ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ

Объявление

ПЕРЕХОД НА САЙТ Fair Lawn Russian Club


Чтобы открывать новые темы и размещать сообщения, вам нужно зарегистрироваться! Это не отнимет у вас много времени, мы не требуем подтверждения по e-mail.
Но краткие комментарии можно оставлять и без регистрации! You are welcome!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ » В Беларуси » Что говорит из Москвы Андрей Суздальцев?


Что говорит из Москвы Андрей Суздальцев?

Сообщений 811 страница 831 из 831

811

SapegaB
пн, 27/03/2017 - 18:51
Комментарий № 366419

Андрей Иванович, спасибо за статью!
Итак, народ на шествие не пришел. Дворцовая возня закончилась победой силовиков. При этом складывается впечатление, что люди просто со стороны (ТВ, интернет) смотрят на это шоу с известным исходом.

0

812

Гость
ср, 29/03/2017 - 10:34
Комментарий № 366507

Возвращаясь к большому Хапуну в Минске...[мнение обывателя].
1. АГЛ, боясь упустить власть, показал окружению и народу, кто хозяин в доме !?
2. Власть сама - арестами активистов - подталкивает Сопротивление к выдвижению новых лидеров...
3. Определился актив - 10-15 тысяч чел.,- которые не боятся репрессий. Большая часть из них молодёжь !?
4. Следующий этап - майские праздники...
5. По приказу рабочие места и зарплаты не создаются и не повышаются: экономические проблемы лишь усугубляются...
6. Очень многое зависит от России: будет ли она спасать союзника деньгами...
Два вывода:
- прогноз арабских оракулов о 24 годах правления АГЛ - с 1994 по 2018 гг. - становится всё реальнее и ближе...
- жэсточайший Хапун мирных людей "медным тазом" накрывает референдум о продлении президентского срока в РБ до 7 лет...
Что есть, то есть...)

0

813

Vita-Sibiria пишет:
Как-то так.

Гость пишет:
так вы за демократию или за подонков при исполнении? пора бы определиться.

Rosinski
ср, 29/03/2017 - 16:52
Комментарий № 366519

Так давно уже.
В своё время форумчанин Bublegum четко сформулировал:

«На самом деле, если Вольфа, Дарка и Ко перенести на российскую почву, то получатся очень милые сторонники Навального и прочей демократизации. Если на израильскую, то вполне кошерные сионисты с правым уклоном :)
А вот если большинство российских участников форума пересадить в почву белорусскую, то получатся обычные такие лукасеки».(с)
https://politoboz.com/content/strannye- … ent-162545

Уже после этого здесь на форуме урапатриоты напрямую успели высказаться и про «гнедого» Лукашенку, которому быть в российском стойле, и про него же недармоеда, просто берущего не по чину, про «самого вменяемого в РБ политика», и про то, что Россия не позволит скинуть Лукашенку и т.п. откровения. При этом постоянно называют участников форума из РБ лукаботами: что-то подсознательное-латентное прёт, логику таких их выводов-обвинений искать бесполезно, но наблюдать с изумлением и изучать – можно и интересно.

Реакция патриотов на прошедшие в выходные протесты людей, вышедших на улицы белорусских и российских городов – в копилку. «Природа выступлений», видите ли, другая.

А то, что и там и там много молодежи, что и там и там люди точно знали, чем грозит им участие в протестах, что и там и там люди вышли против лживой власти, что и там и там власти трусливо обделались, понагнав своры «космонавтов», устроивших истеричный хапун сотен людей во время протестов и накануне…

Ну дык, по-потриотски как будет: лука-путинские власти – молодцы, что никого не убили, протестующие – жалкие кучки корыстных отщепенцев, «беркут»… тьфуты… ОМОН "при исполнении" – защитники властей, вежливо и аккуратно таскающие людей по асфальту.

Запутинец = лукабот. ИМХО.

0

814

В последний час...

    Назначенная на 3 апреля в Санкт-Петербурге встреча президентов России и Белоруссии является своеобразной поворотной точкой   разгорающегося с 2015 года российско-белорусского кризиса. 

    Очередной кризис в отношениях между Москвой и Минском, уподобившись смерчу, постепенно вобрал  в себя все основные сферы взаимодействия двух союзных держав: от поставок в Белоруссию российских энергоносителей  до присутствия  на российском рынке белорусских продуктов питания. Не миновали кризисные явления и сферы военно-стратегического и военно-технического сотрудничества России и Белоруссии.  По этой причине апрельский саммит В. Путина и А. Лукашенко призван решить целый комплекс накопившихся проблем между соседними и  формально союзными странами и является долгожданным для белорусской стороны.

    Необходимо напомнить, что это первая встреча глав двух государств – учредителей Союзного государства Белоруссии и России с ноября 2016 г. и готовился саммит в очень непростых условиях быстрого наращивания претензий сторон друг к другу. 

    Текущий кризис в отношениях двух стран - учредителей Союзного государства,  начался   в январе 2016 года, когда Минск в одностороннем порядке и без какого-либо согласования с поставщиком изменил контракт с «Газпромом»,  уменьшив цену поставляемого в Белоруссию российского природного газа – с 132 долларов США за тыс. куб. м. до 73 долларов США за тыс. куб.м.,. С этого момента белорусский долг за  газ стал быстро нарастать, достигнув к апрелю 2017 г. сумму в 700 млн. долларов США.

    Начавшиеся год назад переговоры об урегулировании конфликта, очень быстро зашли в тупик. Белорусская сторона настаивала на новой формуле ценообразования на получаемый из России газ, подталкивая Москву к досрочному образованию единого рынка энергоносителей в рамках евразийской интеграции. Однако, стоит напомнить, что Россия в свое время анонсировала создание единого рынка  нефти и газа в рамках ЕАЭС только к 2025 году, справедливо опасаясь того, что досрочный  и неограниченный допуск того же Минска к российским энергоносителям  создаст, с одной стороны, исключительно привилегированные условия для Белоруссии - посредника по продаже российских нефти и газа на европейском рынке, а с другой стороны  приведет к колоссальным потерям российского бюджета.

    В свою очередь «Газпром» исходил из того, что в случае уступок со стороны России, белорусский «опыт» по одностороннему переформатированию в свою пользу уже заключенных соглашений,  имеет шанс быть  востребован в качестве прецедента  в других странах Центральной Европы – клиентах Газпрома. Исходя из данной позиции,  «Газпром» настаивает на возвращении Минска в договорные рамки, как на предварительном условии для начала полноценного и равноправного переговорного процесса.

    Однако для Минска  возвращение к условиям контракта по поставке газа  означает погашение белорусской стороной быстро увеличивающегося газового долга.  Между тем, до настоящего времени белорусское руководство  считает, что  республика ничего не должна Газпрому. Переговоры  стали бессмысленными и решение газовой проблемы было передано на уровень глав государств. В итоге, проблема цены на российский газ и выплата Белоруссией  газового долга станет основной темой переговоров В. Путина и А. Лукашенко в Санкт-Петербурге. Но газовыми проблемами повестка российско-белорусского саммита, естественно, не будет исчерпана.

    Ситуация в российско-белорусских отношениях была  усугублена тем, что еще летом прошлого года  параллельно с «газовым тупиком» стал разгораться нефтяной кризис.  Учитывая неуступчивость белорусской стороны на газовых переговорах  российское руководство сократило поставку белорусским нефтехимикам дешевой российской нефти, которую белорусская сторона имеет возможность закупать по внутрироссийским ценам.  Фактически, в рамках ЕАЭС Белоруссия смогла создать весьма солидный нефтяной офшор.

    Сокращение поставки российской нефти нанесло тяжелый удар по белорусской экономике. Стоит напомнить, что до настоящего времени  нефтепродукты  остаются основной статьей экспорта республики на рынок Евросоюза.  Попытки А. Лукашенко наладить поставки нефти из Азербайджана и Ирана  не привели к успеху, позволяющему утверждать, что Белоруссия нашла альтернативу российской нефти.

    Попутно в 2016 году обострились проблемы с поставкой на российский рынок  белорусских продуктов питания, качество которых неоднократно вызывало претензии со стороны Росссельхознадзора, что с одной стороны приводило к периодическим запретам отдельным белорусским мясным и молочным предприятиям поставлять  свою продукция в России, а с другой стороны активность Россельхознадзора в белорусском руководстве вызывает крайне болезненную реакцию.

    Своеобразным апофеозом  очередной «мясо-молочной войны» стало указание  А. Лукашенко арестовать главу Россельхознадзора  С. Данкверта (3 февраля 2017 г.). Данная проблема также ждет своего решения на уровне глав государств России и Белоруссии.

    В декабре 2016 года по причине систематического невыполнения условия кредитования  было приостановлено кредитование Белоруссии в рамках очередного кредита Евразийского фонда стабилизации и развития (2 млрд. долларов США). А. Лукашенко на встрече с В. Путиным бутен настаивать на продолжении финансирования белорусской экономики.   

    Настойчивость Минска объясняется тяжелым экономическим кризисом, который не первый год терзает белорусскую экономику и в определенной степени связан  с крайне консервативной и неэффективной экономической политикой администрации А. Лукашенко, привыкшего компенсировать экономическую слабость республики за счет России, спекулируя на союзническом статусе Белоруссии.

    Справедливости ради, стоит отметить, что начиная с 1995 года именно России несла все экономические, а иногда и политические издержки от российско-белорусской интеграции. К началу 2016 года  объем российской ресурсной, финансовой и иной поддержки, включая свободный доступ к российскому рынку, достиг 100 млрд. долларов США  за последние 20 лет, что, однако, только привело к росту претензий со стороны белорусского руководства.

    Так как Союзное государство Белоруссии и России является  единственным на постсоветском пространстве политическим интеграционным проектом, частично проблемы в отношениях России и Белоруссии можно было бы купировать союзническим статусом Республики Беларусь. Однако, к сожалению, на данном направлении Минску похвастаться нечем.

    Белоруссия не поддержала Россию во время грузино-югоосетинского конфликта, пообещала, так и не признала независимость Абхазии и Южной Осетии, но зато почти мгновенно признала правительство А. Турчинова на следующий день после переворота на майдане в Киеве.

    Минск уклонился от  признания вхождение Крыма в состав России, считая полуостров «украинской землей», поддержал  политически и материально АТО киевского режима в Донбассе.

    Не стоит забывать, что А Лукашенко фактически обнулил российские  продовольственные антисанкции в отношении Евросоюза, развернув масштабную контрабанду подсанкционными товарами на российском рынке. Заодно в декабре 2016 года белорусский президент отказался подписывать согласованный Таможенный кодекс, намекая на многомиллиардные компенсации…

     К сожалению, данный список «союзнических» действий можно продолжить, не забыв в него включить и скандально оформленный отказ в 2015 году от согласованного на всех уровнях плана размещения на территории Белоруссии базы российских ВКС. В ответ, в феврале 2016 года с Минска были сняты санкции Евросоюза.

    Данный «послужной» список Белоруссии резко сужает возможности А. Лукашенко как-то использовать свой формальный союзнический статус для того, чтобы вернуть уровень российских преференций и дотаций на привычный для белорусского правящего режима уровень.  Без сомнений, белорусский президент попытается использовать на встрече 3 апреля  в Санкт-Петербурге все свои небольшие резервы, чтобы и дальше «менять нефть и газ на поцелуи», уклоняясь от какой-либо компенсации России огромных расходов на поддержку белорусской государственности.

    Тем не менее, необходимо отметить, что А. Лукашенко уверен в особой востребованности Белоруссии в российской внешней и даже внутренней политике. Отсюда и определенная интрига  в подготовке апрельского саммита.

    Стоит напомнить, что в конце декабря 2016 г.  А. Лукашенко отказался прибыть на саммит Евразийского союза, который собрался без президента Белоруссии в Санкт-Петербурге. Уже в текущем году А. Лукашенко избрал в качестве ответа В. Путину, предложившего президенту Белоруссии  провести 9 февраля  Высший Госсовет Союзного государства в Москве, собственную пресс-конференцию, где отзывался о российском руководстве в крайне неприязненной, если не оскорбительной форме.

    Упрямство А. Лукашенко было связано с убежденностью, что рано или поздно Москва «созреет» и все  финансово-ресурсные аппетиты  Минска будут полностью удовлетворены, так как российское руководство в условиях сохраняющегося кризиса отношений с Западом не рискнет потерять «единственного союзника».

    Однако, столкнувшись в начале 7  марта в лице Д. Медведева с жесткой позицией Москвы, А. Лукашенко 9 марта сам потребовал срочно собрать Высший Госсовет для решения «накопившихся проблем».  Дело в том, что  премьер-министр России на заседании Евразийского экономического совета в Бишкеке охарактеризовал позицию Минска, как «шантаж» и напомнил, что в ЕАЭС «никто никого насильно не держит».  А. Лукашенко почувствовал, что время играет против него и дальнейшая демонстрация обид и политических эскапад в адрес российского руководства завела его в политическую изоляцию от России.  Между тем, потеря контакта с российским руководством,  в свою очередь,  может привести к серьёзным для А. Лукашенко проблемам в белорусском истеблишменте, где президенту  традиционно уготована роль главного «добытчика» российских преференций и дотаций.  На этом фоне встреча с В. Путиным  для А. Лукашенко приобрела поистине судьбоносный характер.

А. Суздальцев, Москва, 03.04.2017

0

815

Andrey
пн, 03/04/2017 - 21:57
Комментарий № 366875

В общем итоге. Что это было?
Это скорее перемирие. Безусловно Л. воспользовался моментом. России не до Беларуси.
Но в тоже время, это очень "холодное перемирие", скорее даже "заморозка конфликта",
Москва уступила там, где было возможно - обслуживание текущих долгов.
Если, как я понял, Л. будет отдавать газовый долг, то он провалил визит.

0

816

abram
пт, 07/04/2017 - 22:58

Состояние: Без премодерации
Не очень смешно. Ванга предсказывала, что мировая война начнется с Сирии. Не до смеха и ерничества. Эти рептилоиды (трамп и иже с ними) заряжены на уничтожение человечества. И кто им пел диферамбы (типа мозаичного) - это разрушитили. Печально сие. Это только начало. :-(((((((

0

817

Саммит на крови


Тот человек мне гадок,
В ком мысли гнусные, язык же льстив и гладок.

Уильям Шекспир

«Чудо»

    3 апреля  В. Путин, подводя итоги российско-белорусской встречи в Санкт-Петербурге, отметил: «На сегодняшний день спорных вопросов (между Москвой и Минском – А.С.) не осталось», что, однако, как-то не обрадовало белорусскую делегацию, которая сидела с таким видом, словно они не на  совместной пресс-конференции президентов России и Беларуси, а на поминках. Между тем, всего несколько часов назад, перед самым  началом саммита, от хозяев не ускользнуло то, как просветлели лица гостей и как оживился А. Лукашенко, когда стало известно о теракте в метро северной столицы России.

    Стоит напомнить, что последние недели белорусский президент, окруженный гадалками и прорицателями, буквально бредил неким «чудом», которое должно произойти и решить все проблемы, столь тяжко навалившиеся на А. Лукашенко. Теракт, ответственность за который, между прочим, до настоящего момента ни одна из террористических организаций на себя не взяла, неожиданно открыл перед белорусской делегацией перспективу решить свои проблемы с российским руководством «под шумок» взрыва и рек крови в вагоне метрополитена.  В принципе, А. Лукашенко это и не скрывал…

Реплика

    Культ спасительного «чуда», которое обязательно должно произойти и спасти полностью обанкротившегося монарха или диктатора (демократически выбранный лидер имеет возможность уйти в отставку) всегда присутствовал в мистической обстановке, которая традиционно формируется вокруг «пожизненных» властителей, истерично цепляющихся за трон или президентское кресло.

    Во всемирной истории классическим примером «чуда» считается смерть в разгар Семилетней войны (1756-1763 г.) российской императрицы Елизаветы Петровны (1761 г.),  что спасло от краха короля Пруссии Фридриха II, полностью разгромленного российскими войсками.

    Именно на «чудо 1761 года» в последние месяцы Второй мировой войны рассчитывал А. Гитлер и когда ему 12 апреля 1945 г. сообщили о смерти президента США Франклина Рузвельта, то ликовал весь бункера фюрера немецкого народа. Однако,  уход с мировой сцены одного из основателей Антигитлеровской коалиции ничем не помог Третьему рейху.


Мародеры

    Забегая вперед, необходимо отметить, что  А. Лукашенко из трагедии в Санкт-Петербурге никаких выгод на встрече с В. Путиным все-таки  не извлек, хотя он тут же, еще до того, как стороны сели друг перед другом, заявил, что на фоне задачи обеспечения безопасности, существующие  проблемы между двумя государствами просто «меркнут»...

    Надо отметить, что в данном случае А. Лукашенко явно переиграл, хотя действительно, переговоры начались с обсуждения проблем, обострившихся после теракта, но это были монологи президентов, не требующие каких-либо решений. Тем более, всем было понятно, что Минск, открывший границу для граждан 80-ти стран, включая тех, где  подготовка террористов-смертников поставлена на поток, чем-то реально помочь борьбе с терроризмом  не может и, как всегда, ограничится пафосными заявлениями, которыми и так переполнены до настоящего момента белорусские официальные СМИ. Но об этом ниже…

    Другое дело, что А. Лукашенко на переговорах явно попытался поиграть на трагедии в метро по традиционному белорусскому методу «ну что вам жалко?» или «да бросьте, вот у вас война, а вы про какие-то газовые долги!». Это переговорное мародерство в стиле деревенского быта, когда горит хата, и хозяева таскают воду, а тем временем воры выводят с конюшни лошадей, буквально бросилось в глаза, но не удивило хозяев встречи. Российское руководство давно раскусило сущность белорусского президента.

    Стоит напомнить еще один пример такого рода мародерства, который имел прямое отношение к состоявшемуся 3 апреля российско-белорусскому саммиту. Речь идет о «газовом тупике» 2016-2017 годов,  который   начался в январе 2016 года - в самый пик противостояния России и Запада.  Минск в одностороннем порядке установил собственную цену на поставляемый в республику газ.

    Это был настоящий «удар в спину» России,  так как белорусский МИД убедил А. Лукашенко, что у России в отношениях с ЕС и США  идет эскалация, можно сказать «пожар», и Москва молча проглотит белорусское газовое «кидалово».  Правда, очень быстро обнаружилось, что В. Макей большой фантазер

    В принципе, не скрывалось, что у Минска  под «шумок» надвигающейся  геополитической катастрофы появляется  возможность  «разжиться»  у Москвы деньжатами. Это к утверждению А. Лукашенко о том, что «ляжем под натовские танки»…

    Российско-белорусский  газовый кризис 2016-2017 годов –  пример типичного и традиционного мародерства официального Минска на фоне геополитического «сражения» на мировой арене, которое не первый год в одиночку ведет сосед-союзник.

Мистика

    В то же время нельзя не признаться, что за  больше чем два  десятилетия ежедневного  пристального наблюдения деятельности А. Лукашенко, автора этих строк иногда посещала  страшно греховная мысль, что у белорусского лидера заключен  контракт со Смертью, что конечно, глупо и наивно, но все-таки такая «тема» гуляет среди белорусского народа.

    Дело в том, что еще на заре своего президентства за А. Лукашенко был замечен «хвост несчастья».  Если, к примеру, белорусский президент появлялся на футбольном матче, то проигрыш белорусского клуба зачастую был обеспечен. Традициями стало то, что авариями завершались посещения главы белорусского государства предприятий и строек. В последние годы это стало системой – после отъезда президентского кортежа что-то обязательно падает - рушится, горит - взрывается, рубит-давит. Беда надвигается, словно черный туман…   

    Но наибольшей степени  «смертельная» взаимосвязь обнаружилась на политическом поле.  В последние дни на фоне теракта в Санкт-Петербурге на белорусских Интернет-форумах отмечают, что прошедшие с демонстративными нарушениями президентские выборы 9 сентября 2001 года практически совпали с террористической атакой Международный торговый центр в Нью-Йорке 11сентября.

    Вспоминают также и референдум 2004 г. об отмене заложенного в Конституции ограничения на количество переизбраний на пост президента РБ, который поразительным образом  совпал с терактом в Беслане, унесшим 314 жизней, включая 186 детских.

    Отмечают в белорусском Интернете и то, что экономический кризис 2011 года в Беларуси, спровоцированный белорусскими властями и  грозивший режиму самыми негативными последствиями, был смикширован терактом в Минском метро. После этой страшной трагедии А. Лукашенко получил экономическую помощь от Москвы, что позволила стабилизировать политико-экономическую ситуацию в республике…

    Встреча в Санкт-Петербурге началась практически сразу после получения информации о взрыве в метро, и сразу спровоцировало целую волну буквально мистических комментариев… 

    Признаться, что все эти сравнения ужасают и у некоторых не очень образованных людей создают впечатление, что  Смерть за  А. Лукашенко буквально крадется и там, где он появляется, она незримо стоит за его спиной, а иногда, подмигивая, даже заглядывает через президентское плечо. Некоторые, особо мистифицированные,  уверяют, что  это видели своими глазами…

    Нет нужды объяснять, что мистика Смерти, которая сгущается вокруг политического и, что особенно опасно, человеческого образа А. Лукашенко, имеет кумулятивный политический эффект и способно рано или поздно нанести белорусскому политическому режиму неотразимый удар.

    Но, к сожалению, сами белорусские власти  тоже склонны к мистификациям и политическим спектаклям, что полностью подрывает доверие, как к белорусским властям, так и к самому А. Лукашенко.

    Не стоит забывать, что перед встречей в Санкт-Петербурге белорусские спецслужбы попытались разыграть бездарный спектакль с «белорусским майданом» (25 марта 2017 г.), подменив этой фальшивкой с участием «попов Гапонов» из оппозиции,  реальный социальный протест белорусского народа. Однако информация о том, что  А. Лукашенко «победил майдан» была проигнорирована российским руководством и на встрече 3 апреля и упоминалась только белорусской стороной.

    Впрочем, о поставках в Беларусь азербайджанской и иранской нефти на саммите тоже не вспоминали…


Итоги саммита

    Необходимо отметить, что 3 апреля 2017 года в Санкт-- Петербурге состоялся не Высший ГосСовет, на проведении которого настаивал А. Лукашенко еще с 9 марта, а только рабочая встреча, призванная «расчистить дорогу» для успешного проведения 13-14 апреля в столице Киргизстана встречи глав государств Евразийского экономического союза. Понятно, что вероятное повторное отсутствие одного из учредителей ЕАЭС на евразийском саммите (А. Лукашенко проигнорировал предыдущий саммит в Санкт-Петербурге 21 декабря 2016 г.) означал бы кризис интеграционного проекта. По этой причине в Стрельне обсудили только самые «горячие темы». И так:

    - А. Лукашенко наконец-то  принял предлагаемую Москвой уже больше года схему урегулирования «газового тупика»: Минск попросил десять дней (до 13 апреля – первого дня евразийского саммита в Бишкеке)  на выплату газового долга в 720-725 млн. долларов США (сумма уточняется). Только после получения долга на счета Газпрома, Россия начнет поставку нефти в формате 24 млн. тонн на весь 2017 г., но только 18 млн. тонн уйдет на белорусские НПЗ, остальные 6 млн. тонн будут растаможены в Беларуси, что позволит Минску несколько скомпенсировать расходы на газ. Между прочим, это все те пресловутые 6 млн. тонн нефти, которые Беларусь вроде как тратит на собственные нужды. По деньгам этот маневр позволит Беларуси вернуться в 2015 год – в рамки газового контракта, на чем и настаивала российское руководство весь 2016 год;

    - Россия вернется к скидке на газ для Беларуси через год – в 2018 году, и скидка будет распространяться только на два года – 2018 и 2019 годы. Однако о размерах скидки ничего не известно;

    - Подтверждено то, что единый рынок энергоносителей будет только в 2025 году, что, между прочим,  весь 2016 год буквально выводило из себя белорусское руководство, которое активно лоббировало «равенство» субъектов хозяйствования, естественно, на российском рынке, где как раз и покупаются газ и нефть.  Забавно то, что белорусские СМИ сейчас говорят о едином рынке энергоносителей в 2025 году, как о победе А. Лукашенко в Санкт-Петербурге;

    - Россия рефинансирует задолженность Беларуси за 2017 год по обслуживанию ранее выданных российских кредитов (около 800 млн. долларов США). Фактически этот ещё один белорусский долг в переоформленном статусе «переезжает» в 2018 год, но не списывается, на чем очень настаивал Минск, припоминая Москве списание долгов Кубе, Монголии и т.д. Между тем, это реальная уступка Москвы, которая, впрочем, не ставит перед собой задачу вгонять Беларусь в дефолт, так как у Минска действительно нет денег на выплату процентов по кредитам;

    - А. Лукашенко, который непосредственно заинтересован в снятии санкций Россельхознадзора с целого ряда белорусских перерабатывающих предприятий, гарантировал безопасность российских инспекторов, которым надлежит прибыть в Беларусь.  Сейчас у российской стороны появилась надежда, что представителей Россельхознадзора  не возьмут в Беларуси в заложники по примеру властей Сомали, и они  смогут приехать на данные предприятия и проверить исполнение предписаний. В данном случае необходимо отметить, что официальные белорусские СМИ гарантии А. Лукашенко трактуют, как эпическую  победу над Россельхознадзором, который «сдался» и пришлет своих специалистов в Беларусь, то есть договоренность сознательно переворачивают с ног на голову. Именно Минск заинтересован в допуске своей пищевой продукции на российский рынок, а не Москва, которая,  надо признаться, отнюдь  не голодает без белорусского молока и мяса;

    - вопрос о контрабанде европейских подсанкционных товаров на российский рынок на встрече обсуждался косвенно: из-за крайне болезненной реакции белорусского президента по поводу бизнеса «семьи». 6 апреля А. Лукашенко вернулся к данной теме уже в интервью телекомпании «Мир», где очень эмоционально свалил всю ответственность за белорусскую контрабанду на неких «российских бандитов», но как всегда, что характерно для белорусской стороны, не объяснил почему вся европейская контрабанда снабжена белорусской государственной документацией. Можно открыть любую фуру на трассе под Смоленском и обнаружить белорусские государственные сертификаты на белорусские оливки, киви, спелые томаты (в апреле) и т.д.  Так что данная проблема в российско-белорусских отношениях не решена;

    - тема о задержанных траншах была только озвучена, но тоже не решена. Остальные вопросы уже обсуждалось в свободном порядке, включая  военные учения «Запад-2017»… Тема российской авиабазы на переговорах не поднималась.

    В итоге, никаких «живых» денег А. Лукашенко из Санкт-Петербурга не привез. Более того, чтобы все достигнутые договоренности заработали, Минск должен сделать шаг первым и отдать  Газпрому 0,7 млрд. долларов США. Иными словами, российское руководство продемонстрировало, что  А. Лукашенко не верит и требует от белорусского президента «предоплату».

    Именно об этом почти сразу после окончания саммита заявил вице-премьер российского правительства Аркадий Дворкович: «Будут скорректированы некоторые межправительственные документы, касающиеся взаимоотношений в сфере газа и нефти. После их парафирования белорусская сторона вернет недоплаченную сумму (выделено мною – А.С.) "Газпрому", то есть "Беларусьтрансгазу" - "дочке" "Газпрома", и мы восстановим поставки нефти в объеме 24 млн тонн… Восстановление поставок нефти начнется уже более или менее синхронно с выплатой недоплаченной суммы в $726 млн, более $720 млн, давайте так. Это позволит нашим белорусским партнерам получить определенные выгоды" (http://tass.ru/ekonomika/4149785). Фактически Москва напомнила Минску, что работать с Россией честно и в рамках заключенных контрактов выгоднее, чем заниматься жульничеством и «кидаловом». 

Снова 2015 год    

    Как уже отмечалось выше, результатом  российско-белорусской встречи  должна стать  стабилизация  экономических связей между странами, составной частью которых является  пока сохраняющееся дотирование Беларуси со стороны России. Но тут необходимо напомнить, что в основе «газового тупика» как раз лежало обнаружившаяся во второй половине  2015 году крайняя неудовлетворенность белорусским руководством достигнутым уровнем российской экономической помощи Минску.

    Когда в октябре 2015 года А. Лукашенко в провокационной форме («знать ничего не знаю») отказался от уже подготовленного российско-белорусского соглашения о размещении под Бобруйском российской авиабазы, он навсегда потерял «союзные рычаги» давления на Москву и пошел на уже неоднократно здесь упоминаемый  «газовый тупик».  3 апреля 2017 года Минск заставили вернуться в ситуацию 2015 года. Два года А. Лукашенко похоронил, пытаясь  «продавить Москву»,  попутно вогнав республику в тяжелый политико-экономический кризис.

    Понятно, что уровень 2015 года Минск в 2017 году не устроит.

«Исчезающий» долг

    А. Лукашенко вернулся из Санкт-Петербурга вечером 3 апреля в почти невменяемом состоянии, что сразу отразилось на реакции официального Минска на итоги встречи в Санкт-Петербурга.  Прежде всего, было необходимо успокоить своих олигархов, номенклатуру и политический класс, а затем и население.

    Во-первых, была поставлена задача создать в республике иллюзию, что А. Лукашенко  провел  встречу с В. Путиным «как всегда» и добился полного успеха, т.е. фактически «поставил Москву на место», чем подтвердил свою незаменимую роль президента Беларуси;

    Во-вторых, была поставлена задача «утопить» тему газового долга, так как сам факт выплаты долга Газпрому однозначно демонстрирует реальный и очень неприглядный облик белорусской стороны. На самом деле, вопрос о возвращении белорусского газового долга является основным критерием результативности саммита в Санкт-Петербурге. 

    С мгновенно развернувшейся в белорусских официальных СМИ эйфории по поводу «успеха» А. Лукашенко в диалоге с «родным братом» В. Путиным все более-менее понятно. Действительно, а что можно было ждать от «СБ» или БелТВ? Неужели правды? Нет, конечно… Но вот с газовым долгом буквально за пару дней произошли поразительные эволюции.

    В этом плане любопытно полистать официальный орган белорусских властей – газету «Беларусь сегодня». Вот  утром 4 апреля газета ссылается на приводимое выше интервью А. Дворковича: «Он (А. Дворкович – А.С.) объявил, что определенные межправительственные документы по нефти и газу скорректируют. После их парафирования Беларусь доплатит «Газпрому» необходимую сумму. Тогда поставки нефти в объеме 24 млн тонн восстановят».(https://www.sb.by/articles/dvorkovich-r … obeme.html). В данном случае, невольно возникает вопрос о некой «необходимой сумме», которую Беларусь «доплатит» Газпрому.  Так попытались замаскировать газовый долг.

    Но вот уже день 4 апреля акценты меняются: «…теперь все вопросы будут улажены в максимально короткие сроки, а российская нефть потечет на наши НПЗ в прежних объемах. Причем произойдет это уже в нынешнем месяце. По словам заместителя Премьер–министра России Аркадия Дворковича, поставки российской нефти в Беларусь будут восстановлены в объеме 24 млн тонн» (https://www.sb.by/articles/slagaemye-druzhby.html)  О газовом долге уже ни слова. Даже в формате «необходимой суммы»…

    Примерно в том же ключе говорится и 6 апреля: «Российский вице-премьер Аркадий Дворкович, также участвовавший в переговорах, заверил журналистов, что в максимально короткие сроки полностью возобновится поставка российской нефти на белорусские НПЗ» (https://www.sb.by/articles/soyuz-v-krepkikh-rukakh.html). О том, что Минску предварительно необходимо рассчитаться с Газпромом, о чем в первую очередь как раз и говорил А. Дворкович,  «забыли» окончательно.  В том же формате долговой «забывчивости» были составлены и все новостные выпуски белорусского телевидения, где радость от очередной «победки» над Москвой била фейерверком.

Ироничное отступление

    К 6 апреля  медийный эффект благодаря слаженной работе всех официальных СМИ был уже достигнут: у населения  возникло стойкое представление, что российское руководство, увидев перед собой А. Лукашенко, тут же, оцепенев от ужаса и восторга, отдала ему буквально всё: деньги, нефть, газ, города, армию, ядерное оружие, порты, месторождения, Кремль, а в итоге упало в ноги с воплем: «Володей нами, Григорьевич, словно холопами…». Данкверта, понятно, привезут в Минск в цепях и утопят в пастеризованном польском молоке на Октябрьской площади...   

Заставь дурака Богу молиться…

    Автор этих строк, конечно, может иронизировать сколько захочет, но придется признать, что  за три дня после саммита в белорусском медиа-пространстве было создано ощущение, что Москва пошла на беспрецедентные уступки  Минску.

    Однако, побочным  эффектом от навязанного обществу «успеха А. Лукашенко в Санкт-Петербурге  стало то, что невольно породил определенные сомнения в белорусском обществе, где заговорили о том, что власти скрывают от них ответные уступки со стороны уже Минска. Сомнения настоящей волной  пронеслись по  белорусским форумам и закрепились в социальных сетях.

    Этот момент очень важен, так как страна за последние четверть века все-таки изменилась, а вот президент остался в той стадии, когда он вышел на политическое поле – время горбачевской перестройки.  Между тем, народ уже вышел из стадии советского иждивенчества и стал задавать  неприятные вопросы: «Откуда такая российская щедрость и что в ответ может предложить Беларусь?», а также интересоваться, куда ушли больше 100 млрд. долларов поддержки со стороны России и откуда в окружении А. Лукашенко столько миллионеров, что даже Украина может позавидовать.   

    Если раньше подобного рода сомнения купировались  раздуваемым белорусскими СМИ авторитетом  А. Лукашенко, как непревзойденного и всегда успешного переговорщика с Москвой, то сейчас, после рекордного по продолжительности  российско-белорусского кризиса (2015-2017 г.), имидж А. Лукашенко, якобы  ногой открывающего дверь в Кремль, оказался подорванным.  Так что, «за чей счет банкет?». 

    В этом плане проще было с оппозицией, которая тут же затянула традиционную похоронную  песню о белорусском суверенитете и российской авиабазе.

Опять кровь…

    Надо отдать должное А. Лукашенко, который каким-то «шестым чувством» уловил, что «дураки» из СМИ опять «перестарались».  Вот тут снова понадобился теракт и море крови на перроне метростанции в Санкт-Петербурге. 6 апреля А. Лукашенко возвращается к универсальной формуле безопасности: «Что такое споры по нефти, по газу и прочее, когда неожиданно у тебя под носом происходит террористический акт, и гибнут люди, которых мы должны защитить?» (https://www.sb.by/articles/lukashenko-c … ogda-ry...). В таком формате мифические «уступки» Москвы выглядят едва ли не татарской данью «хану» из Дроздов.

    В общем, если гибель 14 жителей Санкт-Петербурга не помогла А. Лукашенко в переговорах с В. Путиным, то очень «подсобила» уже на белорусском политическом поле. Но, справедливости ради, надо сказать, что бесконечные  ссылки белорусских властей на вопросы безопасности тоже не прошли даром, так как в белорусском обществе появился просто убийственный вопрос: « А если бы теракта в Санкт-Петербурге не было, то Беларусь не получила бы  от России уступок?».  В общем, со стороны всё это смотрится, как  фестиваль вранья…

    Ситуация стала совсем комичной, когда 6 апреля в рамках уже не раз опоминавшегося интервью телекомпании «Мир» А. Лукашенко сорвался и от очень мажорного  формата оценки российской-белорусских отношений почти мгновенно перешел на стиль  пресс-конференции 3 февраля. Все стало на свои места.

Итак,

    Так что же это было? 3 апреля 2017 года на саммите в Санкт-Петербурге В. Путин только слегка «подморозил»    российско-белорусский конфликт. Стороны вошли в стадию недолговечного и крайне противоречивого перемирия, судьба которого сейчас целиком в руках А. Лукашенко. Если белорусский президент выплатит накопившийся газовый долг к четвергу следующей недели, то он выиграет 2017 год. Страна будет жить, но не богато. Средняя заработная плата сможет подползти к заветной сумме в 500 долларов. 

    Автор  с полным основанием утверждает, что деньги для выплаты газового долга у белорусских властей имеются. Они накапливались  с января 2016 года и не тратились. Надо отметить, что за два десятка лет А. Лукашенко постепенно научился  относиться к государственным финансам относительно бережно…

    Однако, если  вся информационная кампания белорусских СМИ по замалчиванию того факта, что А. Лукашенко 3 апреля не только признал газовый долг, но и обязался его выплатить в течение 10 дней -- спланирована именно для того, чтобы обеспечить А. Лукашенко возможность уклониться от исполнения взятых на себя обязательств, то  нас ждет второй этап российско-белорусского кризиса…


А. Суздальцев, Москва, 09.04.2017

0

818

Восточные мы
вс, 09/04/2017 - 09:12
Комментарий № 367125

Статья как всегда интересная. Интерес представляет кулуарные движения сторон. Согласен с автором в том, что доверия к Лукашенко нет. Самое странное для него , что доверия нет у белорусов, тех на кого он опирался. Думаю что Лукашенко заплатит, выхода у него нет абсолютно. Ориентир на Европу вызывает недовольство у простых белорусов, так можно остаться президентом без страны. Куда интереснее а дальше то что??? Подписание таможенного кодекса даже не обсуждается, без него РБ страна гасторбайтеров. По выступлению Лукашенко по приезду из РФ я понял что Путин сделал предложение по реанимации проекта Союзник Государство. И предложил создать общую валюту и парламент? Интересно у АИ спросить про это.

Andrey

На переговорах говорилось о судьбе СГ, но как-то неясно и туманно. В принципе, это традиционная тема на российско-белорусских саммитах, но все понимают, что невозможно создать реальное Союзное государство со страной, где человек правит пожизненно и готовит передачу власти по наследству. То что Л. вспомнил о СГ 6 апреля объясняется тем, что он исступленно ищет аргументацию и рычаги давления на Москву. Он очень хочет вернуться в статус интегратора, так как ему очень нужны интеграционные "авансы".

Юрий Бондаренко пишет:
Только трусы платят кредиты. Лукашенко, думаю, не заплатит.

vtnsk пишет:
Тем хуже для него. Было бы неплохо в ответ выйти из проекта "Союзного государства", оставив его там один на один с самим собой. И все "банкеты" там отныне будут проходить полностью за его счет...

Andrey
вс, 09/04/2017 - 15:22
Комментарий № 367156

Союзное государство используется Л. в качестве кормушки

Andrey пишет:
Интересно, а где и когда российское руководство провозглашало воссоздание империи или СССР? Публично...


vik7

вс, 09/04/2017 - 19:47
Комментарий № 367179

Когда? Ну, ничего себе… А, что такое тогда по-вашему СНГ, СГ, «Русский мир», «Новороссия» и прочие ЕвроАЗСы, если не попытка воссоздания империи «добра»?

Гость
вс, 09/04/2017 - 21:51
Комментарий № 367193

Россия выделит Беларуси кредит на сумму около 1 млрд долларов "на хороших условиях"

Читать полностью:  https://news.tut.by/economics/538787.html
Абрам всегда прав :(

abram
вс, 09/04/2017 - 22:29
Комментарий № 367201

https://news.tut.by/economics/538787.html
А кто в этом сомневался? Ставленика НИКОГДА НЕ БРОСЯТ. Весь этот Ваш прогноз - коту под хвост. Пропала Беларусь. Навсегда. Печально. :-(((((
Без ложной скромности - я остался здесь один вангатель, который предвидит на десять лет вперед. И это печально.

0

819

abram пишет:
Без ложной скромности - я остался здесь один вангатель, который предвидит на десять лет вперед. И это печально.

Andrey
пн, 10/04/2017 - 16:03

Абрам, я не исключаю, что сейчас, когда ситуация вокруг России реально резко обострилась, Минск действительно вырвал миллиард по принципу"Да отстаньте, подавитесь, не до вас, вымогатели!", ну мародерство чистой воды, но все-таки хотелось бы информации с российской стороны.

Гость
пн, 10/04/2017 - 17:11
Комментарий № 367236

Путину главное заманить "хвост собаки" на ближайший саммит ЕАЭС. Без лукашенки "ТВ-картинка" не смотрится.
Под флагом (зелено-красным) должен стоять соответствующий божок. Так что оплаты (726 млн. долларов США) от лукашенки не будет точно до 13 апреля и если нефть в РБ не потечет рекой, то лукашенка скажется больным или занятым (например на посевной) и на саммит не явится.

0

820

Итоги

«О! Тепленькая пошла…»  (к/ф «Ирония судьбы или С легким паром»)

    13-14 апреля 2017  белорусские официальные СМИ охватила очередная и, видимо, заранее спланированная  медийная эйфория под лозунгом «Россия увеличивает объем поставки нефти в Беларусь».  В конце завершившейся недели информационные сообщения с такой «шапкой» в белорусском информационном пространстве  кочевали из порталов и сайтов в газеты, из газет в электронные СМИ и наоборот.  Но при этом ни один из белорусских официозов  даже не заикнулся о том, что 13 апреля  во второй половине дня  Москва, наконец, увидела  на счетах Газпрома переведенные из Минска  726,2 млн. долларов США.  Нет смысла скрывать, что с утра в российской столице преобладало мнение, что А. Лукашенко, как всегда, обманет, воспользовавшись резким обострением отношений России с Вашингтоном. Но деньги все-таки пришли, но как-то тайно, максимально незаметно для белорусской общественности.

    В частности, в часто нами цитируемом информационном рупоре АП РБ 14 апреля 2017 г.  заявлено, что   «Подписаны индикативный баланс на поставку в нашу страну 24 млн. тонн нефти в 2017 году, а также график прокачки «черного золота» на второй квартал нынешнего года….13 апреля Беларусь и Россия подписали пакет из четырех документов, касающийся поставок энергоносителей. В частности, подписан протокол о внесении изменений в соглашение 2011 года между правительствами двух стран о порядке формирования тарифов при поставке природного газа в Беларусь и его транспортировке по белорусским газопроводам…» (https://www.sb.by/articles/rossiya-uvel … larus.html). И ни слова о том, что белорусское руководство признало долг за поставленный в 2016 – начале 2017 года российский природный газ и, наконец, погасило эту задолжность.  Между тем, это принципиально важно, учитывая, что совсем недавно, как сам президент РБ, так и представители белорусского экспертного бомонда били себя в грудь и утверждали, что «ничего Беларусь России не должна».


Конец авансовой политики

    Важнейшим и главным  итогом российско-белорусского саммита в Санкт-Петербурге  от 3 апреля 2017 года стал впервые официально зафиксированный  новый этап российско-белорусских отношений, который можно охарактеризовать как «переход от авансов к предоплате».

    Необходимо напомнить, что до 2017 года  Минск решал свои проблемы в Москве в формате «нефть в обмен на поцелуи», т.е. по традиции в ходе переговоров А. Лукашенко соглашался со всеми предложениями  российских партнеров, клялся в верности союзу с Россией и бесконечно обещал практически всё, что мог и не мог. Но при этом белорусский президент обязательно  настаивал  на предварительных и осязаемых «авансах», убеждая Москву, что, иначе, мол,  «белорусский народ не поймет», что потом не мешало белорусскому руководству заниматься откровенным саботажем всех заключенных соглашений и договоренностей.

    Тем не менее, прикрытая союзной риторикой  формула по выкачиванию ресурсов из России, конечно  не без проблем и сбоев, но все-таки действовала почти два десятка лет. Однако с осени 2015 года  «союзная парадигма» не прошла «тест» российской авиационной базы, что тут же обнаружилось  в конце года на переговорах об изменении цены на поставляемый в РБ российский природный газ. В частности, 16 декабря 2015 года  В. Семашко, направляясь на переговоры в Москву,  уверено заявлял: «Мы полагаем, есть все основания говорить о том, что с 1 января (2016 г. – А.С.) должна существенно снизиться цена на газ». (http://www.rosbalt.ru/world/2015/12/16/1472322.html).

    Сейчас, через 16 месяцев уже  хорошо известно, во что вылилась такая уверенность  – сначала «газовый тупик», следом пришел тяжелый  российско-белорусский кризис…

    3 апреля 2017 г. А. Лукашенко пришлось соглашаться на то, что ему придется пойти на «предоплату» - возвратить долг, а только потом возобновится поставка нефти на белорусские НПЗ.  Иными словами, отношения между странами вошли в новый формат:  Россия не верит словам белорусского  президента и требует предварительных шагов от белорусской стороны…


Москва не уступила

    Проблема в том, что многолетняя привычка к безнаказанности в отношениях с Москвой («все сходит с рук»), помноженная на твердую убежденность в моральном и интеллектуальном превосходстве над российской элитой («все равно обманем») в сочетании с какой-то поразительной верой в миф о поддержке «батьки» со стороны «простого русского народа» создало в белорусском руководстве  уверенность в том, что Москва «проглотит» любые односторонние действия Минска и обязательно пойдет на уступки. Исходя из этого, вторым важнейшим итогом  «газового тупика» явилось то, что А. Лукашенко  в Санкт-Петербурге буквально вынудили  вернуться в договорную систему, что, видимо, его особенно раздражает.  Москва не уступила.


Самоубийство

     Третьим итогом российско-белорусского кризиса можно считать то, что, ввязавшись в невиданное ранее по остроте и продолжительности  противостояние с Москвой,  А. Лукашенко нанес невосполнимый ущерб  собственной власти, запустив целый ряд косвенных, но от этого не менее разрушительных  процессов, которые, в итоге, «уронили» его  рейтинг до уровня  15-17% .  Поразительно, но белорусские экспертно-аналитические круги, работающие на власть, не учли комплексный характер влияния российско-белорусских отношений на белорусскую экономику, политико-социальную обстановку в Беларуси и на белорусскую внешнюю политику.

    Во-первых, в ходе кризиса с Россией, оказавшего стимулирующее  влияние на общий системный кризис белорусской экономики, включающий в себя неотвратимые и необратимые в современной белорусской политической системе процессы деиндустриализации,  технологической деградации, дефицита инвестиций, постепенной утраты внешних рынков, «утечки мозгов» и квалифицированной рабочей силы и постоянного  балансирования на грани технического дефолта  произошла скачкообразная радикализация  настроений населения.

    В неуклонно ухудшающихся социально-экономических условиях в сознании широких народных масс сложилось четкое понимание того, что  А. Лукашенко «выдохся» и надежд на качественное улучшение жизни при его власти нет. Начавшаяся в феврале 2017 года волна протестов в белорусских городах будет то расти, то понижаться, но, видимо, она станет постоянным «фоном»  на протяжении всего процесса распада белорусского политического режима. Данный процесс, почти не поддающийся влиянию со стороны властей, будет  символизировать  с одной стороны исчерпание А. Лукашенко «кредита доверия» у населения республики, а с другой стороны, потерю чувства страха у широких народных масс.


Провал на Западе

    Во-вторых, жесткий характер российско-белорусского кризиса оказал разрушительное влияние на старательно выстраиваемый белорусским МИДом процесс «нормализации» отношений Минска с Евросоюзом и США.  «Нормализация», как не раз заявлял А. Лукашенко, должна была обеспечить белорусскую экономику западными кредитами, инвестициями и новейшими технологиями.  Иными словами, белорусское руководство надеялось воспользоваться западными ресурсами, как до этого оно двадцать лет использовала Россию в качестве ресурсной базы, чтобы «подлатать» примитивную и архаичную  авторитарную политическую систему, заодно легализовав  пожизненный президентский статус А. Лукашенко в преддверии шестого президентского срока.

    Тщательно  продумывая «геополитический поворот»  на  Запад, белорусские аналитики   ориентировались, как им казалось,  на вечные «истины» - бесконечное противостояние России с Вашингтоном и Европой,  что, если опираться на историю взаимоотношений России с западными соседями  за последние пятьсот лет, имело основания. Но с другой стороны,  не стоит забывать  опыт Украины, которая строит свою новую государственность на платформе «вечного» конфликта с Россией, что, однако, не привело к росту благосостояния украинского народа и стабилизации политического режима.


Две роковые ошибки

    На самом деле в Киеве была совершены две роковые ошибки, которые, как ни странно, в Минске не были до конца проанализированы. С одной стороны, идеологи Евромайдана почему-то были уверены в исключительной важности и востребованности Украины современной Россией – «если Москва потеряет Украину, то Россия распадется/развалится/войдет в хаос и т.д.».  Исходя из данной формулы,  украинский проевропейский истеблишмент был уверен, что Украина «уйдет» в Европу, сохраняя контроль над транзитом  российских энергоносителей и расширяя своё присутствие на российском рынке. Все это вылилось в новую формулу: «Дрейф Украины в Европу оплатит Россия».

    Однако в России считали на других «калькуляторах», хорошо представляя последствия взятого Киевом после февраля 2014 года  курса, приведшего к тому, что уже «Украина  потеряла Россию» и, видимо, навсегда.  Следствием этого уже противоположного процесса стало то, что Украина сама стала буквально крошиться и это процесс до сих пор не остановлен.

    С другой стороны, втягиваясь в войну на Донбассе, Киев неустанно и настойчиво  стал готовить республику и её вооруженные силы к неизбежной, как им казалось, вооруженной схватке Запада с Москвой.  В этом случае ВСУ должны были стать «передовым отрядом», своего рода новым вермахтом XXI века, триумфально марширующим при поддержке НАТО  до Тихого океана, чтобы, наконец, «уничтожить империю».

    Понятно, что  в Киеве были уверены, что Запад не поскупится на  финансирование столь отмобилизованного и рвущегося в бой «союзника». Это была ошибка…

    Однако до настоящего времени украинские  Интернет-ресурсы заполнены «аналитическими» материалами, рассказывающими о слабости российских вооруженных сил, предстоящем развале России и готовности ВСУ к параду победителей на Красной площади у стен Кремля.  Вероятно, украинское по происхождению, образованию и опыту службы  командование белорусской армии находится в той парадигме…

    Но тут Киев нарвался на проблему: Запад не собирается воевать с Россией. Он готов ослабить Россию, лишить её «союзников» и сфер влияния, загнать её в северо-восточный угол Евразии, но воевать с ней он не будет.  Украинская жертвенность не нужна.  В итоге, «раскочегаренный» вихрь агрессии вернулся на украинское политическое поле, превратившись в подземный неугасимый пожар, вырываясь смертоносным вихрем гражданской войны на том же Донбассе.

Белорусские «хитрости»

    Вряд ли в Минске не видели провалы Киева, но истолковали их исходя из собственных представлений и, конечно, заблуждений. В частности, если Киев, учитывая «ценностный формат» взаимоотношений с Евросоюзом, хотя бы декларировал  готовность к демократическим преобразованиям, то в белорусские власти, делая ставку на противостояние Запада с Россией, считали, что ради усиления давления на Москву, Европа и США смирятся с авторитаризмом в Беларуси («Уже не Лукашенко является последним диктатором Европы...»).  Минску надо только активно торговаться и выгоднее продаться…

    Но главная идея была в том, чтобы, учитывая ошибки  Киева, совершить геополитический поворот, не теряя российскую финансовую и ресурсную поддержку. Как это сделать? Для этого необходимо было закрепить за Минском роль универсального и незаменимого посредника между Западом и «изолированной» Россией. За Минским процессом  должны были последовать другие и более масштабные «процессы» на минской «переговорной площадке».  Однако, как оказалось, Россию изолировать невозможно…

    Кроме того, Минск, только приступив к подготовке инфраструктуры «геополитического поворота» (были заморожены санкции, Запад благосклонно отнесся к выборам 2015 и  2016 годов, белорусское присутствие на всех переговорных форматах Европы стало привычным),  как  А. Лукашенко тут же ввязался в кризис с Россией, сопровождающийся истеричной антироссийской кампанией широкого спектра тематики и аргументации.  На глазах оторопевшего Запада стала появляться новая Украина, которую необходимо кормить и поить, причем, желательно сытно…

    В итоге с осени 2016 года контакты Минска с Западом сконцентрировались только на польском направлении. Кредит МВФ остается в «подвешенном» состоянии, посольство США так и не заработала в полном составе, об инвестициях из ЕС пока только много говорится.

     Минск, конечно, поспешил, чем и провалил западное направление. В данном случае, как не изворачивается В. Макей, как ни говорит А. Лукашенко о президенте США в формате едва ли не собутыльника («Дональд») и как не кланяются белорусские государственные персоны Варшаве, вернуть отношения с Западом в стадию сентября – октября 2015 года не получается.  Беларусь без российских ресурсов Западу/Евросоюзу не нужна…

    Кто или что спровоцировало фальстарт?

Поспешили?

    Минску нужны деньги. Финансовый голод подрубает всё развесистое «дерево» белорусского авторитаризма. Именно по этой причине белорусские власти с одной стороны, живут от кредита до кредита, а с другой стороны, от одного обещания повышения средней заработной платы до другого.  Внутренние ресурсы исчерпаны. Именно поэтому так настойчиво боролся белорусский МИД в 2015 году за кредит МВФ. Когда к началу 2016 года стало ясно, что Б. Обама денег не даст, то в Минске решили «поджать» Россию, которая, мол, смирится и белорусское самоуправство с ценой за газ проглотит. В январе 2016 года Беларусь вступила в «газовый тупик»… Дальше все покатилось по известной колее. 

Четвертый итог

    Четвертым итогом завершившегося российско-белорусского кризиса 2016-2017 годов  можно считать то, что Беларусь исчерпала возможный для ней объем российской финансовой и ресурсной поддержки.

    В нефтегазовой сфере Беларусь вернулась на уровень 2015 года с небольшими плюсами и минусами (растаможка 6 млн. тонн нефти в Беларуси/ вероятное новое снижение мировых цен на нефть).

Рефинансирование белорусских финансовых обязательств перед российским Минфином в 2017 году и выделение кредита в 1 млрд. долларов США, чтобы поддержать белорусскую финансовую систему фактически исчерпывает российскую поддержку, так как переговоры о скидке на газ в 2018-2019 годах пока не начинались.  Но стоит напомнить, что задолжность  РБ перед РФ продолжает нарастать.          Фактически белорусский дефолт находится в руках Кремля.

Надежды на «чудо»

    Москва предоставила Минску возможность мечтать о едином рынке энергоносителей  ЕАЭС к 2025 году, хотя  понятно, что к моменту снятия последних ограничений на данном рынке  политико-экономическая ситуация в отношениях между  Россией и Беларусью будет кардинально отличаться от нынешней.

    Не стоит забывать и то, что Минск решительно не устраивает достигнутый к 2015 году российской поддержки.  Приходится признать, что российско-белорусские кризисы  будут следовать один за другим, символизируя постепенный, но неуклонный процесс освобождения с республики  от российской финансово-ресурсной поддержки – основы существования режима А. Лукашенко.

    Учитывая, что А. Лукашенко не готов к каким-либо радикальным реформам, справедливо опасаясь потерять в этом случае  власть, то белорусскому президенту остается уповать только на очередное «чудо», способное одним махом решить все неуклонно нарастающие проблемы  республики и спасти его власть.

    К примеру, нет нужды объяснять, какое ликование началось в ближайшем окружении белорусского президента 7 апреля, когда пришла информация о ракетном ударе США против сирийского аэродрома  Шайрат.  А. Лукашенко до последнего ждал развития конфликта, но визит в Москву госсекретаря США (12 апреля), продемонстрировал, что конфликт в Сирии отходит на второй план на фоне обострения ситуации вокруг КНДР.

    Можно сказать, что  итоги пресс-конференции  Рекса Тиллерсона и Сергея Лаврова  оказались последним фактором, заставившим  А. Лукашенко подписать указание о погашении газового долга. Но с другой стороны, оплата газового долга открыло А. Лукашенко доступ на саммит ЕАЭС в Бишкеке 14 апреля. Билет на столицу Киргизии обошелся в семь сотен миллионов долларов…   Так и живет…

    А. Лукашенко начинает напоминать хитрого паучка, который упорно развешивает свою слабенькую и местами порванную охотничью «союзную» сеть, надеясь, что рано или поздно случайная «муха» утолит его непомерный аппетит.


А. Суздальцев, Москва, 15.04.2017

0

821

Саммит мифов

Реальная политика – бесконечная лента мифов (азбука политолога)

    26 апреля 2017 г. по предложению  Киева состоялась встреча президента Республики Беларусь Александра Лукашенко и президента Украины Петра Порошенко, которая, по понятным причинам  только отчасти касалась   31-й годовщины катастрофы в Чернобыле. На самом деле в повестке переговоров лидеров двух соседних стран оказался целый  ряд весьма чувствительных вопросов, связанных с проблемами, с которыми сталкивается Киев и Минск  в контексте  сложившейся к лету 2017 года  обстановки в Восточной Европе, а также в отношениях с Европой и США.

    Главными внешними факторами  для региона в конце апреля можно было бы считать завершение  «паузы» в формировании политики администрации Д. Трампа в отношении украинского кризиса и России, наращивание сил НАТО в Эстонии, Латвии и Литве, а также постепенное вхождение России в предвыборную кампанию 2018 года.

    Президентские выборы  в РФ, в свою очередь, по мнению правящих группировок в Беларуси и на Украине,  имеют судьбоносное значение для существующих в этих странах политических режимов.

Главная тема: Москва

    Обсуждение современной  политики Москвы и потенциала  В. Путина на фоне  неминуемого, как уверены в Киеве и Минске,  российско-американского конфликта стала важнейшей, если не основной темой встречи двух президентов.

    В рамках обсуждения «московской темы»,  президенты Украины и Беларуси не обошли столь любимую для них тему скорого и неминуемого, как им кажется,  «банкротства» Москвы, «свержения Владимира Путина» и  «распада России».  Естественно, П. Порошенко хотел получить от А. Лукашенко информацию, подтверждающую выводы многочисленных   киевских «экспертных» групп, не первый год едва ли не по часам расписывающих коллапс РФ. 

    Информационная составляющая стала основной на украинско-белорусской встрече и  подтвердила уже сложившееся у экспертного сообщества России мнение о том, что между Минском и Киевом сформирована вполне эффективная система политических консультаций и обмена военно-стратегической и оперативной информацией.

    С другой стороны, стоит напомнить, что белорусское руководство, в силу  своих развитых связей с Москвой, включая  постоянные  и налаженные контакты белорусских министерств и государственных структур с федеральными ведомствами, наличие на территории России развитой сети дипломатических и торговых представительств, а также аппарата Союзного государства,  союзных СМИ и т.д.,   обладает уникальными возможностями по сбору в России актуальной политико-экономической и военной информации. 

    Учитывая то, что современное украинского государство  с 2014 года позиционирует себя  в качестве непримиримого и практически вечного противника России,  информация о российском президенте и политической «погоде»  в Москве, которой располагает А. Лукашенко, всего три недели назад встречавшийся с В. Путиным в Санкт-Петербурге, представляла   особый интерес для президента Украины.

    П. Порошенко, в свою очередь, как всегда, мог бы использовать полученную от белорусского президента информацию  для обоснования  увеличения финансовой и военно-технической поддержки Киеву со стороны США и НАТО.

Вторая тема: Трамп

    Стоит отметить, что информационный обмен по российской проблематике  был взаимным. 26 апреля президент Украины, опираясь на состоявшиеся неоднократные контакты с новой администрацией  Белого Дома (два телефонного разговора с Д. Трампом, встреча  П. Порошенко с вице-президентом США,  ряд телефонных разговоров с госсекретарем  США Рексом Тиллерсом),  смог  обнадежить белорусского президента в том, что при новой хозяине  Белого Домом Украина  сохранит поддержку США в её противостоянии с Москвой.

    Но в данном случае приходится признать, что уверения П. Порошенко  прозвучали в на встрече с А. Лукашенко  все-таки пока чрезвычайно оптимистичны, что находит подтверждение в  украинской аналитике: «более скептическая по отношению к России политика новой администрации (США – А.С.) не делает эту администрацию автоматически проукраинской» (http://www.eurointegration.com.ua/rus/a … 6/7065042/).  Тем более, что Д. Трамп до настоящего момента  не встречался с П. Порошенко, что заставляет Киев нервничать и постоянно обращаться за поддержкой к своим лоббистам в Конгрессе США. 

Минский процесс

    Тем не менее, сохранение  и пролонгация в конце июня 2017 года западных санкций против России (здесь приоритет за ЕС) обеспечивает А. Лукашенко  возможность и далее  позиционировать Минск в качестве  «переговорной площадки» в рамках так называемого  «минского процесса».  Другое дело, что сам П. Порошенко и весь украинский истеблишмент неоднократно  заявляли о бессмысленности минских договоренностей, перекладывая ответственность за их выполнение на Российскую Федерацию, что, между тем, в свою очередь, вызывает настороженность в Вашингтоне.

    Однако в Киеве учитывали, что у белорусского руководства отношение к минскому процессу практически сакральное. 26 апреля П. Порошенко на совместной с А. Лукашенко пресс-конференции   подчеркнул, что именно в Минске были разработаны соглашения, ставшие основой принципов урегулирования конфликта на востоке Украины: «На сегодняшний день они являются безальтернативным планом мира и стабильности в Украине» (https://www.sb.by/articles/poroshenko-m … raine.html). В данном случае, прямо из «рук»  президента Украины  А. Лукашенко мог бы принять лавры регионального  миротворца, если бы не один важный нюанс – белорусский президент, как и белорусское руководство не имеет никакого отношения к «разработке соглашения», обеспечивая на февральской 2015 года встрече в Минске «переговорную площадку» и кофе.  Основной вклад в формирование минского процесса внес В. Путин, продиктовавший «дорожную карту»... Но А. Лукашенко, естественно, об этом «забыл»…   

Украинский миф

    Стоит напомнить, что присвоение  чужих  достижений  является традиционной практикой официального Минска и белорусского агитпропа, мастерки и регулярно порождающих  пропагандистские мифы. Киев в этом плане нисколько не уступает Минску. 

    Использование, в частности,  «прибалтийского синдрома» во внешней политике современного украинского государства означает навязывание Западу твердой уверенности в неотвратимости  агрессии России против Украины, что в свою очередь не исключает, а как раз стимулирует провоцирование Москвы.

    Широко известны примеры с  учениями ПВО ВСУ, которые преднамеренно проводятся непосредственно у российских границ.  Не стоит забывать и то, что Россия на Украине официально объявлена «агрессором». В этом смысле перспектива  «прорыва» российской армии к Киеву через белорусское Полесье в украинском истеблишменте считается вполне реальной, что позволяет создавать у Запада мнение об Украине, как «жертве» агрессии со стороны России.

    Навязывание мифа о белорусском «плацдарме» Европе и США, подразумевает то, что Москва должна в непрерывном формате оправдываться и клясться в отсутствии у неё планов использования территории Беларуси для вторжения на Украину.  Однако в России данные фантазии украинского руководства относят к проявлениям традиционной русофобии и серьезно не воспринимают.

    Тем не менее, в рамках теории использования Россией «белорусского плацдарма  роль и значимость  А. Лукашенко для украинского истеблишмента становится почти  сакральной. В этом формате отказ белорусского президента, к примеру, разместить под Бобруйском российскую авиабазу (2015 г.), в Киеве  рассматривается как пример  подвига белорусского президента во имя «спасения» Украины.

    Понятно, что в формате «жертвенности» Минска в пользу Украины и «противостояния» А. Лукашенко  «давлению Москвы»,  образ белорусского президента на Западе приобретает столь ему нужный благожелательный имидж в самом широком спектре:  от «заложника» Москвы до упорного «борца» за белорусский суверенитет. В принципе, именно в данном спектре трактует политику А. Лукашенко в переговорном процессе с Западом и белорусский МИД, а также белорусская националистическая оппозиция.

    Так что заявление  А. Лукашенко, сделанное им по итогам переговоров с П. Порошенко не вызывает удивление: «Петр Алексеевич и весь украинский народ знает нашу позицию в этом отношении: мир, мир и только мир. Украинцы никогда не были для белорусов чужими людьми. Нравится кому-то, или не нравится, в Украине, а может быть и в Беларуси, благо, что почти нет таких у нас, но мы родные люди. Мы всегда жили вместе, особенно на этой территории. Кто нас может разделить? Никто» (https://news.tut.by/economics/540928.html).  Интересно, и кто же так настойчиво разделяет белорусов и украинцев?

    Договорил за А. Лукашенко уже  П. Порошенко: «Для нас важно, и я уверен в этом, чтобы украинско-белорусская граница была, есть и всегда будет границей дружбы, границей добрососедства, границей нашего надежного партнерства, подчеркиваю, границей мира. И никто никогда Украину и Беларусь не поссорит. Я подчеркиваю, получил твердое заверение от президента Беларуси. Никто никогда не сможет втянуть Беларусь в войну против Украины. Этого не допустит миролюбивый народ Беларуси и достопочтенный президент Александр Лукашенко» (там же).   

    Учитывая тот факт, что вряд ли можно ожидать  вторжения  на Украину  с севера  эстонских  танковых армад или  финской пехоты на оленьих упряжках, то приходится признать то, что белорусский президент  дал гарантии не пропустить через свою территорию российскую армию, если ей потребуется «коридор» на Киев. 

    Эти гарантии Минска, естественно, не останутся незамеченным на Западе, на что и рассчитывал А. Лукашенко, третий год ожидающий кредита МВФ. Правда, не стоит забывать, что в настоящее время белорусский президент надеется на обещанный  3 апреля в Санкт-Петербурге  кредит в 1 млрд. долларов от той самой России, чья армия,  судя по риторике белорусского и украинского президентов, буквально рвется к «белорусскому плацдарму», чтобы нанести удар по Украине.

    Тем не менее, для того, чтобы миф об ударе со стороны России  вышел из статуса больных  фантазий, Киеву и Минску необходима самая малость – концентрация на территории Беларуси группировки российской армии.


Учения «Запад – 2017»

    Тема проведения масштабных  российско-белорусских учений в августе текущего года была органически вплетена в канву переговоров между А. Лукашенко и П. Порошенко.  Через пару дней после встречи с президентом Беларуси  П. Порошенко заявил: «Я получил от главы белорусского государства твердые заверения, что запланированные российско-белорусские стратегические учения "Запад-2017" возле украинской границы не превратятся в подготовку РФ плацдарма для вторжения в Украину с белорусской территории» (https://lenta.ru/news/2017/04/28/poroshenko_lukashenko/).       Стоит напомнить, что уже не первый месяц в НАТО, странах Прибалтики, Польше и Украине нарастает  информационная волна в отношении летних учений группировки Союзного государства.  Солидный вклад в антироссийскую кампанию внесли и белорусские «эксперты»,  разжигая страсти вокруг мифических «вагонов», фрахтуемых для перевозки российских  войск.

Зимой 2016-2017 года А. Лукашенко, почему-то считая, что для России проведение данных маневров является едва ли не национальной идеей, планировал использовать  договоренность об учениях «Запад-2017» в качестве разменной монеты на переговорах о цене за российский газ.

    В данном случае удивляет не антироссийская истерика с косвенной  поддержкой Минска, к которой в Москве уже привыкли, а то, как А. Лукашенко свободно принимает решения в отношении совместного мероприятия, не заботясь о том, чтобы хотя бы проинформировать Москву. Между прочим, 20 марта 2017 г. белорусский президент без какого-либо согласования с Россией пригласил на «Запад-2017» наблюдателей из НАТО:  «Я требую от всех вас, чтобы это мероприятие на территории нашей страны было прозрачным и все мероприятия были доступны не только для наших друзей по ОДКБ, ЕАЭС, СНГ, но и для представителей Североатлантического блока – НАТО» (https://vz.ru/news/2017/3/20/862664.html).  Стоит напомнить, что НАТО не приглашает на свои маневры наблюдателей из России…

    К сожалению, А. Лукашенко зачастую ведёт себя так, словно именно он, а не В. Путин, является президентом России.  Между тем, именно Россия является спонсором учений «Запад-2017»,  её группировка на планируемых маневрах является основной, а Минск, исподтишка подталкивая западную пропагандистскую  войну против учений, активно использует  данное запланированное российско-белорусское военное мероприятие для создания мифа о своём определяющем влиянии в Союзном государстве. Может быть, Москве учения вообще отменить?   

Белорусский миф

    В свою очередь не является тайной то, что А. Лукашенко,  как на внутреннем политическом поле, так и в отношении России активно использует фактор Украины.

    Негативные  последствия украинского кризиса, включая последствия майдана – силовой захват власти, гражданская война, беженцы, резкое падение жизненного уровня населения Украины, широко используются белорусской пропагандой для запугивания населения и сыграли свою позитивную для  А. Лукашенко роль в белорусских президентских выборах 2015 года.

    В тоже время, пытаясь создать у России представление о том, что Беларусь «противостоит»  попыткам украинских  радикалов повторить в Минске киевский майдан, А. Лукашенко настаивает на все новых и новых российских преференциях и дотациях, включая и модернизацию белорусской армии.

    В марте 2017 года, когда нерешенность нефтегазовых  проблем с Россией стала угрожать Беларуси перспективой дефолта,  тема мифического экспорта с Украины технологии майдана приобрела  характер государственной политики, на «оживление» которой были брошены буквально все силы правящего режима: от спецслужб и СМИ до проправительственных «экспертов».

    Своеобразным апофеозом данной политики белорусских властей стали две недели перед 25 марта 2017 года. С украинской стороны на белорусскую сторону через белорусско-украинскую границу  стали прорывать некие загруженные оружием и взрывчаткой джипы (сейчас о них белорусские официальные СМИ благополучно забыли), поползли слухи о ветеранах АТО, готовых к атакам на белорусскую власть. Белорусские пропагандисты буквально взывали в российском эфире о готовящейся агрессии со стороны Украины…

    В итоге, подготовка А. Лукашенко к визиту в Санкт-Петербург приобрела столь антиукраинский характер, что 23 марта президент Украины позвонил А. Лукашенко… Белорусский президент успокоил коллегу из Киева.

    После 3 апреля необходимость в мифе об украинской агрессии против Беларуси отпала.

    Понятно, что 26 апреля президенты Украины и Беларуси, как опытные игроки в мифы, только подмигивали друг другу, так как прекрасно понимали, что Минск мистифицирует Москву Киевом. В свою очередь Киев позиционирует себя в качестве «жертвы» российской «агрессии», которая, мол, в любой момент может начаться прямо от предместий  белорусского Гомеля, то есть мистифицирует Запад.  Весь этот украинско-белорусский «клубок»  мифов исключительно важен  в свете подготовки встречи П. Порошенко с Д. Трампом, в успех которой свой посильный вклад вносит и А. Лукашенко. 

Граница

    Саммит 26 апреля  подтвердил тезис о том, что  белорусско-украинская граница становится важнейшим элементом огромного комплекса геополитических, политических и экономических процессов, резко поменявшего ситуацию на постсоветском пространстве и в Восточной Европе и которого принято обозначать, как  «украинский кризис».

    Граница не только позволяет Минску и Киеву раздувать мифы о «вторжении» с севера и юга, но и решать массу проблем, с которыми сталкиваются страны – соседки.

    Прежде всего, Украине и Беларуси нужны деньги. По итогам саммита П. Порошенко заявил: «Мы договорились завершить в ближайшее время процесс демаркации наших государственных границ, который, к сожалению, не проводился в последние годы, что станет дополнительным фактором усиления безопасности двух стран»( https://www.sb.by/articles/poroshenko-d … remya.html).  Понятно, что на демаркацию, а следом и на усиление границы потребуются деньги. Киев будет просить их у НАТО, Минск – у России.  Сколько денег в реальности дойдет до пограничной полосы, одному Богу известно, но главное то, что и по этому вопросу П. Порошенко и  А. Лукашенко «договорились».


«Тропа Лукашенко»

    Но укрепление  белорусско-украинской границы вовсе не исключает функционирование «тропы Лукашенко» - любезно предоставляемая белорусскими властями возможность гражданам Украины, которым по тем или иным причинам нежелательно проходить пограничный контроль на российско-украинской границе,  проникать на территорию России через Беларусь.

    Однако,  президентам  Беларуси и Украины пришлось обсудить  препятствия, которые перекрыли пресловутую «тропу». Россия с лета 2016 года стала активно укреплять российско-белорусскую границу, оставив её открытой только для граждан России и Беларуси. Появившимися словно из-под земли российскими пограничниками очень быстро был введен поголовный  паспортный контроль.

    Стоит напомнить истеричную реакцию А. Лукашенко и белорусского МИДа зимой 2016-2017 года в ответ на  укрепление Россией собственной границы.  Белорусское руководство  обвиняло Москву в нарушении союзных соглашений, хотя никаких проблем для граждан Беларуси появление на границе паспортного  контроля не создало.  Проблемы возникли у граждан Украины, которым очень не хотелось, чтобы российские пограничники нашли их в списках карателей АТО, сотрудников СБУ, активистов националистических организаций, ярых пропагандистов-бандеровцев…   

    26 апреля А. Лукашенко обсудил с  П. Порошенко проблему   «вскрытия» российской границы с белорусской стороны… Президент Украины был обнадежен.         

Контрабанда

    Любопытно то, что ни один из белорусских источников не воспроизвел очень важные слова президента Украины, когда тот  благодарил А. Лукашенко за транзит  украинских  продуктов питания на российский рынок: «Мы чрезвычайно благодарны вам за жесткую и твердую позицию по отстаиванию открытости белорусского рынка для украинских товаров. Это принципиальная  позиция надежного союзника, партнера и друга» (https://russian.rt.com/ussr/article/383 … peregovory).  П. Порошенко знает что говорит… «Жесткая и твердая позиция» А. Лукашенко по созданию  целой индустрии по замене ярлыков и этикеток  уже проявилась в ответных мерах Россельхознадзора, запретившего в марте 2017 года  поставки с мясных и молочных производств Минской области.   В Москве до настоящего времени уверены, что поставки на российский рынок украинского мяса и молочных продуктов с белорусскими сопроводительными документами приобрели  характер товарной экспансии.  Но президенты Украины и Беларуси решили не останавливаться на достигнутом и расширять столь прибыльный совместный бизнес на российском рынке. 

    Между прочим,  26 апреля  А. Лукашенко и П. Порошенко договорились и о расширении поставок белорусских нефтепродуктов. Стоит напомнить, что в 2014-2016 годах именно белорусское дизельное топливо обеспечило проведение  украинской армией антитеррористической операции в Донбассе.

    Не остались в стороне и перспективы расширения военно-технического сотрудничества между Беларусью и Украиной.  Минск, имеющий доступ к российским военным технологиям,   учитывает, что украинское  руководство, готовясь к войне с Россией,  активно  реанимирует и развивает собственное военное производство. В связи с этим, белорусская сторона  заинтересована  в получении от Киева не только  заказов на поставку комплектующих, но и в создании совместных военных производств.

    Тем более, что у Беларуси  имеется  опыт  таких  совместных разработок. Украина, как и Китай,  внесла солидный  вклад в создание белорусской реактивной системы  залпового огня «Полонез».  Стороны наметили новые перспективы объединения усилий ВПК двух соседних стран.

В итоге,

    Спецификой внешнеполитического курса Республики Беларусь является её лимитрофность, что подразумевает поразительную нестойкость  на международной арене, а также  продажность и  системную неспособность сохранять верность союзникам.  А. Лукашенко, безусловно, разочарованный итогами российско-белорусского саммита в Санкт-Петербурге  (03.04.2017),  с радостью откликнулся на предложение П. Порошенко встретиться  26 апреля. 

    Белорусского президента в чем-то можно понять. 3 апреля его заставили вернуть долг за полученный в 2016 году российский природный  газ и сейчас А. Лукашенко чувствует себя униженным.  В данном случае необходимо учесть психологию президента Беларуси, который отличается поразительной злопамятностью.  Так что сейчас белорусский президент ищет любой повод отомстить В. Путину. Встреча с  президентом Украины подвернулась в самый раз.

    Но кроме проблем с Москвой, у Минска остается задача налаживания отношений с Западом.  Отсюда и столь  заискивающий тон выступления А. Лукашенко на совместной с П. Порошенко  пресс-конференции.

    Перемежая свою речь  клятвами и заверениями в дружбе и верности,  белорусский президент  фактически призывал Киев выступить адвокатом  Минска на Западе.  Ради внимания Евросоюза и США А. Лукашенко готов на все…

    В этом и заключается главный итог встречи президента РБ с главой Украины.

А. Суздальцев, Москва, 30.04.2017

0

822

"Украинский синдром". Часть I

пн, 08/05/2017 - 14:38

В некоторых странах революция нужна не для того, чтобы поменять власть, а для того, чтобы изменить народ (таксист – политолог)

    «Белорусская весна» к 1 мая 2017 года окончательно затухла, так толком и не развернувшись. Тем не менее, даже немноголюдные акции протеста  в феврале – марте 2017 г. привели  белорусские власти в состояние затяжной паники.  Стоит напомнить, что на первых мероприятиях народного Сопротивления местные власти, трусливо попрятавшись от людей, полностью отсутствовали.

    Только потом, после ряда эксцессов,  А. Лукашенко стал выгонять чиновников из кабинетов на встречи с протестующими. Но лучше бы белорусский президент этого не делал, так как тут же у местных властей проявился крайне низкий уровень административных  компетенций на фоне того, что  навыки работы с населением отсутствует полностью. Но главный итог «белорусской весны»  был связан все-таки с тем, что впервые белорусское руководство, привыкшее к социально-экономическим  экспериментам над собственным народом, повышая, к примеру, пенсионный возраст или покушаясь на деньги граждан, работающих  за рубежом, вдруг ощутило, что эра безнаказанности для него закончилась безвозвратно.

«Оглохли»

    Особое раздражение у властей вызвало то, что на весенних протестах люди, поднимая, прежде всего, социально-экономические проблемы: рабочие места, заработки, коррупция среди чиновников, тем не менее, в итоге  все-таки кричали: «Лукашенко уходи!».  Между прочим, этот «скачек» от насущных  проблем  элементарного выживания  к решительной смене власти характерен как раз для  авторитарных режимов. У протестующих нет каких-либо промежуточных требований - досрочные выборы, изменения избирательного законодательства, отставка премьера и отдельных министров и т.д., и они сразу переходят к  личности конкретного  человека, занимающего третье десятилетие пост президента.

    Важнейшим итогом  протестов является то, что А. Лукашенко оказался в роли виновного за всё и всех, т.е. многолетний политический бумеранг «перевода стрелок» на Россию, бесконечный мировой экономический кризис и оппозицию вернулся и вряд ли у властей появятся дополнительные ресурсы, чтобы запустить его вновь.

    Стоит обратить внимание на то, что, как от республиканского руководства, так и от государственных СМИ каких-либо внятных комментариев в отношении радикального политического лозунга «Лукашенко уходи», неустанно звучавшего на акциях протеста, не последовало.

    Иными словами, власти проигнорировали политическую составляющую акций, они словно «оглохли», но не только...  Государственная пропаганда постаралась замолчать сам факт наличия политических лозунгов.  К примеру, в одной из передач БТ было заявлено, что на акциях протеста «не было выдвинуто ни одного политического лозунга».  Более того, оказалось, что в протестах участвовала только молодежь («вышли молодые люди, но они вышли не против власти»), хотя на многочисленных видео можно было наблюдать как раз  преобладание  людей  среднего и пенсионного возраста, то есть традиционный электорат А. Лукашенко,  теперь уже безвозвратно им потерянный. (http://www.tvr.by/upload/video/atn/proj … 17klub.mp4 начиная с 14.19 минуты) . Кроме того, если на акциях протеста «не было политических лозунгов», то зачем 25 марта ОМОН  затаскивала всех подряд в автозаки?   


«Во всем виновата Москва!»

    Любопытно, что в тоже время в белорусском проправительственном дискурсе были и остаются в ходу и другие версии состоявшихся акций протеста. В частности, не обошлось без ставшей уже традиционной в белорусском экспертном сообществе антироссийской теории, объединившей представителей как провластной, так оппозиционно-националистической «мысли». Сторонники данной теории, полностью повторяя прибалтийские и украинские аналогичные умозаключения,   все негативные процессы в жизни Беларуси объясняют происками России, российского руководства и непосредственно В. Путина (полная российская «Триада»).

    Учитывая, что в рамках данной теории принято считать, что российское руководство день и ночь готовит свержение режима А. Лукашенко и «аннексию Беларуси» (оккупацию, ввод войск и т.д.), то акции народного протеста вписывались в эту теорию идеально. Стоит напомнить, как один из депутатов нижней палаты белорусского парламента вдруг обнаружил и, естественно, мгновенно «разоблачил» на митинге в Могилеве «засланцев» из России и Украины (https://www.sb.by/articles/chto-skryvae … skami.html).

    Стоит отметить, что «украинская версия», как и «украинский след» в акциях протеста, на самом деле, принципиально не отличаются от  антироссийской теории, сохраняя в её основе «перевод стрелок» на внешние факторы, которые вносят дестабилизацию в «спокойную и стабильную Беларусь».

    Любопытно как раз то, что белорусские власти, воспользовавшись перед Днем Воли (25 марта 2017 г.) «украинской версией» для создания необходимого им имиджа «борцов с белорусским майданом» перед российско-белорусским саммитом в Санкт-Петербурге (03.04.2017 г.),  тем не менее, обратили внимание, прежде всего, на социально-экономические причины протестов.

    Наряду с заморозкой исполнения пресловутого «декрета о тунеядцах»(Декрет № 3 «О предупреждении социального иждивенчества»), который и оказался «последней каплей», выдавившей людей на улицы и площади белорусских городов,  усилия руководства Беларуси оказались сосредоточены на решении двух проблем – повышении средней заработной платы и увеличении рабочих мест, что тактически было правильно, но как-то запоздало. Странно, неужели до акций протеста до властей не доходило, что люди от нищеты начинают просто доходить до исступления…


«Кинем кость»

    Дело в том, что реакция А. Лукашенко на волну протестов оказалась в традициях белорусской аграрной «аристократии»: «если колхозники недовольны председателем - необходимо добавить на трудодни. Заткнутся…» В марте – апреле основная социальная риторика белорусского президента вращалась вокруг обещанного роста средней заработной платы до 500 долларов и предоставления рабочих мест всем, кто «хочет работать».

    Считалось, что эти обещания купируют недовольство населения, а «снятие всех проблем» с Россией (российско-белорусский саммит в Санкт-Петербурге от 3 апреля 2017 г.) обеспечит рост зарплаты за счет дешевых российских энергоносителей.

За счет России…

    Российский фактор в предотвращении эскалации народных выступлений играл важнейшую, если не ведущую роль. С одной стороны, в ходе выступлений обнаружилось, что высокий уровень экономической зависимости республики от России не является какой-то тайной для населения. С  другой -- как не пытались белорусские власти свалить ответственность за кризисные явления в экономике республики на Москву, ответственность за кризис в российско-белорусских отношениях протестующие опять возложили на А. Лукашенко.

    В создавшемся антиправительственном контексте  для белорусского президента было критично важно в очередной раз продемонстрировать, что А. Лукашенко  способен решать проблемы республики в Москве. «Победа» над Путиным в Санкт-Петербурге должна была по идее не только остановить падение рейтинга  Лукашенко, но и стимулировать его рост.  Белорусский президент возвращал свой имидж «кормильца» республики, вытрясающего дотации из России.   

    Как ни странно, столь странный для главы независимого государства имидж  является составной частью комплекса факторов, обеспечивающих устойчивость политического режима.  В этом плане стоит обратить внимание на заявление белорусского депутата А. Попкова: «Мы все ждем, что президент откроет какой-то рог изобилия и все сразу придет на места, все вопросы разрешатся» (http://naviny.by/new/20170504/149391980 … -mestnomu, 04.05.2017, XXI Международная специализированная выставка «СМИ в Беларуси»). Но ведь действительно, ждут…

    За два с лишним десятилетия президентства А. Лукашенко, население и политический класс приучены к тому, что президент республики как-то извернется и всех «накормит».  Этот миф вполне устраивает правящий истеблишмент, но, судя по акциям протеста, не принимается населением по простой причине – поддержки России не хватает для создания в республике уровня жизни, сопоставимого с той же Россией, не говоря уже о Литве и Польше.

Причины…    

    Тем не менее, акции протеста практически закончились, власти приободрились и начали более спокойно относиться к очередной «красной дате»:  26 апреля, Первое мая и т.д. Но в данном случае не стоит умалять и «усилий» «попов-гапонов» из белорусской националистической оппозиции, которые предприняли неимоверные усилия для того, чтобы поставить народные протесты под свой контроль, чем их и похоронили.

    Тем не менее, для того, чтобы акции прекратились, должны были проявиться ряд объективных причин. Во-первых, в России началось экономическое  оживление и самая радикальная  часть  протестующих белорусов  «села на чемоданы», рассчитывая на трудоустройство в России.

Не стоит забывать, что именно  российский рынок труда как раз и обеспечивает столь широко рекламируемую белорусскими властями пресловутую  «стабильность».  Понятно, что если бы  по каким-либо причинам белорусские гастарбайтеры в полном составе  вернулись на родину,  то республика попала бы в политический  «шторм», который бы ликвидировал режим за пару недель.

    Во-вторых, народ  отвлекли «дачи-огороды», т.е. элементарная борьба за выживание, что понятно и естественно.

    В-третьих, необходимо напомнить, что заморозка Декрета № 3 также способствовала определенной стабилизации.  Думается, что если через какое-то время А. Лукашенко вновь активизирует исполнение данного Декрета, то это будет лишним свидетельством того, что он просто неадекватно мыслящий человек. Во всяком случае, ему пришлось уступить, что крайне унизительно для А. Лукашенко. Понятно, что он никогда белорусскому народу это унижение не простит, и будет жестко мстить.

    В-четвертых, относительной стабилизации способствовало «потепление» в отношениях с Россией. Население почувствовало, что есть надежда, что их «не бросят» и экономической катастрофы в республике Москва не допустит.

    В-пятых, сказалась и общая организационная неразбериха, не способствующая нарастанию протестов. Оппозиция, как уже отмечалась, действовала по принципу «если протест, то только во главе с нами». Однако претензии оппозиции на лидерство не были подкреплены человеческими и иными ресурсами. «Белорусская весна» продемонстрировала полный провал оппонентов режима, которые не смогли использовать «ресурс победы», который сам шел им в руки.

    Итак, акции протеста выдохлись и остановились.

Протестный потенциал

    Однако, стоит обратить внимание на то, все вышеназванные факторы являются временными и крайне неустойчивыми. К примеру, белорусские власти, опираясь на договоренности в Санкт-Петербурге, ждали от российского Минфина кредит в 1(один) млрд. долларов к 1 мая текущего года… Ну и где?

    Ждали, что все белорусские предприятия пищевой промышленности и стоящие за ними целые конгломераты фирм-контрабандистов получат открытый доступ на российский рынок… Наивные мечты!

    В то же время, главные проблемы, приведшие к конфликту народа с властями, до сегодняшнего дня так и  не решены:

- несмотря на утверждения властей, что средняя заработная плата уверенно поднимается к 500 долларов США,  это как-то не ощущается населением. Не стоит забывать, что для жителей Минска сумма заработной платы в 1000 белорусской рублей является явно недостаточной, чтобы хоть немного вздохнуть и оторваться от постоянной гонки за выживание;

- решение усилиями белорусских министерств проблемы безработицы за 2-3 недели достойно внесения в книгу рекордов Гиннеса, но вряд ли имеет отношение к реальности. Стоит обратить внимание, что даже БелТВ не рискнуло как-то усиленно фокусировать внимание населения на этом чиновничьем идиотизме;

- падение популярности А. Лукашенко прошло «точку невозврата» и вернуть его рейтинг до «спокойного» уровня в 50-60% уже никогда не удастся. Белорусский президент потерял свой «базовый» электорат – пенсионеров, частично аграрный сектор и т.д. Стоит добавить, что люди, которых нужда заставляет искать заработок в соседних странах, никогда и ни при каких условиях не будут голосовать за А. Лукашенко, как и поддерживать;

- в период наиболее активных народных протестов, мы не увидели ни одной спонтанной массовой народной акции в поддержку А. Лукашенко. Понятно, что власть остается слабой, она потеряла опору в населении, но организованной силы, способной её свалить, тоже нет. Пока нет…


Что дальше?

     В тоже время, учитывая высокий протестный потенциал, который в белорусском народе никуда не делся и с учетом того, что А. Лукашенко, который поразительно провокационен,  обязательно к осени постарается «наломать дров», необходимо ответить на  несколько вопросов:

- войдут ли в резонанс внутренний протестный потенциал с внешними негативными для А. Лукашенко факторами? К примеру, с очередным российско-белорусским кризисом?

- есть ли вероятность того, что осенние акции протеста выльются в «белорусский майдан» со всеми катастрофичными последствиями для режима А. Лукашенко?

- в чем суть белорусского протестного потенциала, имеет ли он черты «украинского синдрома»?

    Между прочим, от ответа на эти вопросы зависит судьба республики.

Продолжение следует

А. Суздальцев, Москва, 08.05.2017

0

823

"Украинский синдром". Часть II


Безнадежность – онкология души (политико - медицинский словарь)

    Май 2017 года. Внешне, если особо не приглядываться, политическая и экономическая ситуация в Республике Беларусь стабилизировалась, хотя периодически приходит информация о том, что в том или ином белорусском городке или областном центре собираются немногочисленные митинги или появляются пикеты. Это говорит о том, что, несмотря на огородный сезон и перспективу отпусков, брожение в белорусском населении продолжается, относительно высокий уровень недовольства сохраняется и пока трудно заметить какие-либо объективные причины, позволяющие утверждать, что  внутриполитический кризис в республике преодолен.

Осенний шторм?

    Главный вопрос, от которого белорусский власти никуда не смогут спрятаться, остается критически важным для политического режима: можно ли ожидать того, что через  3-4 месяца в Беларуси возобновятся акции протеста? Даже если опираться на анализ  «Белорусской весны»,  однозначного ответа, на данный  вопрос, пока нет. Зато есть целый ряд факторов и процессов, которые развиваются  зачастую в  совершенно разных, иногда противоположных  направлениях, но они как раз и создают основу для «Белорусской осени».

    С одной стороны необходимо учесть, что  все объективные причины для возобновления протестов сохраняются и вряд ли белорусские власти в ближайшие  150-200 дней что-то могут исправить.  Хотя А. Лукашенко и предпринимает, как ему кажется, целый ряд «правильных» мер, которые, к сожалению, носят в большей степени не экономический, а пропагандистский характер.   

    К примеру, понятно, что  кредитной, инвестиционной и технологической поддержки с Запада в ближайшие месяцы Минск не дождется.  Так что то, что А. Лукашенко  превратил празднование  Дня Победы в Минске в настоящий национальный позор, вряд ли ему зачтется в Вашингтоне. Стоит отметить, что даже на Украине, где не обошлось без стычек и арестов, всё-таки отметили 9 мая на порядок масштабнее, чем в Беларуси.

    Начавшаяся в эти дни поездка А. Лукашенко в Китай, тоже ничего -- ни в экономическом, ни в финансовом плане для РБ не  решит. Если только не продавать белорусских женщин китайцам оптом, что, уже, судя по всему, и так поставлено на поток:  https://www.sb.by/articles/prekrasno-go … opit.html.   В лучшем случае, белорусскому президенту в результате переговоров в Пекине оставят так до конца и не выбранную связанную кредитную линию в 15 млрд. долларов, так как она, в большей степени, связана с экспортом китайского оборудования и персонала, чем с реальным кредитованием партнера.

    Формально с Россией нефтегазовые вопросы решены, хотя скорее можно говорить о том, что они возвращены на уровень 2015 года. Дополнительной поддержки РФ не окажет. В Москве прекрасно видят, что сейчас белорусское руководство пытается перехватить ситуацию с доступом к российским энергоносителям до изменения в России системы налогообложения добывающих отраслей, стремясь сохранить для себя статус энергетического иждивенца. 

    Третий после нефтепродуктов и калийных удобрений источник пополнения валютных резервов – экспорт продуктов питания в Россию, продолжает тонуть в проблемах доступа на российский рынок. Никакого прорыва после 3 апреля 2017 г., как бы ни убеждали белорусские официальные СМИ, на этом «фронте» не произошло.

    Понятно, что А. Лукашенко в данном случае необходимо принять решение: или он и дальше будет обеспечивать транзит подсанкционных европейских товаров (включая турецкие томаты) на российский рынок или белорусские аграрии в итоге потеряют российский рынок.  Эти два товарных «потока» в понимании Россельхознадзора -- неотделимы друг от друга, хотя выручка от данного бизнеса делится очень четко: [b]деньги от контрабанды обогащают «семью» и «придворных» олигархов,  валютная выручка за белорусские колбасу, молоко и сыр возвращается в белорусскую экономику.[/b] Нет сомнений, что А. Лукашенко  выберет собственные доходы, переложив ответственность за сокращение белорусского экспорта на С. Данкверта.


Последняя капля

    Больше денег до осени не будет, так что социально-экономическая основа осенних акций протеста сохранится. Но здесь мы вступает в сферу политической психологии.  Стоит напомнить, что «Белорусскую весну» спровоцировал сам А. Лукашенко своим декретом № 3, который в свою очередь оказался «последней каплей», буквально подстегнувшей марши и митинги. Данная весьма «темная» история еще ждет своих исследователей, так как сомнительно, чтобы белорусский президент сам выкопал себе политическую «яму». Другое дело, что он не разглядел в декрете провокацию против себя, т.е. он не профессионал в политике, а скорее любитель…

    Не исключено то, что А. Лукашенко все-таки сделает определенные выводы и осенью текущего года не будет провоцировать акции протеста какими-либо новыми необдуманными антинародными решениями.

    На белорусском политическом поле есть еще один субъект политической игры, который теоретически может дать старт «Белорусской осени» - белорусская оппозиция.  Но проблема в том, что реальной оппозиции правящему режиму в республике нет, а вместо неё существует оппозиция Союзному государству Беларуси и России, которую власти, творчески применяя опыт В. Януковича с «Правым сектором»,  периодически используют в качестве аргумента в спорах с Москвой.

    В глазах огромного большинства населения республики оппозиция дискредитирована, она погрязла во внутренних распрях и замарана сотрудничеством со спецслужбами. Опыт участия оппозиции в «Белорусской весне» оказался крайне отрицательным, продемонстрировав, что на самом деле под брендом белорусской оппозиции существует группа типичных диссидентов, ненавидящих друг друга больше, чем власть. Политический вес формальных оппонентов правящего режима в Беларуси почти неуловим и поэтому надежды лидеров оппозиции на то, что рано или поздно белорусские власти войдут с ними в диалог выглядят наивно. А. Лукашенко они не нужны. Как оказалось, нынешняя белорусская оппозиция не очень нужна и Западу…

    Но есть и внутренние факторы, которые годами накапливались внутри белорусского народа и частично проявились весной этого года. Эти факторы являются реальным проявлением «качественного скачка» в сознании населения республики, когда «пазлы сошлись» и обнаружилось, что власть занята исключительно выживанием за счет не только соседей, что даже приветствуется, но и собственного народа. Эта «последняя капля» носит объективный характер, и она может буквально за несколько дней разогнать «цепную реакцию» протестов вплоть до уровня кампании массового неповиновения, против которой окажется бессильным МВД.

    Зимой 2016-2017 года точка невозврата в отношениях А. Лукашенко и, как он называет, «народца» (термин А. Лукашенко http://nn.by/?c=ar&i=115811&lang=ru) была пройдена и сейчас почему-то представляется, что народное  недовольство уже не сбить даже резким ростом зарплат и появлением десятков тысяч высокооплачиваемых рабочих мест. Во-первых, уже были периоды в жизни республики, когда материальное положение населения резко поднималось, чтобы потом исторически мгновенно резко упасть. Во-вторых, возникает ощущение, что негативное настроение белорусского населения к республиканским властям вошло в стадию «украинского синдрома». 


«Украинский синдром»

     «Украинский синдром» - комплекс внутренних социально-экономических и политических проблем, способствующих и стимулирующих в странах постсоветского пространства политическую нестабильность, несущую угрозу быстрой геополитической переориентации основной массы  политического класса при поддержке и/или пассивности населения республики. В наибольшей степени «украинский синдром» проявился на Украине в период Евромайдана 2013-2014 гг.  Можно сказать, что «украинский синдром» сыграл свою роль и в Молдавии в этот же период. В настоящее время «украинский синдром» все больше актуален для Белоруссии.

    Синдром является индикатором общей социально-политической нестабильности, когда власти выходят из доверия, от них не ждут ничего хорошего, то есть поддержка властей не имеет перспективы.

    Разочарование в правящей группировке подталкивает осознание того, что страна оказывается в роли «неудачника». Власть может, сколько угодно бить себя в грудь, уверяя, что страна «состоялась как независимое государство… успешно развивается, растет ее международный авторитет» (https://news.tut.by/economics/543106.html), но если соседние страны год от года живут ощутимее лучше и разрыв усиливается, то очень быстро уныние и необходимость поиска  рабочего места за пределами Родины сменяется яростью. От независимости ожидали другого…   

    В этот момент любая новая идея может, как говорят марксисты, «овладеть массами» и повести их туда, где виден хоть какой-то «свет в конце туннеля». Осенью 2013 г. для Украины таким «светом» оказался Евросоюз…

Разочарование в России

    Два десятилетия нахождения Республики Беларусь в российских интеграционных проектах не  привели к качественным позитивным изменениям в жизни белорусского народа. Многолетняя и беспрецедентная по масштабам финансово-ресурсная поддержка со стороны России непрофессиональными усилиями белорусского политического режима оказалась растрачена на социально-экономический подкуп населения, престижное строительство и создание круга белорусских олигархов.

    Никакой самодостаточной национальной экономической модели А. Лукашенко за почти четверть века удобного проживания за счет соседней державы так и не создал. Более того, у большинства населения республики вряд ли есть иллюзии, что А. Лукашенко что-то сейчас может радикальное и перспективное не только предложить, но и сформулировать. Между тем, основная часть населения Беларуси сейчас оказалась в реальной нищете, конкурируя по уровню жизни с Молдовой.

    Выход один – искать нового безусловного спонсора, так как понятно, что Россия больше предложить уже не может и, главное, не хочет. То есть, белорусская ситуация повторяет уровень украинского дискурса 2013 года, когда стало ясно, что для того, чтобы Украина стала жить на уровне, соразмерном  с европейским, Россию надо превратить в сырьевую колонию под полным контролем Киева…

    В тоже время белорусские власти, используя членство республики в российско-белорусской интеграции, с одной стороны многие годы всемерно стимулировали сохранившиеся у населения еще с советских времен традиции иждивенчества за счет России, а с другой стороны умело переключали недовольство низким жизненным уровнем в сторону России.  В итоге, при помощи белорусских СМИ и демагогической риторики А. Лукашенко между властями, оппозицией и населением постепенно возник консенсус в отношении России: за все социально-экономические проблемы в Беларуси ответственной назначается РФ, включая, прежде всего, российское руководство.

    Универсальная формула ответственности России за все негативные аспекты современной политико-экономической жизни Белоруссии способствует формированию в белорусском обществе чувства разочарования в российско-белорусской интеграции и, как следствие, в самой России, как «локомотиве» политического и экономического развития региона, что создает основу для формирования устойчивого «украинского синдрома» в политическом классе и среди значительной части населения республики.

Лавирование властей

    Белорусское руководство, исходя из собственных, своекорыстных и тактических целей, стремясь с одной стороны, шантажировать российское руководство ростом антироссийских настроений в республике, а с другой --  стимулируя в белорусском обществе разочарование в России, традиционно стремятся за счет РФ, её ресурсов и политико-экономического имиджа, удержаться у власти. Расширение и углубление антироссийских настроений должно защитить власти Беларуси от вероятного, как им кажется, заговора или мятежа, «стимулируемого из Москвы». По этой причине А. Лукашенко и его администрация всеми силами разворачивает кампанию по защите суверенитета и независимости Белоруссии, подменяя свою власть судьбой республики. Оппозиция в этом случае оказывается самым верным и надежным помощником властей,  обеспечивая неприкосновенность власти А. Лукашенко.   

    Сочетание всех вышеперечисленных факторов обеспечивает преимущество для формирования настроений в пользу геополитического поворота республики. Постепенно в обществе и политическом классе создается консенсус в отношении политического отхода от России с сохранением доступа к российским ресурсам и рынку (творческое использование негативного опыта Украины, потерявшей доступ к российским ресурсам после 2014 года). Попутно формируется запрос на поиск нового безусловного и щедрого спонсора, способного почти мгновенно резко поднять жизненный уровень населения, создать новые высокотехнологичные рабочие места и ввести республику в Западный мир.

    В этом формате надежд Россия воспринимается скорее в качестве противника и политического препятствия, а не союзника.  Выбор в данном случае у белорусского политического класса небольшой – это Евросоюз.  Отсюда и отказ признать суверенитет Абхазии и Южной Осетии, не признание возвращения Крыма в состав России, нежелание разместить российскую авиабазу на территории РБ.

    Неужели Россия уже потеряла Беларусь?  Скорее можно говорить о том, что Беларусь настойчиво теряет Россию…

Продолжение следует

А. Суздальцев, Москва, 14.05.2017

0

824

"Украинский синдром". Часть III

Нечего ругать кошку, когда сыр съеден (французская пословица)

    Жизнь не стоит на месте,  продолжает удивлять. На завершившейся неделе пришла информация, что средние школы Минска получили распоряжение приступить к переносу начала уроков с 8.00 на 9 часов утра. Понятно, что директора столичных учебных заведений, прекрасно ориентируясь в настроениях родителей своих учеников, приложат все усилия для того, чтобы в оставшиеся полторы недели ничего не менять, отложив ввод нового школьного графика на сентябрь, но поражает наступательный, можно сказать дерзкий и провокационный подход белорусских властей. Очевидно, что за февраль – март 2017 г. белорусское руководство ничему не научилось.

Властный цугцванг

    В предыдущих разделах данного материала автор отмечал, что с одной стороны, объективные причины для массовых акций протеста в Беларуси никуда не делись. С другой стороны, власти до осени обязательно «наломают дров» и обязательно предоставят осатаневшему от нищеты народу еще не один повод для того, чтобы люди снова оказались на маршах и митингах.

    Казалось бы, разве может вопрос о переносе школьного расписания оказаться поводом для новый акций протеста? На самом деле, поводом для  выступлений может оказаться любая раздражающая население республики  очередная не очень продуманная активность властей. При этом, приходится признать, что белорусские  власти не понимают, что любые их действия, даже самые разрекламированные, воспринимаются в среде населения или  равнодушно или в формате очередных попыток поживиться за счет простых людей.

    В данном случае, стоит напомнить, что «письма счастья» о необходимости заплатить «налог за тунеядство»   были разосланы  примерно полумиллиону граждан республики, чего вполне хватило для политического кризиса.

    А. Лукашенко, видимо уже забыл, как ему пришлось буквально «отползать» от собственного декрета № 3.

    Стоит напомнить, как первоначально белорусский президент,  изрядно испугавшись волны народного возмущения, стал очень эмоционально  доказывать, что, как оказывается, налог собирался для каких-то неведомых «детей», хотя раньше тот же президент уверял, что деньги нужны на компенсацию социальных услуг, за которые «тунеядцы» не платят.  (https://life.ru/t/новости/983065/lukash … nieiadstvo).

    О каких и чьих детях шла речь, А. Лукашенко, конечно,  не разъяснил, хотя некоторые подозрения возникли,  но уже через несколько дней он отложил взимание налога на год.

    Автор уже отмечал, что пережитый президентом Беларуси  страх и унижение, связанное с тем, что ему пришлось с декретом № 3 публично отступить, А. Лукашенко, как человек исключительно злопамятный, никогда белорусскому народу не простит и будет ему мстить постоянно.

Власти «нарвались»

    Декрет № 3 коснулся фактически каждой третьей семьи, но проблема школы является актуальной практически для всех граждан Беларуси.  В принципе, нормальные люди живут ради своих детей и любые изменения в школьной жизни вызывают очень острую реакцию, причем, на самые, казалось бы, незначительные. Но, видимо, белорусские власти упорно не желают учитывать, как минимум, два момента:

- вопросы средней школы являются острыми политическими проблемами и требуют исключительно внимательного и острожного подхода. Белорусские власти, для примера, могли бы посмотреть предвыборные программы европейских лидеров, того же Э. Макрона, где реформа школы зачастую занимает центральное место, что логично, если помнить, что речь идет о детях;

-  население Беларуси давно находится в постоянном социально-экономическом стрессе и буквально изнемогает от постоянной «игры в прятки» с нищетой, от постоянного «выкручивания» за копейки. В этом случае,  любые попытки властей административно (ничего не вкладывая), что-то изменить в налаженном процессе борьбы народа за элементарное выживание, или внедрить какие-то социальные новшества, которые не приносят населению каких-либо реальных дивидендов и не способствуют улучшению его материального положения -- воспринимаются широкими народными массами как очередное издевательство над людьми.

    Власти, к сожалению, не понимают, что ссылки главы государства на то, что  чей-то сын спит на первом уроке  в средней школе, в народе не принимаются. Считается, что президент страны куражится над своими гражданами, так как у нормального школьника должен быть режим: ребенок должен высыпаться, для чего ложиться в постель не позднее 10 вечера, а не шляться до глубокой ночи со взрослыми по конкурсам красоты, банкетам, посольским фуршетам, бассейнам и саунам, приучаясь с детства жить по принципу «после нас хоть потоп».

    К тому же, далеко не во всех белорусских семьях, а правильнее сказать практически нигде, имеют средства воспитывать будущих мажоров… Видимо, А. Лукашенко это не понимает…

Имитация государственного управления

    Однако белорусские власти, упорно не желая делать выводы из пока только примороженного внутриполитического кризиса, по-прежнему считают себя владельцами фазенды с рабами... Иными словами, белорусское руководство, по-прежнему, пытается «щелкать кнутом», «подбадривая» «народец». Ему бы сейчас, на самом деле, стоило затаиться, как говорят в народе – «аки мышь под веником», а не дергать людей своими очередными выходками, призванными продемонстрировать «решительность» главы государства по управлению детьми, женщинами, школьными учителями, а также учить крестьян, как косить и сеять, а также -- есть ли народу мясо в летний период...

    Однако, видимо, стремление что-то нагородить и натворить, а скорее просто напакостить тому же «неблагодарному народцу»,  кое у кого в крови… 

    Стоит напомнить, что имитация активности – признак бушующих бездельников. Проблема в том, что пустая пиар-суета без денег и ресурсов на фоне истерик у микрофона  рано или поздно народу  надоедает и становится важнейшей частью так называемого «украинского синдрома».

    Распространение среди населения глобальной усталости от многолетней демагогии властей, пустых обещаний, на которые «купились» почти два поколения граждан страны, рано или поздно формируется в убежденность, что при «этой власти» никакого радикального улучшения жизни, а также достижения уровня благосостояния, хотя бы сопоставимого с уровнем жизни соседей, не может быть в принципе.

    Понятно, что власти обанкротились, лишились доверия и их уход – вопрос времени. Но куда поворачивать стране?

Украинский опыт

    В 2014 году основная часть украинского политического класса повернула на Запад, в зону Евросоюза, что, однако, не было принято единодушно всем украинским населением. Страна раскололась сначала по политическому, а затем по геополитическому признаку. Раскол прошелся по «вертикали» -- от элитных групп до предмаргинальных слоев населения, чтобы затем пройтись уже по территории страны.

    Понятно, что  Украину в прежних границах 1991 году уже не «склеить», если только не уничтожить несколько миллионов граждан несогласных с итогами евромайдана. Но вряд ли внешние хозяева позволят украинским властям совершить геноцид собственного народа.

    Но кардинальные изменения в украинском обществе  случилось уже после того, как  настроения, которые мы считаем проявлением «украинского синдрома», охватили большую часть населения и носили в первую очередь социально-экономический характер, но затем следовал почти мгновенный переход к геополитике.

    Так, одним из стимулов для майдана было широко распространенное в политическом классе Украины понимание, что страна и её элита  не в силах сформировать собственную национальную экономическую модель и, как следствие, перед страной стоит задача присоединения к уже действующей модели. В данном случае, большинство считало, что присоединяться необходимо к европейской…

    Два десятилетия жесткой антироссийской пропаганды в украинском медиа-пространстве не прошли даром.  В итоге, геополитический выбор Украины оказался составной частью конкуренции интеграционных проектов на постсоветском пространстве.

    Беларусь,  не спеша, но уверенно повторяет украинский трек, уже сталкиваясь на собственном политическом поле с конкуренцией геополитических ориентаций.

Навигация в тумане…

    В 2014-2016 годах, непрерывная антироссийская пропагандистская кампания, развернутая белорусскими властями, как и разрекламированные успехи белорусской дипломатии на Западе, способствовали  росту популярности практически во всех верхних слоях белорусского общества исключительно западного вектора. Чаще всего европейский «выбор» в Беларуси поддерживается большей частью молодежи, крупным и средним бизнесом, уверенным, что ему удастся занять нишу посредника в торгово-экономических отношениях между Россией и Евросоюзом, а также средним классом.

    Существует поддержка западной (европейской) ориентации и среди рабочего класса, сталкивающегося в последние пять-семь лет с устойчивым падением своих доходов и уверенного, что они  должны жить как в Европе, но «жадная» Россия этому мешает, а так бы они давно получали «европейскую зарплату».

    Более насторожено к западному вектору относится номенклатура и силовики, понимающие, что власти, в случае вестернизации Беларуси, немедленно принесут их в жертву, а  также банкиры, опасающиеся потерять своё монопольное положение на финансовом рынке республики и наработанные связи с Россией.  Сюда же надо добавить две трети населения, которые  объективно являются носителями ценностей «русского мира» и говорят на русском языке, но они, как и на Украине, оказались без политического прикрытия. В принципе, их не слышно...

Пророссийский вектор

    В противоположность западному вектору, пророссийская ориентация за последние годы претерпела коренные изменения. Прежде всего, необходимо учесть присущую белорусскому народу двойственность в восприятии России, русского государства и русского народа. С одной стороны, в среде населения республики существует понимание того, что Россия является гарантом существования независимой Белоруссии, но об этом не принято говорить, так как с другой стороны, власти и оппозиция упорно позиционируют Россию в качестве угрозы белорусскому суверенитету, зачастую подменяя понятие «суверенитет» режимом А. Лукашенко.

    Несмотря на то, что официальная пропаганда два десятилетия твердит населению, что именно А. Лукашенко построил самодостаточное государство, инстинкт самосохранения и выживания, приобретенный  за столетия непростой истории белорусского народа, став его генетическим кодом, создает общепринятое мнение, что без России республика очень быстро обанкротится и окажется легкой добычей Польши, Литвы, Украины и т.д.

    Другое дело, что это понимание усилиями белорусских властей постепенно переформируется в иждивенческую традицию. Вот эталонное мнение  http://www.tvr.by/upload/video/atn/proj … 17klub.mp4 (с 02.30), в котором как раз сконцентрированы традиционные претензии белорусской стороны к России в формате «не обеспечила - не поставила».

    Безусловно, в белорусском обществе и среди населения есть определенная часть, которая не видит себя в отрыве от русской культуры, русского народа и России, но в целом негативный подход белорусской пропаганды к современной России сказывается и на этой прослойке белорусского населения.

    В тоже время, на фоне вполне  укоренившихся в белорусском медиа-пространстве  представлениях о современной России,  считающейся по умолчанию страной  масштабной коррупции, криминала и олигархов, лишенной промышленности и сельского хозяйства, с нищим и полуголодным населением, «пророссийская» часть белорусского населения   сконцентрировалась на памяти о прежней, советской России,  дистанцируясь или отвергая современную страну на востоке.

Антироссийский уклон

    Однако в политике не бывает однозначно негативных процессов, в частности для России. Активная антироссийская пропаганда, в которой преуспели, в том числе и ряд оппозиционных ресурсов, на самом деле является составной частью уже упоминавшаяся в контексте украинского кризиса конкуренции двух основных интеграционных проектов на постсоветском  пространстве. Отталкивающий образ России, которая, к тому же «готовит аннексию/агрессию против России», по идее должен похоронить все формы российско-белорусской интеграции - «как можно интегрироваться с такой страшной страной!».

    Любопытно, что переплетаясь с этим традиционным в белорусской медиа-среде  трендом, активно развивается и сугубо проправительственное пропагандистское направление, призванный продемонстрировать «процветание» Беларуси под руководством А. Лукашенко на фоне «нищей/голодной» и активно впитывающей «белорусский опыт» России.

    Данное мощное направление антироссийской пропагандистской кампании  исключительно важно для сохранения влияния белорусского президента в Москве и поддержания его рейтинга в самой Беларуси. В этом информационном тренде российско-белорусской интеграции отведена роль обязательного «шлюза» для беспрепятственного доступа к российским ресурсам и российскому рынку.

Никаких иллюзий   

    В спектре мнений о России очень важную роль играет фактор уровня жизни. Учитывая, что в советское время население Беларуси имело более высокий уровень жизни, в меньшей степени, чем население России, сталкивалось с товарными дефицитами и бытовыми проблемами, то в настоящее время информация о  том, что россияне в целом живут лучше и имеют больше перспектив в социально-экономической сфере воспринимается большей частью белорусского населения болезненно и считается несправедливым, что подхватывается властями («мы зарабатываем своими руками и мозгами, а не качаем ресурсы» А. Лукашенко).

    Казалось бы, трансляция в Беларуси пакета российских федеральных телевизионных каналов и наличие в России огромной армии белорусских гастарбайтеров должно резко изменить представление белорусского населения о России, но приходится признать, что реакция, как раз, обратная.

    Большая часть российских каналов в Беларуси идет в урезанном формате – российские информационные блоки или сокращаются или вообще не выпускаются в белорусский эфир. Кроме того, стоит напомнить, что до 2014 года на Украине был обеспечен полный доступ к российскому телевидению, а на территории России до сегодняшнего дня присутствует от 2 до  3 млн. граждан Украины…

    Между прочим, гастарбайтеры, как правило, работающие в России в тяжелых и вредных условиях, зачастую без должного оформления и за небольшие деньги, видя Россию только из окна поезда и общаясь с подобными же, как правило, привозят на Родину исключительно негативное мнение о стране, где они получают возможность заработать на кусок хлеба.   

    Но не стоит забывать, что в России активны политические силы, которые ставят крест на любой интеграции со странами СНГ, считая, что под интеграцией, которая ничего ни в политическом, ни в экономическом плане России не дает,  скрывается лишь легитимизация грабежа РФ её соседями. В этом случае антироссийские кампании в белорусских информационных ресурсах оказывают данным силам огромную помощь, демонстрируя бессмысленность финансово-ресурсной поддержки странам-соседям.

    Тем не менее,  наблюдатели отмечают, что укоренившийся потребительский подход к России, а также представления об этническом превосходстве белорусов над русскими («мы европейцы», «у нас чисто, порядок, нет коррупции» и т.д.), в белорусском обществе удивительным образом уживаются с внешне дружелюбным отношением к русскому народу, россиянам, когда белорусы и русские  сталкиваются, как говорится,  «лицом к лицу».

    Однако, истинное отношение белорусов к России далеко от лубочных и официально «братских», а представляют из себя целый комплекс зачастую противоположных мнений и настроений, меняющихся, словно калейдоскоп в зависимости от политико-экономической конъюнктуры, что полностью совпадает с настроениями на Украине в 2012-2013 годах.

Российский провал?

    В общем, можно говорить о том, что политика России в отношении Беларуси повторяет все ошибки российской стратегии на Украине. Возможно… А. Лукашенко два десятилетия,  получая для республики российские дотации, неустанно натравливал на Россию белорусский политический класс и белорусский народ, выступая в роли белорусского Кучмы и т.д. Так что в российском экспертном сообществе есть понимание того, что в случае  политической дестабилизации в Беларуси, республика однозначно пойдет на Запад.  Россия потеряет Беларусь? Вероятно, потеряет…

    Но тут стоит иметь в виду, что с одной стороны,  Беларусь никогда и не была с Россией (скорее наоборот), а с другой стороны, учитывая огромную экономическую зависимость РБ от РФ, скорее можно говорить о том, что Беларусь упорно и сознательно теряет Россию.  Понятно, что «уход» Беларуси Россия переживет, как российский политический класс пережил «уход» Украины и фактически уже забыл об этой стране. «Уход»  Беларуси в России,  скорее всего, не заметят, так как постоянные скандалы А. Лукашенко уже подготовили российский истеблишмент к такому повороту событий. В любом случае, в Москве никто не удивится, хотя посетуют…

    Уход Беларуси, безусловно, принесет России ряд рисков и проблем, на которые потребуется ассигновать определенные суммы, но, во-первых, это будут разовые инвестиции и они будут на порядок меньше, чем многолетние дотации Минску, а во-вторых, эти расходы российского бюджета не сравнятся с объемом финансирования на купирование проблем, связанных с украинским кризисом.     

    Более того, вопреки тому, что принято говорить об огромных потерях России, которые она понесла в результате разрыва с Украиной, в России есть устойчивое мнение, что на самом деле сложившаяся ситуация с Киевом, несмотря на огромные расходы Кремля на санацию Крыма и оборону западных границ,  пошла на пользу России:

- отмечается, что в 2014 году на территорию России мигрировали сотни тысяч, если не миллионы граждан Украины (без Донбасса), которые, как правило, имели хорошее образование и квалификацию, перевели в Россию свой бизнес, огромные деньги (миллиарды долларов) инвестировали в российскую экономику, купили или арендовали жилье, открыли своё дело и т.д. Попутно были перевезены семьи и, что главное, дети;

- в политическом плане, отношения между странами, лишившись «братской» маскировки, которая десятилетиями  прикрывала постоянные дотации украинской экономике, а на самом деле присваивалась властями и украинскими олигархами, стали прозрачными и откровенными;

- российская экономика отреагировала на исчезновение украинской конкуренции на своем собственном рынке и т.д.   Безусловно, все это в среднесрочной перспективе позитивно скажется на российском бюджете и экономике. 

    Нечто подобное уже происходит в отношениях РФ с РБ. Стоит напомнить, как Министерство энергетики РФ в 2016 году почти мгновенно перенаправило поток нефти с белорусского направления на российские терминалы Финского залива, как сокращаются на российском рынке объемы закупок белорусской автотехники, растет производство российских тракторов и т.д. Беларусь так и не вписалась в программы импортозамещения России, Москва неуклонно и старательно восстанавливает границу с Беларусью. Понятно, что Россия, учтя украинский опыт, явно готовится...   

А. Суздальцев, Москва, 21.05.2017

0

825

Задание на лето 2017. Часть I

Обстоятельства правят людьми, а не люди обстоятельствами (Геродот)

    В политической науке есть увлекательная сфера, связанная с исследованием влияния климата, включая стихийные бедствия, на внутриполитические процессы и международные отношения. Поразительно то, что,  несмотря на прогресс науки и техники, очевидный за последние  три-четыре  тысячелетия,  влияние природы на мировую политику и мировую экономику как на глобальном уровне (пример: выход США из Парижского соглашения по климату), так и на уровне внешней реакции на те, или иные природные катаклизмы,  только возрастает.

    В частности,  ликование минского интернет-бомонда по поводу последствий шторма, обрушившегося 29 мая на Москву и убившего 15 горожан, является ярким индикатором того, что с одной стороны напряженность в отношениях между Россией и Белоруссией неуклонно трансформируется в нечто постоянное и даже привычное. С другой -- демонстрирует, что погодные явления в России воспринимаются определенной частью белорусского политического класса в качестве «оружия возмездия», что уже символично…

Летняя повестка

    Между тем, учитывая, что климат Восточной Европы, судя по снегу в июне, упорно переходит на двухсезонный формат - зима и осень, то вопросы энергетики для Беларуси будут еще очень долго сохранять свою остроту, как впрочем, и доступность овощей и фруктов, оказавшихся на территории республики в качестве контрабандного транзита. Но главные проблемы правящего режима продолжают концентрироваться, все-таки, в экономике, где роль нефтехимии для элементарного  выживания белорусского государства невозможно переоценить. В принципе, это признает и А. Лукашенко, заявивший на прошлой неделе: "Нет необходимости еще раз говорить о важности этого вопроса. Когда-то я уже говорил, что этот вопрос сродни независимости нашего государства. Мы должны сделать все, чтобы обеспечить энергетическую независимость и безопасность Беларуси». Белорусский президент говорит о  долгосрочной проблеме, которая,  естественно, не может быть решена за один летний политический сезон.

Борьба за нефть/газ

    Беспрепятственный доступ к дешевой нефти и газу (необязательно российским), а также возможность постоянно кредитоваться за рубежом -- составляют основу сохранения власти в республике в руках ныне правящей династии.  Российский вектор в данном случае незаменим, что только подтвердилось в ходе майского визита А. Лукашенко в Пекин, где  официальный Минск добился только протоколов о намерениях.

    В свою очередь итоги последнего российско-белорусского саммита в Санкт-Петербурге (03.04.2017) были детально проанализированы в ближайшем окружении белорусского президента и они оказались неутешительными.

    С одной стороны, официальному Минску удалось избежать худшего – полной изоляции со стороны Москвы, что объективно создавало условия для смены правящей верхушки.  Российское руководство не удалось поймать на удочку «минского майдана», но в тоже время Кремль учитывал настороженность российского общества к самому термину «майдан». Хотя, если учитывать отсутствие доверия между руководствами двух стран, говорить о полноценном восстановлении отношений не приходится.

    С другой стороны, энергетические проблемы Беларуси на саммите в Санкт-Петербурге были решены только частично и в строго ограниченном временном промежутке – до 2019 г. Далее все усложняется тем, что создание единого в рамках ЕАЭС рынка газа, а следом и нефти, к 2025 году основывается на условиях, которые категорически не устраивают Минск. К 2025 году в России будет полностью изменена формула налогообложения, что ставит белорусских импортеров в один ряд с российскими нефтяными и газовыми компаниями в контексте цен, близких к мировым. Понятно, что такого «равенства» в белорусском руководстве не приемлют, считая, что белорусская сторона должна иметь особые преимущества в доступе к российским энергоресурсам перед российскими кампаниями, несущими в свою очередь  особую финансовую и иную нагрузку, участвуя в программах развития Арктики, океанского шельфа, создании и развитии технологий добычи углеводородов и т.д.

    Исходя из складывающей ситуации, белорусское руководство в принципе сделало правильные выводы о том, что для сохранения доступа к дешевым российским энергоносителям ему необходимо развернуть настоящую борьбу, вынуждая Москву пойти на создание для Минска  исключительных условий.  Задача состоит не только  в сохранении белорусского нефтяного офшора, но и в расширении его за счет дешевого газа.  Любопытно то, что официальный Минск  не исключает создание «сепаратного» по отношению к ЕАЭС единого нефтегазового рынка в рамках Союзного государства, что должно закрепить за Минском привилегии на импорт газа по внутрироссийским ценам и  по посредничеству в вывозе российской нефти на европейский рынок.

    Необходимо отметить, что для того, чтобы столь  амбициозные планы официального Минска были претворены в жизнь, потребуются как минимум несколько важных условий, включая выход на совершенно новый уровень интеграции между Россией и Беларусью, очевидного доверия между руководствами двух стран и солидного запаса времени. К сожалению, у белорусского руководства нет второго и третьего, а на первое условия А. Лукашенко никогда не пойдет. Тем не менее, в наступивший летний период белорусские власти попытаются согласовать с Москвой своеобразную «дорожную карту», чтобы создать единый рынок энергоносителей до 2025 года, что должно стать солидной основой для передачи власти преемнику А. Лукашенко.

Кредитная гонка

    Если в сфере энергетики успех белорусского руководства пока не является очевидным, то в сфере кредитования официальный Минск надеется в июне-июле все вопросы с Москвой решить. Во-первых, белорусское правительство планирует с помощью российского кредита в 700 млн. долларов США рефинансировать общий долг РБ перед Россией. Во-вторых, уже получив больше половины выделенного в 2016 году кредита Евразийского фонда стабилизации и развития (2 млрд. долларов США), Минск рассчитывает на получение в 2017 году очередных траншей. В принципе, больше денег ждать неоткуда, но мы к этому еще вернемся… 

    При этом любопытно то, что А. Лукашенко весной этого года неоднократно выражал недовольство тем, что российские кредиты «дороже», чем предлагает МВФ, намекая на улучшение условий кредитования. Однако, в принципе, никто не заставляет А. Лукашенко брать кредиты у России. Более того, как правило, Минск тратит немало сил, чтобы едва ли не шантажом и истериками  выбить из российского руководства очередной кредит. Конечно, белорусское правительство может взять кредит у Международного валютного фонда, но обещанный кредит  МВФ в Минске ждут уже третий год. Китай тоже сводных денег не давал, не дает и не даст…

    Кроме того, не стоит забывать, что Беларусь не погашает российские кредиты, а аккуратно обслуживая, тем не менее, как правило, договаривается с Кремлем о рефинансировании, раз за разом отодвигая окончательные расчеты по кредитам на будущее, т.е. вешая долги на детей и внуков.         

    Грустно и бесперспективно, когда погоня за кредитами оказывается главной функцией правительства страны.

Томатное цунами

    Летний политический сезон в Беларуси начался с контрабанды, что тоже весьма символично. Тема наводнивших Беларусь турецких помидор вновь возродила проблему доступа на российский рынок как  подсанкционных товаров, так и белорусских мясомолочных продуктов. Между прочим, белорусское руководство до сих пор или не понимает или отрицает взаимосвязь между этими двумя товарными потоками…

    Любопытно то, что, несмотря на итоги апрельского российско-белорусского саммита, где, как было объявлено в СМИ, «все вопросы решены», вопрос о «бандитизме» Сергея Данкверта, ежедневно закрывающего сбыт в Россию с нескольких белорусских мясомолочных предприятий,  остается крайне актуальным как для республиканских властей, так и для белорусских СМИ.  Как выяснилось, уголовное дело в отношении главы Госсельхознадзора, открытое в Беларуси, активно пополняется, постепенно превращаясь в аналог знаменитой папки О. Бендера, которую, как мы все помним, «великий комбинатор» всё-таки продал товарищу Корейко за миллион советских рублей. Проблема в том, что С. Данкверт собственное уголовное дело не купит…

Взаимные уголовные дела?

    К сожалению, сам факт возбуждения в Беларуси уголовных дел в отношении российских чиновников пока в той же России воспринимается в качестве какого-то абсурда, на которые А. Лукашенко, как известно, весьма горазд, что неправильно, так как на самом деле Минск открыл настоящий «ящик Пандоры».

    Дело в том, что с одной стороны, уголовный «почин» белорусского руководства можно было бы только приветствовать в качестве свидетельства  того, что в рамках Союзного государства Беларуси и России как-то стихийно и в одностороннем формате, но рождается единое юридическое поле. Но с другой стороны, чтобы столь важный и полезный «почин» не оказался на плечах одного лишь Минска, российской прокуратуре необходимо немедленно  подхватить белорусскую «инициативу» и тоже завести парочку уголовных дел в отношении белорусских чиновников высокого ранга.

    В принципе, у российской стороны выбор огромный. К примеру, можно обратить внимание на вице-премьера белорусского правительства Владимира Семашко --  автора и организатора знаменитой «растворительной» аферы с экспортными пошлинами на нефтепродукты, которая обошлась российскому бюджету потерей сотен миллионов долларов. Можно только представить, на сколько лет лагерей «нахимичил» господин Семашко.

    В принципе, российские правоохранительные органы могут  смело заводить целую серию уголовных дел на практически весь корпус белорусских санитарных врачей, которые самоотверженно и безотказно третий год снабжают креветки, персики, лосось, виноград, а также украинское и польское мясо с молоком белорусскими государственными документами, чем регулярно ставят в тупик пикеты Госсельхознадзора на российско-белорусской границе.

Реплика

    Одна из особенностей белорусской пропаганды заключается в том, что она поразительно «глухая».  Формируя какой-либо аргументный ряд, официальный Минск запускает его в медиапространство, не обращая внимания на то, что его аргументы тут же встречают отпор. В итоге, давно «подстреленные» доводы продолжают вращаться по информационному «кругу» дискредитируя сами белорусские власти. Пример с белорусскими сертификатами на подсанкционные товары, завозимые на российский рынок, является одним из самых ярких.

    Начиная с 2015 года, когда созданный на территории Беларуси крупнейший в мире контрабандный терминал заработал в полную силу, белорусские власти бросают своих бойцов информационного фронта, чтобы «перевести стрелки» на саму Россию, обвиняя её в организации поставок контрабанды через территорию республики.

    При этом белорусская сторона, начиная с А. Лукашенко, заявившего в апреле текущего года  о неведомых «русских бандитах», беспрепятственно переправляющих по белорусским дорогам тысячи фур (ежедневно российско-белорусскую границу пересекает более двух тысяч фур) и заканчивая интернет-троллями с белорусских Интернет-форумов, неустанно повторяющих как заклинание то, что «Беларусь оскорбляют/подвергают давлению/несправедливо обвиняют»,  упорно «не слышит» главное обвинение в свой адрес: подсанкцинные товары имеют белорусские государственные сопроводительные документы. Такая политическая «глухота» говорит о том, что белорусские власти кровно заинтересованы в контрабанде, наживаются на соседе и обворовывают союзника, но никогда в этом, естественно, не признаются.

    Понятно, что денег у белорусских властей нет. Имеются серьезные основания сомневаться, что  за ближайшие девяносто дней они появятся.  Тогда с чем белорусские власти готовятся войти в осень?    

Продолжение следует

А. Суздальцев, Москва, 04.06.2017

0

826

Задание на лето 2017. Часть II


То, что шито белыми нитками, трещит по швам  (русская поговорка).

Без сарказма уже не получается…

    Беларусь входит в летний политический сезон на волне невероятного за последние два-три года виртуального экономического оптимизма, который, подобно цунами в ежедневном режиме едва ли не физически обрушивается с экрана телевизора. В итоге непрерывной пропаганды успеха и надежд у населения создается ощущение, что страна переживает реальный экономический бум -  буквально все растет, пополняется, плодится, модернизируется и невероятно мощно экспортируется. Вот и белорусский премьер А. Кобяков заверил, что по итогам I квартала «из 7 важнейших параметров развития выполнены 6».

    В частности, почти два десятилетия  белорусские власти и эксперты говорили о том, что необходимо диверсифицировать экспорт белорусских продуктов питания, но чудо произошло только после известной пресс-конференции А. Лукашенко от  3 февраля 2017 года. Судя по белорусским СМИ, не прошло и несколько месяцев, как на всех континентах покупатели стали выстраиваться в очередь, чтобы закупиться белорусской колбасой, молоком и творогом. Более того, белорусские СМИ столь качественно создают контент успеха, что создается ощущение какого-то всемирного ажиотажа, когда в Гонконге, Омане, Сингапуре и Египте покупатели ночуют у дверей магазинов, чтобы  первыми вцепиться в головку белорусского сыра. Справедливости ради, надо отметить, что Белорусское ТВ не показывает столпотворения у прилавков с белорусскими сосисками и йогуртами в мировых мегаполисах, но, естественно,  только из-за опасения, что корреспондентов могут задавить в спонтанно возникшей давке вокруг последней сардельки.

    Безусловно, если так пойдет дальше, то,  по утрам сотни миллионов людей, которые сейчас за чашкой кофе интересуются курсами основных мировых валют и ценами на нефть, скоро будут с трепетом следить за ценами на молоко и буженину из Беларуси. Это всё, безусловно, радует и даже восхищает, но, простите великодушно, почему-то вызывает сомнения…     

Инвестиционный бум

    Тем не менее, видимо, с целью ликвидировать на корню все подобные сомнения насчет социально-экономических успехов и следующих за ними всенародной радости, практически ежедневно белорусские СМИ стали радостно сообщать о настоящем нашествии зарубежных инвесторов из самых экзотических стран мира. Картина подразумевается почти эпическая:  миллионеры с пачками  конвертируемой валюты в руках (да что там миллионеры -- миллиардеры с тачками денег), наконец осознав,  то, что в Беларуси, как ежедневно уверяет Белорусское телевидение, «один из наилучших на мире бизнес-климат», буквально осаждают приемные белорусского руководства, умоляя немедленно вложить (закопать) эти миллиарды в любые белорусские перспективные проекты.

Суперпроекты

    Стоит отметить продуманность авторов «виртуальной Беларуси». На фоне невиданной в истории современной Беларуси «волны» инвестиций тут же появились финансово-ёмкие  планы. В частности, 24 мая власти снова выпустили на «сцену» штатного «сказочника» Владимира Семашко, который успел наговорить  на несколько миллиардов долларов:

- Россия будет инвестировать в «три интеграционных проекта» в нефтехимии, что удивляет, так как А. Лукашенко предлагает вкладывать в белорусские НПЗ всем, кто ему попадается под руку. Китайцам тоже, между прочим. В Москве о белорусских планах инвестировать российские деньги ничего не известно…

- в развитие МАЗа правительство планирует вложить 500 млн. долларов. Стоит отметить, что для создания конкурентного производства грузовых автомобилей необходимо не меньше 7-10 млрд. долларов.

- В БелАз – 800 млн. долларов. Зачем и во что, если БелАз, в принципе, является в большей степени сборочной площадкой. 

- В Белорусский металлургический завод – 0,8-1,1 млрд. долларов. На фоне падения цен на металл данные вложения можно уподобить сжиганию денег в топках котельной.

    Затем выяснилось, что с 2017  по 2020 год в машиностроение необходимо вложить 9 млрд. долларов, включая в модернизацию  МТЗ, которому для технологического перевооружения  требуется 1,1 млрд. долларов. С учетом того, что в России – основном рынке МТЗ,  на новой технологической базе постепенно поднимется собственное тракторостроение, можно только удивляться продуманности решений белорусского руководства.   

    Если суммировать все эти огромные для Беларуси будущие инвестиции, то вдруг выходишь на связанный 15-миллиардный кредит КНР, который так и не был «выбран» белорусской стороной и который А. Лукашенко сумел сохранить в Пекине на майском саммите.  Так что «тайна» белорусского инвестиционного бума на самом деле связана с тем, что как бы не отбивались все последние годы белорусские предприятия от необходимости импортировать устаревшее оборудование и технологии из КНР и обустраивать китайских «специалистов», превращение Беларуси в китайский экономический «протекторат» неотвратимо.

Кредитное лицемерие

    Информационная кампания, построенная на фантазиях, рано или поздно обязательно превращается в клоунаду. Понятно, что когда весь мир для Минска, усилиями белорусских пропагандистов превращается в огромный банкомат, где роль кредитки выполняет белорусский творожный сырок, деньги со всех континентов, буквально надвигаются на Беларусь, как бархан в Сахаре, засыпая страну  ровным и толстым слоем  валюты, что приводит россиян к лютой зависти. Последнее обязательно…

    Но, конечно, созданная «картинка» не обходится без проблем. В частности, тут как на грех, на голову белорусских властей откуда-то свалился Международный валютный фонд с 3,5 млрд. долларов кредита. Появившиеся в белорусских печатных СМИ рассуждения о том, что, в принципе, деньги от МВФ Беларуси не особо и нужны, так как и своих девать некуда, являются каким-то апофеозом политического лицемерия и кокетства (к примеру, https://www.sb.by/articles/ekspert-ostr … f-net.html). Аргументация поразительная: отказываться от помощи столь солидного международного информационного института вроде как-то неудобно… В общем, из жалости к МВФ, скорее всего, кредит официальный Минск возьмет. Как впрочем, и транши ЕФСР. Надо же как-то выручить Россию, которая буквально умоляет взять у неё кредиты. В общем, тяжело белорусскому руководству…

    Но главный смысл этой информационной волны, судя по контенту, заключается в том, чтобы  продемонстрировать устойчивое финансовое положение республики, что впрочем, белорусский рубль пока демонстрирует. Кредиты  ведь идут…

Летний апофеоз

    По традиции, заведенной еще в середине прошлого века, 3 июля в Минске отмечался как День города. Автор этих строк еще застал этот столичный праздник, увязанный с его освобождением в 1944 году. Более того, гордился знакомством с минчанами, которые лично провожали советские танки к Свислочи в районе нынешнего  Троицкого предместья. Однако при А. Лукашенко праздник был переформатирован в День независимости, что не всех минчан устроило, хотя с годами история праздника забылась и как-то утряслось...

    Тем не менее, когда-нибудь обязательно появятся исследования о том, как усилиями А. Лукашенко из белорусской истории исчезали советские войска, освободившие республику ценой 660 тыс. погибших солдат, зато появился «белорусский летчик» Гастелло, как затаптывалась память о П. Машерове, как постепенно понижался статус Дня Победы 9 мая в пользу Дня независимости  3 июля. Понятно, что роль парада, ставшего традиционным мероприятием Дня независимости, с каждым президентским сроком становилась все более сакральной.

    Естественно, на фоне активно формирующегося в мае-июне 2017 г. образа процветающей «виртуальной Беларуси», июльский парад должен явиться своеобразным отчетом руководства страны об уже достигнутых успехах и стать главным стимулом роста рейтинга А. Лукашенко перед осенним социально-политическим «штормом». 

Летят дроны…

    Исходя из той великой роли, которую вкладывает белорусское руководство в парад, данное мероприятие в Минске 3 июля обязательно должно по масштабу превзойти московский парад от 9 мая 2017 г. То есть на показ потащат всё, как говорится, что «шевелится» и хоть как-то заводится. Само собой, колонны должны украсить не только установки «Полонез», но и трактора с грузовиками, комбайнами и дорожными катками. И не только…

    Между прочим, стоит напомнить, что  из-за плотной облачности 9 мая 2017 г. во время парада в Москве так и не состоялась его воздушная часть. Этот факт в Минске восприняли в качестве опции и, нет сомнений, что на минский парад в воздух поднимут все, что может держаться на крыле, включая гражданские борта «Белавиа».  В принципе, можно было бы еще мобилизовать птичьи стаи, но с ними могут не совладать белорусские авиадиспетчеры…

Шутка…

    В общем, можно только представить, сколь массовое и красочное шествие можно ожидать через три недели в центре белорусской столицы. Налетят тучи дронов, а в их тени в парадных колоннах вполне могут шагать доярки и знаменитые белорусские «реактивные» коровы, способные за считанные дни наращивать удои на 20-50%, работники лесопилок с бензопилами, а следом зубры, лоси и бобры в окружении бравых браконьеров и егерей. Вполне можно сформировать отдельные колоны из белорусских космонавтов, гаишников, работников казино и минских борделей (в этом случае не избежать волнения на правительственной трибуне), а также отдельный отряд белорусских контрабандистов с муляжами креветок, корзинами турецких помидор и с портретами Чижа.  Последнее было бы очень актуально, так как колонну белорусских нефтехимиков по идее должен олицетворять образ главного «растворителя» Беларуси Владимира Семашко.

    В итоге мы вполне могли бы услышать из уст дикторов, что «а вот показалась колонна работников Парка высоких технологий с клавиатурами на правом плече, а следом за ними «каменщики» из парка «Великий камень» и т.д…

    На самом деле с каждым годом парады в Минске все больше начинают напоминать аналогичные шествия в Пхеньяне…

Задание на весну 2017

    5 марта 2017 г.  автор этих строк  писал: «А. Лукашенко должен определиться. Традиционный для белорусской элиты миф о многовекторности потерял даже намеки на реалистичность. Можно и дальше рассуждать с экрана белорусского ТВ о том, что «самой географией» Беларуси предназначено «дружить» со всеми подряд, умалчивая при этом, кем оплачена такая дружелюбность? И как из одного единственного реального вектора выросла мифическая многовекторность? А. Лукашенко должен к апрелю как-то решить для себя и, видимо, за всю страну, с кем он? Если с Россией, то это будут уже явно другие отношения, причем очень непростые, учитывая настороженность к белорусскому правителю со стороны российского истеблишмента.

    Если А. Лукашенко решит, что ему ближе Украина, Польша, Грузия и прочие «демократические» государства, то, в конце концов, Белорусская АЭС еще не достроена, а население страны уже вполне  готово пересмотреть «договор» с властью, причем, не с националистических позиций, которыми традиционно пугали Кремль, и не с антироссийским лозунгами, а с вполне простым требованием: «Лукашенко уходи!». С другой стороны, можно говорить, что страна вошла в стадию «украинского синдрома» (об этом придется поговорить отдельно), так что поворот на Запад возможен, хотя последствия могут оказаться  удивительными. Но в любом случае пришло время браться за «руль», а не плакаться по любому поводу… (http://politoboz.com/content/zadanie-na-vesnu-2017)/

    Прежде всего, обращает на себя внимание то, что А. Лукашенко за весну хотя бы внешне, но «определился». Состоялся российско-белорусский саммит (3 апреля 2017 г., Санкт-Петербург), из его речей исчезли пассажи о необходимости перестать «лететь с одним крылом», которые заменены идеей о стимулировании нового Хельсинского процесса при посредничестве Минска (о реалистичности  этой «идеи» В. Макея стоит поговорить отдельно).  А пока белорусских пассажиров в российских аэропортах перевели в международный сектор.

    Но в то же время, как и отмечалось три месяца назад, после беспрецедентного по накалу российско-белорусского кризиса зимы 2016-2017 года, А. Лукашенко не встретили в России с распростертыми объятиями.  Белорусскому президенту дали понять, что в Москве ему не верят, и не будут верить,  что в свою очередь привело в апреле к его двум скандальным публичным выпадам в сторону России.

    На 9 мая российское руководство не ждало в Москву одного из лидеров Союзного государства, как, впрочем, и на Петербургский форум, где был лидер Индии. На саммите в Пекине российско-белорусских встреч в двустороннем формате не было, что, в принципе, понятно – А. Лукашенко искал возможность попросить денег у хозяев форума, а В. Путин просто «путался» под ногами белорусского президента…

Задание на лето 2017 года

    А. Лукашенко не решит социально-экономические проблемы страны за ближайшие два-три месяца. «БелДжи», который все-таки запустили, с чем необходимо всё-таки поздравить Минск, тем не менее,  тоже не спасет…

    Россия может дать 700 млн. долларов в качестве кредита, который так и останется на счетах Минфина РФ, следом придет евразийский транш, но это будут «капли»… Остается Форум регионов Беларуси и России (Москва, 30 июня – Высший госсовет СГ), но пока из Минска по поводу надвигающегося летнего российско-белорусского саммита идей не слышно…

    Более того, если белорусские власти вдруг объявят в сентябре, что в республике уже достигнут уровень средней заработной платы в 500 долларов США, то это может взорвать хрупкое затишье на белорусском политическом «болоте». Дело в том, что то руководство республики, учитывая уровень белорусских политтехнологий, вполне может заняться политическим самоубийством, провоцируя озлобленное население.

    Так что лето уйдет на поиск денег, причем везде, где можно и нельзя. Помимо контрабанды, налоговых  «десантов», таможенных конфискаций, штрафов за воздух и грозы, требования от России очередных «компенсаций», судя по всему, активизируется и государственный рэкет белорусского бизнеса. Иными словами, по примеру М. Саакашвили, через белорусские тюрьмы пропустят всех более-менее обеспеченных предпринимателей Беларуси.

    Но в реальности, у  А. Лукашенко остается один путь – создание с помощью подконтрольных СМИ образа  «виртуальной Беларуси» на фоне летней природы, парада 3 июля, «Славянского базара», уборки зерновых и прочих пропагандистских «лубков».

    На худой конец, можно снять с поста  премьер – министра А. Кобякова… Хотя, время для операции «преемник» еще не пришло.

А. Суздальцев, Москва, 11.06.2017

0

827

Гость
пн, 12/06/2017 - 18:31
Комментарий № 369652

Недавно прочитала такой вот комментарий -воспоминание про Украину, как оно всё начиналось в 2010 году.
Если провести аналогию с РБ, как вы думаете- нынешние отношения уже 2010 год или эту черту давно перешли?
Прочитал по ссылке и сразу вспомнился эпизод встречи АГЛ+Сидорский и ВВП+Касьянов в Москве на заседании Союзного государства (?). Начал, как обычно, ВВП и после нескольких фраз его неожиданно перебил АГЛ, который захотел показать, что он является председателем этого СГ и стал открывать заседание. Помню абсолютно испуганного Сидорского, абсолютно офигевшего Касьянова и хитро улыбающегося ВВП. Могу ошибаться в названии мероприятия. Искал видео встречи, но не нашел.
Был в Белоруссии пару недель после полугодичного перерыва, люди кмк стали жить беднее и стали немного злее. Есть чувство что чуть ослабили гайки и дали людям возможность выживать самим. Впрочем, может люди сами перестали обращать внимание на все запреты. Я это к тому, что белорусы, ежели что, выживут. Резервы есть, не все газоны распаханы под бульбу. Но запомнить все - запомнят.

0

828

Гость
пн, 12/06/2017 - 18:35
Комментарий № 369678

Китаю уходит не Беларуськалий, а Белкалий, который почти полностью на китайские деньги сторит Гуцериев в Любанском районе. Кстати, ныне сидящий за Мотовело Муравьёв был гендиром юрлица, которое ведёт этот проект, параллельно.
Умные ханьцы не стали вешать на себя содержание целого города и района, а в чистом поле по самой современной кандской технологии с немецким оборудование построят новое аналогичное производство. К моменту запуска и выхода на товарные мощности солигорские шахты будут уже банкротами из-за высоких социальных издержек и агроменеджмента.

0

829

Да, ходили слухи, что Л. еще в 2012 году поставил задачу выкупить "Уралкалий".

0

830

"Белорусский Хельсинки". Пока вопросы...


Всякие рыбки строят из себя акул.
Успокойтесь кильки.
(рыбацкие профессиональные пословицы)

На прошлой неделе в Киев прибыл белорусский гуманитарный конвой, загруженный  товарами для жителей  Юго-Востока Украины. О данном факте в  очень позитивном формате сообщило Белорусское ТВ, что понятно, так как речь шла о первом конвое из Беларуси за три года конфликта на Донбассе…

Минск  послал жителям перепаханного войной региона 58 (пятьдесят восемь) тонн продуктов питания и товаров первой необходимости. Для сравнения, с августа 2014 года Россия направила на Донбасс 66 конвоев. Средний российский конвой – это примерно от 500 до 1000 тонн груза. И так все три года войны…

Понятно, что поступившая в Киев белорусская гуманитарная помощь, если она все-таки вообще доедет до Донбасса, то в лучшем случае её распределят среди жителей районов, остающихся под контролем вооруженных сил Украины. Учитывая блокаду самопровозглашенных республик со стороны Украины, жители Донецка и Луганска помощь из Минска не увидят, но они свободно найдут белорусские молочные товары в любом ближайшем магазине… Но в целом,  можно с полным основанием утверждать, что В. Макей заслужил очередную похвалу со стороны П. Порошенко.

Конечно, на этом «гуманитарном» фоне никто даже не рискнет спорить о том, что 58 тонн помощи в 2017 году вполне достаточны для того, чтобы начиная с осени 2014 года говорить об особом вкладе  Минска в урегулирование украинского кризиса.

Международные амбиции

Не первое десятилетие мы наблюдаем за тем, как  Беларусь, стремясь занять на международной арене если не выдающееся незаменимое место, то хотя бы быть востребованным элементом регионального диалога,  буквально рвется на международную арену. Необходимо отметить, что в  любом случае все эти потуги  можно однозначно  приветствовать, если только не забывать совершенно азбучные истины, детально прописанные в десятках монографий по теории международных отношений и касающихся игры с суверенитетом, чем по традиции увлекаются малые и средние страны.

На самом деле, не очень хочется повторять банальные вещи, так как не является тайной то, что внешняя политика суверенного государства, тем более небольшого и транзитного, зачастую является  инструментом элементарного выживания. Отсюда и понятное стремление властей к участию в различных  коалициях, союзах,  интеграционных проектах и блоках, играющих роль гарантов и страховок сохранения собственного суверенитета.   Однако не всё так просто…

Война

Прежде всего, не  стоит забывать о том, что внешнеполитическая активность, помимо традиционных и полезных для Беларуси задач,  используется белорусским руководством в качестве важнейшего элемента выживаемости политического режима. В качестве иллюстрации стоит вспомнить ликование А. Лукашенко, когда ему пришлось в феврале 2015 г. принимать в Минске «Нормандскую четверку». А. Меркель и Ф. Олланд не просто пожимали руку белорусскому президенту, готовящемуся к пятому президентскому сроку, но словно вводили А. Лукашенко – «последнего диктатора в Европу» в европейскую политику, что, естественно, резко увеличивало рейтинг А. Лукашенко не только на внутренней политической арене, но и повышало его роль  в диалоге с Москвой.

Иными словами, в 2015 году на фоне войны на Юго-Востоке Украины произошла легитимизация белорусского авторитарного режима, что в свою очередь, открыло перспективу для поворота официального Минска на Запад. Следом была заморозка санкций ЕС и т.д.

Любопытно то, что сейчас в среде белорусского экспертного сообщества встреча «Нормандской четверки» в Минске (Минск-2) определяется как «успех белорусской дипломатии», что несколько странно, так как  стоит напомнить, что Минск-2 являлся  следствием кровавого конфликта, достигшего в конце января 2015 г.  уровня катастрофы (Дебальцевский котел),  и целой серии контактов членов «Нормандской четверки» (приезды Ф. Олланда в Москву). Между прочим, переговорный процесс  Минск-1 тоже был запущен  в качестве перемирия после  разгрома вооруженных сил Украины под Иловайском (сентябрь 2014 г.). Трудно понять, какую роль в организации Минск-1, так и в Минска-2 сыграло белорусское руководство, если оба саммита организовывались в рамках «Нормандской четверки», куда белорусского президента не приглашали…

Тем не менее, Минский процесс воспринимался в белорусском руководстве, как первый успех А. Лукашенко в международной сфере, который необходимо развивать и расширять  в рамках широко заявленной «многовекторной» внешней политики.

Старт задержался

Но время идет, «минский процесс»  превратился в формат отношений между Россией и Западом, в рамках которого  Россия постепенно адаптируется к экономическим санкциям, а  Украина привыкает жить без Крыма и Донбасса.  Минску досталось от  данного очень странного «диалога» только название - «Минский процесс», что, тоже неплохо, учитывая, что белорусское руководство никакого реального переговорно-дипломатического вклада в ход переговоров не сделало, в качестве одного из гарантов под  Комплексом мер по выполнению Минских соглашений (февраль 2017 г.) не подписывалось, ограничившись исключительно ролью отельера.

Между тем, стоит напомнить, что в 2015 году перед Минском открылись две опции:

- «углублять Минск», т.е. использовать открывшийся в белорусской столице «переговорную площадку» для постепенно и непосредственного вхождения в переговорный процесс с целью оптимизации переговорного процесса и выхода на исполнение принятых и согласованных решений;

-  «тиражировать» успех минского процесса и проецировать его опыт на иные, прежде всего, региональные конфликты.

Однако похвастаться оказалось нечем. Начавшийся в 2015 году российско-турецкий кризис предоставил официальному Минску определенный шанс, но в итоге основную роль посредника в нормализации отношений между Москвой и Анкарой сыграла Астана.  А. Лукашенко воспринял  успех Н. Назарбаева крайне болезненно, считая, что его незаслуженно обошли...

Упустил официальный Минск и возможность поучаствовать в сирийском урегулировании, где в качестве переговорной «площадки» опять выступила Астана. Справедливости ради, стоит отметить, что белорусской стороне было затруднительно подключиться к сирийской проблематике, так как её формальный союзник – Россия, ведет в этой стране полномасштабную войну. Минск, опасаясь, что его втянут в борьбу с Исламским государством, предпочел в очередной раз сделать вид, что его не касаются «авантюры» Москвы и, основываясь на принципе, что «на войне не зарабатывают только идиоты»,  тут же  постарался максимально расширить военные-коммерческие связи с Катаром.

Между прочим, к зиме 2016 года стало ясно, что и на западном направлении белорусской дипломатии похвастаться особенно нечем.

В итоге, к 2017 году международное позиционирование официального Минска так и не пошло дальше обеспечения безопасности и буфета для работы периодически собирающейся в белорусской столице контактной группы по урегулированию конфликта в Донбассе.  Осталось рассмотреть причины данного провала, что мы и сделаем со временем в рамках данного материала…

Что дальше?

Тем не менее,  белорусское руководство не унывает. С одной стороны, в последнее время  белорусский МИД проводит целую линейку конференций, которые заявляются в качестве международных, хотя выступают на них большей частью послы западных стран, аккредитованных в Беларуси и где постоянно повторяется очень обязывающий тезис о том, что Беларусь является «донором региональной стабильности». Видимо, учитывая  формат этих конференций, столь впечатляющая активность В. Макея ориентирована в первую очередь на А. Лукашенко и только в последнюю очередь  на международную общественность.

Но впечатляет другое. Прозвучавшая весной текущего года на вышеназванных конференциях в белорусской столице  идея о ремейке Хельсинки’75 на базе «Минского процесса» вдруг получило поддержку уже на уровне президента республики. Выступая 9 июня 2017 г. в Астане на саммите Шанхайской организации сотрудничества  А. Лукашенко оформил идею о новой переговорной «площадке» в Минске уже в виде государственной инициативы: «Считаю, что в сопряжении с усилиями "шанхайской семьи" сохраняет свою актуальность белорусская инициатива о налаживании нового масштабного диалога между Востоком и Западом, аналогичного Хельсинкскому процессу». Интерес белорусского президента к данной затее понятен. В случае проведения в белорусской столице столь масштабного форума, соразмерного Хельсинки’75, А. Лукашенко наверняка мог бы стать лауреатом Нобелевской премии мира…

Скорее всего, белорусский МИД уже разработал план развития инициативы «Белорусский Хельсинки», передав его на первом этапе на уровень экспертов, что в принципе, понятно и правильно. В тоже время есть серьезные сомнения, что идею удастся реализовать, так как у Минска отсутствует не только ресурсы и политический потенциал для выполнения данного плана, но и, к сожалению, не существует и развитой международной науки и аналитики, чтобы просто осмыслить заявленную цель. Пока в теме «Белорусский Хельсинки» явно преобладают желания и амбиции белорусских властей, хотя идея  имеет массу «подводных камней», способных нанести существенный удар по имиджу белорусского государства. Но о рисках и проблемах стоит поговорить отдельно.

Продолжение следует

А. Суздальцев, Москва, 19.06.2017

0


Вы здесь » ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ » В Беларуси » Что говорит из Москвы Андрей Суздальцев?