ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ

Объявление

ПЕРЕХОД НА САЙТ Fair Lawn Russian Club


Чтобы открывать новые темы и размещать сообщения, вам нужно зарегистрироваться! Это не отнимет у вас много времени, мы не требуем подтверждения по e-mail.
Но краткие комментарии можно оставлять и без регистрации! You are welcome!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ » В Беларуси » Что говорит из Москвы Андрей Суздальцев?


Что говорит из Москвы Андрей Суздальцев?

Сообщений 841 страница 866 из 866

841

"Белорусский Хельсинки". Обыкновенное предательство

-AA+A
Версия для печати
пн, 17/07/2017 - 00:04

Предавши один раз, предаст и второй (Иван Сергеевич Тургенев)

    Первые две недели июля в Беларуси прошли в международном формате. Пока остальной мир жил новостями из Гамбурга, где 7-8 июля прошел саммит «Большой двадцатки», официальный Минск принимал сессию Парламентской ассамблеи ОБСЕ, а следом и  VII Съезд белорусов мира. Естественно белорусские электронные СМИ главное внимание уделили ПА ОБСЕ, позиционируя сессию, в качестве «прорыва» на международной арене. О «Большой двадцатке»  вспоминали  исключительно в контексте столкновений  полиции Гамбурга с антиглобалистами. Однако, судя по косвенным признакам,  белорусское руководство очень быстро поняло, что любые, даже самые незначительные и символические  договоренности между В. Путиным и Д. Трампом, достигнутые на российско-американской встрече 7 июля, могут в среднесрочной перспективе нанести существенный ущерб по международным планам официального Минска, привыкшего, в свою очередь,  безнаказанно мародерничать на поле геополитического противостояния между Востоком и Западом. 

Угрозы и риски

    11 июля 2017 г. А. Лукашенко на специально организованном  в рамках летнего семинара белорусских дипломатов совещании по приоритетам внешней политики Беларуси подвел итоги международной деятельности республики за первое полугодие 2017 г.  Стоит сразу отметить, что несколько моментов в выступлении белорусского президента носят программный характер.

   Прежде всего, стоит обратить внимание на то, что после почти трех лет существования «Минского процесса» А. Лукашенко вдруг озаботился его эффективностью, призвав продолжить переговорный процесс на минской «переговорной площадке» более «эффективно» (https://news.tut.by/economics/550832.html).  Необходимо сразу отметить,  что вдруг обозначившаяся «озабоченность»  белорусского президента звучит несколько странно, так как с осени 2014 года ничто не мешало белорусскому МИДу или самому А. Лукашенко приступить к «углублению» и, конечно, «расширению» процесса, призванного остановить военный конфликт на юго-востоке Украины.   
    За последние 2-3 года автор этих строк неоднократно обращал внимание на то, что белорусское руководство в «минском процессе»  играет роль  отнюдь не модератора или генератора идей, а только отельеро или буфетчика. С учётом того, что за годы войны на Донбассе погибли более десяти тысяч человек и были разрушены десятки городов, поселков и деревень, то с полным основанием можно считать, что белорусское руководство, провозглашая себя «спонсором безопасности в регионе», на самом деле просто пиарится на крови гражданской войны…
    Беспокойство А. Лукашенко о том, что у него могут забрать присвоенные лавры «миротворца», высказанное  11 апреля, на самом деле связано с тем, что буквально за пару дней перед российско-американским саммитом, Д. Трамп назначил спецпредставителя США по Украине и согласовал на встрече в Гамбурге с В. Путиным отдельную коммуникацию между Вашингтоном и Москвой по проблеме урегулирования конфликта на Украине.  Понятно, что в этом раскладе роль и значение Минска в украинском урегулировании неуклонно рано или поздно превратится в фантом.   
    Естественно, далеко не факт, что новая  российско-американская переговорная «площадка» по проблеме украинского кризиса окажется более эффективной, чем «пара» Нуланд – Сурков  во времена предыдущей американской администрации.  Но одновременно  нет иллюзий в том, что реальный прямой канал между Вашингтоном и Москвой всё равно на порядок важнее, чем бесконечный обмен мнениями в рамках контактной группы между Киевом и ДНР/ЛНР на минской «площадке».

«Скрипач не нужен»
    Не стоит забывать еще один немаловажный повод для  эмоционального заявления А. Лукашенко.  Естественно, что белорусского президента обижает то, что  как к «Нормандской четвёрке», так и к параллельному американо-российскому каналу, не говоря уже об экспертном российско-украинском диалоге, белорусского  президента не только не допускают, но о нём и не вспоминают. Так что на самом деле, можно говорить не о международном успехе официального Минска на ниве миротворчества, а об очередном провале А. Лукашенко на международной арене.

Тянет на себя…
    Стоит напомнить, что в своё время, неплохо стартовав в качестве посредника между Москвой и Анкарой,  белорусский президент,  в итоге потерял доверие России и Турции. Все лавры миротворца достались Нурсултану Назарбаеву,  а не А. Лукашенко, публично целующему подарочный Коран.
    Между прочим, там же, в Астане при деятельной поддержке Казахстана начался процесс политического урегулирования в Сирии. Однако и здесь Минск оказался «за бортом»… Попутно стоит напомнить, что официальный Минск «поглядывал» и на Нагорно-Карабахский конфликт, но не удержался уже по финансовой причине: все-таки Баку более перспективен Беларуси в плане получения кредитов, чем бедный Ереван. Армяне, естественно, ничего не забыли и не забудут…
    В свою очередь и нам не стоит забывать декабрь 2014 года, когда в рамках «Нормандской четверки» возникло предложение передислоцировать «минский процесс» в ту же Астану. В те дни появился и словосочетание, объясняющее недовольство Москвы и Берлина: «Лукашенко тянет одеяло на себя». 
    Но обострение боевых действий на Донбассе в январе 2015 (в конце месяца образовался Дебальцевский котел), не оставило времени для смены переговорной «площадки». Однако  возможность получить роль перспективного переговорщика между Востоком и Западом А. Лукашенко потерял навсегда.

«Хельсинки – 2»
    А. Лукашенко вряд ли понял, что при любом международном и региональном раскладе он все равно остается «за бортом». С 2015 года  белорусский президент  буквально мечется в поисках вариантов «раскрутки» «минского процесса».  Идей было немало, но всё  они оказывались какими-то фантастическими, так как в любом случае подразумевали не просто сдачу позиций России, а открытый геополитический поворот на глазах Москвы.
    В 2017 году МИД, а затем уже и сам А. Лукашенко подняли на щит идею запуска нового Хельсинского процесса. Сейчас в белорусских СМИ уже появился и термин, связанный с данной инициативой – «Хельсинки-2». На каком-то этапе идея «перезапуска» хельсинского процесса получила поддержку белорусского президента и стала программой.
    Стоит обратить внимание, что в июле практически все публичные выступления А. Лукашенко по внешнеполитической тематике обязательно включали в себя  заявление о запуске «Хельсинки-2». В частности, 11 июля белорусский президент заявил, что «она (инициатива – А.С.) в первую очередь отражает нашу оценку и обеспокоенность негативными тенденциями развития региональных процессов» (https://news.tut.by/economics/550832.html)
    В тот же день о «Хельсинки-2» упомянул заместитель министра иностранных дел Республики Беларусь Олег Кравченко в рамках неформальной министерской встречи ОБСЕ в Мауэрбахе (Австрия). Любопытно то, что О. Кравченко использовал формулировку, созданную в недрах белорусского МИДа: «Новый Хельсинский процесс - широкий диалог в целях преодоления существующих противоречий во взаимоотношениях между государствами в Евро-Атлантике и Евразии, наведения мостов и построения подлинного сообщества безопасности». Цель, которую ставит перед собой официальный Минск, носит геополитический характер и вряд ли достижима  в современных условиях, но об этом ниже. Поражает другое… Обратите внимание, что ключевые слова: «диалог» и «мосты».   
    15 июля уже на VII Съезде белорусов мира о «Хельсинки-2»  говорил В. Макей, заверяя, что «Процесс урегулирования украинского кризиса показал, что мы способны выполнять такие сложные и ответственные задачи».  (https://www.sb.by/articles/minsk-gotov- … lsinki-...) В дальнейшем, можно ожидать, что белорусские власти будут использовать любые поводы, чтобы буквально «забить» медиа-пространство своей инициативой и приучить международную общественность к понятию «Хельсинки-2», увязанного с  Минском и А. Лукашенко.
    Стоит сразу отметить, что это весьма неблагодарная тактика, успех которой  весьма сомнителен, но тут возникает некое сомнение: а нужен ли Минску реальный «Хельсинки-2»? Может быть А. Лукашенко больше интересует бесконечный процесс «перезапуска»?       
   
Историческая справка

    Хельсинский заключительный Акт, подписанный 1 августа 1975 г. главами 35 стран в столице Финляндии стал важной вехой в истории не только Европы, но и мира. Акт знаменовал собой с одной стороны завершение период попыток взлома Ялтинско-Потсдамскую систему в Европе, характеризующихся целой  чередой кризисов в Берлине, Венгрии, Польше, Чехословакии и т.д., так как проходил на фоне бесславного для США окончания самого масштабного локального конфликта в послевоенный период – войны во Вьетнаме.

    В тот период в мире возникло понимание, что существует двухполюсный мир, подкрепленный военно-стратегическим паритетом. В этих условиях вопросы международной безопасности стали приоритетными для всех стран, обладающих ядерным оружием. Хельсинский заключительный акт был призван данный паритет закрепить, что вылилось в фиксирование сложивших в то время европейских границ, а также подтверждение условий Вестфальского мира 1648 г., т.е. уважение суверенитета, территориальной целостности, невмешательства во внутренние дела иностранных государств. В итоге, Хельсинский заключительный акт стал одним из основ продолжающего до сих пор формироваться международного права.

Прошло сорок лет

    Хельсинский процесс продержался недолго. Уже в конце 1980-х годов мир стал однополярным и всё, что было заложено в Хельсинском заключительном акте, посыпалось с поразительной скоростью. Произошел аншлюс ГДР (обошлись без даже формального референдума в субъекте международного права и члене ООН с 1973 г.), произошло разделение Чехословакии, было осуществлено массированное военное вмешательство в Югославию, без референдума была создана независимая Республика Косово, что создало прецедент.

    Следом и по примеру Косово в статусе полупризнанных республик оказались Абхазия и Южная Осетия и т.д. В 2014 году после референдума в состав России вернулся Крым…

    Вмешательства во внутренние дела независимых государств стали привычной и никого не удивляющей рутиной. Вторжение в Ливию в этом плане стало самым ярким примером столь быстро распространившейся практики.

    Понятно, что сейчас, с развитием БРИКС и в формате жесткого противостояния Запада и России однополюсный мир постепенно входит в стадию распада. Феномен Д. Трампа как раз и отражает реакцию части американской элиты на  тот уровень перенапряжения, в котором оказались США в годы Б. Обамы. Но в любом случае в роли основного или даже единственного ревизиониста однополюсного мира, открыто бросившего вызов Западу, оказалась Россия.

    Напряжение в российско-американских отношениях столь велико, что и Вашингтон и Москва практически лишены свободы маневра, хотя некоторые наивные украинские «эксперты» постоянно провозглашают варианты «сделок» между США и РФ: обмен Сирии на Украину, Крыма на Донбасс и прочий бред, призванный поддержать имидж Украины, как «центра» российско-западного противостояния. Понятно, что между Россией и США и без Украины хватает противоречий, часть из которых имеют вековую историю.

   В создавшихся условиях пока не может быть и речи о полноценном диалоге между Москвой и Вашингтоном, не говоря уже о неких фантастических «мостах». Дело в том, что любой диалог имеет смысл только тогда, когда стороны готовы к уступкам и компромиссам. Это возможно только в условиях паритета и двухполюсного мира.  К примеру, сделка в формате «обмена» Косова на Крым в рамках двухполюсного мира теоретически возможна, но не сейчас...

    Стоит напомнить, что российская сторона до последнего момента не подтверждала готовность В. Путина встречаться с Д. Трампом, оттягивая согласие на контакт до последней возможности. В итоге, познакомились, побеседовали, обсудили проблемы и пути их решения, но не более… Никто ни на кого не давил и даже не намекал на давление, так как нет смысла провоцировать ядерные державы.  Киев после Гамбурга до сих пор в депрессии…

    Но вернемся к «диалогу» и «мостам», т.е. опять к уступкам, которые и составляют основу диалога и получаемых в его результате компромиссов. Если представить, что США в чем-то уступают России, то можно сразу заказывать молебен о судьбе президента Трампа, которого «поднимет на вилы» Конгресс. Следом мир тут же войдет в многополюсное состояние. Так что антироссийский настрой американского истеблишмента можно понять. Они воюют за свой тяжко отвоеванный статус единственной супердержавы в мире и не пойдут ни на какие сделки и обмены с Россией, так как считают, что Запад имеет право на «Косово», а Россия на «Крым» не имеет.

    Со своей стороны и Россия не имеет возможности в чем-то уступить Западу, в том числе и США. Малейшие отступления от своего союзника в Сирии мгновенно скажутся на отношениях России с Ираном, Китаем и еще целым шлейфом если не союзников, то стран, которые ищут в России в той или иной степени  некую опору. Стоит напомнить, как буквально кинулось в Москву руководство Катара, столкнувшись с блокадой в собственном регионе. Даже Катар понимает и знает, что Россия союзников не сдает и не предает.

    Нет смысла говорить и о возвращении Крыма Украине, что равносильно сдаче под геноцид два миллиона не только русских, но и украинцев, поменявших украинские паспорта на российские.

    Такого рода примеров можно привести множества, но вывод в данном случае только один – ремейк Хельсинского заключительного акта в современных условиях продолжающегося распадаться однополюсного мира невозможен. Равноправные условия не созданы и стороны их отвергают. Система международных отношений, пребывая в хаотическом состоянии, меняется, но она еще далеко от баланса, что позволяют тем же США продолжать «ловить рыбу в мутной воде».     

    Так что белорусы, рассуждая о «диалоге» и «мостах», занимаются пустой демагогией.  Возможно, что они это делают неосознанно, желая «добра и мира». Но тогда надо признать, что в белорусском руководстве нет реальных и образованных международников, что сомнительно. Во всяком случае, даже как-то неловко писать о прописных истинах, знакомых любому выпускнику любого международного факультета.
    Но в ином формате, если белорусская сторона  высказывается за «Хельсинки-2» осознано и целенаправленно, то на самом деле Минск демонстрирует, что он  верит в то, что одна из сторон, ради нового Заключительно акта обязательно пойдет на уступки. Какая сторона пойдет на уступки? Понятно, что не США… Минск проталкивает «Хельсинки-2» за счет России.
    Иными словами, белорусское руководство, запустив «перезагрузку» хельсинского процесса, организовывает еще одну кампанию давления на Россию. Зачем это Минску?
    С одной стороны, А. Лукашенко и его окружение твердо уверены, что Россия все равно не выдержит противостояния с Западом и обязательно уступит. С другой стороны, запустив процесс «Хельсинки-2», который должен закончиться поражением России, Минск рассчитывает на новые бонусы и дивиденды со стороны Запада за «хорошо проведенную работу».
    Но есть еще одно подозрение и мы к нему вернемся немного ниже, пока переключившись на белорусского президента. Дело в том, что уже 11 июля А. Лукашенко поспешил подвести  уже «теоретическую основу» под «Хельсинки-2», предостерегая от выбора между Западом и Востоком, считая, что нужно «не сориться, не конфликтовать, а дружить со всеми».
Реплика
    Стоит отметить, что в данном случае мы сталкиваемся с еще одним важным программным заявлением белорусского президента. С одной стороны, говоря о том, что не может быть выбора между Западом и Востоком, А. Лукашенко ставит крест на Союзном государстве, ОДКБ и ЕАЭС, так как,  к примеру, именно участие Беларуси в СГ РБ и РФ, как в политической интеграции с Россией, и обеспечивает Минску статус «союзника» Москвы со всеми вытекающими для республики бонусами, дотациями и преференциями. Вообще-то, участие в Беларуси в Союзном государстве подразумевает, что Минск давно и окончательно  сделал геополитический выбор.
    Если, уже с другой стороны, Минск готов со всеми дружить, то пусть его и обеспечивают дешевыми энергоносителями, кредитами и рынками другие геополитические друзья с Юга и Запада. Иными словами, если говорить брутально, женщина, вышедшая замуж и живущая за счет мужа, но при этом продолжающая «дружить» с другими мужчинами,  очень быстро приобретает статус особы с «пониженной социальной ответственностью» и рано или поздно её публично спускают с лестницы.

Обыкновенное предательство
    То, что за призывом белорусского руководства к «людям доброй воли» скрывается традиционное предательство, проявилось практически мгновенно. 7 июля Парламентская ассамблея ОБСЕ на своём заседании приняла так называемую Минскую декларацию, где особое место было уделено украинскому кризису. Формулировки данной части декларации носят резкий антироссийский характер и включает следующие формулировки: «гибридная агрессия России против Украины на Донбассе», «временная оккупация Автономной Республики Крым и Севастополя Российской Федерацией», «спонсирование террористической деятельности в Украине…» и т.д.
    Белорусская официальная делегация, состоящая из депутатов белорусского парламента, своей большей частью проголосовала за Минскую декларацию (четверо из шести).  Безусловно, говорить о неожиданном «порыве» белорусских парлментариев не приходится, так перед нами пример продуманной спецоперации против России, утвержденной А. Лукашенко  и руководимой непосредственно В. Макеем. Более того, все шесть депутатов накануне голосования встречались с белорусским министром иностранных дел и были детально проинструктированы.  Разделение голосовавших по принципу 4 на 2 должно было создать иллюзию о «расколе мнений», чтобы смикшировать негативную реакцию Москвы.

    При этом стоит напомнить, что в нижней палате законодательного органа РБ нет ни одной зарегистрированной фракции, что могло бы как-то позволить говорить о некой «демократии» в рядах  белорусских депутатов. Учитывая структуру белорусского парламента,  придется признать, что  делегация, принявшая участие в работе ПА ОБСЕ и участвовавшая в голосовании, продемонстрировала консолидированное мнение белорусских властей: Россия – «агрессор» и «оккупант».  В данном случае, нет никаких иллюзий - именно так в реальности относится к Москве официальный Минск. 

Зачем это было сделано?

    Стратегические цели понятны: Минск демонстрирует Западу, что даже в условиях огромной финансово-ресурсной зависимости от России Беларусь способна на «самостоятельный» (пиши: антироссийский) внешнеполитический курс. А. Лукашенко не забыл, что зимой 2016-2017 Запад остался безучастным к отчаянному положению Минска, буквально «проваливающемуся» в российско-белорусский кризис.  Для примера стоит напомнить, что в конце марта Минск уже принялся истерить перед Москвой, рыдая, что завтра в белорусской столице будет украинский «майдан».  Любопытно, что судьба «прорвавшегося» в те «горячие» дни и ночи через украино-белорусскую границу «джипа с взрывчаткой» так и осталась нераскрытой.

    Попутно не стоит забывать, что голосование по Минской декларации совпало со встречей В. Путина с Д. Трампа. В Киеве и Минске истеблишмент был уверен, что президент США, безусловно, «продавит» президента России. Так что Минская декларация была бы для кое-кого очень к месту …

    В тактическом плане поддержка Минском Декларации ПА ОБСЕ создает совершенно особую обстановку назначенной встречи А. Лукашенко с П. Порошенко. У белорусского президента имеются большие надежды на Киев. Но об этом мы еще поговорим.

Последствия

    Понятно, что Минск будет с порога опровергать обвинения российской стороны в предательстве союзника, Союзного государства и по традиции «переводить стрелки» на Москву, напоминая, что Россия «не советовалась» с А. Лукашенко, решая вопросы с Сирией, Крымом и т.д. То есть Минск будет настаивать, что он имеет право «отомстить» союзнику (?). 

    Правда, в данном случае Минск не только не согласовывал с Москвой свою позицию по данной итоговой декларации, но даже не предупреждал, что «подставит» союзника. Между тем, необходимо напомнить, как говорится в формате «мухи отдельно – котлеты отдельно»,  одно дело не поддержать действия Москвы на международной арене, а другое дело открыто переметнуться на сторону врага, что и произошло на сессии ПА ОБСЕ.

    Понятно, что Минск будет утверждать, что Беларусь является суверенным и независимым государством и имеет право на любые решения на международной арене, хотя вряд ли в белорусском руководстве не понимают, что и Россия в этом случае имеет полное суверенное право перевести такого «союзника» на мировые цены и закрыть свои рынки для белорусских товаров. Не далее как полгода назад кто-то в Минске буквально голосил о «союзных обязательствах» России и дальше поддерживать Беларусь…

    Возникаследствияет вопрос: Ответит ли Москва на столь демонстративную провокацию со стороны Минска? Ответ, с  учетом российско-белорусского кризиса 2016 года, очевиден: белорусскому руководству уклониться от ответственности не получится и никакой безнаказанности не будет. Но не сразу… Москва спешить не будет. Вот приедет снова в столицу России тот же В. Семашко, а за ним А. Кобяков и т.д. 

    Естественно, не уйдут от ответа и те белорусские депутаты, которые заседая в Парламентском собрании Союза Беларуси и России, умудрилось голосовать за резолюцию, где Россия объявляется «агрессором» и «оккупантом». Понятно, что своими действиями данные «народные избранники» просто похоронили не только Парламентское собрание, славящееся своими богатыми и пьяными банкетами, но и само Союзное государство.   

    При этом очень забавно наблюдать как белорусские депутаты, понимая, что их «подставили» Лукашенко и Макей, начинают суетиться и юлить: 

http://www.rubaltic.ru/news/10072017-ga … i-v-obse/. Понятно, что и в этом случае уклониться от ответственности не получится, так на пресловутом инструктаже у В. Макея, как уже было отмечено выше, были все шесть представителей РБ в ПА ОБСЕ.   

    И последнее. Несмотря на то, что белорусская сторона, поддержав Минскую декларацию, нанесла тяжелый удар в «спину» России, Москва до последней возможности пыталась протолкнуть в руководство ОБСЕ известного белорусского дипломата Елену Купчину (https://news.tut.by/economics/550919.html). Иными словами,  российское руководство не отвечает предательством на предательство, а упрямо поддерживает так называемых  «союзников», которые со своей стороны ищут любую возможность, если сказать по-народному, «нагадить» Москве, где только возможно.

Итак
    В июле 2017 года белорусская внешняя политика сделала заметный шаг в сторону самостоятельного позиционирования на мировой арене. Это сложный процесс, по сути, означающий, что официальный Минск навязывает Евросоюзу и США своеобразный торг. В частности, поддержав в 2014 году правительство А. Турчинова и не признав возвращение Крыма в состав России, А. Лукашенко получил переговорную «площадку» по украинскому кризису. Отказав в 2015 году России в размещении базы ВКС РФ,  А. Лукашенко дождался от Запада фактического признания итогов президентских выборов и поддержки своего пятого президентского срока. 
    В этом плане стоит обратить внимание на мнение В. Макея, высказанное на VII Съезде белорусов мира, о том, что  темпы демократического развития Беларуси могут быть ускорены только в условиях доброжелательности зарубежных партнеров. Иными словами, если Запад желает развитие демократии в республике, то он должен идти на уступки А. Лукашенко.  Понятно, что здесь пахнет обычным шантажом, только если раньше белорусский президент регулярно шантажировал Запад политзаключенными, то сейчас в статус заложника введена вся республика. Как говорится, что и требовалось доказать и с чем можно от всей души поздравить Евросоюз. В общем, заигрались с А. Лукашенко…
    Но вот игра с «перезапуском Хельсинского процесса» имеет уже не западного адресата,  а скорее восточного.  Под эгидой «Хельсинки-2» белорусские власти надеются замаскировать процесс медленного, очень осторожного, но неуклонно развивающегося процесса ухода Беларуси на Запад.  Конечно, иногда А. Лукашенко трудно совладать с желанием досрочно воткнуть «нож в спину» союзника, как и получилось на ПА ОБСЕ,  но в целом Минск будет и дальше пакостить Москве исподтишка, опасаясь оказаться без возможности «харчеваться» за российский счет, уподобляясь Шарикову Полиграф Полиграфовичу из «Собачьего сердца» Михаила Булгакова.
А. Суздальцев, Москва, 16.07.2017

0

842

"женщина, вышедшая замуж и живущая за счет мужа, но при этом продолжающая «дружить» с другими мужчинами, очень быстро приобретает статус особы с «пониженной социальной ответственностью» и рано или поздно её публично спускают с лестницы."
Гость
пн, 17/07/2017 - 08:43
Комментарий № 370556

Он ей когда женился говорил, что бизнесмен и все у них будет... а потом оказалось, что бизнес его это сумки у женщин ночью воровать, да машины чистить.
Вот женщина и понимает, что скоро "бизнесмена" посадят, а жить, та дальше как-то надо

0

843

Список белорусских депутатов депутатов, проголосовавших "за" антироссийскую резолюцию:
Валерий Воронецкий, Ольга Попко и Болеслав Пирштук, а также сенатор Сергей Рахманов.
Против:сенатор Сергей Гайдукевич и депутат Андрей Рыбак.

Vita-Sibiria пишет:

Придет время-вспомним всех Рыбаков и Портновых. А оно обязательно придет, ятд.
Andrey
пн, 17/07/2017 - 10:36
Комментарий № 370586

Обязательно! http://postim.by/post/6765

0

844

"Киберсоюзник" Украины

«Я уже не тот пацан, каким был раньше…» (А. Лукашенко, 21.07.2017, Киев)

    Хотя визит главы белорусского государства в Киев начался в четверг,  20 июля,  переговоры Петра Порошенко и Александра Лукашенко в Администрации президента Украины состоялись только во второй половине дня 21 июля.  Понятно, вечером в четверг  гости немного отдохнули… Но уже в ночных новостях украинских телеканалов, не скрывая удовлетворения, подчеркнули, что в Киев прибыл «последний союзник России»…

    Первое, что буквально бросилось в глаза после завершения визита: А. Лукашенко вернулся из украинской столицы в прекрасном расположении духа и, можно сказать,  буквально окрыленный надеждами, которыми его щедро снабдил П. Порошенко. Более того, в ближайшем окружении белорусского президента посчитали, что демонстративно торжественный приём, который оказали А. Лукашенко и его сыну в Киеве, отражает «реальный» уровень международного авторитета Беларуси и роль белорусского президента в мировой политике. Именно на «ритуальную» часть визита и сделали ставку белорусские электронные СМИ. 

    Справедливости ради, стоит отметить, что и украинские СМИ уделили особое внимание визиту А. Лукашенко, но интерес украинской стороны, в данном случае был традиционным и четко вписывался в общий антироссийский формат украинского медиапространства. В частности, в интерпретации Киева сам факт  украинско-белорусского саммита должен был заставить Москву «нервничать».

    Однако, если информационной войной Украины против России все вполне понятно, то с белорусской стороны есть проблемы. Минск не настроен демонстрировать Москве свой «независимый» и «нейтральный» курс в отношении Украины, где, с одной стороны власти говорят о том, что страна подвергается «агрессии» со стороны Москвы и с другой стороны, активно пропагандируют  подготовку к решительной и «окончательной» войне с Россией.

     Двойственность позиции А. Лукашенко сказалось на риторике белорусского президента, который с одной стороны во время визита  горячо уверял, что готов выполнять поручения двух президентов, а с другой стороны, уже в ходе переговоров изображал себя едва ли не жертвой «российского империализма». Любопытно то, что при этом официальный Минск был не против, если бы «сработал» фактор шантажа  Москвы в духе традиционных белорусских «разъяснений». Видимо, в этом и заключается причина того, что А. Лукашенко уклонился от традиционной итоговой пресс-конференции. Организаторы саммита отметили, что встречи с представителями СМИ не будет «по просьбе белорусской стороны».

Реплика

    «У нас не было другого выхода» - традиционная реакция белорусского экспертного сообщества на упреки российских коллег на очередные «суверенные» маневры Минска на международной арене, которые, в свою очередь, как правило, оказываются во вред Москве. Дело в том, что в белорусском политическом классе  очень распространены мнения, что  белорусское руководство, не получая, как считает А. Лукашенко, за  свой «союзнический» статус «достойной» и желательно неограниченной  финансово-ресурсной «компенсации», вынуждено «зарабатывать деньги где только можно». При этом стоит отметить, что зачастую Минск, исходя из меркантильных интересов,  фактически подливает «бензин» в огонь кровавых конфликтов.  Это относится не только к Донбассу.

    Тем не менее, данные мнения, а фактически оправдания в стиле «я тебе предал, но ты сам виноват»,  активно используются в общественном дискурсе и в белорусском медиапространстве наряду с обидами на то, что Кремль «не советуется» с Минском по поводу своих решений во взаимоотношениях с Западом.  Стоит напомнить, что требования Минска советоваться с ним по любому  повороту России на внешней арене  по сути  предоставляет  А. Лукашенко возможность выступить в роли  куратора и одновременно фактического руководителя внешней политики соседней ядерной державы – члена СБ ООН.  Не много ли на себя  берет Александр Григорьевич?

    Иными словами, даже если бы Россия удвоила или, что лучше, утроила дотации и преференции Беларуси, это не остановило бы  белорусского  президента в его желаниях поинтриговать против Москвы с её лютыми врагами.  Кроме того,  необходимо учитывать аппетиты не только президентской «семьи», но и белорусских олигархов из «ближнего круга» А. Лукашенко, которые по циничности и прожорливости ничем не отличаются от своих украинских «коллег».

Выбор момента

    Визит  А. Лукашенко в Киев совпал с целым рядом крупных международных событий, которые в целом, негативно сказываются на позициях России на международной арене. В первую очередь, необходимо отметить завершение процедуры прохождения через Конгресс и Сенат США законопроекта с символическим названием «О противодействии противникам США посредством санкций».

    Безусловно, фактор данного законопроекта, который на наступающей неделе, скорее всего,  будет подписан президентом Дональдом Трампом и станет законом, учитывался в белорусском руководстве, но его влияние на белорусскую внутреннюю и внешнюю политику потребует отдельного рассмотрения.  В контексте украино-белорусского саммита в Минске не без оснований надеялись, что сейчас Москве, которая долго и упорно уходила от ответных мер в отношении Вашингтона,  будет не до украино-белорусского саммита. Действительно, российские СМИ проигнорировали визит А. Лукашенко к южной соседке, так как Москва приступила к эскалации ответов США. 

    Но в свою очередь А. Лукашенко подготовил сам  себе гостеприимный приём в Киеве, обеспечив поддержку  белорусской стороной  Минской декларации Парламентской ассамблеи ОБСЕ, где отмечено, что  Ассамблея «вновь заявляет о своем осуждении временной оккупации Автономной Республики Крым и города Севастополя Российской Федерацией и продолжающейся гибридной агрессии против Украины в Донбассе». Кроме того, в Минской декларации  от России потребовали «вывести оккупационные силы с полуострова (Крым)».

    Стоит отметить, что это первый официально принятый международный документ, в котором белорусская сторона, в данном случае полномочные представители белорусского парламента, заявляют, что Беларусь, как государство, считает Россию «оккупантом» и «агрессором». Понятно, что А. Лукашенко, который  привез в Киев в «кармане» Минскую декларацию, мог рассчитывать на очень теплый прием. Как и оказалось, А. Лукашенко  не ошибся, так как Украина отметила итог голосования в ПА ОБСЕ 9 июля, как «очередной мощный удар» по Москве и была безмерно благодарна А. Лукашенко за эту «победу»… 


Реплика

    Получилось так, что визит А. Лукашенко в Киев совпал с очередным обострением отношений между Москвой и Варшавой. ГосДума РФ приняла весьма жесткую резолюцию в отношении решения польского парламента уничтожить на польской земле памятники павшим в 1944-1945 году советским солдатам. Солидарность с ГосДумой проявил Кнессет Израиля,  который принял практически аналогичную резолюцию в отношении того, что Польша развязала войну против мертвых героев. Но вот белорусский парламент такую солидарность не проявил…

     «Парламентский Минск», видимо, учитывая улучшение отношений белорусских властей с Польшей, постарался уклониться от совместных действий с коллегами из Москвы и Тель-Авива. В принципе, учитывая принятую 9 июля  Минскую декларацию, иного от белорусских депутатов можно было бы и не ждать. Между тем, стоит напомнить, что в этих братских могилах на территории Польши лежит немало белорусов, которые, по современной версии белорусский истории, как раз и «победили фашизм», но, естественно в одиночку…


Украинский подход

    Реакция украинского политического класса на появление в Киеве А. Лукашенко оказалась вполне прогнозируемой. Президент Украины обошелся дежурными фразами, что было понятно, так как между двумя президентами были достигнуты закрытые и весьма перспективные политические договоренности,  но вот киевские СМИ и украинские эксперты оказались более откровенные. В частности, А. Лукашенко удостоился своеобразного титула: «гибридный союзник украинской власти» https://www.unian.net/politics/2043191-ukrainskiy-interes-godovschinyi-s-prodoljeniem-reanimatsiya-sotrudnichestva-i-lukashenko-na-bankovoy.html, что в наиболее полной форме отражает  восприятие украинским политическим классом, как самой Беларуси, так и её лидера. 

     Прежде всего, политика А. Лукашенко в отношении Украины, дискредитирует Россию и её руководства, что в свою очередь позволяет украинской стороне буквально смаковать безнаказанность  белорусского президента в отношении «слабой России», вынужденной мириться с маневрами своего союзника.

    Украина не скрывает заинтересованность в увеличении поставок белорусского топлива, продукции двойного назначения и использования Беларуси в качестве транзита для своих граждан и продуктов питания в Россию.

    Но, естественно, главный стратегический интерес Киева заключается в создании с помощью Беларуси современного аналога «санитарного кордона» против России. Для маскировки данной почти глобальной задачи Киев и дальше будет педалировать «озабоченности» в отношении использования белорусской территории для совместных российско-белорусских учений.

    Стоит отметить, что в Киеве на минувшей неделе не делали  никакой тайны в том, что вышеперечисленные  темы и стали основой для переговоров на украинско-белорусском саммите.

    Более того, в украинской столице подчеркивают, что все эти «озабоченности» украинской стороны А. Лукашенко полностью развеял и обнадежил П. Порошенко, что все его желания в отношении России Беларусь понимает и поддерживает.

    По тут есть одна проблема – сам А. Лукашенко и реальное к нему отношение. Проблема в том, что с одной стороны, вся Европа и США прекрасно знают геополитическую нестойкость  белорусского президента, а с другой стороны никто не забыл 2010 г., когда  А. Лукашенко,  практически договорившись с Гидо Вестервелле, тут же переметнулся к Москве…  Так что Лукашенко не очень доверяют.  Стоит напомнить, что власовцам в гитлеровской Германии ведь тоже не верили, хотя и вооружали…

    Вопрос доверия является критично важным. 

Белорусские надежды

    Формально, даже сейчас, используя достигнутый уровень отношений между Минском и Киевом, А. Лукашенко имеет возможность на примере визита в Киев позиционировать себя, как «независимого» игрока на международной арене.  По идее, это должно способствовать росту доверия к белорусскому президенту со стороны Запада. Но это не главное…   

    Украина для Беларуси остается почти прямой дорогой на Запад, в данном случае, в Вашингтон. Не является секретом то, что в Минске рассчитывают на дальнейшее ухудшение отношений между США и РФ. Более того,  В. Макей и А. Лукашенко уверены, что надежды на белорусский коммуникационный  «шлюз» сейчас реальны как никогда.

    Понятно, что если бы в Минске появилась  новая переговорная «площадка» между Востоком и Западом, то вопросы не только финансово-ресурсной поддержки со стороны Москвы, но и легитимизации преемника А. Лукашенко (имеется в виду Виктор Лукашенко) были бы решены практически автоматически. Попутно А. Лукашенко получил бы  кредит доверия от Запада. Соблазн огромный…

    То что проходило 20 и 21 июля в украинской столице как раз и позволяло   внимательному наблюдателю  обнаружить симптомы того, что вышеназванный сценарий,  созданный в традициях лимитрофной политики, начал исполняться.  К нашему  счастью, в  Киеве фактически    нет понятия «утечки информации», а скорее можно говорить об «информационном фонтане».

    В рамках данного сценария  «дорожку» в Вашингтон должен обеспечить П. Порошенко. Больше некому… не к Вильнюсу А. Лукашенко обращаться.

А вдруг?

    Невольно возникают  сомнения: может быть А. Лукашенко питает иллюзии и П. Порошенко его обманет?  Стоит отметить, что  П. Порошенко заинтересован притащить на Запад такой  знатный «трофей», как  Беларусь. Данный  «геополитический поворот»  Минска  означало бы, что Россия остается в геополитическом одиночестве, что в свою очередь  было бы воспринято на Западе в качестве промежуточной  победы над Москвой.  С другой стороны, несмотря на общее недоверие к А. Лукашенко, в Киеве отмечают, что «неформальные договоренности»  белорусский президент выполняет, что вполне понятно, если вспомнить, что от выполнения данных договорённостей зависит судьба формирующейся правящей династии.  Остается одна проблема – недоверчивая  Москва...

Маскировка

     Интересно, что уже к вечеру 22 июля в Интернете уже замелькал традиционный «вброс» о том, то А. Лукашенко выполнял в Киеве некое «особое» задание В. Путина. Впрочем, и сам белорусский президент, как уже отмечалось выше, ссылался на «задание от двух президентов». 

    Попутно посыпались обычные для данного случая  и не очень продуманные оправдания. В частности, в Минске заговорили о необходимости защиты южной границы Беларуси, хотя вряд ли дружеские отношения между А. Лукашенко и П. Порошенко уберегут границу от проникновениия на территорию республики вооруженных участников АТО – граждан Беларуси.

    Символично, что апологеты режима Лукашенко, пытаясь смикшировать эффект от  возникшей «унии» между Киевом и Минском, вдруг  вспомнили об угрозе импорта пресловутого «майдана», которая, мол, будет купирована на высшей уровне. Главным в данном тезисе является признание поразительной слабости власти А. Лукашенко, которую, как оказалось,  может свалить десант радикальных организаторов баррикад из покрышек.

    Не менее забавным выглядят умозаключение о некой миротворческой  роли, которую взял на себя А. Лукашенко в преддверии очередных консультаций в рамках «Нормандской четверки».

    То, что вопрос об «агрессии России» в Донбассе обсуждался в Киеве, сомнений нет. В рамках вопроса об активизации «минского процесса»  было даже решено отправлять гуманитарные конвой, о которых в Минске вспомнили через три года кровавого конфликта (не очень ясно, чем эти конвои будут заполнены). Но суть проблемы проявилось буквально через пару дней.

    24 июля В. Макей неожиданно заявил, что в современных условиях он не видит возможностей для урегулирования кризиса на востоке Украины в ближайшем будущем: «Для того, чтобы установились мир и спокойствие в этом регионе, надо, чтобы все стороны беспрекословно выполняли Минские договоренности. Сегодня этого нет. Если мы видим, что этого нет, значит, возможно, надо подумать об организации еще одной встречи, может быть, в том же самом "нормандском формате", а, может быть, с привлечением других игроков, которая позволила бы усовершенствовать эти договоренности, которые были заключены в 2015 году, и определить четкий механизм контроля за выполнением этих договоренностей. И тогда, возможно, этот прогресс урегулирования ситуации на востоке Украины был бы более значительным" (автор извиняется за длинную цитату, но для этого есть причины).

    Дело в том, что иными словами, В. Макей в качестве новых участников «нормандского формата» предлагает  США и, возможно,  саму Беларусь. Между прочим, в 2016 году в «нормандский формат» активно напрашивалась Польша и даже Литва. На самом деле, в рамках единственной реально действующей  переговорной «площадки» между Востоком  делается попытка  набрать критическую масса участников, теоретически способных «продавить» позицию России. 

    Заявление В. Макея подтверждает то, о чем мы говорим не первый год: Беларусь пытается решать проблему своего позиционирования на международной арене за счет интересов своего союзника – России. Понятно, что эту политику Минск будет старательно  маскировать задачей элементарного выживания, что, по идее требует налаживать отношения со всеми соседями, но при этом А. Лукашенко будет старательно уклоняться от главного вопроса: за чей  счет белорусское руководство будет и дальше «балансировать» между Западом и Востоком?  Собственных ресурсов для столь изощренной региональной  политики у Минска нет. Но белорусские эксперты, упрямо игнорируя ресурсный фактор, продолжают  размышлять о необходимости  и  дальше хитрить и обманывать всех подряд под маркой некого  белорусского «нейтралитета» в «тени» ОДКБ, Союзного государства и ЕАЭС. Это, безусловно, какой-то апофеоз уверенности в безнаказанности. Но ведь «сколько верёвочке не виться…»


Формулы

    В данном случае необходимо напомнить некоторые политические формулы, уже не первое десятилетие доказывающих свою истинность. В частности, к ним можно отнести аксиому, что «любое украинское государство в своей основе будет антироссийским». Между прочим, подобной формулы по отношению к Беларуси нет. Но есть другая формула: «любой союз между Украиной и Беларусью в своей основе будет только антироссийский».

    Это момент очень важен, так как еще с советских времен в Москве заметили, что если украинские и белорусские элиты начинают обниматься и целоваться, то жди шантажа и требований фондов, ресурсов и т.д.

    В принципе, за последние почти сто лет в треугольнике Минск – Москва – Киев  формально почти не изменилось, если не считать того, что на территории одного из участников этого треугольника продолжается кровавый конфликт, а  одна из «вершин» данной геометрической фигуры пытается извлечь выгоду из данной трагедии, интригуя по всем азимутам.

А. Суздальцев, Киев – Москва, 30.07.2017

0

845


Stockmann
пишет:
...........
Все больше стран в мире могут похвастаться более высоким, чем в России, уровнем оплаты труда. В прошлом году Китай опередил Россию по величине средних зарплат в промышленности. А последняя статистика Ирана показывает, что заработки в Исламской Республике заметно выше, чем в России. Еще более впечатляющим оказывается отставание РФ по величине минимальной оплаты. Российский МРОТ оказывается в два раза меньше китайского и в три раза меньше иранского.

Гость
пн, 31/07/2017 - 17:31
Комментарий № 371172

"Солнце еще не взошло, а в Стране дураков уже кипела бесплатная работа." (С)
Сделаю свое дополнение -
если денег нет, то нужно развязать пару-тройку бессмысленных конфликтов за рубежом
и "скормить" населению не хлеб с маслом, а бессмысленную болтовню политологов по ТВ.

0

846

mPronin пишет:
Терние политической русофобии:http://www.kurier.lt/ternie-politicheskoj-rusofobii/
Ответить с цитированием
Пора наконец понять, что демографическая трагедия Литвы является не следствием «переходного периода» из одного общественного строя в другой, а следствием ошибочного выбора, свидетельствующего о том, что мы оказались недостойными дарованного нам Богом освобождения от коммунизма. Если этого не поймем, «переходный период» закончится смертью народа. В том, что литовский народ угасает, виновен не советский период его истории, а то, что после окончания этого периода правящие от имени литовского народа ведут его по неугодному Богу пути.

чижик
пт, 04/08/2017 - 12:39
Комментарий № 371229

Майор, вы видите, вы чувствуете, вы осязаете: какая идейная диарея случилась в национальом литовском, нет, в великолитовском самосознании, мировоззрении, по причине которой ( диареи) все стены, окна, двери, пол и мебель запачканы, загажены продуктами водяной дефакции в результате умственного не сворения, не переваривания догматов Бога и Коммунизма.???

Но есть мнение, что эти догмы - догмы Христианства и догмы Коммунизма- зародились на одной территории, вернее, их истоки.

Вся научно-гуманитарная, без кавычек, литовская элита в советской Литве тайно внушала населению республики о превосходстве великолитовского аборигена над всеми приезжими, а в особенности над выходцами из сллавяского подбрюшья ВКЛ. В этом была зааключена та козырная карта. путеводная зведа, Большая медведица на ночном небосклоне в борьбе за умы истинных литовцов, дабы выбить из их сознания интернациональное, советское и пролетарское.
По этой путеводной звезде легко можно было наайти путь на Запад, к царству западного благосостояния и не перепутать ухабистую дорогу на Восток, в страну пришедших в Литву варваров в поиках лучшей доли, принесших с собой пьянство, дебош и просто свинство.
Ура, уря, уря !!!- неслось со всех литовских углов при разрушении Горбачевым СССР.

И сразу, заметьте, сразу определилась в Литве элита избранных литовцев, которая решила выделить себя от остальных в желании и возможностях присвоить обще литовское достояние.
Они публично сразу не кричали о том, что они лучшие, что это им принадлежит. Они потом наймут глашатаев за гроши, которые будут вещать на каждом перекрестке о правящей в Литве элите, об угрозе России, как истоке Коммунизма. Надо же отвлечь внимание голодранствующих литовцев от
осмыслееия произошедшего общественного перераспределения и узаконить для своих наследников присвоенное дабро.
Но как же идеологи? А они то "с носом"!!! А народ то литовский с торбой через плечо по Западу шныряет в поисках работы, как когда-то при советской Литве Иваушки из подбрюшья ВКЛ.
И гинет идея, а с идеей - еда на столе.

0

847

Лобовое столкновение. Часть I

Война – это волк, и он может прийти и к вашей двери.

Бернард Шоу

    Не исключено, что со временем историки признают, что  только что завершившийся  июль 2017 года  стал роковым для российско-американских отношений и оказал огромное негативное влияние на современное состояние международной безопасности. Две страны, обладающие колоссальными и почти равными ядерными потенциалами,  оказались на грани втягивания в жесткую эскалацию противостояния, чреватую завершиться полномасштабным конфликтом с применением силы (Карибский кризис – 2). Кроме того, российско-американский кризис буквально на глазах усугубляет ситуацию на постсоветском пространстве, ставя с одной стороны перед соседями и союзниками России целый ряд  проблем, включая экономических, но с другой стороны,  для некоторых стран Восточной Европы, как кажется их руководству,  открывает «окно возможностей»…

На грани

    Проблема в том, что    обозначившаяся крайне негативная  тенденция в отношениях между Москвой и Вашингтоном уже набрала определенную инерцию и остановить быстрое ухудшение международной обстановки крайне сложно. В настоящее время  между двумя странами осталась только одна «контактная площадка» на уровне российского МИДа и Госсекретаря США, носящая  скорее консультационный характер, что и проявилось 6 августа на очередной встрече глав внешнеполитических ведомств двух стран на Филиппинах. 

    Реальные переговорные «площадки» между США и РФ отсутствуют, их открытие не только предвидится, но и не предполагается, хотя тот же Д. Трамп 3 августа отметил, что «отношения Соединенных штатов и России находятся на самом низком уровне, и это представляет опасность» (https://www.svoboda.org/a/28656938.html). Иными словами, у сторон есть понимание, что «опасность» существует, но вот механизмы ограничения рисков отсутствуют и создать их пока невозможно.

Последняя капля… 

    Необходимо напомнить, что в конце декабря 2016 года администрация Б. Обамы арестовала российскую дипломатическую собственность и выслала 35 сотрудников посольства России в Вашингтоне.  Российская сторона тянула с ответом почти семь месяцев, но тем не менее,  в США оценили высылку 755 американских дипломатов и запрет посольству на использование двух объектов недвижимости на территории Москвы исключительно болезненно.   

    После подписания 2 августа  президентом США  закона об антироссийских санкциях («Закон о противодействии противникам США посредством санкций»), включающего механизм, лишающий президента США возможности отменять санкции против России без разрешения конгресса, в Москве решили, что улучшения отношений между РФ и США ожидать не стоит.

    В итоге, необходимо признать, что вне зависимости от  ситуации на международной арене и внешней политики Москвы,  Вашингтон на многие десятилетия вперед  задал крайне негативный формат подхода к России в целом и к российско-американским отношениям в частности. 

    Попутно в России политический истеблишмент и экспертное сообщество почти консолидировано пришли к выводу, что в настоящее время  США не представляют из себя  договороспособного партнера и вести с ними любые переговоры бесполезно.

    Между прочим, данная версия  бессмысленности контактов с Вашингтоном  обрела  популярность в среде российского политического класса еще со времен бомбежки НАТО Югославии (1999 г.), провозглашения независимости Косово и одностороннего выхода США из договора по ПРО (2002 г.), но только сейчас она на глазах становится доминирующей.

    Попутно солидное большинство российских экспертов пришли к выводу, что в середине  2017 года  внешняя политика Москвы на американском направлении  внешней политики РФ столкнулась с проблемой внутреннего характера, отражающего современный раскол американских элит. В итоге,  в ядерной супердержаве (США) России не с кем вести переговоры, так как от президента на международной арене уже ничего не зависит, а  с конгрессом вести переговоры невозможно.  Кроме того, и обсуждать с США не имеет смысла, так как любой диалог подразумевает определенный учет интересов партнеров. Но с августа 2017 года США ждут от РФ односторонних уступок и покорности, что естественно, опять абсолютно невозможно.

    Россия, как и Китай, а также тот же  Иран и т.д.,   представляет  немногочисленную группу стран, сохраняющих в современном мире свой суверенитет и способность проводить независимый внешнеполитический курс. Часть из этих стран  по версии Запада представляют из себя «изгоев». Естественно, в создавшихся условиях противостояние между Россией и Западом будет неуклонно переформатироваться в конфронтацию, так как Россия в глазах  американского истеблишмента упорно сохраняет статус «ревизиониста», упрямо и настойчиво подрывающего основы однополюсного мира.  Запад считает, что «сдержать» Россию могут только санкции, что понятно, так как вряд ли кому-то в США или в Европе нравится перспектива ядерной войны.

Реплика

    Запад, видимо учитывая реальный негативный для российской экономики потенциал санкций, говорят только о сдерживании и стагнации российской экономики. В тоже время, восточноевропейские эксперты уже третий год по прежнему выражают  оптимизм насчет того, что очередная порция западных санкций именно в этот раз/в этом году/в ближайшее время  обязательно «добьет» экономику России. Как следствие в том же Киеве, Тбилиси, да и в Минске  очень жду, когда  федерация вот-вот начнет разваливаться, Крым вернется в Украину с миллионами кающихся крымчан, а соседи России, уже успешно проев за два десятилетия «наследство» СССР, наконец-то дорвутся до упоительного торга по разделу богатств уже России. Иными словами, мечты Порошенко, Лукашенко, Тимошенко и т.д. наконец-то исполнятся… Проблема в том, что с одной стороны политики и эксперты Украины, Беларуси, Молдовы и стран Прибалтики и дальше десятилетиями могут доказывать и убеждать друг друга в том, что Россия начнет «рушится»  не через два года, а уже буквально через шесть месяцев, но с другой стороны,  «Васька слушает, да ест», не особо обращая внимание на  «экспертный энтузиазм» по периметру России.

Что это?

    Необходимо учитывать, что принятый конгрессом и подписанный президентом США закон с одной стороны кодифицирует санкции уже принятые администрацией  Б. Обамы, а с другой стороны создает условия для новых санкций, которые может принять Д. Трамп в секторах российской экономики, которые в основном уже были определены еще в 2014 году. Иными словами, закон по санкциям носит «оболочный» характер, создавая условия для того, чтобы исполнительная власть «углубила» санкции против России.  Иными словами, стоит подождать и посмотреть, как закон будет реализовываться.

    Не стоит забывать и то, что закон, как любое юридическое или политическое событие, несёт в себе, как негативное, так и позитивное начало. В частности, спецификой закона является его всеохватывающий характер, т.е. он выходит из рамок двусторонних отношений «США – Россия», а распространяет свою юрисдикцию, прежде всего,  на Европу, что уже вызвало возражение у германского бизнеса, который в свою очередь обвиняет Вашингтон в нечестной конкуренции на европейском энергетическом рынке.

    Необходимо отметить, что это далеко не первый случай, когда США придают своему законодательству глобальный характер. В частности, своеобразной традицией стали претензии американских судов различного уровня на исполнение их вердиктов в зарубежных странах.

    Но в тоже время, во всем этом законодательной экспансии есть и определенный позитив. Не является тайной, что санкционный закон нацелен на те сектора российской экономики, которые могут оказаться конкурентом американскому экспорту в Европу. Это, прежде всего, относится к российскому трубопроводному газу, а также продукции металлургической промышленности. Посредством закона сделана попытка блокировать строительство газопровода «Северный поток-2», что практически мгновенно сняло многолетние претензии к России в  использовании «Газпрома» в качестве «политического оружия». Сейчас уже понятно, кто в настоящее время использует собственный  сланцевый газ в качестве реального  политического инструмента. По словам премьера России Д. Медведева, в данном случае под видом  санкций против «России была объявлена полноценная торговая война» (https://www.svoboda.org/a/28655512.html).

    В российском истеблишменте и экспертном сообществе существует консенсус вокруг понимания того, что экономическая война РФ была бы объявлена в любом случае, независимо от поводов и причин, которые были использованы Западом.

    Санкции, выступив в роли регулятора мировых рынков, с одной стороны обесценили объявленные политические причины, а с другой стороны, потеряли «ценностную» составляющую. Между прочим, в США как-то резко забыли о «продвижении демократии», как важнейшей составляющей в санкционной политике. Видимо, не до демократии, когда очень нужны деньги… 

Причины санкций

    Необходимо обратить внимание на официальную  мотивацию санкционного закона. На первом месте оказывается «кибервмешательство» в президентские выборы в США. Этот момент исключительно важен, так как с одной стороны, нет ни одного вердикта ни одного американского суда, куда был бы подан иск в отношении непризнания итогов президентских выборов 2016 года по причине российской кибератаки.  С другой стороны, Д. Трамп, подписав 2 августа санкционный закон, фактически поставил под вопрос собственную электоральную победу в ноябре 2016 г.

    Любопытно, что вина России за «аннексию Крыма», «агрессию против Украины» и даже за существование Приднестровья в законе просто перечисляются, что говорит о том, что для американского истеблишмента вопрос о легитимности собственной власти в Белом доме всё-таки приоритетный. Однако, необходимо заметить, что политические элиты и экспертное сообщество Киева твердо уверены, что Вашингтон «наказывает» Москву исключительно из-за Украины.

    При этом коллеги из украинского экспертного сообщества при личных встречах и экспертных контактах всеми силами уклоняются от вопросов в отношении того, что ни один из украинских судов (!) не принял иск об агрессии России против Украины, как и то, что до сегодняшнего дня ни в один из международных судов Украина так и не подала иск против России за «аннексию» Крыма.  Между прочим, ни один из украинских судов или судов ЕС так и не признал ополченцев «террористами»… 

    Учитывая, что текст закона  почти повторяет Минскую декларацию ПА ОБСЕ, за которую своим большинством проголосовала белорусская парламентская делегация, то невольно возникает вопрос: Может быть «нейтральной Беларуси» присоединиться к санкциям против России? Хотя учитывая тот факт, что белорусское руководство с 2014 года приложило поистине титанические усилия для аннулирования российских антисанкций в отношении европейского продовольственного экспорта на российский рынок, то можно сказать, что Минск давно играет против России в данном вопросе.

Реплика

    Интересно то, что в последнее время постепенно в ряде российских политических и экспертных групп все более популярной становится идея реального ввода российских войск в Донбасс. Логика в данном случае вполне прямолинейная – если Россию наказывают за «агрессию» против Украины и вводят против неё санкции, то надо использовать то, за что уже «заплачено». Иными словами, учитывая, что РФ и так «обложена» санкциями за «оккупацию» Донбасса, то имеет смысл  заменить на позициях ДНР и ЛНР ополченцев кадровыми частями российской армии с Т-90 и современной артиллерией, авиацией всех видов, «Искандерами», вертолетами поддержки, боевыми дронами при поддержке РСМД и Черноморского флота. Безусловно, в случае подобной ротации со стороны позиций ВСУ в сторону кварталов Донецка или Горловки не то, что пуля - комар не вылетит…

    С другой стороны, понятно, что Россия не пойдет на столь демонстративное обострение ситуации на Юго-Востоке Украины. 

         

Ответ России

    Как уже отмечалось выше, Россия, протянув почти семь месяцев, всё-таки ответила США в рамках дипломатических отношений,  что не исключает жесткой  реакции Вашингтона. Автор этих строк уверен, что размен не состоится (декабрь на июль) и США обязательно ответят, что вполне вписывается в  их стремление быть «высшей судебной инстанцией» на планете и «наказывать» непокорных.

    Непосредственно на экономические санкции Россия отвечать не будет. Об этом на прошлой неделе заявил В. Путин. Это связано не только с тем, что в условиях высокой взаимозависимости экономик крайне сложно выделить возможности для ответных санкций, чтобы они не получить экономический «бумеранг» по собственной  экономике, но и нежеланием российского руководства втягиваться в противостояние. 

    США в данном случае, как раз,   могут пойти на огромные издержки. В частности, потери Exxon Mobil от подпадающей под санкции сделки с Роснефтью достигнут 10 млрд. долларов. 9 млрд. долларов могут лишиться европейские компании, уже вложившиеся в строительство газопровода «Северный поток-2». Будут и другие немного меньшие, но ощутимые потери для западного бизнеса.  Для Запада данные экономические последствия от санкций против России терпимы.


Последствия для России

    Необходимо учесть, что пока никаких новых экономических санкций в отношении России не введено. В тоже время нельзя не отметить, что санкции создают в целом негативный фон для инвестиций в российскую экономику. Снижение инвестиционной привлекательности является самым главным негативным эффектом для российской экономики.   

    Не имея возможности брать кредиты на Западе, российская финансовая система вынуждена ограничивать кредитование реального сектора. Но с другой стороны, корпоративный долг Западу продолжает снижаться, хотя лучше было бы эти деньги вложить в новые проекты.

    Ряд проектов, включая газопровод «Северный поток-2», могут быть несколько заторможены, но остановить их вряд ли получится. Несмотря на надежды Киева, что и после 2019 года российский газ будет и дальше идти транзитом через Украину, сомнительно, чтобы через два года «агрессор» продолжил полноценно использовать украинскую газотранспортную систему.

    В итоге, в ближайшей перспективе даже в случае ввода новых санкций, они не окажут в ближайшее время какого-либо заметного влияния на российскую экономику. В среднесрочной перспективе в России будет ощущаться финансовые ограничения, в долгосрочной – технологические. Российские нефтяные и газовые компании сейчас вынуждены отвлекать солидные финансовые ресурсы для подготовки технологического прорыва в освоении месторождений на российском арктическом шельфе. Конечно, России было бы проще эти технологии купить, но отступать некуда, так как работы на шельфе уже ведутся, введен в строй целый флот атомных ледоколов и новые арктические порты… Так что в России проблемы с санкциями есть, но они уже давно стали форматом развития российской экономики, которая во многом является самодостаточной.

Справка

    Роль энергоносителей в экспорте России в первом полугодии 2017 года составил 48,3% (http://newsruss.ru/doc/index.php/Экспор … _из_России). По другим оценкам, сейчас около 60%  экспорта из России носит несырьевой характер (http://expert.ru/2017/05/12/eksport/). Сюда необходимо включить продукцию металлургии (около 10%), химии (5-5,5%), машиностроения (4-5%), военно-технической продукции (5%), продовольствия (4,6-5%). 

Что дальше?

    В конце прошлой неделе наметились определенные позитивные тенденции в российско-американских отношениях.  Несколько неожиданно РФ, КНР и США вполне согласовано сыграли против  ядерно-ракетной программы КНДР на «поле» СБ ООН, хотя постоянный представитель России в ООН предостерег Вашингтон, что возможности санкционного давления на Пхеньян «исчерпаны», чем «прозрачно» намекнул, что США в дальнейшем не смогут больше натравливать на  Северную Корею Пекин и Москву.   

    Кроме того, после встречи  на Филиппинах появилась пока очень слабая надежда, что удастся остановить эскалацию противостояния между Россией и США  в дипломатическом секторе, хотя, как уже оказывалось выше, есть серьезные сомнения, что стороны проявят сдержанность.

    Не стоит забывать, что больше месяца сохраняется соглашение между России, США и Иорданией по деэскалации ситуации  в Сирии… Есть еще несколько направлений, где контакты между двумя ядерными супердержавами сохраняются… Этого не много, но всё равно лучше, чем война… 

    Но особый интерес представляет реакция на санкционный закон США против России в странах постсоветского пространства, включая в Беларуси.

Продолжение следует

А. Суздальцев, Москва, 06.07.2017

0

848

Лобовое столкновение. Часть II


Кому война, а кому мать родна (русская пословица)

    Судя по косвенным признакам, сообщения мировых информационных агентств о том, что в США принят новый антироссийский санкционный закон, вызвали волну оптимизма в белорусском руководстве. Возможно, что со временем по теме «обновленных»  санкций против партнера по строительству Союзного государства последуют и  публичные заявления представителей белорусского руководства, но уже первая реакция официальных белорусских СМИ (http://www.tvr.by/videogallery/informat … 6-08-2017/ с 40 минуты) была сфокусирована вокруг будущих преимуществ и выгод, которые должна извлечь Беларусь из очередного обострения отношений России с Западом. Естественно, из Минска до сегодняшнего дня не прозвучало ни одного слова в поддержку «союзника» …

Первая реакция

    Нет секрета в том, что для аналитика имеет особое значение фиксирование первой реакции системы на то или иное значимое событие или внешний процесс. Дело в том, что даже если власти уже имеют наготове сценарий реагирования на ожидаемое действия на международной арене, но, тем не менее, первые отзывы, как правило, сигнализируют о глубинных инстинктах руководства страны, всплеске надежд или разочарованиях  властей и, как правило, отражают реальные настроения истеблишмента.

    В частности, на белорусском телевидении  (6 августа 2017 г.) с одной стороны, говорилось, что Беларусь в условиях противостояния Запада и Востока, не склоняясь ни в одну из сторон противостояния, должна быть «осторожна». Иными словами, политический рецепт для Беларуси в создавшихся международных условиях уже выработан  и вполне конкретен:  республика в условиях эскалации противостояния между Западом и России должна уклониться от союзнических обязательств в отношении Москвы.

    В принципе, данный рецепт, оперативно озвученный в белорусском медиапространстве, не является новым словом белорусской внешней политики, так как  речь идет о действиях, проводимой официальным Минском последние два десятка лет.

    С другой стороны, на том же белорусском телевидении отмечалось, что Беларусь и впредь может не только использовать санкции для поставок на российский рынок товаров из Европы, но и наращивать их. Для примера, в сюжете канала  «Беларусь 24» от 6 августа были упомянуты лекарственные средства, которые, поменяв европейские упаковки на белорусские, в ближайшее время дополнят список контрабанды, поступающей на российский рынок.

    Необходимо отметить, что в данном случае мы сталкиваемся с важной для современной Беларуси политической «формулой» -  на санкциях против России необходимо наживаться, не считаясь с политическими последствиями, так как Москве будет не до выяснения отношений с «союзником».  На обывательском уровне такую политику называют «делать под шумок». Но в любом случае, для белорусского истеблишмента антироссийские санкции  подразумевают «легкие деньги», от которых  власти не в силах отказаться.

Солидарности не ждали

    Справедливости ради надо отметить, что в Москве не ждали какой-либо политической солидарности от Беларуси, чей президент всего две недели назад вернулся из Киева.  В принципе, для руководства России и российского экспертного сообщества позиция белорусских властей по отношению к российской внешней политике не вызывает удивления. В современной России лишь некоторые депутаты ГосДумы, да отдельные телеведущие федеральных телеканалов в большей степени  по инерции продолжают публично говорить о российско-белорусском «союзничестве». Руководство России старается вообще не вспоминать о Беларуси, если только не идет речь об очередном саммите, на котором президенту России или российскому премьер-министру  приходится сидеть с А. Лукашенко за одним столом. В принципе, Беларуси в российском медиапространстве  практически нет.

Реплика

    Стоит отметить, что, судя по косвенным признакам, белорусские власти учитывают, что «белорусская тема» в России, скажем так, «неактуальна».  Несмотря на то, что под  ширмой  Союзного государства  белорусские власти имеют в России  целый ряд печатных и электронных СМИ, их уровень невысок и носит в большей степени рекламный характер. Никакого влияния на российское медиапространство данные  «рупоры Лукашенко» не имеют.

    Кроме того, несмотря на то, что А. Лукашенко твердо уверен в своей популярности среди россиян, для белорусских властей все-таки не является секретом, что имя белорусского президента в России всё чаще увязывают с крайне негативными персонажами из российской истории.  Понятно, что эти тенденции, ставшие очевидными в период последнего и самого тяжелого российско-белорусского кризиса 2016 – весны 2017 года, продолжают вызывать беспокойство официального Минска. 

    Реакция из Минска последовало. В 2017 году в российском медиапространстве постепенно «всплыл» целый Интернет-архипелаг пробелорусских сайтов, порталов, постояннодействующих «круглых столов» и экспертных клубов. В составе актива данных виртуальных «площадок»  можно обнаружить одних и тех же «экспертов» и «мыслителей» (т.н. «белорусских философов»), которые давно  и хорошо известны  специалистам по современной Беларуси.

    «Белорусские философы», чей состав периодически пополняется, не первый год активно отстаивают и одновременно пытаются навязать российской общественности и политическому классу в РФ иждивенческую версию российско-белорусской интеграции, подменяющей реальные интеграционные процессы между двумя не чужими друг другу странами и народами. Иными словами,  «белорусские философы» навязывают России  безусловную обязанность за счет российских ресурсов поддерживать и сохранять политический режим А. Лукашенко, пряча и маскируя примитивный белорусский авторитаризм за спиной белорусского народа и белорусского национального государства.   

    Однако, невиданная за последние два десятилетия активности белорусского государства в российском информационном поле пока не переломила негативную («украинскую») для официального Минска  тенденцию.  С одной стороны, уровень предлагаемой «белорусскими философами» политической публицистики и аналитики остается неубедительным,  так как авторам приходится заниматься апологетикой политики А. Лукашенко по отношению к России. По этой причине, вновь созданные Интернет-ресурсы в какой-то степени больше интересны для белорусского Интернет-пространства, а не российского, где у них оказалась крайне ограниченная аудитория.

    Видимо, в Минске это учитывают и попытаются закрепиться прежде всего на российском телевизионном рынке, что для А. Лукашенко критически важно в условиях начинающейся в России президентской кампании… 

    С другой стороны, на эффективность белорусской пропаганды в России разрушительно действуют     периодически всплывающие в российском медиапространстве  упоминания о реальном отношении Минска к  Крыму, Южной Осетии и Абхазии, визитах А. Лукашенко в Киев и т.д. В итоге, даже  несведущему в мировой политике человеку, независимо от его гражданства,  понятно, что белорусский президент упорно пытается «усидеть на двух стульях».

Стратегия

    Анализируя отношение официального Минска к эскалации противостояния между Россией и Западом, включая, прежде всего, США, необходимо учитывать два фактора, которые являются ключевыми для формирования любого шага белорусского руководства на международной арене.

    Прежде всего, в основе любых решений А. Лукашенко лежит задача сохранения власти в руках ныне правящей быстро оформляющейся династии. Во-вторых, Минск всегда будет стараться уклониться от того, чтобы оказаться в одном с Россией геополитическом «окопе».

    В данном случае, не углубляясь в нюансы политики балансирования, которую после зимнего «провала» 2016-2017 гг., белорусские власти,  попытаются в новых международных условиях возобновить в полном масштабе, стоит обратить внимание на восприятие  А. Лукашенко мировой политики.

    Мировоззрение белорусского президента ничем не отличается от устоявшихся мнений  основной массы белорусского политического класса, который, в свою очередь, видит в США и Евросоюзе политического и экономического гегемона, обладающего  огромным экономическим и военным  потенциалами, неисчерпаемыми финансовыми ресурсами, новейшими технологиями и склонного к  решительному применению любых средств для достижения своих целей на мировой арене.  Как неоднократно отмечал автор этих строк, исходя из огромной разницы в экономических и военно-стратегических возможностях, белорусский истеблишмент, как, впрочем, и украинский, твердо уверен, что Россия проиграет противостояние с Западом, пойдет на глобальные уступки или вообще начнет «крошиться» на микроскопические  квазигосударства. А. Лукашенко не только уверен, но и нетерпеливо ждет исполнения столь апокалипсического сценария…

Реплика

    Справедливости ради стоит отметить, что  столь масштабные надежды стран Восточной Европы на то, что США обязательно «продавят» Россию  и заставят Москву уступить, как-то блекнут на фоне бесплодной и бессмысленной перепалки между Вашингтоном и Пхеньяном.  Современные США не в силах решить проблему ядерно-ракетной программы крохотной Северной Кореи. Что уж говорить о России…

Успеть к «обеду»!

    Учитывая мнение белорусского президента о том, что Москва обречена покориться Западу, вся политика официального Минска в отношении России носит стремительный, почти «пожарный» характер: максимально быстро и в наибольших объемах «выбить» и «выкачать»  из РФ ресурсы (нефть, кредиты и т.д.), максимально закрепиться на российском рынке, не допустить российский бизнес на белорусский рынок, уклониться от выполнения любых союзных обязательств и т.д...  Белорусские власти очень торопятся.

    В тоже время, в Минске считают, что если Россия начнет «разваливаться» по примеру СССР, то  это позволит республике уйти от возврата кредитов, белорусским предприятиям поможет стать монополистами на российском рынке, а белорусское руководство выступит в роли «пятой прозападной колонны» перед Западом, который, в свою очередь,  будет   Минску благодарен.  Данные надежды А. Лукашенко и В. Макея носят, так сказать  «стратегический» характер, но у белорусских властей есть и более конкретные цели и задачи. 

Тактика

    В условиях, когда президент США, опираясь на принятый закон, будет вынужден углублять санкции против России  (что, тем не менее, пока не факт), у белорусских властей открывается своеобразное «окно возможностей», позволяющее решить как текущие  проблемы, так и среднесрочные задачи.

    Прежде всего, в Минске уверены, что Москве нечем ответить Вашингтону и последствия санкций для российской экономики будут разрушительны. Так, во всяком случае, хочется В. Макею, Ст. Засю, А. Гуре, Л. Анаьич, Г. Давыдько, В. Семашко и др. лицам из ближнего и дальнего окружения А. Лукашенко.  При этом, как уже отмечалось выше,  в среде белорусского истеблишмента  присутствует твёрдое мнение, что Москве сейчас «не до нас» и у А. Лукашенко возможности для безнаказанных антироссийских маневров увеличиваются на порядок.

    Но в тоже время, нельзя не признать, что  российско-американский кризис открывает  огромные возможности для курса, который сформировал и проводит в жизнь белорусский МИД. Во всяком случае, сейчас украинскому вектору белорусской внешней политики, скорее всего, ничего не угрожает,  если только сам Киев, с топливной поддержкой Минска,  не развяжет в сентябре очередную военную операцию по  ликвидации самопровозглашенных республик в Донбассе. 

    Более того, эскалация напряженности между Западом и Россией, формально создает возможность для возвращения к самой желаемой и одновременно самой фантастической идеи А. Лукашенко -  Беларусь должна стать естественным посредником («шлюзом») между Москвой и Вашингтоном/Брюсселем.

Реплика

    «Утки» об особой значимости А. Лукашенко во внешней и даже внутренней политике России периодически забрасываются в белорусское и даже российское медиапространство. В 2013 году был осуществлен информационный вброс о том, что В. Путин, не имея возможности совладать с российскими олигархами, попросил А. Лукашенко арестовать генерального директора «Уралкалия» А. Баумгертнера. Потом, почти каждый года,  с завидной периодичностью появлялись «утечки» о том, что А. Лукашенко выполняет очередное «поручение» президента России. Последним примером данной «утиной политики» явилось заявление самого А. Лукашенко от  20 июля 2017 г. в Киеве, где белорусский президент уверял, что только «выполняет поручения» теперь уже «двух президентов».

    Безусловно, необходимо быть исключительно наивным человеком, ничего не знающим о реальных отношениях между Москвой и Минском, чтобы представить себе доверительные отношения (!) между В. Путиным и А. Лукашенко. С тем же успехом можно утверждать, что на Луне есть биологическая жизнь.

Деньги

    Главный дивиденд   Минска в эскалации российско-американского кризиса – возможность, используя статус «последнего союзника», нарастить давление на Москву с целью получения не только новых кредитов, но и скорейшего запуска единого рынка энергоносителей в рамках ЕАЭС. Получения статуса официального посредника на европейском энергетической рынке – давняя цель А. Лукашенко, к которой он идет многие годы. Санкции Запада, как считают в белорусском руководстве, помогут Минску сделать из России энергетическую колонию.   

    Кроме того,  белорусские власти учитывают, что в настоящее время прямые инвестиции в Россию - страну, находящуюся под санкциями, будут затруднены.   В этом плане считается, что санкции против Москвы резко увеличивают инвестиционную привлекательность Беларуси, имеющей открытый доступ на российский рынок. Инвестиции, предназначенные для России, должны, по идее, осесть в Беларуси… 

    В пропагандистском плане у А. Лукашенко появляется возможность, прикрываясь антироссийскими санкциями, сваливать вину за те или иные проблемы в белорусской экономике на Россию и несговорчивый Кремль.

    Попутно, начали проявляться и другие, почти фантастические надежды. Кто-то заговорил о полноценном посольстве США в Минске, которое «заменит посольство США в Москве,  кто-то стал уверять, что газопровод «Северный поток – 2» «США построить не дадут» и возможна реанимация проекта «Ямал-Европа – 2» и т.д. 

Реальность может быть иной

    В среде белорусского истеблишмента нашлось  место и негативным ожиданиям в отношении последствий новой антироссийской санкционной волны. В частности,  в Минске не исключают, что в случае ухудшения экономической ситуации в России из-за санкций, Москва резко сократит экономическую поддержку «верному союзнику». Иными словами,  Россия может вообще прекратить экономически поддерживать Беларусь, если Минск не примет однозначного геополитического решения. Иными словами, в создавшейся международной ситуации  Москва в весьма жестком формате может потребовать от А. Лукашенко срочно и однозначно «определиться». Ведь России терять сейчас  нечего…

А. Суздальцев. Москва, 13.08.2017

0

849

Задание на осень 2017. Часть I

Граффити в подземном переходе: «Кое-кто -- больше не кое-кто!»

    Основная  политическая тема конца летнего политического сезона – намеченные на середину сентября очередные российско-белорусские учения «Запад-2017».  Стоит напомнить, что  с  2 ноября 2016 года, когда министр обороны РФ Сергей  Шойгу объявил о будущих совместных учениях (http://www.nv-online.info/by/742/opinions/127787/),  вопрос о перспективе появления на территории Беларуси российских воинских подразделений стал основным информационным поводом для всего региона, если не континента. В августе вокруг будущих совместных военных маневров развернулась полноценная антироссийская информационная война, последствия которой могут оказаться судьбоносными не только для политического режима, но и самой республики.

Информационная война

    Основная цель информационной  войны, в которой  активное участие, помимо соседних стран НАТО, принимает Украина, не являются тайной.  Дело в том, что сам факт проведения Россией учений на территории соседнего государства, пусть и члена ОДКБ, является серьезным ударом по всей не первый год старательно выстраиваемой системе политического давления и экономических санкций против России.

    Однако, Москва, которая по идее, должна под ударами Запада  приближаться к экономическому коллапсу и сворачивать своё присутствие на международной арене, на самом деле успешно  добивает ИГИЛ в Сирии, продолжает демонстрировать свою активность практически во всех регионах мира, обустраивает Крым, принуждает Украину к миру на Донбассе...

    Позиции РФ на мировой арене и внутренняя ситуация в федерации идут вразрез с информационными кампаниями в той же Польше, странах Прибалтики, Украине, Румынии и т.д., где информационные выпуски электронных СМИ  начинаются и заканчиваются негативными новостями из России. В результате массированной информационной кампании в странах Восточной и Центральной  Европы возникло устойчивое предчувствие, что  давление на Россию эффективно и в ближайшее время принесет определенные плоды.

    Более того, иногда, как, к примеру, в украинском информационном поле,  новости из России переформатируются в череду «побед на агрессором», которые буквально через считанные месяцы приведут к развалу Российской федерации и возвращению в состав Украины Крыма и Донбасса.  Однако время идет, а реальной «победы» над Москвой все нет, потому что и реальной войны тоже нет.

Реплика

    Весьма показательным является  то, как в Восточной Европе восприняли появление 7 июля 2017 г. на региональной политической арене спецпредставителя США по вопросам Украины Курта Волкера. Украинские и прибалтийские экспертные ресурсы, восторженно оценивая его потенциал,  переполнены самыми мрачными прогнозами в отношении России, которой, как им кажется,  придется очень туго в диалоге со спецпредставителем президента Д. Трампа.

    Киевские  СМИ, как и появляющиеся на российских федеральных каналах эксперты из столицы на Днепре уже больше месяца  в один голос угрожают Москве господином Волкером, который, видимо, представляет некое новое, абсолютно секретное и поразительно эффективное оружие против России.

    Автор этих строк не раз  пытался выяснить у коллег из Киева, какими особыми возможностями политического давления на Москву обладает К. Волкер, но так и не добился  внятного  ответа.  Скорее всего, «феномен всесокрушающего спецпредставителя Трампа» является отражением традиционного обожествления США и американской мощи, характерного для политических классов не только Украины, но и Беларуси.

    Понятно, что в том же Киеве   вмешательство США в украинский кризис ждут  в формате «Вот приедет барин…», что, между прочим,  вполне вероятно после того, как Вашингтон когда-нибудь «решит» проблему хотя бы КНДР с её ракетно-ядерной программой.

Тест для Лукашенко

    Продолжая тему сентябрьских  российско – белорусских учений, было бы несправедливо забыть о белорусском аспекте  истерики в западных и местных оппозиционных СМИ, который  связан, с одной стороны, с задачей отвлечения внимание от того, что последние два года непосредственно у границ России  учения НАТО, зачастую вместе с ВСУ, проходят практически непрерывно. Наблюдателей от России и Беларуси на них, как правило, демонстративно не зовут.

    С другой стороны, информационная кампания призвана  протестировать режим А. Лукашенко на готовность встать в один ряд с Западом против России.  В этом случае, нет необходимости напоминать, что  с 2014 года  А. Лукашенко приложил немало усилий для того, чтобы стать «своим» для Запада.

Армия

    Отношение правящего в Беларуси политического режима к предстоящим совместным с Россией военным учениям двоякое. С одной стороны, весной 2017 года А. Лукашенко выступал ярым сторонником учений, так как хотел продемонстрировать соседям свой военный потенциал, который должен был смотреться наиболее эффектно при поддержке российской армии, а главное,  ее новой техники. Отсюда и столь милитаристский характер парада на День независимости от 3 июля.

    С другой стороны,  беспокойство белорусского руководства  нарастает буквально на глазах, так как  со временем, обнаружилось, что как всегда, белорусская армия к учениям готова только частично.  Боевая техника по традиции  в немалой степени разворована, стоит без аккумуляторов и ангары покидать не желает.

    Кроме того, 12 августа 2017 г. на подмосковном танковом полигоне в рамках соревновании по танковому биатлону белорусская команда заняла 4 (четвертое) место. В принципе, белорусские танкисты повторили прошлогодний результат, пропустив вперед китайский и казахстанский экипажи, не говоря уже о россиянах.  Иными словами, если в  2016 году можно было говорить о случайности проигрыша, то в этом году можно утверждать, что белорусская армия не способна к систематической подготовке и обучению своего личного состава.
    А. Лукашенко воспринял очередной провал белорусских танкистов на международной арене крайне болезненно, так как победа на международных армейских играх, являющихся реальными и очень сложными многосторонними учениями, по идее, должна была продемонстрировать, что столь широко разрекламированная  модернизация белорусской армии закончилась феноменальным успехом. На самом деле, провал в Подмосковье в какой-то степени отразил то, что  деградация вооруженных сил РБ не остановлена, что не является тайной для соседей Беларуси.
    Естественно, белорусские СМИ, причем, как государственные, так  и оппозиционные, постарались не акцентировать внимание на итогах танкового биатлона, стремясь скрыть от населения тот факт, что белорусская армия остается армией для парадов, а не для реальной войны, и в действительности, по-настоящему, защитить республику не в силах.
    С середины августа 2017 года восприятие  А. Лукашенко предстоящих учений стало меняться.  Помимо того, что глава белорусского государства, как главнокомандующий, видимо  стал понимать, что запасы водки для  гостей не скроют тот факт, что состояние белорусской армии удручающее, на него не без успеха по теме учений  оказывается  массированное давление со стороны В. Макея и Киева.

Эволюция истерики

    Необходимо напомнить, что за последние три-четыре месяца антироссийская информационная кампания прошла несколько этапов. Первоначально истерика в европейских СМИ шла вокруг тезиса о том, что под видом российско-белорусских учений Москва осуществит неожиданную агрессию против Украины, открыв «второй» «северный» фронт.  Понятно, что больше всего об «агрессии с севера» говорилось в Киеве. 26 апреля, посещая Чернобыль, А. Лукашенко клялся, что никакой удар со стороны Беларуси Украине не грозит…
    Когда стало понятно, что идея «северного удара» как-то не вызывает отклика у международной общественности, то СМИ заговорили о том, что после завершения учений российские войска останутся на территории Беларуси на постоянной основе.  Особенно активно данную идею об «оккупации Беларуси» развивают в Варшаве и странах Прибалтики,  которые, в рамках своего участия в НАТО  уже разместили на своей территории воинские подразделения США, Германии, Канады и Великобритании. В качестве аналогии стоит напомнить, что Беларусь является членом ОДКБ.
    Понятно, что когда говорится о размещении российских войск в Беларуси, то необходимо  как-то объяснить их предназначение. Вот тут началось самое интересное. С одной стороны, Варшава и Вильнюс вдруг вспомнили о коварных замыслах Москвы, о которых в российской столице естественно даже не подозревают,  по захвату пресловутого Сувалкинского коридора. С другой стороны Киев, белорусская оппозиция и чиновники-западники в ближайшем окружении Лукашенко, заголосили о том, что российские войска после окончания учений обязательно  свергнут законный режим  и поставят на пост президента Республики Беларусь своего ставленника.

Реплика

    Идея о непременном  захвате  Россией Сувалкинского коридора  постоянно поднимается в СМИ Польши и Прибалтики, что, возможно, является отражением генетической памяти о Данцингском коридоре, кризис вокруг которого в  1939 году  оказался одной из причин развязывания Второй мировой войны.
    Понятно, что и в данном случае атака на пресловутый коридор со стороны РФ означает Третью мировую войну. Кроме того, Россия никогда не ставила перед Польшей и Литвой вопрос о некоем экстерриториальном коридоре с автострадой, железной дорогой и, к примеру, трубопроводе, призванных связать Калининградскую область через Беларусь с Россией. Вместо этого Москва заказала целый флот железнодорожных паромов, продолжает проектировать ответвление подводного газопровода и думает, что делать дальше со строительной  площадкой начатой, но пока законсервированной АЭС.
    Стоит напомнить, что в 2014-2016 годах в украинских и белорусских электронных СМИ была популярна версия, что российские войска будут развивать наступление против ВСУ через Мариуполь, Бердянск, Геническ, создавая некий «сухопутный мост» с Крымом.  При этом «диванным стратегам» не приходило в голову, что Россия уже вложила огромные средства в строительство Керченского моста.

    Переворот/мятеж/свержение

Тема использования российско-белорусских учений  для свержения режима А. Лукашенко оказалась исключительно богатой на интерпретации и манипуляции.  Авторы данной провокация прекрасно осведомлены обо всех фобиях и страхах белорусского президента, который панически боится потерять власть. Не является тайной и то, что все усилия белорусского государства, читай национальной элиты, как провластной, так и оппозиционной, в последнее время направлены на сохранение власти в руках А. Лукашенко.
    С другой стороны,  белорусский президент почти уверен, что Москва ждет момента для его свержения. Отсюда и колебания А. Лукашенко, которому, скорее всего (автор в данном случае высказывает предположение),  постоянно напоминают о декабрьском 1979 года штурме советским спецназом дворца диктатора Хафизуллы Амина в Кабуле. А тут учения, на которых будут подразделения российского спецназа. Безусловно, А. Лукашенко беспокоится…

    Любопытно то, что сейчас белорусские оппозиционные ресурсы  активно развивая тему «оккупации» Беларуси российскими войсками в рамках «кабульской версии» объективно выступают в роли самых ярых защитников А. Лукашенко. Более того, на оппозиционных ресурсах появились призывы организовать диверсии против российских подразделений, т.е. фактически спровоцировать боевые действия между российской и белорусской армиями (!).В том же ключе поданы и некоторые  материалы, вышедшие в конце августа из-под «пера» « белорусских философов и интеллектуалов» сгруппировавшихся  вокруг белорусского МИДа.

    Общая цель данных «аналитических докладов» заключается в стремлении с одной стороны подтолкнуть «напуганного» А. Лукашенко к скорейшему геополитическому повороту на Запад, а с другой -- призвать  Запад к немедленному «спасению» А. Лукашенко, который «мужественно противостоит»  военно-стратегическому «давлению» России.

    При этом то, что понимается под «российским давлением», по понятным причинам традиционно не расшифровывается.  В любом случае российские войска, прибывающие на учения,  заранее объявляются «оккупантами», что в глазах Запада мгновенно ставит Беларусь в статус Украины подвергшейся «агрессии» со стороны России.

Новая эпоха

    Но есть еще ряд аспектов подобного рода «аналитики», которые позволяют  заглянуть за кулисы  белорусской правящего дома. В частности, обращает на себя внимание то, что авторы помимо «вражеской» Москвы, видят угрозу правящему режиму и в основной части белорусских силовых ведомств и структур, чем подрывают основные позиции «наследника» главы белорусского государства.

    Иными словами, под прикрытием «заботы» о суверенитете республики и А. Лукашенко, который данный суверенитет неистово «отстаивает», белорусский президент де-факто натравливается на собственные спецслужбы, а с другой стороны  делается попытка закрепить  доминирование в белорусской системе власти так называемых «западников» и пресловутой «украинской группы». В итоге, подготавливается  почва для прихода на пост президента Беларуси Владимира Макея, чья кандидатура полностью устраивает Запад и Украину. 

    Стоит отметить, что попытки использовать международные информационные кампании для разжигания внутри правящей группировки подковерной борьбы за власть не являются чем-то новым в политической жизни любой страны. Всемирная история переполнена подобного рода примерами. Февральская  революция в России, в частности,   свершилась под «тенью» Первой мировой войны. Но стоит напомнить, что перед этим система власти в Российском империи была парализована так называемой «распутинщиной».
    В конце летнего политического сезона 2017 года в Беларуси со всей очевидностью  можно диагностировать наступление новой политической эпохи, которую можно на археологический манер условно считать «макеевско-киевской». Данная эпоха характеризуется тем, что на внутри структуры белорусской власти практически полностью доминирует В. Макей и его сторонники, включая «украинскую группу».
    Сейчас данная «хунта» (это не оговорка) фактически задавила своих политических противников,  намереваясь и дальше двигаться к власти, используя А. Лукашенко в качестве слепого и легко настраиваемого инструмента
, копающего себе «могилу».  Терять им нечего…
    Между прочим, было бы несправедливо игнорировать  и появление некого нового «центра влияния» в системе белорусской власти, который олицетворяет госпожа Эйсмонт, активно использующая  Николая Лукашенко и пытающаяся  путем интриг закрепить за собой место в системе управления белорусским государством.
    Внешний «фронт» давления на официальный Минск создал Киев, который в лице П. Порошенко не только стал  желанным советчиков и союзником А. Лукашенко по вопросам региональной политики, но и в лице украинских ведомств, а также дипломатов, которые не только позволяют себе требовать у белорусских коллег любые услуги и информацию, но и открыто вмешиваются во внутреннюю и внешнюю политику Республики Беларусь.  Можно с уверенностью  сказать, что в настоящее время Беларусь находится под частичным политическим влиянием Украины.

Москва

    Процессы, которые переживает белорусский политический режим, а вместе с ним и Республика Беларусь слишком масштабны, чтобы быть незамеченными в Москве. По традиции, Россия, учитывая целый ряд объективных и негативных факторов, не торопится принимать политические решения, но не реагировать Кремль тоже не может. Во всяком случае, перевод соглашений по поставкам нефти на белорусские НПЗ в «пакетный» формат (В. Путин, Калининград, 16.07.2017 ) можно считать реакцией России на Минскую декларацию ПА ОБСЕ ( 7 июля 2017 г.) и визит А. Лукашенко в Киев (20-20 июля 2017 г.).
    И это только начало
, так как  создаются условия на полное переформатирование всей системы дотаций и преференций, оказываемых Россией Беларуси, в «пакетный» или «связанный» формат по принципу китайских кредитов. В принципе, Минск может на это и не согласиться…

Продолжение следует

А. Суздальцев, Москва, 27.07.2017

0

850

alteslager пишет:
Кто в курсе: КГБ РБ входит в "Макеевско-Киевскую" хунту?
Andrey пишет:
Нет!
Мурманский Апач пишет:
Скорее собратья по выживанию, временные попутчики.

Andrey
пн, 28/08/2017 - 08:47
Комментарий № 372180

Какие собратья и попутчики? С прозападной хунтой? Да в случае "поворота" силовиков тут же сдадут с потрохами, как украинский "Беркут".
В принципе, не жалко. Знали, на что шли. Для властей они расходный материал.

alteslager
пн, 28/08/2017 - 09:43
Комментарий № 372183

Исходя из личного опыта" бесед" с Кгбшниками сложилось впечатление что всё они знают и понимают. И чувствуют себя  уверенно, как-будто у них уже готовы "запасные аэродромы". Благо что граница в Россию открыта...

Andrey
Ну пусть надеются... Примет ли их Россия?

Rosinski
пн, 28/08/2017 - 12:34
Комментарий № 372189

Если что сбегут на Россию? В принципе, да. Кремлевцы примут. «Защитников народа»-беркутовцев приняли, и белорусских защитников «государственной безопасности», у которых готовы запасные аэродромы, примут. Запас изменников карман не тянет. Найдут и им применение. Туда им и дорога. Лишь бы просто сдрыснули, а не кровью людей, как беркутовцы, себе билет в светлое рускомирское будущее зарабатывали. Если что.

«Даже украинские пользователи социальных сетей, обычно крайне скептично настроенные по отношению к российским протестам, отметили, что действия российских правоохранительных органов 12 июня приблизились по жесткости к первым разгонам протестующих на Евромайдане. Разгадка оказалась простой: разгоном и задержаниями сторонников Навального командовал бывший заместитель командира киевского "Беркута" Сергей Николаевич Кусюк. Бывших "беркутовцев", бежавших из Украины после победы Майдана, уже не раз замечали в форме российских правоохранительных органов во время предыдущих протестных акций в Москве. Никакого секрета тут нет: еще в мае 2014 года министр внутренних дел России Владимир Колокольцев вручил паспорта, погоны и служебные удостоверения 10 бывшим бойцам "Беркута", поступившим на службу в российскую полицию. Правда, имя Кусюка в этих сообщениях ни разу не упоминалось»(с).
Кусюк правопорядка и спокойствия России.

0

851

alteslager пишет:
Исходя из личного опыта" бесед" с Кгбшниками сложилось впечатление что всё они знают и понимают. И чувствуют себя уверенно...

Rosinski пишет:
Если что сбегут на Россию? В принципе, да. Кремлевцы примут...
alteslager пишет:
Не факт что их примут: я когда сдавал документы в ФМС...пройти спецпроверку... А желающих устроиться в ФСБ, МВД РФ среди Россиян хватает, конкуренция!

Rosinski
пн, 28/08/2017 - 18:40

Имхо. Не путайтесь. Хм, конкуренция... Вы еще про рынок труда какой-нибудь расскажите :-) И даже рядом не ставьте "желающих устроиться" и профессионалов, давно и успешно прошедших все профильные спецпроверки.
alteslager пишет:
Бывшие и необстрелянные мало кому нужны
Rosinski пишет:
Это нынешние из приготовивших запасной аэродром, по Вашему, являются бывшими и необстрелянными? Охохо. Бывших кагэбэшников, даже уволенных, к примеру, за вождение в нетрезвом виде и пр. адм-полууголовные якобы проступки, не бывает по определению. Доводилось присутствовать на похоронах (умер по здоровью) одного на самом деле хорошего человека, которого 20 лет назад «с позором выгнали из органов». Догадайтесь с восьми раз: кто оплачивал и организовывал похороны и, соответственно, в какой форме он был на фото. Это про бывших.

А про необстрелянных… Вам довелось в свое время про хлопанье пообщаться и с ментами, и с судейскими, и с комитетчиками. Помните, как Вы про последних говорили в одном интервью? «Вот в КГБ работают способные и толковые ребята. И наверное, они тонкие психологи. Когда они меня вызывали потом на собеседования, то с пониманием спрашивали, когда и почему я потерял руку, кто я, что я…»(с). Вот на таких, как Вы, эти «ребята» и обстреливаются, и обстреляны на достаточном уровне. Психология здесь ни при чем. Это школа, работа, профессия. Плюс традиции.

Думаю, именно от этих «ребят», а не от чиновников-силовиков-ментов-судейских, и будет зависеть – как будет проходить «если что». И от тех оберкутившихся, которые приготовили «запасные аэродромы», и от других. Чтоб Вы понимали: и те, и другие в глазах проходящих собеседования – выглядят одинаково: знающими, понимающими и уверенными.

Думаю, есть и те, и другие. Вопрос в пропорции.

0

852

Задание на осень 2017. Часть II

Иллюзия – насущный хлеб мечты. Виктор Мари Гюго.

    1 сентября 2017 года, в День знаний, президент Республики Беларусь Александр Лукашенко, выступая перед учащимися Минского государственного автомеханического колледжа, определил основные ориентиры развития Беларуси, в достижении которых, как считает глава белорусского государства, примет молодое поколение:  «Суперкомбайн! А также супергрузовик, трактор, электромобиль, при том самые современные» (http://president.gov.by/ru/news_ru/view … zha-16981/). В тот же день, выступая перед российской  молодежью в Ярославле президент Владимир Путин отметил, что главная цель  российской науки – добиваться  лидерства в  создании искусственного интеллекта (http://tass.ru/obschestvo/4524746).

Входим в осень

    Республика Беларусь входит в осенний политический сезон относительно плавно. К сентябрю 2017 года социально-экономическая ситуация в стране стала явно стабильней, чем она была 3-4 месяца назад. Медленно, но уверенно под жестким административным давлением растет заработная плата, инфляция стала практически незаметной, население как-то смирилось с тарифами на коммунальные услуги.

    Республика собрала  вполне достойный урожай. При этом стоит отметить, что уборочная не обошлось без проблем и только часть из них связана с небывало холодным летом. Во всяком случае, картофель действительно удался и в данном случае А. Лукашенко не кривил душой: «Это огромные площади (под картофелем – А.С.). Уборка не закончена после хлебов. Плоды, овощи… Хватит ли нам этих культур для создания стабилизационных фондов? Чтобы народ мог всегда купить и морковку, и свеклу, и капусту, яблоко и так далее» (https://nn.by/?c=ar&i=196671&lang=ru). Необходимо отметить, что для крестьянской страны, которой остается Беларусь, выбранный президентом республики формат суждений о насущных проблемах  имеет  важное политическое значение и остается в целом вполне удачным. Минск, естественно, может кривиться и фыркать, слушая про «морковку» и «свеклу», но для огромной части населения Беларуси, живущей едва ли не натуральным хозяйством, именно такой формат «разговора с народом» наиболее приемлем. Приходится признать, что  А. Лукашенко знает, как  говорить с человеком, который работает на земле от зари до зари или живет от пенсии до пенсии, чтобы он услышал главу государства. В общем, «морковка» будет… 

    Однако, не все та радужно. Не стоит забывать, что не все получилось, как планировалось,  с зерновыми. Собрали в основном фуражное зерно, а вот пшеницу твердых сортов придется докупать, скорее всего, в России, что, вообще-то,  является традиционным и никакой трагедии не представляет.

    Гибридная собственность в аграрном секторе (в условиях чиновничьего произвола не очень понятно, кто является реальным собственником) по традиции отразилась в приписках и варварском отношении к пусть и не очень качественной сельскохозяйственной технике отечественного производства.

    В любом случае катастрофы в сельском хозяйстве не произошло, хотя в конце июня А. Лукашенко явно нервничал по поводу холодов и даже обсуждал виды на урожай с П. Порошенко.

Причины

    Причины относительной экономической стабилизации в РБ, признаки которой обнаружились в июле- августе текущего года,  вполне прозрачны. Помимо, в целом грамотной финансовой политики минфина республики и Национального банка, которым, учитывая фактор А. Лукашенко, приходится работать в постоянном цейтноте, позитивно на состоянии экономики республики сказались относительная экономическая стабилизация и рост ВВП в России (главный экономический партнер), увеличение поставки  на белорусские НПЗ российской беспошлинной нефти, а также постоянный и уверенный рост финансовых поступлений от работающих в России и странах Евросоюза белорусских трудовых мигрантов. Свой вклад внес и очередной российский кредит в 700 млн. долларов, который позволил ощутимо облегчить долговую нагрузку республики в 2017 г.

    При этом не будет тайной то, что финансовых возможностей для реального влияния на ситуацию в экономике белорусские власти не имеют, инвестиционный голод сохраняется и экономика живет сама по себе, карабкаясь и выживая по мере возможности, фактически игнорируя постоянные попытки А. Лукашенко её пришпорить. 

Заслуга народа

    Но если говорить предельно  откровенно, то этим летом социально-экономическую  ситуацию в Беларуси фактически  спасал белорусский   народ. Именно народ  где мог, там и «колотился», чтобы элементарно выжить: на производстве, в поле, в огороде, на автотрассе и железной дороге, на российских северных нефтепромыслах, стройках и  офисах в Москве и Санкт-Петербурге,  а также собирая ягоды и грибы, закатывая десятки банок  солений-варений на кухне, выкапывая картошку и таская мешками кабачки. Стоит напомнить, что кабачок  является в Беларуси символом  женского труда на земле.

    Люди в республике спасали себя, свои семьи и этим спасали республику. В принципе, они справились с этой неустанной и передающейся по наследству от отца к сыну  работой независимо  власти и конечно, сделали бы больше, если бы им меньше мешали…   

Корифей

    Безусловно, усилиями белорусского агитпропа главным «тружеником» страны принято считать его президента. С июля  А. Лукашенко ездил по полям, летал на вертолете, ездил на комбайне и даже небольшой отпуск в Беловежской пуще совместил с посещением молочного  производства в Бресте  и полигонов, назначенных для проведения сентябрьских  российско-белорусских военных учений «Запад – 2017».

    Любопытно то, что белорусский президент действительно считает, что без его участия  экономика страны остановилась бы, а народ умер с голоду. Во всяком случае, всё лето белорусские электронные СМИ показывали А. Лукашенко в формате  единственного,  неповторимого и, конечно, незаменимого «труженика».

    Но в тоже время,  было бы несправедливо не отметить того, что этим летом А. Лукашенко немало времени уделил поиску «ниш» на мировом, а если вернее, прежде всего российском, рынках, которые могли бы занять белорусские производители. Этот поиск затронул практически все отрасли промышленности и сельского хозяйства, начиная с молочных продуктов, льна, тракторов и «суперкомбайнов», льготами для IT-отрасли, и заканчивая электрокарами, которые, как выяснилось, крайне необходимы белорусским дачникам (https://auto.tut.by/news/autobusiness/558450.html).  Последнее предложение звучит очень «своевременно»  на фоне продолжающейся в республике  уборки картофеля. 

    Нельзя не отметить то, что, в принципе, очень полезно, когда президент республики живо интересуется «прорывными» технологиями или достижениями науки, к внедрению которых в массовое производство, как считает А. Лукашенко, республика давно готова.

    Так как подобный поиск рыночных «ниш» с переменным успехом ведется по всему миру, то  все эти начинания белорусского президента можно было бы только приветствовать, но у А. Лукашенко имеется невероятный для главы независимого государства хвост заявленных  проектов, успешность которых вызывает уже не сомнения, а настоящую иронию.

    Стоит вспомнить тот же лен (за последние двадцать лет к данной теме глава белорусского государства обращался публично четыре обращения), невиданные урожаи арбузов и дынь, бобровую колбасу, цемент, который должны были оторвать с руками в России, улитки, мраморную  говядину, вертолеты, самолеты и космические спутники. Между прочим, спутники, по словам А. Лукашенко,  уже лет десять сходят косяками с конвейеров белорусских заводов. Последний летний «улов» - уже упоминавшаяся серия «супер»: супертрактор, супергрузовик, суперкомбайн, которые необходимо запустить в производство. Понятно, что для выполнения серии «супер» требуется суперпрезидент.

Супертрактор

    Стоит напомнить, что в июле, то есть в самый  разгар  летнего политического сезона, А. Лукашенко собрал специальное совещание по проблемам развития тракторостроения в Республике Беларусь. Судя по отзывам, помимо вопроса об открытии  в республике конкурента МТЗ, на совещании решался поистине судьбоносный вопрос о будущем модельном ряде белорусских тракторов, что без какой-либо иронии, действительно исключительно важно для Беларуси.

    В итоге приняли решение готовить производство тракторов, имеющих шарнирно-сочленённую раму. В Минске поняли, что за таким трактором реальное  будущее и на российском рынке, где пока МТЗ чувствует себя более чем  уверено (три сборочных производства), он уже востребован.

    Однако проблема в том, что именно такой трактор уже производит Кировский завод в Санкт-Петербурге. Конечно, объем  выпуска «Кировца» пока относительно небольшой и не идет ни в какое сравнение с МТЗ, но выпущенный «питерский»  трактор на складах не стоит. В 2016 году модель К-744Р стала экспортироваться в Канаду.

    Более того, есть уже и новая модель «Кировца». Она  запускается уже в 2018 г., то есть сейчас новый  трактор  проходит испытания. Стоило бы напомнить, что «Кировец» -  российский трактор, который не только на 100% адаптирован к российским полям во всех климатических регионах от Арктики до рисовых полей в Приморье, но и его производство, естественно, активно  поддерживаться правительством России. Вот это и беспокоит официальный Минск, который видимо сделал определенные выводы из ситуации с «МАЗами» и готов побороться за то, чтобы удержать   основной  для МТЗ российский рынок (более 1 млрд. долларов) и создать белорусский «Кировец».

    Иными словами, предлагая населению идею серии «супер»,  А. Лукашенко на самом деле подкладывает все-тот же хорошо знакомый машиностроителям Беларуси  копирайт. Примерно такой же вариант планируется и для создания «белорусского автомобиля» на базе  китайской малолитражки.

Страна-отвертка

    Проблема в том, что, не имея в «тылу» современной научной и конструкторской базы белорусское машиностроение с одной стороны,  все больше увязает  в  крупноблочной сборке. В частности, запущенный минувшим летом завод по сборке китайского легкового автомобиля «Geely» является ярким примером данной политики. С другой стороны, не является тайной, что  все чаще образцы новой белорусской техники (к примеру, минитракторы и т.д.) столь очевидно похожи на китайские прототипы, что возникает ощущение, что в Минске только меняют  название модели на белорусский вариант.

    Возможен ли сейчас в Беларуси столь активно пропагандируемый  белорусскими властями технологический прорыв?  У республики отсутствует научный задел,  потеряны или не созданы развитые конструкторские и  технологические школы и центры, практически исчезла высококвалифицированная рабочая сила. Кроме того, нет реальных инвестиций в разработку новой передовой техники и технологии, а собственный рынок столь незначителен и беден, что не может стать стартовой площадкой для экспортного рывка.  Прежде всего, нет, конечно, денег для столь пропагандируемой серии «супер».

    На самом деле, белорусское руководство, пытаясь использовать определенную экономическую стабилизацию, к которой оно имеет только косвенное отношение, сейчас проводит массированную пропагандистскую кампанию, призванную увлечь население перспективами будущих неких «прорывов», способных резко улучшить материальное положение населения. Фактически А. Лукашенко  и его «команда» использует опыт КПСС, которая в своё время обещало населению то коммунизм, то каждой семье квартиры, а в итоге, хотя бы еду без очередей.

    Белорусские власти, видимо рассчитывают, что люди в очередной раз поверят в сказку, если не в белорусские космические корабли, которые, несомненно, скоро будут где-то там что-то «бороздить»  (вот только где космодром строить будут?),  то хотя бы в супертрактор или, на худой конец,  суперкорову министра сельского хозяйства РБ Леонида Зайца, который на днях объявил аграрный сектор Беларуси новым вариантом финансовой пирамиды «МММ» с 300% прибыльностью.   

    Итак, белорусские  власти в очередной раз «дурят голову» населению, буквально выклянчивая для себя еще месяц, год и т.д., рассчитывая, что пока народ разберется, они что-то снова придумают. Так и удержатся у власти.

Задание на лето 2017 года

    11 июня 2017 года (http://politoboz.com/content/zadanie-na … chast-iiмы) мы сделали попытку предугадать основные направления  действий   А. Лукашенко,   как на внешней, так и на внутренней арене в ближайшие три месяца. В частности, утверждалось, что  «А. Лукашенко не решит социально-экономические проблемы страны за ближайшие два-три месяца». Справедливости ради стоит отметить, что, в принципе, решить накопленные в Беларуси проблемы  невозможно и за несколько лет, но белорусский президент по традиции в летний сезон и не пытался поменять ориентиры, упорно заталкивая  республику в экономическое болото государственного капитализма.

    В начале июня утверждалось, что летом « Россия может дать 700 млн. долларов в качестве кредита, который так и останется на счетах Минфина РФ, следом придет евразийский транш, но это будут «капли»… Кредит был выделен, его в Минске очень ждали.

    Кроме того, прогнозировалось, что  Форум регионов Беларуси и России, как и  Высший госсовет СГ (Москва, 30 июня) окажутся предприятиями для «галочки», что и подтвердилось.

    Прогнозировалось, что «лето уйдет на поиск денег, причем везде, где можно и нельзя. Помимо контрабанды, налоговых  «десантов», таможенных конфискаций, штрафов за воздух и грозы, требования от России очередных «компенсаций», судя по всему, активизируется и государственный рэкет белорусского бизнеса». «Компенсации»  А. Лукашенко попытался получить  на уже упомянутом Высшем Госсовете СГ , но главные силы государственного аппарата, прежде всего Таможенного ведомства, были брошены на организацию  в конце июля – начале августа украинского товарного транзита через территорию Беларуси на российский рынок.

    Автор этих строк три месяца назад сделал попытку предсказать, что «в реальности, у  А. Лукашенко остается один путь – создание с помощью подконтрольных СМИ образа  «виртуальной Беларуси» на фоне летней природы, парада 3 июля, «Славянского базара», уборки зерновых и прочих пропагандистских «лубков».  Всё, что перечислено, действительно было использовано белорусскими властями в ходе летнего политического сезона, что в итоге привело к тому, что образ «виртуальной Беларуси» к концу лета дополнился новой иллюзией – «супер» (не путать с популярным музыкальным конкурсом в России для детей-сирот).

Задание на осень 2017 г.

    Осенний политический сезон начинается  на фоне  европейской пропагандисткой паранойи в отношении российско-белорусские учения.  Согласно польским, прибалтийским  и украинским СМИ, прибывающие в Беларусь 5,5 тыс. российских военнослужащих, должны одним махом оккупировать целых пять стран общей численность населения под 80 миллионов. На последней неделе, видимо понимая, что несколько тысяч солдат не смогут ворваться в Варшаву, Вильнюс, Киев и Таллин, украинские «эксперты» стали уверять, что в Беларусь будет переброшено из России четверть миллиона солдат.   С учетом создавшейся международной ситуации,  проведение сентябрьских совместных маневров становится для белорусских властей задачей номер один. 

    От успеха или провала учений зависит не только перспективы отношений Беларуси  с Россией (говорить об их «развитии» очень сложно), но и качество контактов с Евросоюзом и Украиной.  К сожалению, до настоящего момента не очень ясно, что сам А. Лукашенко ждет от учений.

    Проблема в том, что  в настоящее время  А. Лукашенко и В. Макей ведут несколько внешних политик с различными странами и государственными образованиями, которые не только не согласованы между собой, но и прямо противоречат друг с другом.

    При этом, если какой-либо вектор получает развитие, то естественно,  «ноги начинают разъезжаться», как роликовые коньки со всеми последствиями для государства, использующего во внешней политике цирковые трюки. Но и находится в такой неестественной позе долго невозможно. Зрители на трибунах ждут продолжения «номера», а «актер» замер, лишь слегка колеблясь от «ветерка».  Всем партнерам республики такой «неуравновешенный статус  республики над пропастью» начинает надоедать.

    Летний сезон ушел на накопление проблем с Российской федерацией.  Есть глобальные проблемы – попытки белорусской стороны ускорить создание в рамках ЕАЭС единого рынка энергоносителей. За ними вырастают никуда не девающиеся проблемы дальнейшего кредитования республики. Но появились и новые проблемы. В частности, пока не очень ясны  перспективы осенних переговоров с Москвой о  «пакетном» формате  поставки на белорусские НПЗ российской беспошлинной нефти, включающем отгрузку белорусских нефтепродуктов через российские терминалы.   

    Есть и визовые проблемы. Прошло восемь месяцев с момента ввода Беларусью  безвизового режима для граждан 80-ти стран. Как и предполагалось, никакого туристического бума в Беларуси по этому случаю так и  не случилось и сейчас белорусская сторона требует открыть белорусско-российскую границу для граждан третьих стран. Сама по себе Беларусь, к сожалению, не очень интересна, чтобы остаться в ней даже на пять дней. Не помогла и развитая сеть казино.

    В итоге, в наступающий осенний сезон белорусские власти продолжат уход в мечты и прочую «виртуальность» в стиле известного персонажа поэмы Н.В. Гоголя «Мертвые души» помещика Манилова:

- вот неплохо было бы, чтобы туристы въезжали в Россию исключительно через Минск, как сейчас украинцы летают в Москву через Беларусь;

- хорошо было бы перекачать российские технологии и  окончательно занять российский рынок тех же тракторов, комбайнов и т.д.;

- как бы стать основным посредником по экспорту российских энергоносителей на европейский рынок;

- неплохо было бы и дальше получать дивиденды от войны на востоке Украины, выступая с одной стороны поставщиком топлива в АТО, а с другой -- транзитировать украинские товары на российский рынок.

    Список можно продолжить.  Пусть мечтают…

А. Суздальцев, Москва, 03.09.2017   

0

853

Интрига учений

— Почему США в своё время начали войну против Ирака?

— Ну, они сказали, что у Ирака есть оружие массового поражения.

— А начнут ли они теперь войну против Северной Кореи?

— Не–а, не начнут.

— Почему?

— Потому что у КНДР оно действительно есть!

(юмор экспертов-международников)

    В пятницу 15 сентября в 7 утра по времени Владивостока  КНДР в очередной раз запустила баллистическую  ракету в сторону японского острова  Хоккайдо.  По традиции, ни ЦРУ, ни южнокорейская разведка  никакой предварительной информации  о готовящемся запуске не располагали.  Политический эффект от  броска  через Японское море  в глубины Тихого океана  оказался  оглушительный.  С одной стороны, испытания продемонстрировали, что Пхеньян располагает технической возможностью «дотянуть»  боеголовку  не только до Гуама, но и дальше.  С другой стороны, ракета «Хвасон-12» уже второй раз  беспрепятственно  преодолела разрекламированную систему ПРО США и Японии. Это вам не по мишеням стрелять…

    Северокорейская ракетно-ядерная  программа, успехи  которой уже в телеграфном стиле регистрируются в Совете безопасности ООН,  привела к пороговой ситуации, которая теоретически может закончиться  региональным  конфликтом  с миллионами жертв, попутно способным ввергнуть мир в Третью мировую войну.  Можно сказать, что фактически сейчас  Северная Корея играет роль Сербии летом 1914 года…

    Аналитики  предлагают  более десятка сценариев дальнейшего развертывания событий, но почти все  силовые варианты  гарантируют вмешательство в конфликт Китая и вероятно России. При этом отмечается, что при любом вооруженном столкновении в считанные часы  столица Южной Кореи и часть Японии превратятся в пепел .



Нормальный и традиционный шантаж

    Автор этих строк не раз отмечал, что эскалация противостояния между Россией и Западом неумолимо ведет к новому Карибскому  кризису, но было бы несправедливо не замечать сохраняющееся  почти шестьдесят пять лет балансирование на грани войны между Сеулом и Пхеньяном, за спинами которых стоят Вашингтон и Пекин.

    Чередуя испытания  ракет и ядерных зарядов, лидер Северной Кореи Ким Чен Ын ведет вполне продуманную и хорошо спланированную  политику международного шантажа, рассчитанную не только на экономические преференции, но и на международное признание  прав его династии на сохранение  власти над  Северной Кореей.  Семейство Кимов   уже больше 70 лет управляет этой маленькой, но очень гордой страной с невероятно трудолюбивым народом, способным выжить даже на Луне или Марсе. Так что постоянно расширяющиеся и углубляющиеся международные санкции, которые неизменно поддерживают Китай и Россия, ситуацию в КНДР не поменяют, а только окончательно озлобят северных корейцев.

    В итоге прямо на наших глазах разыгрывается трагедия заката старейшего тоталитарного и крайне националистического режима на планете, готового ради власти поставить на грань уничтожения собственный народ.  Но необходимо отметить, что  противники Пхеньяна не лучше…

    Судя по поведению Ким Чен Ына, в основе стратегии  северокорейского лидера  лежит твердая убежденность в том, что  Пхеньян  ничем не рискует. США могут и дальше предупреждать и угрожать «яростным ответом», но, даже  если пара северокорейских ракет все-таки рухнет на коралловый риф у берега острова Гуам, есть серьезные основания полагать, что «ответ»  из США ограничится очередными твиттерным «ударом»  из Белого дома. Или очередным обращением Вашингтона в Совет  Безопасности ООН, где его внимательно выслушают и даже осуждающе покачают головами представители России и Китая.

Фарс

    Итак, ситуация  не первый год явно идет по кругу, что свидетельствует о том, что американо-северокорейский кризис, не теряя своей трагичности, тем не менее, уже успел превратиться из трагедии в фарс. Дело в том, что согласно «Закону о противодействии противникам Америки посредством санкций», подписанный 2 августа 2017 г. президентом США Дональдом Трампом,   Россия вместе с КНДР  оказалась в одном санкционном списке.

    По этой причине  претензии Вашингтона к Москве выглядят, по меньшей мере, странно, так как Россия ничего США не должна. Тем не менее,  американская сторона уверена, что заваленная санкциями Москва, а также Пекин, просто обязаны помочь США выпутаться из кризиса, в который они сами себя втянули, постоянно провоцируя Пхеньян бесконечными совместными с Южной Кореей учениями на юге полуострова и на окружающих морях.

    В частности, 15 сентября госсекретарь США, делая ударение на слово «должны»,  заявил, что «Китай и Россия должны указать, предприняв собственные прямые действия (в отношении КНДР), что не переносят эти безрассудные ракетные пуски» (http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/4563962).  Москва, естественно, проигнорировала  данное  прямое указание из-за океана в стиле  «загребать жар чужими руками», но Пекин не промолчал и  16 сентября посол  КНР в США  отметил, что «если честно, то Соединенным Штатам, я считаю, следует делать много больше, чем сейчас, чтобы по этому вопросу было настоящее эффективное международное сотрудничество… Им (США) следует воздержаться от новых угроз, им следует делать больше, чтобы найти эффективные пути возобновления диалога и переговоров» (http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/4567472).

    Понятно, что Белому Дому очень хочется выступить в роли жесткого мирового лидера, который везде и всюду добивается  несомненных  «побед», «продавливая»  свою волю, но вот «таскать каштаны из огня» для него почему-то должны другие.

    Стоит напомнить, что в Белом Доме сейчас активно обсуждается введение против Китая, продолжающего сохранять торгово-экономические отношения с КНДР, полномасштабных экономических санкций…   В любом случае то, что сейчас происходит на Дальнем Востоке, буквально приковывает внимание всего мира, оттесняя все более-менее значимые события на второй и третий план.  В ряду  этих событий, оказавшихся за информационным «бортом», оказались и проходящие в настоящее время российско-белорусские учения «Запад-2017».

Пропали из мировых новостей

    Конечно, в любом случае, не стоит забывать, что военные учения призваны продемонстрировать населению, что военная политика правительства успешна, суверенитет страны защищен, армия боеспособна. Справедливости ради, в далеко не первый раз стоит отметить, что реальную защиту Беларуси в основном обеспечивает Россия.

    Как правило, любые  крупные военные маневры всегда привлекают внимание не только отечественных СМИ, но и зарубежных.  Более того, в случае сочетания  ряда  международных  факторов военные учения могут стать  важнейшей мировой новостью. В принципе, как раз на подобный  информационный эффект  такого рода масштабные  военные презентации  и рассчитаны, так как  мир должен убедиться в готовности отдельного государства или военного союза к активной обороне.

    Стоит напомнить, что подготовка  учений  «Запад-2017»  проходила в обстановке невиданной по масштабу антироссийской информационной кампании, в рамках которой «перепало»  и Минску. В итоге  Беларусь  в Киеве и Вильнюсе заподозрили в содействии «агрессору».  Но в любом случае информационная шумиха, видимо, вполне устраивала А. Лукашенко, для которого, как и его коллеги Ким Чен Ына, любое упоминание в мировых новостях является едва ли не основной задачей, призванной привлечь внимание как к стране, так и к её лидеру. Но сейчас, на фоне корейского ракетно-ядерного  кризиса  тема российско-белорусских учений удостоилась всего одного сюжета на Euronews и двух на CNN.

    Российские федеральные каналы с 14 сентября ведут дневник учений, не отвлекаясь на информационную войну, объявленную маневрам. 

Естественно, столь крайне ограниченный медийный эффект не может устроить белорусского президента и он не скрывает разочарование.

Тест

    Сам факт проведения совместных учений оказался своеобразным универсальным тестом, призванным проверить эффективность принятых концепций и сформировавшихся мнений. В частности, учения продемонстрировали, что украинский и польский политические классы и экспертные сообщества находятся в зоне «информационного бумеранга».

    «Информационный бумеранг» - критичная стадия продолжительной информационно-пропагандистской кампании, когда навязываемые объекту информационной атаки мнения и представления начинают влиять на инициаторов пропаганды. Иными словами, на каком-то этапе пропагандисты начинают верить в собственные концепции и теории, как и произошло в агитпропе Советского союза в 1980-е годы.

    Проблема усугублялась еще тем, что зачастую экспертами из Польши и Украины запускались прямо противоположные версии и сценарии. К примеру, с одной стороны, российская армия представлялась в качестве обученного и прекрасно технически оснащенного и снаряженного механизма, подготовленного к почти мгновенно аннексии стран Прибалтики и агрессии против Украины. С другой --- утверждалось, что боеготовность вооруженных сил России находится на крайне низком уровне, техника ржавая, автоматы не стреляют, самолеты падают, а корабли выходят из гавани исключительно для того, чтобы утонуть.

    Такое же противоречие наблюдается и в восприятии современной России, которая с одной стороны представляется, как уже почти развалившееся государство, которое международные санкции уже практически «похоронили», а с другой стороны, представляющее огромную угрозу для своих соседей. Понятно, что сам факт проведения Россией  маневров на суше, в воздухе и на море резко меняет вроде бы вполне сформировавшихся убеждения, что не всем нравится.

    Конечно, антироссийская кампания была провокационным тестом для Москвы.  Возможно, что от России ждали, чтобы она на высшем уровне начала оправдываться и спорить с руководством Польши или даже Украины, доказывая, что никаких оккупационных задач российские подразделения, участвующие в учениях, не получили, что, в свою очередь, должно было  поднять международную значимость Варшавы, Киева или того же Вильнюса, заставивших Москву оправдываться.  Следом оппоненты потребовали бы «прозрачности», а затем еще большей «прозрачности»  и так до полного абсурда.

    Стоит напомнить, что А. Лукашенко пригласил на учения невиданное количество наблюдателей и гостей (более 250 персон). При этом никто не говорит, что НАТО уже три года упорно  не приглашает наблюдателей из России.  Между тем,  в 2016 г. НАТО провело у границ России и Беларуси 16 учений с явно провокационными наступательными сценариями.  В итоге, Москва, как и Минск, ограничились официальными разъяснениями и в полемику не вступили.

    Но было бы несправедливым не отдать должное и белорусским аналитикам, обслуживающим В. Макея и его группу в структурах власти, которые внесли существенный вклад в поднятие ажиотажа вокруг учений, уверяя, что российские войска не покинут территорию Белоруссии после завершения маневров, создав на территории республики плацдарм против стран НАТО и, естественно, Украины.

    Стоит напомнить, что для того, чтобы создать для А. Лукашенко хотя бы какой-то повод для получения у Москвы «компенсаций» за проведенные учения, в Минске  состоялся  и оппозиционный пикет, о котором  очень трогательно позаботились спецслужбы и МВД.  Вот только народу собралось маловато, КГБ и ОАЦ, видимо,  как-то недоработали и информационного повода из пикета не получилось.  В общем, стоимость оппозиции, как таковой,  тоже вполне определилась, точнее она значительно снизилась.

    Между тем, совместные учения в рамках Союзного государства идут своим чередом и антироссийская информационная кампания, развернутая в СМИ соседних стран и активно поддержанная в Беларуси, как националистической оппозицией, так и отдельными государственными информационными ресурсами, какого-то ощутимого влияния на маневры не оказала.

    В принципе, все стороны (внутренние и внешние), в той или иной степени связанные с «белорусским вопросом», использовали российско-белорусские маневры не только для того, чтобы протестировать свои позиции, но и в своих целях. Однако,  вряд ли можно говорить о том, что кто-то из игроков в этом сложном белорусском пасьянсе остался полностью удовлетворенным.  Но видимо самым недовольным до настоящего момента остается А. Лукашенко.

Саммит

    Безусловно, А. Лукашенко был одной из главных целей в затухающей на наших глазах информационной войне.  От него требовалось одно: отменить учения, чем подтвердить прозападный вектор белорусской политики.  Однако по целому ряду причин белорусский президент на столь радикальный шаг не пошел. А. Лукашенко, по традиции, не верит в обещания, а верит только в деньги, но при этом, в свою очередь,  очень любит раздавать ничем не обеспеченные посулы.  Однако стремление угодить всем иногда приобретает карикатурный характер. Отсюда и главная интрига совместных маневров.

    Учения  проходят  на территории двух стран – партнеров по созданию Союзного государства.  Фактически, у войск, направленных на учения, имеются два главнокомандующих.  По традиции, на всех совместных российско-белорусских учениях оба президента не только присутствовали, но и находились на одном командном пункте, где происходил очередной саммит.

    Между тем, до момента подготовки  данного материала   нет никакой уверенности в том, что в рамках учений «Запад – 2017» состоится  встреча двух союзных президентов. Информация о готовности В. Путина и А. Лукашенко увидеться на полях военных маневров армий Беларуси и России остается противоречивой.

    Если встреча двух глав государств так и не состоится, то можно будет ожидать, что А. Лукашенко всё-таки попадет на мировую ленту новостей, оттеснив оттуда Ким Чен Ына.   

А. Суздальцев, Москва, 17.09.2017

0

854

Итоги учений

Есть во всём этом некий нездоровый идиотизм, — задумчиво произнес председатель. (Аркадий и Борис Стругацкие. «Экспедиция в преисподнюю»)

    Очередные совместные белорусско-российские  учения «Запад-2017», проходившие от полигонов в Брестской области Беларуси до Балтики и российской Арктики,  успешно завершились. Российские войска грузятся на железнодорожные платформы, формируются автоколонны, части российских ВКС уже покинули белорусские аэродромы.

Пропагандистская кампания

    Понятно, что пропагандистско-информационная кампания в СМИ Восточной и Центральной Европы вокруг темы уже состоявшихся учений будет постепенно стихать, но всплески медиа-истерики еще возможны. В частности, вряд ли в Варшаве, Вильнюсе или в том же Киеве  откажутся от удовольствия объявить  вывод российских войск из Беларуси очередной своей политической «победой», заявляя, что организовав «скоординированное» и «массированное» давление на Москву, они сорвали «коварные» планы российского руководства по оккупации республики… Чтобы убедиться в этом стоит только подождать…

    Однако, в любом случае заканчивающаяся  информационная война войдет в историю, как пример невероятного по накалу медийного противостояния.  В принципе, в 19 веке гораздо более элегантные заявления или неосторожно сказанные вполне приличные слова  использовались  в качестве поводы для настоящих и кровопролитных войн. Для примера стоит вспомнить историю франко-прусской войны… Проблема в том, что  уровень риторики со стороны руководства той же Польши, Украины, Литвы и т.д., проявившийся в рамках кампании против российско-белорусских учений,  соразмерен объявлению России войны.

    Другое дело, что находясь в составе НАТО, правящие круги данных государств, могут себе позволить очень провокационную риторику в адрес России, рассчитывая на безнаказанность.   

    Но необходимо заметить, что информационный шум, поднятый вокруг учений, все-таки оказался в чем-то полезен. В частности, учитывая, что в медиа-кампании приняли активное участие лидеры практически всех соседних государств, причем некоторые неоднократно выступили с крайне жесткими антироссийскими заявлениями, то можно утверждать, что кампания является вполне согласованным региональным мероприятием  группы лимитрофных держав, для которых антироссийская политика является вполне привычным и традиционным промыслом.  В принципе, если бы такого рода кампания не состоялась, то это вызвало бы удивление и не только в Москве…

    Размах информационной войны против совместных учений  России и Беларуси подтверждает уже давно сформированный  вывод, что в настоящее время политический  диалог между Москвой и странами региона невозможен в принципе… Медиа-конфликт продемонстрировал этот факт со всей очевидностью.

Европейская Северная Корея?

    Стоит отметить, что информационный ажиотаж вокруг российско-белорусских учений не только в очередной раз продемонстрировал  наличие политической «пропасти» между странами НАТО и Россией, но и выявил ряд государственных деятелей, которых иначе как маргинальными считать невозможно.  В частности, стоит упомянуть министра обороны Польши Антони Мацеревича, который комментировал подготовку и ход учений едва ли  не ежечасно, договорившись до того, что учения «будут продолжаться с применением ядерного оружия, которое даже не было включено в программу учений» (http://newstes.ru/2017/09/20/macerevich … t-yader...).  Иными словами,  министр обороны страны – члена НАТО уверяет, что в ближайшее время Россия применит на границе блока НАТО ядерное оружие.

    Возможно, что  А. Мацаревич своим безответственным заявлением попытался  создать впечатление у Запада, что  от России в Европе можно ждать повторение политики Пхеньяна   в Азии? Странно то, что при этом А. Мацаревичу не  пришло в голову, что запустив в медиа-пространство очень опасную  провокацию, он дал США  реальный повод к превентивному удару по России.  Кому-то очень хочется войти в историю в роли поджигателя Третьей мировой войны? Только вряд ли после ядерного апокалипсиса вообще можно будет говорить об какой-либо истории.

Белорусский шанс?

    Любопытно то, что к «ядерному» заявлению министра обороны Польши в России отнеслись в стиле «диагноза» и тут же забыли. Но стоит напомнить, что отношения между Польшей и Беларусью в последние годы идут явно на подъем, Варшава и Минск активно обмениваются делегациями различного уровня и состава. Так что не исключено, что когда то в белорусскую столицу приедет и господин Мацаревич…

    Завершение совместных российско-белорусских учений «Запад-2017» совпал с началом работы 72-й Генеральной ассамблеи ООН, где выступил министр иностранных дел РБ В. Макей.  В основе речи главы белорусского внешнеполитического ведомства  по традиции лежали давно знакомые всем тезисы об особом региональном статусе Беларуси,  руководство которой видит Минск в качестве универсальной переговорной площадки. Тем более, что А. Лукашенко, как подчеркнул министр иностранных дел, выступил с инициативой начать новый переговорный процесс, аналогичный Хельсинкскому в 1970-х годах, «приземлив» его в Беларуси.

    Упоминание белорусской инициативы а ля «Хельсинки-2» давно стало обязательным компонентом любого публичного шага Минска на международной арене, что, в принципе, вполне понятно: белорусская дипломатия  пытается закрепить персонально за А. Лукашенко поистине глобальный процесс, способный  не только резко изменить роль и значение республики в мире, но и  ввести имя белорусского президента в анналы всемирной истории.

    Проблема только в том, что данный процесс пока никому не нужен, а отношения между Россией и ЕС/США еще, к счастью,  не дошли до стадии сирийского кризиса.

    Вот здесь заложен капкан для Минска. Дело в том, что главная внешнеполитическая идея белорусского руководства заключается в тиражировании Минского процесса, где Минск формально выступает даже не посредником, а отельеро…   В принципе, об этом и говорил В. Макей в Нью-Йорке.

    На первый взгляд, действительно, если смотреть на данную проблему формально то, чем у России сложнее отношения с соседями и Западом, тем больше у Беларуси шансов на международное посредничество. Более того, А. Лукашенко, судя по всему, готов взять на себя роль хозяина «переговорной площадки» по всему спектру российской проблематики. Не исключено, что белорусский президент готов предоставить Минск и для российско-американского диалога.

    Однако, все эти надежды официального Минска по ряду факторов являются наивными иллюзиями:

- Россия не является изолированной страной и остается участником всех основных международных организаций, включая СБ ООН, где Москва обладает правом вето. Любая международная структура изначально создана как «переговорная площадка», которая будет работать без каких-либо «хозяйских» амбиций и желаний в  получении попутных дивидендов;

- Россия, как правило, не принимает посредничество и даже с США сохраняет политические коммуникации, которые могут работать в онлайн режиме. Так что представить себе посредничество между двумя ядерными державами, потенциал которых позволяет за полчаса сделать из Земли Марс, может только очень неграмотный политический деятель;

- с рядом стран Россия в настоящее время и не стремится к каким-либо переговорам, не считая их значимыми или вменяемыми партнерами. В списке такого рода государств есть Польша, Румыния, а также страны Прибалтики. Никакой необходимости идти на масштабные политические переговоры с этими государствами у России нет;

- Стоит напомнить, что Москва не стремится к диалогу и с Вашингтоном,  считая, что современный американский истеблишмент не способен к равноправным и взаимовыгодным отношениям;

    Было бы несправедливым забыть и то, что в случае действительно крайнего обострения отношений между Россией и Западом, Москва обязательно потребует от Минска реального выполнения союзнических отношений. Данное требование России, в свою очередь,  независимо от окончательного геополитического  решения А. Лукашенко, мгновенно реквизирует у Минска статус международной «переговорной площадки».

    Кроме того, в основе теории минской «переговорной площадки» лежат, прежде всего, особые отношения белорусского руководства с Москвой, чем А. Лукашенко всегда пользовался виртуозно. Когда необходимо, Минск выдает себя за «жертву» имперских амбиций России, а когда цели меняются, белорусский президент намекает на свои особые «подходы» к Кремлю.

    Проблема в том, что закончившиеся совместные учения неожиданно продемонстрировали, что каких-либо особых отношений между Москвой и Минском нет.

Скандал

    Российско-белорусские учения «Запад-2017» оказались первыми совместными военными маневрами, в рамках которых два главнокомандующих не встретились на едином командном пункте. Более того, судя по путанным объяснениям белорусского руководства, данный вопрос так и оставался в стадии «подвешенного» во время подготовки учений, что поразительно.  Стоит напомнить  заявление пресс-секретаря президента Беларуси  Марии Эйсмонт от 15 сентября: «Как известно, подобные масштабные белорусско-российские учения проводятся раз в два года поочередно на территории каждой из стран. В этот раз в центре событий именно территория Беларуси, а все остальные эпизоды учений носят второстепенный характер. Поэтому естественно, что именно в нашей стране ожидалось и участие двух президентов. Кстати, в адрес Президента России Владимира Путина было направлено приглашение, но на данный момент официального ответа на этот счет не поступало. Ждем» ( http://www.belta.by/president/view/luka … 6757-2017/).  Итак, приглашение было отправлено, но Москва не ответила. Дальше начался какой-то бардак (автор извиняется за использования простонародных терминов) …

    19 сентября представитель МО (полковник В. Макаров) анонсирует появление министра обороны России С. Шойгу на полигоне «Борисовский» в обществе А. Лукашенко (https://news.tut.by/economics/561043.html).  Однако на следующий день белорусский президент наблюдал за завершением учений в окружении генералов. Никакой Шойгу так и не прилетел. Это уже выглядело совершенно неприлично, что в итоге потребовало вмешательства самого белорусского президента. Однако лучше бы он этого не делал…

    Дело в том, что А. Лукашенко заявил о наличии некой договоренности между ним и В. Путиным: «…Вообще мы раньше планировали вместе присутствовать на учении, но по ходу определились, что нам все-таки надо более широко охватить это учение, чтобы люди видели президентов — где они работают, как» (http://naviny.by/article/20170920/15059 … -zaboya...). Белорусские информационные ресурсы совершенно справедливо тут же отметили, что  белорусский президент попутно выставил своего пресс-секретаря в качестве человека, который манипулирует информацией, но кто на это будет обращать внимание, если   в свите белорусского  президента вдруг оказался человек в форме весьма похожей на американскую.  К удивлению многих, этим «американцем» на самом деле оказался  молодой  белорусский генерал-майор  Виктор Лукашенко (https://news.tut.by/economics/561093.html). Правда, где-то рядом находился и младший сын белорусского президента, который в свою очередь, тоже имеет комплект заокеанского камуфляжа. В общем, похоже, что самые осведомленные граждане Беларуси уже успели переодеться… 

А. Суздальцев, Москва, 24.09.2017

0

855

«В Багдаде всё спокойно…»

То ли тишина, то ли затишье перед бурей… Попробуй, разбери…(Kshusik)

    На самом деле в столице Ирака неспокойно уже многие десятилетия, но в ближайшие дни, в связи с началом формирования  независимого Курдистана, обстановка в этом славном и древнем городе традиционно накалится, как впрочем, и в соседних странах данного неспокойного региона.

    На фоне ближневосточных проблем  политико-экономическая ситуация в Республике Беларусь выглядит вполне благополучной.  На политическом ринге тишина. Оппозиция занята мониторингом вывода российских войск, принявших участие в  завершившихся  неделю назад совместных российско-белорусских учениях «Запад-2017», а власти, принимая в Минске глав российских регионов, все больше отвлекаются на разворачивающиеся в России президентские выборы.

    Социальные проблемы в Беларуси, естественно, никуда не исчезли, но на фоне относительно теплого сентября и завершения отпускного сезона они как-то отступают на второй план.  Прогнозы об осеннем политическом обострении – аналоге «белорусской весны» 2017, пока не сбываются, хотя белорусские власти славятся своими талантами спровоцировать самоубийственный политический тренд, чтобы потом истерично с ним бороться.

   Тем не менее, завершая полевые работы, Беларусь постепенно входит в осенне-зимний отопительный сезон… В Москве, к примеру, отопительный сезон идет полным ходом  уже вторую неделю.   

Страна АПК

    Если из года в год, а также из десятилетия в десятилетие внимательно наблюдать Александра Григорьевича Лукашенко, то невозможно избавиться от впечатления,  что первый белорусский президент, являясь выходцем из белорусской аграрной аристократии, упорно продолжает жить в представлениях  восьмидесятых годов прошлого столетия. Судя по многочисленным заявлениями и принимаемым решениям,  А. Лукашенко  сохранился в качестве сельского руководителя среднего звена,  который и на президентском посту видит в республике  огромный совхоз, где остальные отрасли играют роль подсобных хозяйств, призванных снабжать полеводство и животноводство  тракторами, комбайнами, сеялками, грузовиками, удобрениями, топливом, агрономами, механизаторами и доярками.  Иными словами, А. Лукашенко остается одним из последних на этой планете главой государства, живущего представлениями индустриального века, где АПК должен быть  огромной четко спланированной отраслью, работающей  не считаясь с материальными затратами и экологическим ущербом под жестким руководством ответственных руководителей. Иначе, по представлению белорусского президента, страну ждёт неминуемый голод.

    При этом, все годы своего бесконечного президентства А. Лукашенко, словно доказывая кому-то свою аграрную состоятельность, пытается перестроить АПК Беларуси по своему разумению и советскому аграрному опыту, твердо считая, что именно он является реальным «кормильцем» белорусского народа.

    Отсюда и столь масштабные видеосъемки полей, ферм, лугов и зерновых токов, заполнивших белорусский экран летом текущего года и призванные внушить народу это простую «истину».

Реплика

    Нельзя не отметить тот факт, что подача новостного материала на белорусском телевидении в последние месяцы ощутимо изменилась, хотя пропагандистская составляющая все равно в нем превалирует.  Дело в том, что традиционная проблема белорусских информационных  передач заключается в том, что на самом деле они никогда не являлись источниками реальных новостей. Задача всех этих «панорам» всегда носила в первую очередь пропагандистский характер, призванный  доказать населению республики, что в Беларуси практически нет социально-экономических проблем, а если и есть, то за них отвечает Россия.

    Годами на белорусском телеэкране создавался образ «процветающей Беларуси» с перечислением того счастья, которое уже запланировано: «зарубежные инвесторы проявляют интерес», «лидер по индексу человеческого развития», «соседи ( Россия) завидуют» и т.д. и т.п. Всё это цветастое «счастье» презентуется  на фоне ленты мировых новостей, старательно собранной из катастроф, землетрясений и терактов, происходящих вокруг «островка стабильности, порядка и мира», а также грязных российских городов с разрушенными теплосетями, без электричества  и, главное, населением с воодушевлением говорящим о белорусском президенте и сотворенном им экономическом чуде для простых людей.

    С годами телепропаганда настолько приелась, что в белорусском обществе публично озвученный отказ от просмотра БТ стал своеобразным маркером умеренного неприятия правящего режима и почти обязательным элементом того, что называется стихийным народным Сопротивлением.

    Видимо, белорусское руководство учитывает тот факт, что телевидение из инструмента влияния превратилось в демонстрацию деградации правящего режима. Были предприняты масштабные усилия, чтобы как-то выправить ситуацию. В частности, летом этого года в рамках  воскресных вечерних новостных выпусков  стали разворачиваться настоящие масштабные и  отлично режиссированные видеоспектакли, где белорусский президент, несомненно обладающий определенными артистическими талантами, играл роль главного героя : то с косой, то за штурвалом комбайна, то главнокомандующим развернувшейся в интерпретации белорусских СМИ настоящей «битвы за урожай» на фоне пшеничных полей и отутюженной массовки, где особенно выделялись девушки с модельной внешностью…

    Хотелось бы отметить, что аналогов белорусским  «видеосагам» о главе государства  найти трудно, если не обратить внимание на  огромный опыт северокорейских телевизионщиков, где есть традиция  формата «Товарищ Ким на месте руководит работой пхеньянского  роддома/воинской части/птицефабрики/ядерного полигона». Стоит сказать, что «президентские» сюжеты телевидения Казахстана, Туркмении, Азербайджана все-таки не столь профессиональны и явно отстают от уровня их белорусских коллег. Впрочем, нельзя не напомнить и опыты российских федеральных каналов с амфорами и журавлями, успех которых все-таки оказался спорный. Так что можно с уверенностью считать, что белорусское  телевидения в деле пиара своего президента, несомненно, опередило всех.

Злорадство -- второе счастье

    Тем не менее, нельзя не отметить настырность А. Лукашенко, который, несмотря на недомогание, продолжает упорно объезжать поля и луга, подгоняя руководителей хозяйств. В чём причина столь высокой аграрной активности белорусского президента, когда уже собран урожай зерновых и, что немаловажно, картофеля?

    Автор этих строк не раз отмечал, что в 2017 году в Беларуси урожай вполне удался, хотя его нельзя считать  рекордным, что очень важно для крестьянской страны, где успехи или провалы в сельском хозяйстве  немедленно приобретают политический характер. Тем не менее, говорят, что собрали больше семи с половиной миллионов тонн, хотя по традиции белорусское руководство по традиции каждую весну обещает собрать десять миллионов тонн. Тем не менее, повода для паники нет. Вот и грибы уродились…

    Проблема в том, что белорусские  власти во всем видят повод для доказательства своей  состоятельности и легитимности и урожай играет в этой бесконечной пиар-кампании не последнее место. Тем более, если у соседей с урожаем ожидаются проблемы.

    В частности, летом этого года, учитывая непростые погодные условия в России, усилиями белорусского министерства информации под руководством уже экс-министра Лилии Ананич уже готовилась информационная кампания, призванная прославить аграрную политику А. Лукашенко на фоне «обязательного» неурожая в России. В июле-августе в белорусском медиа-пространстве уже стали появляться материалы, рассматривающие  будущую победу А. Лукашенко на сельском «фронте» в антироссийском формате. В частности, стоит обратить внимание на следующие ссылки: https://www.sb.by/articles/rossiya-tery … erna.html;  https://www.sb.by/articles/shirokoe-pol … stey.html.  В общем, кое-кто уже потирал ручки, упиваясь традиционным злорадством…

    Однако случился конфуз: в России несмотря на явное похолодание (в центральной части России реальное лето было всего две недели) был собран невиданный урожай – более 130 млн. тонн (http://tass.ru/ekonomika/4497269). Фактически Россия приблизилась к советской мечте: собирать тонну зерна на душу населения. Российские аграрные холдинги, оперируя огромными земляными массивами и техникой, без сомнений, эту высоту в ближайшие годы возьмут.  Учитывая, что сейчас Россия экспортирует продовольствия в год на сумму почти 17 млрд. долларов и  этот рост продолжается (в 2017 году ожидается 18 млрд. долларов), уже превысив экспорт оружия, Россия близка к решению проблемы продовольственной безопасности.

    В итоге, покивать на российский «неурожай» у белорусских властей в очередной раз не получилось. Более того, уже в конце  сентября Минску пришлось признать, что «в этом году Россия планирует продать на экспорт более 30  миллионов тонн пшеницы и выйти на первое место в мире, обогнав Соединенные Штаты, своего главного конкурента по поставкам за рубеж» (https://www.sb.by/articles/zerno-dobavl … mosti.html)

Лозунг дня – корма

    Суета А. Лукашенко на аграрной ниве говорит о том, что у Беларуси не всё ладно как раз в собственной продовольственной безопасности. Уже понятно, что кормить, чтобы белорусское пшеницу твердых сортов в республику придется завозить, что не новость, но судя по всему, обнаружилась другая проблема – в зиму Беларусь входит практически без кормов. Их просто не удалось собрать и накопить в запланированном объеме. Между  тем, огромное стадо в два с лишним миллионов коров надо сытно молоко было хотя бы для того, чтобы разбавить польское и украинское. Отсюда и большой интерес А. Лукашенко к кормовым культурам, которые он проявил 29 сентября, посещая Минскую область. (http://president.gov.by/special/ru/news … sti-17185/).

    Понятно, что кормовой дефицит  ничего позитивного республике  зимой 2017-2018 годов не обещает, за исключением  увеличения экспорта мяса в Россию.

Санация экономики

    Тем не менее, в целом год для Беларуси удался,  и автор этих строк уже не раз отмечал позитивные тенденции в белорусской экономике, которые стали проявляться после завершения очередного российско-белорусского кризиса 2016-2017 годов на фоне постепенного выхода российской экономики из трехлетней рецессии.

    Действительно, можно утверждать, что  ситуация в белорусской экономике стабилизировалась и есть надежды на то, что ВВП республики  несколько подрастет (по разным оценкам от 1 до 2 процентов).

    Благодаря профессионализму главы Национального банка впервые за почти четверть века в Беларуси проводится относительно внятная финансовая политика.    Инфляция в республике остается вполне умеренной и почти незаметной. Благодаря полученному от России кредиту в 700 млн. долларов и евробондам  на 1,4 млрд. долларов Минск решил в 2017 году проблему с обслуживанием внешних долгов.

    Кроме того, нельзя не заметить, что власти всеми силам пытаются дотянуть среднюю заработную плату до 500 долларов или что-то вроде этого. Правда, быстро обнаружилось, что рост заработной платы в очередной раз значительно опережает рост производительности труда, т.е. политическая целесообразность по традиции играет первоочередную роль. Понятно, что А. Лукашенко необходимо продемонстрировать населению то, что его решения выполняются, и зарплаты будут подниматься.

    Власти всеми силами используют улучшившуюся экономическую конъюнктуру и возможности пиара (на тех же полях и фермах) для поднятия рейтинга А. Лукашенко и создания условий для серьезной политической модернизации правящего режима.

«Брат»

    Появление на прошлой неделе в Минске главы Чечни Рамзана Кадырова поразительно удачно вписывается в общий политический тренд, связанный с одной стороны судьбоносными для белорусского политического режима президентскими выборам в России, а с другой  -- подготовкой к передаче власти в Беларуси преемнику А. Лукашенко.

    Нет особой нужды представлять Р. Кадырова, который не просто является видным представителем российской элиты, обладающий не только солидным влиянием в Москве, но и пусть и согласовано, но решающий серьезные проблемы России на внешней арене, включая, прежде всего, регионы Ближнего Востока, Персидского залива, да и всего мусульманского мира.

    Но для Минска  интерес к Р. Кадырову  связан, прежде всего, с тем, что Рамзан в свое время с  поддержкой  Кремля унаследовал пост главы республики после смерти своего отца. Естественно, определенная демократическая процедура была выполнена, но сам факт передачи поста по наследству никуда не спрячешь и он остался в истории России.

    Так что появление во время встречи А. Лукашенко и Р. Кадырова из-за спины белорусского президента Виктора Лукашенко никого не удивила. Понятно, что рано или поздно Виктору придется столкнуться с проблемой легитимизации  его нового, уже президентского статуса со стороны Кремля.  В этом случае прецедент с Р. Кадыровым для официального Минска важен и исключительно полезен.

    Но для запуска проекта «Преемник» пока остаются три главных препятствия. Первое – реальная стабилизация экономики Беларуси. Смена власти в республике возможно только на позитивных экономических трендах. Руководство Беларуси очень хорошо знает свой народ, готовый терпеть любую власть, если она его «кормит». Так что осеннее 2017 года относительное оживление белорусской экономики  объективно приближает формирование президентской династии и замену одного Лукашенко другим.

    Второе препятствие связано с необходимостью продления президентского срока минимум на 7 лет, что должно обеспечить закрепление поста президента за Виктором Лукашенко. Обычно заботливый отец видит все положительные и отрицательные стороны своего сына и, видимо, А. Лукашенко понимает, что Виктор не обладает столь привычной для первого белорусского президента харизмой. Так что народ должен привыкнуть к Лукашенко-2, а для этого пять лет будет мало.

    Имеется и третье препятствие, которое только на первый взгляд носит номенклатурный характер – Владимир Макей. Стоит напомнить, что реально современную политическую жизнь в Беларуси сейчас контролирует министр иностранных дел. Более того, с одной стороны, имея твердую поддержку в среде националистической части белорусского политического класса, В. Макей, с другой стороны, уже сейчас может опереться на полную поддержку ЕС и США, которую  А. Лукашенко наивно пытается выдать за  свою. Понятно, что рано или поздно прозрение наступит, но скорее всего будет уже поздно…  Вот  тогда в белорусском «Багдаде» будет совсем неспокойно.     

А. Суздальцев, Москва, 01.10.2017

0

856

КАПА
пн, 02/10/2017 - 14:29
Комментарий № 373157

.... Р. Кадырова, который не просто является видным представителем российской элиты, обладающий не только солидным влиянием в Москве, но и пусть и согласовано, но решающий серьезные проблемы России на внешней арене, включая, прежде всего, регионы Ближнего Востока, Персидского залива, да и всего мусульманского мира.
"Батька" безусловно выбрал единственно правильное решение - задружить, поскольку, если что, то только Кадыров сможет гарантировать сохранность его азиатской кубышки. Даже просто встреча уже как бы намекает о неприкосновенности.
Там, похоже денег немало. Поэтому даже династические проблемы вторичны

Vita-Sibiria
пн, 02/10/2017 - 17:12
Комментарий № 373161

Катарской кубышки скорее.Тем более, что и оружие туда же толкали.Неужто зависла или еще какие проблемы случились, что понадобился Рамзан разруливать?

0

857

Ну давайте вспомним 2 мировую войну, когда реально партизанское движение стало шевелиться только в 1942 году после засылки диверсантов и организаторов с "Большой земли", а до этого была тишь полная. Немцы давили гетто и истребляли подполье...

0

858

В городе Сочи тёмные ночи



Уходишь – уходи. Не дешеви шантажом (антология семейного опыта)

    Нередко события, происходящие в российско-белорусских отношениях,  вдруг начинают приобретать если не мистический, то уж точно конспирологический характер.  Из последних примеров такого рода ситуаций можно напомнить интригу о вероятности посещения  президентом России белорусских военных полигонов во время сентябрьских 2017 года совместных  российско-белорусских учений «Запад-2017».

    Не меньший информационный ажиотаж в белорусском медиа-пространстве был вызван  встречей  В. Путина и А. Лукашенко вечером 10 октября в Сочи  . Между прочим, предварительно в Москве не скрывали, что В. Путин вообще не планировал встречаться с гостем из Минска…

    Однако, в любом случае  появление белорусского президента на  октябрьском 2017 г. заседаниях  Совета глав государств СНГ, так   и Высшего Евразийского экономического совета, предоставило редкую возможность понаблюдать за  его реакцией на внешнеполитические вызовы, с которыми регулярно сталкиваются амбиции А. Лукашенко на региональном уровне. При этом не стоит забывать, что от международной арены А. Лукашенко до настоящего дня  все-таки отстранён, но, как известно,   белорусский президент настроен на свой политический бенефис в рамках  саммита «Восточного партнерства» (24 ноября 2017 г., Брюссель).   

Президентские капризы

    Трудно понять, какая муха укусила А. Лукашенко, но, уже выходя из президентского самолета в сочинском аэропорту,  глава белорусского государства выглядел так, словно он приехал с проверкой исполнения своих распоряжений по организации уборки урожая в хозяйствах Кубани.  Видимо, именно по этой причине в группе встречающей белорусского президента преобладали местные  чиновники  -  губернатор Краснодарского края В.  Кондратьев и  мэр Сочи А. Пахомов. Из «московских» в аэропорт «заскочил» только  директор Департамента государственного протокола МИДа России И.  Богдашев.

    Необходимо напомнить, что октябрьский визит белорусского президента в южную столицу России считается рабочим, так что какими-то особыми  церемониями принимающая сторона могла и пренебречь.  Однако, вряд ли столь «внутрироссийский» уровень приема  мог удовлетворить самолюбие  А. Лукашенко, который уже представляет себя во всем «блеске»  признанного цивилизованным миром законного правителя Беларуси в столице Евросоюза

    Стоит отметить, что и весь рабочий день 11 октября, уже в ходе саммита,  А. Лукашенко вел себя исключительно склочно, постоянно претендуя на внимание если не коллег-президентов, то хотя бы СМИ. По сути, белорусский президент  демонстрировал, что уровень саммитов СНГ он давно перерос, а сидеть ему с представителями той же Армении или Киргизии за одним столом  явно ему не по рангу. Так что А. Лукашенко считал своим правом выражать недовольство высокому собранию через ранее заготовленные нотации и иные поучения…

    Всё это выглядело несколько забавно, так как в центре внимания на саммите, если не считать хозяина встречи В. Путина, все-таки оказался президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, а не глава Беларуси.  Во всяком случае, президенты России и Казахстана находились в постоянном контакте, что, если учесть роль Астаны в сирийском урегулировании, не вызывает удивления. 

Суть недовольства

    Между тем, сирийская тема, как и масштабный российско-американский кризис на саммите только упоминались, но глубоко не обсуждалась. По традиции не обсуждались и другие сложные проблемы уже постсоветского пространства – Нагорный Карабах, Приднестровье, а также украинский кризис.  Вряд ли это могло устроить А. Лукашенко, считающего себя  настоящим «экспертом» по Украине, которому нужно было как-то «засветиться»  перед Брюсселем в роли лидера мирового уровня.  Однако,  на саммите  присутствовали  только два реальных «геополитика» - В. Путин и  Н. Назарбаев, а вот белорусский президент, несмотря на минский переговорный процесс, известный своей безрезультативностью, до геополитического  статуса так и не дорос…

    Но помимо глобальной проблематики, обсуждение которой лидерами стран СНГ,  естественно, повысило бы рейтинг А. Лукашенко как внутри Беларуси, так и за её пределами, главный повод для раздражения белорусского президента  легко обнаруживался в «неэффективности» СНГ. В Сочи белорусский президент обращался к данной проблеме неоднократно: "Но мы по-прежнему топчемся на месте. Заявление о востребованности Содружества нужно подкрепить конкретными действиями" (https://www.sb.by/articles/zayavleniya- … ukash.html). 

    С одной стороны, можно понять раздражение белорусского президента. Несмотря на то, что в рамках встреч, как рамках СНГ, так и евразийской «пятерки» (на заседании Высшего Евразийского экономического совета) обсуждались стратегически важные вопросы (развитие таможенного регулирование,  выработка совместной промышленной политики, законодательство в  отношении естественных  монополий, создание «цифровой экономики» и т.д.), все эти вопросы носили в большей степени теоретический характер.  Но А. Лукашенко хотел бы получить как от СНГ, так и от ЕАЭС реальных денег, причем не завтра, а сегодня. Между тем, словно надсмехаясь над вечными поисками  белорусского президента финансовых ресурсов, в Сочи никто, включая В. Путина, денег А. Лукашенко не предлагал, что, естественно, вызывало у гостя из Минска понятное раздражение («пустые разговоры»).

    Разочарование вызвало и обсуждение проблем  экономического сотрудничества  между странами СНГ и ЕАЭС.  Стоит напомнить, что на региональном уровне  Беларусь традиционно  выступает за «открытость рынков» и «равные условия хозяйствования». На саммите А. Лукашенко вспомнил и о доступе партнеров по евразийской интеграции к госзакупкам (стоит напомнить, что объем госзакупок в России в 2016 г. достиг 30 трлн. рублей – едва ли не  500 миллиардов долларов США, т.е. почти 9 ВВП Республики Беларусь), заявив: «Мы имеем для этого хорошую основу - договор о зоне свободной торговли. Он предусматривает, что одним из следующих шагов должно стать обеспечение равных условий доступа к госзакупкам.

    В прошлом году пятью государствами подписан протокол о правилах и процедурах регулирования госзакупок. Идет работа по его реализации… С одной стороны, заявляем об открытости в торговле, с другой - не допускаем друг друга к закупкам в госсекторе, формирующем крупную долю рынка» http://president.gov.by/ru/news_ru/view … sng-17287/

    Любопытно то, что при этом белорусский президент уклонился от констатации того общеизвестного факта, что Беларусь  остается мировым (!) рекордсменом по количеству торговых барьеров (более двадцати), препятствующих доступу российских товаров на белорусский рынок, что в итоге, отражается на их стоимости на белорусском прилавке.  Продать, к примеру, в Беларусь тот же «Камаз», трактор Кировского завода  или  комбайн Ростсельмаша  просто невозможно.

    Твердя о «равных  условиях хозяйствования» и «равного доступа к госзакупкам» А. Лукашенко мог бы отметить, что с одной стороны ни одну из российских компаний к белорусским госзакупкам не подпустят на пушечный выстрел. С другой стороны, не является тайной и то, что требуя «открытости рынков», А. Лукашенко  ратует за свой контрабандный бизнес, доход от которого достигает по самым приблизительным расчетам от 1,0 до 1,5 млрд. долларов в год.

    Но с другой  стороны, не стоит забывать, что столь решительная и эмоциональная риторика белорусского президента за столом как лидеров СНГ, так партнеров по ЕАЭС, не могла скрыть тот факт, что в свою очередь А. Лукашенко не смог предложить что-то от Беларуси: либо нечего, либо уже предложено третьим лицам.

    Вся белорусская риторика об «эффективности СНГ/ЕАЭС» связано с желанием использовать данные  международные региональные и интеграционные объединения в качестве непосредственных или косвенных доноров белорусской экономики. Иными словами, белорусский президент жаловался, что ему мало платят за участие Беларуси в интеграционных процессах на постсоветском пространстве.

    В итоге, А. Лукашенко вел себя на саммите, как капризный и избалованный ребенок, привыкший к подачкам и безнаказанности. Это исключительно важно, так как с одной стороны говорит о том, что А. Лукашенко остается в рамках своей  отработанной за два десятилетия иждивенческой политики по отношению к Москве.

    С другой стороны, поведение  А. Лукашенко подтверждает то, что в белорусском истеблишменте  остаются в статусе  доминирующих  традиции использования России, а вместе с ней и возглавляемых Москвой интеграционных проектов, в качестве «дойной коровы».  Безусловно, с учетом того, что А. Лукашенко уже «сидит» на «брюссельских чемоданах», то поведение белорусского президента в Сочи можно воспринимать не иначе, как привычный для него шантаж. Вот только «площадка» для столь яростной риторики была выбрана не очень удачной – Содружество независимых государств.   

СНГ

    Видимо кое-кому в Минске придется вспомнить, что СНГ является региональной организацией, по сути, олицетворяющей  постсоветское пространство, как, к примеру, Организация африканского единства или Совет Европы,  и только в последнюю очередь интеграционным проектом. Попытки «разогнать» Содружество до полноценной интеграции предпринимались с момента его основания в 1991 году, но стремление молодых правящих элит в государствах региона  к полноценному суверенитету, сохраняя при этом финансово-ресурсную поддержку со стороны России («советское иждивенчество») в итоге выродилось в «разноуровневую и разноскоростную» интеграцию.

    Любопытно то, что до настоящего времени в среде политических классов стран СНГ, включая даже Россию,   сохраняются иллюзии в отношении «разноуровневой и разноскоростной» интеграции, формально  позволяющую отдельным странам постсоветского пространства не входить на равных условиях в тот или иной интеграционный проект, беря на себя соответствующие обязательства и передавая наднациональным органам определенную часть суверенитета, а подключаться к тем интеграционным форматам, которые наиболее выгодны той или иной стране региона, что позволяет уклоняться от солидарной ответственности членов интеграционного проекта за успех общего дела. Иными словами, это все равно, как присоединяться к банкету, когда захочется покушать и при этом ни за что не платить. 

    Понятно, что для того, чтобы такого рода  интеграционный «табор» продолжал существовать и даже развиваться, ему необходим безусловный и сильно мотивированный лидер, обладающий неограниченными финансовыми и ресурсными возможностями. До настоящего времени все более-менее устойчивые интеграционные проекты в регионе обеспечивала Россия.

    Является ли СНГ полноценной экономической  интеграцией?  Безусловно, нет, но участие в СНГ, в принципе полезно, так как благодаря соглашениям, заключенным в рамках данного объединения,  уже больше четверти века в регионе функционирует сложный механизм взаимных экономических и социальных  отношений, включая торговлю, транспорт, связь, безвизовый режим, социальные гарантии и т.д. Понятно, что если эти контакты  начать с «чистого листа», финансовые потери для стран региона будут  колоссальными. Именно по этой причине,  до сегодняшнего дня Грузия, официально вышедшая из СНГ,  сохранило своё участие в ряде договоров  СНГ.  Устранилась от участия в деятельности  СНГ и Украина, хотя так и не оформила свой выбор.  Так что А. Лукашенко зря так кипятится, так как и он в свое время приложил немало усилий для того, чтобы СНГ осталось только «клубом по интересам».

«Портфель»

    Современный СНГ похож на двуслойный пирог. В основе Содружества – комплекс важных и незаменимых договоров и соглашений, скрепляющих регион. Надстройка –весьма востребованная «площадка» для общения лидеров стран постсоветского пространства. Вопрос об  эффективности  такого рода  президентских «посиделок» остается открытым, хотя автор этих строк считает, что прямой  диалог между соседями, часть из которых, прямо скажем, готовы при случае вцепиться друг другу в глотку, безусловно «эффективнее», чем боевые действия.

    Понятно, что в основе диалога в рамках СНГ лежит сложная мозаика двусторонних встреч, которые и занимают основное время саммитов.  К примеру, А. Лукашенко 11 октября действительно провел очень результативную встречу с президентом Узбекистана. В свою очередь, В. Путин переговорил буквально со всеми гостями, не пожелав встречаться только с одним  – А. Лукашенко.

    О встрече с президентом Беларуси российские СМИ не сообщали, если не считать свидетельство корреспондента «Коммерсанта»: «Через час темнота сгустилась над резиденцией Бочаров Ручей (кто-то, конечно, скажет сразу, что она над ней всегда, но это не совсем соответствует действительности)... И в этой темноте, никем не объявленный и не анонсированный, во двор резиденции въехал кортеж президента Белоруссии Александра Лукашенко (вечер 10 октября 2017 г. – А.С.». (https://www.kommersant.ru/doc/3434882).

   Формат ночной российско-белорусской  встречи на высшем уровне был столь неоднозначный, что даже в белорусских СМИ обмолвились, что она состоялась исключительно «на ногах». Иными словами, президент России не предложил своему коллеге даже присесть…

    Между тем, еще не было случая, когда бы А. Лукашенко появился перед В. Путиным, не захватив с собой «портфеля» предложений и просьб. Стоит напомнить, что Минску необходимо в ближайшее время дать свой ответ насчет «пакетного соглашения» о транзите белорусских нефтепродуктов через российские морские терминалы. А впереди Брюссель… Но, видимо, В. Путин всё это учитывал. Так что  минский «портфель» оказался бесполезен  на фоне темной сочинской ночи.

А. Суздальцев, Москва, 15.10. 2017

0

859

13 октября 2017
21:35
Эксперт: Лукашенко сдал силовиков, чтобы удержать власть


Решение отстранить от должности руководство Оперативно-аналитического центра (ОАЦ)
, принятое 13 октября президентом Белоруссии Александром Лукашенко, говорит о том, что во внутренней борьбе между властными группировками в республике проиграли силовики, заявил EADaily заместитель декана НИУ ВШЭ Андрей Суздальцев.

«Долго скрываемая внутренняя борьба между двумя крупнейшими группировками, одну из которых возглавляет нынешний министр иностранных дел Владимир Макей, сейчас вышла на поверхность. То, что сейчас происходит — это попытка разгромить одну из спецслужб, которая лично подчиняется Лукашенко. Причем уничтожает этот центр сам белорусский президент», — сказал Суздальцев.
По его мнению, Александр Лукашенко силовиков «просто-напросто сдал», сделав ставку на возглавляемую Макеем группу.
Причем борьба между силовиками и группировкой Макея, как считает эксперт, не является борьбой между «пророссийскими» и «прозападными» силами. В руководстве Белоруссии, по словам Суздальцева, никаких пророссийских сил нет.
Силовики в этом случае, как полагает политолог, преследовали собственные интересы, поскольку помнили ситуацию с «Беркутом» в Киеве в 2014 году, когда силовые ведомства попали под удар, будучи фактически преданными предыдущим руководством.
«Лукашенко лавирует, он ищет варианты, чтобы сохранить свою власть, рассчитывает, что Запад его примет, что Запад легализует его бесконечный режим. Он ищет опору для своей власти и надеется, что именно Макей ему это обеспечит», — убежден Андрей Суздальцев.
Как сообщало EADaily, из-за претензий к работе ОАЦ со стороны комиссии, созданной по поручению Лукашенко, белорусский президент принял решение об отстранении от занимаемых должностей всех руководителей ОАЦ (начальника Сергея Шпегуна и его заместителей Геннадия Белкова и Константина Шульгина) до окончания расследования фактов, представленных президенту РБ. Отметим, ОАЦ является одной из наиболее влиятельных белорусских спецлужб. Считается, что её курирует старший сын белорусского президента Виктор Лукашенко.
Подробнее: https://eadaily.com/ru/news/2017/10/13/ … zhat-vlast

0

860

Над пропастью...


Всякий любит заигрывать с опасностью  — до тех пор, пока это не опасно.

Пауло Коэльо. Мата Хари. Джеймс Бонд и все, все. все…

Прелюдия: переселение народов

    Если выехать из Москвы в юго-восточном направлении, то, где-то через полчаса,  по Калужской трассе можно оказаться в поселке Сахарово, где работает крупнейший в Европе московский многофункциональный миграционный центр. Внешне ММЦ, пропускающий в сутки  десятки тысяч человек из пары десятков стран, выглядит, как небольшой городок районного масштаба (https://www.youtube.com/watch?v=Yfuy2_a8ZpU).

    Определить государственную принадлежность мигрантов не трудно, так как они посещают центр для того, чтобы легализоваться в России.  Приезжие, как правило,  держат в руках паспорта…

    Но в последние год-два  ММЦ как-то незаметно превратился в филиал московского Киевского вокзала и сейчас залы центра заняты в основном  гражданами Украины. Их тысячи и тысячи.  Общее впечатление – Украина переселяется в Россию. Причем переселение идет массово, что, между прочим, выглядит, по меньшей мере, странно, учитывая, что с лета текущего года граждане Украины получили от Евросоюза долгожданный, как бы  безвиз.

    Однако, несмотря на то, что украинские СМИ ведут активную пропагандистскую кампанию против собственных граждан, выезжающих на работу в РФ, поток украинцев в восточной направлении растет, буквально на глазах.  Для осознания  ситуации  достаточно  оказаться  в первой половине дня у любого железнодорожного  или  автовокзала российской столицы, принимающего поезда  с юго-запада. Это выглядит, как «исход»:  сотни  мужчин и женщин разных возрастов едут и едут…

    Иногда можно видеть, как приезжие выводят на вокзальные перроны из вагонов и салонов автобусов детей и даже стариков. В целом,  это переселение целого народа производит жуткое впечатление, так как когда видишь детей с рюкзачками, то понимаешь, что их родители  на Родину уже не вернутся.

    Естественно, можно безошибочно привести почти два десятка объективных причин, которые срывают миллионы граждан Украины с родных мест и заставляют их искать рабочие места в той же Польше и России. Безусловно, в этом ряду одной из первых будет названа «война», но в разных интерпретациях – «агрессия России» (украинская версия) или «гражданская война» (российская версия), хотя украинская рабочая сила появилась на территории России еще в 1990-е годы.

    Сейчас демографы говорят о 35 млн. человек, проживающих в республике. При этом официально в России утверждают, что в федерации работаю от 2,5 до 3 миллионов украинских гастарбайтеров, то есть почти каждый десятый житель Украины постоянно находится в России. Нет сомнений, что на самом деле  украинская миграция значительно больше, так как не учитывает семьи приезжих.

    Но было бы нечестно не замечать, что в настоящее время  на территории России работают почти  700 тыс. граждан Беларуси. (https://www.kommersant.ru/doc/3380376).  Фактически, как и с украинским примером,  каждый 10-11 гражданин Республики Беларусь тоже работает или проживает в России. Между тем, судя по всему, процесс переселения из Беларуси, где, слава Богу, нет войны, только начинается…

Проблемы

    В середине прошлой недели президент Республики Беларусь Александр Григорьевич Лукашенко вернулся из Сочи в Минск. Еще в Сочи провожающие от российской стороны отметили, что белорусский президент уезжал явно не в духе, что в принципе, не вызвало какой-то озабоченности у хозяев саммита. Во-первых, А. Лукашенко традиционно приезжает в Россию с длинным списком требований, часть из которых явно фантастические и   которые, как правило, удовлетворяются только частично. Так что хмурый вид белорусского президента на трапе самолета был запрограммирован.

    Во-вторых, стоит напомнить, что официальной встречи между президентами стран-партнеров по строительству Союзного государства в Сочи не состоялась, о чём уже говорилось в предыдущих материалах.  Не будем возвращаться к причинам отсутствия российско-белорусских  переговоров на высшем уровне, но стоило бы понять, что до Нового 2018 года о каких-либо встречах между Москвой и Минском на  высшем уровне пока не слышно. Так что нас не может не волновать судьба нескольких негативных процессов и переговоров (они не совпадают друг с другом), которые идут между Россией и Беларусью этой осенью.

    Итак,  в Москве идут очередные газовые переговоры, в рамках которых Минску, возможно, придется определиться с «пакетным» соглашением, включающим в себя изменение логистики экспорта белорусских нефтепродуктов. Эта тема «токсична» и может буквально опрокинуть нынешний более-менее стабильный  белорусско-российский политический ландшафт.

    Периодически белорусские СМИ оптимистично уведомляют о том, что МИДы России и Беларуси ведут переговоры о едином визовом режиме для Союзного государства, что должно как-то оживить знаменитый белорусский «безвиз» для 80-ти стран, введенный А. Лукашенко в январе 2017 года и закончившийся прогнозируемым провалом.

    Однако, как обнаружилось на днях, российскую сторону непонятный статус российско-белорусской границы не устраивает. Стоит напомнить, что в декабре 2016 года Москва ввела пограничную зону в качестве ответа белорусскому безвизу, и, если переговоры по визам и дальше будут продвигаться только в белорусском медиа-пространстве, то в начале 2018 года можно ожидать размещение на границе российских стационарных пограничных постов.

    Однако не только российская пограничная служба озабочена ситуацией на российско-белорусской границе.  Россельхознадзор  также неуклонно укрепляет свои посты на автострадах, связывающих Россию и Беларусь. Тот факт, что  вопрос о конфискации транспортных средств, перевозящих, к примеру, морские креветки с белорусскими государственными документами, доказывающими их «белорусское происхождение» или  белорусский тростниковый сахар, скорее всего, будет решен положительно, говорит о том, что в России вопрос о белорусской контрабанде, как говорится, «созрел».

    Кроме того, в сентябре – октябре текущего года на российско-белорусской границе началось «томатное цунами» из турецких помидор, которые по традиции также снабжены белорусской государственной документацией.

    Однако, несмотря на регулярные протесты российских профильных ведомств, Минск настроен активно расширять контрабандный комплекс национальной экономики, которая давно превратилась в неотъемлемую часть имиджа республики.  Белорусское руководство  предлагает услуги по организации доступа на российский рынок кому угодно, что и подтвердилось 18 октября 2017 г. во время встречи министра иностранных дел РБ В. Макея и министра развития Турции Л. Элвана. Так что «томатное цунами» из Турции с белорусским «происхождением» будет затапливать Россию до  тех пор, пока Москва окончательно не договорится с Анкарой.

    Стоит напомнить, что благодаря кредиту РФ в 700 млн. долларов США и размещению евробондов Минск решил в текущем году проблемы обслуживания внешнего долга, но в 2018 году  ситуация повторится и финансовая поддержка России будет Минском опять очень востребована и т.д. 

    Данный   список далеко не исчерпывает весь комплекс проблем, существующий сейчас между РФ и РБ. Причем проблемы  то всплывают, то отходят на второй план, то снова возвращаются на стол переговоров или в ленту новостей.  При этом стоит обратить внимание на то, далеко не по всем существующим или только что проявившимся проблемам  ведется диалог между Москвой и Минском.

Селекция проблем

    К сожалению, от целого ряда двусторонних проблем  белорусская сторона по традиции упорно уклоняется. В частности, Минск категорически не видит контрабандных поставок с белорусскими сертификатами на территорию России, старательно «переводя стрелки» на российских получателей подсанкционных товаров.

    Фактически «замороженной» остается тема сохранение белорусской стороной более двадцати торговых барьеров, ограничивающих, а иногда просто преграждающих доступ российских товаров на белорусский рынок.  Минск в данном случае фактически игнорирует недовольство российской стороны столь откровенным белорусским протекционизмом.

    Но чтобы обозначить данную проблему более рельефно,  нельзя не отметить поразительную резвость белорусских чиновников, когда они вдруг обнаруживают какие-то финансово-ресурсные преференции, льготы и дотации, выделяемые федеральным правительством  российским регионам. Белорусские чиновники тут же, как из-под земли появляются в московских кабинетах с претензиями: «А нам, а мы союзники, а вы забыли, что существует Союзное государство, Россия нам должна/обязана, дайте немедленно…». 

     Выглядит такое поведение эмиссаров, засылаемых из Минска в Москву, крайне  неприятно. Иногда возникает ощущение, что белорусские  чиновники, которые зачастую ведут себя откровенно чванливо,  пытаются руководить  огромной  ядерной страной на правах оккупантов или колонизаторов.

    При этом стоит напомнить, что когда у белорусских производителей обнаруживаются проблемы со сбытом своей продукции на российском рынке, то оперативная реакция официального Минска, как правило, делится на две части.

    Во-первых, тут же поднимается тема т.н. мафиозности российского бизнеса и российских производителей, которые, мол, не могут конкурировать с «высококачественными» белорусскими товарами и продуктами и закрывают им доступ на российский прилавок.  Во-вторых, по странной белорусской традиции тут же ищутся пусть и косвенные, но связи российских высокопоставленных чиновников с тем или иным бизнесом, являющимся естественным конкурентом белорусских предприятий.

    Все эти «аспекты» активно освещаются на страницах белорусских печатных изданий и на белорусском телеэкране в традиционно пренебрежительном, если не издевательском по отношению к россиянам, формате.

    Но все эти «теплые» и даже «горячие» проблемы вряд ли составили бы основу беседы В. Путина и А. Лукашенко.

Главные темы

    Не является тайной то, что для президентов  России и Беларуси осень 2017 года  является практически судьбоносной.  Стоит напомнить, что до настоящего времени В. Путин так и не объявил о своем участии в мартовских 2018 года президентских выборах.

    В свою очередь, по пока все-таки предварительной информации, 24 ноября  2017 года А. Лукашенко в сопровождении своего младшего сына должен принять участие саммите «Восточного партнерства» в Брюсселе.

    Безусловно, оба данных будущих событий, пусть и асимметрично, но, тем не менее,  тесно связаны между собой.

    Нет секрета в том, что лично  для А. Лукашенко сохранение В. Путина на посту президента России на ближайшие годы означает если не катастрофу для его власти, то почти непреодолимое препятствие для проекта «преемник».  При этом стоит учитывать то, что  белорусский президент в избытке снабжен «аналитикой» о влиянии западных санкций на российскую экономику и перспективах «дворцовых переворотов» в стенах Кремля.

    Более того, не является для официального Минска тайной и то, что Запад производит настоящую мобилизацию всех возможных ресурсов для недопущения избрания В. Путина на пост президента. Несмотря на то, что Запад, как впрочем, и в соседних с Россией странах, В. Путина явно демонизирует, но роль президента в РФ остается огромной.

    Так что зимой 2017-2018 года нас ждет невиданная схватка не просто за пост главы российского государства, но фактически за саму Россию и в этой схватке примут участие огромные внешние силы. В предстоящей  кампании, естественно, имеется место и для А. Лукашенко.

    А. Лукашенко, как великий мастер шантажа, естественно, ищет собственные выгоды из пока еще не собранной до конца политической мозаики, пытаясь, как всегда одновременно  продать свою поддержку и Москве и Западу. Но Москве  его услуги пока не понадобились (может быть, плохая репутация подвела)… Отсюда и раздумья в плане участия белорусского президента в саммите «Восточного партнерства» в Брюсселе.

    Белорусский президент буквально завис над политической «пропастью»… Вопрос стоит не о визите в столицу Евросоюза, а  о геополитическом повороте… Готов ли  к нему А. Лукашенко? не в формате Каддафи-Янукович, а в более твердом соглашении. Вернее, верит ли он в то, что коллективный Запад обеспечит безопасность его семье

А. Суздальцев, Москва, 22.10.2017

0

861

Гость
пн, 23/10/2017 - 09:48
Комментарий № 373580

Следующим Президентом России будет новый глава Правительства, который окажется ближе к выборам. В Белоруссии следующим будет Лукашенко. Только имя будет другим. Может даже женским :)

Гость
пн, 23/10/2017 - 09:52
Комментарий № 373581

ничего не поменяется, поскольку Кремль не будет менять социально-политическую модель, по-прежнему будут выводить капиталы на Запад, продолжат "говорить и воровать" и для этих процессов Лукашенко, как реальный ХОЗЯИН территории(РБ) крайне нужен, он проверен во всех криминальных схемах и нет резона его менять...власть он потерять не может, будет держаться до последнего беларуса и продолжать "многовекторную" политику, строя финансовую пирамиду.При современных и западных,и московских "политиках", по сути политической шпане, ему опасаться нечего, только болезни...

0

862

Сценарии

Мы всегда переоцениваем изменения, которые произойдут в ближайшие два года, и недооцениваем изменения следующих двух лет. (Билл Гейтс)

Однажды

    Принимая несколько лет назад участие в одной из белорусских конференций в столице Эстонии, автору этих строк  пришлось объяснять своим коллегам   смысл специфической традиции, не первое десятилетие живущей в   белорусском политическом дискурсе. Дело в том, что в конце второго дня конференции её белорусские участники неожиданно для  гостей из России начали активный обмен мнениями о перспективах развития политической ситуации в Республике Беларусь. Причем дискуссия шла  в формате краткосрочных или среднесрочных  политических сценариев, как в самой Беларуси, так и в соседних странах.

Стратегии

    Безусловно, сценарии, а вместе с ними и различные формы предположений, включая самый продуктивный вид прогнозирования – нормативный,  всегда составляли  важную часть политического анализа. Не является тайной и то, что  для того и существует политическая аналитика, чтобы формировать прогнозы и предлагать сценарии, что, естественно, не снимет  вопрос о реалистичности и исполнимости данных аналитических наработок…

    Между прочим,  если мы  уже упомянули нормативное прогнозирование, которое, по сути, является развернутой политической стратегией  с четко обозначенной  целью, то учитывая  специфику политической системы  Беларуси, данный вид политического анализа  мог бы стать наиболее востребованным  белорусским экспертным сообществом.

    Дело в том, что  полноценная стратегия обычно разбивается при четко сформированных условиях на ряд вполне достижимых этапов и согласована с различного рода и объема ресурсами. Однако, к  сожалению, в силу  объективных причин  современная политическая аналитика Беларуси на уровень нормативного прогнозирования так и не вышла. Почему?

    Дело в том, что для формирования сценария/прогноза необходим взвешенный учет целого ряда объективных и субъективных факторов, а также наличие ресурсов, которые на каком-то этапе можно использовать или аккумулировать. Вот ресурсов-то, как раз и нет. Отсюда и увлеченность исключительно  пассивными сценариями, основанными, как правило, на анализе внешних факторов и возможностях А. Лукашенко получать от России кредиты и ресурсы.

    Кроме того, не стоит забывать, что  стратегия, включая даже её первоначальный этап в виде нормативного  прогноза, всегда готовится под конкретного заказчика. Вот на этом «пункте»   стоит остановиться отдельно.

Заказчик

    В реальности,  «Заказчик», который заинтересован в реалистичном прогнозе, и, наконец, стратегии, по идее должен, представлять из себя, отмобилизованную и в высшей степени мотивированную политическую силу, способную заказанную стратегию воплотить в жизнь. Иначе в стратегии  нет никакого смысла. Такого заказчика у белорусских «независимых» и оппозиционных экспертов нет, и вряд ли он когда-нибудь появится. По этой причине  в белорусском секторе Интернета традиционно гуляют  исключительно сценарии различной степени утопичности.

Как у соседей?

    Для примера. У соседей (страны Прибалтики, Украина,  Грузия) местное экспертное сообщество, используя в качестве объекта Россию и, конечно, российские власти, за последние пять-десять лет активно развивает  жанр аналитических прогнозов. Необходимо отметить, что если исключить совсем уж маргинальных авторов, глубоко погруженных в этнический национализм,  то в целом данные прогнозы представляют определённый профессиональный интерес.

    Во-первых,  авторы исключительно внимательно следят за всеми негативными тенденциями в российской политической жизни, экономике и социальной сфере, буквально вылавливая их из общего массива информации о большой и очень сложной стране, что, безусловно, очень полезно – сторонний, пусть пристрастный взгляд всегда важен и востребован.

    Другое дело, что выстраивая сценарии обязательного развала/провала/катастрофы российской государственности,  эксперты из Киева или Тбилиси, как правило, явно преувеличивают значимость тех или иных факторов и, переставляют их местами, пытаются обосновать уже запрограммированный вывод, что  в итоге обесценивают весь прогноз.

    Иными словами, вместо того, чтобы вести поиск тех или иных вариантов, они подгоняют факты и процессы,  формируя сценарии в формате нормативного прогнозирования, где цель уже задана – поражение Москвы, развал России и т.д.  В итоге, время идет, Россия никуда не «проваливается», зато проваливаются прогнозы…

    С другой стороны, ценность такого рода прогнозов и сценариев  заключается в том, что опубликованные прогнозы и сценарии позволяют не только с высокой степенью достоверности высчитать реального заказчика, но и, фиксируя систему  политико-экономических координат, которые они выстраивают в отношении к той же России, частично уловить настроения правящих кругов данных стран.


Белорусские  сценарии

    В принципе, в каком-то  смысле сценарные и прогнозные труды белорусских интеллектуалов позволяют делать определенные, пусть и неоднозначные  выводы, как о заказчиках  данных сценариев, так и целях их публикации. При этом стоит напомнить то, о чем уже упоминалось выше:  реалистичные сценарии и стратегии, подготовленные для авторитетного заказчика, как правило, остаются закрытыми документами и их появление в медиа-пространстве можно считать информационной «утечкой».

    В тоже время стоит напомнить, что «утечки» не появляются просто так, а являются своеобразными  политическими инструментами. Но в последние годы в Беларуси доклад или прогноз, как правило,  развешивается на сайтах для всеобщего знакомства. Вот и сейчас  белорусском Интернете можно обнаружить великое множество сценариев будущего республики, но в принципе, с определенными  допусками, их можно разделить на две части.

    Во-первых, сценарии, в которых, с известной долей уверенности прописаны варианты неизбежного аншлюса республики Россией или оккупации Беларуси российской армией. Принято считать, что  данный «оккупационный» жанр белорусской аналитики «застолбили» за собой эксперты из группы министра иностранных дел РБ В. Макея.  Безусловным лидером в этой группе можно считать А. Сивицкого.

    Во-вторых, «сценарии будущего», носящие, как правило, апокалипсический характер в результате вторжения уже не России, а, к примеру, Украины, или победы собственного «майдана» в Минске. Причиной будущих опасных катаклизмов называется «жадность» Москвы, которая отказывается без каких либо условий  финансировать режим Лукашенко и вместо финансово-ресурсной поддержки  критикует Минск за проведение политики балансирования между Востоком и Западом. Авторов данных сценариев  можно объединить под понятием  «белорусские философы» и они, во всяком случаи внешне,  в большей степени озабочены сохранением финансово-ресурсной поддержкой  режима А. Лукашенко со стороны России. Наиболее маститым в данной группе можно считать А. Дзерманта.

«Оккупанты»

    Опусы сторонников «оккупационного жанра», как правило, появляются в медиа-пространстве в виде стройных и тщательно отредактированных докладов, которые буквально просятся в папки дополнительных материалов для переговоров белорусских дипломатов с коллегами из ЕС и США.

    Все эти доклады в обязательном порядке имеют ссылки на некое «постоянное давление России/Кремля на белорусские власти», «подтверждающую информацию» из Киева,  про происки российских спецслужб и обязательная подготовка российским руководством замены или даже свержения А. Лукашенко.   

    Цель данных документов понятна – Беларусь в них выглядит следующей после Украины «жертвой» Кремля, а белорусское руководство выступает в роли неустанного борца за независимость республики от российских посягательств, что в свою очередь должно подвигнуть Запад пойти на уступки Минску.

    В итоге,  среди задач, решаемых данными  «оккупационными» сценариями, важнейшая заключается в том, чтобы  легализировать на Западе  белорусский политический режим во главе с несменяемых на посту президента А. Лукашенко по причине его востребованности в противостоянии между Россией и Западом. Автор этих строк не раз отмечал, что в данном случае А. Лукашенко выступает в роли идеального оружия против Москвы, которое Россия сама и оплачивает. В принципе, авторы этих докладов подтверждают данный тезис.

    Но было бы неправильно не отметить вовлеченность «оккупантов» в борьбу правящих группировок за влияние на А. Лукашенко. При этом нет сомнений, что через определенное время  борьба данных групп влияния  выльется в настоящую войну за власть. Но пока в «оккупационных» докладах отмечаются реальные и обязательно выдуманные промахи белорусских «силовиков», включая спецслужбы, т.е. можно наблюдать  процесс натравливания  А. Лукашенко на собственный «силовой блок». Отстранение руководства ОАЦ в октябре текущего года является отражением данной борьбы.

    Но в тоже время, нельзя не отметить, что постоянные нападки на белорусских силовиков в вышеназванных докладах призваны продемонстрировать Западу, что А. Лукашенко является «заложником» пророссийских сил, что, естественно, является очень сильным преувеличением.  Как в белорусском руководстве, так и в силовом блоке сторонников союзных отношений с Россией с виду осталось не так уж много.   

«Белорусские философы»

    Сценарии «белорусских философов» не столь монументальны, как у их коллег-«оккупантов». Чаще всего это разного объема статьи или просто медиа-реплики на злобу дня. Но и эти публицистические опусы не лишены своих «родимых пятен». В частности, в качестве обязательной и неотъемлемой части любого  материала  выступает апологетика социально-экономической политики А. Лукашенко на фоне, естественной, «провальной» и «коррумпированной» экономической политики Кремля.

    В принципе, с высокой долей уверенности можно утверждать, что «философы» поддерживают традиционную, то есть весьма чванливую политику белорусских властей, заложенную еще в годы существования  БССР, и продолжают настаивать на универсальности белорусского «опыта» управления в экономической и социальной сферах, которую пытаются навязать России, включая авторитарную политическую систему.

    Любопытно то, что прославление «успехов» социально-экономической политики А. Лукашенко, как ни странно, вполне уживается у «белорусских философов» с категорическими требованиями к «стагнирующей» России и дальше финансировать «процветающую» Беларусь.

    При этом бросается в глаза традиционная для «философов» брезгливое отношение  к России ( лично к Дзерманту это не относится). В целом авторами  признается, что Россия Беларуси нужна в плане экономической поддержки, но при этом белорусская сторона буквально страдает из-за того, что приходится общаться с этим «варварами».  При этом иногда упоминается и «цивилизационная» роль Беларуси на востоке…

    Но в целом, конечно, Россия «белорусских философов» постоянно разочаровывает – недостаточно финансирует белорусскую экономику, не ликует по поводу очередных внешнеполитических шагах Минска на Западе и в Киеве, почему-то не одобряет непризнание Беларусью возвращение  Крыма в состав России, не оказывает «должное уважение» А. Лукашенко, как лидеру мирового масштаба и т.д.

    Формально выступая за Союзное государство и декларируя укрепление союзнических отношений, «белорусские философы» формулируют их исключительно иждивенчески – «идти вместе», но, естественно, за счет России.


На самом деле…

    Возникнув несколько лет назад,  две ветки белорусской аналитики формально всегда делились на тех, кто работал для западной аудитории, а кто неустанно творил  во славу Союзного государства. Однако время продемонстрировало, что разделение носило исключительно административный характер и оплачивалось из одной кассы.

    К зиме  2017 года обнаружилось, что «оккупанты» все больше склоняются к объективизму и в их докладах о сегодняшнем состоянии российско-белорусских отношений начинает постепенно проступать реальность. Одновременно «философы» постепенно стали сползать к «оккупантам» и уже по умолчанию приняли тезис о неизбежности российской агрессии против Беларуси.

    Иногда примеры такого антироссийского «единства»  носят почти анекдотичный характер. В частности, появились публицистические реплики, наполненные жесткой и эмоциональной критикой в адрес белорусских националистов, которые, мол, своей антироссийской пропагандой в итоге рано или поздно, по образцу своих украинских коллег, спровоцируют Москву на оккупацию Беларуси. Иными словами, исподволь подводится мысль, что российские войска стоят биваками у Орши, ожидая только знака от БНФ…

    Есть еще ряд тезисов, однозначное толкование которых объединяет две «ветки» белорусских мыслителей, но стоит обратить на два аспекта, уже проявившиеся в творчестве данных авторов:

- попытки как-то обосновать готовящийся визит А. Лукашенко в Брюссель на саммит «Восточного партнерства».  В частности, в одном из последних опусов вина за будущий визит (в тексте говорится о  «сидении на двух стульях») уже возложена на Россию, которая, во-первых, должна микшировать  активность своего союзника на Западе солидными финансово-ресурсными компенсациями. Во-вторых, Россия не смеет даже заикаться о  выполнении союзнического долга Беларусью, пока сама не станет вровень с другими мировыми экономическими лидерами;

- постепенно поднимающаяся тема участия В. Путина в российских президентских выборах 2018 года и негативные последствия для Беларуси в случае его победы. Данная тема объединяет и мобилизует белорусскую аналитическую мысль и их союз, видимо, окончательно оформится только после официального вступления действующего президента России в борьбу за высший пост в РФ.

    Так что самое интересное нас ждет впереди.   


Примечание: данный материал является публицистической версией подготовленной к печати академической статьи, где, естественно, имеются все необходимые ссылки на белорусских авторов и их труды.


А. Суздальцев, Москва, 29.10.2017

0

863

Размышления на тему границ

Россия с кем хочет, с тем и граничит. Сейчас мы уже граничим с Израилем, Турцией, Ливаном  и Иорданией (юмор на Смоленской площади).
Волки на границе
    Тема государственной границы всегда оставалась актуальной в белорусском медиа-пространстве, хотя, что скрывать, принимала иногда и гротескный характер. Стоит сразу отметить, что это не относится к личности самого президента Беларуси, который является советским офицером-пограничником в отставке.  Но, тем не менее, к примеру, в последние дни октября в белорусских СМИ  была растиражирована информация о появлении на белорусско-литовской границе группы волков. Оказалось, что волчий наряд в организованном порядке и фактически совместно с литовской пограничной стражей,  неустанно патрулирует границу по тропам и дорогам, пролегающим рядом с пограничными столбами (https://www.sb.by/articles/videofakt-gr … -nocham...).
    В принципе, сейчас можно утверждать, что когда в наряд заступает не пограничник с традиционной пограничной овчаркой, а местный неутомимый волк, то  можно не сомневаться, что границы Литвы, а это, между прочим,  границы ЕС и НАТО,  прикрыты вполне надежно. Минску, учитывая его болезненную реакцию на постепенное формирование  российско-белорусской границы,  осталось только применить столь богатый литовский опыт на восточном рубеже…

Деньги прежде всего

    Беларусь – транзитная страна и её руководство преисполнено желанием не только сохранять и неустанно подтверждать данный статус, но извлекать из него финансовые и ресурсные выгоды. Еще со времен появления во второй половине 1990-х годов единой российско-белорусской таможенной зоны, позволившей УД президента РБ заработать первые сотни миллионов долларов на контрабандных поставках в Россию куриных окорочков, спирта «Рояль» и сигарет,  схемы заработка на соседстве с Россией активно развивались и усложнялись.

    Идеологически белорусский транзит товарами и людьми между Евросоюзом и РФ на каком-то этапе был оформлен в теорию «моста», что, конечно, не является новостью, так как подобные «мостовые» теории какое-то время  исповедовали практически все западные соседи России, рассчитывая на экономическую эксплуатацию соседства с ней, что на деле выливалось в обычную контрабанду…

Не вдаваясь в богатую и бесконечно обновляемую тему белорусской контрабанды, имеющей, между прочим, многовековую историю, стоит напомнить, что границы всегда разделяли, прежде всего, соседние народы, а иногда и один народ…

    Это не относится к границе между Россией и Беларусью, что и делает её уникальной.

Граница, как угроза…

    С 1991 года реальной границы между Россией и Беларусью так и не возникло, и её отсутствие стало одним из факторов формирования белорусской государственности. Но сейчас мы можем наблюдать, как граница между двумя странами – партнерами по строительству Союзного государства, неуклонно и упорно вырастает, как трава из земли. Невольно возникает вопрос: Как российско-белорусская граница международного формата (обозначена на местности, имеет пограничные заграждения, пограничные и таможенные посты, систему контроля в аэропортах, поездах и т.д.) скажется  на белорусском государстве и на перспективах основного белорусско-российского интеграционного проекта – Союзного государства?   

Мы к вам, но вы не к нам…

    Прежде всего, необходимо напомнить, что изначально белорусско-российская граница оставалась открытой исключительно для граждан России и Беларуси. Это было принципиальным  условием сохранения особых отношений между Москвой и Минском и со временем стало одной из основ российско-белорусской интеграции.

    Действительно, ведь Россия не подписывала союзный договор с Грузией или гражданами Украины.  Между тем, именно грузинский транзит («тропа Лукашенко») в 2007-2010 гг. осложнил тему границы между Москвой и Минском. Стоит напомнить, что в те годы еще свежи были раны только что закончившейся грузино-югоосетинской войны.

    С 2014 года через Беларусь в Россию поехали граждане Украины, которые по тем или иным причинам (криминал, участие в АТО, в событиях в Крыму и 2 мая 2014 г. в Одессе, принадлежность к СБУ и т.д.) не желали «светиться» на российских пограничных постах на российско-украинской границе. 

    В итоге, на белорусско-российской границе появился российский паспортный контроль, что если не обидело, то озаботило белорусских граждан, но привело к настоящей ярости белорусское руководство. Официальный Минск с 2008 года  всегда упорно настаивал на своём праве и дальше по своему усмотрению использовать доступ к российской территории, извлекая из доступа доход по принципу «деньги не пахнут».


Реплика

    Российско-белорусское «непонимание» по вопросу о статусе российско-белорусской границы по своей сути очень интересно и во многом коренится не только в политической психологии, но и в традициях белорусского политического класса воспринимать  Россию в качестве национального ресурса. При этом, что не раз отмечалось российскими экспертами, работающими по белорусской тематике, Минск очень бдительно воспринимает любые, как ему кажется, покушения на собственный суверенитет, но при этом совершенно вольно трактует российский суверенитет, которым по твердому мнению белорусского политического класса можно не только пренебречь, но и даже торговать.

    В итоге получается почти анекдотичная ситуация в формате спора двух соседей, один из которых твердо уверен, что он имеет право иметь ключ от дома соседа. Это право «ключа» открывает ему возможность  не только вваливаться к соседский дом  когда угодно, «по-братски» по пути опустошая кладовку и холодильник, но еще приводить с собой более «далеких» и весьма скандальных, а также «обиженных» соседей, которые, в свою очередь,  могут не только избить детей, изнасиловать жену, но в итоге, и поджечь дом. 

    При этом уговоры «обменяться ключами» не действуют, так как очень суверенный  сосед считает, что его разрастающееся козье стадо (безвиз для 80-ти стран) имеет законное право пастись на соседском огороде, так как он на порядок больше и там капуста сочнее… Доказать обратное очень сложно, если вообще возможно.

Россия, как дикое поле 

    Трудно не заметить традиционно своеобразное  восприятие белорусским политическим классом и населением республики соседней России, в которой десятилетиями видели неиссякаемый источник ресурсов, финансов и рабочих мест. Более того, Россия для активной, работоспособной, а также и самой амбициозной  части белорусского социума всегда считалась своеобразным «запасным вариантом», позволяющим реализовать как застоявшиеся карьерные надежды, так и решить накопившиеся  материальные проблемы. Безусловно, составной частью данных настроений всегда был открытый доступ к территории восточного соседа.

    Но при этом  еще в советское время в белорусском обществе  исподволь, а иногда и открыто создавалось и развивалось  почти колониальное восприятие России, которой можно, брезгливо морщась,  пользоваться в собственных интересах.  Россия до сих считается каким-то «диким полем», где можно позволить себе гораздо больше, чем дома, т.е. в Беларуси. 

    Естественно, параллельно в сознании белорусов создавался  романтический образ Беларуси, как некой земли обетованной, куда её сыны и дочери, «настрадавшись» на российских просторах, рано или поздно обязательно вернутся.     

    Эти настроения проявилось даже в советском киноискусстве, в частности в фильме «Белые росы» (1983 г.), где один из героев, перед тем как оказаться в итоге  на благословенной Родине, прозябал в дырявом сарайчике на Камчатке.

    В годы президентства А. Лукашенко данная тенденция была подхвачена в качестве политической пропаганды. В качестве примера можно привести предвыборный ролик 2006 года -

https://vk.com/video-94594622_456239033 («жестокая Россия»). Но наибольший эффект имело всё-таки  поистине эпическое пропагандистское «произведение» от того же года: http://beegfree.org/watch/-94594622/456239036 (2006). В общем, пенсий «на Дальнем Востоке…» нет, а в Беларуси она «достойная». Также нельзя не отметить образ совершенно не воспитанного россиянина, который выглядит дикарем на белорусском великолепии… 

    Именно в таком образе России и заложены основы белорусского восприятия границы с Россией: сохранить открытый доступ граждан Беларуси к России, но при этом все-таки как-то ограничить или даже закрыть доступ россиян к территории Беларуси.

    Данную  культивируемую неприязнь к соседям («все плохое от России и русских») в Беларуси активно пропагандируют  не только националистические круги, с 1991 года рьяно выступающие за немедленное строительство на границе с Россией «стены» и, естественно, «рва с крокодилами», но и представители руководства страны. К примеру, как не отметить традиционное недовольство российским транзитом через Беларусь -
http://udf.by/main_news/6653-olimpijka- … rusi.html.

    Любопытно то, что все эти подогреваемые в целом антироссийские настроения  в формате политического «лего» прекрасно  укладывается в понятие «не повезло с соседом».


А нас за что?

    Однако, с 2015 года Россия, не спеша сама стала отгораживаться от Беларуси, что, естественно очень обидело белорусские власти и оппозицию. Незаметно тема российско-белорусской границы стала уверенно сползать в «украинский формат».  Напоминаем, что с 2014 года в украинском руководстве и политическом классе активно обсуждался вопрос о введении в отношении граждан России, посещающих Украину, визовой режим. В итоге, фактический визовой режим с Россией будет введен с 1 января 2018 года. Но при этом украинские политические эксперты, озаботившись тем, что Россия введет «зеркальные» меры в отношении граждан Украины, которых в статусе трудовых мигрантов на территории России по разным подсчетам от 2,5 до 4 млн, стали заявлять, что ответные меры России будут «незаконными» и «провокационными» (http://for-ua.com/article/1127350; http://izvestia.kiev.ua/item/show/95484; http://glavred.info/politika/bezviz-s-r … 93185.html)  Понятно, что данном случае, культовая фраза «а нас за что?» имеет политико-психологический смысл.

    Но не должно быть иллюзий и в том, что попутно с появлением в быстро приближающемся 2018 годе на Украине квазивизового режима в отношении граждан России, в Киеве обязательно встанет вопрос о визах для белорусов, у которых с россиянами все-таки есть Союзное государство...   

Трудовая миграция

    Вопрос о трудовых мигрантах, работающих в РФ, является проблемой не только Украины.  С начала 2000-х годов в Россию потянулись сотни тысяч белорусских гастарбайтеров, для которых отсутствие границы между Россией и Беларусью является несомненным благом.  Однако присутствие на территории России трудовых мигрантов из Беларуси на корню ликвидирует создаваемый десятилетиями белорусской пропагандой в России образ успешной белорусской социально-экономической модели.

    Стоит напомнить, что А. Лукашенко, крайне болезненно воспринимая сам факт  существования белорусской трудовой миграции в России, публично отрицает наличие белорусских гастарбайтеров на территории восточной «соседки», называя их «специалистами», которые необходимы в России, где «свободных рук нет» (http://www.belta.by/president/view/nika … erov-v-...).

    Было бы несправедливо не отдать должное усилиям и оппозиционных СМИ, которые второе десятилетие ведут то вялую, то обостряющуюся (после 2014 года) информационную атаку против белорусской трудовой миграции в Россию. Позитивно уже то, что на оппозиционных порталах не объявляют по украинскому образцу граждан республики, ищущих заработок в Москве/Санкт-Петербурге или российских регионах, «предателями», но тщательно собирают информацию обо всех несчастных случаях, включая криминального характера,  с белорусскими гастарбайтерами в России, что, в свою очередь, должно по идее, отвратить белорусов от отхожего промысла в РФ.

    Понятно, что попутно Россия изображается в потрясающе отвратительном виде на фоне той же Польши, куда белорусам ехать в поисках заработка, по версии данных сайтов,  почетно и даже патриотично.

    В итоге, получается, что в данном случае оппозиционные медиа-ресурсы активно помогают белорусским властям, но, как известно, любая информационная кампания несет в себе и негативные аспекты для «заказчика» - белорусского политического режима.

Реплика

    Дело в том, что разжигая ненависть к России, данные формально оппозиционные, а по сути, антироссийские  порталы оказывают активную и незаменимую помощь тем политическим силам в России, получивших второе дыхание после начала украинского кризиса, которые считают, что Россия не имеет реальных союзников, а «подкармливает» своих врагов. Так что открытая и косвенно поддерживаемая властями информационная деятельность националистических ресурсов в Беларуси в итоге отзывается в российском политическом классе ростом отнюдь не только антилукашенковских настроений, но в большей степени антибелорусских.  Иными словами, белорусы активно теряют, а если вернее, отталкивают Россию. Понятно, что в данном случае в Минске принято очень гордо и «зеркально» заявлять о том, что «Россия теряет Беларусь». Однако, вопрос только о масштабах последствий…

    Ведь ничего не делается просто так и ничего не забывается. Рано или поздно любая долговременная информационная кампания, сделав обязательный качественный «скачок», переходит в сферу политических решений и тогда кто-то уже в Беларуси заголосит, как сейчас в Киеве, об «ударе в спину» по формуле «а нас за что?».  В истории все повторяется...


Граница для «тунеядцев» 

    Понятно, что  белорусские власти крайне болезненно относятся к работе за рубежом своих граждан, но для того, чтобы этих  люди вернуть домой, необходимо, чтобы они получили возможность зарабатывать на Родине хотя бы 2/3 того, что они получают в России. Между прочим, административные усилия по поднятию средней заработной платы до 500 долларов США должны, по идее, снизить востребованность рабочих мест в России.

    Но есть еще один рычаг – в 2018 году, если автор этих строк не ошибается, белорусов  ожидает новый сезон охоты на «тунеядцев» и  здесь вопрос об открытости границы между Россий и Беларусью начинает выходить на первый план. Как отмечал еще в марте 2017 года А. Лукашенко: «…Мы понимаем, что плохих плиточников в Москве приветствовать не будут. Там хорошие специалисты работают. И слава богу, что работают. Я всегда этим горжусь. Но здесь живет твоя семья, твои дети ходят бесплатно в школу, мы лечим их. Коммунальные услуги и прочее… И ты, отработав, сюда приезжаешь» (http://www.belta.by/president/view/zast … 6770-2017/).

    Как выявить и  посчитать этих людей, свободно пересекающих российско-белорусскую границу и возвращающихся домой в Беларусь  через два-четыре месяца с заработанными деньгами? И как эти деньги у белорусских гастарбайтеров отнять? Ведь А. Лукашенко они нужнее, чем семьям, т.е. детям, матерям, женам… 

    Понятно, что белорусские власти ищут механизмы подсчета «тунеядцев».  Так, к примеру, вдруг оказалось, что Минск хотел бы получать от россиян данные о видах на жительство, выданных в России приезжим белорусам (https://news.tut.by/society/567190.html). Понятно, что следом в рамках «союзного визового режима» белорусские власти начнут охоту на  граждан Беларуси, имеющих второй, российский паспорт.  Следом будет создана база их бизнесов в России… Перспективы для белорусских спецслужб разворачиваются необъятные. 

Итак,

    Мы стоит на пороге  новой и захватывающей интриги в российско-белорусских отношениях.  Ведь, помимо пересекающих границу трудовых мигрантов и граждан Украины,   есть и другие не менее важные и сложные пограничные проблемы  между двумя странами – партнерами по строительству  Союзного государства – совместное признание виз в рамках Союзного государства, формат доступа к российской территории граждан, прибывающих в Беларусь в безвизовом формате и т.д. Между тем, российской стороне бесконечные переговоры с Минском  начинают надоедать – весной 2018 года Москва открывает на российско-белорусской границе  пограничные посты. И это только начало...   

                                           Продолжение следует

А. Суздальцев, Москва, 05.11.2017

0

864

Размышления на тему границ. Заключение


Если только уберем границу здесь - хана вам будет. Двести тысяч людей с наркотиками, голодных, оборванных, сегодня хлынут в Европу.
(А. Лукашенко, Новое время, 16, 23.4.2000)

      Заявление первого заместителя главы МВД России Александра Горового  от  20 октября 2017 о перспективе  установления на российско-белорусской границе «временных» пограничных постов вызвало крайне болезненную реакцию белорусского руководства. В ответ министр иностранных дел РБ Владимир Макей пригрозил увеличить безвизовый режим, который в одностороннем порядке объявил Минск в начале 2017 г. в отношении граждан 80-ти стран, может быть увеличен до 30 дней. 

    Стоит напомнить, что любая активность России на собственной западной границе в белорусском истеблишменте воспринимается в формате покушения на транзитный статус Беларуси. Тем более, что А. Горовой отметил, что поводом для установления пограничных постов на российско-белорусской границе является  чемпионат мира по футболу, проводимый в 2018 г. в России.
    Понятно, что официальный Минск хотел бы подзаработать на столь масштабном международном спортивном мероприятии
.
    Причиной столь радикального решения, способного резко изменить политическую архитектуру Союзного государства (введение пограничных постов) остается нерешенность фундаментальных проблем, которые почти два десятилетия фактически блокируют российско-белорусский интеграционный процесс. К их числу относится и статус российско-белорусский границы.
    Заявление  одного из руководителей МВД РФ о готовности ввести полноценный  пограничный контроль на западной границе России, по сути,  является «утечкой» информации о ситуации на ведущихся (второй месяц)  в Москве российско-белорусских переговорах о создании единого визового пространства в рамках Союзного государства. Ход переговоров российское руководство не устраивает и, судя по реакции Москвы, правительство намерено перекрыть поток болельщиков, использующих Беларусь в качестве транзитного государства.

Иными словами, футбол стал катализатором очередного российско-белорусского кризиса, когда в очередной раз отношения  Беларуси и России буквально на наших глазах сползают в кризис.   

Реплика
    Между прочим, в мировой истории имеется прецедент конфликта, когда футбол стал поводом для полномасштабной, хотя и скоротечной войны. Летом 1969 г. футбольная команда Сальвадора проиграла команде Гондураса в отборочном этапе чемпионата мира по футболу. Справедливости ради, необходимо отметить, что в отношениях между двумя крохотными по мировым меркам странах давно копились сложные проблемы, но футбольный матч оказался последней каплей. В общем, народы, веками жившие в мирном соседстве, совершенно неожиданно для окружающего их мира и с присущим данному региону мира энтузиазмом сошлись в кровопролитном конфликте. В итоге, погибло от 4 до 6 тыс. мирных жителей с обеих сторон. 

    Между прочим, команда Сальвадора все-таки поехала на чемпионат мира, где заняла последнее место, но футбол – это зона полноценной и очень серьезной мировой политики. Стоит напомнить, белорусские футболисты на чемпионат мира 2018 года вообще не едут, да и никогда не ездили…
    Но на самом деле главная причина формирования полноценного пограничного режима между Россией и Беларусью находится, конечно, не в формате сражений на футбольных полях, а в реальной войне на юго-востоке Украины.

Украинский фактор
    На завершившейся неделе выяснилось, что в ходе подготовки в Раде законопроекта «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях»   в текст данного будущего закона планируется ввести пункт о разрыве дипломатических отношений с РФ.

    Иными словами, как только вышеназванный закон примет Рада и подпишет президент П. Порошенко, в Москве и Киеве будут закрыты посольства, а граница между Россией и Украиной станет непроницаемым барьером между двумя соседними и далеко не чужими странами и народами. В данном случае, тема причин и последствий готовящихся  решений украинского руководства -- находится вне нашего анализа, но в любом случае в России не питают иллюзий в отношении того, что в случае  разрыва дипломатических отношений между Россией и Украиной единственным доступным для граждан Украины входом на территорию России останется российско-белорусская граница.

    В принципе, учитывая то, что Союзное государство является политической формой интеграции, то Москва, в случае полного разрыва отношений с Киевом,  могла бы потребовать от Минска ввести с Украиной хотя бы визовой режим. Однако, учитывая, что по традиции белорусское руководство весьма односторонне воспринимает  союзнические обязательства, то, скорее всего Россия в любом случае, т.е. независимо от футбольного чемпионата, развернет полноценную границу с Беларусью. 

Позиции России
    Поразительно то, что за почти семнадцать лет существования Союзного государства  тема совместной границы так и не была решена. При этом основные позиции соседних государств в отношении статуса границы не являются тайной. Российский подход к белорусско-российской границе основан, прежде всего,  на обеспечении национальной безопасности РФ.

    Изначально в Союзном государстве подразумевалось, что белорусская сторона будет обеспечивать западную границу Союза, решая вопросы безопасности, как Беларуси, так и России. Более того, в 1990-е годы РБ модернизировала свою границу с Польшей, Литвой и Латвией в немалой степени за счет России. Правда, в 1997 году Павел Шеремет и оператор ОРТ Дмитрий Завадский обнаружили, что российские деньги были, скорее всего, украдены, а границы Беларуси на Запад открыты.

    С этого момента внимание Москвы уже к российско-белорусской границе стало возрастать, пока не появились пограничные зоны (с 1 февраля 2017 г.) и началась подготовка к установлению пограничных постов, о чём мы уже упоминали.
    В сотый раз напоминаем, что Москва хотела бы, чтобы белорусская сторона не допускала к своим границам граждан третьих стран, не имеющих российской визы. Помимо того, что эти вопросы вновь связаны с задачей обеспечения безопасности, а во-вторых Москва не передавала белорусской стороне право определять, кого можно допускать на территорию России, а кого нет. Минск в данном случае настаивает на праве устраивать проходной двор на границе соседнего государства, подменяя проблемы безопасности задачей подзаработать денег.
    В то же время Москва хотела бы сохранить российско-белорусскую границу открытой для граждан Беларуси и граждан России. В настоящее время  россиянам, использующим Беларусь в качестве транзитного «коридора» приходиться проходить пограничный контроль только на границе с Польшей, что Россию вполне устраивает. Понятно, что белорусы имеют «зеркальное» право на поездки в Россию. Между прочим, многие граждане РБ используют Россию и в транзитном формате.

Позиция Беларуси
    Белорусская сторона имеет более широкий набор пожеланий в отношении российско-белорусской границы, в основе которых лежит задача поиска денег. В данном случае, как уже отмечалось выше, официальный Минск считает своим право зарабатывать на соседстве с Россией. Отсюда и белорусско-грузинская «Тропа Лукашенко», затем «Украинский шлях» в Россию через Беларусь, а заодно и безвиз для граждан 80-ти стран мира.

    Понятно, что Россию такой цыганский балаган на своей западной границе как-то не вдохновляет. Возникает вопрос: что делать?

Союзная виза
    Ответ напрашивается сам собой – создавать единую визовую зону или, если вернее, признавать визы в автоматическом режиме, что позволяло бы любому иностранному гражданину, получив в российском или белорусском консульстве визу в Россию, без проблем посещать и Беларусь. И наоборот. Данная идея не нова. Единую союзную визу в свое время предложили структуры Союзного государства. Но есть ряд проблем.

    Понятно, что единая виза Союзного государства не может выдаваться без создания единой базы данных въезжающих в Россию и Беларусь. При этом в Минске неоднократно утверждали, что это вопрос абсолютно решаем, что настораживает. Дело в том, что у РФ есть негативный опыт создания единой базы Таможенного союза. С данной задачей Евразийская комиссия пытается справиться до сих пор.

    Кроме того, за последние годы неоднократно фиксировались случаи, когда граждане России, разыскиваемые за уголовные преступления, спокойно вылетали из Минского аэропорта за пределы союзного государства. В частности, такой инцидент произошел 5 сентября 2007 года, когда объявленный в России в розыск известный бизнесмен Михаил Гуцериев, о чем были проинформированы белорусские власти, свободно покинул Россию, используя Беларусь в качестве транзитного «коридора».

    И самое главное – российская единая база данных по визам является секретной. В частности, в неё внесены не только десятки тысяч иностранцев, которые реально могут нести угрозу национальной безопасности России, но и люди, которые подозреваются в шпионаже, а также те граждане стран Запада, которые попадают под санкции Москвы. Нет ни каких сомнений, что если эти данные попадут в руки белорусских спецслужб, то очень быстро они  будут элементарно перепроданы всем заинтересованным структурам в странах Запада.
    Более того, мгновенно образуется сеть абонентов, которая будет в онлайн режиме при посредничестве Минска получать информацию о всех дополнениях или изменениях в данной базе. Отсюда недалеко и до нового бизнеса белорусских властей – выдача союзной визы иностранным гражданам, которые российские пограничники не пустили бы и на порог.
    В итоге, главная проблема единой союзной визы заключается в отсутствии доверия между Москвой и Минском.
    Но есть и другие проблемы…

Новые визовые «периметры» 
   
    Прежде всего, есть проблема  с теми гражданами Грузии и Украины, которые имеют право на свободный доступ к территории Беларуси, но не хотят въезжать в Россию через российско-украинскую или российско-грузинскую границу? Единая союзная виза данную проблему не решает. Это второй периметр для союзной визы, который она не регулирует.

    Далее, не стоит забывать, что у России и Беларуси разный список стран, с которым заключены соглашения о безвизовом режиме. У России – 46 стран, в Беларуси - 25. Эти списки пересекаются, но не совпадают. К примеру, как быть гражданину Багамских островов, которому для посещения России виза не требуется, и он планирует помимо Москвы и Красноярска, обязательно посетить, к примеру, Бобруйск. Но у Беларуси с Багамскими островами безвизового режима нет. Нет Багамских островов и списке 80-ти стран, которым Минск предоставил безвизовый режим в одностороннем порядке. Как быть в таком случае?

    Между прочим, до появления безвизового режима между Беларусью и Израилем, граждане Израиля посещали белорусских родственников через Москву и не особенно волновались в отношении оформления белорусской визы. Но скорее всего, ситуация будет «зеркальной» и гораздо более острой, если, как уже отмечал автор этих строк,  в ближайшие недели Украина разорвет  дипломатические отношения с Россией…

    Кроме того, как быть с пресловутым белорусским безвизом для 80-ти стран? Понятно, что Россия никогда не повторит данный опыт Беларуси и не откроет свои границы в одностороннем порядке, так как для Москвы это будет унизительным. В частности, сложно себе представить, чтобы Россия открыла границы для граждан США или, к примеру, Польши, не ожидая ответных решений от Вашингтона и Варшавы.  Необходимо отметить, что и эту проблему союзная единая виза тоже не решит.   Это уже третий периметр для единой союзной визы.       

Итак,
    Судя по информации о ходе переговоров в Москве, которую в очередной раз на прошлой неделе «любезно» предоставила белорусская сторона (http://eurasia.expert/mvd-belarusi-rask … -prizna...), Минск считает, что есть определенная уверенность, что в конце 2017 года России и Беларуси удастся выйти на подписание Соглашения о взаимном признании виз. Иными словами, стороны близки к согласованию минимального формата единого («союзного») визового режима.
    Так что подготавливаемое Соглашение будет охватывать минимальный визовой периметр, но будет игнорировать второй и третий…

     Однако Минск это не смущает: «Одновременно с этим, такое решение затрагивает и иные интересы России, так как в пределах Союзного государства действует режим свободного передвижения, и иностранные граждане, прилетевшие без виз в Беларусь, могут нелегально проникнуть на российскую территорию. Тем не менее, в белорусском МВД  уточнили, что по этому поводу между Россией и Беларусью отработано эффективное сотрудничество и существует четкий контроль. Было подчеркнуто, что всех нарушителей вносят в перечень лиц, въезд которых на территорию Союзного государства запрещен или нежелателен» (Там же).

    Невольно возникает вопрос об использовании данного «перечня» на практике, если на российско-белорусской границе нет пограничных постов. Понятно, что данных лиц можно «отсеять» в аэропорту, но как это сделать на автотрассе?   
    Однако, как ни странно, столь «мягкий»  вариант уже позиционируется белорусской стороной, как достаточный для отказа России от установления весной 2018 года пограничных постов на российско-белорусской границе.

    Так что белорусские друзья в Киеве и Варшаве, по идее, должны быть спокойны. В частности, «украинский шлях» на Россию через Беларусь, если исходить из заявлений  Минска,  должен действовать бесперебойно, то есть российско-белорусская граница должна, также как российские газ и нефть, не просто кормить, но и обогащать белорусские власти.
    Подождем реакцию Москвы…

А. Суздальцев, Москва, 12.11.2017

0

865

Белорусский "билет" в Брюссель

Когда нам удается перехитрить других, они редко кажутся нам такими дураками, какими кажемся мы сами себе, когда другим удается перехитрить нас. (Франсуа де Ларошфуко)
                                                                                                                                          
    24 ноября 2017 года президент Республики Беларусь А. Лукашенко в сопровождении отдельных  членов своей семьи должен прибыть в столицу Бельгии для участия в саммите европейской программы «Восточное партнерство».  В принципе, уже сейчас для визита белорусского президента все готово: обсужден доклад, отработаны аргументы, подобраны акценты и ответы на вопросы прессы.
    Закончена подготовка геополитического позиционирования  самого факта появления  белорусского президента в центре ЕС: 15 ноября в Москве появился В. Макей (Восток), а через  день в Минск приехал министр иностранных дел Германии З. Габриэль (Запад) - сюжет «Euronews» от 18.11.17. Не стоит забывать, что еще 2 ноября, встречаясь в ОАЭ с П. Порошенко (Юг), белорусский президент в принципе согласовал единую позицию двух соседних стран в отношении того, что можно будет потребовать от Евросоюза.
    Итак, А. Лукашенко стоит на пороге совершенно нового этапа отношений  Беларуси с Евросоюзом. Необходимо напомнить, что эта   третья попытка  сближения  официального Минска с Западом.
    Появление А. Лукашенко в столице ЕС и НАТО, что означает позиционирование белорусского президента в кругу европейской правящей элиты,  дает старт  сложным и противоречивым политико-экономическим процессам в Беларуси и вокруг неё, которые в итоге могут резко поменять политическую судьбу республики.  Но, чтобы в политико-публицистическом  формате понять, что несет Беларуси и Союзному государству Беларуси и России европейское «будущее» РБ, необходимо ответить на ряд вопросов.
Куда летит А. Лукашенко?
    Стоит напомнить, что европейская программа «Восточное партнерство», членом которой Беларусь стала в 2009 году  (предложение от Польши и Швеции поступило еще в 2004 году),  по сути, явилась реакцией ЕС на итоги грузино-югоосетинской войны августа 2008 г. (Беларусь не поддержала Россию в этой войне),  выявившей в свою очередь неэффективность блока ГУАМ.
    На самом деле, ВП является инструментом по сокращению российского влияния в регионе, выводе стран постсоветского пространства из-под опеки Москвы и передаче их под контроль ЕС.  На уровне практики и публичных заявлений  программа «Восточное партнерство», фокусируясь на продвижении демократических ценностей и рыночных трансформаций в экономике стран Восточной Европы, в реальности ориентировалась на проблемы региональных  торговых отношений и доступа к энергоресурсам России. Заметьте, что все страны, за исключением Азербайджана, вошедшие в «Восточное партнерство», являются и сейчас транзитерами российского газа.
    Однако уже в первые годы  деятельности «Восточного партнерства»  проявились его политические свойства,  имеющие судьбоносный характер для участников программы:
- философия «Восточного партнерства» изначально носило откровенно антироссийский характер, что рано или поздно потребовало от участников программы определиться со своим геополитическим выбором – идти дальше в будущее с Евросоюзом или с РФ;
- программа уже к 2010-2011 годам переродилась в своеобразный «довесок» к европейскому интеграционному проекту, что привело к тому, что  ВП в 2013 году вступило в жесткую конкурентную борьбу за Украину с евразийской интеграцией.  В итоге, в октябре - ноябре 2013 года  В. Янукович всё-таки приостановил процесс вступления Украины в ассоциацию с Евросоюзом, что, в итоге, после переворота на киевском майдане 22 февраля 2014 г. стоило ему кресла президента;
- основная задача «Восточного партнерства» - втягивание стран-участниц в программы  ассоциирования с Евросоюзом, что, по сути, означает  установление  посредством Зоны свободной торговли с ЕС и безвизового режима неограниченного контроля Брюсселя над экономикой и человеческим потенциалом  стран-участниц. 
    Первый этап ассоциирования закончился в 2014 году, когда в «тень» Евросоюза посредством ВП вошли Украина, Молдова и Грузия. Сейчас, когда противостояние между Западом и Россией приобрело критический характер, Евросоюз  активно подталкивает «Восточное партнёрство» ко второму этапу ассоциирования – на очереди оказались Армения, Азербайджан и, конечно, Беларусь. 
Что хотела получить Беларусь от своего участия в программе «Восточное партнерство» ?
    Беларусь, как уже отмечалось выше, вошла в ВП в 2009 году, рассчитывая, прежде всего, на инвестиции  Евросоюза в модернизацию республиканской инфраструктуры и активность  европейского бизнеса в белорусской экономике. Кроме того, участие в европейской программе  частично легитимизировало  авторитарный режим  А. Лукашенко, каждые пять лет продлевающего свой президентский статус.
Можно ли считать участие РБ в ВП примером многовекторной внешней политики?
    Действительно, в белорусском участии в программе «Восточное партнерство»  всегда маскировался антироссийский акцент, но все равно после 2009 -2010 годов геополитическое позиционирование РБ приобрело парадоксальный характер: страна с одной стороны участвует во всех интеграционных проектах на постсоветском пространстве, инициированных Россией, включая Союзное государство и ЕАЭС (Таможенный союз с 2010 г.). С другой стороны, Минск никогда не ставил под сомнение своё участие в «Восточном партнерстве», привычно жалуясь на незначительный экономический эффект от сотрудничества в рамках данной программы с Евросоюзом. Это все равно, как если сесть в два поезда, выезжающих с вокзала в разные стороны.
    Столь демонстративное участие Беларуси в политически противостоящих интеграционных проектах, на самом деле  все эти годы беспокоило только Москву, но никогда не вызывало сомнений в руководстве Беларуси и в белорусском экспертном сообществе. В Минске  всегда традиционно отстаивали суверенное право  Беларуси на самостоятельную и многовекторную внешнюю политику, но  при обязательном сохранении финансово-ресурсной  поддержки России. 
Реплика
    Если сказать грубо, то  России предлагали, по сути,  «закрыть рот» в отношении попыток Минска завоевать доверие стран ЕС и США и безропотно качатьв РБ  нефть и газ, активно покупая при этом «МАЗы» и белорусско-польские молочные продукты. В то же время, белорусская сторона всегда публично утверждала, что Москва должна быть заинтересована в белорусском участии в программе «Восточное партнерство», где Минск вроде бы имеет статус посредника между Евросоюзом и Россией.
    Однако, справедливости ради, Москва никогда не уполномочивала Минск быть посредником между Россией и внешним миром.  РФ не нужны посредники. Кроме того, от многолетнего участия РБ в ВП Россия ничего не получила, если не считать постоянные  намеки на «европейскую судьбу» республики, которую, если Россия не хочет получить базы НАТО под Смоленском,  необходимо усиленно стимулировать деньгами и нефтью.
    В итоге, участие РБ в ВП всегда являлось одним из инструментов шантажа Москвы.
В чем суть белорусской интеграционной философии? 
    В основе столь вольного «барражирования» Беларуси между различными по глубине и геополитической ориентации интеграционными блоками  лежит своеобразная интеграционная философия, сложившаяся за последние двадцать лет в белорусском истеблишменте:
- эксплуатация геополитического положения республики;
- кровная заинтересованность Республика Беларусь в интеграционных проектах, позволяющих Минску получать финансово-ресурсную поддержку в самых разнообразных формах и доступ на рынки стран-партнеров, а также извлекать доход из транзитного статуса своей территории;
- учитывая наличие авторитарного режима, генетически неспособного расставаться даже с крупицами своего суверенитета, передавая его наднациональным органам,  Республика Беларусь может только имитировать интеграционные процессы, уклоняясь от реальной интеграции, что в реальности и происходит последние четверть века.
    Эти правила носят универсальный характер и относятся не только к СГ и ЕАЭС, но и к ВП. А. Лукашенко постарается во время своего визита в Брюссель (если все-таки поедет ) получить максимум от Евросоюза, но при этом взамен ему предложить нечего, если не считать «дороги на Москву».
Почему стал возможен визит белорусского президента в столицу НАТО и Евросоюза?
    Украинский кризис 2014 года стал точкой отсчета новой западной политики А. Лукашенко. Минск стал быстро зарабатывать «очки»:
- мгновенно после переворота на киевском майдане был признан режим А. Турчинова;
- не признано воссоединения Крыма с Россией;
- А. Лукашенко принял участие в инаугурации первого «постмайданного» президента П. Порошенко;
- проявлена солидарность с Киевом в уничтожении ополченцев Донбасса,  обеспечение ВСУ белорусским топливом  стало символом белорусско-украинских отношений последних лет;
- минский процесс, остановивший уничтожение ВСУ в сентябре 2014 года (Иловайский котел) и в феврале 2015 года (Дебальцевский котел), в итоге  предоставивший Киеву передышку для модернизации своей армии;
- обнуление российских антисанкций против европейских продуктов посредством создания на территории Беларуси огромного контрабандного терминала;
- отказ поддержать Россию в закрытии российского рынка от украинских товаров, обеспечение поставки украинских продовольственных товаров на российский рынок транзитом через Беларусь с белорусскими государственными сертификатами;
- отказ от размещения на территории РБ российской авиабазы;
- отказ от поддержки России в её операции в Сирии и т.д.
    Очень позитивно в Евросоюзе было воспринято 9 июля 2017 г. голосование белорусской парламентской делегацией в пользу Минской декларации ПА ОБСЕ, где говорится об «аннексии» Крыма и «агрессии» России против Украины.
    В принципе, можно с полным основанием говорить о том, что Беларусь с 2014 года  вполне осознанно избрало сторону Запада в противостоянии с Россией и активно играет на его стороне до настоящего времени. Так что «билет» в Брюссель оплачен откровенной антироссийской политикой белорусского руководства, а не мифами о том, что Минск стал «донором безопасности в регионе» или Запад «наконец разобрался в белорусских реалиях». 
    В основе политики А. Лукашенко в отношении ВП лежит уверенность в том, что Россия не выдержит давление Запада. Так что белорусский президент действует вполне в духе традиций белорусской «прагматичности» - пора менять фланг.
    Со своей стороны, Запад перетягивает А. Лукашенко на свою сторону, решая стратегические задачи строительства «санитарного кордона» против России. Но необходимо учитывать, что в перспективе А. Лукашенко будет, безусловно,  утилизирован по двум причинам;
- А. Лукашенко является политиком  исключительно недоговороспособным, опасным своей непредсказуемостью и, главное, ярым противником либеральной идеологии;
- А. Лукашенко, рано или поздно выполнив перед Западом свою миссию, будет заменен, тем более, что у Евросоюза и США уже есть надежная кандидатура на его место.
Будет ли реакция Москвы на визит А. Лукашенко в Брюссель?
    А. Лукашенко 15 ноября 2017 г. послал в Москву своего министра иностранных дел для того, чтобы как-то успокоить российское руководство («никто в Белоруссии не имеет никаких намерений оторваться от России» В. Макей, 15.11.2017 ). С другой стороны намекнуть, что европейский вектор Беларуси уже сформирован, «поезд ушел» и России необходимо смириться («в Минске понимают, что на случай мировых финансовых трудностей необходимо иметь страховочные "подушки", и Белоруссия, в связи с этим, заинтересована в укреплении связей с Евросоюзом»») (Там же). В принципе, Москве намекнули, что российское руководство  может и выкупить белорусский  «билет» в Брюссель, но он обойдется России очень дорого…
    Понятно, что белорусское предложение о направлении на Донбасс белорусских миротворцев (15.11.17 на встрече с С. Лавровым) невыполнимо в принципе и было озвучено в рамках визита В. Макея в Москву только для создания благоприятного фона встречи министров иностранных дел России и Беларуси. Это была «домашняя заготовка» и она никого в Москве не обманула.
    Попытки В. Макея убедить С. Лаврова в том, что Беларусь не допустит того, что Беларусь, чтобы заключительная декларация брюссельского саммита «Восточного партнерства» носила антироссийский характер (цитируем по белорусскому источнику) -- не произвело впечатления на МИД РФ. У российского руководства  остались очень негативное послевкусие от поддержки белорусской стороной антироссийской Минской декларации ПА ОБСЕ (о чем уже говорилось выше).
    Уверения белорусского министра иностранных дел о том, что Беларусь, участвуя в «Восточном партнерстве», стремится не допустить того, чтобы эта инициатива была направлена против третьих стран и «не воспринималась враждебно нашими ближайшими союзниками» (Там же) -- выглядит крайне неубедительно. Тем более, что сама философия «Восточного партнёрства» направлена на ликвидацию сферы российских интересов на постсоветском пространстве,  отжим союзников и изоляцию страны.
    Сомнительно, что А. Лукашенко, принимая участие в саммите, вдруг озаботившись интересами своего союзника и будущим Союзного государства, начнет  ломать саму стержневую идею программы «Восточное партнерство».
    Но, тем не менее, в целом, можно сказать, что российская сторона,  в преддверии визита А. Лукашенко в Брюссель, ведет себя спокойно. Для этого есть причины. Одна из них заключается в том, что существует  очень наглядный украинский опыт ассоциирования с Евросоюзом. Кроме того, Москва явно не хочет как-то стеснять внешнеполитические маневры белорусского президента, но при этом с интересом наблюдает не только его «двойные тулупы» на скользком европейском политическом «льду», но и реакцию на них Евросоюза.
    Не являются для Москвы тайной цели Европы в данной игре с А. Лукашенко. Более того, есть устойчивое негативное мнение о способности белорусского президента доводить начатое дело до конца.
    В принципе, если говорить по секрету, А. Лукашенко выполняет важную и очень полезную функцию для России – он играет роль «приманки», выманивая на поверхность европейского очень мутного «пруда» реальных хищников, которые опасны для России.  Это, безусловно, очень «богатая» тема, но она в большей степени касается противостояния между Россией и Западом. Белорусский президент вряд ли это понимает. Так что Москва пока подождет и посмотрит, чем закончится очередной поход А. Лукашенко на Запад.
Что ждет  А. Лукашенко от саммита в  Брюсселе?
    А. Лукашенко хочет получить от визита в бельгийскую столицу деньги, легитимизацию своего режима и возможность шантажировать Москву своим «прорывом» на Запад.
    Безусловно, белорусский президент, оглядываясь на РФ и помня о судьбе Виктора Януковича, постарается уйти даже от термина «ассоциация», подменяя его некими «Соглашениями» с Евросоюзом по строго ограниченным направлениям (сферам), но главный его интерес будет в получении долгосрочной кредитной линии из ЕС.  В итоге, хорошим результатом для Минска и ЕС был бы выход на подготовку базового соглашения, которое раскрывает отношения между Евросоюзом и РБ, делает их более прозрачными и теоретически позволяет не противопоставлять Минск  Москве по теме белорусско-европейских отношений. 
    Но здесь присутствует серьезная проблема. На самом деле третья попытка нормализации отношений между ЕС и Беларусью  базируется на противостоянии между РФ и Западом. Тут уже играет  политическая формула: чем хуже отношения между ЕС/США и Россией, тем более востребован А. Лукашенко. Исходя из этого, появление белорусского президента в Брюсселе – индикатор геополитического раскола Европы.
Зачем это все Европе?
    Ненависть к России, все более расширяющаяся подготовка к войне с Москвой слепит глаза европейской элите. Ради продвижения к России Брюссель, Берлин, Варшава и т.д., готовы обниматься с любыми, кто является их союзниками в борьбе с Россией. В 1938 году Запад сделал ставку на Гитлера…
 
А. Суздальцев, Москва, 19.11.2017

0


Вы здесь » ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ » В Беларуси » Что говорит из Москвы Андрей Суздальцев?