ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ

Объявление

ПЕРЕХОД НА САЙТ Fair Lawn Russian Club


Чтобы открывать новые темы и размещать сообщения, вам нужно зарегистрироваться! Это не отнимет у вас много времени, мы не требуем подтверждения по e-mail.
Но краткие комментарии можно оставлять и без регистрации! You are welcome!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ » В Беларуси » Что говорит из Москвы Андрей Суздальцев?


Что говорит из Москвы Андрей Суздальцев?

Сообщений 61 страница 90 из 962

61


Бесплатный патриот.

Нам солнца не надо, нам партия светит,
Нам хлеба не надо, работу давай!

(Народ)

8 мая 2012 года А. Лукашенко выступил с Посланием белорусскому народу и Национальному Собранию. Любопытно, что появление президента в зале нижней палаты белорусского парламента совпало с 6500 днем его правления. Стоит напомнить, что пришел Александр Григорьевич на пост президента республики согласно действовавшей в 1994 г. Конституции Республики Беларусь, которая отводила ему максимум два срока общей продолжительностью 3650 дней. Потом, видимо, понравилось…

Исходя из того, что белорусский президент явно демонстрирует желание стать несменяемым главой белорусского государства и, возможно, как коллега Ким Ир Сен, управлять страной даже из гроба, нам предстоит еще не раз обратиться к анализу его очередного Послания к народу и депутатам. Других ведь официальных источников, кроме Послания, позволяющих более-менее объективно определить процессы, составляющие пусть медленную, но объективную эволюцию белорусского политического режима, почти нет.

Однако, судя по вялой реакции на Послание в самом белорусском обществе – несколько дежурных статей в официальных и оппозиционных СМИ на фоне демонстративной пассивности и игнорирования со стороны народа, от белорусского президента не ждали и, что исключительно важно, не ждут ничего нового. Это плохо.

Шоумен убил политика

Действительно, республика словно оглохла. Первый признак – абсолютно неважно то, что говорит белорусский президент. Все что он говорит, все равно не укладывается в правила формальной логики. К примеру, говорится о сохранении контроля над ценами, но тут же, об их росте до уровня российских и украинских (в 8 раз?). С одной стороны призываются инвестиции, но с другой стороны практически прекращается системная приватизация. Перечень такого рода противоречий можно продолжить.

Поразительно то, что никто этому не удивляется. Иногда кажется, что если А. Лукашенко прямо с парламентской трибуны объявит соседям войну, то это в лучшем случае только позабавит публику. Люди не слышат, что говорит глава государства. Обсуждают его внешний вид, включая, естественно, «мешки под глазами», костюм.

Безусловно, «политическая глухота» представляет для властей серьезную проблему, которая практически не поддается решению, так как является «эхом» долгого процесса постепенного разочарования белорусского общества в главе государства, а также попутно активно распространяющегося понимания того, что от А. Лукашенко мало что зависит как в социально-экономической жизни республики, так и на внешней арене.

В принципе свою политическую объектность белорусский президент полностью проявил 8 мая во время выступления перед депутатами и дипломатическим корпусом, мгновенно меняя свой облик, словно Гудвин Великий и Ужасный, от добросердечного отца нации до угроз в каком-то маргинальном формате «Вы же меня знаете».

Поразительное шоу разворачивалось на фоне демонстративного и унизительного заискивания перед послами Евросоюза.

Экономическая Утопия

Даже поверхностный анализ речи А. Лукашенко позволяет утверждать, что белорусские власти озабочены исключительно двумя проблемами: деньгами, вернее их вечной нехваткой, и В. Путиным. Все остальные вопросы оказались вторичными.

Если в основном монологе белорусский президент еще мог себе позволить порадоваться стабилизации курса белорусского рубля, то в ответах депутатам (как ни странно, почти все вопросы депутатов оказались исключительно удачными и даже острыми) А. Лукашенко был более «прозрачен» и не столь оптимистичен.

Денег нет и не предвидится. Стоит обратить внимание на то, что самой незначительной по объему в речи белорусского президента оказалась часть о модернизации республиканской экономики, вместившая в себя набор пожеланий «Надо-надо бы» и угроз со стороны Таможенного союза – Единого экономического пространства.

Концептуальная основа модернизации по-белорусски поражает: «Суть нашего экономического курса — создание новых высокопроизводительных рабочих мест на действующих и вновь создаваемых предприятиях, стимулирование самозанятости, предпринимательства и инициативы, повышение ответственности каждого за себя, свою семью и свою страну». И все проблемы решены… Вообще-то рабочие места ну ни как не могут быть «высокопроизводительными». Что эти «места» производят? (двоечники).

Кроме того, остается загадкой, как новыми рабочими местами можно удержаться в конкурентной среде ЕЭП, дополненном участием России в ВТО. В принципе, исходя из «нового слова» белорусской экономической науки получается, что выход на новый технологический уклад вполне можно заменить какими-то общественными работами – мостить дороги, копать судоходные каналы, осушать болота, или вообще заняться «самозанятостью» в самом широком смысле этого слова. В общем, работа ради работы. Занял себя чем-то на твой взгляд полезным и высокопроизводительным и считай, что модернизация белорусской экономики уже состоялась. Вот заняли себя, к примеру, белорусские олигархи и их дочери растворителями и разбавителями, и, в итоге, их личное благосостояние растет как на дрожжах.

Стоит отметить, что депутатский корпус проявил завидную зрелость и понимание создавшейся ситуации и не задал президенту по проблеме модернизации ни одного вопроса. Удивляться нечему. Модернизация белорусской экономики в современных политических и социально-экономических условиях невозможна в принципе. Это утопия, призванная продемонстрировать, что «и у нас все как у людей».

В реальности речь может идти только о борьбе за равенство на российском рынке, о доступе к российским энергоносителям, о новых российских дотациях и преференциях, которые, как оказалось, «являются базовыми условиями функционирования Единого экономического пространства» (за счет России, конечно), об очередных и бесконечных компенсациях за вход России в ВТО (непонятно почему за низкую конкурентоспособность белорусских товаров, как огня опасающихся конкуренции, должна расплачиваться Россия).

Трудно вести речь об инвестициях, которые, "как всегда", буквально «ломятся» в Беларусь, но против которых ведут настоящий бой неутомимые, но всегда анонимные белорусские бюрократы-партизаны. Подобно своим легендарным предкам, бюрократы, упиваясь своей безнаказанностью, объявили настоящую «рельсовую волну» эшелонам с долгожданными инвестициями, пуская под откос проект за проектом… Все это может показаться абсурдом, если бы не было частично правдой… С одной стороны инвестиций нет, а если инвестор появляется, все боятся брать на себя ответственность. Система, созданная А. Лукашенко, неработоспособна.

Но на самом деле вопрос, конечно, не стоит о модернизации белорусской экономической модели, а о сокращении или в перспективе прекращении экспорта рабочей силы. Массовая миграция белорусской рабочей силы в соседние государства оказалась самым мощным оружием против мифа о белорусском экономическом чуде. Так что столь своеобразная версия модернизации белорусской экономики имеет исключительно политическую заданность.

Задача сохранения авторитарного режима проглядывает и в очередной интерпретации А. Лукашенко белорусской версии приватизации: «Это нормальный процесс — когда предприятия, в том числе государственные, продаются и покупаются. Так происходит и в Беларуси. Мы отказались от всяких списков объектов, подлежащих приватизации. И не потому, как некоторые сегодня пишут, чтобы из–под полы распродать государственную собственность. Абсолютно не поэтому! Мы заявили о том, что опубликование заранее списков приватизируемых предприятий — это унижение работников, которые работают на этих предприятиях. Люди у нас очень болезненно на это реагируют. И я это знаю, мне не единожды об этом говорили». Стоило все-таки объяснить, что за люди столь болезненно реагируют – рабочие, получающие мизерные заработные платы на госпредприятиях или директора этих реально уже давно псевдогосударственных заводов и фабрик, обросших посредническими фирмами по образцу бессмертного «геркулеса», пропускающими через свои счета государственные дотации и субсидии.

Именно белорусский директорат, почувствовав, что запахло реальным собственником, устроил осенью прошлого года тихий номенклатурный бунт, совмещенный с саботажем, против надвигающейся благодаря требованиям Антикризисного фонда ЕврАзЭС приватизации. В частности, появились многочисленные «липовые» бизнес планы и «протоколы намерений» с «липовыми» западными инвесторами.

Заявляя о фактическом прекращении приватизации А. Лукашенко демонстрирует, что он плоть от плоти той самой властной белорусской номенклатуры и директората, которым никакие реформы не нужны. Но деньги нужны. Поэтому можно с известной долей иронии относиться с такого рода заявлениям главы белорусского государства: «Я недавно прочитал в средствах массовой информации, что один из «деятелей» в России, ведя переговоры по акционированию МАЗа, говорит о том, что белорусская сторона уж слишком большую цену «заломила». Но если тебя цена не устраивает — не ходи сюда! Давайте будем работать как работаем и будем конкурировать. МАЗ сегодня — успешное предприятие, прекрасно реализует свою продукцию, мы не торопимся с его приватизацией». Как поворотится, без проблем. «Будем конкурировать», только где? На российском рынке? Белорусском? Или общем рынке ЕЭП? Думается, что после неудавшейся сделки по покупке МАЗа, продукция Минского автозавода может конкурировать только на собственном складе, так как нигде, кроме российского рынка ее продать невозможно. А за вход на рынок принято платить.

Между прочим, «деятель», о котором упомянул А. Лукашенко, это никто иной, как глава корпорации «Ростехнологии» Сергей Чемизов, управляющий активами в три - четыре Беларуси. У Чемезова как раз все нормально. Продается ведь не КАМАЗ, а МАЗ. Не Чемезову, а Лукашенко нужны деньги… Не «Ростехнологии», а белорусский Минфин продолжает клянчить третий транш АФ ЕврАзЭс. Не устраивает – не ходи сюда! В общем, все в руках А. Лукашенко: нужны деньги – продаст, не нужны – не продаст. Думается, что белорусский президент желает получить деньги, ничего не продавая. Но вряд ли это получится с только что взошедшим в очередной раз на российский президентский пост В. Путиным.

"Душитель"

С четвертым российским президентом, как стало понятно из Послания, все безнадежно. Реакция на избрание В. Путина у белорусского президента оказалась в формате небезызвестного персонажа культового фильма «Место встречи изменить нельзя»: «Нет у Вас ничего против Кости Сапрыкина» - "Если кто-то надеется, что вот, если Путин пришел, завтра нас начнут душить, петлю на шею накинут, - не дождутся. Мы будем прогрессировать только в лучшую сторону. По крайней мере, такого курса мы будем придерживаться в отношениях с Российской Федерацией… это вообще унизительно - обсуждать эту проблему… Нет ресурсов ни у России, ни у Путина, чтобы задушить Беларусь. Во-вторых, это себе во вред, и Россия никогда на это не пойдет". Насчет отождествления себя с Беларусью, А. Лукашенко вряд ли кого удивит. Понятно, что человек, уверенный в том, что он олицетворяет республику, никогда по своей воле не бросит «штурвал» государственного корабля, даже если Беларусь давно, как «Титаник» налетела на Александра Лукашенко и медленно идет на дно, эвакуируя за борт самое ценное - молочно-товарные фермы и агрогородки. Насчет того, что у России и В. Путина нет «ресурсов» для «удушения» Беларуси (!), то одной этой вполне искренней фразы А. Лукашенко, в которой четвертому российскому президенту уготована роль почти мистического оккупанта и душителя, блестяще демонстрирует истинный уровень отношений между руководством двух стран.

Невольно возникает вопрос: что случится с республикой, если у В. Путина и России, наконец, появится этот пресловутый «ресурс»? Тем более, что мы не знаем, что в данном случае имеет в виду белорусский президент под термином «ресурс»… Но даже это не главное. На самом деле суть проблемы в том, что белорусский президент воспринимает российско-белорусские отношения в формате «удушения». При этом главным «душителем» выступает Владимир Путин, который в настоящее время имеет, по мнению А. Лукашенко, проблемы с мылом и веревкой… А завтра?

Думается, что белорусский президент прекрасно понимает, что главный ресурс все-таки время. Время, отпущенное на вхождение в ТС-ЕЭП, уже подходит к концу. Никакой Н. Назарбаев не поможет… Одна надежда, что Запад бросится на помощь. Отсюда и тезис, который в очередной раз прозвучал в речи А. Лукашенко, о том, что республика медленно и упорно, но идет к демократии и "не надо Беларусь подгонять в столь сложном процессе". Понятно, что на самом деле белорусский президент просит, причем, весьма униженно, время, которое ему нужно, как воздух. Отсюда и намеки, что все политические заключенные будут выпущены к 3 июля текущего года в рамках уже не раз озвученной амнистии, заверения, что Евросоюз и контакты с ним являются для республики исключительно важным «вектором» и самое главное, очередное заявление белорусского президента о том, что «Беларусь готова к диалогу». Учитывая, что зале нижней палаты парламента присутствовали практически все послы Евросоюза, А. Лукашенко не мог не использовать такой шанс для возобновления контактов с Брюсселем в открытом, а не закрытом, как сейчас формате. Стиль обращения А. Лукашенко к европейским послам («которые любят Беларусь») поразил своим раболепием. Так бывает от безысходности, когда охотник уже идет по следу и не до сохранения «лица»… В. Путин буквально гонит А. Лукашенко на Запад. Маятниковые движения белорусского президента постепенно загоняют его в геополитические тиски.

А что делать? Как выбираться из лимитрофной щели? Никак. Не знает А. Лукашенко, как реально менять статус государства. Нет у него для этого ни денег, ни времени. Остается уповать на патриотизм населения, благо он бесплатный.

А.Суздальцев, Москва, 14.05.12

0

62

Вот приедет барин…

С таким достоинством ходил с протянутой рукой, что все принимали его за кондуктора
(фольклор)

Визитная лихорадка

Интрига по вопросу первого после инаугурации визита В. Путина постепенно превращается в политический анекдот. Многочисленные комментарии , кружащие вокруг географии первого заграничного визита Путина раскрывают откровенный спекулятивный подтекст "гостеприимных" принимающих сторон, уже открыто конкурирующих за "право первой ночи".

Вероятнее всего, замена В. Путина на Д. Медведева носит закулисно согласованный с Обамой характер и, как ни странно, в чем – то похожа на интригу, связанную с предстоящим визитом четвертого российского президента в Минск. Появление В. Путина на саммите G8 означало бы, что Запад примирился с политическим кризисом в России в декабре-феврале 2011 - 2012 года, чем оказал бы Путину неоценимую услугу на фоне оппозиционных выступлений в российской столице. В свою очередь, отход от антизападной риторики предвыборной кампании В. Путина не может быть столь радикален на фоне появления в команде четвертого президента России представителей рабочего класса из Нижнего Тагила. Это насторожило бы путинский электорат, настроенный антизападнически и антиамерикански. Проведение G8 в Кэмп-Дэвиде – месте, знаковом для советской и российской дипломатии, предоставило российскому руководству необходимый предлог, выгодный как Вашингтону, так и Москве.

Отказ Б. Обамы от участия в саммите АТЭС носит уже второстепенный характер. Понятно, что во Владивостоке главным гостем будет премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао, а не готовящийся к переизбранию на второй срок Б. Обама.

Минск - Астана

В. Путин, отказавшись от G8, сознательно ограничил географию для своего первого визита постсоветским пространством, в котором было бы естественным посетить прежде всего партнёров по ТС-ЕЭП. Но не так все однозначно. Беларусь и Казахстан остаются крайне проблемными государствами, развивающимися исключительно в авторитарной парадигме. Ситуация осложнена тем, что политические режимы в Минске и Астане находятся в стадии естественного разложения и перегруппировки правящих элит. Наиболее отчетливо этот процесс мы можем наблюдать в Казахстане, где появление преемника выявляет элементы политического кризиса. Постоянная кадровая чехарда в силовом блоке Беларуси также вызывает определенные сомнения в стабильности правящего режима, хотя вопрос о преемнике А. Лукашенко пока не актуален.

Вряд ли Москва испытывает иллюзии в отношении внешнеполитических последствий визитов в страны, которые являются одними из самых недемократичных на планете. Прежде всего необходимо учесть, что политический фон появления В. Путина в Минске остается исключительно сложным. А. Лукашенко приобрел статус инициатора сложного дипломатического кризиса с Евросоюзом, который до настоящего момента, несмотря на возвращение послов стран ЕС в Минск, еще не завершен. Политические заключенные не освобождены. Соответственно, первый визит В. Путина в Беларусь нес бы демонстративно солидарный с А. Лукашенко характер и, безусловно, таковым и был бы обозначен на Западе. Разумеется, именно в этом формате белорусские СМИ преподнесли бы итоги российско-белорусского саммита.

Кремль , тем временем, находится в сложном процессе выработки новой парадигмы взаимодействия с Западом, которая , безусловно, не подразумевает политического противостояния с Вашингтоном и Брюсселем , и отношения незачем «утяжелять» белорусской проблемой. Кроме того, у Москвы есть свои вопросы к официальному Минску. Но они , судя по реакции российского президента на белорусского коллегу на саммите СНГ – ОДКБ, еще должны «вызреть».

Присутствие А. Лукашенко в Москве 15 мая, где «самый верный союзник» не был удостоен двусторонней встречи с вновь избранным президентом России, не принесло белорусской стороне ничего позитивного. Все согласованные с президентом Казахстана «домашние заготовки», которым столько времени было уделено во время визита Н. Назарбаева в Минск, не сработали. Более того, хитрый Нурсултан, быстро уловив, что между Москвой и Минском не все ладно, воспользовался моментом и тут же перевел первый визит В. Путина на Астану. Не будем скрывать, что Москву возникшее соперничество двух президентов немало позабавило. В принципе, вполне можно было объявить аукцион…

Безусловно, даже если визит В. Путина в Минск окажется вторым после Астаны, белорусская пропагандистская машина в полной мере использует появление президента России в качестве примера поддержки политики А. Лукашенко, который очень нуждается в защите со стороны Москвы. Во всяком случае, министр иностранных дел РБ С. Мартынов в своем заявлении уже предвкушал политический эффект от визита главы российского государства: «Бесспорно, предстоящий визит, который мы готовим, является важным со всех точек зрения. Это визит нового президента Российской Федерации - государства, с которым у нас колоссальные связи, и двусторонние, и в различных интеграционных форумах…». Но главный смысл в том, что «Это сигнал (визит В. Путина – А.С.), направленный на подтверждение значимости связей государств этого региона между собой, тех процессов, о которых мы говорим, и значимости не только в двусторонних отношениях Беларуси и России, но и в гораздо более широком контексте». Понятно, что речь идет об Евросоюзе, развернутый диалог с которым задерживается до июльской амнистии.

Однако, было бы ошибкой считать, что визит В. Путина в Минск принесет белорусскому руководству исключительно дивиденды. Помимо демонстрации «нерушимой дружбы» в рамках визита обязательно будет «разговор» о перспективах вхождения РБ в ЕЭП и экономической ситуации в республике. Вот здесь возможны проблемы.

Денег нет

Прежде всего, внимательный анализ заявлений А. Лукашенко и действий белорусского правительства позволяет с известной осторожностью утверждать, что определенный пост-кризисный план в головах белорусского руководства созрел. В принципе, его можно представить в виде ряда административных мер, призванных решить в основном политическую задачу – подготовить триумфальное завершение пятилетки и восстановить рейтинг А. Лукашенко у населения, который в прошлом, кризисном 2011 году упал до неприличного для авторитарного правителя уровня в два десятка процентов. Попытки А. Лукашенко восстановить поддержку населения естественным образом формируются в ряд популистских мер, центральным звеном в которых можно считать обещание снова поднять среднюю заработную плату до 500 долларов США. Это крайне неудачное политико-экономическое решение.

Во-первых, наступившее у людей разочарование в пропагандистских акциях по подъему заработной платы связано с тем, что выйдя в декабре 2010 года на заветную планку, уже через два месяца А. Лукашенко выданные деньги забрал инфляцией. А еще через два месяца обрушил зарплаты белорусов на уровень 2005 года. Население подспудно ощущает от такого рода обещаний угрозу очередного кризиса;

Во-вторых, власти, считая, что они хорошо знают свой народ, который всегда нетрудно подкупить, на самом деле ошибаются. И ошибка состоит в том, что даже реальный рост зарплаты до уровня в 500 долларов, проблему не решает. В целом, это мизерная сумма, не позволяющая нормально жить, строить жилье, обновлять автотранспорт и ездить в отпуск. Поэтому ее воспринимают, как оскорбительную подачку.

В-третьих, несмотря на рост экспорта и доступ к российской нефти, ни о каком росте производительности труда, позволяющем поднимать заработную плату до распропагандированного уровня, говорить не приходится. Для роста производительности труда необходимо обновление оборудования, запуск новых видов продукции, новые рынки, а самое главное – инвестиции и новейшие технологии, т.е. то, чего в современной Беларуси практически нет. Условия для поднятия средней заработной платы до 500 долларов США в 2012 году не сформировались и вряд ли сформируются.

Но А. Лукашенко считает, что время не ждет, и ему надо как можно скорее компенсировать последствия разорительного кризиса 2011 года. Внутренние резервы, включая золотовалютные, для выполнения поставленных задач недостаточны. Такой источник, как приватизация, фактически закрыт и не только по причине опасений потерять контроль над экономикой республики (фактически этот контроль давно потерян, если министров заставляют в индивидуальном режиме курировать проблемные заводы и фабрики), но и потому, что реально продать нечего. За исключением «Беларускалия», БМЗ, двух НПЗ и железной дороги, остальные предприятия не стоят практически ничего.

Понятно, что тот же «Беларускалий» или БЖД приватизированы никогда не будут. Эти предприятия являются символами белорусской независимости и выполняют огромную идеологическую роль. Поэтому задачу резкого скачка средней заработной платы попытаются переложить на Россию.

Повестка саммита

С Россией сложно. Нет иллюзий в отношении растворительно-разбавительной аферы. Деньги, утаенные от российского бюджета благодаря контрабандному вывозу в Латвию и Нидерланды  белорусских нефтепродуктов, придется вернуть, и от обсуждения данной темы А. Лукашенко не уйти. Минск ожидает, что Москва закроет на данную контрабанду глаза?

Несмотря на оптимизм ряда министров белорусского правительства, экономических оснований для выплаты третьего транша Антикризисного фонда ЕврАзЭс нет. Более того, белорусские власти практически отвергают все условия предоставления данного кредита, по сути, настаивая на кредитовании без всяких условий. В Москве отмечают, что когда белорусской стороне напоминают о необходимости соблюдать подписанные в июне 2011 года соглашения о кредите, белорусские чиновники встречают эти напоминания крайне болезненно. Российская сторона должна опять входить в сложное положение белорусской экономики, о котором, между прочим, белорусские власти не стремятся информировать собственное население. Судя по всему, А. Лукашенко ждет от В. Путина «политического решения» о выдаче транша.

Однако, российским властям, прежде чем вновь принимать решение об очередной помощи Беларуси, придется учитывать, что республика продолжает оставаться вне единого экономического пространства, требуя себе равных прав на российском рынке, но при этом устраивая таможенный анклав на своей территории. Пример с «тюбиками», когда одна белорусская фирма, используя белорусскую экономическую зону с нулевыми таможенными платежами, устраивает демпинг по всему российско-казахстанскому рынку подтверждает тезис о том, что торговые войны в рамках ЕЭП будут только нарастать. Стоит отметить, что по данной проблеме белорусские власти намерены стоять насмерть и при этом вовсе не напирать на равные права субъектов хозяйствования. Между тем, проблема с «тюбиками» на самом деле может обернуться миллиардами долларов компенсации или убытков.

На прошлой неделе белорусский президент потребовал срочно подготовить фактический счет России за ее вступление в ВТО. Считается, что из-за снижения таможенных платежей республика понесет убытки, которые должна компенсировать Москва. Но тут возникает несколько моментов.

Во-первых, Беларусь тоже активизировала свои усилия по вступлению в ВТО, что подразумевает опять-таки снижение тарифов. Трудно понять, почему Россия, вступившая раньше Беларуси, должна компенсировать этот процесс республике, если последняя идет той же дорогой.

Во-вторых, белорусские власти, второе десятилетие не проводя структурных экономических реформ и продолжая сохранять постсоветскую экономику, прекрасно понимают, что в рамках ВТО белорусская промышленность не выдержит конкуренцию. Но это суверенное право Минска так распоряжаться своей экономикой и, что греха таить, использовать огромную российскую поддержку, поступающую в РБ . Трудно понять, почему Россия должна компенсировать неконкурентоспособность белорусских предприятий в условиях, когда российская экономика сама входит в ВТО. Кто будет ей компенсировать?

В-третьих, белорусская стороны считает, что Россия должна компенсировать Беларуси убытки за снижение таможенных пошлин до уровня ВТО, но при этом считает совершенно естественным использовать белорусские экономические зоны в качестве терминалов для беспошлинного ввоза товаров и сырья на территорию ТС-ЕЭП. По идее, это Россия должна требовать компенсации от Беларуси за «тюбики».

Проблемы не простые, и их возможные решения пока не прогнозируемы.

Надежда

Несмотря на крайне сложную экономическую повестку будущего саммита, первый визит В. Путина ,тем не менее, крайне необходим официальному Минску. А. Лукашенко надеется, что в рамках столь символического события удастся сгладить «острые углы» между двумя странами и даже что-то выпросить у четвертого президента России.

Больше ведь взять не у кого… До 5 срока А. Лукашенко осталось 1307 дней.

А. Суздальцев, Москва, 20.05.12

0

63

пн, 28/05/2012 - 06:20

Задание на лето 2012

Бывает три вида прогнозов:

Предсказание того, что всем хочется услышать. Чтобы обнадёжить.

Предсказание того, что никому не хочется узнать. Чтобы испугать.

И предсказание того, что очевидно. Чтобы всех рассмешить.

(юмор аналитиков)

Весенний политический сезон, словно по расписанию, завершается российско-белорусским саммитом, где будут подведены некоторые итоги вступления РБ в Таможенный союз – Единое экономическое пространство, а также проанализировано исполнение обязательств, которые А. Лукашенко взял на себя, втянувшись в новый интеграционный проект. На первый взгляд, для А. Лукашенко все складывается довольно благополучно. Основные проблемы, которые стояли перед ним весной текущего года, он разрешил в свою пользу. В частности, 26 февраля в статье «Задание на весну 2012» эти проблемы перечислялись: «Сможет ли А. Лукашенко выиграть время, «заштопать» Сеть и приготовить диалог с Западом на случай кризиса в российско-белорусских отношениях? Отдает ли он себе отчет, что вероятный кризис между Москвой и Минском будет, скорее всего, последним в его политической карьере? Куда совершит свой первый зарубежный визит четвертый президент России? От того, как сможет А. Лукашенко ответить на эти вопросы и зависит его выживаемость с марта по май 2012 года». (Задание на весну 2012. http://www.politoboz.com/content/zadanie-na-vesnu-2012)

   Сейчас, по прошествии трех месяцев, можно констатировать тот факт, что режим выжил, хотя и не эволюционировал в более жизнеспособную форму. А. Лукашенко смог выиграть время с политическими заключенными, выпустив двоих, видимо, почти сломленных лидеров, которые выпали из поля реальной политической деятельности и на нынешнем этапе не представляют для властей головной боли.

    Послы вернулись в Минск без каких-либо условий.

    В тюрьмах остался солидный запас политических заключенных, которых можно использовать в экстренной ситуации для открытия нового раунда диалога между Минском и Брюсселем.

    Сеть восстановлена, все структуры лоббистов диалога в Европе активно работают, продвигая разного рода программы, призванные обеспечить коммуникации режима А. Лукашенко с Евросоюзом. Основная аргументация остается прежней – отсутствие тесных контактов Запада с Минском обрекает Беларусь на дрейф в сторону России.

    Истеричная кампания о введении против Беларуси «экономических санкций» если не ввела Москву в заблуждение, то все-таки обеспечила режиму , в условиях весеннего «двоевластия» в России, определенный спокойный период, свободный от конфликтов на почве участия республики в Едином экономическом пространстве.

    Механизм натравливания и использования друг против друга Запада и Востока почти сработал, сохранив прежние позиции, но не предоставил каких-либо серьезных перспектив.

    В. Путин прилетает в Минск 31 мая.

     Дьявол, как говорится, скрывается в деталях.

     Белорусские власти уверены, что они смогли заставить вернуться послов в Минск, пригрозив снять часть прикрытия границ. Это очень интересный момент, красноречиво характеризующий менталитет белорусских властей: постоянно заявляя о своем союзе с Россией, тем не менее считают, что Запад готов на многое, лишь бы белорусский кордон отделял его от… России. То есть, исходя из логики правящего в республике режима, лучший инструмент давления на Запад – Россия. Более того, в высшем руководстве республики в этом уверены…

    Кстати, это далеко не первый случай, когда Минск угрожает Брюсселю российским фактором. Зимой и в начале весны на закрытых консультациях с Западом белорусская сторона угрожала размещением на своей территории российских установок «Искандер»…

    Как известно, в повестке переговоров между Москвой и Брюсселем не первый год стоит вопрос о снятии визового барьера между ЕС и РФ. Вопрос пока не решился окончательно, но , вне всяких сомнений, рано или поздно он все-таки решен будет. Чем тогда будет угрожать Минск Брюсселю? Какими пограничниками?

    В то же время Брюссель успех в посольском кризисе зачисляет на собственный счет: выпущены политические заключенные, т.е. А. Лукашенко уступил. Запад, что любопытно, не понял истинной причины подобной уступчивости. Безусловно, введенные санкции против белорусских олигархов и их фирм оказали серьезное влияние на белорусского президента, но главная проблема у А. Лукашенко была все-таки не на Западе, а на Востоке. Втянуть в конфликт Россию не удалось. Москва ограничилась всего лишь рядом заявлений… В одиночку противостоять Западу А. Лукашенко не рискнул. Свое отступление он прикрыл, как всегда, информационной завесой, громко отмечая очередную «победу».

    Но главное «закопано» еще глубже. На самом деле, маятниковая политика А. Лукашенко существует ровно столько, сколько в нее верит сам Запад. Евросоюз не в силах даже частично ограничить огромную экономическую зависимость Республики Беларусь от России, поэтому все варианты диалога между Минском и Брюсселем носят характер декораций, призванных продемонстрировать «независимый» внешнеполитический курс А. Лукашенко. Москва смотрит на весь этот балаган с позиции зрителя, иногда даже косвенно подбадривая актеров…

     Думается, что А. Лукашенко вряд ли забудет уроки 2011 года, когда пришлось вымаливать у Москвы кредиты и, в итоге, подписываться под Евразийским экономическим Союзом. В этом и состоит главный «ресурс» влияния В. Путина на А. Лукашенко, если уж с подачи самого белорусского президента в последнее время в белорусской аналитике и экспертных сообществах соседних государств стало модно рассуждать о «ресурсах» Москвы и очередном близком «развале» России.

    А. Лукашенко продолжает оставаться в иллюзии относительно собственного влияния на ситуацию и верит в то, что к концу мая он уже имеет вполне проверенный механизм быстрого блокирования всех попыток В. Путина ускорить проведение в республике структурных экономических реформ и интеграцию страны в Единое экономическое пространство.

     Механизм, важнейшей составной частью которого остается белорусско-европейский диалог, запускается амнистией политических заключенных. По всей вероятности, белорусский президент считает, что он все предусмотрел – если не будет необходимости формировать диалог в июне месяце, то уже в сентябре, после участия белорусской оппозиции в парламентских выборах, тюремные камеры наполнятся новыми политическими заложниками. Здесь необходимо кое-то разъяснить…

    Осенью 2012 года с высокой долей вероятности прогнозируется уже третий после выборов 2006 г., поворот «кровавого колеса» послевыборных репрессий
, под которые белорусские «противники» режима уже сейчас активно подкладывают свой актив. Понятно, что свою главную задачу – легитимизацию выборов белорусского парламента, целиком подвластного А. Лукашенко и состав которого уже частично определен, белорусская оппозиция обязана выполнить. Что она в очередной раз и сделает, день и ночь трудясь над исполнением политического расписания, ниспосланного А. Лукашенко… По мнению автора, маски ведь все сброшены… Неужели не видно?

     Важнее другое и оно не касается оппозиции. Остаются вопросы, на который у белорусских властей, скорее всего, пока нет ответа: сработает ли механизм диалога (1) , и сможет ли диалог оказать давление на Москву (2)? Это исключительно важно, так как если уж снова обращаться к образной речи А. Лукашенко от 8 мая 2012 года, то диалог с Западом – единственный ресурс А. Лукашенко против Москвы. Отсюда и такие усилия для его удержания: напряженная работа всего белорусского дипломатического корпуса, закрытые встречи, поездки по Европе белорусских правительственных агентов, некоторые из которых имеют весьма известные в республике и за ее пределами фамилии, создание из белорусских псевдооппозиционных эмигрантских НГО целой Сети лоббистов диалога, поддержка агентурной сети в оппозиции непосредственно в Беларуси и т.д. и т.п.

     Нельзя не отметить эффективность и результативность проводимой властями работы, которая облегчается тем, что многие политические фигуранты для себя решили вопрос совести по формуле «Лучше Лукашенко, чем Москва». Именно на такой идеологической «платформе» и формируется диалог, который, естественно, находит свое продолжение и на внутренней политической «поляне» в формате участия оппозиции в очередных «выборах»…

    Любопытно, что при этом, эти люди очень любят выставлять счет России и вопрошать: Когда Москва расправится с А. Лукашенко? Правильно, не им же этим грязным делом заниматься. У них самих выборы, они заняты пропагандой своих ценностей. Уже восемнадцать лет… С «оглушительным» успехом…

     Автор этих строк всегда утверждал, что власть и оппозиция в большом и малом зеркалят друг друга. Действительно, белорусская оппозиция, своими действиями фактически поддерживая власть, очень требовательно относятся к внешним силам, той же Москве, добиваясь от нее свержения режима, благодаря которому сама оппозиция и существует. Одновременно, белорусские власти, с одной стороны, очень эмоционально выступают за развитие интеграционных проектов с Москвой и выбивают из России финансово-ресурсные авансы к каждому очередному этапу интеграционного строительства, а с другой стороны, прилагают неимоверные усилия, чтобы удержать республику от участия в интеграции, подворовывая на контрабанде нефтепродуктов и товаров третьих стран. Любопытно, что при этом и первые и вторые надеются и даже уверены, что со стороны их действия не видны. И это тоже считается «ресурсом»?

Власть

   Итак, чем сейчас живет белорусская власть? В настоящий момент у власти все складывается неплохо, и верхушку режима беспокоят только три проблемы: куда безопасно разместить деньги, как удержать проведение в республике в 2014 году Чемпионата мира по хоккею и как оградиться от В. Путина. Все остальное считается второстепенным.

    Если с Чемпионатом мира по хоккею осталась лишь одна угроза – бойкот чемпионата со стороны хоккейных сборных Швеции, Финляндии, Чехии, США, Канады и т.д., то вопрос о деньгах беспокоит Дрозды не на шутку. И здесь главная проблема в США.

   Вашингтон, безусловно, не Брюссель, который можно лоббировать псевдооппозиционными структурами. То, что американские спецслужбы идут буквально по следу денег семьи Лукашенко, не вызывает сомнений. Стоит напомнить, как несколько лет назад американцы «трясли» Райффайзенбанк по всей Европе.

   Возникшие на днях проблемы с белорусским банком «Кредэксбанк», чей основной акционер, как уверяет Минфин США, является подставной швейцарской кампанией Vicpart Holding SA (название что-то или кого-то неуловимо напоминает), говорят о том, что на мировых финансовых коммуникаций с режимом А. Лукашенко идет настоящая война. Итог этой войны можно даже не прогнозировать, так как он вполне ясен. Вопрос только во времени, которое будет потрачено на финансовый серфинг по офшорам.

   С В. Путиным времени уже нет. Четвертый российский президент буквально на пороге… Минск в маршруте В. Путина является только остановкой на пути в Европу. Четвертого российского президента ждут Берлин и Париж, где, естественно, ему придется ответить на вопросы о «последнем диктаторе Европы», которого он посетит накануне. Понятно, что «белорусский вопрос» будет в третьем десятке, но он обязательно будет. Ответ на него будет заложен в ходе переговоров в Минске 31 мая. Именно итоги этих переговоров и помогут ответить на два главных вопроса о механизме диалога.

Задание на лето 2012

    Необходимо подвести итог. На летний период перед А. Лукашенко стоит несколько задач, которые он вполне может решить:

- При мажорном завершении визита от 31 мая (индикатор успеха Минска – политическое решение о выделении третьего транша кредита АИ ЕврАзЭс) А. Лукашенко сможет сдержать конфликт с В. Путиным до сентября, что необходимо для проведения выборов в парламент. Но для этого А. Лукашенко придется очень постараться.

- При негативном итоге российско-белорусского саммита А. Лукашенко попытается дать старт диалогу с Западом. Судя по всему, Запад пойдет на диалог, т.е. первый вопрос будет решен положительно, не возвращаясь к требованию о реабилитации политических заключенных, которых, скорее всего к 3 июля выпустят. Но не ранее. Настроения в Брюсселе все-таки остаются неблагоприятными для официального Минска. И здесь А. Лукашенко придется много потрудиться.

- необходимо, чтобы потенциальный диалог возымел действие на Москву. Вот это самое сложное, и здесь шансов, скажем откровенно, у А. Лукашенко не много. Стоит учитывать, что полномасштабный и публичный диалог с Европой подразумевает кризис с Россией. Или почти кризис… - В случае разворачивания кризиса, перед Минском будет стоять задача использовать новый раунд белорусско-европейского диалога против Кремля, не переходя «красную линию» публичной полемики, что исключительно сложно, учитывая темперамент А. Лукашенко и отмобилизованность белорусского агитпропа, годами упражнявшегося в антироссийских кампаниях.

     Сложившееся сейчас в российско-белорусских отношениях положение дел таково, что ресурс информационных войн и у Минска (в меньшей степени) и у Москвы (окончательно) исчерпан. Действительно, если Москва объявит об очередном белорусско-российском кризисе, то под угрозой окажется ТС-ЕЭП и все перспективы данного интеграционного проекта. Кроме того, будет нанесен тяжелый удар по авторитету В. Путина, который продемонстрирует на примере А. Лукашенко свою внешнеполитическую немощь. На это и рассчитывает Запад, идя на диалог с Минском. На это же рассчитывает и А. Лукашенко, полагая, что ему в очередной раз вполне безнаказанно удастся раскрутить внешнеполитический «маятник». По мнению официального Минска, Москва в очередной раз откупится… А если нет?

    Но для столь сложной многоходовки, чреватой различного рода сбоями и микрокризисами, нужна дьявольская ловкость, железная сила воли и фантастическое везение. Думается, что А. Лукашенко все-таки не решится на кризис, и лето 2012 уйдет на политическое фехтование тупыми спортивными рапирами. Если не выскочит дополнительный внешний или внутренний фактор… Например, экономика.

До 5 срока А. Лукашенко осталось  1300 дней.

А. Суздальцев, Москва, 27.05.12

0

64

Вот приехал барин...

http://uploads.ru/i/v/d/Z/vdZFb.jpg

пн, 04/06/2012 - 06:24


Встречают по одежке, провожают по деньгам ... (юмор)

Без провокаций не обошлось

Первый после инаугурации визит В. Путина за рубеж занял всего 12 часов
. Естественно, приезд четвертого президента России в Беларусь не мог обойтись без провокаций, что и ожидалось. На мосту, где установлены видеокамеры наблюдения, «некто» беспрепятственно вывесил лозунг – оскорбление в адрес российского президента. Лозунг некоторое время беспрепятственно повеселил водителей и прохожих, его несколько раз сфотографировали, но вот «активистов», естественно, не нашли. Видимо, оптика в нужный момент замутилась. Зато у В. Путина должно было, по идее, возникнуть ощущение, что А. Лукашенко очень не сладко приходится… Надо помочь.

Мы, естественно, не знаем, что на самом деле было в голове российского президента, но уверены, что он, со своим служебным опытом, без труда понял, какое ведомство в Республике Беларусь имеет доступ к тщательно наблюдаемым объектам. В принципе, можно было ожидать более «звонких» провокаций… Спасибо, что хоть лозунгами ограничились.

Тихий саммит

Это был очень «тихий» и какой-то полуконспиративный саммит. В его основе оказалась часовая встреча двух президентом, где, по-видимому, В. Путин и А. Лукашенко только прошлись по основной проблематике двусторонних отношений. Остальные мероприятия носили, в основном, церемониальный характер и были призваны снять какие-либо подозрения в наличии серьезных проблем, как в двустороннем формате, так и в рамках интеграционного проекта Таможенный союз – Единое экономическое пространство. В преддверие визита в Берлин и Париж и во время первого постинаугурационного визита было бы странно ожидать от В. Путина и А. Лукашенко публичного столкновения. Однако обратило на себя внимание то, брифинг проводили оба президента. Мы помним, что долгие годы А. Лукашенко старался оставить за собой возможность прокомментировать итоги очередной российско-белорусской встречи на высшем уровне. В данном случае В. Путин своим присутствием явно ограничил красноречие А. Лукашенко.

Белорусский президент был демонстративно радушен, российский – подчёркнуто осторожен. Каждое слова буквально на вес золота. «Беларусь, не просто наш близкий, она особый партнер» (В. Путин). Не приоритетный, не стратегический, а «особый». Понятно, что сложный… Что ожидалось? Необходимо посмотреть, что прогнозировалось перед визитом: 21 мая отмечалось, что «несмотря на оптимизм ряда министров белорусского правительства, экономических оснований для выплаты третьего транша Антикризисного фонда ЕврАзЭс нет. Более того, белорусские власти практически отвергают все условия предоставления данного кредита, по сути, настаивая на кредитовании без всяких условий... Российская сторона должна опять входить в сложное положение белорусской экономики, о котором, между прочим, белорусские власти не стремятся информировать собственное население. Судя по всему, А. Лукашенко ждет от В. Путина «политического решения» о выдаче транша» (http://www.politoboz.com/content/vot-priedet-barin). В итоге саммита, «политическое решение» В. Путиным было принято, республика получит 440 млн. долларов. Это, безусловно, является тактическим успехом белорусской стороны. Как и открытие финансирования Белорусской АЭС.

В принципе, основное «задание на лето» А Лукашенко выполнил, о чем и писалось 28 мая: « При мажорном завершении визита от 31 мая (индикатор успеха Минска – политическое решение о выделении третьего транша кредита АИ ЕврАзЭс) А. Лукашенко сможет сдержать конфликт с В. Путиным до сентября, что необходимо для проведения выборов в парламент. Но для этого А. Лукашенко придется очень постараться». http://www.politoboz.com/content/zadanie-na-leto-2012 Белорусский президент старался…

Однако обнаружилось, что В. Путин мягко напоминал о приоритетности участия Беларуси в ЕЭП, а вот А. Лукашенко, если не считать фантазий об «интеграции интеграций», постоянно сворачивал на двусторонние отношения. Для этого есть свои причины… Деньги нужны.

Итак, абстрагируясь от пропагандисткой мишуры и уже прозвучавших экспертных, а также журналистских оценок, пришло время подвести реальные итоги. Москва «выделила» третий транш, «зависший» с февраля текущего года, несмотря на то, что условия его получения не выполнены. Можно было транш еще задержать? По идее, нужно, так как по традиции, белорусская сторона генетически не может выполнить хотя бы одно соглашение с Россией (в данном случае есть посредник – Антикризисный фонд ЕврАзЭс).

Формально транш выдали, обнаружив «позитивную динамику», которая «набирает белорусская экономика» (В. Путин). Вообще-то, если бы в белорусской экономике был реальный позитив, то транш вовсе не понадобился бы. В принципе, намек В. Путина понятен, как и сарказм. На самом деле деньги А. Лукашенко нужны срочно и сейчас, а времени на приватизацию (основное условие для получения третьего транша) уже упущено. Отсюда и отсрочка до четвертого транша (осеннего): « … мы начнем обстоятельные переговоры по четвертому траншу» (В. Путин). Понятно, что невыполненные Минском условия получения третьего транша передвигаются к четвертому. Автор не будет скрывать, что на самом деле, так и есть. Это не аналитика, а реальность.

При этом никаких конкретных обязательств по приватизации (актив, дата, сумма) А. Лукашенко на себя не брал. Поэтому В. Путин и отметил, что перспективно создание на базе КАМАЗа и МАЗа холдинга «Росбелавто», но только, если «договоримся», т.е. во время саммита «не договорились».

Не все было просто с Белорусской АЭС. Не скрою, что Москву, которая ввязалась в эту стройку в немалой степени из-за того, чтобы не отдать проект конкурентам (отсюда и строительство Балтийской АЭС в Калининградской области), буквально обуревают самые плохие предчувствия в отношении перспектив совместной работы с белорусскими подрядчиками, которых Минск беззастенчиво навязывает Москве. Нет никаких иллюзий в отношении умения данной публики одну и ту же канаву или котлован сдавать несколько раз, закапывая и откапывая в зависимости от прихода денег. Естественно, белорусская сторона попытается решить за счет стройки и выделенного на нее кредита половину проблем республики… Отсюда и осторожность Кремля…Пока для финансирования стройки открыли пару сотен миллионов долларов. Но и это неплохо для начала. Белорусы в целом довольны. Сейчас можно устроить торжественную закладку, а самое главное, что пришло время смет с позолоченными лопатами, платиновыми граблями и скальным грунтом.

Что осталось за кадром?


Нет и не будет никаких «Искандеров» в Беларуси
. Как бы некоторые белорусские должностные лица и журналисты об этом не упоминали к месту и не месту. Поражает то, что эти люди не понимают или не видят политическую подоплеку того, о чем говорят. Дело в том, что «Искандер» без ядерного тактического оружия является дорогой игрушкой. В этом случае, даже если России потребуется разместить ядерное оружие в Беларуси в ответ на размещение европейской ПРО (стоит отметить, что это неадекватный ответ), то А. Лукашенко там и близко не будет. Фактически можно говорить о политической формуле: «Лукашенко в Минске – это означает, что нет и не может быть в Беларуси российского ядерного оружия». Причины, думается, появления такой формулы, понятны.

Нет никакого белорусского «счета» России за «потери», которые должна понести экономика Беларуси от вступления России в ВТО. Мы уже не раз писали, что сама аргументная база такого «счета» весьма сомнительна. Трудно понять, почему Россия, предоставляя Беларуси почти два десятилетия огромную экономическую поддержку, которую республиканское руководство, естественно, должно было использовать для структурных экономических реформ и модернизации экономики, сейчас должна дополнительно компенсировать неконкурентоспособность белорусских товаров. То есть платить повторно за одно и тоже. Понятно, что Минск не пропустит повода, чтобы в очередной раз не потребовать от Москвы какой-либо компенсации, но на состоявшемся саммите это у А. Лукашенко не получилось.

И главное, что не получилось белорусскому президенту получить от Москвы, так это времени. Летом белорусского президента ждут в Москве или Сочи для обстоятельного разговора о реальной дорожной карте вхождения республики в ЕЭП. На самом деле белорусский президент рассчитывал, что ему удастся затянуть интеграционную тему на более продолжительный период, а пока удастся отделаться от Москвы бесконечными клятвами, обещаниями, собраниями и встречами на экспертном, министерском, межведомственном, парламентском, региональном и других уровнях.

Политический баланс

Однако было бы наивно ожидать, что в итоге в интеграционном «доме» все закончится «битьем посуды» и очередной раскладкой «мух и котлет». Все гораздо сложнее. Изменилась ситуация как внутри стран-партнеров по строительству ЕЭП, так и на международной арене. Время публичных склок прошло. Ни А. Лукашенко, ни В. Путин не могут сейчас себе позволить открытого противостояния. Российский президент отягощён евразийским проектом. Он буквально связал В. Путина по рукам и ногам. Успех проекта частично компенсирует распространенные в российском политическом классе и обществе сомнения в необходимости возвращения В. Путина к власти. По этой причине у проекта может быть только успех.

Вот в этом и проблема А. Лукашенко. Москва не потерпит второго провала масштаба Союзного государства. Минск может себе позволить «тянуть резину», но не бесконечно. Сложно себе представить реакцию российского руководства, если неожиданно разгорится яростная информационная война с Минском. Если в рамках Союзного государства подобные схватки не были в новинку, но перед второй попыткой интегрировать Беларусь, уже в ТС-ЕЭП, их демонстративно предали забвению. Возвращение на тот же уровень взаимоотношений с Минском продемонстрирует банкротство российской политики в отношении Минска.

К сожалению, «белорусским инцидентом» дело не закончится. В случае российско-белорусского кризиса зашатается весь интеграционный проект, что резко снизить его международный имидж и попутно лишит Москву статуса единственного реального интегратора на пространстве СНГ. Не является тайной, что Беларусь в ЕЭП является самым слабым звеном, которое еще ничего практически не вложило в проект, за исключением выравнивая импортных пошлин на легковой автотранспорт, но уже активно пользуется его преимуществами.

Евросоюз, естественно, учитывает стремление Москвы ограничить экономическую экспансию Брюсселя на постсоветское пространство высокоуровневым интеграционным блоком. В этой связи Минск является интересным для Запада объектом. Теоретически, Минск можно использовать в качестве инструмента для подрыва ТС-ЕЭП. Для этого не нужно что-то делать. Как раз наоборот, Минску необходимо ничего не делать в плане интеграции, а только создавать видимость интеграционных устремлений. И качать нефть. День и ночь… Пока не закрыли кран.

Минск тоже не может себе позволить кризис с Москвой. Ему пока не на кого опереться. Надежды А. Лукашенко на Пекин иллюзорны. Китай не пойдет на конфронтацию с Россией из-за Беларуси. Китай никогда не станет безусловным спонсором Беларуси. Китай всегда больше берет, чем дает. Официальному Минску пора это уяснить.

С Европой диалог возможен, но пока не готов. Еще сидят в тюрьмах 14 политзаключенных, да и для начала диалога нужно время, которого у А. Лукашенко опять нет. В этих условиях в отношениях между странами должен быть соблюдено своеобразное политическое перемирие. Оно и был продемонстрировано 31 мая, когда два президента, прекрасно понимая друг друга, были вынуждены в чем-то уступить или что-то отложить. В. Путин и А, Лукашенко тщательно шлифовали каждое слово и старательно уходили от сложных тем, чтобы сохранить во многом интуитивно сложившийся временный политический баланс между двумя странами. Они оба старательно «не раскачивали лодку»… Пока не время. Хотя у А. Лукашенко вырвалось: «…Мы хотим жить только за свой счёт – и Россия, и Беларусь…». Понятно, что В. Путин, несмотря на символичность своего первого визита, все-таки не утерпел и поспешил выставить А. Лукашенко «счет»… Вот только оплата пока задерживается.

А. Суздальцев, Москва, 03.06.12

0

65

Failed state?

пн, 11/06/2012 - 09:35


Сравнение, которое оказалось не в твою пользу, автоматически считается чужим, и, соответственно, не берётся в расчёт («черные» приемы политической аналитики)

Что ждать от Беларуси в краткосрочной, среднесрочной и, конечно, долгосрочной перспективе? Чем будет жить страна, сохранит ли она свою экономику и работоспособное население или будет походить на Молдавию в СНГ и Латвию в ЕС? Стоит ли продолжать жить в этой стране или же последовать за гастарбайтерами к близким и далеким соседям в поисках большей стабильности и определенности?

К сожалению, в прогнозах политиков и экспертов, в том числе и в том, что, наверное, пишет автор этих строк, ощущается политическая заданность и определенная субъективность, что понятно в условиях постепенного, но неуклонного распада белорусской политической модели и структур власти, демонстрирующих свою полную некомпетентность. Это естественные процессы, как и постепенное осознание того, что в случае смены власти дальнейший путь республики не будет усыпан розами, все больше распространяется в среде белорусского политического класса.

Стоит отметить , что население в понимании неотвратимости возврата кошмара 1990-х годов в его худшем варианте явно опережает свою протоэлиту. Как пример, настроения в белорусском обществе в марте – мае прошлого, 2011 года, когда несостоятельность экономического курса А. Лукашенко стала столь очевидной, что мало кто разделял его оптимизм в отношении ситуации, которая вот-вот улучшится «через две недели, через месяц, через два месяца». И власти и народ просто ждали российской финансовой помощи. С момента получения первого транша кредита ЕврАзЭс (июнь 2011 г.) экономика начала «дышать», чтобы тут же потянуться в наркотической ломке за новыми и новыми траншами. Как дошли до жизни такой?

Нет нужды в очередной раз оплакивать судьбу республики, которая вошла в 1990- х годах в мировой рынок вполне подготовленной для быстрых системных трансформаций экономически и технологически, но не социально-политически. Это несоответствие и обеспечило многолетнее президентство А. Лукашенко и последующую постепенную политическую и экономическую деградацию страны.

На днях Республику Беларусь покинула компания Yota, которая уяснила для себя бесперспективность развития мобильного интернета на столь слабом и рискованном рынке, как белорусский. К данному факту можно было бы отнестись вполне спокойно, если бы этот случай был единичным. Увы, он не первый и не последний. Субъективная реальность белорусских властей , уверяющих ,что «инвесторы осаждают приемные белорусских чиновников», совершенно не совпадает с объективной картиной: ни новых производств, ни новейших технологий мирового уровня , которыми Беларусь должна бы изобиловать.

Власти пытаются организовать «поход» против нищеты, в очередной раз обещая поднять среднюю заработную плату до всего лишь 500 долларов, сумма, кстати, обозначена в долларах, то есть валюте зарубежной, что само по себе говорит о декоративности белорусского рубля. Между тем, по рейтингу американского ресурса Business Insider, Беларусь оказалась в десятке беднейших стран мира (http://www.qwas.ru/belarus/ucpb/Belarus … tran-mira/). Хуже ситуация оказалась только в Зимбабве, Либерии, Буркина-Фасо, Туркменистане, Джибути, Намибии, Йемене, Непале и Косово. А вот Афганистан, как и Сомали – страны, где о государственности можно говорить только в прошедшем времени, оказались в рейтинге выше Беларуси. Видимо пиратствовать - бизнес более прибыльный, чем клеить белорусские ярлычки на товары и продукты третьих стран.

Естественно, критерии оценки бедности по методике Business Insider в Беларуси получили самую жесткую критику. Белорусам трудно смириться, что их считают более бедными чем, к примеру, жителей Гаити. Справедливости ради стоит признать, что базовые потребности жителя Гаити, где круглый год лето и вокруг растут в изобилии бананы, на два порядка меньше, чем у жителя северной страны, где помимо закрученных банок и картошки в погребе, необходимо иметь теплую одежду, солидное жилье и оплачивать отопление, газ и горячую воду. Без этого в той же Беларуси просто не выживешь.

Расчет индекса бедности по Business Insider основывается на оценке уровня безработицы и темпов инфляции на местах: чем они выше, тем беднее население страны. Учитывая, что в мире потребности у населения разные, придется признать, что данный метод имеет смысл. Модели потребления разных странах в силу традиций и условий проживания могут значительно отличаться : белорус может купить к ужину сосиски и кефир, а в Либерии этот товарный перечень не будет востребован в принципе , в США элементарное выживание невозможно без собственного автомобиля – не доедешь до рабочего места или места учебы, а в Микронезии не выживешь без лодки.

Согласно методу Business Insider при галопирующей инфляции, наложенной на высокий уровень безработицы, выжить домохозяйство может, только урезая свои потребности до максимально низкого в данном регионе уровня. В Беларуси это вариант «северной Молдавии», где, между прочим, как и на Украине, заработки больше, чем в Беларуси. В сухом остатке получаем феномен скрытой нищеты – «чистенько и бедно».

В отношении Беларуси это соотношение – безработица/инфляция по сути еще более показательно, чем, допустим, для Туркмении. Дело в том, что каждый четвертый из трудоспособного населения республики работает за рубежом. В случае гипотетического возвращения гастарбайтеров домой безработица в стране одним махом достигнет 20-25% (кто-то все-таки трудоустроится).

В рейтинге Business Insider Беларусь оказалась в «приятном окружении» государств, считающихся или failing states или failed states, и это подталкивает провести определенный анализ и оценить Беларусь по критериям несостоявшихся государств.

По традиции, концепция failed states, получившая свое развитие с начала 2000-х годов на Западе, применяется к странам Африки и Азии. Типичным failed states считаются Сомали, Афганистан и т.д. Это страны, находящиеся в стадии деградации своих государственных органов или на грани потери государственности, имеющие на своей территории сепаратистские режимы или столкнувшиеся с гражданской войной. Экономика таких государств, как правило, разрушена.

Статус failed states практически открывает возможности для вмешательства внешних сил во внутренние дела этих государств. Открыто обсуждаются варианты силового вмешательства, если дестабилизация внутри страны угрожает региональной безопасности, государство попадает под пристальное наблюдение ООН и СБ ООН, НАТО, на постсоветском пространстве – ОДКБ. Стоит отметить, что под критерии failed states в регионе СНГ подпадают Киргизия и Таджикистан, частично Узбекистан.

Статус failed state не открывает страну для безнаказанной агрессии. В первую очередь такой статус обеспечивает международную помощь развитию. Если эту помощь есть кому принимать.

Есть несколько вариантов критериев для определения несостоявшихся государств. Рейтинги создаются как институтами (Brookings Institution Index of State Weakness in Developing World, George Mason University Researchers’ State Fragility Index и др.), государственными учреждениями (US Department of State Foreign Assistance Framework Rebuilding Countries), международными организациями (World Bank Fragile States List), так и НГО (Fund for Peace Failed State Index) [1], но все-таки наиболее распространённой является система оценки, применяемая «Фондом мира».

Фонд создал свой рейтинг несостоявшихся государств, который можно считать наиболее адекватным, хотя, как правило, правительства стран, попадающих в данный рейтинг, часто упрекают Фонд в политической ангажированности.

В реальности, действительно несостоявшимися можно считать первую десятку стран из любых рейтингов, в которых они все повторяются: Сомали, Чад, Судан, ДРК, Гаити, Зимбабве, Афганистан, ЦАР, Ирак и Кот-д`Ивуар. Остальные в стадии failing states, т.е. у них еще есть несколько шагов до настоящего провала, но имеются угрожающие тенденции, как, к примеру, перспективы территориального распада в Киргизии. При более благоприятных условиях государства переходят в другие «номинации».

Россия и Беларусь в подобных рейтингах соседствуют ( что немудрено, учитывая почти симбиотический характер их отношений), находясь в статусе стран, наблюдаемых или вызывающих определенные опасения. Казалось бы, проблем нет…

Более пристальный взгляд на Беларусь с учетом критериев того же FSI все же позволяет утверждать, что статус несостоявшегося государства в большой степени может быть применен к стране. Если республику вывести из политико-экономической «тени» России на «свет» реального международного «подиума», то перед нами предстанет весьма любопытная картина. Приведем систему критериев, представленную молодым исследователем Д. Курковой [2].

В разделе «Демография», как ни странно, Беларусь «спотыкается» буквально на первом пункте. Несмотря на то, что республика позиционирует себя, как одну из самых «водных» стран Европы, солидная часть населения в сельской местности испытывает проблемы с доступом к чистой питьевой воде. К сожалению, для современной Беларуси остаются актуальными и проблемы Чернобыля.

На официальном уровне республика не ставит вопрос о пересмотре границ, но в политическом дискурсе присутствует тема «возврата» Смоленска, Брянска, Вильнюса, только почему-то очень редко вспоминают о Белостоке. Хотя вопрос границ характерен для большинства стран постсоветского пространства . В России, к примеру, популярна тема возвращения Крыма. Находясь в ЕС, Латвия и Эстония не отказались от территориальных претензий к России…

К категории катастроф необходимо отнести, безусловно, Чернобыль. Как уже отмечалось выше, эта катастрофа продолжает сказываться на политической и экономической ситуации в республики. В той или иной мере от катастрофы пострадали все шесть областей Беларуси (в России от Чернобыля пострадали двенадцать областей) . От последствий аварии население не избавил даже А. Лукашенко, который периодически заявляет, что почва Чернобыльской зоне позволяет производить чистую сельскохозяйственную продукцию, готовую к отправке на экспорт. Экспорт в Россию конечно…

В белорусском обществе живет много мифов о Чернобыле. Ряд из них позволяют диагностировать мышление и политическую ангажированность лиц, их распространяющих. Для примера можно привести миф о «посадке» на территории республики облаков, насыщенных радиационными материалами, которых ветер гнал на Москву. Любопытно, что подобный бред автор этих строк встречал в солидных белорусских источниках информации. Для понимания абсурдности данного тезиса достаточно взглянуть на карту и спросить, где Москва, где Беларусь и где Чернобыль… Кому-то очень выгодно быть жертвой…

В Белоруссии нет зон индустриального развития, которые могут нанести невосполнимый ущерб здоровью проживающего там населения. Пока нет…Ждем китайцев.

В стране нет беженцев. Беженцы от Чернобыльской катастрофы размещены и трудоустроены в 80-е годы, еще при СССР.

Раздел о наличии в стране групп, стремящихся к мести или восстановлению исторической справедливости, для Беларуси не сулит ничего хорошего. В стране нет национальных и конфессиональных общин, подвергающихся дискриминации по национальному или религиозному признаку, но есть проблемы.

К примеру, есть проблемы с русской общиной, которую власти в упор не видят, чье существование замалчивается и чья численность после последней переписи вдруг одним махом сократилась в два раза. Постоянные антироссийские информационные кампании, проводимые белорусскими как государственными (до декабря 2010 г.), так и оппозиционными СМИ ставят этнических русских, проживающих в республике, в сложное положение. Существуют неписаные ограничения на занятия высших должностей. Идет процесс «белорусификации» российской общины. Люди как-то с этим борются, отправляют детей в Россию на учебу с перспективой не вернуться и т.д. Автор этих строк постоянно сталкивается с подобными проблемами русских из Беларуси уже в Москве.

Есть в белорусском обществе и политическом классе весьма многочисленная группа, которая сознательно выделена властями для проведения репрессий и преследований. К ним можно отнести последовательных оппонентов режима, оппозиционеров и просто недовольных А. Лукашенко. Репрессии против этой группы исключительно разнообразны и далеко не всегда проводятся руками МВД или КГБ (избиения на улицах и площадях, аресты, тюрьмы, колонии и т.д.)…

Люди страдают от доносов, травли, умирают от инфарктов, кончают жизнь самоубийством, лишаются работы, учебы, вынуждены менять место жительства, покидать Родину. Распадаются семьи, страдают дети. Едва ли не ежедневно происходят десятки маленьких в масштабах республики трагедий, который представляют для отдельного человека и его семьи огромную катастрофу, последствия от которой будут сказываться десятилетиями.

Репрессии создают в республике ощущение постоянной гражданской войны – слухи о забастовках, арестах, избиениях, изнасилованиях в застенках перекатываются по белорусскому обществу волнами и не вызывают отторжения. Власть воспринимается, как объективное зло, от которого лучше держаться максимально дальше.

Но годы идут. Вступает в свои права другая тенденция - все происходящее со временем становится даже как-то привычным, и репрессии становятся своеобразным фоном обычной белорусской жизни…

Но не стоит игнорировать, что у белорусов крепкая память. Естественно, оппозиционная социально-политическая группа , которая, в десятки раз больше титульной оппозиции, настрадавшись за последние два десятилетия, приложит все усилия для того, чтобы отомстить сегодняшней власти по максимуму.

Любая власть, появившаяся в республике после ухода клана А. Лукашенко, для доказательства своей легитимности предпримет исчерпывающие действия , чтобы найти со дна морского деятелей свергнутого режима. Понятно, что в этом ей помогут десятки стран. Но проблема в том, что власть в угаре репрессий не раз оказывалась у черты, когда она могла столкнуться с адекватным отпором из-за угла. Пока от силового движения Сопротивления Бог миловал, но только пока…

Продолжение следует


А. Суздальцев, Москва, 10.06.12

0

66

[1] Куркова Д. Проблемы и перспективы несостоявшихся государств на постсоветском пространстве (магистерская диссертация). М., 2012 (В данной работе как раз и проанализованы возможности применения рейтингов failed states к государствам СНГ)

1

Демографическое давление:

1.1

высокая плотность население и/или затрудненный доступ к пресной воде, пище и другим жизненно важным ресурсам

1.2

особенности расселения, влияющие на участие в экономической жизни, социальной активности, свободе религии

1.3

наличие споров о границах, о территории расселения, контроле за историческими и религиозными центрами

1.4

высокие показатели роста населения, или большой разрыв между молодым и стареющим населением по численности, или неравномерные показатели роста населения у конкурирующих групп

1.5

природные бедствия, катастрофы

1.6

эпидемии (СПИД/ВИЧ, инфекционные заболевания)

1.7

индустриальное развитие, представляющее угрозу коренному населению

2

Массовый исход беженцев и наличие внутриперемещенных лиц принудительный исход со своих территорий больших общин как результат случайного или целенаправленного насилия и/или репрессий, который спровоцировал нехватку воды и питания, болезни, конкуренцию за земли и беспорядки, которые могут перерасти в крупные гуманитарные проблемы и проблемы безопасности, как внутри, так и между странами. Это показатель количества беженцев, покидающих или въезжающих в страну

3

Наличие групп, стремящихся к мести или восстановлению исторической справедливости

3.1

исторически подвергавшиеся дискриминации или "потерпевшие" группы или народности

3.2

злодеяния безнаказанно творящиеся против какой-либо из социальных групп

3.3

отдельные группы, выделенные властью или элитами для проведения репрессий или преследований

3.4

институализированная политическая изоляция

3.5

публичное объявление неких групп "козлами отпущения" или несправедливо захватившими статус, власть

3.6

наличие ущемленных сообществ, т.к. им отказано в политической автономии, праве на самоопределение и пр.

4

Постоянный и устойчивый отток населения

4.1

"утечка мозгов", отток профессионалов, диссидентов, опасающихся преследования

4.2

добровольная эмиграция "среднего класса", особенно экономически активного сегмента населения, предприниматели, бизнесмены, торговцы, производители

4.3

рост диапор и этнических сообществ в изгнании

5

Неравное экономическое развитие

5.1

основанное на принадлежности к той или иной группе неравенство в образовании или экономическом статусе

5.2

основанное на принадлежности к той или иной группе обнищание (измеряется детской смертности, уровеню бедности, уровеню образования)

5.3

рост общинного национализма, основанного на реальном или мнимом неравенстве групп

6

Бедность и резкий экономический упадок

6.1

тенденция к прогрессирующему эконом.упадку общества (измеряется по ВВП, госдолг, уровень детской смертности, бедности и пр)

6.2

внезапное падение цен на товары, доходов от торговли или инвестиционного финансирования

6.3

коллапс или девальвация национальной валюты

6.4

социальные трудности, обусловленные введение программы жесткой экономии

6.5

рост теневого сектора экономики, включая наркотраффик, контрабанду, вывоз капитала

6.6

рост коррупции и незаконных сделок среди населения

7

Легитимность государства

7.1

массовая и повальная коррупция или спекуляции со стороны правящих элит

7.2

сопротивление правящих элит прозрачности, подотчетности и разоблачениям, в том числе путем преследования журналистов

7.3

потеря народного доверия к государственным институтам, в том числе бойкот выборов, неспособность собирать налоги, уклонение от военной службы, вооруженные мятежи, публичные демонстрации, акты гражданского неповиновения

7.4

рост преступных группировок, связанных с правящими элитами

8

Снижающийся уровень, предоставляемых государством общественных услуг

8.1

исчезновение основных функций государства, в том числе неспособность защитить граждан от терроризма и насилия и предоставлять общественные услуги, такие как здравоохранение, образование, санитария, общественный транспорт

8.2

сужение государственного аппарата до тех структур, которые обслуживают правящие элиты, например, силовые структуры, администрация президента, центральный банк, дипломатический корпус

9

Нарушение прав человека и верховенства закона

9.1

установление авторитарных, диктаторских режимов или военного правления, при которых конституционные и демократические институты и процессы приостановлены или манипулируются

9.2

вспышка насилия против мирных граждан по политическим (а не уголовным) мотивам

9.3

рост числа политических заключенных и диссидентов, которым отказано в доступе к надлежащей правовой процедуре в соответствии с международными нормами

9.4

широко распространенное ущемление юридических, политических и социальных прав, как индивидов, так и целых групп и учреждений (преследования прессы, политизация судебной системы, использование военных в политических целях, общественные репрессии политических оппонентов)

10

Силовые структуры

10.1

появление элитных вооруженных сил, подчиненных напрямую лидеру, независимых от государственного военного командования

10.2

появление государственных или финансируемых государством "частных военных формирований", которые терроризируют политических противников, подозреваемых "врагов" или лиц, замеченных в симпатии к оппозиции

10.3

появление "армии в армии", секретных служб или других нерегулярных сил безопасности, которые служат интересам политической клики или лидера

10.4

вооруженное сопротивление правящей власти, восстания и мятежи, появление частной милиции, дружинников или групп наемников, которые бросают вызов государству на применение силы

11

Рост раздробленности среди правящих элит

11.1

фрагментация правящей элиты и государственных институтов по родовой, этнической, клановой или религиозной линии

11.2

Использование националистической политической риторики правящей элиты, часто в условиях общинного ирредентизма (например, "Великая Сербия") или общественной солидарности ("этнические чистки", "защита веры" и пр.)

11.3

отсутствие признания со стороны большинства населения существующей власти как легитимной и представляющей интересы всего общества

12

Риски внешнего вмешательства

12.1

военной или полувоенное вмешательство, как скрытое, так и явное, внешних армий, государств, групп лиц или организаций, которые влияют на баланс сил или решение конфликта

12.2

экономическое вмешательство внешних сил, в том числе многосторонних организаций, через крупные кредиты, проекты развития, иностранную помощь, такую как постоянная поддержка бюджета, управление финансами и экономической политикой государства, создание экономической зависимости

12.3

гуманитарная или военная интервенция с целью смены режима или урегулирования внутреннего конфликта

0

67

Failed state?
Продолжение

Не отчаивайся! Худшее еще впереди! (Филандер Чейз Джонсон)

Недееспособная правящая элита

Интеллектуальный и административный потенциал любого государства сосредоточен в политическом классе и политической элите. Наличие в ней ярких и самобытных политиков и администраторов, ученых и технических специалистов, военных и чиновников, бизнесменов и финансистов и т.д. уже само по себе обеспечивает богатство многообразия точек зрения, создает условия для постоянной дискуссии о выборе внутренних и внешних целей, что позволяет находить оптимальные решения и, одновременно, подвергать выбранный курс содержательной и аргументированной критике.

Элита страхует от роковых ошибок. Фактически, эти люди - главное богатство страны… Ими гордятся и их проклинают, они на экране телевизора и на страницах газет. Часть из них останется в истории страны.

Кто останется в белорусской истории за последние двадцать лет, кроме А. Лукашенко? Фактический член семья белорусского президента Надежда Котковец? Главный банкир Надежда Ермакова? Пожизненный вице-премьер Владимир Семашко? Министр ржавых танков, которые сейчас судорожно готовят к параду 3 июля, Юрий Жадобин? Государственный кормилец Александр Шпилевский? Этот список можно продолжать еще очень долго…

К этим людям привыкли, их дела и слова уже никого не удивляют, как не удивляет проведение заседаний Совета безопасности страны на исключительно ненормативной лексике. Возникли даже кадровые традиции. Откуда взялись эти «лица» и эти «умные головы»? Как их отбирали? Говорят, в рамках авторитарного режима управленческие кадры подбирают исключительно по двум критериям: личной преданности ( субстанция шаткая ввиду почти неминуемого предательства ) и обязательно более низкого, чем у главы государства, интеллектуального уровня. С последним трудно согласиться, так как, если аттестовать А. Лукашенко по интеллектуальному уровню его окружения, то впору глубоко задуматься о том, что ему по идее, не с кем умным словом перекинуться.

Между тем, общественный темперамент белорусского бомонда никак не дает покоя их беспокойным сердцам. То вдруг объявят об искоренении коррупции на вступительных экзаменах в вузы (академик Рубинов), то в очередной раз предложат легализовать проституцию (зам. министра спорта и туризма Ч. Шульга), хотя, в чем смысл этой легализации , если Минск давно стал вариантом Гаваны времен Батисты, то кинутся смачно плевать в спины сменившейся министерской и административной команды в России (когда те были у власти, то в Минске боялись и рта раскрыть), то главный банкир страны начнет публично открывать для себя премудрости экономики и тут же попытается этим открытиями поделиться с народом и т.д. и т.п. В общем , дня не проходит без очередного приступа идиотизма.

Было бы все это чрезвычайно смешно, когда б не печальный факт, что именно эти люди в первую очередь создают устойчивый образ страны. Их слова , поступки, заявления надежно ложатся в основу стереотипов восприятия белорусов и белорусского государства в мире. А вот ,чтобы разрушить эти представления потребуются даже не годы, а столетия, впрочем результат далеко не гарантирован.

Прежде всего, правящая элита должна быть договороспособной, т.е. уметь договариваться и исполнять подписанные письменные, а иногда даже устные договоренности. Выражаясь языком незатейливым , она должна быть попросту честной…

Имеет ли это прямое отношение к понятию failed state? Безусловно, так как при честной в вопросах внешней коммуникации элите государство сохраняет себя и не превращается в вертеп разбойников с большой дороги (Сомали) или «черную дыру» (Косово). Если же элита недоговороспособна, то это не элита, а какая-то группировка, узурпировавшая власть, бродячий оголодавший клан и т.д.

Этический аспект проблемы обнаруживает опасность еще более глубокую: большинство граждан все прекрасно понимают и видят, что соглашения не выполняются, партнеров обманывают и обворовывают. В этом случае все выступают в роли соучастников. От этого никуда не деться.

В белорусском варианте, такая, скажем прямо, многолетняя коварная и беспринципная политика белорусского правительства в отношении, например, к России, находит поддержку не только в большей части белорусского политического класса, но и у населения. Диапазон выражения такой поддержки весьма широк: от «вот молодец, обхитрил этих москалей» до «а что ему остается делать, надо как-то страну кормить». И кормит, а остальные кормятся и радуются, что удалось сейчас в очередной раз обмануть надежды соседа. А завтра? Завтра снова наобещаем и обманем…

Процесс неустанно самовоспроизводится. Интеграция в рамках Таможенного союза – Единого экономического пространства происходит под неписаными слоганами: «качай нефть, греби кредиты, вешай белорусские этикетки на товары третьих стран, тащи, воруй, тяни, обмани…». И это не тактика какой-то воровской банды, а реальная политика государства, которое считает себя европейским и которое очень любит поучать своих соседей, как правильно жить и даже как работать. При этом белорусские власти почему-то наивно полагают, что их собственные ухищрения надежно сокрыты от посторонних глаз . Мол, перехитрили всех, удачно провернули еще одно дельце, коим несть уж и числа. И все же рано или поздно жизнь выставляет счета к оплате : вот уже в Москве занялись проверкой столь бешеного роста в Беларуси производства растворителей и разбавителей из российской нефти.

К сожалению, далеко не все в Беларуси понимают, что маргинализация властей неотделима от маргинализации народа, а следом и всего государства. Это очень хорошо почувствовали по отношению к себе белорусские гастрабайтеры в России после 2007 и 2010 гг., да и само белорусское руководство после очередных переговоров с российской стороной.

Опять посольский кризис

Встречаясь на прошлой неделе с главой Башкортостана А. Лукашенко, вроде бы дискуссируя с послом России, сам раскрыл все перипетии своей встречи с В. Путиным от 31 мая. Драматургия вышла небезынтересная: будто бы отвечая А. Сурикову, белорусский президент продолжил в публичной форме спор с российским президентом, так как, понятно, что российский посол, выступая на своей пресс-конференции перед Днем России, не выдумал что-то по своей инициативе, а поднял вопросы, давно обсуждаемые Кремлем с А. Лукашенко.

А. Суриков только сделал попытку вернуть белорусское руководство на грешную землю, так как белорусские власти продолжают находиться в каком-то странном иллюзорном состоянии, считая, что все проблемы позади, экономика республики страхуется российскими энергоносителями и российским рынком, экспорт растет… Можно еще и обворовывать партнера, высасывая из него нефть и торгуя миллионами тонн «растворителя» и «разбавителя».

А российский посол напомнил, за чей счет вся эта белорусская «стабильность» построена. Его интересовали гипотетические действия белорусского руководства на момент, когда придет вторая волна кризиса. А она, судя по мировым фондовым биржам, уже у порога.

А. Суриков отметил, что финансовая система Беларуси слаба, и ей не выдержать новый кризис : «Надо возвращаться и к вопросу введения единой валюты. Второго кризиса белорусская система не переживет. И могут возникнуть сложности внутриполитического характера». Это серьезный мессидж - в случае нового краха спасать Россия соседку не будет. Наскучила эта пьеса , в которой роль просителя , находящегося в очередных стесненных обстоятельствах и обещающего и реформы и приватизацию вместе с дружбой и любовью , после удовлетворительного антракта, А .Лукашенко традиционно меняет на роль наглой старухи из известной сказки А. С. Пушкина «О старике и золотой рыбке , продолжая игру с той же избыточной экспрессией .

В принципе, это и имел в виду А. Суриков, который, безусловно, вправе говорить о внутреннем социально-экономическом положении в стране, где он представляет Россию – единственного спонсора Беларуси. Нет тут факта вмешательства во внутренние дела Беларуси со стороны российского посла, о чем так дружно заголосили и власти и лица из оппозиции. Таков кредитный стандарт: кредитор имеет право знать, что происходит у получателя кредитов и тем более давать советы. Просто здравый смысл…

Продолжая данную «посольскую» тему, стоит отметить, что проблема не в приватизации, а в деньгах. Российский посол откровенно сказал: «Политика путается с экономикой в данной ситуации... Вот и прикрываются красивыми словами: народное и так далее... Не важно, кто купит белорусские предприятия — россияне, американцы, — надо решаться на приватизацию...», так как без приватизации нет инвестиций, без инвестиций нет технологий, без технологий нет товаров и нет рынков, без рынков нет денег, без денег нет государства… Но белорусская правящая элита уверена, что за экономику Беларуси отвечает Россия (все равно подкинет деньжат), а белорусская власть только будет править и пиариться за чужой счет.

Если взглянуть с другой стороны, то все же речь идет о белорусских производственных активах, и если А. Лукашенко хочет превратить их в руины, то никто этому воспрепятствовать не сможет. Собственно, этим он и занимается , демонстрируя свои убеждения на примере автозавода МАЗ: « Если вы не в курсе дела, то я вам скажу. У нас состоялся разговор на эту тему с президентом России. Прежде чем послу говорить об этом, надо уточнить. Мы твердо договорились: если мы объединяем активы, значит, в общей компании 50 на 50. Соответствующее и управление. Но руководство корпорации, видишь ли, не устраивает, что 50 на 50. Им надо контрольный пакет. Да и дороговато белорусы просят. Ну хорошо. Если дорого — не надо соглашаться. Давайте будем работать. МАЗ сегодня нисколько не хуже КамАЗа. Нисколько. С удовольствием их покупают (автомобили МАЗ. — Прим. авт.). Во всем СНГ, в России с удовольствием берут». Правильно говорит белорусский президент – берут МАЗы, правда, в основном в СНГ. А вот белорусы свои МАЗы не берут. Разве что госсектор обязан - там по разнарядке и не то возьмут, даже компьютеры «Интеграл». Стоит посмотреть , на каких автомобилях ездят белорусские дальнобойщики. Это очень любопытно. Дело в том, что ни одного родного МАЗа в их рядах обнаружить не удастся, а все больше МАНы, Вольво, Скании и Мерседесы. Правильно, им за рулем сидеть и за товар отвечать.

Вот если бы белорусские автоперевозчики предпочитали бы исключительно свой МАЗ, то тогда можно было бы Минску претендовать на 50% акций в создаваемом с КАМАЗом автохолдинге.

Безусловно, А. Лукашенко лукавит: «Я не хочу говорить о том, что мы нацелены на конкуренцию с КамАЗом. Ни в коем случае. Зачем нам конкурировать? Всем места хватит». Во-первых, это КАМАЗ не хочет конкурировать с МАЗом, а предлагает слияние. Чтобы потом не было стонов, что задушили лучший на планете грузовик. Во-вторых, при всем желании МАЗ не может конкурировать с КАМАЗом, имея фактически только сборочное производство и не имея своего двигателя, доступа к новейшим технологиям и емкого национального рынка. В случае, если сделка не состоится, КАМАЗ останется на своем, российском рынке, а МАЗ только попытается остаться на этом же российском рынке. Другого рынка у него просто нет. И в Минске очень быстро поймут, что такое свободная конкуренция в рамках Единого экономического пространства. Так что «места всем» на российском рынке не хватит… Или А. Лукашенко имел в виду свой, белорусский рынок?

И последнее. Зачем А. Лукашенко опять лжет («У нас состоялся разговор на эту тему с президентом России… Мы твердо договорились…), если 31 мая В. Путин заявил: «Уверен, что если мы договоримся, это будет очень хорошим примером для других отраслей реальной экономики». Так с кем уже договорился А. Лукашенко? Это к вопросу о недоговороспособности правящих элит.

Автор этих строк не скрывает своего негативного отношения к сделке МАЗ-КАМАЗ, так как ничего, кроме попытки объединить 800 млн. долларов (МАЗ) и 3 млрд. долларов (КАМАЗ) и по «справедливости» их поделить 50 на 50, в этой сделке нет. Проблема не в том, что «А. Лукашенко жесткий переговорщик», а в том, что не нужен России этот автозавод. Проще новый построить.

Партнер в лице А. Лукашенко не нужен, так как белорусский президент не может быть партнером в принципе. Такое поведение белорусской стороны представляет собой яркий пример не государственного мышления, а весьма своеобразного местечкового по принципу: «Дай деньги сейчас, а завтра я еще раз попрошу».

Есть серьезные сомнения, что в случае смены власти в республике, пришедшие к «рулю» новые лица не примутся и дальше петь ту же песню теми же голосами и даже с теми же словами. Просто иного пока в Минске ничего не придумали, кроме , как гордиться тем, что «государство состоялось», забывая при этом, что оно «состоялось» только после очередного кредита и очередной партии нефти.

Не стоит ломать эту арию. Пусть и дальше Минск просит у Китая кредиты на производство ЖК дисплеев (они бы еще на производство деревянных счет попросили) или на развлекательный центр в Логойске (пару казино с публичным домом – персонал местный). Это не шутка, это фактические белорусские предложения на только что состоявшейся ярмарке в Харбине, которые презентовала белорусская правительственная делегация во главе с Семашко. Как говорится, что и требовалось доказать…

Failed state?

Ну, а как с остальными критериями failed state? Их еще немало: постоянный и устойчивый отток населения, неравное экономическое развитие, бедность, проблема легитимности государства, неэффективность госструктур, нарушение прав человека, проблема правового государства, роль силовых структур, раскол правящей элиты, риски внешнего вмешательства и т.д. Совершенно очевидно, что существует и увеличивается устойчивый отток населения, есть не просто неравное экономическое развитие, а ползучая деиндустриализация и замыкание экономики на одну–две отрасли, живущих на импортном сырье. Нет смысла говорить о проблеме легитимности в условиях авторитарного режима, как и о нарушении прав человека, отсутствии правового государства и огромной роли силовых ведомств. Правда, нет угрозы внешнего вмешательства, но есть расколы в правящей верхушке, где все воюют против всех, равно как и боятся друг друга. Кроме того, не стоит забывать, что Беларусь очень бедная страна.

Вывод один: республика в опасности. Есть масса негативных тенденций и даже процессов, которые уже носят устойчивый характер и постепенно разрушают белорусское национальное государство, делают его зависимым от внешней поддержки государственным образованием. При малейшей дестабилизации Беларусь скатится в стадию failed state, выбраться из которой очень сложно, если вообще возможно. Без дестабилизации итог будет тот же, только чуть позднее. А. Лукашенко не даст уклониться с пути.

Что делать?

Нет, не политическому классу, оппозиции, властям и т.д. Что делать простому человеку?

У простого нормального человека есть только три пути, но они все связаны только с одной целью: обеспечение достойной жизни собственным детям.

Первый путь очень достойный, но он далеко не для всех: вступить в схватку с режимом за будущее своих детей. Не отдавать своих детей А. Лукашенко. Он им не отец.

Второй путь – сидеть в болоте и объяснять детям, что все соседи им завидуют… Но тогда вы своим детям не отец и не мать. Их универсальный «отец» сами знаете кто. С этим придется смириться…

Третий путь давно известен – уезжать, так как жизнь одна. Вывозить детей. Ничего непатриотичного в этом нет. Выезд из страны является ответом режиму , и это тоже форма борьбы, правда пассивная.

Так что каждому свое.

А. Суздальцев, Москва, 17.06.12

0

68

«Праздник для людей»

пн, 25/06/2012 - 11:42


Никогда столько не лгут, как во время войны, после охоты и до выборов. (Отто фон Шенхаузен Бисмарк)

18 июня 2012 года А. Лукашенко объявил дату очередных парламентских выборов в Беларуси. Новость была преподнесена в традиционном патерналистском формате: «надо проводить выборы, как праздник для белорусского народа. Давайте еще раз сделаем этот праздник. Этот день должен быть праздником для людей». Достижение легитимности нового состава нижней палаты белорусского парламента – истинный «праздник» для белорусских властей.

Для достижения легитимности необходима имитация электоральной борьбы за депутатские мандаты, что без оппозиции сделать невозможно. На легитимизацию парламента выделены финансовые ресурсы, освоить которые есть немало желающих, в том числе и в оппозиционных кругах. В итоге, картина год от года не меняется – имитация выборов, имитация участия в них, реальные деньги.

С известной степенью вероятности, можно говорить о своеобразном финансовом пуле из Администрации президента РБ, заинтересованной в легитимности белорусского парламента, и внешних западных спонсоров (фондов), стремящихся к «раскрытию» белорусского политического поля, т.е. появлению в белорусском парламенте представителей оппозиции. Естественно, в случае создания оппозиционной фракции, Европе нужен легитимный парламент, т.е. участие оппозиции в выборах обязательно.

Было бы наивно считать, что ЕС надеется на свержение власти белорусского президента посредством выборов. Белорусский парламент может быть сплошь оппозиционный, но это никак не скажется на возможностях А. Лукашенко удерживать власть. Действительно, зачем Западу свергать А. Лукашенко? Он ему еще не раз послужит, как, к примеру, это было в 2008 году.

Ситуация вполне прозрачна и понятна. Официальный Минск, а также некоторые брюссельские чиновники и западные спонсоры белорусской оппозиции стремятся решить задачу получения признанного в мире парламента, чтобы укрепить легитимность самого политического режима. Других целей нет и не может быть. При авторитарном режиме все ресурсы направляются исключительно на сохранение власти одного человека. Это азбучная истина, но ее каждый раз, как ни странно, приходится повторять, так как в белорусском политическом мирке существует традиция игнорировать очевидное. Иначе придется признать, что все действия, связанные с исполнением политического расписания властей, попытки диалога с белорусской правящей группировкой или даже наличие контактов с властями являются ничем иным, как пособничеством режиму.

На политическом поле в условиях авторитаризма нельзя быть «немного за» или «немного против»- это все равно что быть частично беременной , либо ты за режим , либо ты против него. Иных вариантов для людей, профессионально занимающихся политикой в условиях авторитарного режима, просто нет. Обывателю проще, он может нырнуть в политическое «болото» и попытаться абстрагироваться от политики, но политик сразу сваливается на маргинальную обочину. В условиях авторитаризма требуется четкая позиция. Если ее нет, нет и политики, партии, политического деятеля.

Некоторые белорусские «интеллектуалы» пытаются сочинить что-то вроде политического виндсёрфинга, срывая очки на флангах противоборствующих группировок. Идея не новая, и они не первые, кто пытался так маневрировать в условиях авторитаризма и утверждать, что можно пренебречь стратегической целью (свержение режима) и поиграть в тактику (участие в выборах, для, к примеру, проведения агитационной кампании). Аргумент «новаторов» прост: попытка бойкота уже была на рубеже веков и она не удалась. Интересно то, что при этом никто не приводит в пример кампании предвыборной агитации, которые удались, хотя эффект от таких «кампаний», как говорится на лицо: с каждой предвыборной кампанией влияние традиционной оппозиции падает.

Можно ли оппозиции в условиях авторитарного режима провести полноценную информационно-пропагандистскую кампанию, используя относительную политическую либерализацию по примеру осени 2010г.? Автор этих строк со всей ответственностью утверждает, что это невозможно по очень простой причине. Реальная оппозиция авторитарной власти должна бороться за свержение данной власти. Естественно, даже в условиях выборов, вещать на пикетах о свержении А. Лукашенко власть никому не даст. А вот раздача иллюзий об «европейском пути» вполне безопасна и даже полезна властям , учитывая тот факт, что потенциальная угроза режиму имеется только на Востоке. Вот такой парадокс: при принципиально противоположных внутренних задачах и власть, и традиционная проевропейская оппозиция действовать могут , не сговариваясь, заодно.

При этом как-то умалчивают, чем предвыборная либерализация предыдущей предвыборной президентской кампании завершилась печально. А завершилась она 19 декабря 2010 г.

В тоже время не очень понятно, почему проводить кампанию в формате «от двери к двери» в пользу избрания в лукашенковский парламент просто необходимо, а вот проводить кампанию против выборов в лукашенковский парламент, передвигаясь от «двери к двери», является провокацией? Вот интересно, когда в белорусской оппозиции появится тот, кто скажет откровенно: за призыв участвовать в выборах платят, а за бойкот выборов не заплатят ни рубля, т.е. идем туда, где нам платят.

Тогда о какой оппозиции мы говорим? Ведь группировки, выступающие в различных вариантах за участие в парламентских выборах являются, по сути, политическими наемниками и к реальной оппозиции авторитарному режиму не имеют никакого отношения. Их задача во время выборов, помимо легитимизации самого процесса голосования, состоит в том, чтобы призвать народ прийти на избирательные участки. Явка нужна властям. Те из оппозиции, кто призывает «идти не до конца», «воспользоваться процессом», на самом деле призывают обеспечить явку, так как, естественно, у каждой «двери» оппозиционные агитаторы будут призывать электорат не забыть посетить избирательный участок. Что властям и надо… Заявления оппозиции, что вот они готовы сняться с выборов за неделю до выборов, если что-то там власти не выполнят, наивны. Власти, естественно, ничего не выполнят, так как главные дивиденды от участия оппозиции в выборах они и так получат. Все эти игры в политику окончательно закопают противников А. Лукашенко.

Но для чего оппозиция сама идет на выборы? По идее, для того, чтобы получить места в нижней палате белорусского парламента. Наличие оппозиции в белорусском парламенте позволит сменить режим А. Лукашенко? Естественно, нет. Об этом уже говорилось выше. Напротив, появление оппозиционной фракции объективно укрепит положение правящей группировки, поможет ей выйти из международной изоляции.

Сможет ли оппозиционная фракция оказывать влияние на выработку политики белорусского государства? Нет, тоже не сможет, так как авторитарный режим использует демократические институты, включая парламент, в качестве декораций, призванных замаскировать ничем не ограниченную власть одного человека. В Беларуси от парламента ничего не зависит, это псевдодемократическая структура. Кому-то хочется получить место политического клоуна?

Россия

Российский фактор на белорусском политическом поле столь огромен и многогранен, что нет политической силы, которая не пыталась бы им воспользоваться. Стоит напомнить, как белорусская оппозиция, с невиданной прежде активностью приняв участие в предвыборной кампании 2010 года, свой неминуемый провал тут же повесила на Россию, обвинив ее в том, что она , «как всегда» помешала «дожать власти» и «пришла Лукашенко на помощь».

Тем не менее, в 2011 году оппозиция взывала к Москве с призывом спасти политзаключенных на фоне обвинения ее же в поддержке режима. При этом о своей фактической поддержке режима в качестве участия в псевдопрезидентских выборах, говорить как-то не хотели.

В 2012 году все может повториться с точностью до точки с запятой. Оппозиция, как всегда, провалит участие в парламентских выборах, никто не попадет в парламент, предвыборная агитация окажется убогой и маловразумительной, но виновата в провале, естественно, окажется Россия.

Другого не придумают.

Нужен ли России, которая пытается интегрировать Беларусь в свой проект Таможенного Союза – Единого экономического пространства, легитимный парламент в Беларуси? Естественно, нужен, так как плохо, когда один из партнеров по интеграции, скажем так, недостаточно легитимен. Это означает, что оппозиция, по представлениям российского руководства, должна «не мешаться под ногами» и участвовать в выборах. Участие оппонентов режима в предвыборной борьбе заодно демонстрирует, что никакого авторитарного режима в Республике Беларусь нет, так как РФ интегрироваться с авторитаризмом как-то неудобно, да и даже теоретически невозможно. Оппозиция в данном случае и не мешает, послушно идет на очередные выборы, но при этом обижается, что ее не замечают в Москве. Россия, мол, «не растит замену» А. Лукашенко и т.д.

А зачем «растить» и «замечать», если и так все неплохо? Ведь никакой оппозиции в ее истинном значении нет, раз от нее исходит призыв идти на псевдовыборы, где нет реального выбора. Эта оппозиция не мешает интеграции, так как ее влияние мизерно, она фактически не критикует А. Лукашенко за его непрерывные попытки обворовать Россию, близоруко считая, что этим он наносит ущерб исключительно себе, а не белорусскому народу и государству.

Оппозиция остается в русле политики белорусских властей и поэтому Москве нет необходимости нарушать заложенную еще во времена Б. Ельцина традицию невмешательства во внутренние дела друг друга. В данном случае, стоит оговориться, что белорусский президент не всегда этой традиции придерживался. Достаточно вспомнить пиар-кампанию, направленную против Кремля, которую он развернул во второй половине 90-х годов, объезжая российские регионы.

Другое дело, если бы оппозиция выработала свой жесткий план свержения режима, стала бы действительно опасной для А. Лукашенко
. Это продемонстрировало бы не только России, но и ЕС, что позиции пожизненного белорусского президента заколебались, он сталкивается с серьезными проблемами у себя дома и т.д. С такой реальной оппозицией будут разговаривать и даже договариваться, ведь нанять ее, как это сейчас делают западные фонды и АП РБ, было бы невозможно.

Россия не будет искать замену А. Лукашенко, пока он реально не споткнется
. Он это знает и, уповая на свою исключительность, тянет из России все, что может, далеко перекрывая все интеграционные авансы. Действительно, белорусскому президенту можно частично поверить, когда он говорит « я никогда не украду у своего народа» (22.06.2012). Во-первых, у белорусов и красть особо нечего. Во-вторых, крадет А. Лукашенко, причем беззастенчиво и нагло, у соседнего русского народа . Вот это и является главным предметом политической деятельности автора этих строк в России, обеспечивающей его статус персоны-нон-грата в Беларуси.

Белорусский президент тянет из России ресурсы, используя их для упрочения своей власти в республике и для личного обогащения. Возникший в последние десятилетия белорусский олигархат составил свое состояние исключительно на российских ресурсах и российском рынке. Возникает вопрос, почему с этим мирится Россия?

У нее есть выбор? Ей предоставили это выбор белорусский политический класс, белорусская оппозиция или так называемые белорусские «интеллектуалы»? В меру возможностей Москва лупит по вороватым белорусским ручкам, старательно перекрывая очередные схемы наживы на интеграции, двусторонних связях или просто добром отношении, но для того, чтобы проблему А. Лукашенко решить однозначно и безвозвратно, необходима воля белорусского политического класса жить честно, а не наживаться на «схемках». Но таких противников «халявы» что-то в Минске не видно и не слышно, что понятно. Они не найдут поддержки в среде номенклатуры, силовиков, банкиров, директората, да и населения. Как раз наоборот, слышны заявления, что в случае свержения правящего в Беларуси режима, на Россию будет возложена обязанность выплачивать своеобразную контрибуцию за поддержку А. Лукашенко. И эти люди требуют от Москвы поддержки?

Что же делать?

Ничего не делать в пользу властей. Простому человеку просто не ходить на выборы, чтобы не предоставлять властям возможность манипулировать его голосом. Лучший инструмент борьбы с нелигитимными выборами – максимально низкая явка, которую невозможно скрыть. Оппозиции необходимо заняться своей главной задачей: свержением режима. В тактическом плане: провалить парламентские выборы, рассматривая сам факт их проведения референдумом в поддержку А. Лукашенко с заведомо известным результатом.

И надо окончательно размежеваться с соглашателями, видя в них предателей борьбы с режимом, продажную агентуру властей. Рассчитывать, что в рядах соглашателей есть люди, которые не разобрались, наивно. Надо перестать опасаться расколов: их все равно не избежать. Чем ближе к победе, тем больше будет сопротивление и больше противников. Союзники превратятся в попутчиков, затем в отколовшихся, потом – во врагов. Это логика реальной, а не имитированной политической борьбы. Нельзя быть для всех хорошим, центром консолидации и добиться власти. И еще: когда вы объединяетесь с предателями, вы сами становитесь предателем. Неужели не понятно?

Неужели не понятно, что воевать с авторитаризмом невозможно демократическим инструментарием? Это все равно, как польскому улану нападать на немецкий танк в сентябре 1939 года или коммунистам и социал-демократам прямо из концлагерей провалить какой-либо из объявленных Гитлером после 1933 года референдумов (выборов в Германии к тому моменту уже не было). Участие в выборах при авторитаризме сродни подвигу Матросова – оппозиционному активу предлагают лечь на смертоносный пулемет. Кто-то считает, что жертвенность испугает власть? Кто-то сомневается в том, что А. Лукашенко ради власти сможет спокойно вырезать всю Беларусь? Думается, что после 19 декабря 2010 г. никто.

Любой исход выборов для власти А. Лукашенко столь же опасен, как слону дробинка
. Или кто-то думает, что белорусский народ выйдет на площадь и начнет «цветную революцию», требуя ответа, куда ушли его голоса на выборах в псевдопарламент, который ничего не может и никому не нужен? Ответ очевиден.

Молох авторитаризма уничтожает политических противников, перетирая их в лагерную пыль. Судьба четырнадцати политических заключенных остается немым укором тем, кто пытается вновь поиграть с А. Лукашенко в спектакль под названием «парламентские выборы», чем они косвенно способствуют окончательному становлению белорусского ГУЛАГа. За призывами «поучаствовать», «использовать предоставленные возможности донести до народа наши взгляды» скрываются белорусский ОМОН и следователи КГБ. Собирайте подписи, господа, составляйте списки… они очень пригодятся властям.

А. Суздальцев, Москва, 24.06.12

0

69

«Шведское небо»

пн, 09/07/2012 - 07:46

Общая учесть всех хвастунов: рано ли, поздно ли, а все-таки непременно попадешь впросак. (Вильям Шекспир)

Через пару дней после приземления немецкого летчика-любителя Матиаса Руста на Красной площади (28 мая 1987 г.) пожилая вахтерша в аспирантском общежитии, коренная москвичка, сказала автору этих строк: «В войну немца не пускали в небо над Москвой, а сейчас оказалось хуже войны». Это был пример народного мнения, которое ни один серьезный политик не может игнорировать.

Необходимо напомнить, что на общество тех лет большое впечатление произвел тот факт, что к самолету Руста трижды приближались дежурные звенья советских истребителей ПВО, но сбить его не решились. Люди восприняли появление немецкой «Сессны» около Кремля не только как национальное унижение и позор, но и в качестве предвестника тяжелых глобальных проблем, что ожидают Советский Союз, в числе которых оказалась и потеря боеготовности советской армии... До распада СССР оставалось четыре года…

Естественно, при желании в белорусских событиях прошлой недели можно найти прямые аналогии с рейдом Руста, но то, что определенный символизм в том факте, что на следующее утро после военного парада в столице Беларуси над юго-западной окраиной Минска кружил шведский самолет, безусловно, есть. Во всяком случае, у автора этих строк не вызвало восторга появление каких-то летательных аппаратов, прилетающих по своей воле из-за рубежа, в паре километров от его минской квартиры.

Между тем, стоит напомнить, что А. Лукашенко второе десятилетие клянется в обеспечении безопасности республики, уверяет, что мирный труд ее граждан находится под защитой… Более того, 12 февраля текущего года, после почти десятилетней волокиты, глава белорусского государства все-таки подписал соглашение о совместной охране внешней границы Союзного государства и создании Единой региональной системы (ЕРС) противовоздушной обороны. Совместные границы, включая воздушные, как говорится, должны быть на «на замке».

Именно этому, отчасти, и был посвящен состоявшийся 3 июля в белорусской столице военный парад с участием и российских военных.

Парад

Выступая на параде белорусский президент заявил: «Беларусь принимает необходимые меры по созданию целостной и эффективной системы обороны страны, а Вооруженные Силы приведены в соответствие с новыми вызовами и угрозами XXI века». Звучит эффектно, но судя по «шведскому рейду» в воздушное пространство республики, данное заявление А. Лукашенко носит сугубо пропагандистский характер, как, впрочем, и сам парад.

Необходимо отметить, что марш военнослужащих и боевой техники в целом смотрелся неплохо, в стиле позднего СССР и нынешнего Пхеньяна.

Несомненным успехом парада явилось то, что ни одна из единиц боевой техники не заглохла и удачно проехала мимо трибуны, чему присутствующие на параде генералы были несказанно рады.

Авиация продемонстрировала себя более-менее удачно, никто не закувыркался, хотя летели на вовсе не «парадной» высоте. В данном случае подстраховались, что правильно, так как аварии в белорусском небе стали какой-то мрачной традицией.

Пользуясь случаем, хотелось отметить, что все-таки, военный парад должен проходить в центре города: на главной площади, как в Москве или по главному проспекту, как в Париже. Стоящий народ на обочине в принципе далеко не главной столичной магистрали, люди на газонах и косогорах создавали, нельзя отрицать, живописное полотно, но в каком-то сельско-колхозном формате.

Видеосъемка сверху продемонстрировала, что на параде было не более десяти тысяч человек. В высшей степени сомнительно, чтобы милицейские рамки пропустили бы на мероприятие 300 тыс. зрителей (каждый шестой минчанин), как уверяли белорусские официальные СМИ.

Беда в том, что парад из техники 70-80 годов не продемонстрировал боеготовность белорусской армии, а скорее наоборот, запечатлел ее отсталость. Кадры белорусского телевидения с вооруженными фототехникой зарубежными военными атташе свидетельствуют не о том, что военные дипломаты поражены мощью белорусской армии, а скорее об умилении при виде ретротехники.

Появление на трибуне А. Лукашенко и Н. Лукашенко в гражданском платье является позитивным моментом, отвечает запросам времени и настроениям в среде белорусского как политического класса, так и населения. Сомнительно, что до такого шага А. Лукашенко смог додуматься сам. Автор этих строк может сделать только предположение, что форму у отца и брата изъял Виктор Лукашенко, что в принципе правильно, так как на фоне шпаклеванных танков и китайских джипов белорусский генералиссимус и юный мальчик в псевдогенеральском мундире выглядели бы анекдотично.

Особую роль на параде играла техника ПВО, которую комментаторы безудержно расхваливали, как, впрочем, и военнослужащих, ее управляющих. Вспоминали постоянные успехи на учениях на полигоне Ашалук. Беда в том, что буквально через сутки разница между учениями и реальной боеготовностью белорусских ПВО оказалась столь разительной, что парады в Минске можно воспринимать только через призму откровенной показухи. Как выяснилось небо над страной уже не белорусское, а «шведское».

«Шведское небо»

Белорусское руководство избрало самый глупый и трусливый вариант своей реакции на разоблачения в Интернете: отвергать очевидное. Во всяком случае, плюшевых мишек, что были рассыпаны на городком Ивенец (несколько штук оказались и на крышах многоэтажек в Сухарево — одном из районов Минска) тщательно собрали... Но немало народа видело и игрушки и сам самолет. Интернет переполнен видеосвидетельствами полета, которые, при всем желании, смонтировать в таком объеме и в столь широком диапазоне не получится.

Самолет, безусловно, был. Плюшевые мишки «десантировались». Необходимо понять, что стоит за столь, на первый взгляд, почти анекдотичным случаем.

Прежде всего, беспрепятственный пролет одномоторного самолета со стороны Литвы, говорит о том, что, небо над Беларусью с западного направления полностью открыто, не защищено и им, по сути, никто не занимается. Тот же самолет, теоретически, мог не игрушки сбрасывать на головы белорусов, а и что-то гораздо опаснее.

Очевидно, что нет проблем для пролета звена боевых вертолетов с далеко не «плюшевым» десантом или крылатой ракеты. В конце концов, как уже стало вполне очевидно, ничто не мешает появиться в небе над Минском, Дроздами и т. д. беспилотнику любой модификации и с любыми целями, включая боевыми. Для всех подобного рода операций нет никаких преград.

Утверждения о том, что даже если самолет и летал, то у белорусского ПВО не было технических средств для его обнаружения, являются ложными. Всей той технике ПВО, что была представлена на параде 3 июля, вполне по зубам спортивный самолет, который, во-первых, не столь уж мал, а во-вторых, судя по видеоматериалам, летел совсем не на маленькой высоте и вовсе не подстраивался к рельефу. Кроме того, подлетая к белорусской столице, шведы обнаружили, что их уже «видит» минский аэропорт (Минск—1). Гражданская авиация в Беларуси оснащена лучше белорусского ПВО?

Нет никаких сомнений, что шведы летели по проторенной дорожке. Никакой самодеятельностью или желанием выбросить с неба десант плюшевых мишек, чем помочь белорусской демократии, здесь и не пахнет. Как раз наоборот, так демократию не «подбрасывают». Можно утверждать, что в данном случае Минску продемонстрировали, что никакой боеготовности у белорусских вооруженных сил нет и авторитарный правитель республики беззащитен. Это предупреждение.

Безусловно, это не первый пролет над белорусской столицей (скорее всего, уже не раз использовались беспилотники) и экипаж самолета знал, что воздушное пространство республики практически не контролируется. Шведов выбрали, как граждан традиционно нейтрального государства, но было бы странным, если бы за их полетом не следили натовские спецслужбы.

Организаторы были уверены в успехе. Именно по этой причине экипаж даже не брал парашютов. Однако, все было сделано грамотно  и профессионально — в центре Ивенца был выставлен  корректировщик.

В общем, белорусов протестировали на боеготовность и тест «единственный союзник» России блистательно провалил. До центра белорусской столицы самолет — нарушитель не долетел чисто случайно. В сценарий вмешался уже упомянутый минский аэропорт. Экипаж не сомневался, что навигационные службы аэропорта, обнаружив на окраине столицы не отвечающее на запросы воздушное судно, обязательно свяжутся с ПВО и тут же повернули назад.

Можно сделать предварительный вывод: События в белорусском небе 4 июля 2012 года говорят о том, что белорусы проспали свое 22 июня.

Удар по России

Между тем, вся идеология белорусского государства во главе с пожизненным президентом А. Лукашенко построена на утверждении, что мир и покой в республике находится под неусыпным контролем и защитой белорусских вооруженных сил, укрепляющих свою боеготовность в содружестве с Россией. 3 июля, А. Лукашенко об этом содружестве упомянул непосредственно на параде: «Мы осуществляем военное строительство, направленное на повышение оборонного потенциала Союзного государства. Успешно функционирует совместная группировка войск России и Беларуси в Восточно–Европейском регионе, а для охраны воздушных границ создана единая система противовоздушной обороны». (http://www.sb.by/post/133063/).

12 апреля 2012 г. , выступая перед депутатами белорусского парламента, А. Лукашенко заявил, что Беларусь сделала выводы из событий в Ливии и республике следует «создать более сильный щит противоракетный» (http://udf.by/news/main_news/print:page … chita.html). Тот же источник ( udf.by) отмечает, что «в основу ПВО Беларуси изначально была заложена идея организации из разнородных сил и средств ПВО (дальнего, среднего и ближнего действия) эшелонированной по дальностям и высотам группировки, предназначенной для отражения воздушного нападения с применением большого числа крылатых ракет. Создание работоспособной системы управления войсками позволило всем разнородным элементам, включенным в состав комплексной системы ПВО, эффективно функционировать как единое целое. В качестве технической базы для построения органа управления, способного решать задачи такой степени сложности, была использована автоматизированная система (АСУ) типа "Бор", претерпевшая уже ряд модернизаций. Заложенные в АСУ "Бор" технические и программные решения позволяют ей успешно функционировать в составе региональной системы ПВО Беларуси и России» (там же)

Остается спросить, где и как работает эта «региональная система ПВО Беларуси и России»? Где эти АСУ «Бор» и сколько они выпили после очередного парада?

На самом деле, проблема не просто в том, что фактически нет никакого белорусского ПВО, а в том, что полет шведов продемонстрировал всю иллюзорность одного из основного фактора российско-белорусской интеграции – военно-стратегического.

А. Лукашенко не раз заявлял, что Беларусь находится на оперативном направлении на Москву, что белорусы, в случае конфликта, готовы «лечь под танки» агрессора, что между границами блока НАТО и столицей России нет ничего, кроме белорусской армии и белорусского противовоздушного щита. При этом не раз утверждалось, что замены Беларуси в обеспечении западных рубежей России нет, а создание некого подобия альтернативы белорусскому «рубежу» потребует от Москвы инвестиций в десятки миллиардов долларов США.

При этом белорусская пропаганда, тщательно создавая миф о «самой современной ПВО» в Европе и «самой боеспособной армии» на континенте, тщательно замалчивала тот факт, что Россия, воспринимая в должной мере роль белорусского направления, все-таки постепенно проводила и проводит политику лишения Минска монополии в данной сфере.

Постепенно были построены и начали работать новейшие РЛС в Ленинградской области и под Павлодаром, усилилось внимание к Калининградской области, которая расположена гораздо западнее Беларуси и, по сути, представляет собой военно-стратегический плацдарм России в Центральной Европе. Части ПВО, размещенный вокруг Москвы и, по традиции, являющиеся самыми боеспособными в РФ, получили на вооружение ЗРК С-400 Триумф, который, правда, еще требует доработок.

Однако вошло в традицию утверждать, что военно-стратегическое значение белорусского «плацдарма» огромно и не подлежит каким-либо сомнениям. Именно аспект обеспечения безопасности был одним из ведущих при учреждении Союзного Государства России и Белоруссии, он открывал для Минска возможности в получении из России военной техники по внутрироссийским ценам, предоставлял право настаивать на поставках новейших образцов вооружения и даже поднимать вопрос о выравнивании материального обеспечения военнослужащих двух стран за счет, естественно, России.

Однако, вряд ли российской стороне не известна реальная боеготовность белорусской ПВО. Косвенно это ощущается. Периодически проводимые белорусскими официальными СМИ информационные кампании о готовности России поставить в РБ новое поколение ЗРК (как, впрочем, и ракетный комплекс «Искандер»), были призваны создать обстановку, при которой Москве было бы уже просто неудобно отказать «единственному союзнику». На самом деле эти информационные «вбросы» только демаскировали попытки официального Минска получить из России новейшие оборонные технологии и, судя по всему, выгодно перепродать.

Что в итоге?

Белорусские СМИ молчат, как рыбы. Молчит и президент А. Лукашенко. Реакция официального Минска понятна, так как всегда неприятно, когда окажешься в положении голого короля. Проблема для властей еще в том, что и свалить ведь не на кого…

Непонятно, что отвечать Москве, в которой «шведский рейд» на белорусский День независимости, безусловно, не остался незамеченным. Между тем, российское руководство традиционно тратит на поддержку белорусского государства и, как следствие, на сохранение его обороноспособности, миллиарды долларов. Куда уходят эти деньги? Ведь, в принципе, ничего не мешало этим шведам долететь и до Смоленска, как говорится, до аэропорта Северный. Дальше бы все равно не пустили. Вокруг Москвы на десятках аэродромах размещена авиация ПВО, работают четыре гражданских аэропорта, в воздухе сейчас, в летний период, день и ночь барражирует целый флот частной авиации. Весь этот воздушный «винегрет» неплохо контролируется. На фоне московского неба белорусское небо пустынно. Никакой проблемы контроля нет.

Как быть с защитой строящейся АЭС, которая расположена практически на границе Литвы? Что с ней делать, когда станция будет построена и загружена ядерным топливом?

В Беларуси находятся два российских военных объекта, которым также необходимо прикрытие с воздуха. Можно ли в данном случае положиться на белорусов? «Шведский рейд» дает вполне определенный ответ: нельзя.

Поражает присущий белорусским властям особый формат чиновничьей неадекватности. Трусливое отрицание очевидного ставит белорусские власти в весьма незавидное положение. Поражает то, что не могут найти даже более-менее правдоподобной версии, чтобы не оказаться в роли оправдывающегося .

В сентябре 1983 года около южной оконечности Сахалина был сбит южнокорейский лайнер. Пока он пролетал над Камчаткой и Сахалином последовательно активизировались все системы ПВО северо-востока СССР, что позволило США сканировать их работу в боевом режиме. Такое «вскрытие» ПВО нанесло огромный ущерб обороноспособности страны и потребовало серьезных усилий для закрытия образовавшейся «дыры».

В конце концов, белорусские военные могли заявить, что самолет видели, но не считали его непосредственной угрозой, а скорее провокацией, способной обеспечить соответствующим структурам НАТО возможность сканирования работы белорусской ПВО. Многих бы такое объяснение устроило, за исключением, конечно, специалистов. Но не о них, в данном случае, речь… Проблема в том, что данное заявление было бы уместным, пока самолёт еще находится в воздухе. Но для этого его надо «видеть», а не спать в шапку. Понятно, что сейчас, после глупых заявлений МО и пограничников, «поезд уже ушел»…

На пятый день после «шведского рейда», позиция Минска «по умолчанию», ставит в сложное положение уже Москву, для которой наличие объединённой с Республикой Беларусь ПВО является одним из свидетельств реальной военной интеграции на постсоветском пространстве. Более того, объединенная российско-белорусская система ПВО считается образцом для подражания в рамках ОДКБ. Однако после беспрепятственного появления в белорусском небе Карлсонов с пропеллерами на спине, трудно понять, чему подражать?

А. Суздальцев, Москва, 08.07.2012

0

70

Сменит ли Евразийский экономический союз Союзное государство?

16/07/2012 - 10:15

Материал для Российского Совета по Международным Делам, http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=604

Судьба Союзного государства Белоруссии и России продолжает волновать российский и белорусский политические классы. С появлением интеграционного проекта Таможенный союз – Единое экономическое пространство (ТС–ЕЭП), который к 2015 г. должен быть преобразован в Евразийский экономический союз, вопрос о будущем российско-белорусского государственного образования приобретает особую значимость.

Союзное государство Белоруссии и России занимает уникальное место в ряду интеграционных проектов на постсоветском пространстве, представляя собой единственную попытку политической интеграции среди стран-членов СНГ. В декабре 1999 г. было продекларировано создание своеобразного государственного образования с собственной конституцией (конституционным актом), исполнительной, законодательной и судебной властями, единым гражданством, вооруженными силами и валютой.

К сожалению, далеко не все удалось сделать, но позитивным результатом можно считать принятие солидного социального пакета, уравнивающего права граждан двух республик при получении медицинской помощи, доступе к рабочим местам и т.д. на территории Союзного государства. В рамках проекта существуют региональная группировка войск двух стран, объединенная группировка войск ПВО РФ и РБ, проводятся совместные войсковые учения на важном для нас западном направлении. Действует ряд союзных программ, которые оказывают существенную поддержку наукоемким белорусским производствам, растет союзная собственность.

Белорусские власти уверены в успехе проекта Союзного государства. 31 мая 2012 г. А. Лукашенко, встречая президента России В. Путина, прибывшего в Минск с первым визитом после инаугурации, заявил: «Сегодня мы можем констатировать, что на постсоветском пространстве не существует более продвинутого интеграционного объединения, чем Союзное государство. И миллионы людей ощущают реальную отдачу от этого… наши наработки в рамках Союзного государства стали фундаментом для формирования и Таможенного союза, и Единого экономического пространства».

Во время своего майского (2012 г.) визита в Минск российский президент публично Союзное государство не упомянул. Это и понятно: проект не оправдал надежд российского руководства и лишь частично воплощен в жизнь. В реальности Союзное государство не достигло уровня интеграции Евросоюза – у него нет исполнительного органа, чьи решения были бы обязательны на территории России и Белоруссии, нет должного согласования экономической политики, нет единой валюты и т.д. В то же время «цена» интеграции с Минском оказалась для России непозволительно высокой.

В создании ТС–ЕЭП учитывались, скорее, не «наработки» Союзного государства, а ошибки, допущенные при стимулировании российско-белорусской интеграции. Проблема здесь не только в том, что размеры стран и их экономический потенциал отличаются на два порядка, а политические режимы и экономические системы не совпадают, но и в том, что заявленные цели создания Союзного государства стороны понимали по-разному.

Лозунги в обмен на ресурсы

В основе белорусского предложения об интеграции с Россией лежала вполне практичная задача обеспечения экономической независимости молодой республики, что не исключало в перспективе и политических решений, выгодных для белорусского руководства. Но главным было получить неограниченный доступ к российским энергоносителям и российскому рынку.

Российско-белорусская экономическая интеграция остановилась на этапе таможенной зоны, которую запустили в 1995 г. Москва и Минск не смогли договориться о формировании наднационального органа для управления таможенной зоной. Кроме того, не удалось унифицировать таможенные пошлины. По этой причине белорусская часть российско-белорусской таможенной зоны очень быстро, уже в 1996 г., оказалась огромным контрабандным терминалом.

На этом этапе экономическая интеграция в рамках Союзного государства была остановлена, стороны так и не продвинулись к более глубоким формам интеграции, но Белоруссия сохранила доступ к российскому рынку, оградив свой рынок целой системой нетарифных ограничений.

Энергетика и Союзное государство

В основе союзных соглашений между Россией и Белоруссией всегда были газ и нефть. В экономическом плане Союзное государство в основном и создавалось для того, чтобы обеспечить России стабильный транзит энергоносителей на рынки ЕС. Помимо политической интеграции обеспечение России стабильного транзита в обмен на энергетические субсидии являлось главной экономической целью российского руководства. Со своей стороны, Белоруссия всегда стремилась стать посредником по перепродаже российской сырой нефти и нефтепродуктов на европейские рынки.

Формат Союзного государства оказался политическим обоснованием для создания сложной системы энергетических преференций и субсидий со стороны России, которые к 2007 г. достигли 7 млрд долл. в год. В рамках этих субсидий Белоруссия второе десятилетие получает газ по самой низкой в Европе цене (в среднем в 3 раза дешевле по сравнению с Польшей и в 2–2,5 раза – по сравнению с Украиной). Почти десять лет действовал белорусский нефтяной офшор, в который ввозилась российская нефть по «союзной цене», а экспортировались полученные из нее нефтепродукты по мировой. Стоит напомнить, что белорусский экспорт на европейские рынки (от 51% до 59% всего объема) состоит исключительно из нефтепродуктов и калийных удобрений (белорусский природный ресурс).

Постоянная энергетическая поддержка со стороны России, призванная содействовать глубоким структурным реформам в белорусской экономике, на самом деле способствовала консервации постсоветской экономической модели, основанной на энергетическом иждивенчестве. В итоге к началу XXI в. белорусская сторона считала, что она решила свои основные задачи в интеграционном процессе с Россией, заменив последовательный процесс экономической интеграции эскалацией дотаций с российской стороны.

Российское руководство, в свою очередь, пыталось вывести проект Союзного государства из стадии стагнации. Для этого использовались как экономические (с 2007 г. повышались цены на поставляемые в республику энергоносители), так и политические рычаги. Россия стремилась ускорить экономические реформы в республике единой валютой, вопрос о введении которой до сих пор остается актуальным. Однако создать систему, при которой потребность в скорейшей политической интеграции стимулировала бы экономическую интеграцию (вводом, к примеру, единой союзной валюты) и наоборот, не удалось.

Несмотря на формальное сохранение союзных отношений, страны продолжали жить своей жизнью, их экономические и политические системы с каждым годом все больше отличались друг от друга. Особенно наглядно эти процессы проявились во внешней политике, которую в рамках Союзного государства так и не удалось сделать реально союзной.

Белоруссия демонстративно не поддержала Россию во время российско-грузинской войны. В дни ожесточенных боев за Цхинвал в Минске была проведена неделя грузинского кино. После 2008 г. сложилась нетерпимая ситуация, когда одна часть Союзного государства признала независимость Абхазии и Южной Осетии, а другая – открыла свои границы для граждан Грузии и предоставила им безвизовый коридор на территорию России. А. Лукашенко пообещал признать новые закавказские республики, но затем отказался от своих слов.

В 2009 г. Белоруссия, оставаясь в рамках Союзного государства, вошла в европейскую программу «Восточное партнерство». В 2009–2010 гг. белорусские власти организовали ряд антироссийских провокаций на европейском направлении, демонстрируя желание поменять свою геостратегическую ориентацию с Союзного государства на Евросоюз.

Уже с 2007 г. российское руководство, убедившись, что интеграционный проект с Белоруссией зашел в тупик, стало постепенно снижать финансово-ресурсную поддержку Белоруссии. Это сразу же привело РБ к тяжелым экономическим кризисам 2007 и 2011 гг. Кризисы продемонстрировали, что республика не может существовать без постоянной экономической поддержки со стороны России, что привело к новому росту дотаций.

Несмотря на увеличение товарооборота между странами в январе–декабре 2011 г. до 38607,6 млн долл., отрицательное сальдо внешней торговли для Белоруссии оказалось огромным (почти 28%). Республика по-прежнему наращивает импорт российских энергоносителей (60–65% от всего объема товарных поставок в РБ), выработанные из российской нефти нефтепродукты обеспечивали до 44% экспортной выручки республики.

Новый шанс

С вступлением в 2010 г. Республики Беларусь в Таможенный союз, а с 1 января 2012 г. в Единое экономическое пространство, Белоруссии был дан второй шанс принять участие в новом интеграционном процессе, инициированном Россией. Но для этого Минску пришлось пожертвовать частью Союзного государства – российско-белорусская таможенная зона растворилась в Таможенном союзе «тройки» – России, Белоруссии и Казахстана. Российско-белорусская политическая интеграция, т.е. само Союзное государство, лишилась своей экономической составляющей.

Ошибки, допущенные при создании российско-белорусской таможенной зоны, были учтены при формировании Таможенного союза, но лишь частично. Таможенный союз получил наднациональный орган (Таможенную комиссию), единый таможенный кодекс и унифицированные таможенные пошлины, но контроль с российско-белорусской границы исчез, и сейчас западную таможенную границу России фактически обеспечивают белорусские пограничники со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Белоруссия получила за вхождение в ТС–ЕЭП огромные финансово-ресурсные авансы на общую сумму 8 млрд долл.: кредит в 3 млрд долл., неограниченный доступ к российской нефти и российско-казахстанскому рынку. Однако республика не торопится выполнять соглашения по ЕЭП, подписанные и ратифицированные в декабре 2010 г. Белорусское руководство стремится сохранить в рамках ЕЭП свой экономический анклав, повторив траекторию Союзного государства.

С появлением ТС–ЕЭП Союзное государство превратилось в переговорную площадку для получения от Кремля все новых дотаций и преференций. Учитывая сложную внутриполитическую ситуацию в Белоруссии, Россия, сохраняя Союзное государство, фактически берет на себя перед мировой и российской общественностью ответственность за политические репрессии в этом государстве. Даже с учетом важности военно-стратегических интересов России на западном направлении, где помимо Белоруссии у России есть Калининград, трудно определить баланс позитивных и негативных сторон такого противоестественного союза.

Безусловно, ни белорусская сторона, которая заинтересована в сохранении особых двусторонних отношений с Москвой, ни российская сторона, имеющая благодаря Союзному государству потенциальный рычаг влияния на А. Лукашенко, не проявят инициативу по ликвидации этого странного государственного образования. Однако, привлекая Белоруссию к участию в новом проекте, необходимо иметь в виду, что ее интересы в интеграции не изменились. Республика Беларусь не может без интеграции существовать, но и полноценно участвовать в ней она не в силах.

Сможет ли вписаться Союзное государство в структуру Евразийского интеграционного проекта, покажет время. Как отмечал госсекретарь Союзного государства Г. Рапота, «удастся ли сохранить его [СГ] место в интеграционной матрешке, будет зависеть как от политической воли глав государств, так и от нашей исполнительности».

В то же время Союзное государство остается своеобразным социально-политическим «мостом» между Россией и Белоруссией, сохраняя чувство сопричастности и добрососедства. Накопленный потенциал совместной работы, который, к сожалению, благодаря целому комплексу политических и экономических проблем, не всегда мог быть реализован, обязательно будет востребован не только в многосторонних интеграционных проектах на постсоветском пространстве, но и в двусторонних отношениях.

А. Суздальцев

0

71


МИНСКИЙ ЦИРК


Hелегко обpести дpуга. Еще тpуднее потеpять вpага... (Народ)

18 июля 2012 года Дмитрий Медведев в ранге российского премьера посетил белорусскую столицу. А. Лукашенко, который, хоть и извинился за июньскую 2010 г. выходку в резиденции Д. Медведева, естественно, сохранил «особое отношение» к третьему президенту России. По этой причине белорусский президент не мог удержаться от возможности назидательно напомнить Д. Медведеву о его сегодняшнем статусе: «Это очень важно, что вы начали свою старую новую жизнь в политике с Беларуси, с проведения очень важного мероприятия (Союзный совмин – А.С.)». Однако это не помешало А. Лукашенко приступить к своему традиционному, в отношениях с Москвой, делу: просить деньги.

Зачем Москве Союзный совмин?

Вопрос о деньгах был приоритетным для белорусской стороны. Как отмечал автор этих строк в статье «Сменит ли Евразийский экономический союз Союзное государство»: «С появлением ТС–ЕЭП Союзное государство превратилось в переговорную площадку для получения от Кремля все новых дотаций и преференций». (http://www.politoboz.com/content/smenit … osudarstvo), что и подтвердилось со всей очевидностью в проведенном 18 июля в Минске Союзном совмине.

Для чего приезжал Д. Медведев? Не касаясь утвержденной повестки дня, которая все-таки носит в немалой степени традиционный и формальный характер, в российско-белорусских отношениях есть ряд тем, которые весьма сильно беспокоят Москву. Их перечень обширен и, к сожалению, не имеет тенденции к сокращению, а только растет год от года.

Прежде всего, российское руководство продолжает беспокоить уклонение белорусского руководства от выполнения как подписанных и ратифицированных соглашений по созданию Единого экономического пространства, так и условий получения кредита АКФ ЕврАзЭс.

Необходимо напомнить, что основной частью соглашений о выделении кредита является проведение приватизации в объеме 2 - 2,5 млрд. долларов в год. Если в прошлом году это условие Минску удалось выполнить, продав 50% акций ОАО «Белтрансгаз» (цена, безусловно, завышена), то в 2012 году процесс приватизации был остановлен. Так что вряд ли у белорусского руководства были какие-то сомнения насчет истинных целей поездки Д. Медведева в Минск. Российский премьер ехал обсуждать продажу «Беларуськалия».

Стоит напомнить, что в 2011 году, в разгар белорусского экономического кризиса, когда встал вопрос о выделении кредита Беларуси, А. Лукашенко не скупился на обещания. В их перечень входила и приватизация «Беларуськалия». Белорусские эксперты совершенно справедливо отметили символический характер визита А. Лукашенко в Солигорск за сутки до появления Д. Медведева в Минске.

Всем известно, что 31 мая 2012 российский и белорусский президенты согласовали переговорный процесс перед выделением четвертого транша АКФ ЕврАзЭс, так как ситуация стала просто неприличной: третий транш получен фактически на безусловной основе – «подарок».

Более того, вряд ли российское руководство не отдавало себе отчет в том, что белорусский партнер явно «вошел во вкус» и настроен и далее получать транши без каких-либо обязательств. Одним из индикаторов данного настроя официального Минска стало прозвучавшее через три недели после российско-белорусского саммита (25 июня 2012 г.) заявление посла РБ в РФ Андрея Кобякова от том, что выдвинутое ранее одно из условий предоставления Беларуси кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭС - по приватизации госсобственности на 2 млрд. долларов – «уже потеряло свою актуальность». Причем аргументация белорусского посла была весьма своеобразной: «У нас по итогам четырех месяцев положительное торговое сальдо, чего не было с 2005 года... Стороны (Россия и Белоруссия – А.С.) договорились, что будет произведена корректировка условий для предоставления четвертого транша. Такой кампанейщины, что нужно срочно что-то продать, такого условия нет» (http://telegraf.by/2012/06/kobyakov-pri … e-aktualna).

Во-первых, все-таки, посол явно преувеличивает договоренности от 31 мая. Корректировка условий предоставления кредита возможна, но явно не в сторону облечения для получателя кредитов.

Во-вторых, естественно, по белорусской традиции А. Кобяков не объяснил, откуда взялось в 2012 году у Беларуси положительное сальдо внешней торговли. Между тем, это сальдо возникло в немалой степени благодаря российским же энергетическим субсидиям и открытому доступу белорусской стороны к российской нефти по внутрироссийской цене. Как раз эти-то рукотворные условия имел в виду В. Путин, говоря за пять дней до Союзного совмина, о природе экономического роста в Беларуси: «… наши расчёты показывают, что Беларусь только за счёт понижения цен на энергоносители при присоединении к Таможенному союзу при его создании получила плюс 16 процентов ВВП» (http://afn.by/news/i/169533).

Белорусскую сторону не смутил возникший парадокс: Россия под эгидой АКФ ЕврАзЭс предоставляет Беларуси на определенных условиях кредит. Одновременно, Москва вводит в пользу Минска целый ряд энергетических субсидий и преференций. И там и там деньги (кредит – субсидии), что позволяет белорусского руководству утверждать, что условия кредита можно уже не выполнять, так как деньги от России и так получены благодаря российской нефти. Что это? Или нет понимания того, что оба процесса взаимосвязаны или белорусская сторона просто морочит голову Москве? Ведь допуск Минска к нефти по внутрироссийской цене как раз и должно облегчить проведение в республике экономических реформ, составной частью которых является приватизация. Однако Минск считает, что вместо того, чтобы идти к стоматологу, проще глотать анальгетики.

Более изощренного примера иждивенческого мышления белорусской номенклатуры найти трудно. Так поступают малолетние школьники – двоечники, когда получают новогодний подарок до Нового года и у них мгновенно пропадает желание тянуться к хорошим оценкам за первое учебное полугодие. Конфетки уже получены.

Понятно, что столь демонстративное «непонимание» белорусской стороной ранее обусловленных договоренностей с Россией в очередной раз обеспокоило Кремль. Тем более, что недалек момент получения Минском нового, уже четвертого транша кредита. Нельзя сказать, что для Москвы недоговороспособность Минска является какой-то новостью. Но необходимо учитывать, что вхождение РБ в интеграционный проект ТС – ЕЭП сопровождался весьма крепкими обязательствами белорусского руководства. Минску в Москве решили в очередной раз поверить. Однако, сколько волка не корми…

Ситуация с растворителями-разбавителями оказалась весьма красочной иллюстрацией имиджа лукашенковской Беларуси о котором говорил белорусский президент 2 июля в преддверии Дня независимости: «Запомните, наша страна — островок честности и справедливости. Так не только я оцениваю ее. Не только вы ее так оцениваете. Ее так оценивают далеко за тысячи километров от наших границ. И мы ни в коем случае, я, прежде всего, не должны испортить этот имидж честной и порядочной страны» (http://www.sb.by/post/133064/).

Имидж «честной и порядочной страны»

Контрабандная деятельность Минска в 2012 году приобрела открыто демонстративный характер, что в очередной раз поставило под вопрос эффективность каких-либо соглашений с Минском, который видимо на генетическом уровне не может честно работать с партнёрами.

Уклонение Минска от выплаты экспортной пошлины за поставленные в Евросоюз бензин и дизельное топливо (кризис с растворителями) уже поставило Москву в весьма двусмысленное положение на рынках ЕС. Белорусские нефтепродукты, оказавшиеся вдруг растворителями и разбавителями, что не мешает их вполне успешно заливать в бензобаки в странах Европы, фактически подрывают экспортную политику российских нефтяных компаний. Получается, что Москва, идя на энергетические преференции Минску, не только несет бюджетные потери, но и наносит ощутимый ущерб российскому бизнесу.

Столь же нетерпимой оказалась ситуация, складывающаяся в рамках военно-стратегического партнерства/сотрудничества между Россией и Беларусью.

Стоит отметить, что Минск тратит немало сил на пропаганду своего военного потенциала, объявляя белорусскую армию первым рубежом российской безопасности. Однако оказалось, что ПВО республики практически не существует. Сколько не награждай офицеров ПВО, которые во второй половине XXI века, как в 1930-начале 1940-х годов, вынуждены контролировать воздушное пространство республики на слух, и с помощью биноклей, сколько не блокируй появление единого командования общей системы ПВО РФ и РБ, от общеизвестного факта не уйти – на границе между Беларусью и ее западными соседями баражирует целый флот малой авиации, занятый переброской контрабанды и нелегальных мигрантов. Это не является новостью для белорусских властей. Было бы наивным считать, что белорусские пограничники не причастны к создавшемуся положению… Как говорится, только бизнес, ничего личного.

Это только часть вопросов, на которые Москве хотелось бы получить от белорусского руководства внятные ответы. Можно утверждать, что визит Д. Медведева в Минск был вполне назревшим. Стоит напомнить, что для А. Лукашенко третий российский президент является одним из самых неудобных партнеров для переговоров.

Медведев не Путин

Дело не во внешних отличиях двух лидеров современного российского государства. Стоит отметить, что это люди разных цивилизаций и разного подхода к делу, что, между прочим, не означает, что Путин и Медведев не находят общий язык. Более того, они прекрасно дополняют друг друга, на чем и основывался применяющийся до 2012 г. к связке «Путин – Медведев» политический термин «тандем».

Кстати, необходимо напомнить, что практически весь президентский срок Д. Медведева белорусское руководство забавлялось многочисленными аналитическими справками и докладами, живописующими «склоки» внутри правящего тандема.

Нынешний четвертый президент России остается мастером политического маневра, он с удовольствием ставит политические ловушки и западни, а также использует политические «засады» и т.д. В свою очередь Д. Медведев при всей своей демонстративной лояльности и гибкости, имеет целый набор очень четких взглядов и убеждений, которые он может аргументировать в хорошем, можно сказать академическом формате. Внешне Д. Медведев более настойчивый и оперативный, чем В. Путин. Он не будет, как нынешний президент России, «лежать» в «засаде» годами и ждать удачного момента. Белорусскому президенту в 2010 году пришлось познакомиться с политическим темпераментом третьего президента России и, думается, А. Лукашенко ничего не забыл. Как, впрочем, и Д. Медведев.

Деньги

Позиция официального Минска проста и понятна. Белорусскому руководству нужны деньги и только деньги. Буквально в каждом вопросе повестки дня Союзного совмина выискивались зацепки для получения еще больших финансовых субсидий. Между прочим, вступление России в ВТО, безусловно, сказалось на тематике визита Д. Медведева, вызвав у белорусского руководства прилив надежд на возможность вытянуть у Москвы новый вариант компенсации за свою производственную и технологическую убогость.

Стоит отметить, что Москва, безусловно, избаловала Минск, где привыкли смотреть в руки каждому высокому гостю из России: «А где подарки?». Так получилось 31 мая с В. Путиным. Не раз получалось и в предыдущие 18 лет президентства А. Лукашенко, однако подобного не случилось 18 июля т.г. Д. Медведев денег не привез и не обещал. Более того, в свойственной третьему российскому президенту веселой и непосредственной манере, Медведев принялся задавать неприятные вопросы о растворителях, ПВО, молочных реках, сравнимых с экспортом Голландии и Дании вместе взятых и т.д. И самое главное: Д. Медведев напомнил, что авансы закончились, пора выполнять обещания.

Традиционная тактика белорусской стороны: бесконечно тянуть и обещать, по каждому вопросу создавать группы и группки, комиссии и комитеты с бесконечными совещаниями и согласованиями, а в это время вытягивать из России всеми силами деньги, ресурсы и технологии, в данном случае не сработала. А. Лукашенко был вынужден разводить руками и искать виноватых среди подчиненных. Впрочем, этим же занялся и М. Мясникович. Кто-то оказался крайним за два миллиона тонн (!) контрабандного бензина и дизельного топлива, вывезенного под видом растворителя («если нарушения были, то лица, нарушившие, должны понести наказание, а экономические интересы должны быть восстановлены» Д. Медведев ), неведомые бюрократы опять не дают создать российско-белорусский автохолдинг на базе КАМАЗа и МАЗа («В период переговоров не принято раскрывать карты, но я считаю, что его (холдинга) создание находится в продвинутом состоянии, многие вопросы согласованы, многие - подлежат уточнению… Я надеюсь, что этот вопрос будет в короткий срок завершен» Д. Медведев), все в тумане в отношении провала белорусского ПВО («расследование идет») , куда-то снова, в море огромных цифр и цен «уплыл» «Беларуськалий», который, судя по всему, скоро может остаться в пресловутой Белорусской калийной кампании в гордом одиночестве… А ведь под обещание приватизировать «Беларуськалий» А. Лукашенко в 2011 г. получил кредит… Зачем брал, если не намеревался выполнять обещанное? Ведь нельзя постоянно брать, ничего не отдавая…

Попытки А. Лукашенко скрыться за «рыночной ценой» белорусских производственных активов никого не обманут, так как «рынок» у белорусского президента уж очень односторонний («Не стоит забывать, что любая сделка может представлять интерес только в том случае, если она основана на реальных рыночных подходах. Невозможно, продать что-то, если никто не желает это покупать. Поэтому при формулировании приватизационных условий, если, конечно, дойдет дело, я не знаю окончательные планы белорусского государства на сей счет, мне кажется, нужно ориентироваться не только на значимость того или иного актива для Беларуси, но ориентироваться и на реальную рыночную конъюнктуру» Д. Медведев – цитирование по АФН)

В итоге, Д. Медведев заявил: «Я считаю, что нашим белорусским друзьям давно пора принимать соответствующие решения, другое дело, что это, конечно, необходимо делать, сообразуясь с интересами белорусского государства, белорусского народа», что наводит на грустные мысли, так как проблема в том, что белорусское руководство свою иждивенческую по отношению к России позицию как раз и прикрывает интересами белорусского народа, где последний выступает в роли коллективного заложника А. Лукашенко. К сожалению, российское руководство, сохраняя добрые чувства к белорусскому народу, не понимает, что официальный Минск играет на них, решая свои, узко олигархические и даже семейные проблемы сохранения власти и пополнения зарубежных счетов в офшорах.

Проблема, между тем, становится глобальной. Белорусская сторона продолжает жить в каком-то XIX-XX веке, ища себя в посредничестве между Востоком и Западом, добиваясь доступа к ресурсам, чтобы их тут же перепродать и набить карманы в духе какой-то местечковой психологии. Об этом очень образно сказал Д. Медведев: «…нужно, чтобы долгосрочные экономические отношения между Россией и Белоруссией основывались не только на поставках из России в Беларусь и наоборот тех или иных товаров, а на совместных проектах, проектах именно интеграционного порядка». Проблема только в том, что на самом деле Беларуси не нужна интеграция, не нужны российские активы на белорусской территории, а нужны только российские деньги и ресурсы. Москва толкует о совместных проектах – Минск о нефти, газе, молоке и деньгах. Стороны не видят и не слышат друг друга. Они живут разными интересами и в разных цивилизациях.

В ходе Союзного совмина было подписано очередное соглашение о начале строительства в республике АЭС (Генеральный контракт), что стало интересной традицией, так как буквально на каждой встрече лидеров двух стран подписываются очередные соглашения о Белорусской атомной электростанции. Возможно, что начнут строить… Возможно белорусская сторона воспользуется «атомным кредитом»…

А пока надо как-то дожить до сентября, провести выборы… Нужны деньги!

Позиция А. Лукашенко, когда он ничего не знает, не слышит и не видит, стремится уклониться от решения сложных как экономических, так и политических проблем в отношениях между Россией и Беларусью или, как было 18 июля, срочно ищет «стрелочников», не только бесперспективна, но и опасна для его власти. Как говорится, в декабре 2010 года так не договаривались.

Понятно, что в итоге стороны остались недовольны друг другом. Уже после Союзного совмина А. Лукашенко обрушился на иностранные, прежде всего, российские банки, обвинив их в шпионаже, а скорее в нежелании кредитовать белорусскую экономику в нужных для властей объемах. В кабинете белорусского президента появилась Председатель Национального банка Н. Ермакова, лично у которой всегда все хорошо, но из-за плеча которой выглядывает знакомая всем нам физиономия Петра Прокоповича… Проблемы не решаются, проблемы накапливаются…

Дмитрий Медведев, покидая Минск разместил в своем блоке фотографию здания государственного цирка в Минске, не сопроводив его какими-либо комментариями (https://twitter.com/MedvedevRussia/stat … 7449482240). Данный, о многом говорящий жест российского премьера, уже активно обыграли Интернет-СМИ. А ведь действительно, никуда цирк не уехал и все клоуны, хоть и заметно постаревшие, на своих местах. Представление продолжается.

А. Суздальцев, Москва, 24.07.12

0

72

Молчание - золото

…Я вот думаю, что сила в правде. У кого правда - тот и сильней. Вот ты обманул кого-то, денег нажил, и чего, ты сильней стал? Нет - не стал! Потому что правды за тобой нет! А тот, кого обманул, за ним правда. Значит, он сильней (к-ф «Брат-2»).

Обман

Сильной власти лгать нет необходимости. Даже наоборот. Тяжелые испытания и так называемые обстоятельства непреодолимой силы для власти обеспеченной ресурсами и доверием населения никогда не являются катастрофой, а только экстремальной ситуацией, предоставляющей возможность продемонстрировать свою компетентность и оперативность. Открытость и решимость, а главное, способность властей решить возникшие проблемы демонстрируют востребованнось и незаменимость данного политического режима, укрепляют его легитимность, способствуют его популярности и устойчивости.

Однако, если руководство страны, вместо честного и открытого разговора о возникших проблемах, откровенно лжет, следовательно, оно не имеет достаточной легитимности, доверия населения, ресурсов и элементарно паникует. Оно боится потерять власть, считая, что как в теории «домино» любой, даже малозначительный повод приведет к цепной реакции провалов, что в итоге развалит всю созданную систему контроля над страной.

История с прорывом шведского самолета к пригородам белорусской столицы (4 июля 2012) оказалась своеобразным тестом белорусских властей на политические адекватность и готовность брать на себя ответственность. Однако, три недели обмана, фальшивого спокойствия руководства республики, а также поражающей по своей наглости лжи официальных публицистов -- не оставили каких-либо сомнений в отношении облика руководства республики. Белорусская власть слаба и труслива, шкодлива и одновременно поразительно лжива. Она суетится, болтает, «переводит стрелки», забывая сказанное ранее и не просчитывая результаты своих необдуманных заявлений.

Автор этих строк уже писал о влиянии инцидента, с появлением в минском небе воздушного нарушителя, не только на имидж республики, а также на белорусскую армию и силы ПВО, но и на атмосферу военно-технического сотрудничества в рамках Союзного государства Беларуси и России («Шведское небо» 09.07.12 http://www.politoboz.com/content/shvedskoe-nebo).

Только 26 июля, через двадцать два дня после высадки десанта плюшевых медведей-парашютистов, А. Лукашенко решился признать очевидное: "Как объяснить провокацию с легкомоторным самолетом, который не только пересек границу, но и безнаказанно вторгся на территорию Беларуси? Ведь это в первую очередь - безопасность наших граждан. Более того, ведь этот самолет был вовремя обнаружен. Но почему начальники не пресекли этот полет? Кого жалели? Это головотяпство конкретных исполнителей или ошибки в самой системе охраны государственной границы в воздушном пространстве?".

Итак, вторжение в белорусское воздушное пространство было. Об этом, наконец, признался президент республики, в чем ему все-таки необходимо отдать должное. Проблема в том, что заявление явно запоздало. Более того, очевидно, что А. Лукашенко только после Союзного совмина 18 июля 2012 г. и беседы с премьером правительства России Д. Медведевым был вынужден признать общеизвестные факты, которые стоит повторить, прежде всего, российскому руководству.

Безусловно, такого рода признания главы государства должны, по идее, сопровождаться оргвыводами. По большому счету, необходимо снимать с должностей министра обороны, командующего ПВО, председателя КГБ, руководство пограничных войск и т.д.

К примеру, обратимся к широко известным высказываниям по «шведскому рейду» генерал-майора Д. Пахмелкина, который на сегодняшний день уже по явному недоразумению продолжает считаться командующим ВВС и войсками ПВО Вооруженных сил Беларуси: «Национальные средства ПВО и ВВС не зафиксировали факта нарушения границы Беларуси 4 июля легкомоторным самолетом, с которого якобы был выброшен «десант плюшевых мишек»… Это была 100-процентная провокация против Беларуси при поддержке иностранных спецслужб.» (11.07.12) http://news2.ru/story/356078/.

Между прочим, столь твердое и решительное заявление руководства ПВО и ВВС об отсутствии в небе республики каких-либо «шведов» объективно снимает все вопросы о появлении единого командующего объединённой системы ПВО России и Беларуси под эгидой Минска. Стоит напомнить, что А. Лукашенко годами заявлял российскому руководству, что белорусские генералы не могут подчиняться российским коллегам. В общем, их европейское естество это явно унижает. В свою очередь, можно только в дурном сне представить себе ситуацию, если бы за небо над Москвой и Санкт-Петербургом отвечали слепые белорусские генералы. Историю с Рустом в России не забыли…

Робкий белорусский генералитет

Однако заявление белорусского президента от 26 июля о шведском прорыве не исчерпывает проблему и не закрывает тему боеспособности белорусской армии и адекватности белорусского руководства. Необходимо обратить внимание, что А. Лукашенко, признавая «шведский рейд», упрекает белорусское ПВО исключительно в «нерешительности»: «Но почему начальники не пресекли этот полет? Кого жалели?».

В данном случае А. Лукашенко использует традиционный прием «перескакивания» через главную проблему или перевода внимания от причины к следствию. Он, как бы мимоходом, подбрасывает главную идею, которая, судя по всему, и должна «застрять» в сознании населения и политического класса Беларуси, да и России: «Ведь этот самолет был вовремя обнаружен». Мол, объекты видели и проблема только в «робости» начальников ПВО.

Однако, ставший уже весьма известным генерал-майор Д. Пахмелкин уверял нас пару недель назад, что «Наши средства ВВС и ПВО не подтвердили нарушения воздушного пространства неизвестным самолетом». Более того, бравый генерал совершенно четко заявил: «Мы бы подняли в воздух самолеты или, в крайнем случае, вертолеты и задержали бы воздушного нарушителя». Странно, что президент упрекает столь бравых и грозных генералов в «жалости» («Кого жалели?»)…

На самом деле, шведов белорусское ПВО «не видело». Нарушителя «увидели» диспетчеры аэропорта «Минск-1». Вернее, как стало известно автору этих строк, одному дежурному диспетчеру. Именно этому диспетчеру надо было выдать орден, а не почти роте офицеров ПВО.

Неожиданное массовое награждение офицеров отвечающих за белорусское небо не имеющее, между прочим, прецедента в истории белорусской армии, говорит нам о том, что белорусское руководство долго размышляло. О чем? Да о том, стоит ли признавать провал белорусского системы противовоздушной обороны или лучше дальше демонстративно маршировать голыми в стиле известной сказки Ганса Х. Андерсена. На каком –то этапе власти катились по заданной траектории и намеревались и далее отмахиваться «фотошопами». Ныне же возникла весьма странная ситуация. По идее после заявления белорусского президента от 26 июля награды надо забрать в духе: «Дать ордена, упечь в остроги. Вернуть, простить, дать ордена…».

В противном случае возникает ощущение, что ордена белорусским стражам неба дают за невыполнение своих обязанностей: «Спасибо, что проспали… молодцы, что не сбили… благодарю, что пропустили». А может так и надо? Может быть, речь идет о налетанной воздушной «дорожке», по которой давно что-то перевозят от минской окраины до небольших аэродромов в лесах Литвы, Латвии, Польши и наоборот? Но тогда в «деле» участвуют не только ПВО, но и пограничники, КГБ и им подобные «силовики».

Автор вынужден повторить свой тезис, уже высказанный в той или иной форме в статье «Шведское небо»: скандинавы летели «протоптанной тропой». Они знали, что их не будут засекать радарами, не будут вынуждать сесть на ближайший аэродром и, естественно, не собьют.

Слишком выгодное географическое положение республики, слишком доступна ее территория и небо, чтобы не сделать ее некой перевалочной базой для чего-то запретного. Чего? Это надо обязательно выяснить, так как при известном «практицизме» белорусских властей (пример открытой контрабанды нефтепродуктов под видом растворителей и разбавителей говорит сам за себя), республика может столкнуться с обвинениями столь тяжелыми, что официальный Минск позавидует судьбе Северной Кореи.

И все же!

А можно ли вообще такой самолет найти в небе и сбить. Безусловно! Практически на любых высотах можно обнаружить даже небольшой беспилотник. Стоит напомнить инцидент от 18 марта 2008 года, когда МИГ-29 сбил в небе Абхазии грузинский беспилотный воздушный аппарат, выполняющий разведывательный полет. Правда, МИГ был российский.

Не менее любопытная ситуация случилась на востоке Ирана 4 декабря 2011 г. Иранские ПВО сбили, а если вернее, смогли посадить американский беспилотник Lockheed Martin RQ-170 Sentinel. Между прочим, по идее RQ- 170, который вообще-то и нельзя было «увидеть», так как он был создан по технологиям «Стелс». Однако комплекс радиотехнической разведки 1Л222 «Автобаза» российского производства аппарат засек.

Интересно то, что в Интернете сразу замелькали статьи о том, что 1Л222 насыщен белорусской аппаратурой по постановке шумовых помех и блокированию GPS, что вполне возможно. Данная техника сделала беспилотник «слепым» и «глухим», что в свою очередь создало условия для его перехвата. Есть и другие образцы белорусской аппаратуры, что разрабатывается и используется в ПВО. Республика данную технику даже экспортирует в Россию и Китай. Но где все это было 4 июля 2012 года?

Военно-техническая мистика

В принципе, все, что крупнее дельтаплана, вполне можно засечь и сбить. Не работает радар, можно увидеть визуально. Правда, вся эта история уже начинает походить на абсурд. Пограничники самолетик не увидели, а бабушки из Ивенца заметили. Может их поменять местами?

В принципе, подобными нестыковками и все новыми версиями того, что произошло в небе над Минском, можно заниматься до бесконечности. Пришло время подвести хотя бы первичные итоги:

Итак, представим себе, что А. Лукашенко, как глава государства, говорит истинную правду, что ему, между прочим, по должности положено: самолет засекли (техника позволяет), вся белорусская ПВО работает, как часы, но сбить не решились. Тогда возникает следующая любопытная ситуация: на Минск летит неизвестный самолет с неизвестными намерениями, а руководство белорусской авиации и ПВО в утренние часы 4 июля чешет затылки и раздумывает что делать. Но при этом не рискнет поднять в воздух хотя бы вертолет, чтобы взглянуть, что там в небе кувыркается. Более того, не рискнет позвонить Верховному главнокомандующему и сказать ему, что на его резиденцию летит некий шведский Карлсон с неизвестными затеями. Может бомбить банками с вареньем. Или на худой конец, написать А. Лукашенко письмо и отправить с письмоносицей Стрелкой на велосипеде с указанием в случае встречи с оппозицией съесть пакет без соли... Извините, но в данном варианте, который создается, если промоделировать заявление А. Лукашенко, в памяти всплывает известный персонаж Я. Гашека бравый солдат Швейк с его универсальным определением «идиотизма в квадрате».

Вторая версия, высказанная вошедшим в белорусскую историю генерал-майором Д. Похмелкиным еще более ортодоксальная: ничего не пролетало, а если бы летело, то подняли бы в воздух самолеты, вертолеты, дирижабли и обученных воробьев. Версия прямо противоречит заявлению А. Лукашенко, но сходится с ним в том, что белорусское ПВО сильно, как никто и нигде. Но тогда, если мы верим генералу в части боеготовности белорусского ПВО и знаем, что воздушный нарушитель все-таки подкрался к юго-западным окраинам Минска, мы можем говорить о том, что пограничники и ПВО Республики Беларусь обеспечивают определённые маршруты «забугорной» авиации в белорусском небе, т.е. доблестное белорусское ПВО посчитало, что в небе не «швед», а может какой-нибудь «свой литовец или поляк», что везет на рынок в Ждановичах партию выгодной контрабанды… Или чего-то ощутимо похуже для дальнейшей отправки в Россию? Бездействие ПВО (которое работоспособно, если не лгут президент и генерал) наводит на мысль, что мы натолкнулись на весьма опасный транзит…

Остается третья версия и она, по сравнению с двумя предыдущими, самая безобидная: полет был (А. Лукашенко согласен), ПВО не работает, так как устарело, разграблено – разворовано и распродано, пограничники заняты бизнесом с нелегальными мигрантами и контрабандистами и им не до неба, взлететь навстречу нарушителю некому и нечему. Офицеры пишут рапорты и активно разбегаются. В этом варианте с Россией говорить о некой совместной системе ПВО бессмысленно и как следствие, страх остаться один на один с миром загоняет белорусские власти в бесконечный марафон лжи.

Минску осталось выбрать в какую сторону свернуть, так как зря кто-то в белорусском руководстве думает, что после 26 июля тема «шведского рейда» закрыта. Малая ложь обязательно тянет за собой большую ложь, как трусость шагает рядом с жестокостью.

Лучше бы белорусский президент вообще молчал, так как после каждого его публичного выступления у аналитиков, занимающихся белорусской темой, в очередной раз возникает ощущение, что самый выдающийся противник правящего режима в Беларуси – А. Лукашенко.

А. Суздальцев, Москва, 28.07.12

0

73

пн, 13/08/2012 - 19:22

Лавры Петра Великого

Кто раздувает пламя ссоры и ворочает головни, тот не должен жаловаться, если искры попадают ему в лицо. (Бенджамин Франклин)

На одном из островов в центре шведской столицы размещен уникальный музей. В центре огромного зала демонстрируется реальный, поднятый с морского дня линейный корабль XVII века. Затонувшая в 1628 году четырехпалубная 64-х пушечная «Васа» и сейчас производит неизгладимое впечатление своими размерами, толстыми дубовыми бортами, пушечными портами, резной кормой и бронзовым крепежом. Корабль словно передает привет от той старой Швеции, которая к началу XVIII века имела лучшую в Европе армию и солидный флот, что позволяло королевству контролировала весь Север Европы.

Тем не менее, Петр I в ходе тяжелой Северной войны не только разгромил Швецию на суше (Полтава), но и на море. К концу войны (1721 г.) Россия имела на Балтике линейный флот крупнее и мощнее шведского. Корабли к тому времени, между прочим, научились строить не хуже шведов.

Целое столетие Швеция не могла смириться с Ништатским миром. Еще трижды на Балтике вспыхивали тяжелые, но быстротечные конфликты, которые Стокгольм раз за разом проигрывал, пока в 1809 году Россия не отобрала у шведской короны Финляндию, чем окончательно подорвала военную мощь Стокгольма.

После завершения наполеоновской эпохи страна оказалась окружена государствами, чей военный потенциал превышала шведский на несколько порядков. Сил на внешнюю экспансию не осталось, хотя и по сегодняшний день дня Швеция все-таки страдает комплексами исторической великой державы. С 1834 года наступила эра знаменитого шведского нейтралитета.

За почти два века нейтралитета Швеция нашла свое уникальное место в мировой политике. Королевство с полным основанием может гордиться развитой демократией и пиететом к правам человека. Страна заметна и влиятельна в международных организациях, к голосу ее лидеров (стоит упомянуть покойного Улофа Пальме) прислушиваются на мировой арене, ее дипломаты в сложных и кровопролитных конфликтах в различных частях света зачастую выполняют роль международных посредников. История имеет тому подтверждения , как например, тот факт, что в годы корейской войны шведское посольство в Пекине играло неоценимую роль…

В Минске же шведское посольство не прижилось. Практически его ликвидировали (выслали посла), но при этом белорусская сторона с присущей ей медвежьей грациозностью возложила вину за спровоцированный Минском белорусско-шведский дипломатический кризис исключительно на Стокгольм. Опять Беларусь обидели…

Традиции скандалов

Опять в строгом соответствии с белорусской государственной традицией плевать в спину уходящему/уезжающему, что, конечно, одновременно и безопасно и очень «смело» (яркий пример: http://www.sb.by/post/131068/), экс-посла Швеции на белорусском ТВ выставили едва ли не организатором заговора против государственного строя Беларуси.

Снова внешняя политика республики ассоциируется с международными скандалами и кризисами. Поразительная склочность официального Минска на мировой арене все в большей степени напоминает северокорейские, венесуэльские и иранские аналоги, т.е. демонстрирует все основные черты внешнеполитического курса типичного государства-изгоя.

Но даже на этом , в целом крайне негативном, фоне Минск оказался оригинальным. Поругаться с Швецией – это надо было умудриться. По традициям международной жизни Европы, со Стокгольмом, как и со Швейцарией, конфликтуют в последнюю очередь, то есть практически никогда, оставляя нейтральную площадку в неприкосновенности на случай международного форс-мажора.

Столь поразительную внешнеполитическую неосмотрительность, проявленную белорусским руководством, по- видимому, подкрепляют несколько факторов, в немалой степени определяющих современную внешнюю политику республики.

Прежде всего, Минск, как обычно, рассчитывает на то, что ему удастся спрятаться за спину Москвы. В данном случае мы имеем ввиду уже сформированную внешнеполитическую традицию белорусских властей, которые не раз за последние годы играли роль шакала Табаки, безнаказанно лающего из-за спины тигра Шер-Хана. В качестве примера вспомним про попытки официального Минска опереться на Россию во время спровоцированного Беларусью посольского кризиса весны 2012 г. Иллюстрацией столь убогого мышления можно считать и такой материал: http://www.belta.by/ru/blogs?art_ID=149&auth_ID=16, ценность которого заключается в том, что он почти идеально демонстрирует уровень мышления «колхозной дипломатии».

Кроме того, белорусское руководство, в принципе правильно оценивая роль внешних контактов для обеспечения внутренний и внешней легитимности в малом транзитном европейском государстве, панически боится международной изоляции. Однако общаться с А. Лукашенко никто не хочет, государственных визитов в Минск никто не планирует, Беларусь в мировых новостях отсутствует. Белорусскому руководству остается только малопривлекательная сфера международных склок и скандалов.

Заложничество, как форма дипломатии

Пока не построена Белорусская АЭС, которую можно было бы по примеру Пхеньяна использовать в качестве международной страшилки, инструментарий у официального Минска остается весьма скудным и связан исключительно с заложниками, в роли которых могут выступать , как политические заключенные, так и просто люди с улицы. Пример арестов «причастных» к шведскому «плюшевому десанту» является показательным и демонстрирует активную эволюцию мышления белорусского руководства в направлении исключительно силового формата общения с миром. Ведь, в принципе, можно было бы подвергнуть аресту весь городок Ивенец (обнести его забором из колючей проволоки и рассадить на пулемётных вышках ОМОН), как коллективного свидетеля «шведского рейда», свидетеля, которому вполне можно инкриминировать соучастие в прорыве «священных рубежей» республики. Возможностей для издевательств над собственным населением у белорусского руководства всегда хватало…

Стоило, к примеру, Москве все-таки обратить внимание на белорусский бизнес с растворителями и разбавителями, приостановить поставку в РБ сырья для выработки вдруг оказавшегося столь популярным на международных рынках растворителя, как в роли фактических заложников выступили работники бывшего ОАО «Белтрансгаз» - нынешнего Газпрома, из заработных плат которых на прошлой неделе демонстративно произвели солидные финансовые изъятия.

Помимо того, что данной акцией российскому капиталу было указано, кто по -прежнему остается истинным хозяином купленных белорусских производственных активов, попутно было сделано предупреждение о том, что белорусские власти всегда могут оказать давление на партнеров, подвергнув давлению работников российских компаний. Фактически , сотрудников «Белтрансгаза» взяли в заложники…

Кроме того, не стоит забывать, что для солидной части белорусского электората демонстративное и ставшее привычным паясничанье и склочность белорусских властей на международной арене являются, как ни странно, свидетельством роста внешнеполитического авторитета и международного влияния республики. При этом белорусские СМИ обязательно напомнят о присущей белорусской внешней политике «толерантности». Помнится, А. Гитлер не раз уверял Европу в своем миролюбии…

«Аргументы»

Белорусская аргументация для нового дипломатического кризиса с Западом поражает. Устами официальных пропагандистов белорусские власти поставили в вину Стокгольму то, что он проводит активную внешнюю политику в Восточной Европе, включая Беларусь. При этом как-то забывается, что Швеция, еще со времен походов викингов на Царьград, когда не только о белорусах, но и о Литве никто ничего не слышал, всегда была активна на востоке Европы, который является для Стокгольма традиционной сферой его как экономических, так и политических интересов. Вряд ли благоразумно руководству и СМИ европейской страны указывать соседним государствам, чем и кем им заниматься на мировой арене.

В данном случае мы сталкиваемся со своеобразным белорусским политико-психологическим феноменом: солидная часть белорусского политического класса развращена комплиментарным освещением происходящих в республике процессов и по этой причине крайне болезненно воспринимает любую критику со стороны, как от руководств соседних государств, так и от зарубежных экспертных сообществ. В ответ, как правило, звучат грубые окрики по принципу «А у Вас!» и настоятельные советы заняться проблемами собственных стран.

Между тем, за последние два десятилетия в мире появились политические и экспертные группы, которые занимаются белорусской проблематикой, непосредственно являющейся сферой их политических и научных интересов. Можно только вообразить, что госдепартамент США порекомендовал бы , к примеру, институту США и Канады РАН РФ «заткнуться» и вместо США заняться проблемами российского федерализма… Естественно, по российским проблемам есть свои специалисты и ученые. Как и по шведским, а также германским, французским или гвинейским.

Если государство занимает определенную территорию, демонстрирует свой негативный и позитивный суверенитет, то им обязательно будут интересоваться, его экономический потенциал будет изучаться, внешняя и внутренняя политика анализироваться, комментироваться и даже, если это необходимо, критиковаться. Если белорусское руководство любую внешнюю критику будет и далее трактовать , как проявления «империализма», посягательство на его «негативный» суверенитет формой давления на белорусский народ, который сделал свой выбор в 1994 году навсегда и на все будущие поколения одним разом, то власти республики будут восприняться в мире, как нелигитимные и взявшие в заложники уже весь народ. В принципе, к этому дело идет, тем более, что А. Лукашенко, когда в очередной раз «избирается» на новый президентский срок, публично требует от мирового сообщества уважать «выбор белорусского народа», «волю народа» и т.д., т.е. фактически прикрывается народом от международной общественности, как младшим сыном на людях.

Возвращаясь к аргументам белорусской стороны, стоит напомнить, что шведскому послу вменили в вину то, что он связан с нарушителями воздушных рубежей Беларуси. В частности, 9 августа А. Лукашенко заявил, что «Когда мы начали расследовать (посол пусть не вертится, что он демократию у нас защищает), те, кто приезжали и готовили нарушение государственной границы, работали вместе с посольством. У нас есть этому доказательства. Следователи их представили. Поэтому мы еще разберемся, какую роль сыграло бывшее шведское посольство в этом инциденте».

Вот на эти слова белорусского президента необходимо обратить особое внимание. Дело в том, что если есть доказательства незаконной деятельности дипломата, то их надо публично предъявлять, а не доводить дело до разрыва дипломатических отношений. Голословное обвинение дипломата недопустимо, дипломата положено ловить с поличным. В ином варианте все обвинения в сторону посла или сотрудников посольства уподобляются бумерангу и неумолимо возвращаются к их распространителю. Но это только одна сторона вопроса…

Если бы…

Интересно, а если бы не прилетели 4 июля шведы, если бы те же шведы не распространили в Интернете свои видеоролики, если бы ныне арестованные белорусские свидетели «плюшевого десанта» не распространили фотографии медвежат, белорусское КГБ обнаружило бы когда-нибудь подрывную деятельность шведского посольства? Думается, что никогда. Тем более, что и сейчас никаких доказательств «шведского заговора» нет. Во всяком случае нам их так и не представили…

Но если в очередной раз допустить, что белорусский президент говорит правду, то тогда получается, что белорусские спецслужбы не работают на опережение и предотвращение, а только, беря заложников и требуя выдачи нарушителей границы, идут по следу уже содеянного. Как говорится, извините, но требовать выдачи и идиот умеет. Это уже поздно. Надо было в свое время сажать самолет и брать нарушителей с поличным на белорусской земле. Еще лучше вообще в засаде сидеть, а не водку пить и в шапку спать. Зато сейчас все просто невероятно активны… бегают по остывшему пожарищу с огнетушителями.

Есть вопросы и к белорусскому президенту. Не далее, как 26 июля А. Лукашенко заявил, что «Как объяснить провокацию с легкомоторным самолетом, который не только пересек границу, но и безнаказанно вторгся на территорию Беларуси? Ведь это в первую очередь - безопасность наших граждан. Более того, ведь этот самолет был вовремя обнаружен. Но почему начальники не пресекли этот полет? Кого жалели? Это головотяпство конкретных исполнителей или ошибки в самой системе охраны государственной границы в воздушном пространстве?". Однако уже 9 августа А. Лукашенко , как ни в чем не бывало, заявляет, что «И пусть молят бога, что наши "памяркоўныя" белорусы пожалели этих летунов. Их зарегистрировали сразу над границей. Пожалели, видите ли, фанерный самолет, а из этого вышел скандал». Вот как дело то повернулось… Оказывается, ПВО у белорусов все «регистрирует» (спасибо и на этом), т.е. Москва может успокоиться. А те «головотяпы», что «не пресекли полет» переквалифицировались в «памяркоўных» белорусов, которые «пожалели» шведов… Тогда зачем генерала Пахмелкина в отставку отправили, шведского посла из Минска выдавили? Почему этих не «пожалели»…

Лучше бы А. Лукашенко вообще молчал, чем лгать так бесталанно и беспардонно , с размахом жонглируя взаимоисключающими версиями..

В чем причина?

Думается, причина шведского ремейка весеннего дипломатического скандала кроется не на Западе, а на Востоке. По старой «доброй» белорусской традиции принято, чтобы в момент очередного обострения отношений между официальными Минском и Москвой у белорусского руководства что-то случилось на западном векторе его внешней политики. Диапазон такого рода «свершений» обычно непосредственно увязан с градусом российско-белорусского диалога, что позволяет говорить о соблюдении определенного политического баланса.

Если, к примеру, отношения между двумя странами оказываются в стадии полноценного политического кризиса (наивысший и пока непревзойденный пик: июль – ноябрь 2010 г.), то белорусские власти перед российским руководством разыгрывают фарс, призванный убедить Москву, что Минск ведет с Западом полноценный и плодотворный диалог. Как правило, Евросоюз в этом спектакле выступает активным помощником А. Лукашенко. Этот вариант мы могли наблюдать осенью того же 2010 г.

Если у белорусского президента по тем или иным причинам возможности внешнеполитического маневра крайне ограничены, а зависимость от Москвы превышает все мыслимые и немыслимые рамки, то Минск пытается разыграть с ЕС очередную склоку, чтобы вызвать у Кремля озабоченность и стремление поддержать «союзника». С таким вариантом мы столкнулись весной 2012 года, в разгар белорусско-европейского дипломатического кризиса.

Белорусские власти – рабы шаблонов. Сейчас, когда финансовые проблемы у республики обостряются с каждым днем, когда белорусский ЦИК уже в истерии по поводу слабого представительства оппозиции на парламентских выборах (легитимность выборов горит!), когда приходится отбиваться от Москвы по поводу растворителей и разбавителей, когда необходимо оправдаться перед Кремлем за провал белорусского ПВО, то внешний враг просто необходим. Так что шведы ответят за все: от приписок на уборке урожая до неумолимо надвигающейся очередной девальвации белорусского рубля. Естественно, России при таких ужасах ничего не останется, как забыть о нефтяной контрабанде и разваленном белорусском ПВО, а броситься защищать РБ от наступления агрессивных шведов. Видимо, кому-то в Дроздах снятся лавры Петра I…

Благодаря белорусским СМИ и некоторым, скажем так, странным экспертам, северное королевство рискует оказаться в роли нового центра силы на планете, за что шведы белорусам будут, конечно, исключительно благодарны. В общем, захватят Санкт-Петербург, на 9/10 разрушат, а развалины вновь переименуют в Ниеншанц. Самолетик, с которого над белорусской территорией был высажен «плюшевый десант», рискует угодить в очередной стокгольмский музей, где он по примеру линейного корабля «Васа» будет олицетворять «шведский империализм» XXI века.

А. Суздальцев, Москва, 13.08.2012

0

74


Второй Северной войны не будет

Там, где кончается дипломатия, начинается война. (Поливнос Димитракопулос)

Министр иностранных дел России Сергей Лавров далеко не в первый раз посещает Минск. Для главы российского внешнеполитического ведомства этот маршрут является вполне традиционным, как, впрочем и тематика переговоров: анализ внешнеполитической ситуации (прежде всего, обстановка в Сирии и вокруг данной страны), развитие интеграционных процессов на постсоветском пространстве и участие в них Беларуси, позиции сторон в отношении ОДКБ и т.д. Понятно, что российско-американские отношения не обсуждаются. В лучшем случае белорусское руководство получает определенную информацию о ходе диалога между Москвой и Вашингтоном (если он есть) по проблемам ПРО, иранской ядерной программы и взаимоотношений Вашингтона и Москвы в рамках обозначенных вопросов. В несколько большем ракурсе обсуждается сотрудничество России и НАТО по афганской проблеме. Есть вопросы и помельче.

Данные темы в том или ином объеме затрагивались не только во время встречи с министром иностранных дел Беларуси С. Мартыновым, но и во время беседы главы МИДа России с президентом А. Лукашенко 15 августа 2012 г.

Стоит отметить, что А. Лукашенко неплохо информирован по международной тематике. Однако при этом было бы неправильным считать белорусского президента достаточно компетентным в данной сфере, так как специфика существующего в республике государственного строя заставляет белорусское руководство сконцентрироваться только на тех международных процессах, которые могут нести позитивный посыл для выживаемости правящего режима или являть для него неприкрытую угрозу. Все остальное, что немудрено, отбрасывается на периферию внимания или же игнорируется вовсе.

В данном случае сразу проявляются глубокое противоречие, относящееся к природе правящего в республике режима и связаное с несовпадением между объективными, можно сказать стратегическими потребностями в позитивном позиционировании Республики Беларусь на международной арене и международными интересами правящей группировки, которые, что естественно, могут носить только тактический характер и частично противоречить интересам непосредственно белорусского государства и белорусского народа.

Примером таких противоречий, буквально бросающимся в глаза, являются российско-белорусские отношения. Безусловно, в исторически создавшихся экономических условиях, в которых находится республика, в интересах белорусского государства и белорусского народа была бы исключительно честная и открытая политика по отношению к России. Такая политика, не будучи столь экономически выигрышной, заложила бы основания для будущих серьезных совместных проектов, потенциальная отдача от которых была бы на порядок выше, чем сейчас. Стоит напомнить, что во второй половине 1990-х годов в Москве и Минске обсуждались поистине циклопические совместные предложения и проекты. Между прочим, официальные СМИ РБ стараются именно в таком ключе и трактовать российско-белорусские связи и контакты, что однако, далеко от реальности.

Главная проблема состоит в том, что стратегически выигрышный для белорусского народа формат российско-белорусских отношений не вписывается в планы правящей в республике группировки, которая пытается решить на российском направлении две задачи, находящиеся в диалектической связи: обеспечить за счет политического веса и роли России на международной арене политическое прикрытие белорусскому авторитарному режиму и, одновременно, использовать Россию, ее ресурсы, включая энергетические и финансовые, технологии, рынок и т.д. для извлечения финансовых выгод с целью сохранения власти в своих руках.

Естественно, сформировавшийся в белорусской политике тренд использовать Россию в качестве политического прикрытия и одновременно за ее счет , с одной стороны, создавать собственную олигархию, а с другой стороны покупать признательность и популярность у населения, составляет одну из глубинных, корневых проблем в российско-белорусских отношениях.

Один из свежих примеров, демонстрирующий исключительно корыстный подход официального Минска к Москве, связан со скандальной историей по экспорту растворителей и разбавителей. Расследование в РФ вышло на новый виток – в работу включился Следственный комитет (российский аналог американского ФБР), что наводит на определенные мысли, так как данная структура может действовать исключительно на территории федерации. Подключение Следственного комитета к истории с поставками с территории РБ растворителей и разбавителей косвенно свидетельствует о том, что на данной афере могли греть руки и в российской нефтехимии, что, в принципе, учитывая огромные объемы поставки, является логичным предположением.

«Растворительная» тема, естественно, была озвучена во время беседы С. Лаврова с А. Лукашенко, так как, несмотря на то, что белорусский президент утверждает, что между странами проблем нет («Неплохо было бы обсудить некоторые вопросы наших белорусско–российских отношений, хотя здесь «чрезвычайщины», напряженности, к счастью, ни по одному из вопросов нет» А. Лукашенко, 15.08.12), проблема о недостаче экспортной пошлины на сумму более миллиарда долларов («цена вопроса») все-таки существует и сказывается на российско-белорусских отношениях.

Соль вопроса здесь даже не в деньгах, хотя министерство финансов Российской Федерации, разумеется, имело собственные планы , куда потратить эти средства – на здравоохранение, образование, армию, оплату бюджетников, поддержку Пенсионного фонда и т.д., т.е. на то, что обычно идут деньги российского налогоплательщика , и за счет кого белорусское руководство наращивает ВВП своего государства, не забывая при этом Россию учить уму - разуму. Основная проблема кроется в доверии между странами, которое за многие годы распутывания подобных афер, начиная с организации на государственном уровне масштабной контрабанды в годы начала работы российско-белорусской таможенной зоны и далеко не заканчивая растворителями/разбавителями, давно исчезло.

Безусловно, было бы наивно ожидать, что министр иностранных дел России станет вести разговор с белорусским президентом в стилистике Глеба Жеглова, требуя покаяться за «растворительную аферу». Недаром, С. Лавров - дипломат.

Д. Медведев, к слову, в подобных вопросах, конечно, более изощрен, иногда даже издевательски ироничен, за что его особо не любит А. Лукашенко.
Итак, беседа 15 августа в резиденции главы белорусского государства прошла в вежливом и даже галантном стиле, в подтексте которого скрывалась еще одна важная и даже оперативная тема встречи: очередной белорусско- европейский кризис. В принципе, именно по данному поводу и поспешил С. Лавров в Минск.

Опять…

Белорусский президент и его ближайшее окружение впечатляют своим пристрастием к шаблонам. В принципе, вся знаменитая маятниковая внешняя политика официального Минска на самом деле ни что иное, как непрерывное повторение когда-то удавшейся провокации в отношении Москвы и Брюсселя, т.е. неустанное тиражирование шаблона.

Поражает то, что очередная внешнеполитическая афера оценивается в Минске по каким-то странным и однобоко выбранным критериям. В частности, стоит вспомнить спровоцированный белорусскими властями отъезд послов из белорусской столицы в феврале – апреле текущего года. Беларусь в ходе весеннего дипломатического кризиса с Западом понесла огромные имиджевые потери, усилилась изоляция республики, в международном сообществе окончательно закрепилось за белорусскими властями слава непредсказуемой, склонной к спонтанным и непродуманным, конфронтационным действиям властной группировки, не останавливающейся перед взятием своих граждан в политические заложники. Страна стала ассоциироваться со странами – изгоями, с которыми можно разговаривать исключительно посредством ультиматумов и санкций.

Однако, столь сомнительная слава нисколько не обеспокоила белорусские власти. Более того, итоги весеннего дипломатического кризиса, судя по всему, рассмотрены и оценены, как позитивные и успешные. Мол, от Запада удалось откупиться «малой кровью» - выпустили двух титульных оппозиционеров, которые практически устранились от активной политической деятельности. Послы вернулись в Минск. Москву, правда, не удалось втянуть в масштабную конфронтацию с Западом по белорусской теме (Москва и ЕЭП отделались официальными заявлениями о недопустимости санкций), но все-таки было отложено на осень обсуждение выполнения Беларусью условий предоставления кредита ЕврАзЭс… После майского визита В.Путина в Минск, А. Лукашенко удалось буквально вытянуть из Москвы третий транш кредита.

Сейчас задачи, стоящие перед белорусским руководством, оказались почти идентичными весенним: уйти от сочинения « Как я провел лето», т.е. снова уклониться от обсуждения выполнения кредитных условий и получить уже четвертый транш – очередные 440 млн. долларов. Поэтому и рецепт применен практически тот же: спровоцирован дипломатический кризис со Швецией, а через нее со всем Евросоюзом. Минск неустанно и в высоком темпе раскручивал скандал, демонстративно нарываясь на санкции ЕС и ожидая поддержки со стороны Москвы.

Однако получился конфуз. Во-первых, белорусские власти не угадали со временем. Они начали внешнеполитическую провокацию в самый разгар летних отпусков всех основных функционеров и депутатов исполнительных и представительных органов Евросоюза. Так что нужного эффекта от натиска на шведов Минск не дождался.

Во-вторых, Минск явно поспешил, и в ожидании, как казалось, неминуемых новых санкций со стороны ЕС, видимо, известил Москву именно в таком ключе. Однако ЕС только планирует до 31 октября опубликовать новые ограничительные меры в отношении Беларуси. Понятно, что их еще будут обсуждать. По этой причине заявления прибывшего как «на пожар» в Минск С. Лаврова о недопустимости санкций выглядели не совсем кстати: «Прецеденты уже были. Что характерно, каждый раз ЕС осознавал бесперспективность, контрпродуктивность односторонних санкций, которые никогда никаких проблем в мире не решали» (15.08.12). Закономерен вопрос: «А санкции где? Против чего выступаем?».

В-третьих, Москва, как и в марте текущего года, по инерции выступив против санкций Евросоюза в отношении своего интеграционного партнера, все-таки не кинулась защищать А. Лукашенко перед Европой в лице «имперского» Стокгольма. Как образно выразился С. Лавров, Москва не сторонник решать проблемы по принципу «око за око» ( «…Эти принципы заключаются в том, чтобы любые вопросы решать не через принуждение, а через вовлечение всех сторон в решение проблемы»), чем прямо поставил на вид Минску, готовому сцепиться с кем попало, хоть с Папуа-Новая Гвинея, если ему это поможет получить очередные российские транши без каких-либо реформистских условий. Данный момент очень важен.

Склоки, как метод ведения внешней политики

В белорусской политической аналитике иногда проскакивает тезис о том, что Москве выгодны постоянные конфликты официального Минска с Брюсселем и, тем более, с Вашингтоном. Более того, утверждается, что российское руководство даже подталкивает А. Лукашенко поскандалить с тем или иным европейским государством или Евросоюзом в целом.

Безусловно, это ложный тезис, уходящий своими корнями в белорусскую традицию, где все хорошее автоматически оставляется за белорусами/Беларусью, а все плохое за русскими/Россией. Как говорится, «дождь пошел – картошку не копали, Москва виновата» и т.д.

Но он, тем не менее, не столь безобиден, как кажется на первый взгляд... Дело в том, что за такого рода рассуждениями прикрываются неустанные попытки А. Лукашенко стравить Россию с ЕС именно по белорусской теме, что автоматически означает для белорусского президента индульгенцию за все то, что он успел натворить в республике за последние восемнадцать лет.

Белорусский президент, как истинный лимитроф, фактически живет на геополитических расколах. Как не раз отмечал автор этих строк, лимитрофы – мародеры на полях «холодной войны». «Перевод стрелок» на Москву при анализе внешней политики белорусских властей на самом деле означает фактическую поддержку режима А. Лукашенко, который оказывается «несчастной жертвой» внешнеполитических интриг Кремля.

Безусловно, Москва заинтересована в успехе интеграционной группировки Таможенный союз – Единое экономическое пространство, в которой присутствует и Республика Беларусь. Интеграционный проект заявлен, как связующее (транзитное) звено между Китаем и Евросоюзом. Как в таком случае, «имея на руках» конфликтующую со всем ЕС Беларусь, добиваться от Брюсселя признания ТС-ЕЭП, навязывать Евросоюзу ЕЭП в качестве экономического партнера?

В двустороннем формате постоянные склоки Минска с Евросоюзом создают основу для давления А. Лукашенко на Кремль с целью уклониться от выполнения условий предоставленного Антикризисным фондом ЕврАзЭс кредита. Фактически, запущенные, как по конвейеру, белорусско-европейские кризисы блокируют все попытки Москвы внешними методами подтолкнуть республику к экономическим реформам, включая приватизацию.

Не стоит забывать, что в Москве увязывают белорусско-шведский дипломатический кризис с попытками белорусских властей как-то оправдаться за провал своей широко разрекламированной системы ПВО. Как говорится, не забор чиним, а с соседями ругаемся. И желательно погромче…

В итоге,

Москва устами С. Лаврова дала А. Лукашенко однозначный сигнал, что втягиваться в белорусско-шведский дипломатический кризис Россия не будет. Нравится белорусским властям конфликтовать со Стокгольмом, это их дело. Могут хоть вторую Северную войну объявлять, тем более, что это белорусам сподручнее, так как никуда не уйти от исторического факта – первым в Северную войну вступил курфюрст Саксонии и король Речи Посполитой Август II. Царь Петр присоединился к антишведской коалиции через полгода.

Буквально через два дня после отлета С. Лаврова в Москву, в Минске из тюрьмы выпустили белорусских граждан,
которые, по мнению КГБ РБ в той или иной степени причастны к «плюшевому десанту». Заложников из них сделать не получилось. Без поддержки Москвы белорусско-шведский дипломатический конфликт обречен на постепенное забвение.

0

75

пн, 27/08/2012 - 08:09

Не поможет…

Главный принцип моей внешней политики - хорошее правление внутри страны. (Уильям Юарт Гладстон)

Предыдущая неделя в Беларуси началась и закончилась на внешнеполитической ноте: в понедельник сменился министр иностранных дел, а заодно осталась без своего главы Администрация президента РБ. В пятницу на волне скандала, связанного с идентификацией на улицах белорусской столицы находящихся в международном розыске ближайших родственников и соратников экс-президента Киргизии К. Бакиева, Минск должен покинуть посол этой горной центральноазиатской республики.

Любопытно то, что и первый и второй факт вызвал у пресс-службы белорусского МИДа по меньшей мере недоумение. Обратило на себя внимание и то, что белорусские дипломаты, судя по всему, не были готовы к замене своего руководителя. Во всяком случае, внятного комментария МИД РБ не представил.

Тем не менее, в среде экспертов, занимающихся белорусской проблематикой, отставка министра С. Мартынова не стала сенсацией. Она был ожидаема, так как вписывалась в объективные процессы постепенного, но неуклонного ухода белорусской внешней политики из публичной сферы в политическое закулисье, не оставляющей каких-либо перспектив дипломатам старой школы.

Отзыв из Минска посла Киргизии – страны, которая наряду с Беларусью является членов ОДКБ, т.е. пусть и формально, но считается союзником РБ, можно считать очередным проявлением крайне нежелательной, но одновременно практически традиционной для официального Минска тенденции - международной глобальной изоляции. Напомним, что всего пару недель назад закрылось белорусское посольство в Стокгольме и шведское диппредставительство в белорусской столице. Беларусь неуклонно изолируется во всем векторам, что является интересным итогом неоднократно декларируемой за последние два десятилетия многовекторной внешней политики.

Очевидно, что Беларусь за последние годы потеряла целые направления и сферы деятельности на международной арене, где республика сейчас в лучшем случае только обозначает свое присутствие редкими дипломатическими представительствами, а в худшем ищет, кому передать полномочия. Деградация коснулась, прежде всего, контактов со странами Евросоюза, США, Канадой. Одновременно, осложнились отношения и со странами СНГ. В частности, не назовешь идеальными контакты Минска с Ташкентом, не говоря уже о Бишкеке. «Зависли» отношения с Дели, Карачи и даже с Тегераном.

Оказалось, что эти, ранее широко разрекламированные и поддержанные личными визитами президента А. Лукашенко внешнеполитические векторы наполнить нечем, кроме заявлений о дружбе и «стратегическом партнерстве». Между прочим, Минск очень вольно использует данный статус (стратегическое партнерство), награждая им буквально любого главу государства, чей самолет по тем или иным причинам окажется на взлетной дорожке минского аэропорта.

Набор внешнеполитической риторики в диапазоне от Эквадора до Вьетнама у официального Минска остается неизменен: «Беларусь - Ваш плацдарм (база, союзник и т.д.) в Европе», «именно Беларусь в свое время составляла технологическую основу СССР», «прилетели по поручению Кремля (им, понятно, не очень комфортно самим, заняты, в России огромные проблемы и т.д.), передаем привет от Путина/Медведева, может помочь в установлении контактов, предлагайте нам, мы передадим дальше», «купите лучшие на планете трактора/МАЗы, творог и сметану», «можем Вам построить агрогородки и фермы, трубопроводы и нефтепромыслы, карьеры и заводы, многоразовые космические корабли и спутники, а также космодромы, АЭС любой мощности и вообще все, что угодно, только дайте денег вперед». Объем внешнеполитических амбиции Беларуси не соответствует экономическому потенциалу республики и её авторитету на международной арене, где он скорее негативный, чем позитивный. В этих условиях приходится «брать в аренду» внешнеполитический потенциал России, как союзника по интеграционным группировкам по принципу: «Мы с Россией…», что, однако, не мешает, когда это выгодно, уже в рамках закулисной дипломатии активно пропагандировать тезис о том, что западное политическое давление на А. Лукашенко путем санкций может привести к поглощению белорусского государства Россией. В принципе, на тот же тезис в Европе отстаивает и часть белорусской оппозиции…

В итоге белорусская внешняя политика напоминает слоеный пирог. Внешний слой (публичная открытая дипломатия) представляет из себя любопытный симбиоз союзнической пророссийской и, одновременно, крайне конфликтной антизападной риторикой, что зачастую провоцирует Запад в отношении России. Фактически, такого рода внешняя политика Минска способствует расколу на европейском континенте, росту недоверия между Западом и Востоком, что, однако, вполне вписывается в лимитрофный статус современной Беларуси.

Внутренний слой белорусской внешней политики носит характер бесконечных закулисных и противоречивых по содержанию консультаций и уговоров, угроз, начиная от «необратимого» размещения в РБ российского ядерного оружия и тех же комплексов «Искандер», а также страстных просьб спасти Беларусь от «русского медведя». Приход на президентский пост в 2012 году Владимира Путина позволил белорусской стороне активно использовать неприятие Путина в европейских и североамериканских политических кругах для установления более глубоких коммуникаций с Евросоюзом. Республику стали представлять в роли жертвы российского империализма, заложницу Кремля и т.д.

По причине двойственности , а скорее лимитрофности белорусской внешней политики, так и не сложилась единая внешняя политика в рамках Союзного государства. Уже ставший хрестоматийным пример с позицией Беларуси по отношению к новым закавказским государствам – одна часть Союзного государства признает суверенитет и независимость Абхазии и Южной Осетии, а другая активно развивает отношения с Грузией, включая контакты между силовыми ведомствами и спецслужбами (!), обеспечивает гражданам Грузии безвизовый доступ на российскую территорию – демонстрирует то, что Минск в принципе не может выдерживать союзные и союзнические отношения.

Причина двойственности белорусской внешней политики заключается не только в лимитрофности белорусского государства, но и заложена в политической природе правящего в республике авторитарного режима. В условиях полной монополии на власть одного человека, реальным творцом внешней политики республики является ее президент. В данном случае – А. Лукашенко. Именно он формирует основные внешнеполитические цели и задачи, пытается выделить необходимые ресурсы для их выполнения, формирует внешнеполитическую идеологию белорусского государства в соответствии со своими весьма своеобразными и иногда примитивными взглядами и фобиями.

Понятно, что этих условиях международная наука в республике, впрочем, как и политология, носят сервильный характер. Лимитрофной и отражающей личностные взгляды А. Лукашенко внешней политике пытаются придать наукообразный характер. В частности, доказывают, что авторитарный режим в РБ является вершиной демократии и вполне может быть применим в России, утверждают, что внешняя политики Беларуси исключительно успешна, заверяют, что внешнеполитические зигзаги А. Лукашенко на мировой арене вписываются в российскую внешнюю политику и даже востребованы Москвой и т.д. В целом,

Итак, реальным министром иностранных дел Республики Беларусь является А. Лукашенко. В этих условиях официальный пост министра иностранных дел на самом деле носить секретарский характер. Как уже отмечалось выше, в условиях внешнеполитической изоляции на первый план выходит закулисная дипломатия, призванная решать возникающие перед республикой на международной арене проблемы нетрадиционными методами – угрозами, уговорами, шантажом, подкупом. В качестве примера стоит напомнить, сколь существенную помощь РБ в Евросоюзе в начале текущего года оказала Словения, чей бизнес был буквально приманен особыми условиями в Республике Беларусь.

Совместный бизнес, причем не всегда легальный (растворители и разбавители и т.д.), ограничивает свободу маневра в отношении Минска со стороны Литвы и Латвии. Примеры можно продолжить…

Но помимо примеров, невозможно скрыть то, что постепенно Европу окутала сеть коррупционных связей и контактов, щедро оплаченных нефтедолларами из сверхприбылей возрожденного белорусского оффшора. Эти деньги обеспечивают определенную сдержанность к Минску со стороны некоторых депутатов ПАСЕ и Европарламента, на эти деньги функционируют псевдооппозиционные сетевые структуры, всеми силами проталкивающие идеи диалога между ЕС и официальным Минском. Именно в этих финансовых джунглях угнездились некоторые западные фонды, которые в трогательном содружестве с руководством АП РБ создавали легитимность выборов президента РБ в 2010 г., а сейчас обеспечивают участие псевдооппозиции в парламентских выборах 2012 г.

Понятно, что всю эту сложная и во многом противоречивая постоянно меняющаяся система закулисной внешней политики, в которой задействованы политические и общественные деятели, активисты, фонды, НГО и бизнес-структуры в рамках МИДа регулироваться не может в принципе. Не стоит забывать, что зачастую актеры данной сети находятся в жестком противостоянии друг с другом. Их необходимо «разводить». «Разводилами» как раз и были Глава АП РБ В. Макей в компании с рядом высших чиновников и главных редакторов ведущих белорусских СМИ.

Однако, нельзя сказать, что публичная и закулисная дипломатия удовлетворяли А. Лукашенко в полном объеме. На обоих направлениях непрерывно происходили сбои и провалы. В частности, уже сейчас ясно, что В. Макею не простили отсутствие А. Лукашенко на Олимпиаде в Лондоне. По ряду причин Глава АП РБ не выполнил поручение по обеспечению легитимного участия белорусского президента в официальных церемониях в столице Британии. И не только это… Есть серьезные претензии и к С. Мартынову. Но все это не темы для разборок, так как в реальности внешнеполитические задачи и ресурсы на их выполнение ставит и выделяет белорусский президент. Ему и отвечать, правда, исключительно перед самим собой, а не перед белорусским народом.

В условиях авторитаризма белорусский народ тщательно огражден от правдивой информации о современном международном статусе его государства. Его кормят пропагандистскими мифами, в рамках которых Республика Беларусь предстает в формате важнейшего европейского политического центра, а Лукашенко выступает в роли опытнейшего и крайне востребованного на международной арене политического лидера, с авторитетом которого не может сравниться авторитет ни одного из президентов стран постсоветского пространства. Однако при этом ковровые дорожки, которые раскатывают для встречи почетных гостей, нещадно ест моль, а почетный караул бессмысленно топчет плац – никто не едет с визитом в Минск, нет ни рабочих, ни тем более государственных визитов… Пустыня.

С внешнеполитической пустыней и население и политический класс Беларуси уже свыклись. Зато появление А. Лукашенко в каком-нибудь Эквадоре вызывает у белорусов искренний интерес к внешней политике своего руководителя в формате «Клуба кинопутешествий».

Беда в том, что население свыклось и с крайне негативным образом, который сложился вокруг А. Лукашенко, а следом и вокруг РБ на международной арене. Белорусского президента считают крайне недоговороспособным, склочным, нетерпеливым, несдержанным и склонного к обману партнеров. Печально то, что в среде белорусского политического класса та же склонность белорусского руководства к обману часто подается в разряде его достоинств: «Что бы не говорили, а молодец, Александр Григорьевич, обвел Москву вокруг пальца…». Так восхищаются жуликом, обворовавшим соседа, не замечая, что собственные карманы уже давно пусты…

Итак, современная белорусская внешняя политика деградировала: нет значимых внешнеполитических инициатив, нет внешнеполитического «голоса», нет мобилизующей внешнеполитической цели. Есть только одна задача – на внешней арене во что бы то ни стало создать благоприятные условия для выживание режима. Любыми средствами, включая скандалы и кризисы…

Постепенное переформатирование официальной публичной дипломатии в конспирологические схемы является признаком одной из последних стадий разложения авторитарного или тоталитарного режима. Автору этих строк в свое время пришлось столкнуться с небольшой частью документов ушедшего в историю Политбюро ЦК КПСС, читать воспоминания его членов. Естественно, меня интересовали внешнеполитические аспекты деятельности этого в свое время высшего органа партии и страны. Поразило то, что А. А. Громыко в середине 80-х годов, выступая на заседании Политбюро, говорил примерно в том же русле, как сейчас говорят о внешнеполитических проблемах Беларуси в АП РБ и иных высших органах республики: «у нас есть контакты с такими-то американскими сенаторами, надо их использовать в нашу пользу», «надо попытаться придать визиту Эдварда Кеннеди (1986 г.) необходимый для нас акцент», «необходимо использовать все внешнеполитические связи и контакты…». К тому моменту СССР уже проиграл «холодную войну», советский тоталитаризм распадался на глазах и внешняя политика Советского Союза, теряя свои позиции на мировой арене, была вынуждена уходить в закулисье, прятаться за связи, личные контакты и деньги, тайно передаваемые из рук в руки… Не помогло.

Не поможет и сейчас. Появление в МИДе В. Макея свидетельствует как о существовании нескольких важных и объективных факторах в жизни страны и высшего руководства республики, так и является индикатором определенных негативных процессов:

- внешняя политика Беларуси находится в тяжелом и безысходном кризисе, который может быть ликвидирован только в результате глубоких институциональных трансформаций;

- Поле белорусской публичной дипломатии съежилось как шагреневая кожа. Но, тем не менее, у МИДа и закулисной дипломатии различные сферы деятельности. Совместить их невозможно. С тем же успехом на командование ВВС можно назначить адмирала-подводника. Перевод на должность министра иностранных дел специалиста по закулисным схемам не имеет смысла. Проще тогда закрыть МИД – двери и окна досками забить, а дипломатов превратить в генералов Вольфов. Правда, это Рейх не спасло… Да и вряд ли В. Макей найдет своего Аллена Даллеса…

- В. Макей не сможет вдохнуть жизнь в белорусскую внешнюю политику не только потому, что у него есть свои объективные ограничения его возможностей, но и потому, что нельзя путать причину со следствием, болезнь с диагнозом. Здоровое и динамично развивающееся государство с молодым и одновременно компетентным руководством подразумевает здоровую и продуманную внешнюю политику, рост международного авторитета, новые возможности для внешнеэкономической деятельности. Больное государство с некомпетентным и склонным к эмоциональным и «простым» решениям руководством никогда не будет иметь активную и адекватную международным реалиям внешнюю политику.

- Снятие В. Макея с поста Главы АП РБ (а это именно «снятие», так как пост министра иностранных дел является, бесспорно, для В. Макея понижением) в разгар парламентских выборов, которые естественно, курировала АП РБ, ввело соглашательскую часть белорусской оппозиции, уже вошедшей в выборы, в почти паническое состояние и объективно поставило под угрозу всю предвыборную схему белорусских властей.

- Появление В. Макея, человека скрытного, склонного к закрытым коммуникациям и закулисным договоренностям, на столь публичном открытом всем геополитическим ветрам посту, косвенно свидетельствует о том, что не все благополучно в «Датском королевстве». В результате сложной и многоходовой интриги чья –то властная рука взяла Владимира Владимировича Макея «за ушко», да и вытянула его на «красно солнышко». Не позавидуешь…

А. Суздальцев, Москва, 26.08.12

0

76

пн, 03/09/2012 - 09:09

Задание на осень 2012

Наипервейшее дело кухонное –
Это русский ночной разговор
(Юлий Ким)

По древней белорусской традиции в последний день лета страна отмечает день рождения своего бессменного президента и его младшего сына. Вот и в текущем году 30 августа В. Путин прислал поздравления белорусскому президенту, который, естественно, «имеет «высокий авторитет и доверие среди сограждан». В тот же день поздравительная телеграмма пришла от президента Украины В. Януковича.

Все эти приятные моменты в жизни белорусского президента не лишены своей интриги. Стоит напомнить, что пару лет назад белорусский президент сделал попытку сдвинуть свой день рождения на сутки, чтобы в народе считали, что Александр и Николай Лукашенко родились в один день… Однако не только в белорусском народе, но и далеко за пределами Беларуси данная новация вызвала подозрения в отношении вменяемости высшего руководства республики. По этой причине в 2012 году пресс-служба белорусского президента изобрела интересную формулу: по документам А. Лукашенко родился 30 августа, но отмечать свой день рождения он будет 31 августа вместе со своим сыном.

Кто-то скажет, что тема, затронутая выше, не столь существенна, чтобы на нее обращать внимание… Однако это не так. В Республике Беларусь у власти авторитарный режим. Стоит отметить, что для лидеров авторитаризма и тоталитаризма характерны смены имен, путница в биографиях, изменения дат. Что-то преувеличивается или просто сочиняется, а что-то утаивается и старательно замалчивается. В итоге создается миф, легенда, которые обеспечивают легитимность существующей власти лучше, чем любые выборы.

В нашем случае, стоит напомнить, что публично А. Лукашенко периодически отвергает подозрения об укоренении в республике правящей президентской династии по примеру того же Азербайджана, чей президент только что посетил Минск, но вопрос о преемственности власти и сохранения контроля над республикой в руках семьи для него с каждым годом становится все актуальнее. Время сжимается. До очередного, уже пятого «переизбрания» А. Лукашенко на пост президента остается всего 1200 дней. Следом, конечно, будет маячить и шестой, седьмой президентский срок, но стоит отметить, что усталость от несменяемой и нежелающей внутренне изменяться власти в обществе нарастает, что является объективным процессом, который в итоге на платформе жажды перемен все равно рано или поздно объединит как сторонников авторитаризма, так и его противников (эффект перестройки конца 1980-х годов, когда даже кондовые коммунисты заговорили, что «надо что-то делать»). Понятно, что удерживать власть в республике с каждым годом все сложнее…

Поэтому легенды о правящей династии нужны, как и намеки о преемственности: «первый и второй президенты родились в один день» и т.д. Безусловно, в этом плане А. Лукашенко еще очень далеко от времен Сталина и сегодняшней КНДР.

Вот, к примеру, на днях весь народ Северной Кореи и прогрессивное человечество отметило начало руководства корейской революцией Ким Чен Иром. По этому поводу в Пхеньяне прошла целая серия мероприятий, одним из которых стало открытие в Министерстве Народных Вооруженных Сил скульптурной композиции, где изображены два генералиссимуса: Вечный президент (то есть даже после смерти остающийся у власти), Великий Вождь, Солнце нации, Железный всепобеждающий полководец Ким Ир Сен и Любимый Руководитель, который полностью олицетворяет прекрасный облик, которым должен обладать лидер, Отец народа, Великий человек, сошедший с небес, Неуязвимый всепобеждающий полководец, Великий защитник и, конечно, Великий человек, склонный к практическим делам Ким Чен Ир.

Как отметил ресурс http://juche-songun.ru/: «Статуи представляют собой самое лучшее чувство чистой морали и самое святое чувство корейской армии и народа, полных решимости – навеки высоко почитать великое Солнце сонгун вместе с историей кимирсенской нации и кимченирской Кореи, и святое чувство уважения в адрес великих святых людей революции». Безусловно, это прекрасно, когда в одной скульптурной композиции оказываются отец и сын, олицетворяющих президентскую династию. В этом смысле переход власти к внуку первого президента республики выглядит столь же естественным, как и новые титулы, которыми успел наградить Ким Чен Ына благодарный корейский народ - Великий наследник, Полководец (уже!), Новая звезда и, конечно, Блистательный товарищ.

Белорусский президент имеет титул «Батька», что в белорусском варианте означает не что иное, как «Отец нации», а также бессменный глава государства, т.е. фактический монарх. Ведь отца не выбирают, отцов не меняют и никакой нормальный человек не будет желать отцу чего-то плохого.

Понятно, что белорусские принцы крови еще не доросли до титулов, но события августа 2012 года в высшем белорусской руководстве говорят о том, что белорусские власти все в большей степени приобретают характер тандема «Александр и Виктор». Дело в том, что фактическое смещение Владимира Макея, появление во главе Администрации президента РБ Андрея Кобякова – фигуры временной и призванной протянуть паузу для боле масштабных кадровых изменений, подтверждают, что баланс власти в республике нарушился.

Только сейчас, после появления В. Макея во главе белорусского МИДа, где он тоже, судя по всему, долго не усилит, старший сын белорусского президента реально вошел во власть и получил свою долю политических полномочий первого уровня. Поэтому, представляется, что в ближайшие 6 – 12 месяцев возможности старшего «принца крови» будут только расширяться. Этот факт является главным итогом лета 2012 года, знаменующими с одной стороны рост политической изоляции А. Лукашенко в собственной номенклатуре и завершение процесса передачи власти семейному клану, где роль первого белорусского президента и одновременно отца семейства все больше приобретает сакральный и даже мистический характер.

Великий человек, склонный к практическим делам

Привлечение к власти тех, кто не предаст в любом случае (сыновей) косвенно свидетельствует о том, что масштаб проблем, стоящих перед белорусскими властями, не уменьшается, а только растет. Более того, проблемы накладываются друг на друга и создают вполне реальные угрозы. Белорусское руководство находится в замкнутом кругу проблем, где все взаимосвязано и где попытка решить одну из проблем тут же негативно сказываются на соседних, мгновенно нивелируя все попытки оздоровить ситуацию.

С учетом того, что белорусские власти с одной стороны выстраивают приоритеты исходя исключительно из задач удерживания власти в руках правящего Дома, а не из целей модернизации экономики страны и политических реформ, а с другой стороны, с присущим авторитарным режимам приверженности к простым решениям (вот АЭС начнем строить, спутник запустим, еще одну молочно-товарную ферму введем в строй и наступит полное счастье и «золотой век» Александра Лукашенко), не позволяют принимать комплексные поворотные решения.

К примеру, задача удержания власти требует от руководства страны отнестись к очередным парламентским выборам в республике ( важнейшее событие наступающей осени), как к инструменту обеспечения частичной легитимности режима А. Лукашенко. Для этого нужно, чтобы благодарный за рост благосостояния электорат в конце сентября заполнил избирательные участки, а присутствие на выборах белорусской оппозиции отмело все претензии в декоративности выборов в условиях классического авторитаризма.

Если с оппозицией вопрос решен и ее часть участвует в выборах, а сторонники бойкота подвергаются шельмованию как со стороны оппозиционных соглашателей, так и властей, то с ростом благосостояния ситуация сложнее. Безудержная эмиссия буквально денежным водопадом уже сейчас топит остатки белорусской экономики. Власти опять разогнали гонку за 500 долларами, которые превратились в неуловимого зайца, за которым по лесу носится целая свора голодных гончих – белорусских рублей. Между тем перед страной вновь замаячил признак девальвации, если не дефолта, в котором белорусские власти, как всегда, будут не виноваты…

Проблема для властей состоит в том, что надвигающийся очередной валютный кризис может совпасть с парламентскими выборами. Такая угроза, учитывая нарастание эмиссии, является вполне реальной. Вероятен политический резонанс, который может разнести все основы режима А. Лукашенко. Провести выборы и не влететь в новый экономический кризис по образцу 2011 года – важнейшая задача белорусских властей на осень 2012 года.

Однако А. Лукашенко не играл бы в столь опасную политико-экономическую игру, если бы у него не было уверенности в том, что в критический момент его не поддержит Россия.

Четвертый транш

Третий транш Антикризисного фонда ЕврАзЭс 31 мая буквально вырвали из рук В. Путина. Сейчас перед А. Лукашенко стоит тяжелая задача получить согласие Москвы на получение уже четвертого транша без каких-либо условий. Понятно, что ни о какой приватизации речи не идет. Белорусским властям просто нужны деньги и срочно. Все силы официального Минска, включая московский опыт А. Кобякова, будут брошены на формирование аргументного ряда для решения финансовых проблем республики в Москве.

Но в реальности, ситуация безнадежна и, как уже упоминалось выше, похожа на замкнутый круг: без резкого роста средней заработной платы трудно рассчитывать на отклик электората на парламентских выборах. Зарплату можно поднять исключительно временно, денежной эмиссией. Удержать экономику от кризиса, который как тень идет за эмиссией, можно только финансовой поддержкой со стороны России. В итоге, Беларусь живет от транша до транша, проедая кредиты и рассчитывая только на чудо.

С каждым витком этого замкнутого круга нарастают объемы финансовых потребностей белорусской экономики и масштабы кредитования, страна погружается, как в трясину, несомненное банкротство.

Вырваться из этого замкнутого круга современные белорусские власти не в силах.

Задание на лето.

В конце мая текущего года в статье «Задание на лето 2012» (27.05.12) отмечалось, что «на летний период перед А. Лукашенко стоит несколько задач, которые он вполне может решить:

- При мажорном завершении визита от 31 мая (индикатор успеха Минска – политическое решение о выделении третьего транша кредита АИ ЕврАзЭс) А. Лукашенко сможет сдержать конфликт с В. Путиным до сентября, что необходимо для проведения выборов в парламент. Но для этого А. Лукашенко придется очень постараться.

- При негативном итоге российско-белорусского саммита А. Лукашенко попытается дать старт диалогу с Западом. Судя по всему, Запад пойдет на диалог, т.е. первый вопрос будет решен положительно, не возвращаясь к требованию о реабилитации политических заключенных, которых, скорее всего к 3 июля выпустят. Но не ранее. Настроения в Брюсселе все-таки остаются неблагоприятными для официального Минска. И здесь А. Лукашенко придется много потрудиться.

- необходимо, чтобы потенциальный диалог возымел действие на Москву. Вот это самое сложное, и здесь шансов, скажем откровенно, у А. Лукашенко не много. Стоит учитывать, что полномасштабный и публичный диалог с Европой подразумевает кризис с Россией. Или почти кризис…

- В случае разворачивания кризиса, перед Минском будет стоять задача использовать новый раунд белорусско-европейского диалога против Кремля, не переходя «красную линию» публичной полемики, что исключительно сложно, учитывая темперамент А. Лукашенко и отмобилизованность белорусского агитпропа, годами упражнявшегося в антироссийских кампаниях.

Сложившееся сейчас в российско-белорусских отношениях положение дел таково, что ресурс информационных войн и у Минска (в меньшей степени) и у Москвы (окончательно) исчерпан. Действительно, если Москва объявит об очередном белорусско-российском кризисе, то под угрозой окажется ТС-ЕЭП и все перспективы данного интеграционного проекта. Кроме того, будет нанесен тяжелый удар по авторитету В. Путина, который продемонстрирует на примере А. Лукашенко свою внешнеполитическую немощь. На это и рассчитывает Запад, идя на диалог с Минском. На это же рассчитывает и А. Лукашенко, полагая, что ему в очередной раз вполне безнаказанно удастся раскрутить внешнеполитический «маятник». По мнению официального Минска, Москва в очередной раз откупится… А если нет?

Но для столь сложной многоходовки, чреватой различного рода сбоями и микрокризисами, нужна дьявольская ловкость, железная сила воли и фантастическое везение. Думается, что А. Лукашенко все-таки не решится на кризис, и лето 2012 уйдет на политическое фехтование тупыми спортивными рапирами. Если не выскочит дополнительный внешний или внутренний фактор… Например, экономика».

Как видим, наш прогноз (статья вышла ДО российско-белорусского саммита 31 мая) оправдался.

Во-первых, стоит напомнить, что в мае 2012 года взаимоотношения между Москвой и Минском стали заметно накаляться и белорусские независимые аналитики говорили о новом белорусско-российском кризисе, как вполне реальном. Тем более, А. Лукашенко, в своей обычной манере щипал Кремль исподтишка, потихоньку провоцировал Москву. Как мы и утверждали, Россия не позволила разыграться новой сваре в Союзном государстве, так как кризис с Москвой был бы очень на руку А. Лукашенко, торгующемуся в это время с ЕС по вопросу освобождения политзаключенных.

Во-вторых, мы утверждали, что в случае «мажорного» завершения визита президента России в Минск (получение третьего транша кредита), А. Лукашенко сможет сдержать конфликт с Москвой до сентября. Но в то время уже просматривались риски. Прежде всего, в сфере экспорта нефтепродуктов, которые уходили на европейские рынки под маркой растворителей и разбавителей. В июле Минск посетил Д. Медведев, российское руководство дало старт масштабному расследованию… Стоит отметить, что афера с растворителями оказало на российское руководство крайне негативное впечатление. Дело в том, что в декабре 2010 г. А. Лукашенко обещал работать с Москвой честно… Да и потом не раз клялся.

Но конфликт не разыгрался. Москва явно выжидает.

Что на осень?

На осень проблема одна – деньги. А. Лукашенко должен придумать нечто сверхоригинальное – псевдомятеж после парламентских выборов, покушение на себя, еще один кризис с Евросоюзом по формату белорусско-шведского, спровоцировать новые санкции против официального Минска, но вырвать у России четвертый транш кредита АФ ЕврАзЭс. Понятно, что пойти на выполнение утвержденных ранее условий выделения кредита белорусский президент не может. Ему придется импровизировать на ходу. В противном случае доллар вырастет до 10 – 12 тыс. белорусских рублей, снова выстроятся очереди у обменников, авторитет власти после очередного 500 долларового надувательства приобретет призрачный характер.

Беда в том, что и обещать Москве уже нечего. Лимит обещаний исчерпан. А. Лукашенко должен прямо превзойти себя… А Москва с интересом ждет.

Так что осень будет интересной. Скучать не придется.

А. Суздальцев, Москва, 02.09.12

0

77

Держаться своей цели…

вс, 23/09/2012 - 20:00

«У нас начинается тяжелый период жизни: парламентские, затем еще страшнее - президентские выборы». (Александр Лукашенко)

Демократия в мире, безусловно, давно победила. В любой стране, где глава государства сидит у власти два-три, а то и четыре десятилетия, обязательно можно найти сонный псевдопарламент, депутатов, имен которых никто не знает и не помнит, а также избирательную систему, используемую исключительно для того, чтобы продемонстрировать народную поддержку очередному туземному «батьке». Самые тоталитарные режимы, как, к примеру, в Северной Корее, прикрываются декоративной демократией и периодически проводят «выборы». Правда, в Узбекистане однажды про президентские выборы все-таки забыли. Провели на полгода позже, чем требовала Конституция. Результат голосования ни у кого не вызвал удивления.

Даже на окраинах цивилизованного мира (о Беларуси, в данном случае, не говорим) любая легализация права той или иной политической группировки на власть проходит через выборы. Причем, желательно, чтобы выборы проводились в режиме максимально жесткой политической борьбы, так как реальная власть возникает только в противостоянии с политическими противниками. Любая имитация предвыборной кампании чревата внутренним политическим кризисом (в зависимости от зрелости политического класса и социально-политической ситуации в стране) и международным непризнанием избранного органа законодательной или исполнительной власти.

Тем не менее, имеется огромное количество вариантов проведения выборов в условиях декоративной демократии. В первом десятилетии XXI века иногда такие выборы завершались сменой правящей группировки («цветные революции»), но сути не меняли – реальные выборы в авторитарной и тоталитарной системе невозможны в принципе.

Никакие политические стратегии не помогут избирательным бюллетенем сократить власть авторитарного лидера или правящей группировки.
Это все фантазии, которые имеют конкретных заказчиков. Искать этих заказчиков можно среди лидеров правящей номенклатуры и тех зарубежных политических сил, которые под маркой демократизации очередного людоедского режима вынашивают собственные геополитические цели.

В белорусском варианте использование «цветных» технологий обречено на провал, так как в республике нет сформированной властной группировки, выступающей за передачу ей власти и считающей, что у нее украли электоральную победу. Кстати, только в такой, можно сказать предреволюционной ситуации, когда раскол правящего класса не вызывает сомнений и авторитарный режим теряет контроль над избирательной системой, оппозиции стоит ввязываться в борьбу и призывать граждан прийти на избирательные участки. Хотя и здесь могут быть казусы. В частности, вошел в историю современных демократических выборов третий (!) тур голосования на украинских президентских выборах в 2004 году.

Естественно, нельзя призывать к ливанскому формату выборов, где народное голосование в последние десятилетия прошлого века по политической традиции сопровождалось масштабными перестрелками и вмешательством внешних сил. Политические противники в качестве предвыборной аргументации активно использовали как стрелковое оружие, так и артиллерию различного калибра. В Белоруссии пока, слаба Богу, нет симптомов гражданской войны.

Но с другой стороны Беларусь оказалась совсем рядом с практикой предвыборной борьбы в развивающихся странах. Пару месяцев назад накал избирательной кампании в Папуа- Новой Гвинеи приобрел столь высокий градус, что были использованы уже народные традиции решения проблем с политическими противниками. Их просто съели, что, безусловно, доказывает востребованность институтов демократической власти в джунглях, если за стремление попасть в них претендента могут реально превратить в барбекю. В подобных случаях в РБ просто сажают в тюрьму, где, как показал пример Грузии, тоже, скорее всего, не безопасно.

В тоже время, в отличие от Папуа- Новая Гвинея белорусские власти, естественно, не предлагают жарить оппозицию, призывающую к бойкоту, на вертелах. Во всяком случае, пока.

Белорусской власти сложно жить, если вернее, выживать, даже в условиях декоративной демократии. Никого не съешь, активно на улицах не постреляешь, разве только развернуть превентивные аресты… Тоска!

Участие оппозиции в выборах не просто обеспечивает для А. Лукашенко и его режима легитимность внутри страны, но и создает условия для внешнего признания. По идее оппозицию надо холить и лелеять, приманивать ее на выборы всевозможными форумами, консультациями, круглыми столами, дискуссиями в прямом эфире, чтобы потом триумфально положить на лопатки в конце электорального цикла. Но эту красивую победу может себе позволить только сильная власть, уверенная в своей правоте, не уклоняющаяся от прямого разговора со своими оппонентами, и для которой огромным успехом является перевес на выборах в 5-7%.

Реальная власть заботится о политических противниках, считая, что они тоже имеют право на публичное слово, постоянный, а не периодический, исключительно по случаю выборов, доступ к национальным, включая электронные, СМИ, да и просто право на жизнь. Но это мы говорим о реальной власти, т.е. той власти, представители которой сегодня руководят страной, а завтра обживают скамейки оппозиции.

В белорусском варианте подобное невозможно, так как власть реально слаба и боится собственной тени. Малейший провал в любой сфере – от валютно-финансовой катастрофы до техногенной аварии может запустить механизм развала правящего режима, который подобно пожару способен в считанные часы и дни охватить все институты власти. Инстинкт самосохранения заставляет власти с огромным подозрением относиться к любым попыткам «приоткрыть форточку», что может запустить «домино» объективных и необратимых процессов ликвидации режима.

Но оппозиция нужна. Она обязана признать свое поражение и подтвердить законность получения правящей группировкой мандата доверия от народа. Следовательно, необходимо создать «свою» оппозицию, прикормленную. Властям нужна «оппозиция» , которая в любых условиях, даже если их товарищей по фронту борьбы с режимом будут расстреливать и вешать, начнет избирательную кампанию и будет призывать электорат посетить избирательные участки.

И все-таки выборы нужны даже в этих варварских условиях. Дело в том, что выборы позволяют отсеять реальную оппозицию и псевдооппозицию. Это сделать не трудно, так как стоит только сравнить их цели. Трудно представить участие в выборах политических сил, выступающих за свержение правящего режима, отстранение от власти авторитарного лидера. В тоже время, было бы закономерным видеть в избирательных бюллетенях представителей партий и движений, ориентирующихся на реформирование авторитарного режима, его демократизацию, модернизацию в рамках диалога с ЕС и т.д., т.е. занимающихся политическими фантазиями, направленными, по сути, на спасение правящего режима, выводу его из международной изоляции, уходу лидеров режима от ответственности за содеянное.

Политическая история не знает примеров демократизации авторитарных режимов. Хотя всегда их лидеры уверяли, что готовы к самым широким переговорам и даже компромиссам на их условиях, но никогда и нигде эти процессы не приобретали необратимый характер. Все авторитарные режимы заканчивают свой путь кровью. Все авторитарные режимы озабочены только одним – сохранением в своих руках власти, что обеспечивает им защиту от правосудия за совершенные преступления. Выборы в данном случае выступают в роли попытки уклонения от правосудия и создания псевдолегитимности. Участие в подобного рода выборах является соучастием в преступлениях авторитарного режима и люди, которые идут в предвыборном формате на диалог с авторитарным режим, должны это понимать.

Между тем, властям соучастники очень нужны. Отсюда и волна гнева, которую обрушили на сторонников бойкота выборов сначала белорусские СМИ, затем и официальные лица, включая президента страны. Посыпались оскорбления: «маргиналы», «боятся политической борьбы» и т.д. Сторонников бойкота откровенно провоцировали, буквально выманивали на выборы, чтобы втиснуть на арену белорусского политического Колизея, где вдруг обнаружился дефицит жертв.

Последнее слово во время только что завершившейся предвыборной кампании осталось за А. Лукашенко, который заявил 21 сентября, что «бойкотируя выборы белорусская оппозиция демонстрирует свою слабость. Значит такие это партии. Они показали, что они ничто. Они потеряют вообще тот десяток человек, которые еще на них ориентировались, полностью… Если вы не готовы сегодня бороться, а в тебя что, стреляют здесь, душат, давят, травят? Даже за шиворот берем и тянем к людям: становись вместе с кандидатом, как они говорят, от власти, становись рядом и агитируй, но они боятся к людям идти…». В принципе, действительно, если не стреляют сейчас, то 13 лет назад явно стреляли. Людей не нашли. А сейчас реально и «душат, давят, травят» (посмотрите на сегодняшнего Санникова), так как в Республике Беларусь есть собственный ГУЛАГ, собственные политические заключенные и собственные палачи. Это не является тайной, но это не мешает А. Лукашенко настойчиво приглашать оппозицию поучаствовать в легитимизации своей власти.

Несмотря на то, что реальная задача той части оппозиции, что участвует в выборах , вполне понятна, стоит все-таки обратить внимание на их основные доводы, чтобы провести, так называемый «контрольный тест». Вдруг все-таки мы ошибаемся? Итак,

- утверждается, что даже при понимании, что реальных выборов нет, а есть фарс, участие в выборах необходимо для представления альтернативы власти. Мол, есть такая альтернатива!...

На первый взгляд довод вполне разумный. Население изолировано от реальной политики, оно не знает альтернативы действующему режиму. Вот эта альтернатива предлагается. То есть за нее предлагается голосовать. Что дальше? А дальше избиратель, воодушевлённый «альтернативой», идет на избирательный участок, расписывается, берет бюллетень. Все! Ловушка захлопнулась. Как он там голосует, никого не интересует. Результат уже известен заранее. Практически все, кто переступил порог избирательного участка, уже проголосовали за правящий режим. И когда избиратель, все еще воодушевлённый «альтерантивой», вдруг обнаруживает, что он попадает в 1-2% «диссидентов», то он уже потерян для реальной политики, обречен на поражение, он сломлен и соглашается, что «альтернативы» А. Лукашенко и его депутатам нет: «Все за него!». Так что перед нами агитация за режим наоборот, т.е. реальная работа на режим.

- выборы используются в целях пропаганды «альтернативы».

Где? И кто там пропагандировал? Сколько было крику, что надо воспользоваться «предоставленной выборами возможностью». Ну и как, «воспользовались» или как раз на это денег не хватило? На самом деле, о пропаганде никто не позаботился. Как не раз писал автор этих строк, в авторитарном режиме оппозиция зеркалит власть. В данном случае, как власть, так и оппозиция провели предвыборную кампанию спустя рукава, словно во сне. Власти все решили заранее, оппозиция, участвуя в выборах, отрабатывала свой хлеб. В общем, совместно создавали видимость.

- парламентские выборы являются только ступенькой к президентским и на президентских выборах заработанный в работе с электоратом потенциал раскроется в полной мере.

Это надо понимать так, что избирателей пропагандировали в тестовом режиме? Ну как политических кроликов использовали? Тренировались на «кошечках»… Получается, что не было и цели попасть в парламент. Тренировка, в общем. А власть, так ничего, не прозевала, она на эту «тренировку» немало «билетов» продала и «свое» взяла. Интересно, на какой «политический потенциал» рассчитывают сторонники участия в выборах, если они избирателей собирались просто обмануть.

- в выборах необходимо участвовать, чтобы доказать их фальсификацию.

Очень хорошо, можно участвовать и разоблачать, только вот кто проигравшему поверит? Проигравшие всегда твердят о фальсификациях. Им же как-то надо перед избирателями оправдаться. Для разоблачения фальсификации обычно все-таки используют наблюдателей. Зато три десятка участников в выборах от оппозиции позволяют власти заявить, что выборы были проведены достойно, избирателям были предложены политические альтернативы и у международного сообщества нет повода выборы не признать. За что особое спасибо части белорусской оппозиции, которая по традиции сразу попытается перевести стрелки…

Интересно то, что кандидаты от оппозиции, оставаясь в предвыборных списках, говорили, что все понимают – выборов нет, честного подсчета голосов нет, результат выборов заранее определен, но что, мол, делать, нельзя обманывать надежды избирателей и надо идти до конца… И никому не пришло в голову, что избирателям положено просто говорить то, что и так понятно: «Выборов нет». Неужели было трудно сказать избирателям правду: «не ходите на участки, вас обманут»? Не сказали… И не скажут. Лгали и будут лгать.

Сейчас, уже после выборов, сторонников бойкота выборов будут тянуть и подталкивать слиться в единое оппозиционное движение со сторонниками участия в выборах. Это, как если бы Красная армия после 1945 года объединилась с власовцами.

Стремление предателей растворится среди тех, кто не бросил свой политический «окоп», понятно. Им, после завершения кампании, очень требуется легитимизация их действий. Сейчас они будут день и ночь кричать: «Единство оппозиции - наша цель. Надо быть вместе (полицаям и партизанам – А.С.)».

Мародеры всегда стремятся остаться в строю, так как именно победоносная армия обеспечивает им возможности для их промысла. Сами они без реальной политической оппозиции, без упрямых и стойких политзаключенных, без жесткой политической эмиграции не стоят даже уже полученных тридцати сребреников. Будут хвататься за рукав, взывать и проситься взять на «борт», волоча по обочине узлы с гонорарами…

Реальная белорусская оппозиция, настроенная идти до конца и свергнуть авторитаризм, в ходе предвыборной борьбы 2012 года продемонстрировала, что она может стать той победоносной политической армией, которая рано или поздно в условиях резонанса политических, экономических и внешних факторов, безусловно, сломает хребет режиму Лукашенко. Надо только держаться своей цели, отметая «прилипал» и политических мародеров …

До 5 срока А. Лукашенко осталось 1182 дня.


А. Суздальцев, Москва, 23.09.12

0

78

Российско-белорусские отношения на современном этапе

вс, 30/09/2012 - 20:58

Выступление на научной конференции в Каунасе 28 сентября 2012 г.

19 сентября вновь назначенный министр иностранных дел Республики Беларусь Владимир Макей посетил Москву, что уже само по себе должно было бы свидетельствовать о российских внешнеполитических приоритетах официального Минска. Однако, конечно, это было бы сильным преувеличением. Дело вовсе не в том, что до встречи с Сергеем Лавровым глава белорусского внешнеполитического ведомства успел посетить саммит стран неприсоединения в Тегеране, который, по понятным причинам, он пропустить не мог, выступая в столице Ирана от лица главы белорусского государства.

Появление на посту главы МИДа В. Макея в определенном смысле является закономерным событием, как и, впрочем, занятие бывшим послом РБ в России Андреем Кобяковым важнейшей в белорусской номенклатурной иерархии должности Главы администрации президента РБ. Сейчас в Беларуси два министра иностранных дел – один, обладая отличными компетенциями и обширным опытом в данном вопросе, будет концентрировать свое внимание на отношениях с Европой и Северной Америкой, а второй, в силу своего российского опыта, по идее должен возглавить российское направление.

Ни для кого не является тайной, что за время посольской командировки в Москве, А. Кобяков настолько углубился в российские политические и особенно экономические проблемы, что приобрел в определенных кругах собственный, не связанный со своим дипломатическим статусом, авторитет. Со своей стороны, хотелось бы отметить, что автору этих строк трудно представить В. Макея в роли борца за интеграцию с Россией в формате Таможенного союза и Единого экономического пространства. Так что определенное географическое разделение труда является естественным, но не снимает проблему геополитических приоритетов РБ. Конечно, как не раз вполне разумно, отмечал А. Лукашенко, что «нельзя лететь с одним крылом». Правда, трудно представить, как белорусская дипломатия, которая, естественно, не может жить отдельно от социально-экономических проблем страны последних двух лет (опять «непростые времена»), собирается «лететь» в диаметрально противоположных направлениях одновременно… Хотя, в принципе, это возможно, но для этого необходимо две Беларуси. Как ни странно, это возможно… В Беларуси вообще все возможно.

Наличие двух министров иностранных дел является отражением своеобразия внешней политики Республики Беларусь. Если на Западе официальный Минск хотел бы и дальше выглядеть в роли суверенного и независимого государства, то на Востоке картина будет на порядок сложнее (две республики). В частности, в периоды российско-белорусских кризисов Минск напоминает Москве о своем суверенитете, но во время очередного входа в новый интеграционный проект Беларусь оказывается в роли субъекта Российской Федерации, а её президент в статусе губернатора – белорусского Кадырова.

В свою очередь Россия ведет себя в отношении Беларуси соответственно: когда ей выгодно (а такие моменты наступают в моменты очередных скандалов с Западом), Москва подчеркивает независимый статус республики, чтобы отстраниться от очередного рукотворного кризиса с ЕС или США, провоцирование которых в Минске поставили на поток. Когда возникают различного рода недоразумения между партнерами по Союзному государству (справедливости ради необходимо сказать, что недоразумения возникают постоянно), российское руководство напоминает, что политико-экономическая зависимость Беларуси от России огромна и в ближайшие десятилетия, если не произойдет какого-либо чуда, она, судя по всему, будет только усиливаться. В этом плане республика в Москве воспринимается в лучшем случае в качестве российской автономии, погрязшей в клановых склоках и переделе получаемых от федерального центра дотациях.

Чтобы не возвращаться к данной теме, стоит отметить и такой вопрос, как восприятие российской стороной белорусской оппозиции. Оппоненты режима А. Лукашенко, за 18 лет борьбы с белорусским авторитаризмом, так и не представили более-менее внятной программы экономического возрождения республики с опорой на собственные ресурсы и возможности. Учитывая данный факт, оппоненты А. Лукашенко воспринимаются в России в качестве структурной части правящего режима, которые воюют за передел получаемых российских ресурсов и финансов, так как, объективно говоря, своего в республике делить нечего.

Кроме двух-трех предприятий, Беларусь растеряла свою инвестиционную привлекательность и интерес к ее активам продолжает снижаться. В настоящее время определенный интерес сохраняется к трудовым ресурсам республики, но и эти ресурсы постепенно сокращаются, хотя ряд российских корпораций откровенно делает ставку на развитие в Республике Беларусь миграционной экономики.

Возвращаясь к встрече двух министров иностранных дел, необходимо отметить ее во многом формальный характер, так как внешнеполитические ведомства двух стран, естественно, не охватывают весь комплекс двусторонних отношений между двумя странами.

Действительно, за последние двадцать лет отношения между Россией и Беларусью приобрели совершенно особый характер. Сразу скажу, что они не стали более доверительными, на что очень рассчитывает А. Лукашенко, но постепенно, по ряду объективных причин, эти отношения приобрели свою логику и объективную основу, которая начинает понемногу конфликтовать с традиционной лимитрофной политикой нынешнего руководства республики. Данную тенденцию нельзя считать негативной или позитивной, она объективна и связана с элементарной политикой выживания. Выживания народа, страны, ее экономики. Увязать эту политику с политикой безусловного выживания правящего политического режима, сохранения власти в руках А. Лукашенко становится все труднее. Цели объективно расходятся, как бы не пытался пожизненный белорусский президент привязать их друг к другу.

Во многом возникшая тенденция связана с тем, что основа существования режима А. Лукашенко – белорусская экономическая модель, получила тяжелый удар во время мирового экономического кризиса 2008-2010 гг. и национального экономического кризиса 2011 года, в который республика вошла на солидной финансово-ресурсной поддержке со стороны России. Кризис 2011 года оказался поворотным. Он не только ознаменовал начало окончательного разрушения экономической основы правящего режима, но и развеял миф о белорусском социальном заповеднике, т.е. А. Лукашенко проиграл в многолетнем идеологическом противостоянии с Россией.

Сейчас у А. Лукашенко фактически ничего не осталось, он не может претендовать на некий особый политический и административный статус, по принципу: «страна не имеет ресурсов, но демонстрирует экономический рост больше, чем в России»:

- с вводом в строй Северного потока и БТС-2, а также окончательным переходом в руки Газпрома белорусского монопольного газового транзитера ООО «Белтрансгаз», Россия решила проблему энергетического транзита через Республику Беларусь;

- военно-стратегическое партнерство Минск блистательно провалил, республика не является щитом России и тем более Москвы с западного направления. Белорусские власти долгое время скрывали сложные проблемы, с которыми сталкивается белорусская армия, включая ПВО. Сейчас России, видимо придется не только возрождать белорусские вооруженные силы, но и реально брать под контроль белорусское небо, а возможно и границы. Это к вопросу о белорусском суверенитете…Поручать эти важнейшие секторы белорусам было бы контрпродуктивно. Уже поручали и содействовали, а в итоге у пограничников даже биноклей не оказалось.

- белорусская экономика не может выживать в уже привычном формате экономической поддержки со стороны России. Поддержка должна носить столь массированный характер, что говорить о какой-либо экономической независимости не приходится. Завершившаяся в августе текущего года афера с растворителями и разбавителями продемонстрировали тупик, в котором оказалась неконкурентоспособная белорусская экономика, способная выживать в исключительно тепличных закрытых условиях на базе суперльготных условий;

- Минск не смог и уже не сможет найти замену России в сфере экономики. Надежды Минска на Пекин не оправдались. Китайская сторона оказалась исключительно изощренной и предпочитает получить сегодня, а отдать, по возможности, завтра. Или вообще не отдавать;

- в настоящее время возможности для очередного и во многом традиционного маятникового тренда внешней политики Минска в отношении Запада и России практически исчезли. Данная лимитрофная политика не имеет перспектив для решения главной проблемы правящего в Беларуси режима: сохранения власти в руках А. Лукашенко и его семьи, а в настоящее время правящего тандема отца и сына. В основе сохранения власти лежит экономика, и в данном случае Евросоюз ничем не может помочь Минску сохранить пресловутую белорусскую экономическую модель. Стоит напомнить, что последний наиболее яркий этап диалога официального Минска с Западом мы относим к осени 2010 года, который закончился скандалом. Сохранение в застенках режима политзаключенных является определенным индикатором отсутствия плодотворного европейско-белорусского диалога. Данная ситуация сохраняется, несмотря на все усилия политических сил, заинтересованных в возрождении политического диалога и связана с тем, что режим, находясь под жестким политико-экономическим влиянием России, не может позволить себе глубокий прозападный дипломатический рейд без риска получить в итоге тяжелый социально-экономический кризис в стране, который в итоге может привести к крушению белорусского национального государства, не говоря уже о правящем режиме. Это понимание постепенно проникает в сознание белорусского политического класса и мы могли его наблюдать в реакции А. Лукашенко на итоги последнего сентябрьского саммита в Сочи. В лучшем случае Минск сейчас может только имитировать диалог с Евросоюзом, на что и будут направлены усилия Владимира Макея. В этом плане можно обратить внимание на попытки Минска в 2012 году спровоцировать конфликт Москвы с Брюсселем, периодически устраивая скандалы с Евросоюзом. Большего белорусские власти себе на западном направлении позволить не могут. Вывод: пойти на реальный и тем более публичный диалог с Западом сейчас Минск не в силах. Для этого у него нет ресурсов.

- интеграционный вектор российско-белорусских отношений является объективным и связан с экономическим выживанием белорусского государства. Но для Москвы не является секретом, что реально интегрироваться в ТС и ЕЭП республика не может. В этом и заложен глубинный и основной конфликт российско-белорусских отношений. Эта проблема не относится к каким-либо политическим пристрастиям лично А. Лукашенко, а является объективной потребностью современной белорусской экономики и белорусской номенклатуры. Но и отказаться от интеграции республика не может, так как именно участие в российских интеграционных проектах обеспечивает республике экономическую поддержку России. Это заставляет А. Лукашенко постоянно маневрировать, оттягивая, прежде всего, реформирование пресловутой белорусской экономической модели – основы своей власти.

Все вышеперечисленные факторы имеют смысл для России только в том случае, если республика продолжит дрейф в рамках Таможенного Союза-Единого экономического пространства, а через два года – в Евразийском союзе.

А. Лукашенко опытный и упрямый политик. Он уже сорвал первый этап интеграции республики в ТС-ЕЭП – структурное реформирование белорусской экономики, как условие получения кредита АФ ЕврАзЭс. Следовательно, к моменту, когда основные соглашения по ЕЭП должны быть введены в действие, республика окажется не готова к реальной интеграции. Это придется учитывать в Кремле, где интеграционным проектам на постсоветском пространстве придан основной приоритет.

Белорусский президент завяз. Он не может идти на глубокую интеграцию, рискуя получить удар в спину со стороны своего директората, олигархии, да и собственного семейного клана. Он не может в лимитрофном стиле спровоцировать полномасштабный конфликт между ЕС и РФ, так как Беларусь является объектом международных отношений даже в собственном регионе и ее статус не позволяет ей надеяться, что она станет яблоком раздора между Москвой и Брюсселем. Осталось только ловить Москву на вопросах безопасности. По идее, Минску нужна какая-нибудь небольшая война, которая отвлекла бы Москву от углубления интеграции, но сохранила бы за республикой статус союзника. Война где-нибудь в Центральной Азии, обострение вокруг Нагорного Карабаха, вмешательство России в Сирии и т.д. На худой конец было бы неплохо было бы получить какое-нибудь обострение на белорусско-польской или белорусско-литовской границе. Какую-нибудь взрывчатку ещё найти. К сожалению, провокации, остались неотъемлемой частью российско-белорусских отношений.

Благодарю за внимание.

А. Суздальцев, Каунас, 28.10.12

0

79

Вся жизнь – игра

Многим нулям кажется, что они - орбита, по которой вращается мир. (Станислав Ежи Лец)

На прошлой неделе, после завершения парламентских выборов в Грузии, у белорусского президента появился повод не только вспомнить о судьбе своего коллеги М. Саакашвили, но попытаться вернуться к основательно подзабытой роли ведущего интегратора на постсоветском пространстве.

Вопрос не в том, что белорусский президент затронул тему поражения «Единого национального движения» или обратился к задаче сохранения и даже расширения СНГ. Вообще проблема в том, что А. Лукашенко иногда берется за международную проблематику. Это само по себе ужасно.

В принципе, А. Лукашенко мог бы обратиться к еще более знаковым, чем итоги выборов в Грузии, международным темам – гражданская война в Сирии или японо-китайские взаимные территориальные претензии, но эффект был бы одинаков. Так сложилось, что все, о чем говорит белорусский президент по международной тематике, мировое сообщество немедленно относит к разделу курьезов или анекдотов. Печально, что такая же судьба уготована и вполне реалистичным международным заявлениям А. Лукашенко, хотя их, прямо скажем, было немного за последние годы.

Между тем, так было не всегда. В середине 1990-х годов белорусский президент был почти кумиром не только формирующихся политических классов постсоветского пространства, но и вызывал немалый интерес в Европе. Внешнеполитическая арена для А. Лукашенко резко сузилась, когда он определился в геополитическом плане – начался процесс интеграции с Россией. Однако белорусский президент не мог согласиться с ролью младшего партнера в союзе с РФ. Откровенно говоря, он до сих пор не может примириться с этой объективной реальностью. Несмотря на то, что А. Лукашенко изначально позиционировал себя на международной арене в роли слона (скорее слоника) в посудной лавке, в 1990-е годы на фоне больного и слабеющего Б. Ельцина белорусский президент продолжительное время все-таки оставался одной из самых ярких фигур СНГ на международном подиуме далеко за пределами постсоветского пространства.

А. Лукашенко был всегда активен и поразительно болтлив
. В этом была одна из причин его первоначального успеха на международной арене. Бог любит тех, кто идет вперед. Этот вывод не раз получал подтверждение на практике. Причем, что поразительно, удача оставалась даже с теми, кто просто бегает по кругу. Активная политическая деятельность, быстрая реакция на политические события, умение держать удар (это, к сожалению, не о Лукашенко, он в этом случае сразу впадает в истерику)– все это способствует политическому долголетию, даже если политик изначально отстаивает устаревшие или абсурдные идеи.

Однако всему есть мера и в конце 1990-х годов, несмотря на то, что А. Лукашенко был по-прежнему активен на международной арене, его многочисленные заявления уже не волновали умы на постсоветском пространстве, не говоря уже о мировых элитах. Политико-экономическая ситуация в Республике Беларусь - все более очевидная сырьевая направленность экспорта на западные рынки, монопольная экономическая зависимость от России, быстрое формирование авторитарного режима с его традиционными проявлениями (ликвидация разделения властей, взятие под контроль избирательной системы и национальной экономики, рост влияния силового блока, нарушения прав человека, усиление политические репрессий), постепенно «съедала» внешнеполитический авторитет белорусского президента. Его многочисленные слова все дальше и дальше расходились с политическими и экономическими реалиями у него дом.

Постепенно выступления А. Лукашенко переместились в конец ленты новостей, где стали добычей политических аналитиков, так как слова белорусского президента стали бесценным источником для оценки ситуации как в российско-белорусских отношениях, так и в самой Беларуси. В итоге международная активность белорусского президента уподобилась индикатору («политическому градуснику»), а также отражала индивидуальные интересы, а то и фантазии А. Лукашенко.

Интервью белорусского президента телекомпании СНГ «Мир», состоявшееся 4 октября, является прекрасным примером своеобразного современного внешнеполитического статуса А. Лукашенко.

Но прежде всего, необходимо отметить, что белорусский президент вообще-то весьма своеобразный человек. Нет необходимости отмечать не раз уже обговариваемую феноменальную эгоцентричность первого президента Беларуси, но было бы странным не видеть, что А. Лукашенко огромные усилия бросает на создание собственного виртуального мира, где все его действия исключительно удачны, а его роль и значение приобретают поистине глобальный политический и исторический характер. В созданном силой собственного воображения виртуальном мирке А. Лукашенко отдыхает и черпает силы для политического выживания. Понятно, что в этом случае, все, что вступает в противоречие со сложившимся в голове белорусского президента мирком, выводит его из равновесия и яростно отвергается.

Необходимо помнить, что все восемнадцать лет нахождения у власти белорусский президент провел в отчаянной борьбе за сохранения своего президентского статуса, ежедневно сталкиваясь с почти неразрешимыми проблемами и угрозами: постоянный дефицит буквально всего - ресурсов, финансов, включая валюты, технологий, современного оружия, информации, доверия со стороны внешних партнеров и собственного политического класса, а также населения; угрозы санкций, блокады, переворота и мятежа, вмешательства внешних сил, консолидации жестких противников режима и изоляция подкупленной псевдооппозиции, предательства высшей номенклатуры, олигархов и силовиков и т.д. и т.п.

Выдержать такое непрерывное «барахтанье» возможно, если только постоянно окунаться в тихую виртуальную «заводь» в стиле тихой и спокойной компьютерной стратегии, где на полях и в садах убирают урожай, крутятся мельницы, плывут кораблики, пыхтят заводики, печется хлеб и коптится колбаса, а враги, только щелкни мышка в руках «монарха», исчезают из игры навсегда. Естественно, каждый новый раунд начинается с «чистого листа» и игроку все прощается и все забывается.

Однако, когда А. Лукашенко заявляет, что "действительно, мы имеем с Грузией неплохие экономические отношения (хотя это несопоставимые объемы) и с Российской Федерацией. Но с Грузией мы имели и кое-какие политические контакты, несмотря на то что мы, конечно, поддерживали Российскую Федерацию во всех этих конфликтах (это когда? – А.С.). Мы имели эти политические контакты, и мы благодарны, я это публично говорил и Михаилу Саакашвили, и всем грузинским политикам, которые нас поддерживали на международной арене - в Восточном партнерстве, ООН, перед американцами, европейцами. Саакашвили вообще был проводником белорусской политики, и это была правда. Я ему за это благодарен, и уже не единожды публично об этом говорил" (04.10.12., интервью телекомпании «Мир»), то он видимо считает, что оказался в новом раунде и все вновь живы и здоровы с полной амнезией в головах.

Белорусский президент видимо считает, что кровь и ложь в российско-грузинских отношениях уже ушли в небытие и говорить о них нет смысла. Сейчас, мол, пришло время, когда можно поприветствовать военного преступника, на совести которого жизни нескольких десятков российских миротворцев, убитых 8-9 августа 2008 года.

Стоит напомнить, что Грузия в 1992 году этим русским мальчишкам в «голубых касках» гарантировала жизнь и безопасность. В первые дни наступления на Южную Осетию, российских миротворцев резали, издевались, расстреливали… А. Лукашенко, не упускающий случая, когда ему это выгодно, заявить, что белорусы и русские являются одним народом, никогда не ставил М. Саакашвили в вину убийство русских солдат. Он был благодарен президенту Грузии за поддержку Минска на Западе.

Через два года после нападения на российских миротворцев и атаки Цхинвала, два президента встречались в Крыму (13 июля 2010 г.). Обнимались, похлопывали друг друга по спинам. Затем М. Саакашвили выступал по белорусскому телевидению… Правильно, это ведь в России закопали гробы…

А. Лукашенко продолжает жить в своем виртуальном мирке, где все плохое в отношении его политики забыто, но ведь в реальной политической жизни никогда и ничего не прощается и не забывается. Никогда не забудется, как во время боев в Цхинвале в Беларуси проводилась неделя грузинского кино, а Н. Чергинец осторожно прогнозировал победу М. Саакашвили, как после российско-грузинской войны белорусские власти шустро организовали так называемую «тропу Лукашенко», позволяющую перебрасывать на территорию России десятки тысяч граждан Грузии без российских виз, как белорусский президент обещал признать независимость Абхазии и Южной Осетии и т.д. В разгар боевых действий между Россией и Грузией «единственный союзник России» поспешил в кусты, мигом забыв о неоднократно декларируемой поддержке Москвы. Гуманитарная помощь в Южную Осетию из Беларуси пришла в мизерном количестве и позже ряда стран ОДКБ, белорусский рынок остался открыт для грузинского вина и т.д. и т.п. Список огромный и он еще не закрыт.

Виртуальная стратегия прочно сидит в голове А. Лукашенко. Именно благодаря ей он уверенно подменяет российское руководство, ощущая себя едва ли не президентом России: «Абсолютно убежден, что так и будет, потому что и российское руководство прекрасно понимает, что грузины - люди не чужие. Да, был конфликт, неприятные для братских народов столкновения (неприятные? – А.С.), но когда-то эту страницу надо переворачивать, никуда от этого не денешься. Я убежден, что и Владимир Путин, и Дмитрий Медведев это прекрасно понимают, хоть они были участниками этого конфликта. И я практически убежден, что если будут шаги со стороны Грузии навстречу России, они будут восприняты положительно, и мы станем свидетелями, наверное, в будущем году нормализации отношений между этими двумя братскими государствами». Любопытно слушать белорусского президента, когда он начинает решать уже и за российский народ. Видимо он не знает, что как раз грузины для России являются людьми далеко не близкими, да и два государства не являются и никогда не будут братскими.

А. Лукашенко не видит и не понимает политические и идеологические процессы, активно развивающиеся в российском обществе, включая быстро прогрессирующий изоляционизм.
Поэтому брать на себя обязательства по приглашению Грузии в СНГ, вновь входя в роль основного постсоветского интегратора, было бы с его стороны чрезвычайно самонадеянно: «А что касается вообще политики Грузии на постсоветском пространстве, мне кажется, что в следующем году саммит СНГ, скорее всего, соберется в Минске. Поэтому я всячески буду инициировать, это уже моя будет функция (если Минск станет местом проведения саммита), возвращение Грузии в СНГ». Понятно, что хорошо инициировать то, за что не будешь отвечать и что не будешь оплачивать. Между прочим, главе белорусского государства стоило бы помнить, что СНГ – это, прежде всего, Россия, т.е. российская экономика, ее энергетика, рынок, деньги, ядерное оружие и т.д. Нужна ли России Грузия в СНГ? Автор этих строк не откроет тайны, если подтвердит, что объективно говоря России не нужна и сама Грузия, не то, что Грузия в СНГ. России вполне хватает Украины и Беларуси, вечно пытающихся демонстрировать европейский вектор за счет российского рынка и российских энергоносителей.

Грузия идет своим, выбранным ее политическим классом и большей частью населения, путем. Этот путь не однозначно евроатлантический, как может показаться на первый взгляд. Если завтра правящим кругам этой закавказской страны будет выгодно, то они будут ориентироваться на Иран, послезавтра на Турцию в рамках современной турецкой региональной политики, следом на НАТО и Израиль, чтобы потом снова обратиться к России. Такова грузинская политика минимум с XVI века – внешние силы приглашаются решать грузинские проблемы, которые сами грузины решить не в силах.

Безусловно, поражение партии М. Саакашвили было зафиксировано в первую очередь не в Тбилиси, а в Вашингтоне. Причем за месяц до президентских выборов в США. Вопрос здесь не в грузинской демократии, а в глобальной политической и экономической зависимости этой страны от Запада.

Бесконечная и бессмысленная финансовая помощь стране с непредсказуемым руководством, периодически стремящимся втравить спонсоров в конфликт с Россией (типичная лимитрофия), безусловно, не может продолжаться бесконечно. Грузии надо искать другие деньги и рынки, где их можно взять. А взять можно только в России. Безусловно, кому то в Брюсселе и Вашингтоне очень бы хотелось экономически повесить Грузию на шею России, оставив себе политическое руководство Тбилиси. Эта политика хорошо знакома Москве как раз на белорусском примере. Не отсюда ли столь шустрая реакция А. Лукашенко на грузинские парламентские выборы?

Во всяком случае, на следующий день после интервью телекомпании «Мир» А. Лукашенко уже заявил послам из стран Евросоюза: «Ожидаем, что Евросоюз откажется от бессмысленного давления на нашу страну, предпримет шаги для восстановления доверия к себе как к серьезнейшему партнеру и доброму соседу. … В то же время мы едины с европейцами в понимании конечной цели наших реформ: укрепление позиций Беларуси как современного, ответственного, демократического европейского государства. В нашем характере — всегда отвечать взаимностью на доброе и уважительное отношение». Остаётся спросить: «а за что уважать?».

Game, как говорится, over.

А. Суздальцев, Москва, 07.10.12.

0

80


Игра с нулевым результатом


В числе глупцов есть некая секта, называемая лицемерами, которые беспрерывно учатся обманывать себя и других, но больше других, чем себя, а в действительности обманывают больше самих себя, чем других. (Леонардо да Винчи)


Вторую неделю белорусский президент занят хозяйственными и кадровыми вопросами, подменяя как Совет министров, так и чиновников на местах.
Причем, чем больше он суетится вокруг коров и станков, тем все большее беспокойство охватывает население страны. Проблема в том, что А. Лукашенко, как типичный так называемый советский «корифей», т.е. выдающийся деятель, добившийся чего-то существенного не просто в какой-то одной области, а считающий, что нет производственной отрасли или социальной сферы, где бы не пригодились его советы и указания, имеет поразительные способности принимать так называемые простые решения, которые на деле способны отбросить страну на десятилетия.

Чудо

Белорусский президент представляет из себя типичный сельский тип руководителя, не порывающего с крестьянской традицией быть универсальной рабочей единицей – в одном лице и администратор, агроном и животновод, а также строитель, кузнец, водитель и механизатор одновременно. Образ жизни на селе способствует универсальности, а вот как раз городской образ жизни построен на узкой специализации.

Однако А. Лукашенко вместо того, чтобы знакомиться с результатами своего президентского администрирования, как говорится, на местах, где ему, по идее, положено внимательно слушать специалистов и обсуждать с ними, как решать возникающие проблемы уже на уровне республики, устраивает из своего появления на людях настоящие пиар-акции в стиле Гудвина Великого и Ужасного. При этом все должны ходить в зеленых очках, чтобы не было видно, что изумруды в этом Королевстве кривых зеркал фальшивые.

Превалирование пиара в деятельности белорусского президента давно вызывает вполне определенную озабоченность, так как сам жанр требует от главного героя разгонять тучи и ходить по воде, аки посуху, т.е. нести людям некоторое чудо. Исходя из этого, А. Лукашенко должен появляться словно мессия или пророк перед измаявшимися соотечественниками. Естественно, в этом случае необходимо, чтобы, где бы не появлялся белорусский президент, там должна быть зафиксирована последняя стадия разрухи и безусловный мегапровал. В последнем сюжете в такой экономической «яме» оказалась белорусская кондитерская промышленность. Сейчас вдруг выясняется, что белорусская кондитерская отрасль сокращает экспорт: «за последние пять лет в целом по кондитерским изделиям получен практически двукратный рост отрицательного сальдо внешнеторговой деятельности»(с $33,8 млн. в 2005 году до $67 млн. в 2011-м»).

Автор не берется безапелляционно судить о потребительских свойствах продукции белорусских кондитерских изделий и тем более сравнивать их с украинской и российской конфетой или пряником, но обращает свое субъективное внимание на то, что традиционное объяснение белорусского обывателя и властей (как правило, совпадающее, что о многом говорит): «белорусский шоколад (в широком смысле) и карамель «натуральные и качественные», вряд ли устроит массового покупателя на просторах ЕЭП… Они должны быть хотя бы вкусные... Не говоря уже о том, что смотрятся эти шоколадные плиты размером с iPad несколько мрачновато.

И все-таки, дело не в этом. Проблема в том, если бы А. Лукашенко под прицелом видеокамер прибыл бы разгребать экономические проблемы где-нибудь в 1995-1998 гг., то это как-то было бы объяснимо - «наследие проклятого царизма» в лице «врагов белорусского народа» В. Кебича и С. Шушкевича. Однако заявлять, что «пора давно признать ошибочность того, что было сделано в 90-е годы… эти предприятия: перерабатывающей промышленности, обувь и прочее - надо за них держаться, это народные предприятия. И эти предприятия должны быть в подавляющем большинстве в руках государства. И никакой тут приватизации быть не должно! И прекратите в правительстве заниматься этой чепухой. Начинайте управлять тем, что есть. У нас достаточно активов, чтобы накормить 10 млн., чтобы они имели хорошую зарплату и жили достойно» (А. Лукашенко, 12.10.12 ) на восемнадцатом (!) году правления пожизненного президента, означает ни что иное, как то, что А. Лукашенко занят чем угодно, кроме управлением государства. Что мешало раньше порубить топорами частную собственность в республике? Понятно, что теперь, после очередной конфискации акций частных владельцев кондитерских фабрик «Спартак» и «Коммунарка» в формате «простых» решений, об инвестициях можно забыть навсегда со всеми вытекающими для белорусской экономики последствиями. Дураков нет… Между прочим, ничто не мешает А. Лукашенко по дороге между Дроздами и спорткомплексом заехать на «Белтрансгаз» с тем же набором простых решений…

Автор этих строк, естественно не поддерживает рейдерство, как метод государственного управления экономикой, но в данном случае интересен не факт захвата частной собственности, что для Беларуси дело вполне привычное, а то, что власти, организовывая очередное информационно-пропагандистское «чудо» на экономическом «болоте» сами невольно, с одной стороны подтверждают незримо витающее в народе мнение о том, что экономика республики развалена и разворована до безобразия, а с другой стороны стимулируют ощущение, что от А. Лукашенко ничего не зависит. Надо ведь как-то объяснять, почему и по чей вине в данной отрасли и данном хозяйстве все рассыпается и гниет. Естественно, виноватых найдут, так как список этот необъятный – от предпринимателей (тот же Марат Новиков, который сейчас наивно разводит руками и удивляется, почему его «кинул» А. Лукашенко…) и чиновников до «универсального врага» - России.

Неспособность принять ответственность на себя является одной из сторон «универсализма» и примером отсутствия нужных профессиональных компетенций. По принципу «вот приедет барин, барин нас рассудит» формируется образ не администратора, а некого следователя- судьи- прокурора в одном лице в непрерывном 18-летнем сериале о стране вечных проблем, где все ждут что «прилетит вдруг волшебник в голубом вертолете и бесплатно покажет кино (или «кузькину мать»), всех построит, наградит-накажет. И как по волшебству поля начнут бешено плодоносить, коровы страстно доиться, станки на заводах бешено вертеться, а золотовалютные запасы республики уподобятся Форт Ноксу.

Иными словами стране нужен президент или какой-либо иной орган исполнительной власти, занимающийся своим делом профессионально, а не универсальный животновод-механик-инженер-банкир, уподобляющийся кухонному комбайну на кухне, который изначально настроен на то, чтобы все свои широко разрекламированные и встроенные друг в друга функции выполнять плохо. Активное использование шариковщины, как метода управления в экономике («… Голова пухнет. Взять всё, да и поделить…»), говорит о том, что экономическое «Чудо на Свислочи» невозможно в принципе… Если только не удастся в очередной раз поживиться у соседа...

Нефтяной кризис

С наживой в закромах соседа не очень получается. За минувшую неделю А. Лукашенко пришлось все-таки обратиться в публичном формате к теме, которую он до этого момента демонстративно игнорировал. Сейчас белорусский президент старательно преуменьшает объем ущерба, нанесенного схемой растворителей/разбавителей российскому бюджету по принципу «совсем мизер» и «Что вам там, жалко, что ли?». Причина проста и связана с двумя обстоятельствами:

- в последнем квартале текущего года ощутимо сократилась поставка российской нефти на белорусские НПЗ. Можно говорить, что Москва частично «перекрыла кран»;

- постепенно выплывает контекст встречи в Сочи 15 сентября 2012 г.
, т.е. то, что и указывалось в статье «Мяч на белорусской стороне» (16.09.12) и на что очень обижался белорусский президент. Проблема в том, что вопрос о сохранении бизнеса с растворителями на сочинском саммите не был решен. Если бы А. Лукашенко дотянул бы с растворительной аферой до Нового 2013 года, то новая игра уже с биодизелем ему бы не понадобилась.

Однако стоит обратить внимание на аргументацию А. Лукашенко: «Что такое биодизель? Мы получали у вас (российских компаний) высокосернистую солярку, платили, как разобрались сейчас, выше рынка на 15-20%. Почему и было выгодно вам продавать эту солярку. Везли на наши заводы, убирали лишнюю серу, делали биодизель и продавали. Продавали, как оказалось, немало. И нас начали долбать. За что? За то, что мы как все взяли товар у вас, произвели товар и продали кому-то, заплатив все налоги, сборы и т.д.» (интервью телекомпании «Мир», 04.10.12). Цепочка, изложенная А. Лукашенко понятна и вопросов не вызывает, но есть претензии к выплате налогов. Дело в том, что если такой операцией занимается российская кампания, то в цепочке «налоги, сборы и т.д.» в ней обязательно окажется экспортная пошлина. Капля рапсового масла ничего не решит. Белорусская сторона имеет возможность, используя отсутствие биодизеля в перечне нефтепродуктов, подпадающих под экспортную пошлину, вывозить так называемый белорусский «биодизель» беспошлинно. Это все понятно, широко известно и не стоит на этом даже останавливаться… Но нас в данном случае должны беспокоить три вопроса:

- удалось ли белорусскому руководству в очередной раз «объегорить» (термин В. Путина) Москву?

- почему мы постоянно сталкиваемся со все новыми и новыми обходными и в итоге контрабандными схемами в деятельности белорусских властей?

- можем ли мы говорить, что в российско-белорусских отношениях наступил очередной кризис?

Не является тайной, что все соглашения, которые подписывает белорусская сторона с Российской Федерацией, обязательно подвергаются жесткой ревизии насчет поиска возможностей по их обходу. Если соглашение с Москвой выступает в роли препятствия или ограничителя, то старательно «копаются» обходные схемы. Если соглашение в целом выгодно Минску, то ставится задача выжать из возникших возможностей выгод в 2-3 раза больше, чем предоставила Россия. Причем очень торопятся ухватить, пока не прихлопнули. Так было и схеме с растворителями, когда еще с зимы 2011-2012 году белорусская нефтехимия работала в ударном формате по принципу «Качай, пока не поймали, пока не дали по рукам».

По рукам дали сначала в июле (визит российского премьера Медведева Д.), затем в сентябре (В. Путин). Но с одной стороны, немало нефти все-таки было получено и немало белорусского бензина утекло беспошлинно в Евросоюз под видом растворителей. Так что вроде «объегорить» Москву получилось… Но с другой стороны, сейчас все действия белорусских властей находятся под таким жестким международным контролем, что утаить столь масштабные преобразования на белорусской таможне из бензина в растворитель не могло получиться в принципе. Так что поймали буквально за руку, причем и в Европе и в России. В Европе даже быстрее. Можно в полной мере утверждать, «объегорить» не получилось… А ведь кое-кто в сентябре из высшего белорусского руководства очень много плакался, клялся и бил себя в грудь, приговаривая «В последний раз…». Но оказалось – в очередной раз.

Уже в октябре белорусские власти с упоением занялись биодизельварением. Нет сомнений, что если закрыть и эту лазейку, белорусские власти начнут гнать в Европу бензин под видом одеколона, шампуня и уксуса. Они не могут и не будут работать честно. Минск на это не способен в принципе. Отсюда и попытка Москвы решать проблему таким же простым решением – перекрывать поставку, так как реально не угнаться за все новыми вывертами вороватого партнера. По-хорошему, таких в общий бизнес на пушечный выстрел не допускают, но что делать… Других нет.

Так что Москве не остаётся ничего иного, как, переориентируя часть экспортной нефти по БТС-2 и другим трубопроводам на мировые рынки, изымать столь радикальным способом свои недополученные из Беларуси экспортные пошлины.

Являются ли сокращения поставок нефти нарушением соглашений в рамках ТС и ЕЭП? Являются, что является серьезной проблемой в рамках интеграционного объединения. Естественно, Минск будет пытаться, а он уже и пытается, играть на этом. Негодование белорусской стороны понятно. Так было хорошо шарить по карманам соседа, а он вдруг молнию вшил. Возмутительно.

Кажется, что со всей очевидностью можно говорить, что в отношениях между странами существует реальный энергетический кризис. Стоит вопрос о нарушении подписанных соглашений. Одна сторона оправдывается и уверяет, что она не причем, деньги сами свалились на голову, при этом, по традиции, переводя стрелки на соседские коммерческие структуры. Однако другая сторона, не особо вдаваясь в подробности, решает проблему в стиле советского времени: сокращает поставку сырья. И тишина...

Нет ни информационных истерик, ни грозных заявлений премьеров и президентов, ни контрабандных схем на телевизионных экранах. Белорусский президент не кричит о готовности вновь загрузить танкера венесуэльской нефтью от щедрот только что выигравшего выборы Уго Чавеса и гнать их через Атлантику.

Вряд ли к информационной войне можно отнести ворчание А. Лукашенко в интервью телекомпании «Мир»… Кризис подразумевает все-таки резкое изменение условий работы, энергетическую блокаду республики по примеру 2004 и 2007 годов, новые переговоры или соглашения. Ничего это нет и в помине.

Видимо, Россия и Беларусь все-таки постепенно входят в новый формат отношений друг с другом, где вопрос доверия уже не стоит и в случае очередного «кризиса», Минск, как нашкодившего школьника просто и незатейливо лишают «карманных денег». Причем Москва особо не напрягается в отношении соглашений, где Минску обещан свободный допуск к российским энергоносителям. Нет ни многодневных переговоров, ни уговоров… Но видимо, помимо соглашений есть и договоренности сторон в формате «Вывез – заплати». И кое-кто обещал не таскать из шкафа малиновое варенье без спросу… Неужели надо снова напоминать?

Главное то, что А. Лукашенко все равно некуда деться от ТС и ЕЭП. Вот за это и приходится отвечать. В принципе, еще весной текущего года автор этих строк говорил о таком финале белорусских нефтяных авантюр: «деньги придется вернуть».

Так что по идее, никакого смысла в поиске официальным Минском все новых и новых контрабандных схем нет. Рано или поздно Москва все равно в той или иной форме возместит свои убытки за счет белорусской стороны. Для Минска это игра с нулевым результатом за минусом репутации надежного партнера. Если бы у белорусской стороны еще была бы такая репутация…

А. Суздальцев, Москва, 14.10.12

0

81

6666 дней пиара

"У вас, если сломаешь, дыра появится, у вас есть чем эту дыру залатывать — природный газ, нефть и так далее, деньги есть…» (А. Лукашенко, 16.10.12)

Суббота, 20 октября 2012 года, 6666-й день президентства А. Лукашенко. Это просто невероятный объем времени для нахождения у власти одного человека. За истекшие годы можно построить новую страну. Петру Великому, во всяком случае, хватило двадцати лет это сделать в условиях кровавой и бесконечной Северной войны. Но время идет и за почти два десятилетия в Беларуси уже выросло новое поколение, которое вступило во взрослую жизнь и у которого появились собственные дети. Эти молодые граждане своей республики другого главы белорусского государства не знают и, надо признать, не представляют. Да и сам А. Лукашенко, как он отметил 16 октября во время встречи с российскими журналистами, считает себя старым политиком: «я вообще -то ”патриарх“ в политике (старый уже политик)». (http://www.president.gov.by/press140560.html)

Однако приходится признать, что А. Лукашенко, постепенно став своим вместе с президентами Казахстана и Узбекистана, в тройке практически пожизненных президентов на постсоветском пространстве, мог бы нас порадовать более разнообразной внутренней и внешней политикой. Ведь большого ума не надо, чтобы держаться зубами за кресло президента и отбиваться от вызовов, что бросает современный мир.

Поразительный факт – за 18 лет правления основные аргументы А. Лукашенко изменились очень мало. Он неустанно продолжает их использовать десятками, если не сотнями раз, не очень понимая, что они все дальше и дальше расходятся с реальностью. Устаревший аргументный ряд требует для своего применения специфические условия, исключающие дискуссию, полемику и сомнения в искренности главы белорусского государства.

Поиск формы без содержания

Проводимые под прицелом телекамер совещания высших чиновников государства во главе с А. Лукашенко долгое время считались практически универсальным методом оболванивания собственного населения и пропаганды персоны белорусского президента на просторах СНГ и, прежде всего, в России. Однако со временем, постановочность данных мероприятий стала уж слишком очевидной. Кроме того, относительно быстро появились вопросы в отношении компетентности самого А. Лукашенко, который, судя по истерикам перед объективами, год от года упорно комплектовал свою команду или полными идиотами или откровенными саботажниками и врагами. Кроме того, на подобных совещаниях об основах политики А. Лукашенко и ее «успехах» особо не поговоришь.

Можно заняться самопиаром в процессе Всебелорусских народных собраний, но они проводятся редко, не больше одного раза в пять лет («пятилетка») и отражают ностальгию А. Лукашенко о помпезных партийных съездах во времена Л. Брежнева.

Периодические полусекретные встречи А. Лукашенко с иностранными корреспондентами оставляют нам только тщательно отредактированный дайджест, а острые вопросы и ответы на них остаются недоступны. Такого рода интервью не дают серьезного информационного повода, способного привлечь внимание не только белорусской, но и международной общественности.

Выступление перед российскими журналистами – давно ставший традиционным, благодаря своей универсальности, пропагандистский прием, считается властями республики одним из самых эффективных.

Прежде всего, такого рода международная пресс-конференция по идее должна носить характер политического и идеологического вторжения на российское политическое поле, так как считается, что российские журналисты донесут мнение А. Лукашенко до российского народа и российского политического класса. В этом плане такого рода пресс-конференция незаменима. Но, ввиду того, что полемизировать с главой белорусского государства нельзя, а необходимо в корейско-туркменской манере счастливо и радостно соглашаться буквально с каждым его словом, можно представить объем работы, который падает на Министерство информации РБ по отбору соответствующих столь строгим параметрам российских журналистов. Отсюда и вытекает появление в списке российских СМИ приглашенных в очередной пресс-тур одних и тех же изданий, неустанно посещающих Беларусь, а также всякого рода провинциальных малотиражных «коммун» и «красных плугов».

Что касается последнего набора российской прессы, участвующей в данном мероприятии, то белорусское телевидение сообщило, что они «покрывают» аудиторию в 7 млн. человек. Представляется, что учитывая маргинальность и политическую ангажированность представленных изданий и каналов, данная цифра завышена минимум на порядок. Но даже если все соответствует действительности, то гости из России закрывают 3-5% аудитории от всей российской аудитории… Стоит отметить, что это немало! Другое дело, что наблюдая за пресс-турами не первый год, невольно приходишь к выводу, что состав приглашенных стабилизовался и не растет. В медиа-сфере это равнозначно невосполнимой потере аудитории. Так что эффективность на российском политическом рынке пресс-тура и входящей в него, в качестве неотъемлемой части, пресс-конференции главы белорусского государства вызывает сомнения.

Хотя определенная политическая провокация в пресс-конференции главы белорусского государства исключительно для российских СМИ есть, так как А. Лукашенко обращается к населению России через голову российского руководства, заявляя, что выбранный Россией путь неверен, в очередной раз привлекая внимание россиян к своему административному опыту и всячески рекламируя свою «честность» и «порядочность». В 2010 году российские власти ответили белорусскому президенту зеркальной информационной войной, обратившись непосредственно к белорусскому политическому классу, и президентское кресло под А. Лукашенко ощутимо зашаталось.

Однако основная аудитория данного рода пресс-конференций остается в Беларуси. Россия, в виде российских СМИ, является в данном случае важнейшим компонентом подтверждения правдивости слов А. Лукашенко, его искренности. Учитывая, что Москва до настоящего времени сохранила на постсоветском пространстве статус легитимизатора, то вопросы российских корреспондентов должны быть исключительно в формате «Ах, как Вам это удалось…?», что позволяет А. Лукашенко развернуть впечатляющее полотно белорусского варианта известного кинофильма «Кубанские казаки».

Аргументы…

Именно для белорусского населения предназначены основанные аргументы белорусского президента. В этом необходимо полностью согласиться с А. Класковским (http://www.belaruspartisan.org/politic/221309/), видевшем в пресс-конференции А. Лукашенко прежде всего белорусское мероприятие.

В частности, нетрудно себе представить, как бы отреагировало российское руководство, если бы А. Лукашенко потрудился, как говорится, в лицо В. Путину заявить то, что он сказал 16 октября: «Я даже не вспоминаю про то, что мы, белорусы, миллионы или тысячи скважин у вас пробурили, города строили в свое время, добывали природный газ, нефть и сами научились от вас нефть добывать, и добывали по 9 миллионов, а сейчас скатились до того, что уже мизер добываем, меньше двух, и соответствующие школы у нас возникли в те времена. И сегодня в Венесуэле добываем природный газ и нефть, а в нашей России нет. А почему? Почему у вас англичане, американцы качают нефть, природный газ добывают, продают на рынке, а белорусов вы туда не пускаете?» (http://www.president.gov.by/press140560.html - здесь и далее цитаты с ресурса president.gov.by). Думается, что после таких слов с А. Лукашенко повторился бы инцидент июня 2010 г., когда его Д. Медведев просто вышвырнул за ворота своей подмосковной резиденции и голодный белорусский президент бродил по подмосковным дорогам, ища путь к загородному дому В. Путина. Российские телеканалы с упоением демонстрировали А. Лукашенко, который жаловался тогдашнему премьеру России, что его президент РФ не покормил («Три корочки хлеба»). Впрочем, эта история в стиле поэмы С.Я. Маршака «Кошкин дом» закончилась тем, что и В. Путин А. Лукашенко ужином не угостил. Не за что.

Проблема в том, что заявления в стиле «поделили Советский Союз, проели наследство, а сейчас начнем делить Россию» для России непроходные... Белорусы, азербайджанцы, украинцы действительно приезжали в Тюмень, на БАМ, а еще раньше приезжали на стройки МАЗа, строили рудники Беларуськалия, белорусские НПЗ… Получали заработную плату, подрядные организации зарабатывали деньги. Или А. Лукашенко берется утверждать, что тюменские нефтепромыслы строились за счет белорусского республиканского бюджета? Если так, то согласно соглашениям в Бишкеке от 1992 года необходимо это доказать с документами в руках и что-то требовать. Если «должны» - если твое, то пойди и возьми.

Если документов нет, то такие слова А. Лукашенко можно считать вполне осознанной попыткой натравить белорусский народ, который, скажем прямо, живет небогато, на россиян, которые им что-то, по словам белорусского президента, должны. Это же проще, чем самому отвечать перед собственным народом за экономические «успехи».

Необходимо заметить, что А. Лукашенко не первый раз поднимает вопрос о том, что Россия что-то должна Беларуси. То газ, то Калининград (2005 г.), то военно-морской флот… Периодически данную тему вспоминает академик Рубинов.

Не так давно моему коллеге по университету гастарбайтеры из Беларуси на даче водопровод проводили. Правда, сейчас, после 16 октября белорусских гастарбайтеров положено считать «специалистами» («…белорусы очень востребованы в России. Где бы я ни был, всегда мне говорят и губернаторы, и бывший Лужков, и нынешний мэр Москвы, и Президент России, и с Дмитрием Анатольевичем мы часто эту проблему обсуждали, – ”Пусть белорусы-специалисты побольше к нам приезжают“. Я говорю: ”Столько же народу, столько людей!“ – ”Но нам нужны специалисты“. Поэтому много наших специалистов работает сегодня и в Москве, и по всей России, и в Санкт-Петербурге, и так далее») Коллега, как положено, с белорусами рассчитался, но автор этих строк все-таки ему посоветовал держать уши на макушке, так как «работали у тебя на даче белорусы, так жди, придут и отрежут пару соток, так как это уже их земля, как и недра».

Абсурд, но именно на такой абсурд и делает ставку А. Лукашенко, демонстрируя свои «хитрости»: «Хотите нефтеперерабатывающие заводы, которые у нас уже как игрушки, мы туда немало вложили, это красивые, современные, европейские предприятия, и это все признают? Хотите вы купить эти предприятия? Знаете, если я на это пойду, мне мало не покажется в Беларуси. Точно обвинят в том, что я тут сдаю, продаю… Как после ”Белтрансгаза“, который мы продали ”Газпрому“, выдержали эту атаку. Но есть хороший вариант: мы вам отдаем нефтеперерабатывающие заводы – перерабатывайте свою нефть, и мы будем свою там перерабатывать, а вы, пожалуйста, дайте нам возможность добывать самим, как иностранцам даете, природный газ. Мы потребляем 22 миллиарда. Я прямо им сказал: ”Мы будем от вас зависимы на 12 миллиардов, никуда не денемся, но 10 миллиардов мы сами добудем... Давайте мы 10 млн. т добудем (нефти – А.С.), а 14 млн. т у вас купим». Действительно ведь, хорошая сделка – два завода, чья цена за оба - 6 млрд. долларов (новый НПЗ под 10 млн. тонн переработки стоит 3 млрд. долларов, как говорится, до последнего болта), взять и поменять на ежегодную добычу 10 млрд. кубов газа (4 млрд. долларов в ЕС) и 10 млн. тонн нефти ( минимум 3 млрд. долларов в ЕС). Итого 7 млрд. долларов. И так не просто один год, а навсегда… Лет через десять при сохранении сегодняшних цен на энергоносители эти два НПЗ России обойдутся уже в 70 млрд. долларов и т.д. В общем не НПЗ, а малахитовые шкатулки – трубы золотые, резервуары платиновые, заборы серебряные… Вот только непонятно, на каких идиотов рассчитаны такого рода «предложения» А. Лукашенко? И что самое печальное, что этому предложению для ослов уже как минимум лет десять. В начале XXI века А. Лукашенко в том же формате предлагал сделку по «Белтрансгазу». Все закончилось стройкой Nord Stream и продажей последнего пакета монопольного белорусского газового транзитера. Пора бы кое-кому хотя бы арифметике выучиться за 18 лет…

Тот же традиционный белорусский стон в отношении допуска к добыче нефти и газа, как «иностранцам». Это даже не смешно… Ежегодно в России проходят десятки тендеров на участки для добычи углеводородов. Компании из десятка стран мира покупают лицензии, начинают добычу, платят в российский бюджет положенные деньги. Белорусов в их рядах нет, так как Минск не желает участвовать в тендерах, не желает платить в российский бюджет (это хорошо поняли в Москве на примере растворителей и разбавителей), а желает просто прийти и взять. Понятно, что «с россиян не убудет»… Интересно, а если бы В. Путин сказал бы перед белорусскими журналистами о своем желании получить право разрабатывать какое-нибудь месторождение калия в Солигорске просто так, без тендера, а на правах партнера по Союзному государству? Можно только представить реакцию Минска… Между тем А. Лукашенко, когда он твердит о «равенстве», такие аналогии даже в голову не приходят. Он понимает «равенство» только в доступе к чужим, российским ресурсам, к российскому рынку и т.д., но не к белорусским ресурсам и рынку. Это как соглашение между двумя соседями по лестничной площадке об общем хозяйстве, но один женат, а второй холостой… Понятно, что по мнению холостого, «равенство» должно быть соблюдено и в отношении жены соседа.

Опять возникает вопрос: на кого рассчитаны такого рода аргументы, если белорусский президент, как говорится, не моргнув глазом, заявляет, что «Если принимать институт двойного гражданства, так почему мы сделаем исключение для украинцев и других?» Хочется невольно крикнуть А. Лукашенко в ухо: «Александр Григорьевич, проснись, что ты дурочку ломаешь! При чем тут украинцы, Россия ведь с Беларусью, а не с Украиной подписывала союзные соглашения и строит Союзное государство. Зачем юродствовать?». Понятно, что не услышит.

Деньги!

С деньгами плохо. Проще говоря, денег у А. Лукашенко, судя по его пресс-конференции, нет совсем. Почти каждый ответ на любой вопрос заканчивался сентенцией на тему, что вот «у вас нефть-газ и денег навалом».

Это тоже не ново, как и то, что Россия все-таки вступила в ВТО и поэтому почему-то что-то должна Беларуси. Наверное, опять Москва виновата в том, что Минск полтора десятка лет почти 70 млрд. долларов российских дотаций, преференций и списанных кредитов тратил на Ледовые дворцы, президентские «Боинги», даренные «Роллс-Ройсы» и «Майбахи» (похвастался все-таки, что купил ("подарили"), видимо прямо распирало), а не на модернизацию производства.

В том же стонущем ключе заявления о том, что «мы очень дорого за это заплатили – за единое экономическое пространство», т.е. больше года тянули за рубеж контрабандой нефтепродукты.

А в это время, буквально рядом деньги льются прямо водопадом: «…вот они им вкидывают(!) (там уже сейчас вброшено до 100 миллиардов, и больше еще надо). Я думаю: Боже мой, если бы на нашу десятимиллионную, как Греция, страну 100 миллиардов евро, мы бы не знали, что делать, мы бы подавились ими (какая скромность! – А.С.). А им не хватает! Бездонная бочка…».

Вот эту европейскую тенденцию А. Лукашенко как раз уловил правильно, что немудрено. Дело в том, что главным итогом его 6666 дней правления является то, что он не создал самодостаточную белорусскую экономику, а превратил страну в «бездонную бочку» для внешней помощи и поддержки. Беларусь превращена в реальную экономическую «черную дыру», так как старый уже столь привычный для официального Минска объем российских дотаций и преференций давно недостаточен. Помощь должна увеличиться минимум в два раза, то есть еще где-то на 9-9,5 млрд. долларов в год. Вопрос, где их взять? А. Лукашенко считает, что только в России… Или у него в голове есть другой вариант? Стоит присмотреться. Может новые аргументы появятся взамен восемнадцати лет самопиара.

А. Суздальцев, Москва, 21.10.12

0

82

Письма издалека

Письмо I . Вступление

Один и тот же совет делается абсолютно бесполезным, когда тебе его дают, и становится очень нужным, когда ты в нём нуждаешься. (Хомуций)

Предисловие

Письма издалека (советы постороннего и т.д.) – весьма специфический  жанр политической  публицистики, представляющий из себя  определенный набор разного плана и формата советов, связанных с одной или суммой близких по природе политико-экономических проблем, оказывающих серьезное влияние на жизнь населения и стратегию/тактику политических сил.

Давать советы – дело исключительно ответственное и «советчик»  должен быть готов к весьма негативной  реакции на свои высказывания по принципу «а кому нужны твои советы?»,  «тебя не спросили…»  или «сидишь в своей Москве/Вильнюсе/Варшаве/Лондоне, вот и сиди, а в наши дела не суйся».  Действительно, а кто имеет право давать советы белорусскому гражданскому обществу и политическому классу?

Советчики

За более, чем 18 лет правления  А. Лукашенко  за пределами Беларуси сформировалась вполне дееспособная, но весьма сложная по составу и структуре  белорусская политическая эмиграция, что, наравне с постоянными политическими репрессиями и наличием   политических заключенных, является неотъемлемым и естественным индикатором развитого авторитаризма...

Безусловно, появление политической эмиграции не способствует положительному международному имиджу правящего в республике  режима, так как свидетельствует об отсутствии основы для политической  консолидации общества и политического класса, непримиримости политических сил и их готовность  к жесткому противостоянию, а также, что самое главное, о репрессивной сути существующей государственной власти.

Тема белорусской политической эмиграции не является  ведущей для данного цикла статей, за исключением одного важного аспекта: возможности  белорусской политической эмиграции в той или иной степени влиять  на  политическую ситуацию в стране. Иными словами, напрашивается вопрос: могут ли оппоненты режима А. Лукашенко, находясь за сотни и тысячи километров от Беларуси, брать на себя смелость советовать что-то белорусским политическому классу и обществу? 

Есть мнение, что политически активная часть населения республики  не нуждается в каких-либо советах от тех, кто годами, если не десятилетиями лишены возможности  посещать Родину, а о социально-экономических и политических процессах   в Беларуси узнают исключительно по Интернету. Считается, что, мол, на местах «виднее», что и как предпринимать.

Данное мнение вызывает ряд возражений.  Во-первых, белорусская оппозиция усилиями властей республики оказалась расколота не только идейно, но и территориально. Солидная часть радикальной оппозиции, а также непримиримых  оппонентов властей, оказались вытолкнуты из страны или «живут на два дома», находясь в непрерывной  миграции между Минском и соседними странами.

Реформистская оппозиция, по понятным причинам, чувствует себя в Беларуси относительно комфортно, чем и стремится воспользоваться, навязывая  и или пытаясь навязать свои представления о политической стратегии максимально  широкому  составу оппонентов режима, политическому классу и  белорусскому обществу, предлагая  участие в очередных выборах, распространяя иллюзии о возможности  изменения избирательного  законодательства, оказывая содействие диалогу режима с Западом, проталкивая идеи об авторитарной модернизации и т.д.

Во-вторых, радикализм белорусской политической эмиграции естественен. Только со сменой политического режима в республике у этих людей возникает возможность вернуться в Беларусь.

В-третьих, политическая эмиграция по объективным причинам имеет возможность смотреть на  ситуацию в республике с более глобальных позиций, с учетом  интересов мировых держав, региональных лидеров и соседей республики. Кроме того, эмиграция в меньшей степени страдает традиционным недугом  белорусского политического класса – политическим иждивенчеством.  Кроме того, усилиями властей горизонтальные связи внутри белорусского общества и политического класса нарушены или анонимированы в Интернет-сетях, что ставит под вопрос достоверность распространяемой там информации. Белорусское общество фрагментировано, что связано с последствиями многолетнего функционирования авторитарного режима. В этих условиях обмен информацией непосредственно в республике затруднен, происходит естественный вывод информации за пределы республики, где она подвергается систематизации и анализу уже внешними наблюдателями, включая белорусских эмигрантов и не принадлежащих к оппозиции оппонентов режима А. Лукашенко. В комплексе все это создает феномен  «взгляда издалека». В итоге у политически активной части  белорусского общества  периодически возникает  вполне обоснованное впечатление, что о событиях в Беларуси лучше известно вне республики, чем в ней самой.

В-четвертых, к сожалению, «на местах»  политические силы или вообще ничего не предпринимают против  авторитарного режима или делают откровенные и странные  политические ошибки, которые в лучшем случае  заводят оппонентов режима в тупик или гоняют их по кругу (репрессии актива – очередные выборы – репрессии актива), а в худшем варианте оказывают содействие  режиму А. Лукашенко (легитимизация режима на очередных выборах, легитимизация  белорусского авторитарного режима в Евросоюзе посредством налаживания диалога между  Минском и Брюсселем и т.д.).

Так что, учитывая политическую ситуацию в Беларуси,  к советам зарубежных оппонентов режима стоит прислушиваться, но естественно, подвергая их серьезному контролю и тестированию. Дело в том, что политическая  эмиграция – понятие все-таки весьма широкое и советы издалека  могут исходить не только от представителей белорусской политической оппозиции, но так же и от тех противников  власти А. Лукашенко, кого вряд ли можно считать белорусскими оппозиционерами.

С чем это связано? К сожалению,  как правило, статус члена  белорусской  оппозиции подразумевает  генетическую русофобию, чем второе  десятилетие активно пользуется правящий  в Беларуси режим, беззастенчиво  играя на  присущем  оппонентам  режима национализме и заводя своих  политических оппонентов в лабиринт, где вопросы о статусе белорусского  языка,  политико-экономическом влиянии России в Беларуси и в регионе и т.д.  сбивают  оппозицию со стратегического курса - уничтожения  в Беларуси авторитаризма. Пока белорусская оппозиция будет пытаться  играть в геополитические игры, пока  она  будет  занята  выяснением «белорусскости» внутренних политических сил, включая потенциальных союзников и попутчиков,  режиму А. Лукашенко на внутреннем политическом поле ничего не угрожает. Между прочим, предлагаемая политическая формула является составной частью  уравнения по реальной демократизации  республики.

Кому советовать?

Возвращаясь к теме внешних советов, необходимо признать, что к сожалению, получилось так, что  годами  в среде  оппонентов режима основные дискуссии шли исключительно вокруг проблематики политической борьбы и практически не касались тем организации Народного Сопротивления (НС) или вопросов элементарного экономического выживания  и политического ориентирования активной части белорусского общества. Между тем, данная проблематика исключительно остра и важна, так как помимо того, что она касается жизни сотни тысяч, если не миллионов граждан республики,  но именно в организованности и сплоченности данной категории белорусского общества и заложена основа создания внутренней  политико-экономической ситуации, когда власти уже не смогут контролировать внутренний политический рынок, что в  резонансном сочетании с рядом внешних факторов может привести к смене политического режима.

Итак, как жить и бороться простому человеку, не члену  какой-либо оппозиционной  партии, не являющемуся  политическим активистом какого-либо  движения, объединяющего оппонентов  режима, но который вполне реалистично оценивает промежуточные итоги восемнадцатилетнего  правления А. Лукашенко?

Перспектив нет

Стоит признать, что настроения в среде солидной части белорусского общества последние годы остаются крайне тяжелыми. Сказывается неимоверная усталость от авторитарного, «заточенного» на  сохранение у власти  исключительно  одного человека,  политического  режима.  Президентские сроки сменяют друг за другом, но страна ни в политическом, ни экономическом  форматах не обновляется. Пропагандируемая  государственными СМИ ситуация, когда весь мир «ошибается», а только Беларусь выбрала исключительно верный путь давно стало четким индикатором  уровня государственного идиотизма. 

Регулярно провозглашаемые модернизации каким-то странным, почти по Фрейду, способом замыкаются на все новых и новых молочно-товарных фермах, страна остается исключительно экспортером  энергоносителей на западные рынки, торговля с Россией (второй экономический партнер) регулярно сводится с огромным дефицитом.

Постепенное превращение столицы Беларуси в вариант европейской Гаваны времен диктатора Батисты, где процветал игорный бизнес и проституция, оказывает крайне негативное влияние на восприятие собственной страны ее гражданами.

Республика   при всех своих широко рекламируемых экономических амбициях в экономическом плане на глазах отстает буквально  от всех соседей, превращается в отстойник  криминальных кланов, отстраненных от власти в странах постсоветского пространства. Белорусское  руководство погрязло в коррупционных связях, наживается на контрабанде и перепродаже энергетического сырья и поставках товаров из третьих стран на рынок Таможенного союза – Единого экономического  пространства.

Социально-экономический итог многолетней деятельности администрации А. Лукашенко оказывает наибольшее влияние на негативные настроения в среде белорусского населения и политического класса. Современная Беларусь  оказалась одной из самых бедных стран Европы, солидная часть ее трудоспособного населения  уже работает за пределами своей Родины или активно ищет возможности для трудоустройства в соседних государствах, включая Евросоюз и даже страны Магриба.

Люди, семьи в современной Беларуси живут, приноровившись к ставшему привычному  невысокому уровню  жизни.  Можно с уверенностью сказать, что солидная  часть  населения привыкла к относительной нищете. Отхожий промысел стал привычен и естественен, как и позитивные и негативные  последствия которые он несет. Постоянная борьба за существование.  а скорее за выживание изнуряет  старшее поколение и буквально выбрасывает из республики  молодежь.

Кошмар бытия убивает, иногда в прямом смысле. Объем страхов зашкаливает: страх непродления рабочего контракта, ужас от непрерывного роста цен и коммунальных  платежей, проблем выплаты кредитов, непрерывный стресс на рабочем месте – низкие зарплаты, постоянная угроза сокращения, убыточность производства, угроза приватизации с перспективой реструктуризации и т.д.

В этих постоянно тяжелых социально-экономических условиях  доминируют  настроения общей  бесперспективности. У солидной части населения Беларуси имеется стойкое ощущение, что оно загнано в какой-то лабиринт беспросветности, в котором нет выхода.

Периодически  провозглашаемый  А. Лукашенко лозунг «поднять среднюю заработную плату до 500 долларов» не воодушевляет население, а наоборот,  порождает в нем настроение обреченности и безнадежности. Учитывая, что солидная часть граждан республики до предела закредитована, рост средней заработной платы до уровня относительной европейской нищеты не оставляют перспектив ни на решение текущих финансовых проблем, ни на общий рост благосостояния.

Что предлагают белорусские власти?

Почти два  десятилетия власти использовали российский фактор в качестве  основного внешнего виновного за все политические и экономические проблемы, которые постоянно переживают  граждане Белоруссии, в примитивном, но  как правило отвечающем взглядам большей части белорусского  населения формате: «Наш курс правильный, но Россия не поставляет (не помогает, завидует и препятствует, мешает, не отдает должное и т.д.)».

Данная формула долгие годы выручала белорусские власти, но в настоящее время, уже после тяжелого внутреннего экономического кризиса 2011 года, реальные причины которого власти так и не набрались мужества назвать, она уже не работает.

Между тем,  можно  утверждать, что кризис спровоцировали сами белорусские власти, перепуганные началом волны арабских революций, организовав в январе 2010 г. вывод из страны в зарубежные банки огромного объема конвертируемой валюты. В сентябре  2012 года  А. Лукашенко, выступая перед российскими журналистами, проговорился, назвав эту сумму – 3 млрд. долларов (по нашим расчетам получалось  4 млрд. долларов). Белорусский президент утверждал, что эту сумму перед вступлением РБ в Таможенный  союз вывезли сами граждане республики, приобретя на эти деньги легковой автотранспорт (минимум 150 тыс. автомобилей), видимо забыв, что в 2011 годах он говорил об одном миллиарде долларов, потраченном на импорт автомашин из ЕС.

Ссылки  А. Лукашенко на рост цен на импортируемые энергоносители (сырая нефть) не являются убедительными, так как если такой рост цен на энергетическое сырье и был, то он с лихвой перекрывался ростом цен на экспортируемые  Беларусью нефтепродукты. Сомнительно, чтобы Беларусь в 2011 году  торговала  бензином и дизельным топливом себе в убыток. Данную дискуссию можно  продолжить, но суть проблемы в том, что кризисы, причины которых замалчивают, имеют тенденцию возвращаться.

Главный  вывод: традиционный «перевод стрелок» на соседей население  республики не убеждает (мы об этом говорили выше). В глазах  белорусского народа  именно собственные власти, при всех их талантах по изворотливости и  ухода от ответственности, отвечают за  все годами нерешаемые политико-экономические проблемы  страны.

Качели пошли в другую сторону – сейчас  А. Лукашенко считается виновным в абсолютно всех проблемах, с которыми  сталкивается население, включая даже те, к которому он не имеет никакого  отношения (к примеру, семейные). Причем, претензии к главе белорусского  государства предъявляют в умеренном формате и его сторонники: «Ошибается, почивает на лаврах, недорабатывает, склочничает с Россией и т.д.». Реально страна созрела для перемен, но вот сколько еще их ждать?

Учитывая все вышесказанное нам придется скорректировать или углубить  главный вопрос данного материала: как в таких условиях жить простому человеку, как зарабатывать на кусок хлеба, на что ориентироваться и как бороться с режимом, не подвергая критической опасности себя и свою семью?

Что в этом  случае можно посоветовать со стороны? Только простые и жизненные вещи.

Прежде всего, стоит всегда помнить, что ничего не вечно. Далеко не вечен и режим А. Лукашенко. Кое-кому не стоит надеяться, что в Беларуси будет повторен вариант «кадыровщины». Он невозможен, прежде всего, из-за личностных качеств отдельных персон.

Не стоит с иронией воспринимать уже как бы приевшееся утверждение, что режим обречен. Это действительно так , но видимо в ближайшей перспективе автору  этих строк придется еще раз более системно вернуться к этому вопросу, осветив основные признаки и факторы этого процесса, а также представив ряд сценариев развития ситуации в Беларуси.

Но пока А. Лукашенко  считается  главой республики, желательно воспринимать  вцепившийся в Беларусь авторитаризм, как своеобразное испытание для белорусского народ, его закалку, тяжелую прививку от любых  попыток узурпации власти в будущем. Практически все народы мира в той или иной форме прошли через  этапы авторитаризма и тоталитаризма и белорусы вряд ли в этом случае подходят на роль «особого, богом избранного народа», к национальным чертам которого относится привычка к демократии и гражданским свободам, не говоря уже о правах человека. Ведь это далеко не так…

А. Лукашенко не инопланетянин, не «засланный казачок», он тутейший до мозга костей и прекрасно зная свой народ, отлично играет на его заблуждениях, фобиях и представлениях о себе и окружающем мире.  В душе каждого белоруса есть кусочек А. Лукашенко – со стороны это прекрасно видно, но когда это говоришь, то белорусы, как правило, обижаются.  Хотя, обиды здесь нет и не может быть. Было бы странно, если бы находясь столько лет у власти, глава государства не отражал бы основные черты своего народа.

Так что неминуемый уход А. Лукашенко  означает и огромную внутреннею борьбу в душе огромной массы граждан республики. Ведь долгие  годы ему верили, на него надеялись, да и он сам считал, что ему, со столь значительной поддержкой населения, все по силам. Но в реальности, сил у несменяемого главы белорусского  государства  хватило лишь на консервацию постсоветской экономики, строительство странного по архитектуре и  крайне  амбициозного по символике здания Национальной библиотеки и россыпи  президентских  резиденций по всей стране.

А. Лукашенко уже принадлежит истории белорусской нации, но пока он находится у кормила власти и перед простым человеком стоит простая и одновременно  архисложная  задача его пережить. Как это сделать?

Продолжение следует

А. Суздальцев, Владивосток, 03.11.12

0

83

Письма издалека. Письмо II. Надо пережить


вс, 11/11/2012

Всё в наших руках, поэтому их нельзя опускать. (Коко Шанель)

Период упущенных возможностей

10 ноября 1982 года умер Генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И. Брежнев. Годы, когда Л. Брежнев стоял у власти, вошли в историю Советского Союза, как времена «застоя», что конечно, не отражает все достижения и провалы той эпохи. А. Лукашенко, безусловно, уже заняв вполне видное и солидное место в истории независимой Беларуси, по продолжительности нахождения у власти уже превзошел эпоху Л. Брежнева. Вряд ли можно назвать эти годы «эпохой застоя», но нет сомнений, что этот период в жизни Республики Беларусь с полным основанием можно считать периодом упущенных возможностей.

Проблема в том, что этот период все никак не закончится. Год идет за годом, пятилетка за пятилеткой и нет конца и края все новым и новым президентским срокам А. Лукашенко. Понятно, что с этой властной бесконечностью необходимо что-то делать, но это проблема политиков и внешних игроков, как-то вовлечённых в белорусскую проблематику... Перед простым человеком, не втянутым в реальную политику, но в целом, адекватно понимающим политическую и экономическую ситуацию в стране, стоит не менее важная и сложная для него задача пережить А. Лукашенко и его режим, что в принципе одно и тоже. Но как это сделать и сколько для этого потребуется сил и времени?

Чем все это закончится?

Автор этих строк сознательно жестко увязывает судьбу первого белорусского президента и созданной им системы власти, так как, безусловно, не может быть и речи о преемниках или отставке А. Лукашенко. Он откажется от поста президента Республики Беларусь только при условии «обмена» - политической сделки, способной вынести его на уровень главы пока гипотетического государственного образования, формирующегося в рамках ныне весьма непросто развивающихся интеграционных проектов ЕврАзЭс. То есть шанс на то, что А. Лукашенко покинет республику или оставит пост президента по собственной воле, практически отсутствует. Рассмотрение иных сценариев смены власти в Беларуси не входят в тематику данного материала, хотя рано или поздно к ним обязательно придется вернуться.

Что делать в этих условиях?

30 октября 2012 года уже экс-кандидат в президенты США от республиканской партии Митт Ромни на предвыборном митинге высказал почти универсальную формулу экономического и политического выживания простого человека, гражданина своей страны: «Делайте то, что в Ваших силах». Это разумное предложение, если силы, конечно, есть.

Но проблема в том, что сил, как раз, у основной массы белорусского народа совсем не много. Далеко не каждый может себе позволить участие в политической деятельности, войти в актив какой-либо политической партии или движения. Власти в рамках очередных выборов или иных общественно-политических мероприятий, в которых оппоненты режима считают своим долгом участвовать, очень быстро такого рода активистов вылавливают, ставят на учет и у людей немедленно начинаются проблемы по месту работы, учебы, в бизнесе и т.д. Косвенно, под ударом оказываются жены и дети, хотя, справедливости ради надо отметить, что белорусские власти по понятным причинам все-таки стараются непосредственно не трогать семьи, которым и без вмешательства органов, в такого рода случаях, горя хватает.

Так что призывы к народу «выходить на площади», периодически раздающиеся от анонимных участников оппозиционных Интернет-форумов являются откровенной провокацией, так как если есть столь смелые люди, готовые призывать население к открытому противостоянию с властями, то зачем тогда они прячутся за Интернет-псевдонимами?

Простого человека беспокоят вполне земные проблемы: как не скатиться к нищете, оставаясь противником правящего режима, обеспечить будущее своей семьи и детей, не попасть под репрессии ныне правящего режима, не попасть под репрессии будущего политического режима, который придет на смену администрации А. Лукашенко?

Что ждать после А. Лукашенко?

Нет сомнений, что люди, пришедшие после А. Лукашенко, помимо того, что им придется взять верх в ожесточенной и наверное, короткой, но кровавой схватке за страну, будут обязаны доказать легитимность своей власти, преподнеся белорусской и мировой общественности множество свидетельств преступлений ныне действующего режима. По этой причине любая по своей идеологии новая власть, даже в целях самосохранения, будет вынуждена развернуть настоящую охоту за деятелями режима А. Лукашенко, его приспешниками и соучастниками. Ведь любой новой власти хочется начать с «белого листа» и весь негатив оставить предшественникам.

Проблема в том, сколько не уничтожай архивы, свидетельства преступлений прежней власти все равно останутся. Не является тайной, что практически все представители белорусской номенклатуры имеют собственные архивы, куда старательно прячут копии распоряжений «сверху», чтобы в случае чего, ссылаться на «приказ».

Так что важнейшей задачей выживания простого человека является элементарное крайне осторожное общение с ныне действующей властью, как бы внешне не казались эти контакты или, тем более, сотрудничество выгодными. Власть в виде ее органов, представителей, открытых сторонников, контролеров и пропагандистов необходимо воспринимать как больных проказой или, что более реалистично, как членов организованной преступной группировки. Надо заставить людей, работающих в системе власти, стыдится своей деятельности, вынудить их скрывать свое место работы или службы. Народ в силах загнать власть в режим полуподпольного функционирования.

Безусловно, эта тактика имеет отношение, прежде всего, к оппозиции, так как с её стороны было бы странно требовать от тех же Евросоюза и России ограничить коммуникации с режимом А. Лукашенко (особенно часто наличие контактов с Минском ставят в вину Москве), но при этом не чураться встреч с представителями Администрации президента РБ, различного рода ведомств, включая спецслужбы. В той же степени, но уже на своем уровне, простым людям необходимо всеми силами ограничивать контакты с властями на местах, отказываясь, прежде всего, от каких-либо связей с силовыми ведомствами.

Необходимо помнить, что любой контакт с властями ими фиксируется и документируется. Для белорусских властей крайне неприятна внешнеполитическая блокада, но еще более опасен внутренний постоянный бойкот, когда на представителей властей смотрят, как на временных и обреченных оккупантов, которым рано или поздно придется отвечать в меру своей ответственности за проведение в жизнь политики режима. Ведь что-то не слышно об отставках в знак протеста против решений А. Лукашенко, следовательно его политику разделяют… Стоит помнить, что властям крайне необходима и ценна любая протянутая в их сторону рука, им нужна телевизионная картинка с любого массового мероприятия, которая свидетельствовала бы о народной поддержке режима, нужны интервью с простыми людьми на улице и т.д. Всего этого необходимо сторониться и обходить десятой дорогой, зная, что нет ничего дороже собственного имени, которое ни при каких обстоятельствах не должно ассоциироваться с авторитарным режимом.

Но как быть, когда всех принудительно гонят на выборы, когда детей в школах едва ли не насильно загоняют в БРСМ, когда слушают разговоры в бытовках и курилках, в столовых и аудиториях?

Продолжение следует...

А. Суздальцев, Москва, 11.11.12 – за сорок дней до конца света по календарю майя.

0

84

.Письма издалека. Письмо III. Страх
.-A

«Страх прилипчивее чумы» (Николай Гоголь)

Главным инструментом проведения политических и административных мероприятий властей в рамках авторитарного режима является страх. Именно страх парализует волю, «наклоняемых» на бесконечных совещаниях высших сановников режима, страх загоняет в строй силовиков, страх фальсифицирует итоги выборов.

Боятся все – начиная от главы государства и заканчивая простым пенсионером (вдруг пенсию «срежут»). Естественно, страхи президента не идут ни в какое сравнение со страхами представителя силовых ведомств, где с одной стороны боятся прогневить начальство, а с другой стороны ждут обязательной расплаты в случае смены политического режима.

Буквально всего боятся чиновники - от обвинений в коррупции и содействия бизнесу до неумолимо надвигающейся кадровой чистки. Поэтому прячут о себе всю информацию, которая может привлечь внимание начальства и спецслужб, включая финансовую. Особо опасаются раскрытия каких-либо связей с Россией (родственники, место учебы и т.д.).

Страхи на уровне местного администратора, директора школы, проректора, коменданта общежития или простого учителя, подделывающего статистику на выборах, заместителей по идеологии, редакторов официальных СМИ и журналистов – пропагандистов, рядовых милиционеров и т.д., безусловно, менее значимые и парализующие, чем у высшей номенклатуры. Далеко не все из этих людей являются ярыми сторонниками А. Лукашенко, но они не только мирятся с режимом, но и готовы его защищать, так как стабильность власти у них ассоциируется со стабильностью их скромного социального статуса и материального обеспечения. С одной стороны, понимание, что другого, более доходного и представительного места в их жизни уже не будет, а с другой стороны, страх попасть под немилость начальства или очередную чистку/сокращение делает из этого мелкого чиновничества и должностных лиц послушных и даже инициативных функционеров. Именно с этими людьми - представителями авторитарного режима, и приходится в первую очередь сталкиваться населению и практически каждому простому человеку.

Авторитаризм не может существовать без ущемления прав человека и гражданских свобод, без определенного уровня насилия, репрессий или угрозы их применения. Именно низший слой белорусской номенклатуры и силовиков и обеспечивают населению с одной стороны обстановку постоянной угрозы и неотвратимости наказания, а с другой стороны, при помощи мощного пропагандистского аппарата, что традиционно для авторитарного режима, создает у народа целый спектр настроений – от ощущения неотвратимости происходящего до восторженного отношения к окружающей действительности («завтра будет лучше, чем вчера»).

Без простых функционеров авторитарный режим существовать не может. Можно сказать, что на самом деле именно на конкретном коменданте общежития, пишущем доносы в КГБ заместителе по идеологии, загоняющем студентов на избирательный участок, проректоре и т.д. как раз и держится авторитарный режим. Именно эти люди и обеспечивают все новые и новые, бесконечные, президентские сроки А. Лукашенко, прикрывают все преступления режима и их, в первую очередь, и опасается население, видя в представителях А. Лукашенко на местах безумный в своей жестокости репрессивный режим.

Боятся ли эти люди будущего?

Безусловно. Но большей частью они считают, что при смене режима про них или забудут или новые власти воспользуются их опытом. На случай претензий к ним у низшего слоя номенклатуры сформирован целый комплекс аргументов: «приказ», «а что оставалось делать», «или я или меня», «мы – люди маленькие» и т.д. Однако это иллюзия, что данные «аргументы» сработают…

Во-первых, уверенность, что в случае политического кризиса и смены власти за все будет отвечать только А. Лукашенко, порождает стойкую привычку к безнаказанности. Именно местные функционеры являются исполнителями самых грязных, абсурдных и страшных указаний властей, забывая, что, в общем-то, в реальности тот же А. Лукашенко силой их не заставляет идти на преступление. Всегда можно уйти, к примеру, в отставку… Во-вторых, события в Киргизии, где после переворота апреля 2010 г. началась настоящая охота за аппаратом свергнутого президента Курманбека Бакиева, непрерывная череда арестов в Грузии, где представители режима М. Саакашвили подвергаются ничем не прикрытым репрессиям (причем, нет нужды доказывать, что идейно сторонники Б. Иванишвили не очень отличаются от команды М. Саакашвили), косвенно подтверждают уже не раз высказанную мысль о том, что вряд ли в Беларуси новые власти вдруг объявят всеобщее прощение и амнистию. В этом случае их мигом объявят последователями «кровавого режима Лукашенко» (в эмоциональных оценках от журналистов, большая часть которых ныне восхваляет правящий режим, недостатка не будет).

Наблюдая за возможными кандидатами на пост главы постлукашенковской Беларуси, приходишь к выводу, что пощады не будет никому… Не спасет ни статус пенсионера, ни больничные, ни заготовленные зарубежные паспорта и заранее купленная за границей недвижимость. Кроме того, не стоит забывать, что и действующая власть, словно раненый зверь в клетке, не спускает глаз с номенклатуры и силовиков, постоянно ища доказательство того, что и этот, да и тот уже все приготовил, чтобы вовремя унести ноги. За эту готовность «свалить» карают немилосердно.

Люди больны страхом, работают под страхом, ложатся спать со страхом, со страхом и просыпаются.

Глобальный страх …

Простому человеку еще сложнее. Ему некуда «сваливать», у него семья, дети, больная теща и старики родители. Его детей загоняют в школе в БРСМ, его самого буквально конвоируют на избирательный участок, за ним следят и его слова фиксируются. Он боится всех: начальника, преподавателя в вузе, учителя его детей в школе, так как дети имеют манеру пересказывать в школе то, о чем дома говорят родители, участкового и т.д.

Все эти страхи накладываются на традиции глобального воровства. Воруют практически все и отличаются только объемом воровства. На селе воруют урожай, дизельное топливо, семена, лес, удобрения, молоко. Сельская аристократия ворует деньги, запчасти, занимается приписками. С заводов несут буквально все, что попадается под руку: от гвоздя до готовой продукции… Силовики «крышуют» целые отрасли, крупные сделки и т.д. «Криминальную лестницу» можно продолжить вплоть до белорусских олигархов, наживших капиталы на российском сырье, рынке и энергоносителях. Страна победившей глобальной коррупции и слившегося с режимом криминала.

Внимательный белорусский читатель в данном месте обязательно воскликнет от обиды: «А как в России, а если сравнить, а там –то…!» и будет не прав. Дело в том, что в той же России об этой страшной проблеме не просто говорят, а буквально кричат и не только на площадях, но и с телеэкрана и страниц газет. Это объявленная болезнь. Другой вопрос, как с этой болезнью борются… В Беларуси эту болезнь никогда не признает власть. Сквозь зубы, показывая пальцем на Россию, может признать оппозиция. Умолчит, опять оглядываясь на Россию, население. Будут говорить только о конкретном губернаторе, главе местной администрации, руководителе хозяйства и директоре предприятия. Понятно, что тяжело осознать, что живешь в глубоко криминальном обществе, когда тебя приучили искать соринку в  соседнем глазу… Очень хочется быть белыми и пушистыми. Но на этой чванливой привычке также паразитирует авторитарный режим.

Власть культивирует страх. Он ей выгоден. Не может быть и речи о глубоких структурных реформах, так как «посмотрите на Россию, что там реформаторы натворили». В тоже время, Беларусь, где ликвидированы почти все реальные льготы для населения и которая по нищете находится в тройке самых бедных стран Европы, продолжает объявляться «социальным государством». Автор этих строк обратил внимание на то, что граждане Беларуси в этом уверены и когда, к примеру, они узнают о сумме российского «материнского капитала» для семей, где рождается второй ребенок, то просто отказываются в этот факт верить: «Этого не может быть, тем более в России».

Люди, выстраиваясь в 2011 году в очереди за сахаром, разметая с прилавков мясо и дешевое молоко, как правило, терялись от присутствия видеокамер, понимая, что какие страшные «картинки» из «процветающей Беларуси» они создают. (http://www.youtube.com/watch?v=H4fuoPsQgYo; http://www.youtube.com/watch?v=c_MvciwGHwQ). Поражало то, что некоторые женщины кричали в объектив: «Не снимайте, у нас все хорошо, у нас лучше всех!» (к примеру, http://www.youtube.com/watch?v=qMuMukuKB2U)… Эти люди по-своему правы. Ведь почти два десятилетия их убеждали, что они самые работящие, самые умные, самые рачительные хозяева, от них зависят огромные соседние страны и к голосу их руководителя прислушивается весь мир. А вот у соседей мрак, нищета, голод и холод. Так что им все завидуют .

В реальности оказалось, что не завидуют, а жалеют, а иногда и посмеиваются. И это тоже страшно, так как впереди все равно маячат собственные, уже белорусские «90-е годы», так как никуда не уйти от реформ, от частичной деиндустриализации и связанной с ней нищеты и безработицы.

В свое время белорусские власти с упоением демонстрировали кадры обманутых российских вкладчиков в строительство квартир, но со временем получили своих не менее несчастных и обманутых. Издевались над жертвами российских финансовых пирамид, а в итоге получили свои «пирамиды». Рассказывали о безработице в России и Украине - получили более миллиона выехавших на работу за рубеж белорусов и т.д. И так подряд и во всем… Уже и гастарбайтеры в устах властей стали «белорусскими специалистами», что однако не мешает этим «специалистам» пьянствовать в десятках поездов, курсирующих день и ночь между Россией и Беларусью.

Печально, но все это есть! И в этом немалая часть населения боится признаться уже самим себе. По традиции, ищут виновных в лице соседей… Между тем, в этой раздвоенности и находит себе опору авторитарный режим. Он ведь буквально нашептывает: «Ничего, потерпите, мы все равно лучше всех, все не в ногу…». Национализм – главная основа белорусского авторитаризма.

Как с этим бороться?

Страх можно побороть только страхом. Страх – обоюдоострое оружие. Нагоняют волну страха только те, кто сам боится до смерти ответственности за содеянное. Это оружие необходимо использовать против тех, кто столь мастерски им владел последние 18 лет. Поэтому, когда студенту говорят, что если он не пойдет на выборы, то его выселят из общежития, то не очень трудно сделать так, чтобы столь ретивый комендант/организатор/проректор вдруг понял, что его имя уже зафиксировано в длинном списке лиц, замешанных в поддержке пока правящего режима. Все равно рано или поздно эта власть падет, так что еще не известно, кто кого выселит или лишит работы, а то и пенсии… Примеры Грузии и Киргизии весьма показательны.

Стоит напомнить, сколь тяжело переживала милиция появление в Интернете фотографий своих «героев», что отлавливали хлопающих людей на летних 2011 года улицах Минска. Это во многом говорящий факт – силовики готовы отстаивать по их понятиям легитимную власть, но исключительно анонимно и желательно в масках. Они все жутко боятся информации о себе. Так что эту информацию надо собирать и копить. Делать это гласно и негласно, но системно и неотвратимо…

Несколько лет назад автор этих строк наблюдал оппозиционный митинг на минской площади Бангалор. Был январь. Холод. К расчищенной от снега площадке в центре парка вела единственная тропа. Люди шли на митинг гуськом. В самом начале тропы пристроился работник КГБ с видеокамерой. Он непринужденно и деловито буквально в лицо снимал всех идущих на митинг людей. Мне было интересно – кто-нибудь возмутится? Кто-нибудь вырвет у него камеру, надает по шее этому наглецу. Никто это не сделал. Все покорно, как в концлагере, шли на объектив, позволяя себя фиксировать для очередного досье. В России так бы открыто снимать не рискнули… В Беларуси пока можно все. Вот как только эта безнаказанность исчезнет, исчезнет и режим А. Лукашенко.

Для этого надо немного. Просто открыто или скрытно, косвенно (в зависимости от обстоятельств) дать понять ближайшему от вас ретивому лукашисту, что его усилия не пропадут даром и рано или поздно ему придется ответить, так как Лукашенко относительно далеко, а его надменное и уверенное в себе лицо рядом и для Вас именно он тот самый Лукашенко, которого Вы долгие годы проклинаете в курилке днем и на кухне вечером. Именно этот местный «кум» реально отвечает за ситуацию в стране, так как именно на таких и опирается режим А. Лукашенко. Вы поразитесь ответной реакции.

Зимой 2005-2006 года автор этих строк вдруг обнаружил в ста метрах от своего дома пикет в поддержку А. Лукашенко. Шла предвыборная кампания. У щита скучали две женщины, похлопывая перчатками. Люди, завидя агитаторов, обходили их заранее по соседним, припорошенным снегом, дорожкам.

Но мне, конечно, ну ни как нельзя было не подойти, не посмотреть плакат, в очередной раз не почитать программу белорусского президента. Пикетчицы, завидя потенциального «избирателя», как-то жиденько затянули «песню» о неутомимом и безгрешном герое… Все это было противно и жутко, словно пахнуло 1950-ми годами. Пришлось, сказать, поглядывая на небо: «Темнеет, шли бы вы отсюда, девушки, а то мало ли что с плакатом будет, да и с вами…». Через пять минут пикет словно ветром сдуло…

Власть труслива, так как знает, что никто за нее, когда реально «прижмет», на баррикады не полезет, на улицу не выйдет, на площадь не побежит. Сдует всех словно куриное перо…

Но собирать информацию о приспешниках режима все-таки мало. Надо и еще кое-что делать. Не спеша, не подставляя себя и своих близких, но твердо и постоянно, а главное, не боясь за себя, а опасаясь за будущее своей страны…

Продолжение следует...

А. Суздальцев, Москва,
18/11/2012

0

85

Письма издалека. Письмо IV. Не верь, не бойся, не проси.


«Или навались, или отвали» (адмирал Дж. Фишер)

В фондах советского кинематографа лежит прекрасный фильм «Ленин в октябре» 1937 года (!) выпуска. Во времена моего раннего детства, его крутили по телевизору почти каждую неделю. С учетом того, что фильм был снят к 20-летию Октябрьской революции, то сейчас он воспринимаются, почти как документальный. Но нас не интересуют сюжеты о штурме Зимнего дворца (было совсем не так, как изображено на экране) или примеры неугомонности и непоседливости чудаковатого В. Ленина, с которым по сценарию все нянчатся, как со школьником. Дело в том, что в фильме есть совершенно феноменальный сюжет, посвященный чтению письма «из деревни». Вождь пролетарской революции, несколько смущенный тем, что разбуженные революцией крестьяне, не только забирают землю у помещиков, но и взяли их всех (помещиков) и «поубивали», как-то уклонился от конкретного ответа – стоит ли поддерживать столь радикальные методы классовой борьбы? Оказалось, что «поубивали», ну и ладно – что поделать, «народное творчество» («очень толковое письмо»).

В чем была сила большевиков? В прекрасном знании русского народа и в использовании этого пресловутого «народного творчества», что и определило их успех. На фоне страшной и кровопролитной первой мировой войны они сделали ставку на подготовку партийных кадров – агитаторов за конкретные нужды и чаяния народа. Надоело воевать – бросай окоп и иди домой! Нужна земля – бери! Есть вопросы к зарплате – громи заводоуправление и ставь во главе предприятия завком! Вариантов масса.

Перед нами блестящий по простоте набор лозунгов и решений, не требующих каких-либо сложных схем и многолетней агитации и пропаганды. Власть, уходящая в историю, годами не проводя столь необходимых реформ, откладывая судьбоносные политические решения, втягивая свои страны и народы во внешнеполитические авантюры, покоряясь молоху неограниченной и бесконечной власти, сама предоставила поводы для формирования простых и понятных практически любому человеку лозунгов.

Как правило, сила обязательно вызывает контрсилу. Почти сто лет назад, большевики, ну, может быть лишь поморщившись, а также посетовав насчет «наследия царизма» и «осатанелости народа», не отшатнулись бы ни от одной самой радикальной меры «народного творчества», если бы она содействовала выполнению их основной цели – захвату и удержанию власти.

Умелое использование народной осатанелости, явившейся результатом как раз политики правящего режима, является ключом успеха для крепко спаянной и идейно вооруженной группы профессиональных революционеров, которые поставили своей задачей быть вместе с народом, слиться с народом, жить чаяниями народа, чувствовать себя частью народа и видеть свою задачу в том, чтобы направлять огромную народную энергию в русло выполнения политических задач, которые обязаны сформулировать, как раз они.

Естественно, такая задача должна быть конкретной и понятной. В нашем случае – это свержение автократического режима, как ответственного за все проблемы социально-экономического и политического плана, с которыми столкнулся белорусский народ. В 1996 году А. Лукашенко, ликвидируя остатки разделения властей и выступая в Могилеве, публично взял на себя полную ответственность за все, что происходит и будет происходить в Республике Беларусь. За плохое и хорошее.

Однако за последние 16 лет несменяемый белорусский президент только три-четыре раза взял на себя ЧАСТИЧНУЮ ответственность за череду экономических кризисов и жестких политических стычек с Россией.

А. Лукашенко, исходя из собственных интересов, поступает совершенно правильно, постоянно  «переводя стрелки» на внутренних и внешних врагов, обвиняя их противодействии «правильному» курсу белорусского президента. Или выдвигает претензии собственному народу, который то ли чрезмерно пьет, то ли плохо работает, но в целом, его, президента, недостоин. Фактически, он увертывается не от ударов своих оппонентов, которые слабы и заняты массой проблем, только косвенно связанных с отстранением А. Лукашенко от власти. На самом деле идет борьба с уже вполне возмужавшим народным сопротивлением, которое пока слепо и буквально наощупь ищет змеиную шею, чтобы сломать хребет той властной анаконде, что зажала народ в тиски авторитаризма.

Эта политическая игра Давида с Голиафом, где народ постоянно оказывается одураченным, но уже махает кулачищами, которых власть опасается, так как с народным сопротивлением бороться не силах даже теоретически. Для такой борьбы правящий режим должен стать тоталитарным, что в белорусских условиях по ряду объективных причин невозможно.

Лето 2011 года можно считать поворотным моментом. В условиях невиданного внутреннего экономического кризиса власти потеряли контроль над экономикой. После теракта 11 апреля 2011 года и выхода на улицы и площади толп молчаливых и хлопающих граждан, власти потеряли контроль над политической сферой и остались в изоляции. Безусловно, это был успех… Пожалуй впервые за длительное время, часть оппозиции поняла и подхватила настроения народного сопротивления, придав им несложную и понятную организацию.

Но что дальше? А дальше те, кто должен был дать реальную, понятную и достижимую цель, кто почти два десятилетия демонстрировал «потенциал» и «решимость», занялись выяснением своих внутренних проблем и затеяли бесконечную и бессмысленную дискуссию. Понятные и, что самое главное, достижимые цели и задачи, а также набор лозунгов, тактических приемов борьбы так и не были представлены.

Дело в том, что, если политические силы, считающие, что они противостоят А. Лукашенко, вместо того, чтобы консолидировано выступить против режима и, в итоге, его свалить, заняты массой других, как им кажется, крепко связанных с судьбой правящего в Беларуси правящего режима проблем – отражением виртуальной угрозы независимости республики, некой пропагандистской борьбой с «имперской» Россией, которая, естественно, опять что-то не поставила, не свергла и не сделала белорусам хорошо: возрождением белорусского языка, китайской политико-экономической экспансией, строительством АЭС, правами польского национального меньшинства, судьбой Беловежской пущи и определением правящего в Российской Федерации политического режима и созданной там политической системы, а также другими, естественно, не менее важными проблемами. Автократизм в РБ может чувствовать себя совершенно спокойно, так власти всегда в силах удлинить эту политическую «очередь» до бесконечности.

Раз за разом , вопрос о власти, естественно, оказывается последним в очереди. Силы оппонентов режима распыляются и тратятся на все, что угодно, кроме решения судьбы правящего режима. Для примера, это все равно, как если бы большевики осенью 1917 года были бы заняты проблемой обеспечения Петрограда хлебом или развернули бы пропагандистскую войну против Великобритании и Франции, поддержкой которых пользовалось Временное правительство. Хотя и сами большевики не гнушались германскими деньгами…

Кроме того, ничто не мешает властям эту политическую «очередь» постоянно удлинять, создавая и подбрасывая своим оппонентам все новые и новые проблемы или стимулируя напряженность вокруг старых.

В зависимости от политической обстановки власти всегда имеют возможность спровоцировать, к примеру, очередную напряженность вокруг польского меньшинства, или бросить кость оппозиции в виде белорусско-язычного министра культуры, либо  ругать в очередной раз директорат, министров, чиновников всех рангов, выступить против приватизации производственных активов, демонстрируя свой патриотизм, что не мешает при этом тем же властям набирать кредиты.

Все эти проблемы, естественно вызывают отклик у населения, в политическом классе, а также в оппозиции, создавая иллюзию, что власти «в борьбе», за что-то бьются, но ничего годами не решают. Трудно понять, но ведь на самом деле они просто топчутся на месте, создавая иллюзию продвижения вперед, словно забывая, что в современных условиях стоять на месте -- означает бежать назад.

На самом деле, все эти запускаемые властями виртуальные битвы и пустые политические кампании играют роль маскирующего тумана, как одеялом прикрывающего уродливый и репрессивный механизм. Весь этот политический маскарад, включая парламентские и президентские выборы, должен выполнять одну задачу – сохранить в республике авторитарный строй.

Именно в этом маскировочном тумане постоянно плутают официально признанные оппоненты власти. Действительно, очень удобно и политически выгодно постоянно сваливать на ту же Россию всю проблему борьбы с А. Лукашенко. Во-первых, такая позиция совершенно безопасна и в лучшем случае Москва может просто запретить въезд на свою территорию какому-нибудь особо ретивому «обличителю» ее «имперских инстинктов», что, как показывает опыт, является практически невероятным событием. Во-вторых, перевод стрелок на внешнего игрока позволяет снимать с себя ответственность почти за любой политический провал. Получается, что и власти и оппозиция в данном вопросе ведут схожую политику.

Нет сомнений, что рано или поздно, когда белорусский правящий режим втянется в особо жесткое противостояние с Москвой, что неизбежно в условиях интеграционного проекта ТС-ЕЭП, Лукашенко выступит в роли национального лидера, отстаивающего суверенитет и независимость страны. В этом случае три четверти оппозиции мигом встанут под его знамена, простив ему буквально все.

К сожалению, это уже было осенью 2010 года, когда российско-белорусский политический кризис достиг своего апогея, когда почти вся оппозиция буквально кинулась в президентскую избирательную кампанию, чем обеспечила появление на белорусской политической арене Евросоюза в лице Польши, Литвы и Германии и легитимизацию очередного президентского срока Александра Лукашенко.

Надо понимать и не требовать от оппонентов белорусского режима то, что сделать они не в силах, так как они безнадежны… и это не обязательно белорусский феномен. Во время начала «арабской весны» в Египте оппозиция проявилась только через несколько дней после уже состоявшихся первых выступлений на площади Тахрир. Оппозиция заявила о себе, чтобы мигом распасться, переформатироваться, набрать силу нового актива и превратиться уже в новую оппозицию, которая сейчас активна на современной политической арене этой древней страны.

В условиях авторитарного режима оппозиция и народ всегда будут слишком далеки друг от друга. Она сами по себе виртуальная реальность, еще один компонент того политического «тумана», что дезориентирует реальных врагов режима.

Народное сопротивление одиноко и должно само брать судьбу своего народа в свои руки. Благо, что в современных условиях для минимальной консолидации вовсе не нужна голубиная почта. Большевики активно использовали телефон, телеграф и газеты. В 1991 году в России выручил факс. Помогло…

Что надо делать?

Прежде всего, жить по принципам: не верь, не бойся, не проси. Принято считать, что это правила криминального мира, но автор этих строк обычно этот постулат предлагает студентам первого курса – будущим специалистам по международным отношениям. Конечно, это универсальные правила выживания…

Жить по еще одному правилу: что могу, то делаю. Не ныть и не плеваться на экран телевизора, а делать что-то конкретное и понятное. Кое-кто из родственников автора данного материала в 1943 году носил в лес хлеб, на один и тот же пенек. И хлеб исчезал, чтобы потом «проявиться» в перестрелке около железнодорожной станции, в подрыве моста (этот мост под Логойском районе и требует отдельного рассказа) и так далее. Кто скажет, что эти люди с узелком хлеба не внести свой вклад в победу над врагом? У каждого была своя война.

И сейчас каждому нужно нести свой узелок! Нужна стратегия малых дел.

Видишь в магазине идиотский проправительственный плакат? Сорви! Не обязательно демонстративно, но сорви обязательно! Повесят вновь? Надо повторить!

Если есть в ближайшем окружении лукашисты, создай вокруг них атмосферу изоляции или даже полного неприятия!

Снимает на улице группа белорусского телевидения? Помешай им лепить лживую картинку на экране! Ваши знакомые дали этому телевидению интервью? Стоит им косвенно объяснить, что и кого они сейчас представляют в Ваших глазах…

Следует игнорировать по мере возможности все структуры власти, ее общественные и политические организации, её функционеров. Следует отделиться от них. Вы сможете жить без них, а вот они без вас -- едва ли…

Работаете в развалюхе за копейки, ездите по псевдо дороге, где яма на выбоине, живете в трущобе? Снимите, разместите в Интернете. Нет сайта? Создайте, выложите туда то, что сняли. Не можете создать сайт? Опубликуйте у себя в социальных сетях! Разместите списки коррупционеров, вороватых и «крышующих» силовиков, безумных в безнаказанности администраторов и т.д. и т.п. Этим вы докажете, что есть в республике место не только показухе, но и реальной жизни, которая резко отличается от телевизионной картинки.

Но при этом, конечно, нельзя идти на меры, наносящие какой-либо ущерб экономике страны, системам жизнеобеспечения, транспорту и т.д., то есть то, что может в какой-то степени ударить по собственной стране, так как, лукашенки приходят и уходят, а страна должна оставаться.  Кроме того, другой-то страны все равно нет… Если, конечно, не решится на безвозвратную эмиграцию.

Народное сопротивление – это не партизанщина. Это неустанная и постоянная работа. Чаще всего эта работа в одиночку, так как предательство и стукачество - крайне распространённая болезнь в белорусском политическом классе и обществе. Так что никому не верьте и будьте осторожны, так как, только вы начнете жить по какому-то осознанному плану, окружающие тут же почувствуют в вас перемену, какую-то внутреннюю силу и к вам потянутся, так как люди почувствует, что вот он (она) знает (знают) что делать и уже что-то делают. Далеко не все из оказавшихся рядом будут вашими соратниками. Но большинство все-таки будет.

Сторонников режима надо буквально гонять, как крыс в затопленном подвале. Тогда они почувствуют, что их вера в батьку Лукашенко превращается в скрытый культ и что никакая власть им не поможет, а вы поймете, что людей, разделяющих ваши взгляды – огромное большинство.

Да, один в поле не воин, если он не воюет… А если он реально воюет, то очень быстро рядом с ним будут тысячи и миллионы.

И это только начало. Очень скоро обнаружится, что никто и не рискует вывесить в вашем районе лукашистский плакат, вновь «избранный» депутат обходит ваш микрорайон стороной, в местной школе учителя подвергают белорусского президента молчаливой блокаде, исчез БРСМ и т.д… Так дом за домом, квартал за кварталом, предприятие за предприятием, район за районом, город за городом отвоевывается у варварского режима вся страна.

И она, конечно, будет отвоевана, но только с вашей помощью. Не ждите, не мечтайте, делайте все сами – тогда это будет ваша страна, и ни с кем ею делиться не придется.

А. Суздальцев, Москва, 25.11.12

0

86

Задание на зиму 2012-2013


Как только вы встанете на нашу точку зрения, мы с вами полностью согласимся. (Моше Даян)

Зимняя сказка

Интересно то, что наличие в весьма сложном и противоречивом внешнем имидже России образа столь грозного и непредсказуемого зверя, как медведь, придает определенную пикантность переходу к зимнему политическому сезону. Автор в данном случае далеко не первый, кто использует столь колоритный персонаж в политической публицистике. Все дело в том, что Косолапый зимой, как правило, тихо и мирно спит в своей берлоге, посасывая вкусную лапу, а не занимается изнурительными переговорами о запасах шишек.

Лес зимой, естественно, отдыхает от медвежьего внимания. Волки с западной опушки безбоязненно, не ожидая получить затрещину от геополитической медвежьей лапы, быстро осваивают ближайшие к берлоге перелески и поляны. Кабаны, оголодав на опушках, могут рассчитывать на богатые желудями дубравы, в корнях которых и притаилась медвежья берлога.

Ликуют зайцы, которые могут беспрепятственно обгрызать кору лесного малинника – традиционной медвежьей столовой, не очень заботясь о том, что за обглоданные кусты им может не поздоровиться. Заодно зайцы развлекаются игрой в «кошки-мышки» с волками, демонстрируя свою договороспобность и готовность заодно поиграть в некий зоологический диалог.

Однако никто в постсоветском лесу не забывает, что во время зимнего политического сезона медведя все-таки не стоит беспокоить, так как сладить с медведем-шатуном, которого какие-либо политические или экономические проблемы подняли с постели, практически нет никакой возможности. Видимо, кто-то из ближайших соседей забыл кошмар «газового Нового года» 31 декабря 2006 года и даже надеется его повторить со всеми вытекающими для них приятными последствиями …

Стоило бы помнить, что по традиции, в России политический сезон завершается к 15-20 декабря. Часть политической элиты федерации покидает страну вместе с отпускниками, которые в последние две недели месяца штурмуют аэропорты Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга и других региональных центров огромной державы. Пляжи Мальдивов и Маврикия, как и заснеженные Альпы, влекут представителей российской элиты за тысячи миль от родных полей. Другая часть («патриоты») удаляются в свои заснеженные загородные резиденции для блаженного отдыха. Наиболее активные представители российской политической элиты отдают должное экзотической зимней рыбалке и охоте в северных районах европейской России. Политическая жизнь замирает до середины января, что вполне согласуется с зимними политическими сезонами в ЕС и США, но входит в явное противоречие с китайским внешнеполитическим расписанием. К этому христианскому, а на самом деле крестьянскому политическому ритму давно привыкли.

Однако в 2012 году «Медведю» будет не до новогодних радостей. Помимо массы внешнеполитических проблем, декабрьские встречи с руководством Беларуси должны, по идее, закрыть постепенно накопившиеся в российско-белорусских отношениях проблемы. Не скажешь, что эти проблемы носят первостепенный характер для Москвы, но косвенно могут серьезно отравить атмосферу предновогодних вечеров. Дело в том, что для российского руководства одной из первостепенных задач остается интенсивное формирование интеграционной группировки ТС-ЕЭП –ЕЭС, где наличие Беларуси является обязательным компонентом.

Так что главная цель «зимней кампании» - успешные переговоры. В ином варианте нас ждет весьма сложный период очередной «холодной войны», который, по ряду объективных причин, не может себе позволить ни Россия, ни Беларусь.

Зачем?

Тем не менее, несмотря важность переговоров между Москвой и Минском, зима начинается с мелкой интрижки в стиле колхозных посиделок: белорусский президент в интервью агентству Рейтер прошелся по здоровью своего российского коллеги, что само по себе оказалось не очень по-союзнически. Естественно, вопрос о здоровье третьего президента России представляет особый политический интерес как в России, так и на Западе, но не президенту страны-союзницы об этом рассуждать публично. Зачем?

Пожалуй, в современной истории (после 1648 года), только в годы войн главы государств позволяли себе публично пройтись по интеллектуальным и физическим данным своих коллег-оппонентов. Широко известна заочная дискуссия между А. Гитлером и У. Черчиллем. Гитлер считал премьера Великобритании «пьяницей» (между прочим, в 1990-е годы белорусский президент неоднократно делал такие же намеки в отношении первого президента России Б. Ельцина), а У. Черчилль ввел практику во время выступления в Палате общин рассуждать об идиотизме фюрера. Но это в годы войны…

В мирное время, как уж отмечалось, главы государств от такой практики по традиции старательно уклоняются, так как в противном случае вполне можно получить в ответ собственную растиражированную историю болезней. Сейчас, к примеру, ответным залпом из российских СМИ нет никакой проблемы накрыть состояние здоровья того же весьма разговорчивого А. Лукашенко… Со всеми последствиями для его имиджа. Ведь то, что не могут по традиции главы государств, вполне могут себе позволить СМИ, что они регулярно и делают…

Придется повторить, что в мирное время считается недопустимым для высшего должностного лица распространяться о здоровье своих зарубежных коллег, так как физическое здоровье президента/премьер-министра считается составной и весьма важной частью его легитимности. В этом плане заявление А. Лукашенко можно расценить, как попытку подорвать доверие граждан России к своему президенту и подтолкнуть политическую ситуацию в РФ к определенной нестабильности.

Стоит напомнить, что Россия все-таки отличается от Беларуси. Автор этих строк очень хорошо помнит шок, который накрыл высшее руководство республики, когда в конце марта 2006 года у А. Лукашенко случились очень серьезные проблемы со здоровьем. В федерации худо-бедно имеется вполне устойчивая политическая система и если что случится с первым лицом, то есть кому временно подхватить власть и никаких эксцессов не будет. В Беларуси согласно Конституции, если что произойдет с А. Лукашенко, к власти до выборов должен прийти премьер-министр, что с учетом позиции «семьи», будет фатальным для судьбы М. Мясниковича.

Столь некорректные действия главы белорусского государства к коллеге по президентской должности в очередной раз убеждают мировую общественность, что во главе Беларуси оказался человек не государственного масштаба, а некая случайная, и как не раз выяснялось, исключительно болтливая личность.

Видимо, все-таки А. Лукашенко не мог удержаться от выпада в адрес В. Путина, чем, помимо того, что раскрылся раньше времени, одновременно дал возможность мировым СМИ ощутить в целом неблагоприятный климат в отношениях между главами государств. Безусловно, это неприятное событие не может не повлиять на атмосферу российско-белорусских отношений в преддверии целой серии интеграционных саммитов, намеченных на декабрь в Москве.

Необходимо зафиксировать тот факт, что в Москве дали политическую оценку фактам белорусской контрабанды бензина на европейские рынки без выплаты в российский бюджет экспортной пошлины. Формально, позиция Минска прозрачна – таможенную границу пересекали растворители и разбавители. Согласно соглашениям по Таможенному союзу, данные нефтепродукты можно вывозить беспошлинно и представляется, что А. Лукашенко в Москве будет держаться данной позиции до последнего. Это правильная с его точки зрения аргументация, но есть проблема. Дело в том, что после прохождения белорусских таможен, уже на территории ЕС, растворитель исчезал, как дымок сигареты и везде, во всех таможенных документах той же Латвии, можно увидеть только бензин.

Для российского руководства ситуация вполне понятная и даже привычная. Нельзя сказать, что Москва разозлена, скорее она разочарована, так как в декабре 2010 года А. Лукашенко был вовлечен в новый интеграционный проект практически с «белого листа». Что было в российско-белорусских отношениях, а было немало негативного, то демонстративно забыли и похоронили. Однако все вернулось… Минск -- ненадежен.

Москва преисполнена желанием, нет, не наказать Минск, а восполнить убыток. Отказ поставить в 2013 году 23 млн. тонн нефти, предоставив на 5 млн. тонн меньше, является попыткой перенаправить российские энергоносители на мировые рынки в обход Беларуси. Требует загрузки новый нефтепровод БТС-2, решение о строительстве которого было принято после российско-белорусского нефтяного кризиса 2007 г.

Российская нефть начинает покидать Беларусь - это крайне опасная тенденция для Минска.

Месяц решений

Наступивший декабрь должен оказаться месяцем принятия если не судьбоносных решений для Республики Беларусь, но весьма принципиальных как для участия Минска в интеграционном проекте ТС- ЕЭП, так и для элементарного выживания белорусской экономики и белорусского государства.

Что, опять?

Все как всегда: казна пуста и денег кот наплакал. Проблема в том, что в преддверии зимы 2012-2013 года перед белорусским руководством в очередной раз оказалось слишком много проблем, которые оно объективно не в силах решить. Если сказать более откровенно, власти республики вообще не могут что-то решать, так как лишены ресурсов, времени и не имеют четко выверенного плана действий.

План, который Минску настойчиво предлагает Кремль в формате соглашений по Единому экономическому пространству, неприемлем для белорусского руководства, так как он уничтожает белорусскую экономическую модель – основу существования правящего в республике режима.

Беларусь в ноябре устами своего премьера отказалась от приватизации. Стоит напомнить, что еще в начале лета уже завершающегося года, А. Кобяков, занимая пост посла Беларуси в Москве, заявлял, что прямая связь между условиями кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭс и приватизацией должна быть нарушена. Эту версию выхода из соглашений постоянно озвучивал глава белорусского государства, неоднократно напоминая, что он с содроганием вспоминает реакцию белорусской общественности и номенклатуры на окончательную продажу в декабре 2011 года ОАО «Белтрансгаз». Прошел год, приватизация остановлена, что вовсе не значит, что белорусские власти не будут просить дать им 4 транш кредита АИ ЕврАзЭс 7 декабря.

Здесь мы в очередной раз сталкиваемся с еще одним белорусским феноменом: Минск, подписав соглашение и получив благодаря ему максимально возможный объем материальных благ, обязательно меняет правила игры. Это непременное условие, которое необходимо учитывать, как на межгосударственном уровне, так и в коммерческих делах.

Есть и второй феномен, очень характерный для белорусского политического класса: в целом, с подозрением относясь к постепенному сползанию к кредитному коллапсу (Беларусь в этом году активно перекредитовывается), он категорически не приемлет продажу производственных активов зарубежным инвесторам. Власти используют и стимулируют данные настроения, предъявляя себя в качестве эффективного менеджера, способного вдохнуть новую жизнь в старые цеха, набитые древним оборудованием. Модернизация должна, по видимому, быть заменой соглашений по ЕЭП и вывести республику к 2015 году на новый технологический уклад, позволяющий белорусской экономике доминировать на рынке России, вступившей в ВТО . Тогда А. Лукашенко сможет навязать свою политику ЕЭП и ЕЭС. О модернизации белорусских производственных активов А. Лукашенко будет говорить и на декабрьских встречах в Москве, уверяя, что 23 млн. тонн нефти необходимы для активизации модернизации.

Модернизация

Понятно, что программа белорусской модернизации пока остается пропагандистским лозунгом, призванным с одной стороны смикшировать информационный эффект от запущенной в 2012 году программы Евросоюза «Европейский диалог о модернизации Беларуси». С другой стороны, как уже отмечалось выше, модернизация должна стать ответом Минска на соглашения, принятые в рамках ЕЭП.

Однако, поражает то, что ничего пока не сделав в плане модернизации, белорусское руководство уже трубит о неких успехах и даже о каком-то бесценном белорусском опыте – модернизация может идти сама по себе – без солидных внешних инвестиций и новейших технологий, только благодаря закупкам заурядного оборудования и решениям белорусского руководства.

Но проблема в том, что белорусское руководство вообще не может что-то решать. В лучшем случае режим может только демонстрировать свою беспомощность. Стоит для примера обратить внимание на эмоциональное поведение белорусского президента во время последних посещений белорусских предприятий. Он картинно удивлялся и поражался разрухе и нищете, низким заработным платам, дефициту специалистов.

На месте принимались карательные меры, которые вообще-то недопустимы для уровня главы государства, но зато демонстрировали его незаменимость. По идее, белорусскому президенту осталось доярок и дворников контролировать на их рабочих местах. Понятно, что на самом деле это не управление, а его имитация, так как эффективное руководство строится не на вездесущности контроля и неотвратимости наказания, а на выстраивании процессов, которые просчитаны на всех этапах и выполнение которых является не только обязательным, но и выгодным для исполнителей.

Ручное управление в стиле административных накачек и угроз, является не только признаком того, что в современных политических условиях никакая авторитарная модернизация не возможна в принципе, но и символизирует отсутствие реальных макроэкономических решений, способных вывести экономику республики на инновационный курс. До настоящего времени поддержка России остается незаменимой…

Нефть, деньги, кадры

Решение проблем обеспечения республики дешевой российской нефтью, стабильности национальной валюты и сохранения квалифицированных кадров являются критически важными и не терпят отлагательства. Однако решение данных проблем можно найти не в Минске, а только в Москве. Насколько белорусская сторона будет квалифицированно докладывать свои нужды и обосновывать свои просьбы – настолько республике будет оказана поддержка. Именно в этом формате будут проведены декабрьские встречи в Москве.

На самом деле, основа проблемы исключительно нефтяная. Именно от доступа к дешевой российской нефти зависит поступление в страну конвертируемой валюты, что в свою очередь должно снизить девальвационные ожидания среди населения и обеспечить рост заработной платы, что, в свою очередь, должно остановить миграцию рабочей силы.

Экономика Беларуси буквально висит на российской нефти. С нефти начинается рабочий день ее руководства и им заканчивается. Нефтью занята правящая «семья» и приближенные олигархи. Нефть лежит в основе основной проблематики российско-белорусских отношений. С целью, во что бы то ни стало пробиться к российской нефти, Минск и декларировал в середине 1990-х годов политику интеграции с Россией, последние полтора десятилетия пытаясь продавать своё союзничество исключительно за нефть. Без нефти буквально на глазах нарастает негативное сальдо белоруской внешней торговли, без нефти белорусская экономика медленно и неотвратимо умирает.

Как уже отмечалось, проблема поставки нефти в 2013 году является исключительно политической и не связана с возможностями белорусских НПЗ по переработке нефти, которые непременно завышаются. За последние 15 лет белорусские власти навязали России просто невиданный объем поставки нефти – более 20 млн. тонн. Для примера, экономика Германии импортирует не более 140 млн. тонн нефти в год, т.е. в 7 раз больше, чем РБ, но при этом ВВП Беларуси меньше ВВП Германии в 50 раз. Даже при понимании того, что большую часть импортируемой нефти республика в виде нефтепродуктов экспортирует дальше на европейские рынки, нефтяной статус Беларуси поражает. Республика представляет собой огромную нефтяную пиявку, присосавшуюся к российским нефтяным коммуникациям и готовую высосать буквально все, что есть в российских недрах.

Эта иступленная, можно сказать, истеричная уверенность белорусской стороны, что они имеют какие-то особые права на российские энергоносители, олицетворением которой в последние недели в очередной раз стал вице-премьер белорусского правительства Владимир Семашко, и вызывает беспокойство российского руководства. Стремление белорусской стороны «выбить» необходимые им ресурсы стало приобретать поистине мистический характер. Помимо традиционной «продажи нищеты» и уверений, что «белорусский народ не поймет», если президентской «семье» и белорусскому нефтяному олигархату сократят поставки российской нефти, В. Семашко 28 ноября т.г.сделал попытку использовать традиционный шантаж, заявив, что Минск вернется к завозу на белорусские НПЗ нефти из Венесуэлы.

Однако, не далее, как 19 мая, выступая в Лондоне В. Семашко заявил: «В свое время венесуэльская нефть сыграла положительную роль в Беларуси… Если бы не было поставок венесуэльской нефти в прошлые годы, то, наверное, не состоялось бы соглашение о создании единого рынка нефти и нефтепродуктов. Сегодня, слава Богу, это соглашение состоялось, и мы получаем нефть на хороших условиях от наших партнеров по ТС и ЕЭП. На каких условиях — вы знаете: это без пошлины и квотирования, а также других подобных ограничений. Так что все в мире не проходит бесследно и взаимосвязано. Так что поставки венесуэльской нефти сыграли хорошую службу. И мы всегда признательны и благодарны нашим венесуэльским партнерам»

Итак, Минск не скрывает, что завоз в 2010 г. нефти из Венесуэлы был пропагандистской акцией, призванной оказать давление на российскую сторону для того, чтобы прорваться к дешевой российской нефти. Все возвращается?

Москва не прореагировала. Ведь на самом деле доступ белорусской стороны к беспошлинной российской нефти был обеспечен не угрозой завоевания венесуэльской нефтью нефтяного рынка Восточной Европы (были и такие в 2010 году «аналитические» разработки), а задачами строительства нового интеграционного проекта.

Стоит напомнить, как в конце октября текущего года из Минска раздались осторожные намеки о возможности признания независимости Абхазии и Южной Осетии. Однако и этот зондаж Минска был проигнорирован Москвой, но продемонстрировал, что в белорусском МИДе плохо с аналитикой. Дело в том, что пока белорусское руководство видело в теме признания независимости новых закавказских государств постоянный предмет торга с Москвой, политика России в отношении Сухума и Цхинвала ощутимо изменилась…

Понятно, что белорусская сторона такого рода заявлениями словно прощупывает российского партнера – а вдруг клюнет, проявит интерес, начнет переговоры?

Но самом деле белорусскому руководству нечего предъявить Москве. Тем не менее, у Минска на будущих переговорах в Москве есть серьезный союзник – ТС-ЕЭП. Прорваться к российским ресурсам под «зонтиком» интеграционного проекта – главное задание А. Лукашенко от своего олигархата и белорусской номенклатуры на зиму 2012-2013 г. Не будите медведя-шатуна.


А. Суздальцев, Москва, 02.12.12

0

87

Шанс для лимитрофов


пн, 10/12/2012



Иной шанс настолько горяч, что если ухватишься за него голыми руками, то обожжёшься. (юмор поваров)

«Ресоветизация»

7 декабря, на второй день после торжественного открытия в российском черноморском городе Анапа  начала строительства  газопровода «Южный поток»  и почти подгадав к очередному саммиту СНГ в Ашхабаде,  госсекретарь США Хиллари Клинтон  на встрече  с министром  иностранных дел  России  С. Лавровым в Дублине  заявила, что США будут противодействовать интеграционным процессам на постсоветском пространстве, которые она расценила как попытку возрождения Советского Союза: «Существует движение в сторону ресоветизации региона.  Это не будет называться именно так. Это будет называться Таможенным союзом, это будет называться Евразийским союзом и все в таком роде. Не будем заблуждаться на этот счет. Мы знаем, в чем заключается цель, и мы стараемся разработать эффективные способы того, как замедлить это или предотвратить это» Х. Клинтон.

Ресоветизация – термин, естественно, не научный, а скорее политико-публицистический, так как за последние 20 лет после распада СССР, ни одну из стран-бывших советских  республик ресоветизировать не удалось.  Вот термин «советизация» вполне приемлем для академических изданий и политической риторики. Но нашей целью не является критика  терминов, которыми пользуется госпожа Клинтон.  Смысл ее заявления вполне понятен, как и причины, заставившие ее это сказать. США объявили фактическую войну  любым интеграционным проектам на постсоветском пространстве, инициированным Россией. Все эти проекты по умолчанию будут считаться на Западе «ресоветизацией».

Понятно, что после столь «грозного» заявления  главы госдепартамента США  в среде российского экспертного сообщества уже как-то неудобно критиковать Таможенный союз или только формирующееся Единое экономическое пространство. Вряд ли кому-то  захочется «лить воду» на мельницу  Вашингтона.  С другой стороны, сейчас, после неприкрытой угрозы Х. Клинтон, можно быть уверенным, что Кремль в лепешку расшибется, но интеграционный проект достроит. Не считаясь с расходами...

Неотвратимость ухудшения отношений

Весной завершающегося года  в российском научном и экспертном сообществе активно обсуждались  перспективы  ухудшения  российско-американских отношений, так как ни у кого не вызывало сомнений, что  после отмены поправки Джексона-Веника тут-же будет принят закон о «Списке Магнитского». Обсуждались меры реагирования на это будущее решение Конгресса США,  так как ни у кого не возникало сомнений, что закон, естественно,  имеет целью не поддержку дела демократии в России, где, между прочим,  проблем хватает, а  «поставить Россию на  место». Обычно предлагались самые радикальные ответные меры, так как закон  ставил Россию в ранг «какой-то Беларуси» и нарушал российский суверенитет (автор этих строк пытается пересказать дискуссию одного из заседаний в Комитете по международным делам  Совета Федерации  под председательством сенатора Маргелова М.В.).  Дело в том, что формулировки закона  позволяют распространять  юрисдикцию США на граждан РФ, так как  администрация Б. Обамы  имеет полномочия исключать из списка людей, которые «доказали госсекретарю и министру финансов невовлеченность в действия против упомянутой личности (Магнитского)».  Автор этих строк, кстати, сидя рядом с послом США в РФ Майклом Макфолом, призывал вообще не реагировать на закон о «списке Магнитского» и не давать себя втягивать в наметившуюся эскалацию охлаждения отношений между странами.

Летом и осенью  2012 года взаимоотношения между двумя державами   становилась все более натянутыми… Б. Обама не приехал на саммит АТЭС во Владивосток.  Отношения с Россией в закончившейся в этом году предвыборной гонке, стали одной из точек разногласий между программами претендентов на пост президента США.  С каждой неделей  ситуация в российско-американских отношениях  скатывалась все  к большей конфронтации, идя к  своему логическому концу, который и проявился 6 декабря.

Поиски ответа

Уже 8 декабря министр иностранных дел России С. Лавров призвал ГосДуму к резкому ответу Вашингтону, хотя и без его заявления принятие 6 декабря  Сенатом США скандального  закона вызвало в российском истэблишменте целый водопад различного рода предложений ответных мер, что в принципе понятно. С другой стороны – исключительно неприятно, когда члены элитной «восьмерки» наказывают друг друга санкциями, принятыми в формате законов.  Тут же появились собственные списки уже граждан США, которые  уличены в «притеснении демократии» (скорее всего, для этих персон Россия, как страна, является предметом их научных и профессиональных интересов). В очередной раз  всплыли проблемы американского продовольственного экспорта на российский рынок, пресловутые  «ножки буша», мороженое мясо и  т.д.

Между прочим, вопрос об американском продовольственном экспорте является важным  для  госдепартамента, так как связан  с мощными лоббистскими организациями агробизнеса США. Вашингтон  тут же обвинил  Россию в нарушении правил ВТО – Москва потребовала обязательного сертифицирования  мяса из США на предмет наличия антибиотиков.  В общем, скандал только разгорается и можно  представить накал разговора между Х. Клинтон и  С. Лавровым в Дублине.  Сейчас стороны буквально наощупь ищут  возможности уязвить друг друга. Дошла очередь и до интеграции на постсоветском пространстве…     

В принципе, Х. Клинтон несколько поторопилась. Настороженная реакция Вашингтона и Брюсселя к проекту ТС-ЕЭП-ЕЭС обнаружилась с первых дней  данной инициативы. Сейчас, после политического заявления Х. Клинтон,  можно ожидать появления  каскада программ, направленных на дестабилизацию  проекта  Таможенного союза – Единого экономического пространства. Безусловно, часть из этих программ будет направлена на вовлечение правящих режимов Астаны и Минска, а часть -- на их оппозицию.

С другой стороны, четко высказанная позиция Вашингтона открывает новые возможности как для  уже действующих  участников  Таможенного союза – Единого экономического пространства, так и  претендентов – Киргизии и Таджикистана.  Всплывают варианты косвенного и прямого шантажа Москвы, что  позволит  Минску и Астане претендовать на больший объем российских ресурсов  и  часть  российского  рынка.

Меняющаяся  международная обстановка  будет способствовать скорейшему открытию  без каких –либо условий полноценного  диалога между  Брюсселем и Минском, что  видимо негативно скажется на судьбе белорусских политических заключенных. Из предмета торга с ЕС политические заключенные   могут остаться   заложниками (до начала президентской кампании-2015) из рядов оппозиции в преддверии  президентской кампании 2015 года.

В условиях  разворачивающегося российско-американского противостояния, пятый президентский  срок  А. Лукашенко  очень быстро начнет приобретать  вполне осязаемые черты. Во всяком случае, часть концепции нового правления 2015-2020 гг. уже определилась.   

Не стоит забывать, что важнейшей частью переговорного процесса  официального Минска с Западом является вопрос о выделении Беларуси очередного кредита МВФ (3,5 млрд. долларов).  Понятно, что в случае  эскалации  международной напряженности, у  белорусского руководства не будет проблем с получением пятого и шестого (последнего) транша  кредита Антикризисного  фонда ЕврАзЭс в  следующем году.  С помощью Вашингтона у Минска появляется вполне реальная надежда на  то, что 2013 год – год пиковых выплат по ранее полученным кредитам, не станет для республики годом  дефолта.  Белорусское руководство сможет отыграться чужими деньгами на гребне  водоворота между Востоком и Западом -  (исполнив своеобразный) лимитрофный слалом.

Кредитные махинации

7 декабря, на следующий день после принятия Конгрессом США  закона о «списке  Магнитского» (синхронно с заявлением Клинтон о «ресоветизации) и  день в день  с  заявлением Х. Клинтон  о «ресоветизации»,  Совет   Антикризисного фонда ЕврАзЭС  объявил о предоставлении  республике четвертого транша кредита – 440 млн. долларов.  Метаморфоза оказалась  поразительной. 28 ноября  министр  финансов России заявил, что  "7 декабря едем в Минск, будет заседание Антикризисного фонда, будем рассматривать этот вопрос… по нашим оценкам, в той программе, которую реализует Беларусь, не все показатели выполняются" .

Однако уже  7 декабря тот же министр  заявил, что  «Беларусь выполнила все условия. Решение по этим вопросам принято положительное. Будем исполнять»,т.е. 4 транш будет предоставлен, так как за 9 дней все показатели, как оказывается,  Минск уже «выполнил».  Однако как быть с приватизацией – важнейший показатель выполнения республикой кредитных условий?   Стоит напомнить, что в 2011 году, во время  принятия решения о выделении кредита, планировалось, что на один кредитный доллар придется 2,5 доллара (по 2,5 млрд. долларов в год), полученных от приватизации белорусских производственных активов.  Причем, в соглашении не указывалось, что  приватизация должна производиться в пользу российских кампаний. Между прочим, истерично выпрашивая кредит в разгар тяжелого экономического кризиса 2011 года, белорусские власти заявляли о готовности приватизировать буквально «все!», включая, естественно, и «Беларуськалий». Однако духу хватило только на 50% акций ОАО «Белтрансгаз». За 2012 год в Беларуси  не приватизировали ни одного серьезного предприятия. Однако получили два транша кредита.

7 декабря министр финансов Силуанов А.Г. был вынужден уточнить, что  выполнение Беларусью обязательства по приватизации (2,5 млрд. долларов по итогам 2012 года) будет рассматриваться перед выделением уже  5-го транша кредита: "Мы будем рассматривать приватизацию в следующем году. При принятии решения вопроса о 4-м транше показатель о привлечении средств от приватизации не стоял…Вопрос приватизации – это вопрос очередной программы, и мы будем рассматривать его в следующем году" . Более того, министр Силуанов А.Г.   уверял, что  решение о выделении 4-го кредита является чисто экономическим и не имеет отношение к политической ситуации: «Могу вас заверить, что никакой политики не было. Это чистая экономика» .

Однако 10 июня 2012 года, буквально через десять дней после визита в Минск президента России В. Путина, министр Силуанов А.Г.   рассуждал по-другому: «Как правило, белорусские коллеги принимают решения о приватизации части своего имущества во второй половине года. Поэтому мы ожидаем, что это решение будет исполнено как раз перед предоставлением четвертого транша» , т.е. привязка выделения четвертого транша к  приватизации все-таки была. Просто от нее по каким-то причинам отказались, хотя дискуссия была жаркой и  Минск прекрасно понимал, что основное условия выделения кредита он не выполняет и выделение  очередного транша может быть обеспечено только внешними политическими условиями, что и подтвердила Председатель правления Национального Банка Н. Ермакова: «Получается так, что этот вопрос как бы переходит в рамки политические. Мы надеемся, что этот вопрос будет разрешен, и кредит АКФ ЕврАзЭС мы все-таки получим".

Судьба четвертого транша, полученного в тумане   очень быстрого охлаждения отношений  между РФ и США, носит, естественно, чисто политический характер. Выделение очередного транша  уже не связано непосредственно с  выполнением  тех или иных пунктов  кредитного соглашения или влияния взаимоотношений между А. Лукашенко и В. Путиным, а относится к сфере национальной безопасности России. Этим, не без успеха, пользовался Минск, мародерничая по российским кладовым, пока на геополитическом фронте разворачивалась очередная  схватка между Востоком и Западом.

Автор в данном случае, естественно,  не склонен  обвинять в разжигании конфликта  Москву или Вашингтон, так как и Россия и США, говоря о деле Магнитского, имеют в виду исключительно вопросы своей национальной безопасности. Стоит напомнить, что вопросы безопасности, т.е. вопросы «войны и мира»,  с 1648 года представляют (собой)из себя  основу  международных отношений. Естественно, закон о «списке Магнитского» является только  предлогом.   

Проблема  в том, что все эти процессы периодических охлаждений или потеплений в отношениях между  Россией и США  не в силах изменить ядерную реальность, лежащую в основе российско-американских отношений. Россия до сегодняшнего дня остается единственной на планете державой, обладающей ядерным потенциалом, достаточным для полного уничтожения США в течение 30 минут. Естественно, получив такой же сокрушительный  ответ по своей территории уже от Вашингтона.  Отсюда и все проблемы с размещением все новых районов ПРО и т.д.

Исходя из ядерной реальности, Россия, даже если она вдруг достигнет невероятных вершин демократии, прав человека и гражданских свобод, все равно останется для Запада страной «диктатуры» и «авторитаризма». Ведь демократии друг с другом не воюют… Или воюют?

Но новый пожар на российско-американских  рубежах является источником того живительного тепла, что позволяет лимитрофам  погреть свои завистливые и жадные ручонки над тлеющей ядерной угрозой. Под  сочувствующие «союзнические» всхлипывания уже через несколько дней М. Мясникович предъявит Д. Медведеву очередные просьбы, которые в условиях наметившейся полноценной конфронтации между Востоком и Западом быстро превратятся в требования. Сейчас Минск будет  торопиться использовать очередной цикл охлаждения между Москвой и Вашингтоном и тянуть из России все, что можно ухватить. У  Лукашенко появился шанс.  Тем более, что  завтра вполне может грянуть очередная «перезагрузка».

А. Суздальцев,  Москва, 08.12.2012

0

88

Призраки интеграции

— Лестрейд, а что с гробом?
— Мы сейчас в процессе его поднятия…
— Ясно… На какой стадии процесс? Созерцательной? (К-ф «Шерлок Холмс»)

Декабрь в российско-белорусских отношениях, по традиции считается месяцем, когда принято вспоминать о Союзном государстве Беларуси и России. Так, к примеру, 12 декабря в Москве состоялся так называемый Союзный совмин – встреча премьер министров России и Беларуси, где обсуждались как вопросы российско-белорусского сотрудничества, так и традиционные просьбы с белорусской стороны о различного рода поддержках и преференциях. Это важный момент – в Беларуси о Союзном государстве вспоминают, как правило, только тогда, когда нужно что-то получить из России и не более. В момент начала российско-грузинской войны о союзническом долге в Минске постарались мгновенно забыть, что понятно – утром 8 августа 2008 года белорусский МИД посетил посол Грузии…

Союзный формат не стал повседневной жизнью экономик и политик двух соседних стран и говорить о СГ, как об интеграционном проекте, к сожалению, по целому ряду объективных и субъективных причин не приходится. Более того, приходится признать, что надежды многих слоев населения как России, так и Беларуси, а также и ряда российских и белорусских политических сил начала 2000-х годов на развитие СГ до уровня хотя бы жизнеспособного государственного образования не оправдались. Нужно ли сейчас, когда огромные усилия России направлены на развитие проектов Таможенного союза – Единого экономического пространства – Евразийского экономического союза, сохранять рудимент прошлой эпохи, второго этапа интеграции на постсоветском пространстве (вторая половина 1990-х годов) – Союзное государство Беларуси и России? В Москве и так немало интеграционных руин – офисы интеграционных объединений с пустыми коридорами и помпезными кабинетами с пыльными столами, где как тени минувшего мелькают чванливые отставные сановники, от которых избавились на Родине, отправив в бессрочную командировку в Москву. Есть такие призраки интеграции и в Минске. В частности, такое же мистическое впечатление производит штаб-квартира СНГ, где только еженедельные походы представителей стран-участников Содружества в баню добавляют жизнь в деятельность самого почтенного по возрасту регионального объединения на постсоветском пространстве.

Когда-то и Содружество независимых государств воспринималось, как вариант разворачивания на постсоветском пространстве масштабной политико-экономической интеграции, однако очень быстро обнаружились объективные препятствия как экономического характера – различный экономический потенциал и специфика формирующихся национальных экономических моделей, так и политического плана – стремление к различным целям на мировой арене, сделали интеграцию в рамках СНГ невозможным. Только сейчас, через два десятилетия с момента возникновения СНГ, удалось с огромными трудами заключить с большей частью членов Содружества соглашение о Зоне свободной торговли (ЗСТ), облегчающая экономические отношения между странами и снимающая излишние бюрократические препятствия для торговли. Однако, все интеграционные проекты, объявленные с середины 1990-х годов на постсоветском пространстве, обязаны своим происхождением, прежде всего, СНГ.

Стоит напомнить, что Союзное государство является политическим этапом российско-белорусской экономической интеграции. Если исходить из опыта европейской интеграции, то политический этап должен начинаться после завершения реальной экономической интеграции – появления и упрочнения экономического союза и, что является принципиально важным, валютного союза. Однако в российско-белорусской интеграции с самого начала все пошло наперекосяк, что, видимо, отражало главную проблему – партнёры по с первых своих шагов делали ставку не на достижение общей заявленной цели – объединение двух государств в одно (сейчас об этом даже не вспоминают, хотя в середине 1990-х годов белорусский президент на эту тему сделал немало заявлений), а на решение конкретных тактических задач, необходимых для облегчения экономической ситуации в той же Беларуси. К примеру, получить доступ к российской нефти по внутрироссийским ценам, добиться открытого доступа к российскому рынку и т.д.

По этой причине российско-белорусская экономическая интеграция замерла на стадии учрежденной в 1995 году Таможенной зоны, мгновенно превратившейся в огромную контрабандную дыру. Выйти на уровень единого экономического пространства в рамках двусторонней российско-белорусской экономической интеграции так и не удалось, не говоря уже о введении единой валюты Союзного государства. СГ оказалось формой прикрытия для разрастающейся год от года системы дотирования белорусской экономики в рамках интеграции (есть и иные разного рода поддержки РБ со стороны России).

Любопытно то, что в Союзном договоре вопрос о единой валюте СГ был один из важнейших, что говорит о попытке уже через политическую интеграцию «подтолкнуть» экономическую, создать все-таки экономическую основу для Союзного государства. Естественно, учитывая невероятные аппетиты А. Лукашенко, цена вопроса оказалась неподъемной. Политический этап, в итоге, «завис», что привело к середине 2000-х годов к стагнации всего комплекса российско-белорусской интеграции.

С появлением проекта ТС-ЕЭП-ЕЭС белорусское руководство, претендуя на особый доступ к Кремлю, озаботилось судьбой Союзного государства. Прошла целая череда мероприятий, где прозвучали заявления о том, что СГ является самым развитым на постсоветском пространстве интеграционным проектом и уже хотя бы в таком формате должно быть сохранено. Отмечались несомненные социальные достижения в рамках СГ – единый доступ к образованию, здравоохранению и социальным гарантиям, свобода перемещения по территории двух стран и трудоустройства, право на место жительства. Справедливости ради необходимо отметить, что эти социальные блага легли, все-таки, в наибольшей степени на российский бюджет, так как россияне в отличие от белорусов, как правило, не направляются в РБ для трудоустройства или для постоянного места жительства, в то время, как Москва, Санкт-Петербург, Смоленск, Брянск. Калининград уже приобрели явно белорусский колорит. Единичные случаи появление россиян на рабочих местах в Минске или выбор Беларуси в качестве постоянного места жительства, как правило, вызывает в белорусских официальных СМИ волну эмоциональных оценок в стиле советского фильма 1930-х годов «Цирк».

После того, как российско-белорусская таможенная зона была включена в российско-белорусско-казахстанский Таможенный союз, СГ осталось без экономической основы и стало восприниматься исключительно политическим проектом без внятной идеологии и четко определенной цели.

Понятно, что ни о каком едином государственном образовании в рамках СГ говорить уже не приходится. СГ остается платформой для российско-белорусских консультаций по внешней политике (союзной внешней политике не существует) и военно-техническому сотрудничеству. Именно наличие СГ позволяет говорить о существовании единой российско-белорусской военной группировки и единого ПВО. К сожалению, как показали события лета 2012 года, белорусская ПВО находится в критическом состоянии, армия небоеспособна (даже на парад сил наскрести сложно). Оставляет желать лучшего и широко разрекламированная таможенная граница. Ее «качество» хорошо известно в 1990-е и 2000-е годы – времена белорусского таможенного разбоя-конфиската по формату Чечни начала 1990-х годов.

Союзное государство остается уникальной переговорной площадкой между Минском и Москвой, своеобразным форматом переговоров, который позволяет в «домашней обстановке» рассмотреть многочисленные просьбы и даже требования белорусской стороны. Процесс этот исключительно односторонний и автор этих строк не может привести ни одного примера, когда бы Минск, хотя бы в форме благодарности, предложил бы в ответ чем-то конкретно помочь Москве.

Иждивенческая традиция в жизни белорусского правящего класса столь укоренилась, что без экономической поддержки в формате СГ существовать белорусское государство вряд ли сможет. Отсюда и постоянные попытки продемонстрировать необходимость данного странного политического образования, его востребованность в современной жизни прежде всего самой России. СГ – форма выживания современной Беларуси.

В преддверии очередной встречи президентов двух стран – партнеров по Союзному государству, появилось множество предложений по реанимации данного «призрака» интеграции.

Реанимировать СГ?

В частности, появились предложения по возвращению к реализации Союзного договора, что выглядит несколько странно и фантастично на фоне политического расписания по стимулированию, прежде всего, экономической интеграции в рамках ТС- ЕЭП. Стоит напомнить, что страны все в большей степени расходятся в своем политическом развитии. Сколько не критикуй российский этап демократии, во многом остающийся несовершенным, но все-таки есть пусть и вызывающий сомнения счетчик президентских сроков, существует разделение властей, парламентские выборы проводятся по партийным спискам, идет процесс возвращения к выборам губернаторов и меняется процедура пополнения состава верхней палаты российского парламента. Российская дума многопартийная и многофракционная. Ничего этого в белорусской политической системе нет и не предвидится. Административное объединение двух совершенно нестыкующихся политических систем может проводиться только на авторитарной почве, что, естественно, неприемлемо для российского политического класса.

Выглядят совершенно экзотично заявления о возможности вернуться к варианту объединения двух стран по примеру Китая и Гонконга (соглашение с пролонгацией исполнения). Действительно, белорусский социализм вряд ли можно интегрировать в рамкам российского капитализма и российско-белорусский вариант китайского лозунга «одна страна – две системы» выглядит весьма привлекательно, если бы не вопрос перспективы данной схемы в современных условиях. Прежде всего, в связке Гонконг-КНР речь шла не о том, что Гонконг должен преобразовать свою экономику на плановой основе и провести повальную национализацию, а подразумевалось, что постепенно по гонконгскому образцу будет переведена на рыночные рельсы экономика всего Китая, что и произошло буквально за два десятка лет. Во всяком, сейчас не Гонконг является региональным финансовым и фондовым центром, а Шанхай.

Кроме того, не «пройдет» и политическая составляющая данного лозунга Дэн Сяопина, так как ни о каком «одном государстве» в Минске и слышать не желают. В этом плане Союзное государство не может считаться интеграционным проектом, так как у него нет цели интеграции.

Было бы контрпродуктивно реанимировать и идею о придании действенных функций Парламентскому собранию СГ. Проблема в том, что сам принцип формирования данного странного парламентского органа несуществующего государства в своей основе подразумевает открытую дискриминацию российского электората. В виду того, что принцип комплектования депутатского состава российско-белорусского законодательного органа подразумевает раздел кресел между белорусской и российской частью собрания строго пополам, получается, что для избрания российского депутата потребуются в 15 раз больше голосов российских избирателей, чем для избрания белорусского коллеги. Это, естественно, несправедливо. Ситуация не поменяет и введение смешанной мажоритарно-пропорциональной избирательной системы. Данные и подобные предлагаемые меры не меняют сути проблемы – реанимировать Союзное государство в формате интеграционного проекта невозможно.

Кто виноват?

Естественно, в подобного рода случаях политического провала обязательно ищут виноватых. По белорусской традиции, неоднократно озвученной А. Лукашенко, виноватым в пробуксовке, а затем стагнации проекта Союзного государства считается российское руководство. По мнению солидной части российских экспертов, занимающихся союзной тематикой, виноваты Минск и Москва в равной доле. Естественно, никто детального анализа не проводил, что, однако не мешает заявлять с двух сторон о необходимости сохранения столь странной и одиозной с точки зрения международного имиджа России декорации, как СГ. С тем же успехом, учитывая традиционную политическую и экономическую поддержку, которую оказывает КНР вечно проблемной КНДР, можно было бы ратовать о некоем «зонтичном» объединении Пекина и Пхеньяна.

На самом деле нет необходимости в детальном анализе причин провала проекта СГ. Финансировала проект и предоставляла практически неограниченные ресурсы на выполнение широко объявленных интеграционных планов исключительно Россия. Белорусское руководство фактически подрядилось на выполнение данного проекта, ресурсы получило и в духе современных строителей, ничего не сделало, что не мешает ему ссылаться на отсутствие «политической воли» у «спонсора» продолжить финансировать проект. Именно в этом ключе А. Лукашенко приветствовал новый проект ТС-ЕЭП-ЕЭС, заявляя в своей статье в «Известиях» «О судьбах нашей интеграции» – ответе В. Путину, что «Людям надо на деле показать, что конкретно им даст этот новый союз. Доказать, что интеграционные устремления — не политические игрища, а реальные предпосылки дальнейшего улучшения благосостояния человека… Но краеугольный камень всего того, что мы собираемся построить, — суверенитет наших государств, который не отменяет даже самая тесная интеграция» (http://izvestia.ru/news/504081), т.е. иными словами, России необходимо усилить экономическую поддержку, ничего не прося взамен, так как белорусский суверенитет незыблем.

В итоге, можно подвести итог: Союзное государство Беларуси и России не является интеграционным проектом, а представляет собой механизм по перекладыванию на Россию экономических издержек по поддержанию белорусского суверенитета. Фактически Россия оплачивает суверенитет соседнего государства.

Остаётся главный вопрос: что делать дальше?

Понятно, что у СГ остается солидный идеологический потенциал. Поддерживая через СГ белорусское государство, Россия на самом деле поддерживает псевдо альтернативный социо-идеологический проект, который левое крыло российской политики хотело бы перенести на российскую почву со всеми ожидаемыми социальными и политическими потрясениями. Все это скрывается под призывами немедленно ввести изменения в Конституцию РФ, приступить к реализации Союзного договора и т.д. Естественно, делаются и ссылки на волю народов двух стран, так как у белорусского руководства не хватает воли навязать Кремлю проект СГ в качестве приоритетного, а российскому руководству не хватает воли публично объявить о завершении эксперимента… На днях вновь прозвучало предложение провести союзный референдум, чтобы сдвинуть ситуацию в СГ с мертвой точки. Стоит задуматься об этом предложении. В противном случае не уйти от ответа на вопрос, который остается актуальным для российского и белорусского политического класса в течение почти двух десятилетий: зачем кормить Лукашенко?


А. Суздальцев, Москва, 16.12.12

.

0

89

«Не кормите Лукашенко…» Часть 1

вс, 23/12/2012

Брат!.. Не выручишь - мне... мне край... (К-ф 'Брат')

Конец света?

Назначенный когда-то индейцами майя «конец света» на 21 декабря 2012 года не состоялся, но как сообщили знатоки этой древней цивилизации, «конец света" вполне может наступить еще в ближайшие две недели, т.е. до 4 января уже 2013 года. Тем не менее, последняя пятница прошла относительно спокойно и как-то странно, что столь ободряющий факт белорусские СМИ не увязали с плодотворной деятельностью А. Лукашенко. Минимум, что могли бы сделать белорусские СМИ, так это представить образ скромного героя, ценою собственной жизни отвратившего Апокалипсис от планеты Земля. Хотя трудно себе представить, чтобы А. Лукашенко что-то делал «ценою собственной жизни»… В общем, СМИ явно недоработали, но думается и потому, что на А. Лукашенко возлагалась гораздо менее героическая, но исключительно важная для выживания белорусского политического режима, миссия – вытянуть из России 4,5 млн. тонн нефти. 19 декабря состоялась встреча президентов России и Беларуси.

Результаты российско-белорусского саммита умеренные и скорее относятся к сфере консультаций. Он не закончился подписанием каких-либо соглашений или протоколов, а скорее походил на состоявшиеся неделю назад, 12 декабря, переговоры премьер-министров двух стран, т.е. стороны сверили свои позиции.

Однако, выступая 21 декабря перед студентами, А. Лукашенко заявил, что проблема поставки в РБ в 2013 году 23 млн. тонн российской нефти решена («мы с россиянами договорились»). Россия не подтвердила и не опровергла заявление белорусского президента, что говорит о том, что просьба белорусской стороны остается в стадии обсуждения и А. Лукашенко явно торопится. Но не в этом суть проблемы. Нефтяной вопрос, ставший актуальным после проведенной белорусским руководством растворительной аферы, будет как-то разрешен и не факт, что в пользу Минска.

Проблема в российском статусе А. Лукашенко. Предоставим ему слово: «18 и 19 декабря состоялись переговоры в правительстве России и с Президентом России по многим-многим вопросам. Когда я им сказал - одному и второму(?): вы подумайте, если мы родные братья, мы должны помогать в период кризиса(?). Нам надо пару миллиардов долларов кредитов, чтобы осуществить модернизацию наших предприятий. Должен сказать, меня это удивило, я говорю: можете ответ сегодня не давать, вы подумайте. Говорит: нет, почему, давайте конкретный список, но желательно совместных предприятий. То есть мы даем деньги, ваши предприятия - под модернизацию и создаем совместные предприятия. Я говорю: хорошо, но это одно направление. Но и для не совместных предприятий нам тоже нужен $1 млрд». Это весьма примечательное заявление и оно очень хорошо демонстрирует образ мышления А. Лукашенко.

Во-первых, очень странно звучит «сказал одному и второму». Во-вторых, где А. Лукашенко опять нашел кризис? Кризисы в мире есть – региональные и локальные, но глобального кризиса сейчас нет. Мировой кризис – традиционная страшилка белорусского руководства, повод для оправданий своей провальной экономической политики и просьб о помощи.

Белорусский президент требует денег и уверен, что ему не откажут, т.е. произойдет то, что оппоненты белорусского президента называют «Москва кормит Лукашенко».

Но А. Лукашенко действует в рамках собственной парадигмы, в основе которой лежит формула власти в Республике Беларусь: «Во главе Беларуси может быть только тот человек, который решает проблемы республики в Москве». Пока эта формула действует, а зависимость РБ от РФ год от года только возрастает, власть А. Лукашенко будет зависеть от объема преференций, дотаций и кредитов, которые он сможет выбить из России. В этом основа его власти и именно поэтому у белорусского президента, стараниями белорусских официальных СМИ, не бывает провальных переговоров с российским руководством. Его задача прибыть из Москвы с «добычей». Если «добычи» нет, то А. Лукашенко её обещает: «по нефти проблемы нет», «говорят: да, мы рассмотрим, мы в этой части поможем» и т.д. Белорусский президент такого рода заявлениями словно кричит: «Вот смотрите, я кое-что могу, Москва идет мне навстречу, я привожу в страну нефть, газ, кредиты».

Действительно, чаще всего А. Лукашенко что-то получает в Кремле, но, конечно, не в тех объемах, что ему хотелось бы. Стоит напомнить список претензий белорусской стороны, который был получен В. Путиным в 2002 году, закончившийся знаменитой формулой «котлеты отдельно и мухи отдельно». В списке 2002 года не хватало только одного пункта – «выдать ключи от Кремля». Стоит напомнить, что претензии А. Лукашенко тогда вызвали возмущение в российской элите.

Однако не уйти от того факта, что с 1995 года постепенно была создана целая система дотаций и преференций белорусской экономике, которой А. Лукашенко весьма ловко пользуется.

Может действительно Москва «кормит» А. Лукашенко или это пропагандистский миф, призванный оправдать бездействие белорусской оппозиции и претензии Запада к Москве?

Мифы

Российско-белорусские отношения переполнены мифами и стереотипами. В частности, один из мифов связан с тем, что А. Лукашенко является ставленником Кремля, и его избрание в 1994 году было обеспечено ФСБ РФ. Автор этих строк присутствовал на этих выборах, неплохо был погружен в их проблематику и с полным основанием может сказать, что Москва в 1994 году поддерживала не неизвестного ей А. Лукашенко, а вполне России привычного В. Кебича. Это не является новостью для объективных наблюдателей за жизнью белорусского государства, но ряду политических сил в РБ выгодно постоянно раскручивать миф о «проталкивании» Москвой А. Лукашенко на пост главы белорусского государства. Между тем, выборы 1994 года были честными и голоса считались…

Россия вполне решала свои задачи в Беларуси и с В. Кебичем и ей не было необходимости менять лидера. На первой встрече Б. Ельцина и В. Черномырдина с А. Лукашенко прозвучал вопрос: «А ты кто такой?»…

Второй миф связан с тем, что Россия «предала белорусский народ и демократию», поддержав в итоге А. Лукашенко во время политического кризиса 1996 года. Факты говорят о том, что именно при посредничестве представителей Москвы между А. Лукашенко и Верховным Советом было заключено соглашение, но белорусский президент чуть ли не второй день после референдума его нарушил. В вину Москве ставят то, что она в этом случае не встала на сторону Верховного Совета.

Это верно, но стоило бы отметить, что в то время в Верховном Совете были представлены партии националистического спектра без явного лидера, договороспособность которых с Россией была еще ниже, чем у А. Лукашенко. Договариваться Москве было не с кем. Россия не рискнула поставить свои интересы в Беларуси под угрозы сложной политической борьбы. Естественно, возникает вопрос о российских интересах в 350 км на запад от Москвы.

Российские интересы

Автор этих строк далеко не в первый раз возвращался к данной теме. Наличие российских интересов в Беларуси, как правило, крайне болезненно воспринимается, как белорусским политическим классом, так и руководством республики. Однако интересно то, что для официального Минска они не являются тайной, и белорусское руководство всегда стремилось поиграть на этих интересах, попытаться использовать их наличие для получения финансово-ресурсной поддержки или даже просто подрядиться для их исполнения.

Безусловно, главный интерес России к Беларуси заключен в проблеме обеспечения безопасности. Нет нужды напоминать, что вопросы безопасности являются ключевыми для международных отношений. Понятно, что гипотетический конфликт между РФ и НАТО может быть только ракетно-ядерный. Для белорусско-российских отношений это вопрос 5-10 минут подлетного времени баллистической ракеты к центру России. Именно в рамках военно-стратегических интересов России в Беларуси и был в 1996 году урегулирован вопрос о задолженности Минска в более чем один миллиард долларов за полученный с 1991 года российский природный газ. Согласно данному соглашению был урегулирован статус двух объектов МО РФ на территории республики на 25 лет (через 8 лет срок закончится).

В рамках парадигмы безопасности Россия всегда будет заинтересована в существовании суверенного белорусского государства – не члена какого-либо военно-политического блока, направленного против России, как буфера между центральными районами РФ, включая Московскую область, и Польшей – членом блока НАТО.

Между прочим, в белорусском политическом классе прекрасно понимают значимость вопросов безопасности для России. В частности, то представители белорусской оппозиции, то некие провластные эксперты начинают «угрожать» появлением «НАТО у Смоленска». Между прочим, «НАТО в Беларуси» - это своя и очень непростая тема, к которой еще не раз придется вернуться.

С появлением вопроса о создании третьего позиционного района ПРО США в Центральной Европе А. Лукашенко буквально возродился после тяжелого российско-белорусского нефтегазового кризиса 2006/2007 годов, рассчитывая на появления в Беларуси российского ядерного оружия. Естественно, в этом случае он рассчитывал, что республика просто сядет на российский бюджет и, как говорится, «свесит ножки».

Не случайно, в августе 2007 года, после очередной задержки оплаты газа (денег просто не было), А. Лукашенко заявил: «Ну, ничего, мы им еще понадобимся!». Официальный Минск до сих пор надеется получить на белорусской территории размещение ОТР «Искандер» и ЗРК «С-500». Автор этих строк с большим любопытством наблюдает периодически возникающие в белорусском медийном пространстве мечты о причастности белорусов к ядерному оружию. Тему совместимости А. Лукашенко и ядерного оружия мы в данном материале не рассматриваем.

В любом случае, задача обеспечения безопасности до настоящего времени остается ведущей в российско-белорусских отношениях.

Вопрос о беспрепятственном транзите российских энергоносителей также остается сложным и востребованным в российско-белорусских отношениях. Проблема была только частично решена строительством газопровода Nord Stream и нефтепровода БТС-2. Пока не построен газопровод Южный поток заинтересованность в белорусской альтернативе украинской газотранспортной сети будет сохраняться. Отсюда и покупка второго пакета акций (50%) ОАО «Белатрансгаз». Но даже с завершением строительства Южного потока (2015 год), заинтересованность в альтернативных газовых коммуникациях по суше сохранится, так как эксплуатация газопроводов по дну моря исключительно сложна.

Благодаря экспорту российских газа и нефти РФ получает до 200 млрд. долларов в год. На эти деньги живет огромная страна в 142 млн. человек.
Ставить под угрозу транзит равносильно объявить ядерную войну самому себе.

Философия строительства обходных трубопроводов связана с пониманием того факта, что правящие круги транзитных государств, какой бы геополитической направленности они не придерживались, всегда в критические минуты будут хвататься за транзит. Это к вопросу о точке невозврата в очередном российско-белорусском кризисе и готовности Кремля пойти на обострение отношений с А. Лукашенко, как говорится, до конца, ставя под угрозу жизнеобеспечение всей России, причем, не имея даже реальных предложений и знаковых персон от оппонентов правящего в Беларуси режима.

Конечно, иллюзий нет, в случае столь жесткого конфликта, А. Лукашенко будет завидовать судьбе К. Бакиева, но что ждет потом углеводородный транзит? Подорванные газопроводы и разрушенные насосные станции? Очередной неадекватный лидер у власти в Минске, который тут же снова перекроет транзит «имперской России»?

Стоит отметить, что расходы на транзит, к сожалению, не исчерпываются только тарифом на прокачку. Понятно, что транзит безопасен только тогда, когда у властей не возникает искушение даром откачивать транзитные газ и нефть. То есть хоть какой-то уровень экономического развития в транзитном государстве должен быть. Отсюда и существенные преференции на цену за поставляемые из России углеводороды.

В системе российской финансово-ресурсной поддержки экономики Республике Беларусь военно-стратегические и транзитные интересы России являются основой её существования. Именно эти интересы и подталкивают к поддержке Беларуси. Эти деньги и ресурсы связаны с ее географическим положением и не имеют непосредственного отношения к А. Лукашенко. Как неоднократно отмечал автор этих строк, эту поддержку Беларусь получала до А. Лукашенко, получает при А. Лукашенко и будет получать определенное время и после А. Лукашенко. Это деньги республики и тут есть определённый баланс интересов.

Может Москва отказать Минску в поддержке исходя из данных своих интересов? Может, если Беларусь начнет оформление вхождения в НАТО, на территории РБ появятся представители вооруженных сил западных государств, будет национализирован «Белтрансгаз» и так далее. То есть если Минск официально поменяет свои геополитические приоритеты.

Понятно, что и без эволюции РБ на Запад, заинтересованность России в Беларуси с годами меняется, что как раз и беспокоит белорусские власти, но увязывать данные преференции и дотации с А. Лукашенко не приходится, так как белорусский президент их только унаследовал и частично приватизировал вместе с Беларусью. Требовать от Москвы, чтобы она «этому» деньги не давала, а «этим» давала, выглядит несколько странно, так как белорусам в данном случае надо бы самим определиться в отношении лидера государства – распределителя получаемых ресурсов. Пока его непризнание в лучшем случае выливается в нескоординированные марши, как 19 декабря 2010 г. Москва не будет за белорусов решать судьбу их республики.

Проблема не в поддержке Беларуси из-за военно-стратегических и транзитных интересов России. Тут Москва решает свои насущные проблемы, оплачивая услуги Беларуси. Но есть еще третий блок интересов Кремля, который позволяет Минску получать огромные дивиденды. О нем стоит поговорить особо.

Продолжение следует...

А. Суздальцев, Москва, 23.12.12

0

90

Итоги года 2012


Хотя нас это не радует, здесь нечему веселиться, потому что это и на нас может отразиться. (Владимир Путин)

Углеводородная мистика

Призрак уходящего 2012 года, наводя ужас на прохожих и вызывая союзническую тоску у высшего руководства России, бродит, как неприкаянный в эти последние декабрьские дни по заснеженной и обледенелой Москве. Дело в том, что Призрак имеет явное белорусское происхождение и чем-то неуловимо напоминает вполне известного в московских коридорах власти вице-премьера белорусского правительства Владимира Семашко.

Между тем, господин Семашко – это общепризнанный Новогодний углеводородный Дед, прославившийся еще в 2006/2007 годах скандалами в российских энергетических ведомствах. Но если шесть лет назад Дед Мороз — Семашко наседал на Газпром, то сейчас известный нефтегазовый попрошайка бегает от одних министерских дверей к другим, клянча в качестве новогоднего подарка (и не без успеха) 4,5 млн. тонн нефти, которых так не хватает белорусского олигархату для красивой жизни в наступающем 2013 году. Не является тайной и то, что В. Семашко лично заинтересован в притоке российской нефти.

Болтающийся с протянутой рукой по Москве Семашко является своеобразным символом уходящего 2012 года в российско-белорусских отношениях, так как углеродная тема останется главной проблемой между Москвой и Минском в уже наступающем 2013 году.

Тем не менее, стал ли 2012 год поворотным в истории современной Беларуси? Чем он запомнился? Что было плохого и что было хорошего в эти последние двенадцать месяцев?

Хорошее

Хотелось бы, прежде всего, отметить все то, что можно причислить к хорошему. Его было немного, но оно было.

22 июля 2012 года в космосе оказался первый белорусский спутник. Правда, белорусского в этом спутнике, относящемуся к линейке российских спутников-шпионов «Канопус» почти ничего нет, но сам факт запуска позволил официальному Минску причислить себя к космической державе. Естественно, столь высокий космический статус Беларуси никто в мире не признал, так как более пятидесяти стран мира имеют свои спутники, но только девять стран имеют возможность выводить спутники на околоземную орбиту. Вот эта «космическая девятка» и считается «космическими державами». Естественно, Минск, как всегда, несколько поторопился…

С 1 января 2012 года Беларусь вместе с Россией и Казахстаном оказалась уже на третьем этапе экономической интеграции - Едином экономическом пространстве, что, однако, не заставило белорусские власти отказаться от программы импортозамещения или открыть свой рынок. Белорусские власти пока видят ЕЭП в качестве склада ресурсов и открытого сейфа, и заняты торопливым освоением полученных возможностей.

В немалой степени благодаря ТС-ЕЭП, республика вышла из экономического кризиса 2011 года и, несмотря на объективные негативные процессы на валютном рынке, унаследованные с прошлого года, властям удалось удержать белорусский рубль от очередной девальвации.

Весь год медленно росла средняя зарплата, хотя все-таки сомнительно, что она повсеместно достигла вожделенных 500 долларов США, т.е. суммы, которой едва хватит на два дня отдыха семейной пары на относительно приличном морском курорте(5 звезд).

В декабре страна получила очередной транш кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭс, демонстративно уклонившись от выполнения обязательств по приватизации, являющихся составной и неотъемлемой частью условий по получению данного кредита. Отказавшись от условий, Минск, естественно, не отказался от денег, руководствуясь принципом «Деньги Ваши станут наши».

Кроме того, Беларуси обещает кредиты Китай. Во всяком случае, А. Лукашенко пытается успокоить страну в преддверии «кредитного» 2013 года, уверяя, что с внешними кредитами проблемы не будет, хотя стоило бы помнить, что фактически речь идет о перекредитовании. Поразительно, но полученные кредиты или обещания их предоставить подаются населению в качестве несомненного успеха, словно отдавать кредиты вообще не придется… Как-то все свыклись, что страна не может существовать без кредитов и внешнеэкономической поддержки и это не вызывает недоумения или, тем более, негодования общественности. А между тем, современный формат экономического выживания республики «жизнь в долг» является закономерным итогом многолетней экономической политики А. Лукашенко.

К успехам первой половины 2012 года можно отнести и выход на положительное сальдо внешней торговли, но, справедливости ради, это событие относится только к первой половине уходящего года. Экспорт республики резко упал после того, как под давлением России Беларуси пришлось снизить объем контрабандного вывоза российского бензина под видом беспошлинного белорусского растворителя.

23 сентября в республике были проведены парламентские выборы, которые, несмотря на мобилизацию силовиков, армии, студентов, пенсионеров, ветеранов и реформистского крыла оппозиции прошли при пустых избирательных участках. Безусловно, стихийный бойкот выборов электоратом (29% в Минске и 45 - 49% в сельской местности) обеспокоил власти, но не помешал объявить выборы «состоявшимися». Успех властей в том, что население, проигнорировав выборы, проигнорировало и их результат, т.е. не вышло с протестами, что его обманули. Это всех устроило.

Сейчас власти, в данном случае парламент, могут изображать из себя легитимную власть и что-то там обсуждать и принимать, а население может изображать из себя верноподданную массу, внешне послушную избранной власти. На самом деле, ни тем, ни другим друг до друга нет никакого дела и всем друг на друга наплевать. Псевдовласть, псевдоэлекторат, псевдооппозиция и, в итоге - псевдогосударство?

К успехам завершающегося в ближайшие часы 2012 года, по идее, можно отнести начало строительства Островецкой АЭС (странное название для станции). Так как второй АЭС в республике нет, и её строительство не предвидится, то было бы логичным Островецкую АЭС назвать Белорусской. Конечно, не стоит умалчивать и о том, что вопрос экономической целесообразности появления в Беларуси АЭС остается все-таки дискуссионным, но нет сомнений в политическом значении проекта.

С одной стороны, многолетняя, масштабная и очень дорогостоящая стройка, почти полностью финансируемая из средств российского кредита, по идее должна прямо и косвенно содействовать политическому долголетию первого белорусского президента. Стройка будет идти минимум пятый президентский срок А. Лукашенко, а затем начнется наращивание мощности АЭС и строительство новых энергоблоков, что предоставит работу А. Лукашенко уже в шестом и седьмом президентстве, если к тому времени президентские выборы в Беларуси совсем не отменят за ненадобностью.

С другой стороны, белорусские власти явно прельщает ядерно-маргинальный статус Северной Кореи, с которым вынуждены считаться даже великие державы. То, что рано или поздно А. Лукашенко будет хвататься за станцию, как за спасательный круг, особых сомнений нет. В этом плане остается открытым вопрос о российском контроле над АЭС. Стоит напомнить, что Белорусская АЭС строится за российские деньги.

Не стоит забывать и традиции белорусского копирайта. Строительные технологии, применяемые на стройке, активно копируются и со временем будут предложены на внешнем рынке строительных услуг, естественно, в качестве белорусских разработок.

В 2012 году сбылась заветная мечта А. Лукашенко – на борисовском заводе «Автогидроусилитель» начался монтаж линии по сборке китайских легковых автомобилей. Стоит напомнить, что это не первая попытка белорусских властей заполучить в свои руки технологии легкового автомобилестроения. Понятно, что проект рассчитан только на российский рынок, так как белорусский рынок мал и беден, но для А. Лукашенко политически важно, чтобы россияне ездили в легковушках белорусского производства.

Правда в 2012 году вместо потока китайских авто с белорусского автозавода по просторам Российской Федерации прокатилась волна белорусских гастарбайтеров. И эти «достижения» уходящего года придется отнести скорее к разряду плохих, чем хороших.

Плохое

В результате оттока квалифицированной рабочей силы из республики, многие стройки в республике обезлюдели, что вызвало серьезное беспокойство у руководства страны. Проблема приобрела не только экономическое, но и политическое звучание:

- появление армии белорусских гастарбайтеров в России подводит черту под политическими перспективами А. Лукашенко и «белорусского проекта» на российском политическом поле (россияне на работу в Беларусь не едут);

- выезд квалифицированной рабочей силы делает бессмысленными проекты зарубежных инвестиций в белорусской экономике, так как работать на задуманных производствах некому, если только эти производства не запускают китайские инвесторы;

- препятствие миграции рабочей силы означает подрыв основ Единого экономического пространства, где изначально заложены четыре свободы перемещения товаров, рабочей силы, капиталов и услуг. Пока белорусская сторона выступает за свободу перемещения товаров, да и то в усеченном формате: свободная поставка белорусских товаров и товаров третьих стран с белорусскими этикетками на рынок России, но не в обратном направлении, за исключением сырой нефти. Вот нефть и газ республика готова в неограниченном объеме качать из России буквально день и ночь.

Не имея экономических возможностей вернуть рабочую силу на родные заводы и стройки, белорусское руководство решило действовать путем пропаганды и принуждения. Посыпались угрозы лишить гастарбайтеров социальных гарантий и немногочисленных льгот, в нарушение всех соглашений с Россией стали возрождаться схемы двойного налогообложения, началась медийная «накачка» проблемы миграции рабочей силы. В белорусских СМИ регулярно появляются материалы с негативными оценками условий труда белорусских гастарбайтеров в России: недоплаты, бытовые проблемы, преступность. Под пропагандистским ударом оказались и сами гастарбайтеры, которых представляют, как «летунов» и «искателей легкой жизни», когда как на Родине «полно вакансий» по 150 долларов. Своеобразным шедевром государственной пропаганды стало распространение информации о том, что белорусские гастарбайтеры, возвращаясь из России, привозят на Родину венерические заболевания, включая СПИД. Дальше, как говорится, уже некуда.

Однако своеобразным шедевром 2012 года стал пресловутый декрет № 9, ужесточающий контрактную систему найма рабочей силы. Стоит напомнить, что принятию декрета предшествовала медийная истерика в официальных СМИ, главным героем которой был сам А. Лукашенко. Помимо «бессовестных» рабочих, не желающих трудиться за копейки, под удар критики попал и директорат, который в ноябре-декабре 2012 года в прямом эфире увольняли и отправляли в отставку.

Все это печально. Для того чтобы управлять экономикой, необходимы материальные и административные ресурсы. Белорусские власти не имеют материальных ресурсов, т.е. они не могут сконцентрировать финансы, сырье, полуфабрикаты, энергоносители для организации прорывных действий в экономике – ввести в строй высокоэффективные производства, решить инфраструктурные проблемы, создать высокопроизводительные технологии. Материальную нищету руководство страны пытается подменить административным прессом, так как ничего другого у него нет. Есть только нищая власть с выпученными от безумства глазами.

И совсем печальное

Действительно, все административные истерики на производстве, которые белорусское руководство закатывало на протяжении четырех недель в ноябре и декабря уходящего года демонстрировали только бессилие и безнадежность. Когда глава государства говорит вновь назначаемому руководителю: «Не справишься – посажу», можно смело паковать чемоданы и покидать эту страну. В конце концов, не Беломорканал все-таки строим, чтобы использовать методы ГУЛАГа…

Конечно, можно опутать стройки и заводы колючей проволокой, выписать из Пхеньяна охранников и, вручив им пулеметы и губные гармошки, загнать на вышки сторожить рабочий класс. Из Академии наук сделать шарашку (не поможет), а слесарей ЖЭКов приковать к трубам отопления… Можно даже национализировать девушек и молодых женщин для развития сферы услуг в городе Минске, отрывая казино + бордель в каждой подворотне(хотя с этим, как говорят, власти успешно справляются под видом борьбы с торговлей людьми). Когда нечего предложить народу, можно делать все – танцевать на Октябрьской площади, легализировать проституцию, расстреливать и вешать проштрафившихся директоров прямо на заводских проходных. Это не пугает, а только веселит в стиле «Камеди-клаба». Население к этим публичным выволочкам, с демонстративно устрашающими физиономиями, относится как к бесконечному телевизионному шоу идиотов.

Власть – это деньги и ресурсы. Если их нет, то нет и власти. Переход к репрессивным методам в социально-экономической сфере означает полномасштабный и глубокий кризис власти, ее всех основных институтов и отсутствие денег. 2012 год стал важной вехой в системном кризисе уже политической системы Республики Беларусь. Если мы уже давно привыкли, что партийная и судебная власти в Беларуси находятся в декоративном состоянии, призванном замаскировать всевластие главы государства, то в завершающемся году со всей очевидностью обнаружился кризис в силовом блоке.

Белорусская армия недееспособна, она не в силах провести даже праздничный парад. Техника устарела, приведена в негодность и разворована, личный состав занят только хозяйственными делами, офицерский корпус дезориентирован, не мотивирован и от безнадежности медленно спивается. «Плюшевый десант» прекрасно продемонстрировал отсутствие в республике современного ПВО.

МВД раздирают противоречия и бесконечные чистки, Следственный Комитет превратился в сборище каких-то девиц с юридическим образованием и нулевым стажем. Кризис в КГБ продемонстрировал коррумпированность этой организации. В целом весь силовой блок управляется только страхом увольнений, арестов, доносов и расправ. Естественно, так долго продолжаться не может.

Если…

Если Беларуси вновь не помогут справиться с её внутренними проблемами, так как сама она справится с ними не в силах.

Если вновь А. Лукашенко получит поддержку в Кремле в контексте создания Евразийского экономического союза…

Если вновь А. Лукашенко удастся обмануть ЕС, который, как известно, обманываться только рад…

Если А. Лукашенко будет и дальше расширять присутствие на белорусской территории Китая, хотя приходится учитывать, что в Республике Беларусь уже находится несколько сот тысяч граждан КНР (!). Просто китайцы не маячат по улицам Минска, а сконцентрированы в отдельных районах республики. Так что те, кто ждет китайского десанта на территорию Беларуси, опоздали минимум на год. Они уже здесь. Да что говорить, если футбольная команда «БАТЭ» является, по финансовой сути, не белорусской, а китайской командой.

Быстрое наращивание китайского влияния в республике происходит, с одной стороны, на фоне растущего беспокойства со стороны белорусского руководства, которое прошедшей осенью было явно обескуражено солидным объемом обещаний со стороны Пекина и мизерными размерами выполненного, а с другой стороны в контексте блокирования политического диалога между Минском и Брюсселем.

Позиция Евросоюза в отношении контактов с белорусским руководством и самой республикой вполне прозрачна: отпускаете политических заключенных – садимся за стол переговоров. Весь 2012 год Брюссель от данного условия не отходил, чем вызывал у официального Минска приступы ярости. При этом весь уходящий год было очень забавно перечитывать заявления МИДа РБ, высказывания белорусских официальных лиц, включая президента республики, а также политическую проправительственную публицистику, где давалась оценка белорусско-европейским отношениям, но при этом ювелирно обходился вопрос об освобождении узников белорусского ГУЛАГа. Получался разговор глухого со слепым или, проще говоря, белорусская сторона изображала неадекватность, сохраняя в тюрьмах политических заключенных в качестве заложников в преддверии «кредитного» 2013 года. Стоит напомнить, что это не первый случай, когда белорусские власти используют политических заложников в качестве стимула для кредитования своей белорусской экономической модели. Разница только в масштабах…

Подведем итоги:

- аргументный ряд Минска в отношениях с Москвой уступает место открытому попрошайничеству. Белорусская сторона уже не вспоминает об особой миссии Беларуси в сохранении внутреннего единства Российской федерации, о Беларуси, как «сборочном цехе Советского Союза», о готовности лечь под вражеские танки, если они вдруг покатят по знаменитой Олимпийке на Москву… Аргументы заменены примитивными формулами в формате условного наклонения: «если не дадите денег/нефти/место на российском рынке, то… в республике случится экономическая катастрофа, голод, белорусский народ будет проклинать Россию и ТС-ЕЭП, республика будет вынуждена уйти под Китай и т.д.»;

- вывод о недееспособности белорусской экономической модели, сделанный на примере кризиса 2011 года, в 2012 году подтвердился на примере растворительной аферы. Как только доходы от продажи бензина под кодом растворителя/разбавителя скатились до буквально нескольких десятков миллионов долларов, мигом посыпался экспорт, на глазах стало расти негативное сальдо внешней торговли республики. Беларуси катастрофически не хватает нынешнего объема экономической поддержки со стороны России, ей требуется минимум 18-19 млрд. долларов в год финансово-ресурсных дотаций, преференций и кредитов;

- руководство республики живет по принципу «деньги не пахнут» и занято как поисками финансовых ресурсов по всем азимутам(превратив, к примеру, контрабанду товаров третьих стран на рынок Таможенного союза в важнейшую статью дохода государства), так и изобретением причин и поводов для того, чтобы выбить все новые компенсации и преференции из партнеров по интеграционному проекту. Своеобразным хитом 2012 года стало требование Минска компенсировать ему потери на российском (т.е. соседнем, а не собственном) рынке из-за вхождения России в ВТО, что подразумевает открытие «врат ада», так как стоит Москве пойти на такого рода компенсации белорусской стороне, ей придется платить за свое участие в ВТО Казахстану, Киргизии и вплоть до Буркина-Фасо. Сюда же можно отнести весьма нечистоплотную игру с экспортом калийных удобрений, несогласованный объем поставок и демпинг белорусского продовольствия на российском рынке и т.д. Понятно, что и в 2013 году белорусские власти еще не раз предложат Москве и Астане такого рода «лохотронные» схемы по вытягиванию денег у партнеров;

- в рамках участия республики в интеграционном проекте ТС- ЕЭП вновь определилась основная черта белорусской интеграционной политики: брать от интеграции только то, что необходимо республике, игнорируя обязательства по интеграционным соглашениям, требующим от Беларуси каких –либо «обремененностей»;

- растворительная афера с российской нефтью продемонстрировала новую тенденцию российско-белорусских отношений. Они не стали более доверительными, а скорее жесткими, но не скандальными. Российская сторона не позволяет скатываться до уровня традиционной российско-белорусской пропагандисткой войны, так как такого рода скандалы наносят удар по интеграционному проекту ТС-ЕЭП-ЕЭС. Москва, обсчитывая нанесенным недобросовестным партнером ущерб российскому бюджету, принимает меры по взысканию «недоимок», сокращая поставки сырья. Именно в таком формате, видимо, приходится рассматривать сокращение экспорта российской нефти в Беларусь в 2013 году. Понятно, что «воспитание рублем» является, как правило, наиболее эффективным методом, но трудно представить, чтобы белорусское руководство перевоспиталось и отказалось от традиции «развода» партнеров;

- с ростом влияния Пекина у белорусского руководства появляется все больше шансов вновь раскрутить «маятниковую политику», но уже не между Москвой и Брюсселем, а между РФ и КНР. Видимо, у А. Лукашенко имеются надежды, что рано или поздно в роли его защитника перед «имперской» Россией выступит «демократический» Китай. Прецеденты такого рода есть. Стоит вспомнить судьбу другого европейского союзника Китая - социалистическую Албанию, выживающую во враждебном европейском окружении в течении десятилетий. Справедливости ради, не очень хочется вспоминать судьбу другого, уже азиатского союзника Пекина – полпотовской Кампучии.

Итак, с Новым Годом, если уж так всем этого хочется!


А. Суздальцев, Москва, 30.12.12

0


Вы здесь » ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ » В Беларуси » Что говорит из Москвы Андрей Суздальцев?