношения в ближайшие шесть лет?

    Вообще-то в политической науке к прогнозам относятся недоброжелательно, что не скажешь о политической аналитике. Тем не менее, в белорусском экспертном сообществе данная тема уже была обсуждена две недели назад. При этом, как всегда, белорусские эксперты выдвинули прямо противоположные версии перспектив взаимоотношений Москвы и Минска во время последнего срока В. Путина.

    Естественно, не обошлось без крайностей. К примеру, если суммировать радикальный прогноз российско-белорусских отношений, то придется признать, что он практически совпадает с украинской версией дальнейшего развития кризиса. Иными словами, ряд видных белорусских экспертов видят перспективы взаимоотношений Минска с Москвой в формате эскалации уже существующих противоречий, что в итоге должно закончиться или подрывом белорусского суверенитета или даже оккупацией/аннексией Беларуси по примеру Крыма.

    Эксперты, близкие к правительству республики утверждали, что нынешний формат отношений, подразумевающий т.н. «многовекторную» внешнюю политику за деньги Москвы, удастся сохранить и, «отстояв интересы Беларуси», республика и дальше будет балансировать между Россией и Западом.

    Любопытно, что в прогнозах представителей, скажем так, «союзнического» направления белорусского экспертного сообщества не просматриваются какие-либо перспективы развития росийско-белорусской интеграции. О судьбе Союзного государства, как правило, вообще ничего не говорится, но при этом внимательно анализируются факторы риска сокращения или полного прекращения в ближайшие годы финансово-ресурсной поддержки Беларуси за счет российского бюджета. Иными словами, деньги и ресурсы – главная проблема и главная задача продолжения игры официального Минска в интеграцию с Кремлем.

    Стоит отметить, что в рассуждениях «союзников» многие проблемы в российско-белорусских отношениях рассматриваются вполне адекватно и реалистично – торговые войны, создание единого рынка энергоносителей, задержка кредитования, вспышки информационной войны в российском медиа-пространстве против современной Беларуси и её руководства и т.д.

Но при этом эксперты  не отмечают ни одной позитивной тенденции, способной как-то сплотить Россию и Беларусь в создавшихся сложных международных условиях.

    Можно считать, что в целом подход к России у белорусского экспертного сообщества остается исключительно иждивенчески-лимитрофный: Минску, продолжая играть на противоречиях между Москвой и Западом, необходимо максимально дистанцироваться от России, завязшей в противостоянии с Вашингтоном и Евросоюзом, сохраняя при этом доступ к российскому рынку, кредитам и ресурсам.

    За 2016-2018 годы, после заморозки весьма условных западных санкций против Беларуси (направленных, в основном, против конкретных лиц белорусского руководства) и на фоне постоянной эскалации противостояния России и Запада постепенно сформировалась новая редакция «союзной» Беларуси, которая  является настоящим политико-экономическим феноменом. Экономика страны не может существовать отдельно от российского рынка, партнеров по промышленной кооперации, регулярных кредитов, поставки дешевых российских энергоносителей.  Общая сумма финансово-ресурсной поддержки РБ в 2017 году составила 7,5 млрд. долларов, в 2018 году она вряд ли сократится… Без российских заказов не может существовать белорусская оборонка, а без российского потребителя белорусский АПК непременно придет в стадию полураспада за один сельскохозяйственный сезон. Список можно продолжить…

    Зависимость РБ от РФ столь значительна, что даже элементарное наведение порядка на российско-белорусской границе, включая уничтожение контрабандных дорог в лесах Смоленщины, способно нанести ощутимый ущерб, в данном случае, «серой» экономике республики.

    При этом экономическая система Беларуси после почти четверти века российско-белорусской интеграции стала не просто еще более далекой от российской, но и практически несовместимой.  Россия, оставаясь ведущим и основным инвестором в белорусскую экономику, не имеет возможности воспользоваться теми разнообразными льготами, которые имеют на белорусском рынке инвесторы из Китая, Турции, арабских стран и т.д.  Приходится признать, что экономическая часть российско-белорусской интеграции, как в рамках СГ, так и в ЕАЭС, так и не началась.  Можно ли считать, что современная Беларусь – реально суверенное и независимое государство, проводящее собственную внешнюю политику? Учитывая, что в настоящее время республика даже в рамках ОДКБ, не говоря уже и о Союзном государстве Беларуси и России, проводит не  самостоятельную, а скорее прозападную внешнюю политику, явно скоординированную с очередными «наездами» Запада на Москву. Увы, но придется признать, что Москва не имеет эффективных рычагов влияния/давления на белорусское руководство, способных скорректировать позиционирование республики на европейской и региональной арене.

    Иными словами, Россия, естественно, может попытаться «поставить союзника на место», но при этом ей придется столкнуться с исключительно истеричной информационной войной, которая будет немедленно спущена западными СМИ на Россию за «давление» Москвы на «суверенное государство». Издержек будет на порядок больше, чем международных дивидендов от того, если бы Минск , к примеру,  де-юре признал, что Союзное государство приросло Крымом.  Учитывая, что международный вес РБ близок к статистической ошибке, бороться за поддержку Минска на международной арене экономически и политически нецелесообразно.

    При этом стоит повторить, что экономическое выживание РБ целиком основано на экономической поддержке России, против которой белорусские власти ведут умеренную, но настойчивую и неустанную негативную политику на внешней арене, призванную с одной стороны продемонстрировать Западу то, что республика видит своё будущее все-таки в западном мире, а с другой -- направленную на ослабление России на западном направлении (чем слабее будет Москва на западе, тем нужнее будет Беларусь Москве).

    В качестве примера можно привести отказ А. Лукашенко от размещения в РБ российской авиабазы.

    Отсюда и сосредоточенность официального Минска исключительно на проблемах получения от России тех или иных экономических льгот и привилегий на российском рынке. Примером может служить эмоциональная речь А. Лукашенко на саммите ЕАЭС в Сочи 14 мая текущего года, построенной исключительно из требований экономических преференций и дотаций и оставившей «за бортом» политические проблемы, с которыми Россия–  стержень и экономическая основа ЕАЭС – постоянно сталкивается на международной арене и противостоит им в одиночку.


Северная Болгария

    Приходится признать, что в реальности за последние 2-3 года Республика Беларусь не просто сумела дистанцироваться от России, но и фактически, как говорится, «ушла» от своего союзника.  Понятно, что при этом Минск постарался сохранить все российские финансово-ресурсные субсидии и преференции, но в целом, в политическом плане белорусское руководство сейчас находится к Кремлю, может быть чуть ближе, чем, к примеру, Сербия или Болгария.

    Болгарский пример, в данном случае, можно считать внешнеполитическим ориентиром для Беларуси. Страна и её население остается в целом позитивно настроенными к России. Правда и то, что в элите Болгарии яростных русофобов относительное меньшинство, но, при этом, как бы дружественная балканская республика, столетиями тесно связанная с Россией и обязанная ей своим возрождением в конце XIX века, состоит в НАТО и ЕС. К тому же дисциплинированно вводит против России все западные санкции, не без проблем, но высылает российских дипломатов.

    Между прочим, приступив с осени 2014 года к масштабной контрабанде подсанкционых товаров на российский рынок, Беларусь фактически присоединилась к западным санкциям, обнулив российские антисанкции.  Возможно, что со временем Беларусь и станет своеобразной второй Болгарией, расположенной сразу за Смоленском.

Позиция России

    Видит ли Москва то, что Беларусь фактически «ушла»? Конечно же, видит. Отсюда и общая обостренность всех противоречий между странами, отсутствие доверительного диалога между руководствами Беларуси и России, информационные атаки друг против друга. Не является новостью для белорусского руководство и антибелорусские настроения, охватившие российскую высшую бюрократию и российские корпорации.

    Но беспокоит ли Москву неуклонное отстранение Минска, т.н. неуклонный и даже уже ставший привычным медленный «уход» Беларуси? Это ключевая проблема и возможно, что именно эта задача,  поставленная российским лидером, так опечалила А. Лукашенко после их короткой встречи в Сочи 14 мая 2018 г.

    Внимательное наблюдение как за белорусским руководством, так и за белорусским экспертным сообществом, где наивных людей совсем немного, позволяет утверждать, что Минск беспокоит вопрос, который носит для республики судьбоносный характер: как долго Россия будет экономически поддерживать страну, которая де-факто не является российским союзником, а скорее, даже наоборот?

   Между тем, именно от этого  вопроса и зависят перспективы российско-белорусских отношений если не на ближайшие шесть лет, то хотя бы до декабря 2019 года.

А. Суздальцев, Москва, 20.05.2018

0

909

Лимитрофные интриги

Ты сказал — я поверил, ты повторил — я засомневался, ты стал настаивать, и я понял, что ты лжешь. Китайская мудрость

    Трудно понять логику организаторов очередной конференции или, как принято отмечать в белорусских СМИ –  международного форума  «Минский диалог», которые умудрились совместить едва ли не день в день самое знаковое международное событие года в Беларуси с  очередным Петербургским международным экономическим форумом.

    Стоит сразу отметить, что масштаб экспертного форума, прошедшего на минувшей неделе в Минске, впечатляет, но он вряд ли сопоставим с событием в Северной столице России, куда в свою очередь приехало более 15 тыс. гостей из 100 стран мира. В итоге, когда в Минске на одной из секций «Минского диалога» выступал президент Республики Беларусь А. Лукашенко, то в это время в Санкт-Петербурге проходила пресс-конференция президентов России и Франции. Через сутки к ним присоединился премьер-министр Японии…Вряд ли стоит уточнять, кто в итоге оказался в центре внимания мировых информационных агентств.

Перехват геополитики

    На первый взгляд, в выборе даты столь важного для имиджа Беларуси и её президента международного мероприятия нет никакой интриги и, было бы пустой тратой времени пытаться прояснить данный вопрос.   Но в то же время придется признать, что вряд ли белорусское руководство не знало о датах форума в Санкт-Петербурге. Скорее,  можно диагностировать тот факт, что в белорусском истеблишменте к 2018 году закрепились вполне твердые и явно завышенные представления о собственной геополитической значимости и востребованности Беларуси, оказавшейся, как отмечалось на Минском форуме, между двумя геополитическими силами «молотом и наковальней». Эти две силы, по мнению тамошних экспертов,  вступили в длительное противостояние чреватое эскалацией вплоть до полноценного ядерного кризиса.

    Не является тайной и то, что современная Россия воспринимается в белорусском истеблишменте в качестве стороны, которая обречена пойти на уступки Западу. Между прочим, форум «Минский диалог», который закончился на прошлой неделе в белорусской столице, как раз является лучшим индикатором данных настроений в официальном Минске.

    Для формализации несомненного, как кому-то кажется в белорусском истеблишменте, «отступления» Москвы, ценность Минска, как переговорной площадки («место подписания капитуляции») должна была бы вырасти на порядок. То есть на самом деле речь на конференции шла  о создании переговорной инфраструктуры для закрепления нового облика Европы (по-белорусски, «Хельсинки-2»). Но в любом случае в минском бомонде считается непреложным фактом, что Россия, оказавшись почти в изоляции, испытывает кризис коммуникаций с западным миром. Отсюда и шанс для такого рода форумов, как «Минский диалог» 2018 года.

    Не исключено, что в белорусском руководстве считали, что «Минский диалог» в создавшихся  международных условиях (обвинения России в химической атаке на Великобританию, Сирия, кибер-атака, обвинения в катастрофе малазийского «Боинга» и т.д.) способен привлечь внимание европейского и американского истеблишмента, и отодвинет Санкт-Петербургский форум на второй план.

    Однако, как оказалось, данная тактика, столь типичная для лимитрофного геополитического мародерства, оказалась ошибочной. Перехват политической конъюнктуры не удался по причине чрезвычайно завышенных амбиций и уверенности в незаменимости Белоруссии: как Западом, так и Россией. На самом деле, все оказалось совсем не так.

Ошибки

    Понятно, что дрейф Беларуси на Запад в ЕС и США приветствуется, но при этом в западных столицах существует понимание того, что республика крайне ограничена в своем реальном маневрировании на международной арене (союзы, блоки, коалиции), хотя и демонстрирует, постоянно оглядываясь на Москву, фактически независимый внешнеполитический курс.

    Однако, проблема в том, что основным препятствием для реального геополитического поворота Беларуси на Запад остается А. Лукашенко, что связано не с его весьма условной и больше пропагандистской «ориентацией на Россию», а полным отсутствием доверия Запада к белорусскому президенту.

    Так что в выборе даты начала проведения форума «Минский диалог», безусловно, присутствует интрига, связанная с целями, которые форум должен был достичь и задачами, которые он должен был решить.

Цели и задачи

    Необходимо сразу отметить, что любой диалог полезен. Несмотря на то, что итоги «Минского диалога» были озвучены исключительно в белорусском медиа-пространстве, сам факт проведения столь солидной международной конференции не может не радовать. Ведь в любом случае открытый обмен мнениями всегда открывает новые коммуникации и создает новые «смыслы».

    Но попутно, форум позволил прояснить геополитические «надежды» Минска, «подсветил» попытки белорусского руководства найти новое, выгодное для Беларуси геополитическое позиционирование, но при этом не потерять уже ставшие привычные для республики форматы безопасности и экономической поддержки.

    Безусловно, форум в столице Беларуси был целиком ориентирован на Запад. В его программе нет упоминания российско-белорусской интеграции. Можно с известными ограничениями утверждать, что стратегическая цель майского «Минского диалога» заключалась в навязывании Западу посреднической услуги на случай развертывания диалога между Западом и Россией. Отсюда и постоянное упоминание в речах выступающих на форуме спикеров важности практически захлебнувшегося «минского процесса», а также хвалебные оды в адрес минской «переговорной площадки», что правда не могло скрыть того факта, что украинский кризис остается неразрешимым, а переговорный марафон в белорусской столице оказался феноменально неэффективным. Но об этом на «Минском диалоге» старались не вспоминать…

    Попутно форум должен был содействовать и стимулировать процесс легитимизации  белорусского политического режима, подтолкнуть  Запад к необходимости смириться с авторитарной политической системой в РБ, под прикрытием геополитического противостояния с Россией допустить белорусское руководство на европейский политический подиум.

    Именно по этой причине, на второй день работы форума на одной из его секций на трибуне оказался А. Лукашенко. Это было весьма символичным актом, последствия которого мы  можем только предполагать.

    Была еще одна задача, о которой будет говорить А. Лукашенко 29 мая 2018 года на встрече с направляющимся в Минск министром иностранных дел России С. Лавровым. Белорусское руководство будет пытаться «продать» «Минский диалог» Москве в качестве потенциальной площадки для диалога между Западом (США) и Россией.

Термины и методы

    Основные термины, которыми оперировали выступавшие в Минске, носили вполне лояльный характер и отражали тему конференции: «Восточная Европа в поисках безопасности для всех»: «диалог», «переговорная площадка в Минске», «минский процесс», «Хельсинки – 2», «островок стабильности» и т.д.

    Хозяева конференции использовали классический пропагандистский «бутерброд»: сначала использовалась пацифистская риторика, которую в создавшихся международных условиях поддержат абсолютно все; следом начинались призывы к диалогу, что уже вызывает сомнения, так как США, к примеру, тоже выступают за диалог с КНДР, Ираном и Россией, но только при предварительном выполнении поставленных Вашингтоном условиях.

    На третьем этапе Минск упорно напоминал о наличии минской «переговорной площадки» и своей инициативе «Хельсинки-2», стараясь не раскрывать её суть. Интрига заканчивалась элементарным Booking, где белорусские власти выполняют роль отельеро. Не больше того…

    Между тем, если вспомнить Хельсинки-1, то в основе данного международного форума, который готовился несколько лет, лежала попытка создать новую международную систему, которая, с одной стороны, не допускала перехода «холодной войны» в стадию «горячей» Третьей мировой, а с другой стороны легимизировала сложившие к 1975 году границы в Европе.

    Фактически речь шла о взаимном признании сфер влияния. Между тем, трудно представить, что сейчас Запад готов признать вхождение Крыма в состав России, как и Россия вряд ли признает Косово. О признании сферы влияния, к примеру, той же России на постсоветском пространстве или на Ближнем Востоке, вообще не стоит даже вспоминать.

    Более того, ни о каком реальном диалоге между Москвой и Западом сейчас не может быть и речи. Помимо того, что, как уже отмечалось выше, Вашингтон для вступления в диалог выдвигает требования выполнения предварительных уступок, носящих стратегический характер, российский политический класс испытывает огромные сомнения в отношении договороспособности администрации Трампа и готовности не только Белого Дома, но и Конгресса выполнять достигнутые соглашения с Москвой. Хотя, что естественно и понятно, Кремль неоднократно выступал за начало российско-американского диалога.

Но при чем тут Минск? 

    Видимо стоило бы напомнить простую истину – Беларусь до сегодняшнего дня продолжает оставаться в геополитической «тени» России и все, что происходит в Минске, на Западе интерпретируется исключительно в формате «российской проблемы». Так что все попытки белорусских властей как-то «пошустрить» на поле геополитических битв можно считать заранее обреченными на провал.

    В частности, если даже попытаться оживить «чучело» Хельсинки («Хельсинки-2»), то это потребует использование огромного политического и имиджевого потенциала, включая развитую дипломатическую традицию и колоссальный международный авторитет руководства республики. Ничего этого у Беларуси сейчас нет и, пока у власти нынешний политический режим, никаких рычагов влияния даже на региональной арене Минск не получит.

    Пока мы можем наблюдать живущую во многом за счет экономической инерции, полученной от России, небольшую стагнирующую страну, во главе которой уже четверть века стоит один человек, иступлено ищущий варианты сохранения своей власти.  Иллюзий нет:  вывести А. Лукашенко на международный уровень невозможно и в этом случае не помогут никакие международные форумы и попытки попиариться и попировать на фоне российско-западного противостояния.

    Кроме того, не стоит забывать два момента: во-первых, интерес к Москве после 25 мая 2018 г., когда В. Путин публично подтвердил, что он вступил в свой последний президентский срок (автор этих строк об этом неоднократно писал), будет нарастать. Так что перехватить коммуникации с Россией у Минска не получится.

    При этом, не исключено, что В. Путин и Д. Трамп вместе и в один год покинут политический подиум и возможность развития диалога между ними остается очень сомнительной. Противостояние будет сохраняться. Периодически Запад будет и дальше всеми силами и в различных формах пытаться разрушить все интеграционные форматы, созданные Россией, откалывая от неё и так весьма сомнительных союзников. Так что в данном случае ориентация «Минского диалога» вполне понятна…

    Во-вторых, российско-американский диалог, даже если он идет в непубличной форме и среди экспертов, в любом случае касается судьбы всего мира. По этой причине ему не просто не нужны, но даже опасны какие-либо посредники, которые, как правило, в самый неподходящий момент пытаются извлечь собственные выгоды от причастности к важнейшим мировым процессам («тянуть на себя одеяло»). Кроме того, «переговорных площадок» в избытке. Горбачев в свое время выбрал Мальту и Рейкьявик. И для этого не было необходимо поддерживать Исландию десятками лет финансами и ресурсами в сотню миллиардов долларов…

Политические формулы

    В ходе своего выступления на «Минском диалоге» А. Лукашенко выдвинул основную политическую формулу геополитического выживания Республики Беларусь в условиях жесткого противостояния России и Запада: «Мы не с Россией против Европы и не с Европой против России» ( https://www.sb.by/articles/lukashenko-m … ossii.html).

    Все это очень хорошо, если не помнить, что Россия никогда и ни при каких обстоятельствах не декларировала агрессивные цели в отношении Европы. Не подводила к границам НАТО свои войска. Скорее можно было наблюдать обратный процесс, о чем неоднократно говорил сам А. Лукашенко. Следовательно, если белорусский президент выступает со столь «взвешенной» формулой, то он сознательно публично позиционирует Россию в качестве агрессора… Стоит напомнить, что Минск при этом состоит с Россией в ОДКБ, ЕАЭС и даже в Союзном государстве, претендуя при этом на российские финансы, ресурсы и рынок.

    Вторая политическая формула, получившая освещение на «Минском диалоге» формально носит стратегический характер: Беларуси невыгодно крайнее обострение отношений между Западом и Россией, так как это заставит ей жестко определиться между этими «молотом и наковальней»  (как оказалось, Минск, подпитываясь из России финансами и ресурсами, все еще продолжает  определяться) и заранее обрекает страну на инвестиционный голод.

    Определенный смысл в этой формуле есть, так как с такой же проблемой сталкиваются страны Прибалтики, где на фоне многолетнего и очень настойчивого ожидания «российской оккупации» имеются такие же проблемы с инвестициями, как и в Беларуси, так как трудно ждать инвесторов в будущую «оккупационную зону». Между тем политические классы всех трех прибалтийских стран успели внедрить в сознание западного истеблишмента твердое мнение, что агрессия России против этих стран начнется со дня на день…

    Но у белорусской политической формулы есть одна серьезная проблема: во-первых, благодаря политике балансирования РБ все годы президентства А. Лукашенко получала от России огромную финансовую поддержку, включая и прямые инвестиции. Во-вторых, трудно представить масштабные западные инвестиции в современную Беларусь, гарантируемые «твердым президентским словом». На самом деле, тактически эскалация между Западом и Россией Беларуси, как типичному лимитрофу, исключительно выгодна. Она обеспечивает сохранение власти в руках белорусского президента.

    На этой геополитической выгоде настаивает и третья политическая формула, объясняющая геополитический выбор Республики Беларусь в контексте выше означенной парадигмы: если Беларусь присоединится к одному из участников геополитического противостояния, то она тут же попадет под вал санкций и других форм давления, а также лишится статуса «переговорной площадки». Так что выбор очевиден: некий «островок стабильности и покоя», настоящий «рай» в Восточной Европе, который выгоден «всем» участникам противостояния в качестве опять-таки «площадки диалога».

    С последним, естественно, можно согласиться, но при одном условии: пусть тогда не только Россия, но и Запад оплачивает этот «островок стабильности», привыкший «процветать» за чужой счет.

Нужно ли это России?

    29 мая С. Лавров, естественно, поддержит проведение такого рода форумов в «союзной» Беларуси. До этого МИД РФ не раз поддерживал и белорусскую инициативу «Хельсинки-2», так как от неё пока нет ни пользы, ни убытка.  На самом деле, у Москвы есть целый ряд более неотложных проблем, чем наблюдение за тем, как белорусское руководство пытается втиснуться в геополитический «слот» между Западом и Россией. Пока у власти в Минске находится А. Лукашенко, говорить о перспективах развернутого диалога между Западом и Беларусью не приходится. Но это пока…

Триумф западного вектора

    Конференция «Минский диалог» оказалась своеобразным съездом вполне сформировавшегося прозападного «крыла» белорусского политического класса и истеблишмента
, что, в свою очередь, можно считать определенным и почти естественным этапом постепенной эволюции политики балансирования между Западом и Востоком.

    Дело в том, что власти, практикуя данную политику десятилетиями, постепенно, в быстро меняющихся международных политико-экономических условиях, с одной стороны начинают по естественным причинам терять контроль над основными внешнеполитическими векторами, а с другой -- находятся в статусе вечного «торговца» своим «союзничеством», которое остается на уровне деклараций («продавец воздуха»). Рано или поздно один из «векторов», как самый перспективный и финансово обнадеживающий начинает «набухать» и расти за счет сторонников и попутчиков, а с другой стороны, «товарец» начинает «тухнуть» и уже не выглядит столь привлекательно.

    «Минский диалог» 2018 года как раз и продемонстрировал, что «вектор» Владимира   Макея на белорусском политическом поле сейчас наиболее перспективен, отказаться от него, т.е. от  Макея, А. Лукашенко уже не может. Более того, участвуя в конференции (даже не открывая форум!), белорусский президент продемонстрировал свою второстепенность и бесперспективность на фоне реальных организаторов прошедшего в мае 2018 г. в Минске международного форума – МИДа Республики Беларусь и его нынешнего руководителя. По сути, А. Лукашенко вольно или невольно предложил Западу реального преемника – Владимира Владимировича Макея.  Отсюда возникает  вопрос: сам-то белорусский президент отдает себе отчет в своих действиях?

А. Суздальцев, Москва, 27.05.2018

0

910


Задание на лето 2018

Всякая перемена прокладывает путь другим переменам. Никколо Макиавелли

    Как-то совершенно неожиданно наступило лето, впереди замаячило время отпусков, но в Беларуси политический сезон пока остается в самом разгаре. Президент Республики Беларусь А. Лукашенко вступил в период сомнений и колебаний…

    С одной стороны, идет подготовка Высшего Госсовета Союзного государства, на который по традиции, в белорусском руководстве возлагают большие надежды.  С другой -- усилиями министра иностранных дел РБ В. Макея, президент РБ все-таки получил «окно в Европу». 29 мая ему позвонил федеральный канцлер Австрии С. Курц и пригласил А. Лукашенко в Вену. Глава белорусского государства дал согласие, но сначала белорусскому президенту необходимо успешно провести июньский Высший ГосСовет Союзного государства…

В Европу!

    Планируемый визит белорусского президента в Вену трудно переоценить, так как, безусловно, приглашение канцлера -  огромный успех белорусского МИДа, посла Беларуси в столице Австрии и в целом политики официального Минска, направленной на сближение с Евросоюзом. С полным основанием можно утверждать, что сейчас А. Лукашенко получил новый и, наверное, самый реальный шанс выйти на европейский подиум, что, в принципе, было ожидаемо на фоне «весенней» 2018 года эскалации противостояния между Россией и Западом.

    В стратегическом плане постепенное «втягивание» белорусского президента в сферу Евросоюза (понятно, что Вена, по европейской традиции, согласовала свои шаги навстречу Минску с Брюсселем и Вашингтоном) обещает совершенно новый сценарий не только возможного конституционного референдума в РБ (осень текущего года), но и президентской кампании 2020 г., когда А. Лукашенко будет оформлять свой шестой президентский срок (не исключено, что на семилетний период).

    В любом случае, у официального Минска к концу 2019 года должна сложиться более-менее твердая опора в лице Брюсселя. Правда, в данном случае на политическом горизонте «замаячила» еще одна проблема – сохранит ли к 2020 году А. Лукашенко свой пост? Но об этом позже…

    В тактическом формате звонок из Вены оказался для Минска очень своевременным, так как почти совпал с визитом в белорусскую столицу министра иностранных дел С. Лаврова, что создало совершенно особый микроклимат на переговорах А. Лукашенко с главой российской дипломатии.

    Стоит напомнить, что с одной стороны, С. Лавров уладил вопросы транзита через Республику Беларусь болельщиков ЧМ 2018 года по футболу, а с другой -- министр иностранных дел России выступил в Академии управления, где практически намекнул, что обстановка вокруг России остается крайне напряженной и нужда в союзниках у Москвы имеется. Но, как говорится, опоздали…

Почему Вена?

    Стоит напомнить, что в ноябре 2017 года А. Лукашенко так и не решился появиться на саммите «Восточного партнерства» в Брюсселе, где его, не скрываясь, очень ждали.  Слишком демонстративный для Москвы был бы такой шаг Минска, да и члены делегации болели…  Визит в Вену на фоне непростых отношений с Россией смотрится как-то спокойней и привычней. Ведь белорусский президент уже посещал австрийскую столицу. Во всяком случае, Вена не выглядит столь вызывающе по сравнению с «натовским» Брюсселем.

    Вена с 1980-х годов играла особую роль едва ли не самой близкой и лояльной к странам Восточной Европы западной столицы. С 1990-х годов, после распада СССР, Австрия приложила огромные усилия, чтобы её политическое влияние и бизнес, включая банковский, продвинулись максимально далеко на Восток, где они постепенно завоевывали доверие и авторитет. Вена для стран СНГ стала желанным и доступным коммуникационным центром, своеобразной «приемной» Евросоюза.

    Со сменой власти в Австрии, Вена де-факто отстояла собственный подход к основным европейским проблемам, включая миграционный кризис или ситуацию на Украине.

    Со второй половины 2018 года  Австрия будет председательствовать в ЕС. Видимо, в этот момент для Вены «белорусский вопрос» будет иметь особое значение.  Так что для А. Лукашенко Австрия являются идеальным «входом» на европейское политическое поле.

«Венская опера»

    Но во всей этой «венской опере» присутствует определенная и, видимо, неизбежная интрига. Прежде всего стоит отметить, что подготовка к визиту носит двусторонний характер. В этом случае не является тайной то, что В. Макей, прокладывая «дорогу» для белорусского президента в столицу Австрии, выполняет поручение главы государства, который в свою очередь не первый год буквально рвется в европейские столицы. 

    Однако, насколько мы помним, с ноября 2017 года в отношениях между Евросоюзом и Минском стала чувствоваться «пауза», что связано с недоверием к А. Лукашенко. Автор этих строк неоднократно данную тему поднимал. Так что звонок канцлера Австрии был очень нужен А. Лукашенко.

    Нет никаким сомнения, что В. Макей, выводя  как медведя на цепочке, А. Лукашенко на политическую сцену Европы, имеет собственные цели.  Стоит напомнить, что хотя в СМИ Евросоюза его действительно в последние годы не называют «последним диктатором Европы», белорусский президент остается политической экзотикой для Евросоюза и США. Но за последние четверть века за А. Лукашенко на Западе закрепилось твердое мнение, что несмотря на постоянные склоки и скандалы между Москвой и Минском, белорусский президент все равно остается в «свите» В. Путина. Понятно, что  А. Лукашенко очень выгоден Западу, так как белорусский президент представляет из себя универсальный инструмент давления на Москву, который Москва сама и оплачивает.  Но это пока…

    В свою очередь, уже нет сомнений, что в 2024 году в России будет другой президент. Тогда возникает вопрос: зачем в среднесрочной перспективе Западу в Беларуси нужен А. Лукашенко?

    При этом невозможно избавиться от ощущения, что, демонстрируя Западу А. Лукашенко, В. Макей выступает в роли настоящего кукловода. Иными словами, нам ли не знать белорусского президента… Нет сомнений, что стоит допустить главу белорусского государства на европейский политический подиум, как имидж В. Макея на фоне белорусского «правдоруба» станет на Западе почти сакральным…

Задание на весну 2018

    Почти три месяца назад, т.е. 25 марта, автор этих строк отмечал, что после завершения президентских выборов в России «…на ближайший политический сезон у А. Лукашенко настроение бодрое и «наступательное». Белорусский президент в преддверии Высшего ГосСовета, уверен, что в условиях российско-британского кризиса Москва пойдет на любые уступки, чтобы к негодующему Евросоюзу не прибавилась еще одна «обиженная» страна Восточной Европы» (https://politoboz.com/content/zadanie-n … 8-chast-ii).

    Любопытно, что весенний сценарий не то, чтобы не исполнился, а он просто тихонько «съехал» на июнь, в летний политический сезон. При этом, за апрель-май Россия успела, вслед за скандалом со Скрипалями, пережить еще целый ряд кризисов с Западом. Обострение отношений Москвы с Западом стало политической рутиной.

    Справедливости ради стоит отметить, что 14 мая в Сочи А. Лукашенко, выступая на саммите ЕАЭС, попытался поставить перед В. Путиным вопросы, «требующие немедленного решения», но в кулуарах встречи  он получил столь многообещающие «разъяснения», что весь последующий визит главы белорусского государства в Таджикистан проходил в формате виртуальных то ли похорон, то ли поминок (см. «Памирская печаль» - https://politoboz.com/content/pamirskaya-pechal).

Повестка

    Стоит напомнить, что официальный Минск ждет Высший  ГосСовет Союзного государства уже три месяца.

    Высший Государственный Совет Союзного государства Беларуси и России – единственная официальная переговорная «площадка», где А. Лукашенко периодически приходится объяснять свою внутреннюю и особенно внешнюю политику, так как под неё он просит у Москвы кредиты и ресурсы, а также долю российского рынка. Это не простое дело для белорусского президента, и он действительно тщательно готовится к данного рода мероприятиям, так как Кремль давно не испытывает к А. Лукашенко какого-нибудь доверия.

    По этой причине российское руководство со своей стороны обычно уже заранее определяется в объеме финансово-экономической поддержки, необходимой для выживания белорусского государства, которые, как правило, на порядок меньше запросов официального Минска.  Потом, уже на заседании, российской делегации обычно приходится выслушивать бесконечные жалобы «единственного союзника» на «обман» и «клевету» российских информационных ресурсов. Со стороны это все похоже на ремейк «Сказки о рыбаке и золотой рыбке», но у «рыбака» год от года все хуже получается что-то выпросить.   Правда, пока белорусский политический класс так и не нашел замену «рыбаку» …

    Основные проблемы, которые в той или иной степени будут обсуждаться на ближайшем (Москва до сих пор так и не подтвердила дату саммита) Высшем ГосСовете  известны, но нет никакой гарантии в том, что принятые в итоге решения удовлетворят А. Лукашенко. Видимо, после краткосрочного саммита в Сочи у А. Лукашенко плохие предчувствия.

    К примеру, стоит напомнить, что вопрос о модернизации белорусской армии, как говорится, «подвис», хотя А. Лукашенко неоднократно ставил вопрос о получении новейшей военной техники за счет России. Тут, как раз подвернулась информационный «вброс» из Польши о готовности Варшавы разместить на своей территории американскую базу, чем почти немедленно воспользовался В. Макей, выступая в Брюсселе, где он вспомнил о возможности появления российской базы на территории Беларуси (почему не в Калининграде – А.С.). Так что обсуждение данной темы на саммите обеспечено.

    Труднее с деньгами и газом. Шестого транша кредита Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР) Минск так и не получил (400 млн. долларов), но и этих денег ему маловато, чтобы даже в условиях роста мировых цен на нефть более-менее беспроблемно решить вопросы обслуживания внешних кредитов. Пока на этом направлении каких-либо перспектив не видно.

    Две недели назад вице-премьер белорусского правительства В. Семашко весьма эмоционально заявил о том, что переговоры о ценах на российский природный газ в 2020 году должны быть немедленно возобновлены, но Москва ведет себя по данной проблеме по меньшей мере «странно» и как-то безучастно. Стоит напомнить, что в декабре 2019 года должен быть введен в строй первый энергоблок Белорусской АЭС. Кроме того, будет запущен газопровод «Северный поток-2», вступит в полную эксплуатацию Крымский мост, в России должна быть закончена реформа налогообложения в добывающих отраслях, включая  нефтегазовый сектор. Последнее теоретически грозит белорусскому руководству мировыми ценами на российские энергоносители. При этом стоит отметить, что население республики уже сейчас частично оплачивает газ по ценам Центральной Европы…

    Традиционно будет обсуждаться вопрос о поставке на российский рынок белорусской мясомолочной продукции, контроль над качеством которой, как бы А. Лукашенко не защищал свой столь прибыльный бизнес за счет российского бюджета и имиджа России, вместе с постепенным обустройством российско-белорусской границы, будет усиливаться, а контрабанда вылавливаться.   Стоит напомнить, что А. Лукашенко в 2015-2017 годах фактически обнулил российские антисанкции, чем заслужил особую благодарность Евросоюза.

Напряжение растет

    Но Россия неустанно оформляет границу, что вызывает у белорусского президента настоящую истерику, так как его проект по привлечению в Беларусь потока иностранных туристов (безвиз для граждан 80-ти стран) при наличии закрытой для граждан «третьих» стран границы в Россию обречен на провал: «Но нам нельзя уподобляться россиянам. Они сами не понимают, чего хотят и что они делают на белорусско-российской границе. Пусть определяются. Определятся - нам не проблема ответить. Мы готовы в любой момент адекватно дать ответ. Если они хотят закрыть границу – пожалуйста» (http://m.belta.by/president/view/lukash … edelits...). Необходимо отметить, что риторика, которую использовал А. Лукашенко, оказалась весьма воинственной – «адекватно дать ответ» и т.д.

    Более того, в определенный момент возникло ощущение, что А. Лукашенко пытается повторять украинскую пропаганду: «Мы должны видеть, что они хотят. Мы знаем, где они навыводили свои войска, создали комендатуры и прочую инфраструктуру» (http://m.belta.by/president/view/lukash … 5139-2018/). В принципе, осталось объявить Россию «агрессором»…  Стоит напомнить, что Беларусь и Россия являются учредителями Союзного государства (!).

    Невольно обратило на себя и то, что буквально через несколько часов после резкого выпада А. Лукашенко в отношении пограничной политики Москвы,  белорусский президент обрушился на Россию, которая, по его мнению, «приватизировала» Победу в Великой Отечественной войне. Любопытно, что формат критики политики Москвы в сфере исторической памяти, который использовал А. Лукашенко, носил характер «сам дурак».

    Попутно выяснилось, что первый вариант «Бессмертного полка» был найден в советское время именно в Беларуси: «… я даже не могу сказать, что я, первый Президент, инициировал эту акцию»(А. Лукашенко, https://news.tut.by/society/595230.html).  Не углубляясь в «исторический сепаратизм» официального Минска, в данном случае хотелось бы отметить, как и в случае с оценкой статуса российско-белорусской границы, поразительную воинственность А. Лукашенко по отношению к России: «недоумки», «не знают ситуации и не интересуются», «нарочно это делают» (там же). В данном случае все-таки стоит напомнить, что «стратегическая ошибка» (https://politoboz.com/content/shestiletniy-marafon) с запретом проведения 9 мая в Минске «Бессмертного полка» еще очень долго будет отравлять российско-белорусские отношения. Возможно данный инцидент и стал основой крайне плохого настроения А. Лукашенко после завершения 14 мая саммита ЕАЭС в Сочи.

Главный вопрос

    Есть и другие, можно сказать, «судьбоносные» политические вопросы, решение которых, безусловно, отразятся на судьбе Союзного государства и которые, видимо, А. Лукашенко будет необходимо обсудить с В. Путиным. В частности, Минску не только необходимо объяснить Москве необходимость задуманного в недрах белорусской власти конституционного референдума, но и представить российскому президенту преемника А. Лукашенко на посту главы исполнительной власти Беларуси. Возникает вопрос: может ли А. Лукашенко уклониться или просто обойтись от диалога с Москвой по поводу столь политически опасной темы?

    В данном случае стоит напомнить, что «формула власти» в Беларуси не изменилась: политический лидер, способный решать проблемы Беларуси в Москве, сохраняет власть в республике до того момента, пока ему в Кремле доверяют. Так что пока не произойдут качественные изменения в системе взаимоотношений между Россией и её партнерами по ОДКБ и ЕАЭС, никакое расширение связей с Западом данная формула в среднесрочной перспективе не поменяется.  Забегая вперед, стоит отметить, что данные изменения накапливаются, что и продемонстрировала «бархатная революция» в Армении. Но это отдельная и очень важная тема, к которой будет необходимо вернуться.

Квазисоюзники

    Тем не менее, несмотря на то, что экономическая зависимость Беларуси от России остается весьма высокой, но это, как мы убедились в последние годы, не исключает постепенную эволюцию геополитической ориентации республики.  Можно согласиться с К. Коктышем (МГИМО МИД РФ) в том, что повторение украинских событий в Минске невозможно. Действительно, Беларусь миновала данный кровавый «полустанок», но при этом белорусские власти, используя крайне негативную по отношению к России международную обстановку, почти реализовали проект создания как бы независимого на политической арене государства, зачастую занимающего антироссийскую позицию, но при этом сохраняющего почти весь комплекс российской финансово-ресурсной поддержки.
    Сейчас к данному квазисоюзному формату близка Армения, в том же фарватере находится Казахстан. Так что Минск не одинок…

    Проблема в том, что для сохранения экономической поддержки со стороны России в условиях медленного, но легко фиксируемого геополитического поворота Беларуси, Минску необходимы, с одной стороны, для диалога с Москвой целый ряд неопровержимых аргументов, а с другой стороны, доверие к А. Лукашенко со стороны Кремля. Эмоциональные и в целом антироссийские заявления белорусского президента последних дней говорят о тотальном дефиците, как первого, так и второго. 

Задание на лето 2018 г.

    Пока нет 100% гарантий, что Высший ГосСовет Союзного государства вообще состоится этим летом. Москва в данном случае не торопится. Но задержка российско-белорусского саммита может привести не только к ряду экономических проблем в Беларуси (перспективы обслуживания внешних долгов, поставка продуктов питания на российский рынок и т.д.), появлению более-менее устойчивой границы между странами во второй половине июля текущего года, но и задержке с конституционным референдумом.

    Так что в ближайшие три месяца А. Лукашенко будет разрываться между Москвой и Западом, где визит в Вену может оказаться только первой ступенькой к встрече А. Лукашенко с Д. Трампом (встречается ведь президент США с лидером Северной Кореи). Но с другой стороны, белорусский президент будет активно хлопотать по поводу конституционного референдума, то есть пытаться обеспечить властью свою династию. Так и пройдет лето…

А. Суздальцев, Москва, 03.06.2018

0

911

PetrovPetrPetrovich
вс, 03/06/2018 - 14:13
Комментарий № 382672
Последнее изменение: 03/06/2018 - 14:15
Состояние: Без премодерации
vtnsk пишет:
Иное не рассматривается, так как нет никакого сомнения, что вы обеспечите его правление пожизненно... :)))
Учитывая его неизменную рукопожатность в Кремле - даже не сомневаюсь в этом.
76-86% центризбирком ему нарисует и на следующиз выборах и через ввборы, и даже если он под капельницей присмерти лежать будет.
И смысла в конституционной реформе не вижу. Пример Азербайджана наглядно показывает, что в передаче власти по наследству у постсоветских авторитарных режимов нет никакой проблемы.

ответитьцитировать
Аватар пользователя Василевс
Василевс
вс, 03/06/2018 - 15:37
Комментарий № 382674
Последнее изменение: 03/06/2018 - 15:38
Состояние: Без премодерации
Ну всё, я окончательно запуталси. То доверяют, то не доверяют, то сами ножками, но тогда хрен вам в зубыэнергоносители по мировым ценам. А сакральный смысл фразы "народ выбирает"..... ? Где и что выбирает народ? Народу позволено выбирать между рынком и "Еврооптом", Вам, уважаемый Андрей Иванович, это должно быть известно получше некоторых. То дружим, то не дружим, напоминает анекдот про "дам, но не вам". "Конгресс, немцы какие-то, голова пухнет"© Если Россия что то представляет из себя на мировой арене, то ,,взнуздать сивого'' не должно составлять труда, если не представляет (за виолончели боязно), то нечего хвастать своими "калибрами". Как там у великих? "Если Россия чихнет, Европа должна содрогнуться".
На мой скромный взгляд, глубоко фиолетово кто будет у власти в РБ. Дима ли, Витя ли, Коля- запрвлять всем будут с Лубянки. РБ-этакий своеобразный полигон по обкатке "технологий сдерживания".

0

912

Василевс
вс, 03/06/2018 - 17:45

Зачем скандалы, Андрей Иванович? Урезать пайку по самое нехочу! Заметьте, не совсем перекрыть, чтоб не давать повода орать про угнетение, а урезать! Силовики его сами сдадут, в перспективе российских зарплат и пенсий. А то все отрезают по одному пальцу. Пока он будет держать наплаву силовиков-ничего не изменится, это же не Армения. Может я узко мыслю, но у московитов должны быть рычаги давления на "Дона", просто кое-кто не хочет, имея с этого профит, вот это уже другой коленкор. Нет среди российских элит людей, преданных безгранично своей Отчизне. Так, временщики. Растаскивают Россеюшку по кицбюэлям да виолончелям. Деньги правят миром, увы.

0

913

Молочный фронт


Известно, что можно обмануть самого дьявола, но не соседей. Эдгар Хау

Когда профессиональными историками будет писаться и переписываться наиболее полная история Союзного государства, то кто-то из исследователей этого богатого склоками и скандалами периода жизни Беларуси и России обязательно отметит, что погубили российско-белорусскую интеграцию не рост цен на российские газ и нефть, «трясина» кредитов и даже не тянувший страну на Запад  глава МИДа РБ Владимир Макей, а обыкновенное коровье молоко.

Каждые три месяца

С 6 июня 2018 г. Россельхознадзор временно закрыл  российский рынок для белорусских молока и сливок, включая сгущенку.  Претензии к продукции белорусских молокозаводов со стороны Россельхознадзора не меняются – нарушение ветеринарно-санитарных требований. В данном случае под запрет попало молоко и молочные продукты, залитые в емкости более 2,5 литра. Это ключевой момент и он, как ни странно, носит политический характер (!).

Стоит напомнить, что ровно три месяца назад Россия уже делала попытку закрыть российский рынок для оптовых поставок молока и молочных продуктов из Беларуси. В марте как-то обошлось, доступ на российский рынок для белорусского молока сохранился при условии усиления санитарного (ветеринарного) контроля, оформленного в «Дорожную карту», но, как видим, каждые три месяца проблема возобновляется.  О чем это говорит?

Соглашение («Дорожная карта»), подписанное в марте 2018 года, подразумевало постепенное и неотвратимое усиление контроля над качеством поступающего на российский рынок белорусского продовольствия. Между прочим, основная масса молока и мяса, завозимая непосредственно с белорусских мясных и молочных комбинатов, за редким исключением, вопросов не вызывает. Для данных производств в Беларуси требования «Дорожной карты» не являются чем-то сверхъестественным.

Проблема в том, что поставщики мяса и молока из Польши и Украины, естественно, ни о какой «Дорожной карте» даже не слышали и слышать не желают, как, впрочем, и белорусские фирмы, а также государственные санитарные врачи в РБ, которые и обеспечивают транзит мясомолочной продукции из «третьих» стран под видом белорусской на российский рынок. Так что, соглашаясь в марте на «Дорожную карту», белорусские должностные лица, прекрасно понимая, что выполнить её при наличии развитого контрабандного промысла невозможно, откровенно тянули время. 

Иллюзий нет. Российские компетентные органы, включая, естественно, Россельхознадзор, как говорится, «не спускают глаз» с импортируемого на российский рынок белорусского продовольствия, постоянно отслеживая не только его качество, но и, судя по всему, происхождение. Оптовые поставки формально «белорусского» молока в крупной таре (за исходную точку были взяты 2,5 литра) как раз и вызвали наибольшие вопросы в России.

Между прочим, как раз этот факт, как раз и возмутил Минск («знает кошка…»). В частности, заместитель министра сельского хозяйства Беларуси А. Антонов заявил: «Выходит, если наш продукт в малой таре — он безопасен. А если в крупной, в мешках — он тут же становится опасным. Никакой логики в этом нет. Зато есть нарушение всех возможных норм Договора о Евразийском экономическом союзе и другой нормативно–правовой базы, существующей в его рамках. Это чистой воды протекционизм. Защищают свой рынок в ущерб партнерству с Беларусью» (https://www.sb.by/articles/kipyashchee-moloko.html)

Действительно, молоко и молочные продукты, расфасованные в потребительскую тару, в настоящее время у Россельхознадзора особых сомнений, за некоторым исключением, не вызывают и вполне благосклонно принимаются на полки российских магазинов. Более того, несмотря на сетования белорусского руководства на закупку Россией молочных продуктов из Новой Зеландии, Беларусь остается практически монопольным экспортером молока на российский рынок (до 90%) и место для белорусского молока на российском рынке имеется даже в летний период – сезон «Большого молока».  Так что не стоит так в Минске напирать на российский «протекционизм».

Но к концу мая в России, анализируя оптовые поставки молока из Беларуси, поступающего на российский рынок, в соответствующих ведомствах убедились, что Минск не намерен выполнять мартовские договоренности. Россельхознадзор увязывает оптовый молочный вал с контрабандой низкосортного молока из Польши или Украины, где в начале лета цена на молоко упало. В Москве об этом фактически в лицо говорили белорусским высокоранговым чиновникам. Между прочим, о том же упоминалось и на «площадке» Евразийской комиссии…

В итоге, в Москве в очередной раз убедились, что договоренности, соглашения, «дорожные карты», которые подписываются соответствующими компетентными и ответственными в данном вопросе российскими и белорусскими ведомствами не работают и игнорируются прежде всего белорусскими поставщиками. Введение эмбарго на белорусское молоко стало неизбежно: с 6 июня экспорт в крупной таре был остановлен.

8 июня представители министерств сельского хозяйства двух стран все-таки пришли к определенному согласию на основе уже подписанной ранее (в марте текущего года) «дорожной карты». Что мешало Минску её выполнять с начала весны?

Но в тоже время было бы ошибкой не отметить не очень благоприятный контекст в российско-белорусских отношениях, который в преддверии Высшего Государственного Совета Союзного государства, безусловно, сказался на остроте «молочного конфликта». Но сейчас не об этом речь.

Информационная война

Информационное обеспечение очередной «молочной войны» между Россией и Беларусью в медиа-пространстве оказалось выше всяких похвал. Официальные СМИ Республики Беларусь в очередной раз прошлись по российским «олигархам» (в данном случае, видимо, каким-то «молочным олигархам», увлеченно вкладывающим миллиарды в молочно-товарные фермы) и обвинили «коррумпированный Россельхознадзор»  в стремление вытолкнуть белорусские молочные продукты с российского рынка из-за их несомненного качества, которое российские конкуренты, естественно, превзойти не в силах. На фоне недавних антироссийских заявлений А. Лукашенко очередная молочная война оказалась очень кстати… Если бы не отдельные нюансы.

Дело в том, что с качеством белорусского молока, сливок и сгущенки вообще-то ситуация складывается скандальная.  Должностные лица и государственные СМИ напрочь отвергают все претензии в отношении качества белорусской продовольственной продукции.  Не допускаются даже тени сомнений, т.е. тема закрытая, а качество белорусского молока является чем-то сакральным. Автор этих строк не раз отмечал, что в Беларуси отрицание высокого качества белорусских продуктов едва ли не приравнивается к измене Родине: «Обвинения абсолютно абсурдные. По-моему, уже у любого человека не возникает ни малейших сомнений в том, что никаких претензий к качеству и безопасности белорусских молочных продуктов нет и быть не может». А. Богданов, https://www.sb.by/articles/leonid-zayat … yatiy.html). Столь эмоциональная реакция, конечно понятна, так как республике надо что-то экспортировать и как-то зарабатывать деньги…

На так сказать «вторичном» информационном поле (уже скорее «первичном»), т.е. в сфере Интернет-форумов белорусских сетевых ресурсов мгновенно обнаруживается раскол именно по поводу качества молока, которое вызывает прямо противоположные точки зрения. В принципе, эти споры не имеют смысла, так как, во-первых, во многом это вопрос вкуса и привычек потребителя, а во-вторых, в Беларуси, как в любой стране есть как продукты питания отличного качества, но дорогие, так и явно невысокого качества, но дешевые.

Любопытно другое.  Белорусские чиновники, находясь в Беларуси, буквально насмерть и зачастую в оскорбительной для российской стороны форме отрицают все претензии к качеству белорусских молочных продуктов, попутно обвиняя России в протекционизме, но как только оказываются в Москве, то очень быстро принимают все претензии своих российских коллег и подписывают очередные «Дорожные карты» - обязательства навести порядок с качеством и не гнать на российский рынок что-то условное, под названием «молоко». Столь поразительные метаморфозы, естественно, не остаются вне поля зрения российских экспертов.

Чем все это грозит?

Понятно, что если бы другая страна, не Беларусь, регулярно попадалась бы на поставках в Россию продукции низкого качества, да еще и с подмененными документами, то ей бы давно и навсегда был бы закрыт доступ на российский рынок.  Между тем Россельхознадзор из месяца в месяц и из года в год упорно продолжает давно ставшие, по мнению россиян, бессмысленные попытки уговорить белорусских поставщиков не считать Россию каким-то потребительским «унитазом», в который можно «сливать» все подряд по принципу «и так сожрут».  Но ведь все меняется…

Если еще пару лет назад речь шла о закрытии доступа на российский рынок для отдельных белорусских предприятий, то следом уже стали закрывать экспорт в Россию для десятков производств и даже целых белорусских областей. С 2017 года речь стала идти о полной блокаде, только за первое полугодие в 2018 году Россельхознадзор дважды объявлял о закрытии отдельных видов белорусской продукции, независимо от поставщиков.

Иными словами, речь идет о неминуемо надвигающемся окончательном закрытии российского рынка, так как никакого доверия к белорусским продуктам у россиян не осталось. Ведь можно только представить какой наносит ущерб сбыту белорусской молочной продукции (в принципе, любой) всего одно объявление на российских федеральных каналах о закрытии поставок по причине низкого качества. Потери могут достигнуть десятков миллионов рублей.

Прямым свидетельством данного в целом негативного процесса реального ограничения белорусского экспорта молока стало то, что в мае в Москве были подписаны балансы на поставку молочных товаров в Россию. Причем Минск по этому поводу выражал полное удовлетворение (баланс на 3% превысил объем поставки предыдущего года), но при этом никому не пришло в голову, что это все равно ограничения. Между тем еще в 2012 году страны евразийской «тройки» (тогда еще в ЕАЭС не вошли Киргизия и Армения) уже вошли в Единое экономическое пространство, которое подразумевает свободу перемещения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы.

Справедливости ради, стоит напомнить, что Минск до сих пор сохранил до двадцати «барьеров», ограничивающих доступ российских товаров на белорусский рынок, но получается, что и Россия сейчас будет вгонять белорусский экспорт на российский рынок в «балансы».

Вывод может быть только один: если официальный Минск не предпримет радикальных мер для решения проблем качества и контрабанды, белорусские производители лишатся российского рынка. Уровень потерь достигнет миллиардов долларов, что может привести Беларусь к экономическому коллапсу.

Что делать?

Времена ныне тяжелые, и они не станут легче даже в преддверии Высшего ГосСовета. То, что формально очередной молочный конфликт завершен и с понедельника, 11 июня, оптовые поставки молока (не будем говорить о его происхождении) снова пойдут в Россию, в целом обнадеживает, так как на российско-белорусском саммите и так будет хватать проблем. К слову, сейчас в экспертном сообществе Минска бродят совершенно невероятные предположения о судьбе белорусского президента.

Понятно, что на фоне глобальных проблем, с которыми сталкивается современное российское государство, тема «белорусского молока», как и традиционной контрабанды в целом, выглядит микроскопически, как, впрочем, и перспективы строительства Союзного Государства на пару с А. Лукашенко. Но стоит напомнить, что согласно Конституции РФ, В. Путину отмерено на его посту всего 72 месяца (осталось уже 69,5) и вряд ли он намерен оставить проблему белорусского контрабандного терминала своему преемнику на посту президента России.

Кое-что делается уже сейчас: Россельхознадзор «накачивает мускулы», граница постепенно укрепляется, Россия «отгораживается» от Беларуси.

Видимо, рано или поздно перед белорусским руководством со всей очевидностью встанет задача определиться и выбрать собственную парадигму экспорта в Россию.

Можно выбрать вариант, когда Минск начнет развивать национальный молочный комплекс, достигая уровня Франции, Швейцарии и иных «молочных супердержав», что подразумевает выпуск продукции премиум-класса с национальным белорусским колоритом, доброжелательно принимаемый не только на российском рынке. В перспективе данный вариант позволит выручать солидные деньги за небольшой объем экспорта, но параллельно такая продукция будет работать на имидж Беларуси и её трудолюбивого народа.

Тогда «Молочные войны» уйдут в историю, контрабанда польского и украинского молока не понадобится.  Однако, чтобы «свернуть» в вышеозначенную колею, белорусским властям придется провести глубокую структурную перестройку агропромышленного комплекса республики и создать эффективную систему кредитования.

Можно остаться в ставшей уже традиционной системе, когда контрабанда молока бумерангом бьет по белорусскому производителю, которому приходится отдуваться за барыши, которые получает правящая «семья» и ближний круг белорусских олигархов. Вряд ли у кого еще остались сомнения в том, что данная полукриминальная схема будет Россией рано или поздно ликвидирована, но при этом, как уже отмечалось выше, белорусский экспорт молочной продукции на российский рынок будет закрыт.

К сожалению, существует убежденность в том, что белорусские власти, уверенные в том, что Россия «никуда не денется» и в очередной раз обязательно «одумается», будут и дальше, прикрываясь белорусскими молокозаводами и их коллективами, гнать в Россию контрабанду оптом и в розницу.

А. Суздальцев, Москва, 10.06.2018

0

914

Что нам ждать?

-AA+A
Версия для печати
вс, 17/06/2018 - 07:25

Стоит только попристальнее вглядеться в настоящее, будущее вдруг выступит само собою.
Н. Гоголь

    19 июня состоится долгожданный российско-белорусский саммит, вокруг которого уже набралась критическая масса слухов, предсказаний и прогнозов.  Любопытно то, что в России очередной Высший ГосСовет Союзного государства обычно интересует только экспертов и представителей профильных министерств (финансов, экономического развития, энергетики), что отражает статус белорусской темы в российском политическом дискурсе.

    Другое дело Беларусь, где мнения о ВГС и перспективах А. Лукашенко «переломить» саммит в свою пользу, по традиции, резко разделились и приобрели поистине судьбоносный для белорусского президента характер.

    Нельзя не отметить, что спектр мнений о предстоящем мероприятии и перспективах А. Лукашенко и дальше исполнять обязанности хотя бы главы Высшего ГосСовета Союзного государства, с одной стороны выступает в роли общего индикатора политической «погоды» в Беларуси, а с другой -- позволяет идентифицировать разброс политических взглядов в белорусском политическом классе.

    Забегая вперед, необходимо отметить общую усталость белорусского общества от российско-белорусской интеграции. Иными словами, «прорыва» на ВГС в Беларуси не ждут…

Прогнозы…

    Естественно, прежде всего, стоит обратить внимание на традиционно оптимистический настрой проправительственной части белорусского экспертного сообщества, уверенного, что все проблемы, накопившиеся между Москвой и Минском к лету 2018 г., 19 июня будут успешно разрешены. Между прочим, эти «оптимистические» прогнозы означают ни много ни мало, что все поводы к обострению отношений, которыми успел запастись А. Лукашенко, начиная с угроз в адрес России после первой «февральской» молочной войны, поставки оружия в Азербайджан, соглашения с КНР о безвизовом режиме, претензии в отношении истории Великой отечественной войны и российско-белорусской границы, не говоря уже о застопорившихся переговорах о цене на российский природный газ на 2020 г., будут российским руководством восприняты как должное, а все финансово-ресурсные претензии Минска будут удовлетворены сполна. Все это по традиции будет сдобрено лошадиными дозами союзнической риторики, а также соответствующими торжествующими официальными снимками и видеосюжетами в белорусских СМИ.

    Однако, стоит сразу признать, что вышеназванный сценарий неосуществим в принципе.  Дело в том, что за всю историю существования СГ ни один ВГС не проходил абсолютно гладко, так как существующие разногласия хотя бы косвенно, но обязательно так или иначе выплывали в ходе переговоров. Еще хуже, когда ВГС внешне проходил  вполне парадно, но на нем ничего не решалось, так как стороны не углублялись в суть проблем. В этом случае российское руководство вело себя по отношению к белорусскому за столом переговоров формально благожелательно-отстраненно, но не более… Между прочим, такого рода «пустые» ВГС вызывают в белорусском руководстве высшую степень негодования.

    19 июня на саммите проблемы, естественно, будут обсуждаться… Как без них. Все остальные прогнозы успеха или неудачи назначенного Высшего ГосСовета, всплывающие в белорусском медиапространстве, основаны на анализе противоречий между странами, в той или иной степени блокирующих российско-белорусскую интеграцию. Между прочим, ожидается, что на ВГС будет представлена новая версия развития Союзного государства и военная доктрина СГ – Минск ищет новую форму закрепления и легализации российской финансово-ресурсной поддержки?

Теория заговора

    На крайнем, самом радикальном крыле белорусской экспертизы, как всегда, появилось предположение - в оригинале «твердое убеждение/полученная информация», о том, что судьба А. Лукашенко в Москве уже решена, российские спецслужбы белорусского президента будет «свергать», а следом, ну как без этого, Беларусь ждет оккупация и, естественно, аннексия по примеру Крыма («мечты, мечты!»).

    В данном случае никакой интриги нет. Мы не в первый раз сталкиваемся с такого рода попытками слегка попугать А. Лукашенко, заставить его в итоге броситься к Западу в поисках спасения от «агрессивной» Москвы. В данном случае мы не скажем чего-то нового, если напомним, что лоббизмом данного рода «идей» давно и не без успеха занимаются некоторые белорусские министры…

    Стоит отметить, что попытки сманить белорусского президента на Запад не безнадежны, так как в их основе лежит традиционная подозрительность и недоверие А. Лукашенко к Москве. Иногда это отношение к России у А. Лукашенко проявляется очень конкретно: «Мы должны видеть, что они хотят. Мы знаем, где они навыводили свои войска, создали комендатуры и прочую инфраструктуру» (01.06.2018,
https://www.rbc.ru/politics/01/06/2018/ … e9949d0d53). И таких оговорок немало…

    Любопытно то, что наряду с утверждением того, что «Москва готовит заговор против белорусского президента» в белорусском медиа-пространстве появились прямо-противоположное мнения о том, что в реальности А. Лукашенко нечего опасаться Москвы, так как российское руководство до настоящего момента не смогла настоять на удобной для себя кандидатуры своего дипломатического представителя в Минске.  Иными словами, Кремль бессилен против белорусского президента (!) Хотя, кому в современном мире – мире твиттерной дипломатии, вообще нужны послы?

Годы…

    В данном случае несмотря на сомнительность запускаемых в информационное пространство слухов о скором завершении в той или иной форме «эпохи Лукашенко», нельзя не отметить, что интерес в белорусском обществе к данной теме не случаен. Все-таки, четверть века у власти никуда не деть и, к сожалению, это не тот трудовой стаж, которым принято гордиться. Дело в том, что объективно, при всей своей иногда явно опереточной активности, А. Лукашенко все равно воспринимается в республике, как уходящая политическая фигура... От него ничего, кроме проблем и неприятностей и не ждут ни внутри Беларуси, ни в соседних странах, включая Россию.

    Этот процесс необратим - к сожалению, чем дольше глава белорусского государства находится у власти, тем чаще будет подниматься тема о его реальных и возможных промахах и ошибках («опять накосячил!»), которые могут привести А. Лукашенко к уходу или отставке. Более того, когда А. Лукашенко, вдруг встрепенувшись, начинает жестко критиковать сложившуюся в Беларуси реальность, то выглядит это по меньшей мере лицемерно, так как именно он и отвечает за республику последние десятилетия.

    Еще худшую реакцию у населения встречают попытки белорусского президента увлечь их планами и надеждами (модернизация, супер-трактор и супер-комбайн, электромобиль, криптовалюта и т.д.): «вспомнил о народе», «а где ты раньше был», «двадцать пять лет просидел, а сейчас засуетился» и т.д. К сожалению, ощущение, что страна застряла в трясине и оттеснена на обочину мирового развития стало в Беларуси преобладающим.

    Однако вряд ли эти настроения беспокоят белорусского президента. Не будем забывать, что А. Лукашенко для своих лет смотрится неплохо (не будем распространяться о приписываемых белорусскому президенту болезнях), но четверть века у власти – не шутка и эти «непростые» годы, безусловно, не прошли незаметно для него.  Вот уже и шоколад на сахарозаменителях понадобился… И все-таки, несмотря ни на что, будем считать, что у А. Лукашенко вполне хватит сил и здоровья для того, чтобы еще минимум лет двадцать, а то и двадцать пять исполнять обязанности главы государства.  К примеру, Н. Назарбаеву уже больше 77 лет, а он вполне, к счастью, работоспособен…

    Остаются несколько политико-экономических и внешнеполитических причин вероятного ухода А. Лукашенко от власти, и они не связаны с состоянием здоровья президента Республики Беларусь.

Риски выживания политического режима

    Внутриполитические риски для политического режима принято делить на три основные группы: стихийные народные выступления (аналоги «арабской весны» или «белорусской весны» 2017 г.), свержение власти оппозицией (варианты «цветной революции» или «майдана») и заговор элит. В чистом виде все три версии невозможны, как и невозможно проведение «цветной революции» или заговора внутри правящего режима без внешних усилий и поддержки.

Белорусский народ

    Есть ли угроза стихийных выступлений населения республики? Естественно, никто не забыл февраль и первую половину 2017 года, когда власти спровоцировали выступления на городских площадях по всей республике. «Белорусская весна» продемонстрировала:

- буквально лютую ненависть населения к политическому режиму и к местным чиновникам, на которых, между прочим, и свалил в итоге вину за дестабилизацию А. Лукашенко;

- паталогический ужас властей от перспективы эскалации выступлений (власти не рискнули использовать силовиков для разгона митингов и шествий, понимая, что это вызовет катастрофу и уничтожит для правящего режима все пути на Запад);

- отсутствие политического потенциала у белорусской оппозиции;

- попытки белорусских властей найти в народных выступлениях «российский след», т.е. опять «перевести стрелки» на Россию.

    Что может спровоцировать новые народные выступления?

    Белорусская оппозиция считает, что свержение режима будет обеспечено, если Россия прекратит оказывать экономическую поддержку правящему в Беларуси политическому режиму. Мол, это приведет к почти мгновенному социально-экономическому кризису и политической дестабилизации, в чем, между прочим, не заинтересована прежде всего сама Россия. Так что эти «теории» тоже, по сути, являются «переводом стрелок» и опять на Россию. 

    Дело в том, что даже если Россия не просто прекратит оказывать финансово-ресурсную поддержку Беларуси (в Москве считают, что поддерживают республику и белорусский народ, а не политический режим), а устроит настоящую экономическую блокаду, то это совершенно не означает, что волна народного гнева сметет нынешние власти. Во-первых, народу в очередной раз объяснят экономический кризис «козни» Москвы, мечтающей «захватить белорусские заводы (т.н. «лакомые куски белорусской экономики») и даже «оккупировать республику», лишив её независимости, а во-вторых, стоит напомнить, что белорусское население поразительно пластично к социально-экономическим невзгодам и в не первый раз попытается приспособиться к создавшимся «непростым временам».  При этом политический режим в этом случае только выиграет.

    Так что главной причиной народного гнева может быть только сама белорусская власть, которая, необходимо признать, отличается поразительным упрямством и желанием обязательно взять верх над собственным народом. Пример с «тунеядцами» остается самым очевидным подтверждением данного мнения.

    Но в тоже время, если оценивать ситуацию по всем привычным индикаторам, белорусским властям ничего не угрожает. Однако, в тоже время, если мониторить  политику А. Лукашенко по обеспечению всемерного контроля над обществом, то невольно придешь к выводу, что белорусский президент как никто знает свой народ, который в свою очередь способен мгновенно менять внешнюю лояльность на неожиданную политическую агрессию. Кроме того, стоит помнить особенность уже белорусского политического класса, который мгновенно переходит на сторону едва определившейся доминирующей политической тенденции. Так что расслабляться А. Лукашенко не приходится и спит он, скорее всего в «полглаза».

    Есть еще одна проблема: власти знают, что в случае массовых выступлений они не смогут мобилизовать своих даже реальных сторонников. Политический режим не имеет поддержки в обществе. Порукой тому остается то самое стихийное народное Сопротивление режиму, лозунгом которого стало словосочетание: «Ну вы же все понимаете!»

    Не получит официальный Минск в случае стихийных выступлений и поддержки со стороны Москвы. В этом А. Лукашенко убедился после «бархатной революции» в Армении в конце апреля-начале мая текущего года.

    Так что дело за малым: любой, на первый взгляд не столь важный региональный повод может привести к неожиданной народной волне, способной развалить режим в считанные дни.  А. Лукашенко, скорее всего это понимает, но при этом его традиционное стремление «додавить» может рано или поздно привести к катастрофе. Иными словами, с народной стихией А. Лукашенко, учитывая его традиционную провокационность, может и не справиться…

Оппозиция

    Необходимо сразу отметить, что белорусские власти не беспокоит второй, оппозиционный вариант. Реальной, опасной для А. Лукашенко оппозиции в Беларуси не сохранилось. Существующие политические структуры в немалой степени не только поставлены под контроль спецслужб, но и зачастую используются властями в нужный для них момент в качестве свидетельства «демократичности» правящего режима или наличия в среде белорусского общества антироссийских настроений.

    Финансирование оппозиции со стороны Запада давно контролируется белорусскими спецслужбами, политическая поддержка оппонентам режима со стороны Запада подвержено геополитической конъюнктуре и строго соответствует уровню противостояния с Россией. В частности, в настоящее время, когда А. Лукашенко вполне вписывается в стратегию давления Запада на Москву, белорусской оппозицией жертвуют, как расходным материалом.

    Более того, учитывая, что в основе белорусской оппозиции лежит этнический национализм, то власти прекрасно знают, что в случае вступления конфликта с Россией в сферу полномасштабного и необратимого кризиса,  А. Лукашенко сможет полностью положиться не на силовой блок, а на националистов.  Так что с этого направления угрозы для А. Лукашенко нет.

Удар в спину

    Конфликт в среде правящего истеблишмента является крайне опасным для властей и, что главное, он неотвратим. Более того, предательство ближайшего окружения является неотъемлемой частью более масштабного сценария смены власти.  Но не исключен вариант отдельного заговора элит с подключением к нему на завершающем этапе оппозиции для легитимизации захвата власти (разного рода варианты «майдана» и т.д.).

    Раскол белорусской правящей группировки не является секретом. Более того, он закономерен, так как является верным индикатором загнивания и распада авторитарного режима, когда от властей уже ничего не ждут, кроме попыток политического выживания. В принципе, причина раскола как раз и заключается в расхождениях во взглядах на будущее правящего режима и политические «перспективы» первого лица.

    Но данный сценарий в высшей степени зависит от внешней поддержки и он, что очень важно, очень дорогой. Дело в том, что «ближний круг» придется или перекупить, или гарантировать сохранения уже склоченных за последние два десятка лет крупных состояний.

    Тут у белорусских властей существует одна проблема, которая одновременно является «окном возможностей» для заговора. С одной стороны, А. Лукашенко, гарантировав высшей номенклатуре «долю» в тех или иных торгово-экономических процессах, привязал их к себе. Но с другой стороны, сейчас эти сановники правящего режима, став долларовыми миллионерами, в большей степени озабочены сохранением своих капиталов, чем стабильностью режима. Более того, они ждут возможность легализации своих денег, т.е., иными словами, ищут шанс «соскочить» ... Почва готова.

    Кто выступит заказчиком? Тут просматривается развилка: Восток – Запад. По мнению вышеупомянутой радикальной части белорусского экспертного сообщества, именно Россия приступила к процессу отстранения А. Лукашенко от власти. Однако у Москвы нет сторонников в белорусской власти и силовом блоке. Так что Россия даже в теоретическом плане не будет ввязываться в трясину противоречий между конкурирующими группировками внутри правящего белорусского режима. Кроме того, зачем это России? У неё имеется иной, более эффективный и универсальный инструмент влияния непосредственно на А. Лукашенко. Но об этом ниже…

    Так что «перевод стрелок» на Россию, естественно, демаскирует другого потенциального заказчика – Запад. Вот тут как раз все готово – большая часть белорусского политического класса и правящей номенклатуры не скрывают своей ориентации на Запад в целом и на Евросоюз в частности. С ними даже не нужно договариваться. Можно обойтись определенными суммами/гарантиями и А. Лукашенко будет паковать чемоданы. При этом никаких проблем с Москвой не предвидится. Примером является уже упоминавшаяся «бархатная революция» в Ереване…

    Но сейчас, когда А. Лукашенко чуть-чуть приоткрыли дверцу («мышиная норка») на Запад (визит в Вену) и когда Россия продолжает оказывать Беларуси многомиллиардную финансово-ресурсную поддержку, Запад не пойдет на риск появления новой Украины с вечной угрозой дефолта. Тем более, что Республика Беларусь проводит свою внешнюю политику, не только дистанцируясь от России, но и фактически согласовывая её с Западом. А. Лукашенко нужен Западу. Так что риск прозападного заговора пока остается в зоне теории и не более…

Москва

    Как видим, реальных рисков ликвидации режима А. Лукашенко немного, если только он сам не спровоцирует собственный народ. Остается Москва, зависимость от которой остается главной проблемой выживания правящей в Беларуси четверть века политической группировки.

    Между тем, никуда «формула власти в Республике Беларусь» ни делась, и автор этих строк неустанно её повторяет уже более двадцати лет: «Только тот политический лидер имеет право на практически неограниченную власть в Беларуси, который решает проблемы республики в Москве». Так что информационный слив о том, что «Лукашенко будут снимать…», как правило, встречает напряженное внимание не только в белорусском руководстве, но и в обществе и его обязательно увязывают с Россией.

    Стихийное понимание «формулы власти» в белорусском политическом классе присутствует. Именно по этой причине практически все годы своего президентства А. Лукашенко пророчат если не свержение, то отставку или что похуже. Причина проста: если российское руководство по тем или иным причинам перестанет элементарно замечать А. Лукашенко, начнет его демонстративно игнорировать, а переговорные процессы по интересующим официальный Минск темам и проблемам остановятся -- это будет означать, что  республика остается без российской финансово-ресурсной поддержки.

    Иными словами, такой подход Москвы к А. Лукашенко означал бы только одно: белорусский президент не справляется со своими обязательствами, окончательно потерял доверие союзника и одновременно спонсора, и, в таком случае, республике он не нужен. Беларусь сама его заменит… И никакие внешние заговоры не понадобятся, белорусский истеблишмент тут же предложит Москве новую кандидатуру для получения кредитов и нефти…

Грех уныния

    В принципе, вышеозначенный сценарий не является новинкой и российские власти не раз его частично тестировали.  Унылое одиночество всего клана А. Лукашенко 14 июня на гостевой трибуне московского стадиона «Лужники» является   самым последним примером.  Да и сам А. Лукашенко прекрасно понимает существующую опасность и буквально рвется то к Евросоюзу, то к Китаю. Скажем сразу: напрасно и поздно…

    Лукашенко и Беларусь не являются сиамскими близнецами. Лукашенки приходят и уходят, а Беларусь остается и не факт, что республика будет благодарна своему первому президенту.  Но годы идут и миллионы людей в Беларуси в той или иной мере связывая свои судьбы и неудачи с личностью А. Лукашенко, приходят в отчаяние и уныние.

    Но на самом деле, никакого застоя нет. Беларусь меняется, народ уже получил прививку от любой формы авторитаризма, а белорусская власть крутится как уж на сковородке. Наблюдать за её пируэтами довольно забавно.

    Но все мы еще  удивимся, как быстро, буквально через несколько недель после того, как режим исчезнет, начнутся громкие разоблачения «семьи», появятся обличающие недавнего властителя  сериалы, народ вздрогнет от бесстыдства власти, а потом в мгновение ока об этом персонаже вдруг все забудут, как будто его никогда  не было…  И жизнь пойдет своим чередом…

А. Суздальцев, Москва, 17.06.2018

0

915

Не раз уже писал тут-мятежи\революции делают не генералы, а майоры, которые дают команды ротам и батальонам "Экипажи-по машинам! К бою-вперёд!"
А майоры в армии РБ уже все местные, выращенные в комфортабельных условиях службы возле дома, с квартирами за льготный кредит 5% годовых на 20 лет, с перспективой хорошей пенсии выше средней по стране. Многие из них благодаря армии времён АГЛ вылезли в жизнь из глубинки, где не имели никакой перспективы кроме бухать и навоз разбрасывать.
У них, этих майоров, всё хорошо по меркам РБ и никакая Сирия даже за ЗП втрое выше им нафиг не упала.
Не будет армии на улицах бо от осники не растут апельсинки бульбы не растут пиночеты.

0

916

Что-то пошло не так, раз его пробило на такие речи...
https://euroradio.fm/ru/lukashenko-prov … rstva-idti
Что не так. Как раз таки всё так, как и должно было быть. Развалил ЗАО Беларусь, теперь пытается сбросить неликвид. Заодно и народец войной попугать, а то уже стали подзабывать.

То, что оно занималось только воровством и развалом, было ясно еще в 90-е.
Про поезда с Бел-Контрабасом в 96-98 г., типа под крышей фонда Эсамбаева, знаю не по наслышке.
А пугает его, скорее всего, окружение, которому эту идеологически-плаксивую лапшу втирать нет смысла...Он для них как вошь под микроскопом.

0

917

ВГС


Спорить с неизбежностью бесполезно. Единственный аргумент против холодного ветра – теплое пальто. Джеймс Расселл Лоуэлл

    В конце прошлой недели в ночных поездах белорусского формирования, следующих в Россию, появились российские пограничники. Подсаживаясь в составы на российско-белорусской границе, пограничные наряды включают свет, будят пассажиров, тщательно проверяют документы, чтобы затем покинуть вагоны в Смоленске. Напомним, что до недавнего времени российский паспортный контроль осуществлялся только на автотранспорте, а в прошлом году белорусские рейсы в российских аэропортах были переведены в международные терминалы…

    Несмотря на то, что в Беларуси распространено мнение, что укрепление российско-белорусской границы связано исключительно с Чемпионатом мира по футболу и в конце июля проверки в поездах прекратятся, в Москве сейчас обсуждают новую угрозу со стороны Беларуси - с октября заработает безвизовый режим между РБ и КНР.

Граница

    По идее, учитывая наличие российско-белорусской интеграции, первичный контроль на въезде на союзную территорию должны были бы выполнять белорусские пограничники, которые как раз и стоят на западном рубеже Союзного государства.  Однако, введя в январе 2017 года односторонний безвизовый режим с 80-ти странами, официальный Минск утратил эту важнейшую союзную «функцию».

    Напомним, что белорусская сторона в течении последних 6-7 месяцев неоднократно выражало уверенность, что анонсированные Москвой в преддверии Чемпионата мира по футболу пограничные посты на российско-белорусской границе не понадобятся и проблема доступа к российской территории граждан «третьих стран» будет решена.  Однако переговоры, итогом которых должно было стать единое союзное безвизовое пространство (вариант: «союзная виза» Г. Рапота), закончились открытием российской границы только для футбольных болельщиков, направляющихся в РФ транзитом через Беларусь на мировой праздник футбола. Данное весьма примечательное событие, демонстрирующее деградацию союзных отношений, почти совпало с Высшим Госсоветом СГ от 19 июня текущего года.

    Между тем, еще с 2014 года, когда проблема статуса российско-белорусской границы на фоне украинского кризиса приобрела весьма злободневный характер, белорусская сторона, как неоднократно отмечал автор этих строк, ведет себя по меньшей мере странно. С одной стороны, последние два года официальный Минск с каким-то маниакальным упорством предоставляет в одностороннем порядке безвизовый режим десяткам стран мира. С другой стороны, белорусское руководство все эти годы настойчиво требует от России открыть российскую границу для граждан «третьих» стран, делающих попытку въехать на территорию РФ со стороны «союзной» Беларуси. Иными словами, А. Лукашенко решил, что пришло время резко нарастить доходы от транзитного статуса страны.

    Но при этом все годы безуспешных переговоров о статусе российско-белорусской границы государственные белорусские СМИ упорно создавали впечатление, что Москва вот-вот пойдет на уступки и мутный поток очень разношерстной публики, включая граждан Украины и мигрантов, вытесненных из Европы, хлынет через Беларусь на российские просторы.

    Сейчас понятно, кто был «заказчиком» «окна» на российской границе, но мы еще вернемся к этой интриге. Пока же стоило бы отметить, что на уже упомянутом ВГС Союзного государства России и Белоруссии вопрос о статусе российско-белорусской границе так и не был решен, о чем и сообщил А. Лукашенко:     «…Ожидаем, что остающиеся нерешенными вопросы по пересечению белорусско-российской границы в ближайшее время будут урегулированы» (https://www.interfax.by/news/belarus/1243812).

    Признав, что проблема с границей не решена, белорусский президент, естественно не упомянул, что белорусская визовая политика в отношении Союзного государства и России, являясь абсолютно сепаратистской, как раз и лежит в основе российско-белорусских пограничных конфликтов. В итоге, на примере границы Минску было продемонстрировано Москвой то, что  терпение России не бесконечно. С появлением российских пограничников в белорусских поездах, недоверие к белорусскому руководству стало не просто выводом экспертов, а своего рода демонстрацией гражданам РБ, направляющихся в поездах в Москву или Санкт-Петербург, что страны реально отдаляются друг от друга.

    Вряд ли глава белорусского государства не понимает, что «поезд ушел».  Конечно, граница между Россией и Беларусью, несмотря на то, что Москве придется еще многое вложить для её полноценного функционирования, пока остается прозрачной для граждан Республики Беларусь и Российской Федерации. Но это тоже пока…

    Сейчас белорусские власти с одной стороны упирают на то, что усиление контроля над границей, естественно, временное, и закончится вместе с Чемпионатом мира по футболу (на самом деле, пауза до октября – ноября 2018 года действительно возможна), но с другой стороны белорусская сторона в формате «А нас за что?» очень обижается на Россию (о безвизе) -  http://ont.by/news/our_news/nyzhen-li-p … mmentarij. В общем, разводят руками, но о белорусском безвизе для половины мира, естественно, при этом не вспоминают.

    Возможно, что со временем Москва все-таки откроет полноценный пограничный переход для граждан «третьих стран», следом подтянутся российские таможенники (они и так уже буквально дышат в затылок пограничникам), а вездесущим сотрудникам Россельхознадзора впору выдать оружие, особую форму и оснастить боевыми вертолетами.

    Но на самом деле у Минска не должно быть иллюзий, что ему удастся обмануть/обхитрить Россию в вопросах безопасности. В условиях, когда А. Лукашенко сознательно создает на территории своей страны переселенческий хаб для граждан Китая и беженцев, Россия будет и дальше, несмотря на наличие Союзного государства, укреплять свою государственную границу на Западе.

Где Союзное государство?

    Между тем, отсутствие границы, наряду с обеспечением с одной стороны, российских интересов в военно-стратегических вопросах на западном направлении, а с другой стороны, белорусских потребностей в дешевых энергоносителях, является основой Союзного государства.

    Однако на уже упомянутом ВГС военно-стратегические проблемы только обсуждались. А. Лукашенко лишь косвенно изложил свои озабоченности, включая проблему модернизации белорусской армии, что выглядело странно: белорусские «Полонезы» расползаются по Восточной Европе, а Минск при этом просит новейшую российскую технику

    Понятно, что вопрос о российской авиабазе на территории Беларуси, как, впрочем, и перспективы появления в РБ «Искандеров» на двусторонней встрече двух президентов не обсуждался. Учитывая современный уровень отношений между Минском и Москвой такие темы являются табуированными, но в белорусском экспертном сообществе, к сожалению, продолжают их разжигать…

    Между прочим, от Минска никто не требовал присоединиться к противостоянию России и Запада. Для России это было бы чрезмерно дорого, да и пользы от постоянно мечущегося «союзника» нет и не будет. На саммите данная позиция Москвы получила подтверждение.

    Остальные вопросы российско-белорусского саммита были удостоены весьма поверхностного обсуждения: российская кредитная поддержка, обеспечение беспрепятственного доступа белорусской мясомолочной продукции к российскому рынку, перспективы российско-белорусских переговоров по цене на российский природный газ после 2020 г. и т.д. 

Российские проблемы

    Ни по одному из вышеперечисленных вопросов решений нет.  Президенты России и Беларуси аккуратно и в доброжелательной обстановке поделились друг с другом основными проблемами, которые переживают Россия и Беларусь. При этом, как оказалось, у российской стороны проблем на два порядка больше: помимо западных санкций на фоне только что завершившегося «весеннего наступления» Запада против Москвы, Москва уже вступила в период крайне болезненных, но необходимых реформ, часть из которых очень скоро нанесут удар и по белорусской экономике.

    Речь, прежде всего, идет о «налоговом маневре» в российском топливно-энергетическом комплексе, который заложил основу для роста цен на продаваемые на российском нефтепродукты, включая бензин. «Налоговый маневр» в близкой перспективе сделает то, о чем не первое десятилетие мечтает и на чем настаивает белорусское руководство: равенство цен на российские энергоносители по всей территории Союзного государства.  В итоге это равенство будет достигнуто, но в формате мировых цен, что в итоге может нанести Союзному государству России и Беларуси смертельный удар.

    Кроме того, майский суперуказ президента России, в которым перечислены основные цели его последнего президентства, требует колоссального объема финансирования. Фактически за пять с половиной лет необходимо построить вторую Россию. Так что вряд ли в условиях выполнения масштабных национальных программ на фоне неминуемого повышения возраста россиян для выхода на пенсию (банкротство Пенсионного фонда неминуемо) Москва будет готова выполнять все финансово-ресурсные пожелания А. Лукашенко.

    При этом стоит напомнить, что экономическая основа правящего режима А. Лукашенко поразительно неэффективна. Белорусский президент все два десятилетия буквально сжигал российскую помощь на каком-то костре собственного пиара, но так и не довел до совершенства ни один широко рекламируемый бизнес-проект, если не считать Ледовых и иных дворцов, без которых страна, живущая весьма скоромно, вполне могла бы обойтись.

Формат встречи

    То, что последний российско-белорусский саммит оказался сродни поездке группы москвичей на шашлыки в подмосковный колхоз, не ускользнуло, естественно,  от  внимания белорусского экспертного сообщества, которое однако, в духе традиционного самолюбования использовало факт появления на ВГС российского политического руководства в полном составе в качестве доказательства заинтересованности Москвы в развитии российско-белорусской интеграции - https://www.sonar2050.org/publications/ … amereniy/.

    При этом, как ни странно, никому без белорусских коллег не пришло в голову, что Кремль  просто «отзеркалил» «десант» А. Лукашенко на   открытии Чемпионата мира по футболу в Москве 14 июня 2018 г.: https://www.google.ru/url?sa=i&rct=j&q=&esrc=s&source=images&cd=&cad=rja&uact=8&ved=2ahUKEwjVhdDFs-nbAhXC_ywKHQMVDxQQjRx6BAgBEAU&url=https://belarus.glavny.tv/news/132869&psig=AOvVaw0cybtbMQse_GrWvwWO-hL8&ust=1529830120617827

    На самом деле, 19 июня на российско-белорусском саммите произошло то, что не только предполагалась, но и о чем Минск на самом деле предупреждали: «Еще хуже, когда ВГС внешне проходил  вполне парадно, но на нем ничего не решалось, так как стороны не углублялись в суть проблем. В этом случае российское руководство вело себя по отношению к белорусскому за столом переговоров формально благожелательно-отстраненно, но не более… Между прочим, такого рода «пустые» ВГС вызывают в белорусском руководстве высшую степень негодования» (17.06.2018 https://politoboz.com/content/chto-nam-zhdat). Между прочим, то, что итоги июньского ВГС вызвали в белорусском руководстве весьма эмоциональную «печаль», быстро выползло на поверхность.

     Как никогда оперативно появились очень странные публикации, уверяющие, что никакого «жесткого разговора» между президентами России и Беларуси на ВГС не было -  https://m.sputnik.by/columnists/2018062 … return=no,  с чем в общем-то можно согласиться, так как у В. Путина на самом деле  не было смысла как-то «жестко» в чем-то обличать А. Лукашенко или, тем более, к чему-то призывать. Во-первых, в Москве прекрасно понимают, что все равно Минск, пообещав, ничего не сделает, а во-вторых, само понятие «договариваться с А. Лукашенко» в российском истеблишменте толкуется как нечто невозможное, заранее обреченное на провал.

    Но в данном случае, белорусский президент не одинок. Стоит напомнить, что в российском политическом классе присутствует жесткое мнение, что и с США в лице президента Д. Трампа, договариваться не имеет смысла. Так и в Минске 19 июня – встретились, улыбнулись, обменялись подарками, поужинали и расстались, пожелав друг другу успеха во всем! Если такой курортно-ласковый формат устраивает Минск, то, о чем спор?

    Кроме того, автор этих строк никогда не использовал термин «жесткий разговор» …

Печаль?

    На самом деле 19 ноября был нормальный и даже традиционный неспешный диалог, но без результата. Во всяком случае, никто А. Лукашенко не обижал. Но белорусский президент все равно обиделся и на встрече с еврокомиссаром Йоханнесом Ханом (21.06.2018)) буквально бросился с упреками в адрес «неблагодарной» Европы, которая не торопится с экономической поддержкой Беларуси, рискующей разделить судьбу СССР. При этом А. Лукашенко открыто говорил о тех услугах, которые Минск оказывал и оказывает Евросоюзу, выполняя роль контрабандного терминала: «Мы всегда были хорошим транзитным окном для Европейского союза, никогда не запрещали вашему бизнесу движение ваших товаров, рабочей силы, капитала в Беларусь и через Беларусь» (https://naviny.by/article/20180621/1529 … t-put-sssr ). Поразительная наивность…

    Понятно, что времена изменились и ждать от России безусловной и неограниченной поддержки Минску уже не приходится. А. Лукашенко готов наняться кому угодно…

    Буквально на следующий день (22 июня 2018 г.) белорусский президент, считая, что страна вступила в смертельную схватку за выживание,  высказался еще более определенно:  «Мы на фронте. Если мы не выдержим эти годы, провалимся, значит, надо будет в состав какого-то государства идти или о нас просто будут вытирать ноги. Или, не дай Бог, развяжут в Беларуси войну, как в Украине».https://euroradio.fm/ru/lukashenko-provalimsya-nado-budet-v-sostav-kakog.... В общем, намеки более чем прозрачные.

    Тем не менее, в белорусском экспертном сообществе пытаются уже ставший очевидный провал ВГС СГ переформатировать в «будущий успех», уверяя, что главной причиной неудачи саммита явилось то, что вопросы из повестки дня ВГС были столь масштабны, что их решить оказалось невозможно (президентам!): https://www.sonar2050.org/publications/ … amereniy/.  Сразу скажем, что это мнение выглядит как-то странно на фоне широкого освещения в белорусских СМИ широкомасштабной подготовки к саммиту: состоялась сессия Парламентского собрания, собирался совместный совмин двух стран, между Москвой и Минском мотались целые бригады экспертов и пропагандистов, прошли десятки «круглых столов».  Тем не менее, ВГС оказался не подготовлен?

    Видимо белорусским экспертам что-то мешает признать, что Москва не пойдет на стратегические договоренности с А. Лукашенко. Причем, не пойдет никогда, так глава белорусского государства полностью исчерпал кредит доверия у Москвы. На практике, российское руководство и дальше будет крайне вежливо со своими коллегами из Минска, но при этом будет всеми силами дистанцироваться от Беларуси, строя границы по полям, лесам, дорогам, трубопроводам, банковским сетям, коммерческим связям, воздушному пространству и т.д.

А. Суздальцев, Москва, 24.06.2018

0

918

PetrovPetrPetrovich пишет:
Andrey пишет:
PetrovPetrPetrovich пишет:
Andrey пишет:
https://www.youtube.com/watch?v=qE16D9gRxaU
Обратите внимание
Посмотрел.
Вы согласны с автором ролика? Или считаете это ахинеей?

А что Вы так нервничаете?

Я не нервничаю, мне просто интересно, зачем вы дали ссылку на это видео, особенно в свете неоднократно озвучиваемых здесь сами ножками, оккупацию надо заслужить и т.п?
Поэтому я и спрашиваю, вы согласны с автором ролика или нет?

Имхо, белорусы вряд ли будут сильно против таким образом погасить свои внешние долги. Только зачем это нужно России, у которой в этом регионе итак с лихвой хватает дотационных областей с убитой промышленностью, разваленым сельским хозяйством и нищим населением???

Не принимать же всерьёз угрозу натовских танков. :)))

Ну некоторые идиоты из белорусского руководства и экспертных групп считают, что смогут Россию напугать натовскими танками и дальше жить за счет соседа.
Я считаю, что страна должна жить за то, что она реально зарабатывает. Тогда это и реальный суверенитет и какая-то независимость. Правда, в таких условиях не устоит авторитарный режим. Но тогда надо выбирать: или Лукашенко или Беларусь. Вместе они, как мы уже убедились, не уживаются.

0

919

https://ria.ru/society/20170403/1491312133.html

"Однако, оценивая политическую позицию Лукашенко, большинство респондентов (73%) согласились с тем мнением, что он скорее хитрит и поддерживает Россию лишь тогда, когда ему это выгодно, а на самом деле ведет независимую политику. О том, что белорусский лидер последовательно придерживается пророссийской политики, сказали 17% опрошенных", — говорится в материалах исследования."

0

920

Гость пишет:
Очень плохо, что это все делается кулуарно и без гласности.Путин должен вслух, перед российским и белорусским народом, объяснить происходящее.

Andrey
вс, 01/07/2018 - 20:48
Комментарий № 383686

Это невозможно, если нет согласия второго лица, партнера по переговорам. Л. против и понятно почему. Да и ни ничего Путин белорусам не должен...
Но мы то понимаем, что речь идет о выполнении Союзного договора. Или идти вперед или отказаться. Скоро 20 лет Союзному государству. Но что народ смешить...

0

921

Гость пишет:
Лукашенко собирается в сентябре в Великобританию. Инфа от соседа. Он в МИДе рб работает.

Andrey
вс, 01/07/2018 - 21:00
Комментарий № 383691

Вот ему там как раз и место. А за информацию спасибо! Это очень ценно.

0

922

Вы согласны с автором ролика? Или считаете это ахинеей?

Ишь ты как товарищ из оац PetrovPetrPetrovich, намедни устроивший здесь публичный каминг-аут, распереживался за будущее семейства своего кумира? ))))))

Лукашенко предложили посла/кризис-менеджера - Михаила Бабича, от которого Украина в свое время "отказалась". Ну, посмотрим... Это конкретный шанс.

Однако, один из следующих опросов показал, что 3/4 россиян за полноценную границу с РБ

0

923

PetrovPetrPetrovich
пн, 02/07/2018 - 12:18
Комментарий № 383765

Ещё один показательный вопрос и ответ на него:

МОСКВА, 2010 г.
Кто из следующих лидеров нижеперечисленных стран вызывает у Вас наибольшее доверие?
Лукашенко Александр (президент Беларуси) - 16%
Ответить с цитированием
МОСКВА, 5 декабря 2017 г.
Кто из следующих лидеров нижеперечисленных стран вызывает у Вас наибольшее доверие?
Лукашенко Александр (президент Беларуси) - 62%

Интересно было бы глянуть на результат опроса при включении в список президентов и президента России.
Вот потеха была бы если бы Лукашенко оказался на первом месте. :))))

0

924

Гость
пн, 02/07/2018 - 13:04
Комментарий № 383767

Так что делать А. Лукашенко? Традиционно тянуть время?

Это было бы идеально для него, поскольку слишком всем заметно, в каком кризисе пребывает Российская Федерация, в связи с санкциями и, главное, уроном от провалов проектов газопроводов. В Сирии опасный ситуационный союзник - Иран, потерять которого - нельзя, быть с ним - невыносимо. Непопулярные реформы - прямое следствие тяжелого положения России. Лукашенко все-таки не последний дурак и понимает, что вступать в плотную интеграцию со страной, находящейся в таком положении - идиотизм.
Но тянуть время - для этого нужны ресурсы и здоровая экономика, ничего этого у него нет. Перестройка экономики потребует высвобождения ресурсов, в том числе трудовых из-под влияния местной "братвы", а он на это пойти не сможет, ибо прямая угроза власти.

0

925

Гость из РФ пишет:
Может еще дождемся требований содержать весь аппарат государства РБ. Включая расходы на резиденции самого правителя.
PetrovPetrPetrovich
пн, 02/07/2018 - 13:24

Сразу видно, что вы плохо читаете статьи АИС.
А между тем он вполне чётко и конкретно пишет:
Но и пойти на радикальные интеграционные предложения В. Путина А. Лукашенко однозначно не мог.

Так что хотите вы лично, или не хотите, но придется вам (за ваш счёт) содержать и аппарат и резиденции. Так же как сейчас содержите аппарат и резиденции Кадырова.

0

926

Политический цирк


Умение обманывать – наука королей. Арман Жан дю Плесси Ришельё

    Осталась неделя до очередного российско-белорусского саммита (15 июля 2018 г.). На этот раз его неформальный статус подчеркнет финал Чемпионата мира по футболу. Учитывая, что матч будет смотреть от одного до двух миллиардов телезрителей (не считая Интернета), то у А. Лукашенко появляется шанс оказаться на глазах самой большой аудитории на планете, но, что в данном случае весьма актуально, скорее всего в обществе хозяина спортивного праздника – В. Путина. Именно президента России будут искать видеокамеры, работающие на стадионе.  А ведь могло быть совсем по-другому…

Старая история

    В следующем, 2019 году Союзному государству Беларуси и России исполнится двадцать лет – срок для интеграционного проекта более, чем достаточный.

    Однако, с момента своего учреждения Союзное государство, оставшись на уровне незаконченного первого этапа политической интеграции между Россией и Беларусью, так и не стало субъектом международного права. Иными словами, это псевдогосударственное образование никто не признал, так как признавать нечего - до настоящего момента в основе СГ лежит только Союзный договор («Договор о создании Союзного государства» от 08.12.1999 г.) -  документ, который, принес Беларуси десятки миллиардов долларов США в качестве интеграционных авансов, но так и не создал ничего похожего даже на Объединенное арабское государства (1958-1971 гг.), которое подразумевало равноправный союз двух государств – Египта и Сирии. 

    С начала 2000-х годов развитие Союзного государства оказалось заблокированным. Символами стагнации проекта стали отсутствие союзных властей, единого эмиссионного центра и целый ряд нефтегазовых конфликтов – 2002 г., 2004 г., 2007/2008 г.  Идея СГ стала угасать…

    В принципе, выводы о том, что Москва не видит каких-либо перспектив в Союзном государстве можно было сделать еще в 2002 году, когда «Газпром» принял окончательное решение о строительстве первого российского обходного газопровода «Северный поток».   Для российского газового концерна и Кремля оказалось, проще «бросить» трубы в воды Балтийского моря, чем постоянно торговаться с белорусским руководством, которое в свою очередь  периодически буквально «хваталось» за энергетический транзит по своей территории.

    Между прочим, Минск до последнего момента считал, что Россия просто шантажирует Беларусь обходным газопроводом:  "Самый дурацкий проект России - это строительство по Балтийскому морю газопровода (Nord Stream). Не известно, что может пройти с этим газопроводом, который лежит на куче боеприпасов… Этот проект может войти в книгу рекордов Гиннеса", 14.01.2007 (https://www.kommersant.ru/doc/996883).

    Энергетическая основа Союзного государства, начиная с 2020 г., окончательно разрушится к 2025 г., когда в ЕАЭС будет создан единый рынок энергоносителей, а внутренние цены на нефть и газ в России сравняются с мировыми.

Реплика

    Воспользовавшись случаем, хотелось бы отметить, что белорусская сторона, десятилетиями настаивая на «равных условиях» субъектов хозяйствования в рамках сначала СГ, а затем ЕАЭС, косвенно стимулировала сторонников «налогового маневра» в российском руководстве. Дело в том, что за годы существования СГ усилиями официального Минска на белорусской территории дважды возникал нефтяной офшор, а в промежутке активно использовались различного рода незаконные схемы – «растворители» и «разбавители».  Так что российская сторона всегда отдавала себе отчет в том, что под СГ в Минске понимают доступ к российским энергоносителям по внутренним ценам.  Данная тема в российско-белорусских отношениях закрывается в ближайшие 5-6 лет…

Точка невозврата

    Военно-стратегическая тема в рамках СГ всегда носила в большей степени пропагандистский характер. В 2000-е годы постепенно развалилась противовоздушная составляющая, после 2008 года боеспособность белорусской армии была протестирована на ряде учений, которые со всей очевидностью продемонстрировали, что вооруженные силы республики неудержимо деградируют. В частности, белорусская армия практически лишилась современной авиации, а создание своеобразных мутантов («Полонез») проблему не решит.

    К 2020 г. на белорусской территории завершается функционирование двух совместных объектов, оплаченных в рамках «нулевого варианта» 1996 г. (урегулирование задолжности РБ за российский газ). Любопытно то, что в Беларуси по странной традиции принято считать, что данные объекты используются Россией бесплатно.

    Символом отсутствия реальной российско-белорусской военно-стратегической интеграции можно считать провал переговоров о размещении в Беларуси базы ВКС РФ.  Сейчас Москва на западном направлении делает ставку на Калининград, а не на Минск.

Беларусь – провинция Китая

    Автор этих строк не раз за последние два года обращал внимание читателей на весьма странную пропагандистскую кампанию, проводимую в белорусских государственных СМИ, где периодически появлялись очень мажорные материалы, убеждающие неведомого кого в том, что статус российской-белорусской не изменится и рано или поздно Россия согласится пропускать через неё граждан «третьих» стран.  После июньского саммита ШОС «заказчик» максимально открытого формата российско-белорусской границы определился –  это Китай.

    Итак, последний «устой» Союзного государства – отсутствие российско-белорусской границы, на наших глазах уходит в историю на фоне безвизового режима Беларуси с КНР.  В свою очередь присутствие китайского подразделения на параде 3 июля 2018 года в Минске является индикатором геополитического выбора белорусского руководства.

Лимитрофный формат

    Необходимо отметить, что несмотря на то, что все основные «устои» Союзного государства разрушаются не первое десятилетие, Минск вполне устроил сложившийся формат СГ, который обеспечил ему многомиллиардные финансово—ресурсные дотации и преференции, доступ к российскому рынку и технологиям, а также возможность безнаказанно и исподтишка пакостить России на мировой арене (формат белорусского комментатора Новицкого, но уже на спортивной арене).  Понятно, что «лимитрофное» СГ воспринимается в белорусском истеблишменте с чувством полного удовлетворения и даже гордости…

    Понятно, что белорусские власти хотели бы сохранить «лимитрофное Союзного государства», которое оплачивает Россия, на столетия, так как это дорога с односторонним движением на пользу Минску. Более того, они ведут себя так, словно ничего не произошло. Так, к примеру, уже после 19 июня в Москву направился «газовый» вице-премьер В. Семашко и «молочный» министр сельского хозяйства Л. Заяц. Они по-прежнему будут выматывать своих коллег из профильных министерств, настаивая и уговаривая Россию на очередные уступки…

    Но на самом деле «лимитрофное СГ» уже не вернуть, его уже не будет. Причем не будет никогда. А. Лукашенко это скорее всего в глубине души понимает, но, как всегда, даже после 19 июня (ВГС СГ) у него еще наверняка остаются какие-то иллюзии насчет того, что Москва «забудет» или Москве «будет не до Минска».

Опять травят…

    Между тем, несмотря на то, что Лондон в очередной раз решил кого-то «отравить», надежды Минска на то, что в преддверии российско-американского саммита начнется новая схватка между Россией и Западом, не оправдались. В тоже время, последние две недели белорусские власти как никогда внимательно следили за ситуацией в мире и на континенте, рассчитывая, что крайне напряженная обстановка в Европе перед саммитом НАТО спровоцирует провал встречи Д. Трампа с В. Путиным 16 июля в столице Финляндии.

    Дело в том, что по устоявшейся в белорусском экспертном сообществе традиции, принято считать, что в случае очередной эскалации противостояния между Россией и Западом, «ценность» Беларуси подпрыгивает на порядок и тему переформатирования СГ можно будет опять задвинуть в «дальний ящик». Однако, все течет и все меняется…

    Стоит напомнить, что противостояние Запада с Москвой проявляется в санкциях. Санкции, по мнению автора этих строк, все-таки оказывают негативное влияние на российскую экономику. Более того, даже если Россия вдруг выполнит все требования Запада, снять санкции невозможно в принципе.  Это не поможет… Вот если Россия, не дай Бог, исчезнет, то тогда и санкции будут прекращены. 

    К сожалению, санкции в итоге сформировали особый порядок российско-западных отношений, которые, естественно, носят двусторонний характер и несут проблемы всем сторонам, включенным в процесс международных отношений.

    Кроме того, Россия не без проблем и с большими издержками все-таки к санкциям адаптируется. Естественно, если бы Беларусь, аннулировав контрабандой российские антисанкции в отношении ЕС, фактически не присоединилась бы к западным санкциям против России, то Москве было бы немного легче.  Но в данном вопросе поддержки со стороны Минска в России давно не ждут.

Развилка

    Итак, сомнительно, чтобы внешнеполитическая ситуация ближайших дней и недель чем-то помогли Минску. Вряд ли что-то отвлечет внимание Кремля от темы Союзного государства, так как, судя по всему, «белорусский вопрос» включен в политическое расписание последнего президентского срока В. Путина. Так что, если смотреть со стороны Москвы, то возникает ощущение, что в ближайшие недели белорусскому руководству придется принимать стратегические решения по вопросу СГ и, естественно, своему будущему.

    Но на самом деле у А. Лукашенко есть выбор нескольких сценариев. С одной стороны, белорусский президент, буквально заматывая переговорный процесс, может в очередной раз попытаться уклониться от решительного ответа своему коллеге из России. 

    С другой стороны, А. Лукашенко может согласиться интенсифицировать продвижение союзного строительства на основе Союзного договора, что, однако, на самом деле ничего не значит, так как по белорусской традиции, Минск может выставить невыполнимые финансовые претензии и т.д. Но скорее всего белорусский президент попытается задействовать оба основных сценария.

Игры в диалог

    Пытаясь прогнозировать ближайшие действия А. Лукашенко в диалоге с российским руководством, мы должны помнить три формулы, которые всегда используют белорусские власти в отношении России:

- Главный приоритет А. Лукашенко заключается не в отстаивании национальных интересов Республики Беларусь, а сохранения своей власти;

- А. Лукашенко никогда не пойдет на реальную интеграцию с Россией;

- А. Лукашенко, принимая осторожность и выдержку российского руководства по отношению к официальному Минску за слабость, уверен в своих способностях обмануть своего единственного спонсора и реального гаранта белорусской независимости.  Сразу скажем, чаще всего сам белорусский президент обманывается, принимая снисходительность Кремля за успех своей «хитрости». Признаемся, что со стороны все эти почти цирковые «пируэты» смотрятся чудовищно и ничего, кроме брезгливости, не вызывают…

    Исходя из вышеперечисленных формул, на первом этапе А. Лукашенко во что бы то ни стало попытается сохранить «лимитрофное» СГ. В ход пойдут «страшилки»: угрозы со стороны НАТО, Польши, Прибалтики. В последнюю очередь вспомнит «5 колонну» и даже Украину…

    В принципе, «страшилки» уже вовсю пишутся и публикуются в белорусском сегменте Интернете, дополняясь со стороны оппозиционных ресурсов перспективами «размещения российской базы» и «аннексии Беларуси Россией». Как всегда, эти крайности обязательно сойдутся…

    Следом в диалоге между Москвой и Минском появятся обещания, которые традиционно не выполняются… Иными словами, будет использована традиционный формат белорусско-российских переговоров.

    Необходимо учитывать, что белорусский президент живет по принципу «день простоять, ночь продержаться». Он и дальше будет буквально выгадывать день за днем, мечтая обойти, переждать или лучше просто пересидеть президента России.  Для этого пойдет в ход все…

    Но для данного формата у В. Путина уже нет времени. Так что белорусской стороне придется перейти к «Дорожной карте» - календарному плану продвижения по пути интеграционного строительства.  Но в рамках короткого «футбольного саммита» вряд ли можно рассчитывать на детальное обсуждение «карты». Так что скорее всего российское руководство будет удовлетворено заверениями о готовности со стороны А. Лукашенко данный план не только обсудить, но и выполнить. Вновь появится дата следующего саммита.

    Ну а как отреагирует Москва на сценарий А. Лукашенко?  В этом нет никакой загадки, так как в Кремле неплохо знают белорусского президента. Нас ждет увлекательный даже не политический спектакль, а скорее цирковое представление на футбольном стадионе. Клоуны уже назначены, но футбольный мяч им не дадут. Не заслужили. 

А. Суздальцев, Москва, 08.07.2018

0

927

Как-то забывается то, что с 1990-х годов до января 2007 года Беларусь получала российский газ по внутрироссийским ценам. Но, учитывая выходки белорусского руководства и попытки "рулить" российским газовым экспортом, а также бесперспективность СГ заставило Газпром поднять цену на газ в 2 раза. Ну и дальше все пошло-поехало...

0

928

Vita-Sibiria
ср, 11/07/2018 - 17:23
Комментарий № 384147

Они что-то знают?
В Сейме Польши прошли слушания по Белоруссии с участием замминистра иностранных дел Польши Бартоша Чихоцкого, главы комиссии сейма по иностранным делам Гжегожа Схетыны, руководителя департамента восточной политики МИД Польши Яна Хофмокла и др.

По этому поводу в Варшаву съехалась вся подотчётная полякам белорусская оппозиция – Владимир Некляев (Белорусский национальный конгресс), Андрей Санников («Европейская Беларусь»), Алесь Стрельцов (Белорусский народный фронт), Юрий Губаревич («За свободу»), Виталий Рымашевский (Белорусская христианская демократия), Анатолий Лебедько (Объединённая гражданская партия) др.

0


Вы здесь » ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ » В Беларуси » Что говорит из Москвы Андрей Суздальцев?