ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ

Объявление

ПЕРЕХОД НА САЙТ Fair Lawn Russian Club


Чтобы открывать новые темы и размещать сообщения, вам нужно зарегистрироваться! Это не отнимет у вас много времени, мы не требуем подтверждения по e-mail.
Но краткие комментарии можно оставлять и без регистрации! You are welcome!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ » В Беларуси » Что говорит из Москвы Андрей Суздальцев?


Что говорит из Москвы Андрей Суздальцев?

Сообщений 841 страница 844 из 844

841

"Белорусский Хельсинки". Обыкновенное предательство

-AA+A
Версия для печати
пн, 17/07/2017 - 00:04

Предавши один раз, предаст и второй (Иван Сергеевич Тургенев)

    Первые две недели июля в Беларуси прошли в международном формате. Пока остальной мир жил новостями из Гамбурга, где 7-8 июля прошел саммит «Большой двадцатки», официальный Минск принимал сессию Парламентской ассамблеи ОБСЕ, а следом и  VII Съезд белорусов мира. Естественно белорусские электронные СМИ главное внимание уделили ПА ОБСЕ, позиционируя сессию, в качестве «прорыва» на международной арене. О «Большой двадцатке»  вспоминали  исключительно в контексте столкновений  полиции Гамбурга с антиглобалистами. Однако, судя по косвенным признакам,  белорусское руководство очень быстро поняло, что любые, даже самые незначительные и символические  договоренности между В. Путиным и Д. Трампом, достигнутые на российско-американской встрече 7 июля, могут в среднесрочной перспективе нанести существенный ущерб по международным планам официального Минска, привыкшего, в свою очередь,  безнаказанно мародерничать на поле геополитического противостояния между Востоком и Западом. 

Угрозы и риски

    11 июля 2017 г. А. Лукашенко на специально организованном  в рамках летнего семинара белорусских дипломатов совещании по приоритетам внешней политики Беларуси подвел итоги международной деятельности республики за первое полугодие 2017 г.  Стоит сразу отметить, что несколько моментов в выступлении белорусского президента носят программный характер.

   Прежде всего, стоит обратить внимание на то, что после почти трех лет существования «Минского процесса» А. Лукашенко вдруг озаботился его эффективностью, призвав продолжить переговорный процесс на минской «переговорной площадке» более «эффективно» (https://news.tut.by/economics/550832.html).  Необходимо сразу отметить,  что вдруг обозначившаяся «озабоченность»  белорусского президента звучит несколько странно, так как с осени 2014 года ничто не мешало белорусскому МИДу или самому А. Лукашенко приступить к «углублению» и, конечно, «расширению» процесса, призванного остановить военный конфликт на юго-востоке Украины.   
    За последние 2-3 года автор этих строк неоднократно обращал внимание на то, что белорусское руководство в «минском процессе»  играет роль  отнюдь не модератора или генератора идей, а только отельеро или буфетчика. С учётом того, что за годы войны на Донбассе погибли более десяти тысяч человек и были разрушены десятки городов, поселков и деревень, то с полным основанием можно считать, что белорусское руководство, провозглашая себя «спонсором безопасности в регионе», на самом деле просто пиарится на крови гражданской войны…
    Беспокойство А. Лукашенко о том, что у него могут забрать присвоенные лавры «миротворца», высказанное  11 апреля, на самом деле связано с тем, что буквально за пару дней перед российско-американским саммитом, Д. Трамп назначил спецпредставителя США по Украине и согласовал на встрече в Гамбурге с В. Путиным отдельную коммуникацию между Вашингтоном и Москвой по проблеме урегулирования конфликта на Украине.  Понятно, что в этом раскладе роль и значение Минска в украинском урегулировании неуклонно рано или поздно превратится в фантом.   
    Естественно, далеко не факт, что новая  российско-американская переговорная «площадка» по проблеме украинского кризиса окажется более эффективной, чем «пара» Нуланд – Сурков  во времена предыдущей американской администрации.  Но одновременно  нет иллюзий в том, что реальный прямой канал между Вашингтоном и Москвой всё равно на порядок важнее, чем бесконечный обмен мнениями в рамках контактной группы между Киевом и ДНР/ЛНР на минской «площадке».

«Скрипач не нужен»
    Не стоит забывать еще один немаловажный повод для  эмоционального заявления А. Лукашенко.  Естественно, что белорусского президента обижает то, что  как к «Нормандской четвёрке», так и к параллельному американо-российскому каналу, не говоря уже об экспертном российско-украинском диалоге, белорусского  президента не только не допускают, но о нём и не вспоминают. Так что на самом деле, можно говорить не о международном успехе официального Минска на ниве миротворчества, а об очередном провале А. Лукашенко на международной арене.

Тянет на себя…
    Стоит напомнить, что в своё время, неплохо стартовав в качестве посредника между Москвой и Анкарой,  белорусский президент,  в итоге потерял доверие России и Турции. Все лавры миротворца достались Нурсултану Назарбаеву,  а не А. Лукашенко, публично целующему подарочный Коран.
    Между прочим, там же, в Астане при деятельной поддержке Казахстана начался процесс политического урегулирования в Сирии. Однако и здесь Минск оказался «за бортом»… Попутно стоит напомнить, что официальный Минск «поглядывал» и на Нагорно-Карабахский конфликт, но не удержался уже по финансовой причине: все-таки Баку более перспективен Беларуси в плане получения кредитов, чем бедный Ереван. Армяне, естественно, ничего не забыли и не забудут…
    В свою очередь и нам не стоит забывать декабрь 2014 года, когда в рамках «Нормандской четверки» возникло предложение передислоцировать «минский процесс» в ту же Астану. В те дни появился и словосочетание, объясняющее недовольство Москвы и Берлина: «Лукашенко тянет одеяло на себя». 
    Но обострение боевых действий на Донбассе в январе 2015 (в конце месяца образовался Дебальцевский котел), не оставило времени для смены переговорной «площадки». Однако  возможность получить роль перспективного переговорщика между Востоком и Западом А. Лукашенко потерял навсегда.

«Хельсинки – 2»
    А. Лукашенко вряд ли понял, что при любом международном и региональном раскладе он все равно остается «за бортом». С 2015 года  белорусский президент  буквально мечется в поисках вариантов «раскрутки» «минского процесса».  Идей было немало, но всё  они оказывались какими-то фантастическими, так как в любом случае подразумевали не просто сдачу позиций России, а открытый геополитический поворот на глазах Москвы.
    В 2017 году МИД, а затем уже и сам А. Лукашенко подняли на щит идею запуска нового Хельсинского процесса. Сейчас в белорусских СМИ уже появился и термин, связанный с данной инициативой – «Хельсинки-2». На каком-то этапе идея «перезапуска» хельсинского процесса получила поддержку белорусского президента и стала программой.
    Стоит обратить внимание, что в июле практически все публичные выступления А. Лукашенко по внешнеполитической тематике обязательно включали в себя  заявление о запуске «Хельсинки-2». В частности, 11 июля белорусский президент заявил, что «она (инициатива – А.С.) в первую очередь отражает нашу оценку и обеспокоенность негативными тенденциями развития региональных процессов» (https://news.tut.by/economics/550832.html)
    В тот же день о «Хельсинки-2» упомянул заместитель министра иностранных дел Республики Беларусь Олег Кравченко в рамках неформальной министерской встречи ОБСЕ в Мауэрбахе (Австрия). Любопытно то, что О. Кравченко использовал формулировку, созданную в недрах белорусского МИДа: «Новый Хельсинский процесс - широкий диалог в целях преодоления существующих противоречий во взаимоотношениях между государствами в Евро-Атлантике и Евразии, наведения мостов и построения подлинного сообщества безопасности». Цель, которую ставит перед собой официальный Минск, носит геополитический характер и вряд ли достижима  в современных условиях, но об этом ниже. Поражает другое… Обратите внимание, что ключевые слова: «диалог» и «мосты».   
    15 июля уже на VII Съезде белорусов мира о «Хельсинки-2»  говорил В. Макей, заверяя, что «Процесс урегулирования украинского кризиса показал, что мы способны выполнять такие сложные и ответственные задачи».  (https://www.sb.by/articles/minsk-gotov- … lsinki-...) В дальнейшем, можно ожидать, что белорусские власти будут использовать любые поводы, чтобы буквально «забить» медиа-пространство своей инициативой и приучить международную общественность к понятию «Хельсинки-2», увязанного с  Минском и А. Лукашенко.
    Стоит сразу отметить, что это весьма неблагодарная тактика, успех которой  весьма сомнителен, но тут возникает некое сомнение: а нужен ли Минску реальный «Хельсинки-2»? Может быть А. Лукашенко больше интересует бесконечный процесс «перезапуска»?       
   
Историческая справка

    Хельсинский заключительный Акт, подписанный 1 августа 1975 г. главами 35 стран в столице Финляндии стал важной вехой в истории не только Европы, но и мира. Акт знаменовал собой с одной стороны завершение период попыток взлома Ялтинско-Потсдамскую систему в Европе, характеризующихся целой  чередой кризисов в Берлине, Венгрии, Польше, Чехословакии и т.д., так как проходил на фоне бесславного для США окончания самого масштабного локального конфликта в послевоенный период – войны во Вьетнаме.

    В тот период в мире возникло понимание, что существует двухполюсный мир, подкрепленный военно-стратегическим паритетом. В этих условиях вопросы международной безопасности стали приоритетными для всех стран, обладающих ядерным оружием. Хельсинский заключительный акт был призван данный паритет закрепить, что вылилось в фиксирование сложивших в то время европейских границ, а также подтверждение условий Вестфальского мира 1648 г., т.е. уважение суверенитета, территориальной целостности, невмешательства во внутренние дела иностранных государств. В итоге, Хельсинский заключительный акт стал одним из основ продолжающего до сих пор формироваться международного права.

Прошло сорок лет

    Хельсинский процесс продержался недолго. Уже в конце 1980-х годов мир стал однополярным и всё, что было заложено в Хельсинском заключительном акте, посыпалось с поразительной скоростью. Произошел аншлюс ГДР (обошлись без даже формального референдума в субъекте международного права и члене ООН с 1973 г.), произошло разделение Чехословакии, было осуществлено массированное военное вмешательство в Югославию, без референдума была создана независимая Республика Косово, что создало прецедент.

    Следом и по примеру Косово в статусе полупризнанных республик оказались Абхазия и Южная Осетия и т.д. В 2014 году после референдума в состав России вернулся Крым…

    Вмешательства во внутренние дела независимых государств стали привычной и никого не удивляющей рутиной. Вторжение в Ливию в этом плане стало самым ярким примером столь быстро распространившейся практики.

    Понятно, что сейчас, с развитием БРИКС и в формате жесткого противостояния Запада и России однополюсный мир постепенно входит в стадию распада. Феномен Д. Трампа как раз и отражает реакцию части американской элиты на  тот уровень перенапряжения, в котором оказались США в годы Б. Обамы. Но в любом случае в роли основного или даже единственного ревизиониста однополюсного мира, открыто бросившего вызов Западу, оказалась Россия.

    Напряжение в российско-американских отношениях столь велико, что и Вашингтон и Москва практически лишены свободы маневра, хотя некоторые наивные украинские «эксперты» постоянно провозглашают варианты «сделок» между США и РФ: обмен Сирии на Украину, Крыма на Донбасс и прочий бред, призванный поддержать имидж Украины, как «центра» российско-западного противостояния. Понятно, что между Россией и США и без Украины хватает противоречий, часть из которых имеют вековую историю.

   В создавшихся условиях пока не может быть и речи о полноценном диалоге между Москвой и Вашингтоном, не говоря уже о неких фантастических «мостах». Дело в том, что любой диалог имеет смысл только тогда, когда стороны готовы к уступкам и компромиссам. Это возможно только в условиях паритета и двухполюсного мира.  К примеру, сделка в формате «обмена» Косова на Крым в рамках двухполюсного мира теоретически возможна, но не сейчас...

    Стоит напомнить, что российская сторона до последнего момента не подтверждала готовность В. Путина встречаться с Д. Трампом, оттягивая согласие на контакт до последней возможности. В итоге, познакомились, побеседовали, обсудили проблемы и пути их решения, но не более… Никто ни на кого не давил и даже не намекал на давление, так как нет смысла провоцировать ядерные державы.  Киев после Гамбурга до сих пор в депрессии…

    Но вернемся к «диалогу» и «мостам», т.е. опять к уступкам, которые и составляют основу диалога и получаемых в его результате компромиссов. Если представить, что США в чем-то уступают России, то можно сразу заказывать молебен о судьбе президента Трампа, которого «поднимет на вилы» Конгресс. Следом мир тут же войдет в многополюсное состояние. Так что антироссийский настрой американского истеблишмента можно понять. Они воюют за свой тяжко отвоеванный статус единственной супердержавы в мире и не пойдут ни на какие сделки и обмены с Россией, так как считают, что Запад имеет право на «Косово», а Россия на «Крым» не имеет.

    Со своей стороны и Россия не имеет возможности в чем-то уступить Западу, в том числе и США. Малейшие отступления от своего союзника в Сирии мгновенно скажутся на отношениях России с Ираном, Китаем и еще целым шлейфом если не союзников, то стран, которые ищут в России в той или иной степени  некую опору. Стоит напомнить, как буквально кинулось в Москву руководство Катара, столкнувшись с блокадой в собственном регионе. Даже Катар понимает и знает, что Россия союзников не сдает и не предает.

    Нет смысла говорить и о возвращении Крыма Украине, что равносильно сдаче под геноцид два миллиона не только русских, но и украинцев, поменявших украинские паспорта на российские.

    Такого рода примеров можно привести множества, но вывод в данном случае только один – ремейк Хельсинского заключительного акта в современных условиях продолжающегося распадаться однополюсного мира невозможен. Равноправные условия не созданы и стороны их отвергают. Система международных отношений, пребывая в хаотическом состоянии, меняется, но она еще далеко от баланса, что позволяют тем же США продолжать «ловить рыбу в мутной воде».     

    Так что белорусы, рассуждая о «диалоге» и «мостах», занимаются пустой демагогией.  Возможно, что они это делают неосознанно, желая «добра и мира». Но тогда надо признать, что в белорусском руководстве нет реальных и образованных международников, что сомнительно. Во всяком случае, даже как-то неловко писать о прописных истинах, знакомых любому выпускнику любого международного факультета.
    Но в ином формате, если белорусская сторона  высказывается за «Хельсинки-2» осознано и целенаправленно, то на самом деле Минск демонстрирует, что он  верит в то, что одна из сторон, ради нового Заключительно акта обязательно пойдет на уступки. Какая сторона пойдет на уступки? Понятно, что не США… Минск проталкивает «Хельсинки-2» за счет России.
    Иными словами, белорусское руководство, запустив «перезагрузку» хельсинского процесса, организовывает еще одну кампанию давления на Россию. Зачем это Минску?
    С одной стороны, А. Лукашенко и его окружение твердо уверены, что Россия все равно не выдержит противостояния с Западом и обязательно уступит. С другой стороны, запустив процесс «Хельсинки-2», который должен закончиться поражением России, Минск рассчитывает на новые бонусы и дивиденды со стороны Запада за «хорошо проведенную работу».
    Но есть еще одно подозрение и мы к нему вернемся немного ниже, пока переключившись на белорусского президента. Дело в том, что уже 11 июля А. Лукашенко поспешил подвести  уже «теоретическую основу» под «Хельсинки-2», предостерегая от выбора между Западом и Востоком, считая, что нужно «не сориться, не конфликтовать, а дружить со всеми».
Реплика
    Стоит отметить, что в данном случае мы сталкиваемся с еще одним важным программным заявлением белорусского президента. С одной стороны, говоря о том, что не может быть выбора между Западом и Востоком, А. Лукашенко ставит крест на Союзном государстве, ОДКБ и ЕАЭС, так как,  к примеру, именно участие Беларуси в СГ РБ и РФ, как в политической интеграции с Россией, и обеспечивает Минску статус «союзника» Москвы со всеми вытекающими для республики бонусами, дотациями и преференциями. Вообще-то, участие в Беларуси в Союзном государстве подразумевает, что Минск давно и окончательно  сделал геополитический выбор.
    Если, уже с другой стороны, Минск готов со всеми дружить, то пусть его и обеспечивают дешевыми энергоносителями, кредитами и рынками другие геополитические друзья с Юга и Запада. Иными словами, если говорить брутально, женщина, вышедшая замуж и живущая за счет мужа, но при этом продолжающая «дружить» с другими мужчинами,  очень быстро приобретает статус особы с «пониженной социальной ответственностью» и рано или поздно её публично спускают с лестницы.

Обыкновенное предательство
    То, что за призывом белорусского руководства к «людям доброй воли» скрывается традиционное предательство, проявилось практически мгновенно. 7 июля Парламентская ассамблея ОБСЕ на своём заседании приняла так называемую Минскую декларацию, где особое место было уделено украинскому кризису. Формулировки данной части декларации носят резкий антироссийский характер и включает следующие формулировки: «гибридная агрессия России против Украины на Донбассе», «временная оккупация Автономной Республики Крым и Севастополя Российской Федерацией», «спонсирование террористической деятельности в Украине…» и т.д.
    Белорусская официальная делегация, состоящая из депутатов белорусского парламента, своей большей частью проголосовала за Минскую декларацию (четверо из шести).  Безусловно, говорить о неожиданном «порыве» белорусских парлментариев не приходится, так перед нами пример продуманной спецоперации против России, утвержденной А. Лукашенко  и руководимой непосредственно В. Макеем. Более того, все шесть депутатов накануне голосования встречались с белорусским министром иностранных дел и были детально проинструктированы.  Разделение голосовавших по принципу 4 на 2 должно было создать иллюзию о «расколе мнений», чтобы смикшировать негативную реакцию Москвы.

    При этом стоит напомнить, что в нижней палате законодательного органа РБ нет ни одной зарегистрированной фракции, что могло бы как-то позволить говорить о некой «демократии» в рядах  белорусских депутатов. Учитывая структуру белорусского парламента,  придется признать, что  делегация, принявшая участие в работе ПА ОБСЕ и участвовавшая в голосовании, продемонстрировала консолидированное мнение белорусских властей: Россия – «агрессор» и «оккупант».  В данном случае, нет никаких иллюзий - именно так в реальности относится к Москве официальный Минск. 

Зачем это было сделано?

    Стратегические цели понятны: Минск демонстрирует Западу, что даже в условиях огромной финансово-ресурсной зависимости от России Беларусь способна на «самостоятельный» (пиши: антироссийский) внешнеполитический курс. А. Лукашенко не забыл, что зимой 2016-2017 Запад остался безучастным к отчаянному положению Минска, буквально «проваливающемуся» в российско-белорусский кризис.  Для примера стоит напомнить, что в конце марта Минск уже принялся истерить перед Москвой, рыдая, что завтра в белорусской столице будет украинский «майдан».  Любопытно, что судьба «прорвавшегося» в те «горячие» дни и ночи через украино-белорусскую границу «джипа с взрывчаткой» так и осталась нераскрытой.

    Попутно не стоит забывать, что голосование по Минской декларации совпало со встречей В. Путина с Д. Трампа. В Киеве и Минске истеблишмент был уверен, что президент США, безусловно, «продавит» президента России. Так что Минская декларация была бы для кое-кого очень к месту …

    В тактическом плане поддержка Минском Декларации ПА ОБСЕ создает совершенно особую обстановку назначенной встречи А. Лукашенко с П. Порошенко. У белорусского президента имеются большие надежды на Киев. Но об этом мы еще поговорим.

Последствия

    Понятно, что Минск будет с порога опровергать обвинения российской стороны в предательстве союзника, Союзного государства и по традиции «переводить стрелки» на Москву, напоминая, что Россия «не советовалась» с А. Лукашенко, решая вопросы с Сирией, Крымом и т.д. То есть Минск будет настаивать, что он имеет право «отомстить» союзнику (?). 

    Правда, в данном случае Минск не только не согласовывал с Москвой свою позицию по данной итоговой декларации, но даже не предупреждал, что «подставит» союзника. Между тем, необходимо напомнить, как говорится в формате «мухи отдельно – котлеты отдельно»,  одно дело не поддержать действия Москвы на международной арене, а другое дело открыто переметнуться на сторону врага, что и произошло на сессии ПА ОБСЕ.

    Понятно, что Минск будет утверждать, что Беларусь является суверенным и независимым государством и имеет право на любые решения на международной арене, хотя вряд ли в белорусском руководстве не понимают, что и Россия в этом случае имеет полное суверенное право перевести такого «союзника» на мировые цены и закрыть свои рынки для белорусских товаров. Не далее как полгода назад кто-то в Минске буквально голосил о «союзных обязательствах» России и дальше поддерживать Беларусь…

    Возникаследствияет вопрос: Ответит ли Москва на столь демонстративную провокацию со стороны Минска? Ответ, с  учетом российско-белорусского кризиса 2016 года, очевиден: белорусскому руководству уклониться от ответственности не получится и никакой безнаказанности не будет. Но не сразу… Москва спешить не будет. Вот приедет снова в столицу России тот же В. Семашко, а за ним А. Кобяков и т.д. 

    Естественно, не уйдут от ответа и те белорусские депутаты, которые заседая в Парламентском собрании Союза Беларуси и России, умудрилось голосовать за резолюцию, где Россия объявляется «агрессором» и «оккупантом». Понятно, что своими действиями данные «народные избранники» просто похоронили не только Парламентское собрание, славящееся своими богатыми и пьяными банкетами, но и само Союзное государство.   

    При этом очень забавно наблюдать как белорусские депутаты, понимая, что их «подставили» Лукашенко и Макей, начинают суетиться и юлить: 

http://www.rubaltic.ru/news/10072017-ga … i-v-obse/. Понятно, что и в этом случае уклониться от ответственности не получится, так на пресловутом инструктаже у В. Макея, как уже было отмечено выше, были все шесть представителей РБ в ПА ОБСЕ.   

    И последнее. Несмотря на то, что белорусская сторона, поддержав Минскую декларацию, нанесла тяжелый удар в «спину» России, Москва до последней возможности пыталась протолкнуть в руководство ОБСЕ известного белорусского дипломата Елену Купчину (https://news.tut.by/economics/550919.html). Иными словами,  российское руководство не отвечает предательством на предательство, а упрямо поддерживает так называемых  «союзников», которые со своей стороны ищут любую возможность, если сказать по-народному, «нагадить» Москве, где только возможно.

Итак
    В июле 2017 года белорусская внешняя политика сделала заметный шаг в сторону самостоятельного позиционирования на мировой арене. Это сложный процесс, по сути, означающий, что официальный Минск навязывает Евросоюзу и США своеобразный торг. В частности, поддержав в 2014 году правительство А. Турчинова и не признав возвращение Крыма в состав России, А. Лукашенко получил переговорную «площадку» по украинскому кризису. Отказав в 2015 году России в размещении базы ВКС РФ,  А. Лукашенко дождался от Запада фактического признания итогов президентских выборов и поддержки своего пятого президентского срока. 
    В этом плане стоит обратить внимание на мнение В. Макея, высказанное на VII Съезде белорусов мира, о том, что  темпы демократического развития Беларуси могут быть ускорены только в условиях доброжелательности зарубежных партнеров. Иными словами, если Запад желает развитие демократии в республике, то он должен идти на уступки А. Лукашенко.  Понятно, что здесь пахнет обычным шантажом, только если раньше белорусский президент регулярно шантажировал Запад политзаключенными, то сейчас в статус заложника введена вся республика. Как говорится, что и требовалось доказать и с чем можно от всей души поздравить Евросоюз. В общем, заигрались с А. Лукашенко…
    Но вот игра с «перезапуском Хельсинского процесса» имеет уже не западного адресата,  а скорее восточного.  Под эгидой «Хельсинки-2» белорусские власти надеются замаскировать процесс медленного, очень осторожного, но неуклонно развивающегося процесса ухода Беларуси на Запад.  Конечно, иногда А. Лукашенко трудно совладать с желанием досрочно воткнуть «нож в спину» союзника, как и получилось на ПА ОБСЕ,  но в целом Минск будет и дальше пакостить Москве исподтишка, опасаясь оказаться без возможности «харчеваться» за российский счет, уподобляясь Шарикову Полиграф Полиграфовичу из «Собачьего сердца» Михаила Булгакова.
А. Суздальцев, Москва, 16.07.2017

0

842

"женщина, вышедшая замуж и живущая за счет мужа, но при этом продолжающая «дружить» с другими мужчинами, очень быстро приобретает статус особы с «пониженной социальной ответственностью» и рано или поздно её публично спускают с лестницы."
Гость
пн, 17/07/2017 - 08:43
Комментарий № 370556

Он ей когда женился говорил, что бизнесмен и все у них будет... а потом оказалось, что бизнес его это сумки у женщин ночью воровать, да машины чистить.
Вот женщина и понимает, что скоро "бизнесмена" посадят, а жить, та дальше как-то надо

0

843

Список белорусских депутатов депутатов, проголосовавших "за" антироссийскую резолюцию:
Валерий Воронецкий, Ольга Попко и Болеслав Пирштук, а также сенатор Сергей Рахманов.
Против:сенатор Сергей Гайдукевич и депутат Андрей Рыбак.

Vita-Sibiria пишет:

Придет время-вспомним всех Рыбаков и Портновых. А оно обязательно придет, ятд.
Andrey
пн, 17/07/2017 - 10:36
Комментарий № 370586

Обязательно! http://postim.by/post/6765

0


Вы здесь » ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ » В Беларуси » Что говорит из Москвы Андрей Суздальцев?