ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ

Объявление

ПЕРЕХОД НА САЙТ Fair Lawn Russian Club


Чтобы открывать новые темы и размещать сообщения, вам нужно зарегистрироваться! Это не отнимет у вас много времени, мы не требуем подтверждения по e-mail.
Но краткие комментарии можно оставлять и без регистрации! You are welcome!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ » В Беларуси » Что говорит из Москвы Андрей Суздальцев?


Что говорит из Москвы Андрей Суздальцев?

Сообщений 31 страница 60 из 1000

31

Гонка со временем

Время - плохой союзник. (Уинстон Черчилль)

Челночные перемещения  А. Миллера между Минском и Москвой  по принципу «вернись, я все прощу»  неожиданно  приоткрыли  завесу  тайны над политической кухней режима А. Лукашенко.   Обнаружился поразительный  беспорядок  – отсутствие  как   каких-либо реалистичных  и долгосрочных стратегий,  так и  применимых в настоящее время   внятных  политических  планов;  проявилась склонность к неожиданным импровизациям и поискам  своеобразного   «философского камня», способного  разрешить  все  проблемы республики  буквально  одним махом;  отмечается  многослойное и запутанное конструирование  неких  «простых решений»… А также мечты,  надежды и  грезы руководства республики  на фоне  все убыстряющейся гонки со временем.

Время – самый коварный и неподкупный  враг А. Лукашенко, окруженного  в настоящий момент  целым комплексом  серьезных  проблем, промедление в  решении которых  на фоне быстро нарастающих рисков    усугубляет  и без того их  противоречивую природу.

Прежде всего  необходимо отметить, что именно сейчас, в конце сентября, а не в феврале  текущего года, как заявляло  в начале  белорусского  экономического кризиса  руководство республики,  возник  риск  втягивания  белорусской экономики в  неожиданно  появившийся гребень «второй волны» мирового экономического кризиса.  Общая нестабильность, охватившая  мировые  финансовые рынки на последней неделе  и отразившаяся не только на котировках  акций крупнейших корпораций, но и на курсах евро, иены и рубля, не может не сказаться на Беларуси.  Реакция может   несколько запоздать, но обязательно будет.

Подход «второй волны» кризиса может совпасть  с   провалом  валютной  авантюры  белорусского  руководства, приступившего с 14-15 сентября к решению проблемы  валютного дефицита  в «ручном режиме».  Наблюдение  за действиями властей на валютном рынке республики  позволило прийти к выводу, что  руководство страны, убедившись в выгодности  бизнеса  «черных менял»,  решило их заменить и  самостоятельно  удариться в валютные спекуляции.   Сейчас уже вполне очевидно, что  был использован,  в ущерб  рыночному, в большей степени  административный механизм  снижения курса доллара ,  рассчитанный на ликвидацию  различного рода  схем  обращения  валюты с использованием «черного рынка»  и  нескольких валютных курсов.  Необходимо признать, что валютный  механизм оказался вполне  остроумным ,построенным  на  использовании  ряда психологических  особенностей  белорусского населения,  с одной стороны изрядно измученного постоянными  финансово-экономическими экспериментами белорусских властей, а с другой  стороны,  успешно развившего в себе способность предугадывать   очередные валютные  проблемы.

Осуществляя в ручном режиме на Белорусской валютно-фондовой бирже  плановое снижение курса доллара, власти пытались сыграть на  опасениях населения  потерять часть своих накоплений в свободно конвертируемой валюте.  Люди должны были  броситься  сдавать  валюту, менять ее на  белорусские рубли.  Проще говоря,  власти, не имея реальных  валютных ресурсов,  «гнали волну», создавали  ажиотаж уже  вокруг белорусского рубля,  рассчитывая  «под шумок» изъять  валюту у населения.

Невозможно не оценить с точки зрения масштабности проекта  размах  замысла  новых  белорусских Остапов Бендеров,  организовавших  настоящий  валютный  лохотрон  для целой страны.  Тем более, что  15 – 18  сентября народ реально  пошел сдавать валюту.  Но, как всегда,  властей погубила жадность и публичное  паясничанье  А. Лукашенко.

Вместо   того, чтобы очень аккуратно  и не спеша,  пусть и с использованием  административных методов (практика  ограничения  участников торгов сохранилась)  регулировать курс, увязывая его с курсом «черного рынка», что и было, судя по всему,  заложено в основу  валютного механизма, власти стали снижать курс буквально рывками. К концу  минувшей недели курс  доллара  упал ниже «психологического» уровня  8 тыс. рублей.  Население РБ,  наблюдающее  рост курса  доллара на большей части планеты, уловило  подвох и воздержалось от  дальнейшей сдачи валюты в  банки и обменники.  Люди поняли, что  поддерживать  падение курса доллара власти продолжительное время не смогут. Скачок  курса доллара по отношению к белорусскому  рублю неминуем.

К тому же  подал радостный голос  А. Лукашенко, который  всегда  почему-то уверен, что если он  публично  анонсирует   что-то фантастическое, то оно обязательно сбудется  (как к примеру, зарплата в 800 долларов  у белорусских доярок или  «толпящиеся в приемных  западные инвесторы»). 23 сентября, когда  ситуация на валютном рынке уже почти вернулась  к  стадии начала месяца – пустые обменники, люди  обращаются к менялам,  белорусский президент  вдруг заявил, что  «люди - молодцы, они сразу сориентировались, что курс высокий и надо быстрее обменять на белорусские рубли».  Как говорится, «сдал с потрохами».

Но,  мало того, что А. Лукашенко  практически   публично сознался в том, что  вся эта псевдорыночная  курсовая деятельность направлена исключительно на выкачивание валюты у населения , так  он еще  попытался в свойственной ему  «медвежьей»  манере  подстегнуть  процесс сдачи валюты: «Михаилу Владимировичу Мясниковичу и Надежде Андреевне Ермаковой надо работать так, чтобы этот доллар не обвалился ниже пяти установленных тысяч».  Особенно это относится  к  Н. Ермаковой, которая, как  шепчут  очень  злые  языки  в Национальном Банке,  до сих пор держит  в ящике  своего письменного  стола   деревянные  счеты.

На фоне  вновь вернувшегося  валютного дефицита   традиционные  самовосхваления   белорусского президента выглядели  несколько комично: «Я предупреждал, что эти неурядицы, которые у нас были на валютном и ,как следствие, на потребительском рынке возникли, ничем иным нельзя было объяснить, как паникой отдельных групп населения».  Хорошо, предупреждал, но, как говорится, а  дальше  то что?

А дальше, чтобы продолжить  валютную авантюру, нужны деньги, внешние деньги, так как закрутить внутренний  валютный рынок, используя исключительно  финансовые ресурсы населения, не удалось.  Рынок необходимо накачивать  валютой, и здесь  лицемерными  похвалами  в адрес людей, сдающих  валюту  в банк, не  отделаешься.  Отсюда  и столь  истеричная  реакция  А. Лукашенко на провал переговоров между  А. Миллером и  М. Мясниковичем.

Риск газового кризиса реален для Минска.  Проблема  в том, что  позиция  белорусской стороны  носит  весьма  субъективный характер:  публично  озвученные  15 августа на  Союзном  Совмине  договоренности  о  «понижающем  интеграционном коэффициенте», но так и не воплощенные  в жизнь;  неозвученные  договоренности с  Д. Медведевым в Сочи (12 августа),  которыми  А. Лукашенко попытался  воспользоваться на встрече с А. Миллером; принцип  «равнодоходности»  и  равенства  условий  деятельности  для  всех субъектов  хозяйствования  в рамках  Таможенного Союза или Единого экономического пространства,  почему-то  подразумевающий свободу доступа   к российским энергоносителям, но    исключающий   доступ,  например, к  белорусским  производственным активам, подлежащим  приватизации.   Получается, что   доступ к газу по внутрироссийским ценам  пародоксально  дополняется  доступом того же Китая к Беларуськалию.  Логичным было бы в этом случае  Минску добиваться дешевого газа  не  от Москвы, а от Пекина.     

Между прочим,  с Китаем все  не так  радостно и просто, как кажется.  Понятно, что посещение  Минска спикером китайского парламента  едва не вылилось в национальный праздник с закреплением красной даты в  белорусском календаре  -  все-таки  иногда у белорусского руководства теряется чувство меры.

Присущий белорусскому истеблишменту истерический  страх перед перспективой  экономического, а следом и политического провала приводит к тому, что в каждом забредшем в Минск зарубежном «ходоке»   власти видят  ожившую надежду на  «помощь», «поддержку»,  «инвестиции», «кредиты» и другие  блага  цивилизации, от которых они были в свое время отлучены по причине  плохих манер (бесконечные  президентские сроки,  подавление гражданских свобод и прав человека, расправы над оппозицией, клоунады на  международной  политической арене  и т.д.).    Китай, по мнению белорусского руководства, когда–нибудь  должен  заменить Россию в качестве  безусловного и неограниченного спонсора  и покровителя  Республики Беларусь под несменяемым  руководством  А. Лукашенко.

«Посадить» Китай в Беларуси для белорусского президента означает  сохранение власти в собственных  руках и  передачу ее по наследству. То, что в этом случае   Беларуси уготована  роль  Мьянмы, не очень волнует   не только  А. Лукашенко, но и  белорусский политический класс.  Между тем, расовые изменения в авторитарных странах не являются чем-то новым.   В свое время, еще в 60-х годах, Куба была вполне «белой» страной, но за пять десятилетий  нахождения у власти  Фиделя Кастро, между прочим, выходца из весьма аристократичной и обеспеченной испанской по корням семьи,  Куба  ощутимо «почернела».  «Белая» Куба перебралась в эмиграцию.

Нечто подобное уже происходит в Республике Беларусь, из которой миграционные потоки, прежде всего молодежи и гастарбайтеров, растут буквально на глазах,  сопровождаясь  постепенным заполнением  юга республики этническими украинцами,  западной части - грузинами и представителями других кавказских  народов, стремящимися  использовать  Беларусь в качестве  «трамплина» на Запад ,а на улицах белорусских городов все чаще мелькают китайцы.  Старательно предрекая соседней  России  превращение ее в будущем в огромный Чайна-кантри,  белорусы   всеми силами  уже  сейчас  сажают  собственный Чайна-таун на  белорусской земле.  Просто нужны  деньги.  Сейчас и почти на любых условиях.

Понятно,  что  Минску нужны  деньги.  Но как же в таком случае  относиться к  словам жеманного  Сергея Румаса, который  на прошлой неделе   говорил о новой миссии МВФ в РБ, как о команде,  присланной для оформления кредита («Миссия МВФ начнет свою работу 5 октября ,и ее состав позволяет говорить о том, что фактически миссия будет работать над новой программой"), но  и  тут же  заявил  в отношении  кредита от Сбербанка (1 млрд. долларов), что в нем нет необходимости : «Мы рассматривали этот кредит как некую подушку безопасности по выходу на единый курс. Вот неделя прошла, и острой потребности в такой подушке сегодня нет».

Если опираться исключительно на  слова белорусского руководства, то получается, что  Беларусь  - несчастная страна, которой каждый норовит  всучить пару-тройку   миллиардов  долларов, в которых и необходимости то нет .  И кредит от МВФ не нужен, хотя  белорусские власти, как бы мимоходом заявили, что  планируют получить  от фонда  до 7 млрд. долларов –12,5%  годового  ВВП республики (!),  и кредит Сбербанка  лишний  и т.д.   

   А  времени на все эти  кривлянья  остается все меньше. Пора определяться, так как   запущенный  валютный  лохотрон уже простаивает  без  валюты.

А. Лукашенко понимает, что кредит  МВФ возможен только в случае  быстрого выхода на диалог с Западом.  Решение проблемы с политическими заложниками – обязательное условие для  начала нового « европейского  флирта»  официального Минска.  Литва с Грузией, публично подвергнув остракизму  белорусскую оппозицию, уже  прошли у А. Лукашенко «аккредитацию»  в качестве посредников  между  Беларусью и Европой.

Однако  зачем  официальному Минску, в очередной раз возвращающемуся  в  «европейскую цивилизацию»,   российский природный газ по цене Смоленска?  Достойней было бы по цене Варшавы.  К декабрю, с учетом  суеты белорусского МИДа на европейских перекрестках,  цена российского природного газа вполне может стать  «польской»… Вот почему так суетится А. Лукашенко,  буквально хватает за рукав  главу  Газпрома. Надо успеть, перехватить,  обмануть…

А. Суздальцев, Москва, 15.09.11

0

32

Рокировка российского тандема: белорусский аспект

I часть.

Ни на солнце, ни на смерть нельзя смотреть в упор. (Франсуа де Ларошфуко)

Российская политическая жизнь вошла в предвыборный период, богатый различного рода политическими поворотами, союзами и неожиданными сменами политических фронтов. Рокировка тандема нанесла сокрушительный удар по надеждам на поединок двух лидеров, почти равных по политическому и электоральному потенциалу. После отказа Д. Медведева выдвигать свою кандидатуру сценарий российских президентских выборов накренился в одну сторону, не оставляя надежды на какую-либо реальную политическую альтернативу В. Путину. Это опасная тенденция, но не о ней, в данном случае наша статья…

Действующий президент Российской Федерации, как бы кому ни хотелось, вступил в стадию «хромой утки». Понятно, что в ближайшие полгода внешнеполитическая активность третьего президента России будет объективно ограничена. Все внимание российского истэблишмента поневоле будет сконцентрировано на выборах и перспективах корректировки внутреннего и внешнего политического курса в рамках стратегии победителя.

Войдет ли Беларусь в перечень тем внешней политики Москвы, подлежащих «перезагрузке» после майской 2012 г. инаугурации четвертого президента России? Опасен ли Владимир Путин Александру Лукашенко в качестве четвертого президента России?... Попытаемся ответить на эти вопросы.

Реакция официального Минска на рокировку российского властного тандема была вполне позитивной. Во-первых, судя по всему, А. Лукашенко знал в общих чертах сценарий российских выборов 2012 года. С весны текущего года белорусский президент едва не открыто принял сторону В. Путина в предстоящей российской предвыборной гонке. По этой причине А. Лукашенко, с одной стороны, вроде как оказывается в выигрыше и может после мартовского голосования рассчитывать на определенные дивиденды, но с другой стороны, уже сейчас понятно, что В. Путин не встретит весной 2012 года реального противника, способного бросить вызов второму президенту России. Жаркой схватки за Кремль не предвидится, так же как и обильных дивидендов союзникам и попутчикам. А. Лукашенко, не раз с 2000 года демонстрировавший поистине свирепую ненависть к В. Путину, скорее относится к «попутчикам», так что трудно представить, что официальному Минску что-то перепадет от возвращения второго президента России на пост главы федерации. Более того, даже незначительная и зачастую чисто декоративная поддержка В. Путина со стороны А. Лукашенко объективно ограничивает белорусского президента в содействии его традиционным союзникам на российском политическом поле – коммунистам.

Тем не менее А. Лукашенко в конце предвыборной кампании традиционно попытается донести до российского и белорусского обществ идею о своем «решающем слове»,которое в итоге «сказывается» на итогах голосования в пользу очередного российского президента (Ельцина, Путина, Медведева).

Во всяком случае, состоявшаяся на прошлой неделе отставка А. Кудрина не обошлась без комментариев из Дроздов. Стоит напомнить, что экс-министр финансов России, руководивший ключевым министерством 11 лет (!), на равных разговаривающий с лидерами современного мира (о чем А. Лукашенко не приходится даже мечтать), известен не только тем, что фактически заново отстроил финансовую систему Российской Федерации, находившуюся в тяжелом положении после 1998 года, но и тем, что в двухлетний срок, предшествующий международному экономическому кризису 2008 года, создал Стабилизационный фонд, благодаря которому Россия вышла из кризиса без существенных потерь и благополучно миновала рецессию.

«Вина» А. Кудрина перед белорусским президентом, то есть и непосредственно перед белорусским народом, заключается в том, что экс-министр фактически 1,5 года назад предсказал экономический кризис в РБ, в который в итоге скатилась белорусская экономика. Именно А. Кудрин сформировал основные принципы выделения кредита Антикризисным фондом ЕврАзЭС, второй транш которого так надеется получить официальный Минск.

А Лукашенко, тяготеющий в своих субъективных оценках политических деятелей к зоологической концепции, определил Кудрина, при котором, между прочим, в 2008 году золоторезервные запасы РФ достигли почти половины ВВП страны(!), в отряд домашних животных семейства полорогих, так хорошо знакомых и близких президенту РБ. Время продемонстрировало, что экс-министр оказался не только образованным и проницательным специалистом, но и принадлежит он к совершенно другому отряду млекопитающих… Однако, столь глубокие знания белорусским президентом особенностей животноводства не оправдывают странное заблуждение, в котором последние четыре года пребывало руководство республики, поглощая в каком-то экстазе огромное количество «аналитического» бреда, в красках расписывающего ожесточенную борьбу между В. Путиным и Д. Медведевым за кулисами Кремля и Белого Дома. Сколько денег ушло политологам-кремленологам, пишущим из Белокаменной прямо в Минск, сколько офицеров КГБ получили звездочки на погоны, годами высасывая из пальца отчеты о «кремлевской грызне», выполняя запрос белорусских властей на информацию о противоборстве внутри «тандема». В итоге же оказалось, что вся интрига представляет собой лишь работу механизма замещения должностей. Поразительно, но данный очевидный факт как-то не умещался в головах белорусского руководства и спецслужб, что, в общем говорит не только об уровне развития политического класса республики, традиционно развлекающегося закулисными клановыми разборками, но и о специфике мышления белорусского экспертного сообщества. Стоит напомнить, что автор этих строк не раз писал об этом опасном заблуждении, которое , будучи сродни инфекционному заболеванию, поразило мозг официального Минска... Если копнуть глубже, то придется с сожалением признать, что, белорусское руководство, воспринимает политику как исключительно непрерывные номенклатурные интриги в сочетании с популистскими, ничего не значащими громкими заявлениями и обещаниями, которые никогда не будут выполнены из-за того, что в очередной раз «правильной политике» А. Лукашенко «помешают» то Россия, то Запад, то сам народ, в панике кидающийся скупать конвертируемую валюту, сахар, тушенку, гречку и золотые слитки из банковских хранилищ.

В условиях политической изоляции белорусский режим порождает мифы, тиражирует и легитимизирует их через пропагандистский механизм и спецслужбы, и в завершении цикла получает их обратно уже в виде весомых и непреложных аксиом. Замкнутый круг : придумывают миф, строят доказательную базу, и сами в итоге в собственную фантазию верят. Как уже отмечалось выше, долгое время политика в отношении России формировалась на основе слухов о борьбе внутри тандема.

Примером еще одного заблуждения является рожденный в самом белорусском руководстве миф о каком-то болезненном стремлении российского капитала к приватизации белорусских производственных активов (в белорусской интерпретации – «захвату фамильного серебра»). Данное заблуждение настолько устойчиво, что по нему сложился полный консенсус между властями и оппозицией. Отношение белорусов к этому мифу носит почти истерический характер: люди в РБ едва ли не всерьез считают, что российские олигархи каждое утро просыпаются с одной и той же мыслью: «Как захапать МТЗ, МАЗ, «Нафтан», механизированную колонну № 2047, овощехранилище и молочно-товарную ферму в Шкловском районе?». Отголоски такого рода настроений проявились во время встречи А. Лукашенко с А. Миллером 23 сентября 2011, когда президент РБ бросил на стол переговоров , как ему казалось «убийственный аргумент» - предоставление Газпрому возможности поучаствовать в покупке акций ОАО «Гродно азот». Однако на А. Миллера «щедрость» белорусского президента не произвела какого-либо ощутимого впечатления, так как зависимость данного предприятия от дешевого природного газа понятна даже школьнику.

Поразительно то, что уверенность белорусского политического класса в «зацикленности» российского бизнеса на «захвате» белорусских предприятий вполне уживается с периодическими попытками легкого шантажа. На прошлой неделе вероятных российских инвесторов «пугали» китайцами, которые «уже завтра» скупят белорусскую нефтехимию, завязанную исключительно на российские энергоносители (!), и, конечно, «Беларуськалий». Это было тем более забавно, что А. Лукашенко, на прошлой неделе, как всегда публично, лгал насчет цены «Беларуськалия» (30 млрд. долларов), с чьей оценкой, по его словам, уже «согласился» Сбербанк РФ. Как вскоре выяснилось из заявления посла РФ в РБ А, Сурикова, ни о какой оценке «Беларуськалия» в 30 млрд. долларов нет и речи, как нет и согласия Сбербанка. С традиционной манерой белорусского президента выдавать желаемое за действительное хорошо знакомы не только в Беларуси, но и в России.

Восприятие современной Беларуси российской элитой.

Итак, в преддверии нового срока В. Путина было бы неплохо провести определённую инвентаризацию мнений российской политической элиты о современной Беларуси и дееспособности ее руководства. Это тем более важно, ведь, как обнаружилось, в российском истэблишменте практически не осталось жестких апологетов А. Лукашенко, о недоговороспособности и капризности которого говорят даже коммунисты (КПРФ в настоящее время продолжает пропагандировать не самого А. Лукашенко, а белорусскую экономическую модель («белорусский социализм») в качестве «альтернативы» российскому капитализму).

Переоценка Беларуси происходит по нескольким проблемным направлениям:

- участие республики в интеграционных проектах, инициированных Россией. К этой же проблеме относится вопрос об объективной готовности Беларуси к реальной интеграции в рамах Единого экономического пространства;

- перспективы политико-экономической эволюции режима А. Лукашенко в новых условиях, в которых оказалась республика в 2011 году;

- способности А. Лукашенко организовать очередную «маятниковую» игру по линии «Москва-Брюссель».

Прежде всего, необходимо отметить, что почти два десятилетия работы с А. Лукашенко не прошли даром для российского истэблишмента. Все-таки несменяемый глава белорусского государства вполне достаточно дискредитировал себя даже в глазах его традиционных поклонников. Никаких иллюзий в отношении белорусского президента нет, но все-таки, с декабря 2010 года о нем в российских верхах говорят спокойно, с уважением. Высшее руководство России отмечает, что профилактические работы с белорусским президентом, проведенные летом и осенью 2010 г., многому научили А. Лукашенко ,и в настоящее время он не дает каких-либо серьезных поводов для того, чтобы говорить о невыполнении Минском обязательств по вхождению РБ в Таможенный Союз и Единое экономическое пространство. То, что 9 декабря 2010 года А. Лукашенко обещал Д. Медведеву, он выполняет.

Необходимо обратить внимание, что в российском правящем классе еще сохраняются определённые расхождения в оценках причин пока продолжающегося в РБ экономического кризиса. Преобладающая часть российской элиты считает, что кризис является свидетельством провала экономической политики А. Лукашенко. Любопытно, что в этой преобладающей части нашла себе место и часть поклонников А. Лукашенко (сторонники безусловной интеграции с РБ), которые, тем не менее, считают, что Россия навязала белорусскому президенту гибельную для его экономики политику. А. Лукашенко попал в ловушку, так как провести рыночные реформы он мог бы только в результате глубокой интеграции с Россией, но пойти на это белорусский президент не может, опасаясь отдать страну на «поругание российским олигархам».

Немногочисленные апологеты А. Лукашенко, собранные в рамках его лобби, продолжают линию белорусской пропаганды, уверяя, что именно Россия ввергла Беларусь в пучину экономического кризиса.

В целом, мнение о белорусской экономике невысокое. Отношение к мерам, предпринимаемых белорусским руководством по выходу из кризиса, ироничное, так как эти меры не носят структурный характер и подразумевают лишь определенное «подмораживание» кризисных явлений в ожидании щедрой финансовой поддержки (кредитов) из-за рубежа. В российском истэблишменте отмечают стремление официального Минска кредитоваться и перекредитовываться на любых условиях, что говорит о критически высокой политической значимости социально-экономической стабильности для сохранения власти в руках А. Лукашенко.

Одновременно, по наблюдениям автора, в российских элитах не верят в протестный потенциал белорусского народа. В Москве не ожидают, что в Беларуси осенью текущего года может случиться социальный взрыв. Если автор этих строк, в рамках своего опыта и знаний о белорусском народе, оставляет место для форс-мажорных обстоятельств, включающих и те, что связаны с образом жизни белорусского президента, о чем весьма эмоционально на прошедшей неделе говорил сам А.Лукашенко, приглашая всех любопытствующих сыграть с ним в хоккей, то в российском экспертном сообществе форс-мажор оставляют за скобками.

Мнения о самом белорусском политическом классе в российском обществе тоже расходятся. Есть небольшая, состоящая в большей степени из представителей российских левых движений, группа людей ,по-прежнему уверенных, что белорусский народ целиком пророссиский, как и белорусская номенклатура. Они относятся к проявлениям белорусского государственного и этнического национализма, включающим и многолетние антироссийские информационные кампании, весьма снисходительно, предлагая не обращать внимания даже на факты оголтелого националистического идиотизма (как, к примеру: http://www.ljplus.ru/img4/i/a/ialeks/da … 011_11.jpg), когда власти даже в мелочах (в данном случае, в обыкновенной коммерческой рекламе) не упускают случая натравить белорусский народ на россиян. Но все-таки понимание того, что национализм в Республике Беларусь окончательно победил, постепенно укрепляется в российском политическом классе.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

А. Суздальцев, Москва, 02.10.11

0

33

Рокировка  российского  тандема:  белорусский аспект

II часть

Голодный и жаждущий не требует большого приглашения (Юмор)

Предложенный  в первой части данного материала («Рокировка российского тандема: белорусский аспект. Iчасть,  01.10.11)  вопрос  об объективной  готовности Беларуси участвовать в инициированных Россией интеграционных  объединениях на постсоветском пространстве   получил неожиданное  «подкрепление»  в виде опубликованной 4 октября  в газете «Известия»  статьи В. Путина  «Новый интеграционный проект для Евразии ― будущее, которое рождается сегодня». Видимо, по счастливой случайности,  в пятницу 7 октября перед  российскими журналистами выступил белорусский президент, который  изложил собственное  мнение об интеграционных перспективах, объявленных   российским премьером. 

Напомним, что  В. Путин, основываясь   на положительных , по его мнению, результатах  начала деятельности Таможенного Союза и  Единого экономического пространства (последний проект  еще  предстоит запустить),  предложил ориентироваться на более высокий уровень  интеграции – Евразийский экономический Союз, который в перспективе должен  обеспечить создание   единого экономического пространства от Атлантики до Тихого Океана (Евразийский Союз). 

Фактически одновременно бывший второй и будущий четвертый президент России  предложил  этапы (!! Может заменить на способы? ) выхода  экономической интеграции в рамках ЕврАзЭс на  континентальный  уровень: через большую координацию  экономической и валютной политики (Валютный Союз?), присоединение к Таможенному Союзу Киргизии и Таджикистана, развитие интеграции в разноскоростном и разноуровневом  формате.

По версии В. Путина Таможенный Союз и Единое экономическое пространство  позиционируются в качестве  партнеров для диалога с Евросоюзом, результатами которого должны стать общее трансконтинентальное  экономическое пространство, зона свободной торговли и т.д.

Стоит отметить, что  В. Путин не  остановился на  конкретных  экономических дивидендах,  на которые могут рассчитывать  участники проекта Евразийский Союз, а сделал упор на универсальную взаимовыгодность  нового интеграционного  образования, претендующего  на роль панацеи от всех экономических невзгод и кризисов, продолжающих потрясать  мировую экономику.  Тем не менее, можно быть уверенным, что цена  Евразийского Союза для России будет огромной.

В данном случае мы не планируем  оценивать  инициативу Путина по созданию Евразийского Союза ни в контексте российской предвыборной кампании, ни  в формате диалога России и Евросоюза, ни  в более глобальном масштабе – в рамках формирования новых линий противостояния в Евразии, вокруг которых и должны развиваться основные  конфликты XXIвека.  Нас интересует  реакция белорусского политического класса, включая его правящие круги,  на данное предложение  российского премьера в рамках уже высказанного вопроса – готова ли Беларусь к реальной интеграции?

Между тем,  реакция белорусского политического класса оказалась вполне прогнозируемой.  Региональная  интеграция, инициируемая Россией,  Минску не нужна.

На экспертном уровне   инициатива В. Путина  была рассмотрена в «стратегическом» формате и отвергнута: «российская экономика» не модернизирована», «зависимость бюджета страны от продажи сырья и энергоносителей», «отсталая экономика», «сырьевой придаток Евросоюза» и т.д.  Россия не устроила белорусских экспертов и в плане развития демократии.  Участие РБ в ТС и ЕЭП, по мнению Р. Яковлевского (http://www.naviny.by/rubrics/politic/20 … 12_175327/) обрекают белорусскую экономику на поглощение российским капиталом. С последним мнением  можно, конечно, согласиться, но при этом необходимо помнить, что, с учетом  жестокого инвестиционного голода в условиях  разлагающегося авторитарного  режима,  белорусскую экономику и так постепенно «подъедают» арабы, турки, австрийцы и прочие китайцы, способные, естественно, многое привнести в плане технологий и демократии.

В целом,  независимое экспертное сообщество усмотрело в  интеграции по В. Путину традиционную экспансию Москвы, что понятно, так как   прозападный  белорусский политический класс видит будущее своего  государства исключительно в формате  европейской интеграции. Причем, путь, предлагаемый Москвой – идти на интеграционный блок с Евросоюзом всем вместе и на равных, категорически неприемлем для белорусской стороны вне зависимости от причастности к власти или оппозиции, так как в предложенном формате  не остается места   для традиционного  лимитрофного  балансирования Минска между Востоком и Западом,  пресловутого геополитического  белорусского  «моста» между Москвой и Брюсселем, который  никогда и не будет «построен». Само собой, от  традиционного белорусского посредничества на российских энергоносителях не остается и следа.   

Любопытно то, что  отношение правящих кругов  республики к инициативам В. Путина не  особо отличается от «стратегических»  выкладок независимых экспертов.  По объективным причинам белорусские власти в большей степени озабочены  платой за свое участие в новом интеграционном  проекте, т.е. на первом месте решение тактических, а не стратегических задач.

Если абстрагироваться от  традиционной ревности А. Лукашенко к В. Путину,  тем более в столь болезненной для белорусского президента сфере, как  интеграционной (А. Лукашенко привык себя считать  величайшим интегратором постсоветского пространства), то можно отметить удовлетворенность  белорусского истэблишмента новой инициативой  В. Путина.  Фактически Минск в очередной раз пригласили за стол и принесли меню. Дело за малым – место у стола подразумевает  кормежку, надо только «выбрать блюда».

Именно на задачах «освоения»  новых  интеграционных дивидендов и  акцентировал свое внимание А. Лукашенко, выступая 7 октября перед российскими журналистами. В частности, отметив, что Беларусь «готова участвовать» в интеграционных проектах с Россией, белорусский президент в тоже время сразу уловил новые возможности для  получения очередных  дотаций и преференций («И не только я, и Назарбаев, и другие, поддерживали и толкали: давай, давай Россия! (в смысле, плати – А.С.)».  А. Лукашенко вполне искренен, что естественно, ведь главный интерес заключается в том, чтобы Россия давала своим партнерам по интеграционным проектам побольше денег,  энергоносителей,  ресурсов и  открывала собственный рынок. 

Но белорусский  президент не был бы сам собой, если бы он в очередной раз не поставил определённые условия для  участия Белоруссии в очередном  интеграционном проекте под  эгидой России: «Если Беларусь увидит декларируемые равные условия для граждан, бизнеса и предприятий (в рамках ЕЭП с 01.01.12 – А.С.), то будет считать, что определилась правильно.  Если нет равных условий, то какой для нас смысл от ЕЭП» (http://naviny.by/rubrics/politic/2011/1 … 12_377989/).  Естественно, в данном случае ничего не говорится о том, что  равные условия  для всех субъектов хозяйствования  подразумеваются исключительно на российском рынке и, прежде всего, в отношении доступа к российским энергоносителям.   Белорусская сторона никогда публично не декларировала предоставление равных условий для российских и казахстанских  предприятий  на своем рынке. Более того,  республика остается мировым  рекордсменом по количеству ограничительных мер для российского экспорта и бизнеса – более 22.   Стоит напомнить, что в разгар экономического  кризиса 2011 года  официальный  Минск, вопреки всем ранее подписанным соглашениям  в очередной раз  попытался закрыть  собственный рынок от вывоза  товаров.   Нет никаких равных условий для инвесторов в допуске к белорусским промышленным активам.

Белорусская сторона очень активна в  пробивании равных условий в освоении чужих ресурсов и рынков, при этом она тщательно оберегает свою ресурсную базу (калийная соль) и собственный рынок.  Любопытно то, что А. Лукашенко считает такой подход Минска вполне обоснованным, так как, мол, «белорус не так избалован огромными богатствами».  Это, безусловно, ложный  довод.  Беларусь как раз избалована чужими ресурсами и  привыкла  к иждивенческому  формату их потребления.

Но, с другой стороны,  хотя белорусский президент и отмечает, что  Евразийский Союз не  угрожает независимости стран, в него входящих, так как страны  «вправе выбирать»,  у Минска  как раз выбора и нет.  Потребность в ресурсах, получаемых от очередного интеграционного проекта столь  огромна, что  участие Беларуси в этих проектах   практически запрограммировано.  У Минска пока нет альтернативы. Естественно, входя в «Восточное партнерство»,  белорусское руководство рассчитывало на то, что  интеграционная альтернатива у Минска появится. 

Это критически важно для понимания  российским политическим руководством  стратегических  перспектив  участия республики в интеграционных проектах на постсоветском пространстве. Дело в том, что  белорусское  участие будет всегда с оглядкой на Брюссель и настроено на  извлечение максимально возможных  экономических выгод при минимальных  обязательствах  со своей  стороны. Об углубленном  участии Минска  в российских  интеграционных  проектах не может быть и речи…

Опыт участия  Минска  в  проекте  Союзного Государства, который благодаря постоянным исключениям из логичного и поэтапного интеграционное строительства постепенно превратился в бесформенное и абсолютно  неуправляемое  образование из недостроенного Таможенного Союза (экономическая часть проекта) и непринятого Конституционного Акта (политическая часть проекта), продемонстрировал, что  участие Минска в каждом  новом интеграционном проекте обязательно принимает механизм   по получению односторонних преимуществ.  (Надо перекраивать этот  абзац.. Опыт участия Минска в создании Союзного Государства, интеграционного  проекта, в потенциале логичного и поэтапного, а на практике превратившегося благодаря множественным исключениям в бесформенное и неуправляемое образование- помесь недостроенного Таможенного Союза (экономическая часть проекта) с непринятым Конституционным актом (политическая часть проекта), продемонстрировал, каким образом  интеграционный конструкт  трансформируется в механизм по получению односторонних преимуществ).

С белорусской стороны обычно  обеспечивается только  статусные  решения – подписание соглашений, их ратификации и требование предоплаты. (Андрей Иванович, это невозможно, приводя единственный пример- обобщать! Лучше все-таки делать вывод по факту реализации проекта Союзного гос-ва, и только потом экстраполировать вывод на другие совместные затеи: С белорусской стороны обеспечивались только статусные решения -подписание соглашений, их ратификация и требование предоплаты)

Здесь добавить: Подобный же поведенческий стереотип  прослеживается в каждом очередном интеграционном проекте.

Требуя от России максимум уступок, Минск крайне  болезненно воспринимает  аналогичные требования в свой адрес.  Этот факт не укрыть от российского политического класса.

На российский политический класс  тяжелое впечатление произвело предоставление Минску  в январе  2011  года, за год до ввода в действие  Единого экономического пространства,   права пользования российской нефтью по внутренним российским  ценам.  Фактически,  белорусская сторона уже получила равные с россиянами права на доступ к российским  ресурсам. Однако постоянные требования Минска изъять из цены на нефть  так называемую премию являются как раз попыткой получить исключительные права на российском рынке и закупать российскую нефть дешевле, чем российские компании – экспортеры.

Получив вожделенный  доступ к российской нефти,  Минск отказывается брать на себя часть  издержек на ее добычу и переработку, бешено лоббируя собственные интересы в ущерб  интересам партнеров. Фабула премии проста и понятна:  издержки добычи нефти в России более высокие по сравнению с добычей арабской нефти.  Это самая дорогая добыча на планете, с ней может сравниться только нефть Аляски.  Чтобы  как-то  ослабить  железную хватку издержек, в нефтяной отрасли России применяется перекрестное субсидирование ,и часть цены переходит на нефтепереработку.  Но белорусы ведь российскую  нефть  перерабатывают у себя, в  Беларуси.  Требуя равенства, они оказываются «всех равнее».

Пример с постоянной истерикой Минска  в отношении нефтяной  премии, введенной на нефть, экспортируемую в Беларусь, является  ярким  свидетельством  отсутствия у белорусской правящей элиты  какой-либо реальной  потребности в развитии интеграционных процессов.

Между тем,  с 1 января  2012 года  две республики и одна федерация должны войти в  этап строительства Единого экономического пространства.  Полное выполнение  всех заключенных соглашений  должно, по идее, создать  единый экономический ландшафт с единой сугубо рыночной экономикой. Все эти провинциальные  белорусские и казахстанские  экономические модели  будут  очень быстро демонтированы.  Ситуация приобретет еще более напряженный характер, если   Россия все-таки вступит в ВТО.

Стоит напомнить, что участие  РФ в ВТО может круто изменить весь формат ТС и ЕЭП.   Между прочим, белорусское руководство также беспокоит  вступление   РФ в ВТО. 

В любом случае конфликт неизбежен. На определенном этапе сумма  политических обязательств по выполнению  интеграционных  соглашений превысит экономические дивиденды от участия в проектах. Нечто подобное     уже  произошло  в российско-белорусской интеграции, когда  возник вопрос о  создании структуры власти Союзного Государства, где с одной стороны  президенты России, которые худо-бедно, но меняются, а с другой стороны -   пожизненный  правитель, который уже давно по своим функциям не вписывается ни в какие современные стандарты президентской власти.  Никому ведь не придет в здравом уме  поручать  наднациональные  органы славянскому Каддафи.

Справедливости ради  стоит отметить,  в российском общественном мнении только пробивает себе дорогу  понимание того, что  оказывая огромную экономическую помощь и поддержку Беларуси,  Москва  не просто «держит на плаву»  экономику страны, далекой от  самодостаточности, но фактически экономически   подготавливает ее для «ухода на Запад».

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

А. Суздальцев, Москва, 09.10.10

0

34

Рокировка российского тандема: белорусский аспект
III часть (завершение)

Делать вид, что ты что-то знаешь, труднее, чем это узнать. (Агата Кристи)

Валютная авантюра

Завершившаяся неделя запомнится гражданам Беларуси окончанием эксперимента по ликвидации валютного дефицита для граждан Беларуси посредством использования средств самих граждан. Курс белорусского рубля (более 9 тыс. рублей за доллар США) упал ниже уровня начала сентября, т.е. момента, когда введение дополнительной сессии на Белорусской валютно-фондовой бирже обещало решение проблемы отсутствия долларов в обменных пунктах и открывало перспективу выхода на единый курс.

Необходимо отдать должное белорусскому руководству. Оно занимается валютными экспериментами не только не имея реальных резервов, но и активно применяя в столь сложном и опасном деле пиар-технологии стандартов привычной для республики пиар-кампании по очередным «выборам» вечного президента или пропаганды «достижений процветающей Беларуси». Во всяком случае, замену реальных валютных интервенций на дополнительной сессии жизнеутверждающими уверениями, что «люди несут сдавать валюту» и «курс доллара падает столь стремительно…» можно считать новым словом в валютно-финансовой сфере. Если после событий в Ливии в мире заговорили о виртуальной войне, как о свершившемся факте, то в Беларуси открыла миру феномен виртуальной «победы» над экономическим кризисом.

Стоит напомнить, как театрально сокрушался о судьбе доллара А. Лукашенко, публично советуя Н. Ермаковой приготовиться спасать американскую валюту, которой при столь «единственно правильной» политике белорусского руководства скоро придется оклеивать дачные туалеты. Однако, вопреки утопическому прогнозу Лукашенко, событийный ряд, впрочем , как и всегда, сложился прямо противоположным образом.

Экзотическая технология замены реальной валюты виртуальными образами, что сродни базарному жульничеству, достаточно адекватно отражает не только образ мыслей белорусского руководства, но и его интеллектуальный уровень, однако эта авантюра едва ли позабавила белорусское население… Не обошлось и без определенной доли чиновничьего идиотизма . В анналы истории, безусловно, войдет неподражаемое заявление министра финансов Андрея Харковца, умудрившегося уверять, что нет ничего страшного в провале обязательства по выходу на единый курс белорусского рубля ,которое является одним из условий получения очередного транша кредита АФ ЕврАзЭс: « Однако мое понимание вопроса следующее. Если это мероприятие будет реализовано, но несколько позже, то мы вправе рассчитывать, что оно будет оцениваться как исполненное, хоть и с задержкой. И это не будет препятствием, чтобы не продолжать работу в рамках наших соглашений». Выступая перед нами в амплуа клоуна из «Комеди – клаб», поднаторевшего в разговорном жанре, министр видимо не понимает, что нельзя быть частично беременным: или есть единый курс , или нет министра. Ведь нельзя прийти к кредитору и сказать ему: « Считай, что я вернул тебе деньги сегодня, хотя на самом деле я их тебе отдам через два-три месяца, если вообще отдам». Могут побить…

Проблема в том, что в белорусском руководстве такого рода шутов просто пруд пруди. В качестве примера стоит напомнить, что последние 4-5 недель белорусские власти демонстрировали резкое снижение интереса к внешнему заимствованию, утверждая, что финансовые вопросы уже потеряли свою остроту. В частности, власти заявляли, что тот же кредит МВФ носит символический характер и способствует росту внешних инвестиций, не забывая при этом совсем не символически «застолбить» от 7 до 8 млрд. долларов. Попутно выяснилось, что официальный Минск не очень заинтересован в кредите от Сбербанка России. Мол, взять кредит у Сбербанка, конечно, можно, но только ради создания все-той же пресловутой «подушки безопасности», которую белорусские власти собираются «набить» еще с марта текущего года. Однако валютные «подушки с перинами», а также прочие «матрасы» все как-то не растут в белорусских золотовалютных резервах. Вместо этого целые делегации терзают больного Уго Чавеса, вымаливая хотя бы каких-то несколько миллиардов долларов. И это на фоне того, что Москва мгновенно «отстегивает» тому же президенту Венесуэлы 4 млрд. долларов, что приводит белорусское руководство («единственный союзник») в состояние в состояние когнитивного диссонанса.

Но игра продолжается, и белорусские должностные лица, едва ли не демонстративно зевая, усиленно создают впечатление, что валюты в стране просто несметное количество, а весь мир едва не силой пытается навязать Беларуси деньги. В общем, Минск готов брать кредиты исключительно для того, чтобы не обидеть кредиторов.

На самом деле, при пристальном наблюдении обнаруживается не просто страшный дефицит валюты, но и лихорадочные попытки белорусских властей вытянуть кредиты у кого угодно и сколько угодно. Но это еще полбеды.

Беда же в том, что осенняя валютная авантюра белорусских властей основывалась на уверенности А. Лукашенко, что деньги в страну вот-вот придут, и в самый критический момент можно будет щедрой рукой бросить валюту в обменники и на дополнительную сессию. Но деньги не пришли. Более того, уже пошла предпоследняя неделя октября ,а обещанного второго транша кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭс как-то не видно. Возникает неприятное ощущение, что белорусский президент сам поверил в собственный миф.

Но ничего не проходит бесследно. В каждой неудаче есть и крупица полезного опыта. Во всяком случае валютный эксперимент в очередной раз предоставил истэблишменту России возможность в какой-то мере оценить всю авантюристичность экономической политики, проводимой белорусским руководством.

Что с республикой?

Как уже отмечалось в предыдущих публикациях, в преддверии мартовских 2012 года президентских выборов в России переоценка современной Беларуси российским политическим классом происходит по нескольким проблемным направлениям:

- участие республики в интеграционных проектах, инициированных Россией. К этой же проблеме относится вопрос об объективной готовности Беларуси к реальной интеграции в рамах Единого экономического пространства;

- перспектива политико-экономической эволюции А. Лукашенко в новых условиях, в которых оказалась республика в 2011 году;

- способность А. Лукашенко организовать очередную «маятниковую» игру по линии «Москва-Брюссель» (эта тема еще ждет своего освещения).

Мы уже рассмотрели проблему участия Беларуси в интеграционных проектах на постсоветском пространстве, инициированных Россией, и пришли к выводу, что конфликт с Минском при входе Беларуси в Единое экономическое пространство неизбежен, о чем и говорилось в предыдущей статье, вышедшей 10 октября. Безусловно, российские власти понимают исходящую от Беларуси угрозу проекту ЕЭП, о чем свидетельствует интервью Г. Грефа от 14 октября: «Россия и Казахстан намного лучше, чем Беларусь, готовы к Единому экономическому пространству Таможенного союза. Интеграция с Беларусью требует еще очень большого объема совместной работы. Если эту работу не провести, то, мне кажется, мы можем получить не всегда тот эффект, который мы ожидаем» (http://telegraf.by/2011/10/gref-belarus … nom-soyuze).

Разумеется, республику надо готовить к вступлению в ЕЭП. Однако, вместо реальных структурных экономических реформ, власти РБ заняты собственным экономическим выживанием:

- власти при помощи двух валютных курсов продолжают политику фактического ограбления населения республики с целью быстрого обогащения белорусской олигархии. В республике уже сейчас более 10 тысяч долларовых миллионеров. Между прочим, не будет новостью и то, что правоохранительные органы Беларуси нацелены на охрану прав имущих. Ни о каком социальном государстве и речи нет ( в Беларуси нет даже российского аналога «материнского капитала» - более 10 тыс. долларов за второго ребенка).

- власти в бешенном темпе укрепляют госсектор в экономике, используя все возможные и невозможные юридические и организационно-хозяйственные методы, включая пресловутые холдинги, хотя понятно, что все эти «холдинги» будут вышиблены из общего рынка ЕЭП в течение нескольких месяцев по причине абсолютной неконкурентоспособности. Руководство страны этого боится, вкладывает огромные деньги в ускоренную модернизацию производств, но все это бесполезно… Ведь по большей части используются технологии вчерашнего дня, все разворовывается и «распиливается» через сотни «приближенных» фирм и фирмочек. Госсектор и коррупция не могут жить друг без друга.

- власти активно ищут возможности для вторичного использования Таможенного Союза и Единого экономического пространства. Схемы замещения уже освоены. К примеру, белорусское мясо по максимуму экспортируется в Россию, на внутренний рынок завозится польское мясо – скрытая контрабанда. Правда, сейчас мало завозится – валюты нет. В последние недели добавились новые схемы таможенной очистки легкового автотранспорта, пошлины за который, уравненные в рамках ТС, оплачиваются белорусскими рублями по курсу (естественно) Национального Банка. Пока разворачивается главный партнер РБ по освоению ЕЭП( КНР) ищутся и иные схемы.

Исчезают последние сомнения в готовности белорусских властей к проведению реальной приватизации. Судя по всему, Минск так и не продаст до конца года последний пакет акций «Белтрансгаза», как, впрочем, и другие более-менее ликвидные активы, включая «Беларуськалий». Власти настроены сохранить все, как было до кризиса, видя в стабильности белорусской экономической модели залог устойчивости собственной власти. Выход из кризиса представляется только в формате внешних заимствований.

Как отмечают в Москве, белорусское руководство, выбрав только один способ решения экономических проблем – кредитный, упорно не желает видеть глубину кризиса, в которой оказалась экономика республики. Власти надеются вернуться в исходное состояние декабря 2010 г., не желая понять, что для этого республика должна получить откуда-то не менее 9 – 11 млрд. долларов. Причем не кредитов, или инвестиций, а денег, которые нет необходимости оформлять в долги. Фактически нужен внешний спонсор, легко расстающийся с миллиардами.

Надежды на то, что Россия просто выдаст Беларуси в качестве дара столь огромную сумму, иллюзорны. Сейчас Москве предлагают купить то Грецию, то Испанию, что, однако, только раздражает Кремль и российский Белый Дом. Но там, в этих странах Евросоюза, есть, что купить. Во всяком случае, есть надежда, что эти вложения окупятся, чего не скажешь про Беларусь.

Проблема еще и в том, что если даже дать Минску эти деньги, то через год кризисная ситуация вернется в исходную стадию. Деньги проедят и «распилят», как уже произошло с первым траншем Антикризисного фонда ЕврАзЭс (исчез без следа).

Стоит напомнить, что и возможный очередной кредит МВФ частично пойдет на обслуживание кредита МВФ от 2008 – 2009 гг. (3,5 млрд. долларов). Республика перезанимает, а скоро, благодаря «Беларуськалию» будет перезакладывать… Беларусь начинает напоминать пропившегося алкоголика, что крутится между ломбардом, сердобольными соседями и барахолкой «Поле чудес», куда он таскает изрядно ветхое , еще советское «наследство», пытаясь прожить хотя бы еще один день.

Ясно одно, входить в таком ужасающем экономическом состоянии в ЕЭП республика не может. Ее экономика будет просто смята экономическими локомотивами России и Казахстана. Стоит напомнить, что белорусская экономика меньше российской в 40 (сорок) раз.

Понятно, что процедура вхождения будет максимально растянута, но беда в том, что на реабилитацию у Минска уже не осталось ни времени, ни средств. Между прочим, это понимает и А. Лукашенко. Выступая 7 октября перед российскими журналистами, белорусский президент говорил, что вместе с Россией Беларусь устоит перед лицом любого кризиса, при этом утверждая, что Беларуси есть, что предложить Москве. Вот только не очень понятно, что… из того, чего у России нет, а у Беларуси есть, да еще в эксклюзивном варианте.

Москва, понимая слабость позиций Минска, тем не менее, уверена, что республика бесповоротно войдет в ЕЭП. У нее нет иного выбора. Учитывая, что ЕЭП, а в будущем и Евразийский Союз, взяты В. Путиным в качестве одного из предвыборных лозунгов, говорить о какой-либо российской политике, направленной на смещение А. Лукашенко не приходится. Белорусский президент, словно бурлак на Волге, постепенно втягивает республику в очередной интеграционный проект. Менять одного «бурлака» на другого в столь ответственный период означает серьезно ослабить ЕЭП, сделав его «двойкой», что на фоне продолжающегося непростого российско-украинского диалога было бы контрпродуктивно.

Тем не менее, несмотря на запрограммированную пассивность будущего четвертого российского президента в отношении А. Лукашенко, объективно возник страшный своей неотвратимостью парадокс - чем активнее А. Лукашенко будет действовать в процессах постсоветской интеграции, тем у него будет больше надежд на сохранение в его руках власти в Беларуси. Но одновременно, чем глубже Беларусь входит в ускоряющуюся региональную экономическую интеграцию, тем быстрее деградирует и разрушается белорусская экономическая модель – основа власти А. Лукашенко. В итоге, через определенное время, вместе с развитием процессов втягивания белорусской экономики в единый рынок ЕЭП, белорусский президент будет окончательно «завязан» на поддержку России, не имея какой-либо серьезной политико-социальной поддержки в самой Беларуси. Его власть объективно «провиснет»… Перефразируя известное историческое изречение: «Стимулировав интеграцию, от интеграции и погибнет», необходимо уяснить, что А. Лукашенко неотвратимо пилит сук, на котором сам сидит… Иного выхода у него просто нет, если не считать того, что белорусский президент, по традиции, думает, что он сможет всех перехитрить. В Москве это хорошо знают…

А. Суздальцев, Москва, 23.10.11

0

35

Слишком много знал

Уходят не люди, уходит время. (Александр Боровик)

20 октября пришло известие о смерти лидера ливийской революции полковника Муаммара Каддафи.

Смерть Каддафи принял мучительную, трагическую, но очень характерную, можно сказать, традиционную для диктаторов. Стоит вспомнить страшные кадры казни Саддама Хусейна - как когда-то всесильному хозяину Ирака одевают на шею петлю. Погребальный костер Пол Пота из автопокрышек. Изрешеченное пулями тело Амина во дворце в центре Кабула, которого до этого не смогли отравить до смерти.

В свое время население СССР поразил суд и мгновенная расправа над Н. Чаушеску и его женой: перепуганные до безумия пожилые люди были выхвачены из автомашины и заперты в комнате штаба какого-то провинциального гарнизона. Скорый суд (судьи неизвестно кто) , смертный приговор, и тут же его исполнение: вывели во двор и расстреляли из автоматов.

Каддафи, попав под ракетный удар авиации НАТО, раненый в голову и ноги, лежал в воронке и просил о пощаде. По ряду свидетельств, его рвали на части и топтали, а затем его тело толпа таскала по автостраде, крича и стреляя в воздух… Другая версия утверждает, что лидера ливийской революции в упор расстреляли военные, и не факт, что это были повстанцы.

Полковник, вопреки традициям ислама, до сих пор не похоронен. Скорее всего, он вообще не получит достойной могилы, чтобы не превращать место захоронения в мемориал сторонников Ливийской Джамахирии - стандартная ситуация, всегда возникающая после свержения очередного диктатора.

Между прочим, неизвестно где захоронили Саддама Хусейна. Трупы многих диктаторов сожжены, и прах их развеян, как это сделали в 70-е годы с останками Гитлера. Повезло Туркменбаши, он умер своей смертью, хотя… неизвестно, возможно ему и помогли.

Всего три года назад лидер ливийской революции посетил Россию, Беларусь и Украину. Если в Беларуси Каддафи раскинул свой походный шатер на территории правительственной резиденции в Заславле, то в Москве ему позволили жить бедуином прямо в Кремле. Интересно, что в 2008 г. лидер ливийской революции подарил шатры В. Путину и В. Ющенко, а вот А. Лукашенко обделил, и президент Республики Беларусь остался без бедуинского жилища. Говорили, что это решение имело свои причины…

Судьба полковника Каддафи (после революции он стал генерал-майором, но никогда не называл себя генералом) во многом символична и являет собой своеобразный итог диалога между практически любым диктатором современности и Западом. Стоит отметить, что долгое время в белорусском политическом классе преобладало мнение, что А. Лукашенко может прийти к Западу по "тропе Каддафи". При этом не учитывалось, что в процессе "воспитания" Каддафи, как со стороны запада, так и собственно Ливии шла поразительно лицемерная политическая игра.

Тем не менее, А. Лукашенко, слава Богу, не поручал белорусским спецслужбам взрывать дискотеки в столицах Западной Европы, как это сделал М. Каддафи в отношении дискотеки в Берлине (1986 г.). Также не совершал Лукашенко терактов с пассажирскими авиалайнерами , как это было сделано в 1988 году ливийцами с самолетом «Пан Американ» над Шотландией. На территории Беларуси нет тренировочных лагерей террористов (или уже нет?), как это было в Ливии в 70-е годы. В свое время Каддафи представлял из себя реальную угрозу Европе и США. Естественно, А. Лукашенко не может в этом плане тягаться с полковником, хотя поразительная неразборчивость официального Минска в связях и готовность не просто брать, а буквально хватать самые «грязные» деньги, настораживают не только Запад, но и Восток.

Ливия в 1992 году попала под международные санкции. До этого она успешно противостояла давлению Запада, используя Советский Союз. Советские поставки современного по тем временам оружия позволили полковнику чувствовать себя вполне уверенно. Советские специалисты работали в Ливии, создавали ее экономику, разведывали ее нефть и газ. СССР обучал в своих вузах ливийских летчиков и инженеров, врачей и танкистов. Но после того, как в 1992 году санкции поддержала Россия, у Каддафи не осталось внешних сил, на которые он мог бы опереться. Ливия оказалась в полной международной изоляции, если не считать «друзей» на Кубе или в Северной Корее. Случилось то, чего боится любой авторитарный режим с лимитрофным оттенком - исчезла возможность балансировать на геополитических расколах. И полковник сдался… Между прочим, данная формула актуальна и для А. Лукашенко: ему не останется места в Беларуси при создании Брюсселем и Москвой системы скоординированного давления.

Ливия не выдержала санкций. Каддафи немало сделал для нормализации отношений с США и Европой: отказался от разработки собственного оружия массового поражения, изменил внешнюю политику страны на критически важных направлениях - отмолчался во время ввода войск НАТО в Афганистан, уклонился от осуждения США во время операции против Ирака и т.д. Полковник демонстрировал примерное поведение, что принесло свои плоды. Уже в 2003 года Ливия была освобождена от санкций и буквально окунулась в западный мир. Каддафи закупал западное оружие, и Запад спокойно ему его продавал. В западных банках были открыты счета самого Каддафи и его детей. Западным нефтяным и газовым компаниям никто не чинил препон на ливийской территории.

В 2007 году лидер ливийской революции был принят на высшем уровне во Франции. В 2008 году Триполи выплатил огромные деньги (несколько миллиардов долларов) семьям, потерявшим своих близких в подорванном американском самолете. Восстановились дипломатические отношения с США. В 2010 году полковник совершил официальный визит в Италию, где прославился заявлением о важности ислама, который должен стать основной религией Европы. При этом, в том же году премьер Италии С. Берлускони целовал руки лидеру ливийской революции во время саммита Лиги арабских государств. Но уже через девять месяцев Италия оказалась одним из главных инициаторов операции НАТО против Каддафи.

Вспомним, что в 2007 году В. Путин заключил с М. Каддафи соглашение о создании в Ливии военно-морской базы для российской средиземноморской эскадры. Россия списала ливийский долг за поставленное в советское время оружие, появились крупные контракты. В начале нового столетия в Ливии появились и белорусы, которые, как обычно, идут на международной арене буквально по следам россиян, пытаясь закрепиться на уже частично освоенных Москвой пространствах. Так было в Венесуэле, Сирии, Ливане, Иране, так было и в Ливии.

Никто на Западе не говорил о «демократизации» Ливии, так как это было бы бессмысленно в отношении авторитарного режима, лидер которого находится у власти более сорока лет. В данном случае необходимо напомнить, что в свое время ливийские спецслужбы вылавливали в странах Евросоюза и уничтожали видных представителей ливийской политической эмиграции.

Ливия к 2011 году пришла вполне обеспеченной страной, население почти не работало и жило щедрыми подачками режима, политической оппозиции практически не осталось. На этом фоне Европа и США вели себя столь благожелательно по отношению к официальному Триполи, что создалось ложное впечатление – Запад все простил и всему поверил. В свою очередь М. Каддафи не скрывал, что играет с ЕС и США в особую политическую игру. Он был всегда уверен, что обязательно «перехитрит» Вашингтон, Лондон, Париж, не говоря уже о Риме. Уверенности добавляло то, что страна сказочно богата углеводородами , и вариант с нанесением Западом удара по собственной и столь близкой к Европе «бензоколонке» казался немыслимым. Но на самом деле Запад давно и безоговорочно приговорил Каддафи к уничтожению и только ожидал повода.

Слишком много М. Каддафи знал, слишком многие обращались к нему за деньгами. Некоторым европейским политикам финансирование из Триполи обеспечило высокие государственные посты. В этом смысле роль президента Франции Н. Саркози, явившегося фактически главным инициатором операции сил НАТО, еще предстоит определить в свете данных о частичном финансировании Каддафи его избирательной кампании.

Восстание в Киренаике, явившееся во многом следствием революций в Тунисе и Египте, предоставило Западу долгожданный повод. С первого выстрела в ливийских пустынях режим был обречен. Отсюда и бессмысленность попыток России выступить в качестве посредника между Триполи и Бенгази. За него могли вступиться только Россия и Китай. Последний в начале 2011 года уже имел на территории Ливии более 35 тыс. китайцев. Их пришлось эвакуировать.

Китай, как вдруг обнаружилось в начале гражданской войны, давно и упорно буквально вползал в Ливию, подбираясь к ливийским газу и нефти. Безусловно, Ливия не Судан, который давно стал для КНР почти провинцией, однако китайское присутствие хорошо ощущается уже по всему Магрибу. В ходе ливийского конфликта возникло предположение, что жесткая реакция НАТО было связана с задачей ликвидации китайского фактора в стране, имеющей стратегическое значение для Европы.

Нельзя сказать, что смерть Каддафи как-то очень огорчила белорусское руководство. С одной стороны , Минск потерял еще одного потенциального союзника, на которого в свое время белорусские власти возлагали огромные надежды. Но со временем эти надежды поубавились. Обнаружилось, что полковник не так прост и не готов к поддержке любого, кто пытается демонстрировать антизападный вектор. Ссылки на то, что Беларусь является едва ли не идейным наследником Советского Союза, не впечатлили лидера ливийской революции, известного своими антикоммунистическими воззрениями. Кроме того, предложить белорусам Триполи было нечего. Новейшего оружия Беларуси самой не хватает. Сухим молоком на миллиарды долларов не наторгуешь. Отсылкаспециалистов на южный берег Средиземного моря, безусловно, содействовала развитию отношений между странами, но одновременно порождала массу вопросов об их истинных функциях.

Здесь мы вступаем в сферу конспирологии и можем только догадываться об истинных мотивах не раз декларируемой дружбы между белорусским и ливийским народами. Бесспорно одно – с началом ливийской гражданской войны, которая едва ли ни день в день совпала с началом в Беларуси тяжелого валютного кризиса (середина февраля текущего года), белорусские власти приняли максимум мер к тому, чтобы мир как-то забыл о любых связях между Беларусью и Ливией. При всем доброжелательном отношении к борьбе Каддафи с повстанцами и НАТО, которое проявлялось в сюжетах белорусского телевидения и публикациях белорусских СМИ, а также в высказываниях официальных лиц белорусского правящего режима, официальный Минск вел себя во время конфликта в целом индифферентно, что только порождало все новые и новые слухи, носившие в целом антилукашенковский характер.

Периодически Интернет наполнялся ничем не подтвержденными домыслами о переезде в Беларусь членов семьи лидера ливийской революции. В конце сентября в белорусском интернете появились «почти правдивые» заявления о том, что в республике якобы находится сам М. Каддафи- «новости», характеризующие лишь низкую политическую квалификацию людей, публикующих подобные заявления. Безусловно, что А. Лукашенко, намеревающийся в полной мере восстановить связи с Евросоюзом по образцу того же Каддафи 2003-2010 годов, был бы совсем не рад получить «на руки» полковника. Правда, уже без шатра. Но, видимо, определённые выводы пришлось сделать: судьба М. Каддафи не оставляет сомнений, что и в отношении А. Лукашенко на Западе давно вынесен свой политический приговор, не предусматривающий шансов даже на физическое, не говоря уже о политическом, выживание. Запад использовал Каддафи, затем ликвидировал… Стоит напомнить о связях казненного Саддама Хусейна с ЦРУ, участие США в развертывании «Аль-Кайды» и потом девятилетие охоты американских спецслужб за Бен-Ладеном и т.д. Сейчас Запад, буквально вставший на дыбы после известия, что «Путин возвращается», не против использовать А. Лукашенко против России… чтобы потом избавиться от него, как он уже это сделал с его «коллегами». Однако А. Лукашенко тоже уверен, что всех «перехитрит».

Но белорусские власти не были бы самими собой, если бы не постарались извлечь из случившейся трагедии (смерть человека – всегда трагедия) собственных выгод. С 20 октября в белорусских СМИ будет фигурировать образ полковника, погибшего за свободу своей страны и ливийского народа, брошенного и преданного Россией и лично президентом Дмитрием Медведевым. Все это отражает настроения белорусской элиты по отношению к третьему президенту России.

Многое в белорусско-ливийских отношениях до сих пор скрыто под колпаком секретности и станет известно только после ухода А. Лукашенко. Пока анализ многочисленных фактов, перевозок, визитов позволяют составить крайне фрагментарную картину реальных контактов между двумя диктаторскими режимами. Ясно лишь то, что взаимодействие оказалось исключительно выгодным для белорусских властей. Но одновременно и опасным. Ведь до сих пор в Ливии ищут золотовалютный запас страны… При желании можно и этот факт увязать с прибытием ливийских самолетов на белорусские аэродромы.

Во всяком случае, в Минске не особо горевали о смерти Муаммара Каддафи. Видимо и для белорусского руководства было бы гораздо опаснее, если бы лидер ливийской революции попал на скамью подсудимых. Слишком много знал…

А. Суздальцев, Москва, 23.10.11

0

36

Забава лимитрофов

«Был личностью, стал околичностью» (Фольклор)

Визит президента Республики  Беларусь  А. Лукашенко  в  Таджикистан  странным образом совпал с  президентскими  выборами  в  Киргизии (30 октября 2011 г.). Учитывая, что  в политике совпадений не бывает,  новый  «прорыв»  белорусского  руководства на региональную политическую  арену Центральной Азии явно несет в себе не только  экономическую нагрузку в виде  вереницы МАЗов, БелАЗов и тракторов.   Тем более, что  для покупки  данных шедевров белорусской индустрии у официального Душанбе  просто нет денег.

Фабула визита  прописывалась  как проправительственными аналитиками, неоднократно посещавшими  данный регион, так и  «гостями» из Бишкека - командой  Бакиева, которую вышвырнули  из Киргизии в апреле  2010 г.  Понятно, что речь шла не о тракторах, а о более  важных проблемах  Центральной Азии, на которых А. Лукашенко хотел бы составить собственную игру с далеко идущими геополитическими перспективами. 

Стремление к внешнеполитическим авантюрам является  традиционным признаком процесса  постепенного  распада авторитарного режима.  Но прежде всего необходимо  отметить, что все авторитарные  правители не отличаются активностью на внешней арене. Инстинкт самосохранения  заставляет их  неуклонно сокращать  внешние контакты,  селективно относиться к внешнеполитическим акциям или визитам,   предпочитая  только те, которые могут реально  способствовать росту   их  внутриполитического  авторитета.   С точки зрения этой задачи  особо ценятся  визиты в столицы великих держав, так как сам факт появления  авторитарного лидера рядом с президентами   России, США, Франции, премьер-министрами Великобритании и Италии, канцлером Германии  свидетельствуют о признании его права на неограниченную власть в родной стране, составляя важный элемент легитимности авторитарного  режима. .    В этом плане  относительно недавний визит в Минск  С. Берлускони (ноябрь 2009 г.), невозможно переоценить.  Правда, как уже неоднократно  отмечалось, общение с  синьором Берлускони  может иметь фатальный  результат. Судьба М. Каддафи, которому  итальянский  премьер буквально  целовал руки, является тому  ярким свидетельством.

Белорусский режим, судя по активности на восточном направлении, явно задыхается  в Европе, где А. Лукашенко  могут принять разве что в  Литве. Западнее Буга  главу белорусского  государства не приглашают. Даже приезд в Киев для белорусского  президента представляет проблему после того, как он  обнаружил  наличие  насекомых-вредителей на представителях  украинского истэблишмента.  Любопытно то, что в данном случае А. Лукашенко диагностировал   педикулез  у представителей украинского истеблишмента и  громко обнародовал эту "врачебную  тайну". Курьез ситуации ( этических стандартов общения на международном уровне не затрагиваю) ,между тем, состоит  в том, что  Лукашенко, в пылу оскорбительных нападок, вероятно и не подозревая  у себя  таланта к ретроспективному  ясновидению, надавив на больную "историческую" мозоль Украины: широко известен факт, от которого так открещивается нынешнее правительство Украины, что гетман Мазепа в свое время умер от заражения крови, искусанный вшами.  Теперь прозорливый  Лукашенко   может  совершать визиты только в Азию и только в те страны, где  у власти  стоят  его  собратья  по авторитаризму.   В принципе, белорусский президент и не скрывал «братских» чувств к  коллеге – отцу  всех таджиков.

Уместно будет вспомнить, что буквально за день до визита в Таджикистан, А. Лукашенко,  на встрече  с представителями  парламентов стран ОДКБ заявил: «Киргизские события показали, что мы не всегда реагируем нормальным образом на ситуацию, которая складывается у наших братьев, друзей. Это подтолкнуло к тому, что у нас должна быть система реагирования не только на такие ситуации. Нам надо этими проблемами заниматься». Учитывая то , что в декабре  А. Лукашенко  покидает пост Председателя ОДКБ,  он очень хотел бы  остаться  в роли  регионального  лидера,  способного повернуть ОДКБ  от  задач  обеспечения  безопасности  членов организации  от внешних угроз к задаче  защиты  авторитарных  режимов от  революций и народного гнева.  Автор этих строк не раскроет тайны,  написав, что две недели назад  сотрудникам МВД РБ  сообщили, что в случае  народного восстания против  режима А. Лукашенко  Россия пришлет войска.  Мол, есть договоренность с Д. Медведевым.   Принимая во внимание  «чувства», которые  питает   А. Лукашенко к Д. Медведеву,  даже трудно себе представить факт разговора на данную тему между  президентом России   и президентом Беларуси.  Между прочим, распространение такой глупой лжи  говорит о степени  неадекватности и паники, в которой месяцами находятся власти  Беларуси.   А человек, которому на прошлой неделе  пришлось принимать  гостей  из Беларуси, на порядок  жестче и  психически устойчивей, чем  А. Лукашенко.

Президент Таджикистана Рахмон является типичным  азиатским  диктатором,  отстоявшим свое право на власть в нищей аграрной  стране,  экономика  которой меньше российской в  140 раз,  в результате  самой кровопролитной на территории постсоветского пространства  гражданской войны.   Стоит напомнить, что в ходе этой войны  была почти  уничтожена  или  вывезена  большая часть  русскоязычной  общины  республики. Однако физическое устранение   основной  оппозиции не сделало  политическую ситуацию в республике  устойчивой.  Политическая стабильность там   зависит  как от  возможностей  правящего клана  подавлять  амбиции региональных  политических группировок (аналогия с  Киргизией  полная), так и от  влияния  соседей  республики – Узбекистана,  Афганистана и Китая.

Рахмону приходится буквально железной рукой  душить притязания  местных кланов, натравливать их друг против друга и одновременно отбиваться от соседей.  Север республики  постепенно заселяется  узбеками (как в киргизском Оше), а вот на юге идет постепенное  заселение  афганцами, которые не только  предъявили свои права на  местную власть, но  даже создали  целые анклавы на таджикской  территории, куда  местный люд, включая правоохранительные органы,  боится даже сунуться.

Таджикистан  имеет типичную  для солидной части  постсоветского пространства  так называемую «миграционную  экономику» - более 40% ВВП республики  обеспечивают денежные доходы таджикских  гастарбайтеров,  работающих преимущественно в России.   Следует подчеркнуть,  что  в республике, давно  усвоившей  выгодность     экспорта труда,  до настоящего времени не создано  по примеру  той же  Киргизии  системы подготовки  рабочих, выезжающих на заработки в Россию, где они оказываются на самых  непрестижных  работах.

Жестокая эксплуатация таджикской рабочей силы в России начинает сказываться на  политическом климате в самой республике.  Находясь  в России, с ее политическими реалиями, выступающими отчасти катализатором процесса, таджикские рабочие начинают  стихийно  объединяться и очень быстро политизироваться, открыто тиражируя  исключительно негативную оценку авторитарного режима  Э. Рахмона, лишающего их рабочих мест на Родине.

Страна крайне бедна. Надежды  официального  Душанбе на  то, что  развитие гидроэнергетики в горах Памира обеспечит   республике  экономический рост  остаются во многом  сомнительными.  Являясь наряду с Киргизией  основными  «держателями»   воды и энергетики Центральной Азии,   таджики оказались под жестким давлением   Узбекистана, для которого доступ к  горным  рекам является вопросом  физического   выживания. 

В современных политико-экономических  условиях  региона водно-энергетическая проблема  не имеет решения. Более того,  она провоцирует  силовое решение  вопроса- кому принадлежат  горные ледники и озера?  Границы между  Узбекистаном и  Таджикистаном заминированы,  там ежегодно погибает до 200 человек.  Ташкент неоднократно демонстрировал Душанбе свой  бронированный  «кулак».  На фоне   историческисложных  700 – летних отношений  между узбекским и таджикским народами  водно-энергетическая   проблема  только  усугубляет  недоверие между  двумя  правящими режимами.   

В  свою очередь   официальный  Душанбе,  развернув  бесконечную   истеричную  информационную  войну  под лозунгом «Во всем виноват  Ташкент!»,  превратил  строительство  Рогунской  ГЭС  в  национальную  идею, в  претворение которой каждый  гражданин республики  должен внести свою лепту. Естественно,  граждане уклоняются  всеми  силами…

Зато не уклоняется  А. Лукашенко, который , используя свое председательство в ОДКБ , взял на себя роль  «учителя»  Ташкента («Мы не вмешиваемся в решение данного вопроса в связи с тем, что считаем это суверенным делом Узбекистана, хотя я недавно президенту России свои соображения направил. Нам надо принимать решение по Узбекистану. Потому что тройная игра, которую сегодня ведет Узбекистан, не позволяет ему находиться в ОДКБ. Тем более, что они не ратифицировали ни одного существенного документа — в том числе, наверное, и Устав ОДКБ — так, формально заявили, что они якобы возвращаются в ОДКБ… Это очень важно, очень серьезно для нас. Мы шутить здесь не должны»). Да уж какие шутки, тем более, если  так А. Лукашенко заботится о безопасности всех   членов  ОДКБ, то ему стоило бы  показать пример и  перекрыть наконец  «тропу Лукашенко» для граждан  Грузии, уже едва ли не пятый год использующих  Минск в качестве не только перевалочного пункта   для  безвизового въезда  на российскую территорию, но и  своеобразной  «базы»   для  разного рода  криминальных   дел в  России, включая шпионаж. 

Периодические  вступления и выходы  Ташкента из ОДКБ  являются  исключительно сложными вопросамипрежде всего  диалога между   узбекским и российским руководством.  Крайне жестокий  авторитарный  режим  И. Каримова   не первый год балансирует на грани  социального взрыва,  следствием которого может быть  полномасштабная гражданская война в контексте  радикального  ислама, в которую  обязательно будут вовлечены  ближайшие соседи Ташкента  - Таджикистан,  Киргизия, Казахстан.  Достанется и  Туркмении.

И. Каримов стар, у него нет наследников.  Не исключено, что  в результате  борьбы за власть в Ташкенте  может   получить приоритет    идея  о необходимости  «малой успешной войны за воду» - войны, которая способна отвлечь  население республики от  социально-экономических и  политических проблем, не имеющих  при нынешнем  режиме  решения.  Естественно,  основную тяжесть  кризиса придется вынести  России. Москве придется  направлять войска…

Задача ОДКБ в столь  взрывоопасном регионе  заключается в том, чтобы не допустить  раздувания «углей», которых и так достаточно. На этом фоне,  где  и так все дышит  дестабилизацией, где остается на грани  развала  соседняя Киргизия (в результате  возможного  раскола  север отойдет, скорее всего,  к Казахстану, а юг будет аннексирован  Узбекистаном), президент  самой далекой в ОДКБ страны,  как говорится ,ничем не рискующий,  в том числе и своими солдатами,  занимается тем, что откровенно «подбрасывает в  костер дровишек».  Ведь именно критикой   Ташкента   А. Лукашенко  обеспечил себе особо теплый  прием  в Душанбе.  При этом, по традиции,  белорусский президент   не просто  прикрылся  Москвой, но и  тут же ее «сдал»: «я недавно президенту России свои соображения направил. Нам надо принимать решение по Узбекистану». Кому это, интересно, нам? (галантерейщик и кардинал).

Между тем, это не тот случай, когда можно  годами публиковать  статейки в «СБ»  о том, что вот-вот и российско-американские отношения окончательно  разорвутся , и все вернется к стадии «холодной войны»:  Беларусь будет востребована, в нее ввезут ракеты с ядерными боеголовками , и  страна целиком  сядет на российский бюджет.  В предгорьях  Памира война уже фактически идет.  И разнимать воюющих  придется не  белорусским миротворцам,  а русским  парням.

Стоит напомнить о знаменитой  «бакиевщине»    апреля – июня  2010 года, когда  А. Лукашенко, приголубив бежавшего  киргизского тирана, на совести которого числится почти сотня  трупов,  буквально требовал от России послать в Бишкек и Ош  войска ОДКБ, т.е.  естественно не белорусский контингент, а  российский, который  и составляет основу вооруженных сил ОДКБ , да и КСОР тоже.

Для чего А. Лукашенко  провоцирует войну в Центральной Азии?  Понятно, что  в данной игре он действует заодно с Бакиевым, рассчитывая   во всеобщем хаосе  что-то  выиграть.  Но ведь  попутно  официальный  Минск науськивает  Баку на Ереван,  явно  толкая  эти страны к схватке за Нагорный Карабах,    развивает  отношения с Грузией,  где  вопрос реванша над Россией  стал  мобилизующей национальной идеей, во многом обеспечивающей  власть  М. Саакашвили.  Стоит напомнить   инициированные   Минском  и  Варшавой  постоянные  кризисы в  белорусско-польских отношениях. При этом в Польше  призывно оглядываются на Брюссель и  Вашингтон, а в Беларуси на Москву – забава лимитрофов,  паразитирующих на геополитических расколах.
Белорусское руководство  мечется по периметру  российских границ,   провоцируя  кризисы и даже  войны, рассчитывая, что в итоге  Москве будет не до Минска. А уж он не забудет  тут же предъявить  Кремлю очередной  «счет» за «верное союзничество».

А. Суздальцев,  Москва,  30.10.11

0

37

Ноябрьские тезисы из Вашингтона

Пропаганда - это искусство лгать, чаще обманывая своих сторонников, чем противников. (Франсис Макдоналд Корнфорд)

1 ноября  2011 года  в интернете  была размещена статья бывшего  американского дипломата, а ныне, при демократической администрации Обамы , президента Freedom House Дэвида Крамера. (Do’s and Don’t’s on Belarus by David Jhttp://blog.freedomhouse.org/weblog/201 … larus.html. Для нас статья представляет несомненный интерес, так как содержит  десять  тезисов, выполнение которых, по мнению автора, приблизит час свержения  режима А. Лукашенко.

В свое время, будучи высокопоставленным сотрудником Госдепартамента,  Д. Крамер неоднократно посещал Минск, где встречался с представителями  белорусского  экспертного сообщества  различных  политических направлений.  Стоит отметить, что до  сих пор Д. Крамер является одним из самых квалифицированных специалистов по «белорусскому вопросу», что уже само по себе привлекает к его  статье особое внимание.

Однако, при  работе с данной статьей  в очередной раз  обнаружилась специфика  подхода США к белорусской проблематике.  Прежде всего, обращает на себя внимание    традиционная  дистанцированность  Вашингтона от  политической ситуации в РБ,  позиция,  позволяющая констатировать  малозначимость  республики для  американской  политики в регионе Восточной  Европы. 

Для  этого  есть свои причины. США имеют возможность смотреть на белорусский вопрос несколько отстраненно, без присущей Европейскому  Союзу  политической экзальтации и  склонности к  политическим играм в  треугольнике  «Брюссель – Минск – Москва».     Вашингтону нет необходимости  придавать  проблеме  белорусской диктатуры  геополитическое  значение, способное  накалить российско-американские отношения, в которых и без Минска достаточно «острых» вопросов.

В американской администрации учитывают, что  Беларусь имеет  важное, но субрегиональное  географическое положение. Ее экономический потенциал меньше американского в 500 раз и практически незаметен на фоне экономики ЕС и России. Страна не имеет сколько-нибудь значимых ресурсов, включая  калийные соли (только один из секторов мировой экономики),  а ее транзитные возможности не являются абсолютными.

В экономическом плане республике нечего предложить  инвесторам из США.   Вхождение Беларуси в  Таможенный Союз и Единое экономическое пространство в еще большей степени подорвет инвестиционную привлекательность  Беларуси, так как  инвестиции  идут туда , где есть  рынок, ресурсы и дешевая рабочая сила.  Первых двух позиций республика лишена,  рабочая сила  в настоящее время активно используется Россией.  Примером инвестиционного  фиаско в Беларуси является  провал  по размещению в республике автосборочного производства, ориентированного на российский рынок.

Сомнителен потенциал Беларуси  в геополитическом и военно-стратегическом аспектах.

Беларусь в качестве военно-стратегического плацдарма не имеет какой-либо ценности,так как любое гипотетическое  лобовое столкновение России и НАТО подразумевает ракетно-ядерную войну, препятствовать или принимать участие в которой  Беларусь может только частично. В республике  размещены два объекта (радар «Волга» и центр связи ВМФ РФ), исчерпывающие  возможности «белорусского плацдарма» быть задействованным в случае   ядерного конфликта.

Чисто теоретически, ситуация  могла бы частично измениться в случае  размещения  на белорусской территории ЗРК С-400, а в перспективе и С-500,  способных решать  отдельные задачи ПРО.  Но даже при  самом неблагоприятном развитии  ситуации, основной удар по России может быть нанесен со стороны Арктики, а также с  океанских  просторов, а не со стороны Европы.   В  реальности же,  во-первых, США не ожидают  угрозы от России с белорусского направления, как, впрочем, со всех остальных.  А во-вторых, симметричный российский ответ на  размещение в Европе  элементов  ПРО США  носит исключительно технический характер и  не подразумевает  использование  территории Беларуси.

  Плюсом к сумме обозначенных факторов выступает и небольшая, оснащенная устаревшим оружием и к тому же не имеющая боевого опыта белорусская армия, не представляющая  собой какой-либо серьезной угрозы для НАТО

США в формате НАТО, выступая в качестве  своеобразного министра энергетики ЕС,   взяли на себя функции  создания новых  энергетических коммуникаций  и контроля над уже имеющимися  ,  которые обеспечивают  европейский рынок углеводородов  бесперебойными поставками нефти и газа.  С этой позиции  Вашингтон в большей степени  волнуют противоречия с Москвой в районе Каспия, где  ситуация вокруг  проекта «Набукко»  приобретает все более  напряженный характер, чем  борьба с РФ за «Белтрансгаз», который никому не нужен без российского газа.   

Судьба  Беларуси отдана Вашингтоном на  усмотрение Брюсселя и Москвы.  США позволяют себе только  публичные  заявления и обращения, а также определенную финансовую поддержку  белорусской оппозиции.

США, в отличие от ЕС,  вряд ли готовы ввязываться в противостояние с РФ по столь  сомнительному «активу», как Беларусь.  В свою очередь, для Евросоюза  остаются актуальными поставки  белорусских  нефтепродуктов на европейский рынок, и этот экономический интерес является  сдерживающим фактором в политике  ЕС по  отношению к Минску.  Таким образом,  острой проблемы, соразмерной с режимом Каддафи, с Беларусью у Запада нет.   

Д.  Крамер в своей статье  подошел к проблеме сохранения в Республике Беларусь авторитарного  недемократичного   режима  с позиций уже завершившейся операции НАТО в Ливии, где сочетание  восстания племен с внешней  поддержкой вооруженных  сил НАТО не могло не привести к успеху, хотя вряд ли стратеги в Вашингтоне и Брюсселе ожидали от М. Каддафи столь продолжительного  сопротивления.

Безусловно, ни на какое внешнее силовое воздействие  на режим А, Лукашенко  Д. Крамер даже не намекает. Республика Беларусь является участником ОДКБ , и поэтому ливийский сценарий к Минску не применим.  Глава Freedom House  считает, что внутренние условия, сложившиеся в республике – экономический кризис с острой нехваткой валюты  и западные экономические санкции подготовили  почву для свержения режима А. Лукашенко.  Сочетание данных негативных факторов, по мнению Д. Крамера, уже  поставили  режим на грань  исчезновения. Несомненно, данный вывод  является огромным преувеличением.

Д. Крамер  не учитывает высокую  экономическую пластичность белорусского населения,  возможность для сброса  рабочей силы в Россию,  активность и эффективность  официальной пропаганды,  навязывающей  населению  ложные  интерпретации  причин экономического  кризиса. Протестный потенциал  гражданского общества находится на крайне низком уровне, что лишний раз  подтверждает   политическую несостоятельность и безответственность белорусской оппозиции, неоднократно заявляющей   в августе текущего года  об обязательном   осеннем «обострении». Осень уже завершается, а  «обострение» мы можем наблюдать только на форумах  отдельных пропагандистских  сайтов.

Примерами   безответственной  пропагандистской  игры  являются широко распространяемые  слухи о переезде в Беларусь  М. Каддафи (конец сентября) или  поимке в Ливии целого  взвода белорусских  наемников.   Безусловно, подобные лживые  информационные вбросы в духе «СБ»  оказывают разрушительное влияние  на оппозиционные СМИ, снижают их авторитет до уровня «желтой» государственной прессы.  Очевидно, что аналитики из США находятся под воздействием  подобного рода  оппозиционной пропаганды, уверяющей о готовности народа выйти на улицы и площади.

Д. Крамер упоминает  западные санкции против режима А. Лукашенко, считая их важнейшим элементом давления на официальный  Минск.  К сожалению, об эффективности санкций  можно не говорить.  Санкции носят декоративный характер и ювелирно обходят  важнейшие для Евросоюза секторы – прежде всего  экспорт белорусских  нефтепродуктов и  калийных удобрений.   Стоит отметить, что  США, фактически  не импортирующие  эти важнейшие статьи  белорусского экспорта, могут себе позволить  блокировать их поставку на американский рынок. Евросоюз  пойти на столь радикальные меры не в силах. Заявления из Брюсселя о том, что  жесткие экономические санкции  могут привести к резкому снижению жизненного уровня населения республики, лицемерны, так как прикрывают интересы западных корпораций – потребителей  белорусского бензина и калия.  Во-первых,  жизненный уровень в Беларуси  и так уже приблизился к  самым нищим республикам  Центральной Азии, а во-вторых, в свое время  ЕС и НАТО как-то не беспокоил жизненный уровень сербов, ливийцев, а также сирийцев. Дело, конечно, не  в благосостоянии  белорусского народа, а в прибыльности  поставок на европейский рынок дешевых белорусских нефтепродуктов и удобрений.

Д. Крамер  предложил  Западу выполнение десяти задач, которые, по его мнению, должны привести  режим А. Лукашенко к краху. В частности,  он предлагает  окончательно  изолировать режим, который  представляет угрозу не только для собственного народа, но и мира.  При этом Д. Крамер  опровергает тезис  Варшавы и Вильнюса,  которые как раз выступали против изоляции А. Лукашенко, считая, что  изоляция отбрасывает   Минск  в руки Москвы.  Видимо, в данном случае Д. Крамер  опирается на общеизвестный факт, что  Беларусь все равно  находится в экономической «тени» России. В конце концов, белорусские  нефтепродукты вырабатываются из  российской нефти и замены ей нет, сколько бы ни пытался А. Лукашенко  дотянуть до своих НПЗ венесуэльскую или азербайджанскую нефть. Что может сделать с белорусским экспортом на европейские рынки «понимание»  опасности  белорусского  режима, на чем настаивает Д. Крамер?  Ровным счетом ничего.

Обратим внимание на призыв Д. Крамера  давить на режим А. Лукашенко экономическими санкциями, что ,по его мнению, должно привести к освобождению политических заключенных.  В данном случае явно  перепутана причинно-следственная связь.  Декоративные  санкции не только не помогают освобождению  политических заключенных, но и способствуют   росту  авторитета А. Лукашенко, который  «в одиночку противостоит всему Западу».  Формат  введенных  в 2011 году  санкций  является лучшей поддержкой режима, по эффективности уступая только непременному участию оппозиции в очередных  выборах в условиях классического авторитаризма.  На освобождение  политическихзаложников  может повлиять только  глубина экономического кризиса в Беларуси и  потребность   Минска в кредитах МВФ.  Санкции в данном случае совершенно не при чем.

Безусловно, с точки зрения гуманности трудно не согласиться с требованием Д. Крамера  продолжать  настаивать на освобождении политических заключенных. Но также трудно согласиться с постулатом, что освобождение политических  заключенных  поможет свержению режима.  В свое время М. Каддафи не просто выпустил своих оппонентов из тюрьмы, но даже  сломал бульдозером ее ворота, что никак не сказалось на устойчивости его режима.   Более того,  стоило бы напомнить, что  аресты и суды над оппозицией с декабря 2010 по лето 2011 года во многом являются итогом безответственного европейско-белорусского диалога осенью  2010 г.

Д. Крамер призывает вернуться к вопросу о легитимности последних выборов (2010 г.), отмечая, что  США не признали их итоги.  Но ведь в 2006 году и Запад не признал 3 срок А. Лукашенко.  Однако же при этом ни одно из посольств  ЕС и стран НАТО не покинуло Минск. Более того,  послы вручали и вручают А. Лукашенко верительные грамоты.  Так было как при республиканцах,  так и при демократах.

Д. Крамер по традиции настаивает на развитии отношений с белорусским гражданским обществом, что, безусловно, можно приветствовать, так как внешняя поддержка  белорусскому гражданскому обществу в любом случае полезна и нужна (хотя по существу эта поддержка и является содержанием финасируемой Госдепартаментом  деятельности возглавляемой Крамером организации). 

Нельзя не отметить весьма забавное требование   добавить министра иностранных дел С. Мартынова в список лиц, лишенных виз. При этом Д. Крамер не разъясняет, кого лишить визы  - непосредственно господина Мартынова или министра иностранных дел РБ? Ведь   в случае  лишения С. Мартынова возможности общаться с коллегами из стран Запада, власти могут быстро найти ему замену. Понятно только то, что Д. Крамер выступает за полную изоляцию режима со стороны Запада, но скорее всего в политическом плане – не давать виз, не приглашать на  международные  мероприятия и не ездить в Минск.   Призывы давить на режим санкциями в отношении  предприятий, подготовленных к приватизации, чтобы снизить их привлекательность для покупателей («DO impose sanctions on more state-owned enterprises, driving down their attractiveness to prospective buyers») на самом деле могут оказаться  в высшей степени эффективной  помощью для А. Лукашенко, который как раз и ищет  поводы, чтобы приватизацию не проводить.  Можно только представить восторг руководства РБ, если США подвергли бы санкциям тот же  «Белтрансгаз».  В этом случае  Минск получил бы возможность и «Белтрансгаз» не продавать (мол, цена благодаря санкциям упала – разорение для белорусского народа) и выбить поставку дешевого российского природного газа  .

Другое дело, не давать  Минску кредит МВФ, за что ратует Д. Крамер.  Отсутствие  кредита  МВФ во многом усложнит  экономическое состояние  режима А. Лукашенко. Стоит напомнить, что до настоящего момента (6 ноября) в РБ не пришел второй транш кредита ЕврАзЭс.  Однако,  учитывая информацию, поступающую из того же Вашингтона                                                                                                                                                                                                                                                             и  Минска, приходится признать, что кредит  авторитарный  режим А. Лукашенко от МВФ скорее всего получит.  Белорусский президент выпустит в конце ноября – начале декабря последних  политических заключенных (без реабилитации, конечно) и  подпишет кредитное соглашение.   Заявление Крамера о том, что  кредит  МВФ является предательством  белорусской оппозиции и гражданского общества («This simply would be a betrayal of Belarus’s opposition and civil society») на фоне состоявшихся  визитов в Минск президента Литвы, министров иностранных дел Польши и Германии,  выдачи Варшавой и  Вильнюсом  счетов белоруских правозащитников  и т.д., не имеет какой-либо реальной  политической ценности.

Призыв Д. Крамера к  подготовке  пост-Лукашенковской  Беларуси можно считать вечно актуальным тезисом. Действительно,  в рамках  пресловутой белорусской  экономической модели, во многом основанной на  поддержке со стороны России, А. Лукашенко  почти полтора десятилетия мог обеспечить  населению республики более-менее приемлемый жизненный уровень. Между прочим, белорусы это помнят и  очень беспокоятся, что  былое благополучие не вернется.  Кризис 2011 года  продемонстрировал, что даже в условиях  сохраняющейся  экономической поддержки со стороны России, экономика республики разрушается. Тем не менее, представить республику без российского рынка и без российских  дешевых энергоносителей  просто невозможно.  Молочнотоварные фермы  и Солигорск девять с лишним миллионов человек  не прокормят.  Что в данном случае может предложить Запад?  «Прибалтийский сценарий», за который столько лет ратовала белорусская оппозиция?   Так ведь  нынешнее поведение Вильнюса, готового в ногах валяться у А. Лукашенко за каждую тонну белорусского транзита, как раз и является политическим итогом  данного сценария.  Созданные в странах Прибалтики  миграционные экономики уже не новость для  Беларуси,   каждый четвертый трудоспособный  гражданин которой на данный момент работает за рубежом своей Родины.

Обращает на себя внимание мнение Д. Крамера о бессмысленности попыток добиться искусственным путем  единства белорусской оппозиции («At the same time, do NOT force artificial unity among the opposition.  Having the opposition forces united would represent something positive, but unity is not necessary to bring down Lukashenka»).  Это важное признание, так как и США и Евросоюз в свое время приложили немало сил для  объединения оппонентов А. Лукашенко. В итоге часто получалось так, что  все ресурсы  уходили на создание «единства», а на борьбу с  режимом сил и времени уже  не оставалось. Но с другой стороны понятно, что  Запад в лице Вашингтона не  верит в политический  потенциал и востребованность  белорусской оппозиции.

На этом фоне очень странно выглядит призыв поощрять дезертирство среди как белорусских дипломатов, так и высшего руководства республики. Куда им дезертировать? В ряды оппозиции, которой как таковой нет и в которую не верит и Вашингтон?  Где тот белорусский «остров Крым»,  где можно было бы создать что-то альтернативное режиму и одновременно  жизнеспособное, перспективное, буквально рвущееся к воплощению и реализации?  Дезертировать некуда, да и, если откровенно, некому.  В ближнем  кругу  с А. Лукашенко остались те, кому  есть что терять. Они будут с ним до гроба.  Побежит высшая и средняя номенклатура, но только тогда, когда  определится успех ,и смена режима станет  очевидной. Естественно, пользы от такого рода перебежчиков   никакой, только вред. Вряд ли это понимает Д. Крамер.

В целом, ознакомившись с «десяткой»  задач  Д. Крамера, невольно приходишь к выводу, что американские партнеры белорусской оппозиции или реально  ничего не понимают в белорусской  действительности, или  просто морочат  белорусам голову, изображая виртуальную возможность и готовность, а на деле ограничиваясь подобного рода ноябрьскими тезисами,  повторяющими друг друга и не несущими какого-либо рационального зерна.

Страшно далека Америка от Беларуси…

А. Суздальцев, Москва, 06.11.11

0

38

Это только начало…

Со сцены я всегда ухожу налево, чтобы меня было видно с самой красивой стороны... (М-ф 'Чип и Дейл спешат на помощь')

В середине  сентября текущего года, отвечая на вопрос  академика Е.  Примакова « Есть ли в белорусском руководстве  сторонники рыночных реформ?», автор этих строк вынужден был  тщательно подбирать  формулировки и осторожно давать оценки: «В белорусском руководстве, как в окружении А. Лукашенко, так и  в Администрации президента и Совете министров есть  немало хорошо образованных  и адекватно воспринимающих  экономические реальности   специалистов, но    они не являются сторонниками реформ. Они понимают, что происходит, видят риски, но  они работают на сохранение политического  режима, и их задача  подталкивать только те рыночные или полурыночные  меры, которые  хотя бы не угрожали  стабильности власти А. Лукашенко. Не более».

Прошло  почти два месяца, и вдруг в белорусском экспертном сообществе заговорили о  появлении  в правительстве республики едва ли  не «группы реформаторов». Это  очень любопытное заключение родилось из итогов заседания Совета министров от 8 октября и последовавшего за ним 10 ноября выступления А. Лукашенко на белорусском телевидении.

Однако же, прежде всего следует подчеркнуть, что   в кругах  высшей белорусской власти в принципе не может быть реформаторов. И  это не вопрос портретных характеристик, когда  представить себе Михаила  Мясниковича в роли реформатора так же  смешно, как объявить  Косыгина тайным антикоммунистом.   Проблема значительно шире и глубже. Вокруг  А. Лукашенко  давно сконцентрировался  тесный  круг  белорусской коррумпированной номенклатурной  олигархии, в котором тот же  премьер занимает одно из самых выдающихся мест. Система, сложившаяся  за годы  функционирования  пресловутой  белорусской экономической модели с преобладанием государственного сектора,  в основе которой лежат  российские дешевые  энергоносители и доступ на российский рынок,  создала практически идеальные возможности для обогащения правящей династии и  всей вассальной номенклатурной  лестницы.  Начиная с родственников главы государства и  вплоть до последнего «племянника» в  полудохлой фирме-прилипале  у ворот  очередного госпредприятия, где «дядя» ходит в директорах…   

Именно по причине существования круговой коррупционной поруки, столь выгодной и удобной,  так возмутились  губернаторы, когда  появилось  предложение  правительства  о максимально быстрой приватизации за символические суммы убыточных предприятий, отягощенных  невыплаченными кредитами и  социалкой. Разруливая  потоки государственных  дотаций , крепкий  союз  директоров и  губернаторов  лихорадочно наращивает свои состояния. Отсюда и  бешеное  фрондерство в отношении приватизации со стороны  государственного директората: посыпались  сотни «протоколов о намерениях»,  сочиняются некие отчеты о готовности зарубежных инвесторов  вложить  инвестиции в очередной полуразвалившийся «актив», оббиваются  пороги министерских кабинетов. Стоит напомнить, что как губернаторы, так и  директора государственных предприятий  представляют собой  главную опору власти в регионах. Пойти против их экономических интересов для А. Лукашенко  означает подорвать собственную власть по всей республики.

Система глобальных  коррумпированных «откатов», вмонтированная в государственные институты, а если вернее, давно  сросшаяся с ней,  слишком выгодна для  наращивания первоначального капитала, чтобы позволить ее ликвидировать.  А. Лукашенко является не только спонсором этого коррупционного белорусского  «спрута», второе десятилетие подряд , под монотонный аккомпанемент бреда о «союзничестве», выбивая из России нефтегазовые преференции и рынок сбыта, но и заложником созданного монстра.  Если белорусский президент  действительно начнет его реформировать  и преобразовывать на рыночных рельсах, то за его жизнь никто не даст и полушки. И займутся этим те самые  реальные  террористы, которых А. Лукашенко заботливо укрывает от  заслуженного возмездия.

Есть и политическая причина невозможности  каких-либо реформ при нынешней власти.  Глубокие структурные реформы требуют  высокого уровня легитимности, так как  любые реформы  всегда и везде  проводятся  за счет  народа, к сожалению. Чтобы не раскачать лодку социальной стабильности и не довести реформами  ситуацию в стране до  политической дестабилизации, власть должна пройти  жесткие демократические  выборы, и реформы должны быть «забиты» в  предвыборную программу.  Люди, выбирая «реформаторов», должны знать, на что идут…

Авторитарные  лидеры,  по своей природе  ориентированные исключительно на сохранение своей власти, обречены на вечное экономическое отставание. В списке самых богатых стран  мира нет ни одной авторитарной державы.  Авторитарная модернизация, столь знакомая нам по  истории Тайваня, Малайзии и Южной Кореи, нигде не миновала политической трансформации. Пример  трагической судьбы авторитарных южнокорейских президентов 60-80-х годов ХХ века  является тому  ярким свидетельством.     

А. Лукашенко,  правя четвёртый срок и  восемнадцатый год,  не имеет политических и экономических  ресурсов для  глубокой структурной экономической реформы, так как опасается, что реформа,  помимо резкого снижения жизненного уровня населения, почти неизбежно  запустит механизм  политической модернизации, который уже не остановишь.   

Но, необходимо понять, что без определенных  экстренных мер, включая жесткую экономию, остановку  денежного станка, сокращение  дотаций селу и предприятиям, пенсионную реформу,  сползание экономики в пропасть не остановить.  Это понимают и в правительстве и в ближайшем окружении А. Лукашенко. Внимательное наблюдение за  белорусским президентом позволяет утверждать, что он неплохо информирован и  вполне адекватно оценивает экономическую ситуацию в стране.

Обращает на себя внимание то, что А. Лукашенко  еще летом  текущего года   изменил  свои комментарии  по поводу экономической ситуации в стране .Если  раньше он убеждал население, что  ситуация безусловно выправится, и республика имеет неплохие шансы на  самостоятельный выход из кризиса, то с августа  белорусский президент только передвигает  сроки  обещанного улучшения и объясняет на свой лад причины  кризиса. Это правильно, так как отрицать очевидное (кризис) уже нет  смысла.  На определенном этапе  даже появились  расхождения между государственной  пропагандой,  по инерции уверяющей  читателя и телезрителя, что  ситуация день ото дня улучшается ,и в Беларуси живут лучше всех на постсоветском пространстве, и заявлениями А. Лукашенко, в которых он буквально призывает  белорусский народ еще  «подождать месяц – другой».

Вызывает интерес и изменчивая аргументация А.  Лукашенко. Выступая  две недели назад перед студентами вузов Душанбе, белорусский президент заявил, что причина кризиса «внешняя» («В текущем году возникли определенные трудности в валютно-финансовой сфере, которые, к слову сказать, на 90% были спровоцированы извне»),  настаивая на том, что кризис для экономики страны создала Россия, подняв цены на нефть. При этом, по традиции,  А. Лукашенко умолчал, что  он  продает  в Европу нефтепродукты, выработанные из российской нефти,  по мировым ценам.   

По возвращению же из Душанбе в Минск, А. Лукашенко декларировал, что столь резкую  дестабилизацию белорусской экономики спровоцировал мировой (финансовый)  кризис .   Однако при этом президент почему-то игнорирует тот факт, что , например, российская или украинская экономики пока не почувствовали  последствий  активно обсуждаемой в среде специалистов и политиков «второй волны мирового экономического кризиса». Исходя из логики  белорусских властей, получается, что мировой кризис  оказался столь избирателен, что  накрыл исключительно  Беларусь…

  Парадокс ситуации состоит в том, что, власти страны, предлагая в качестве объяснения    такую поразительную «избирательность»,  тем не менее в чем-то объективно оказываются правы. Ни в одной из стран постсоветского пространства, включая  Киргизию, Туркменистан и Таджикистан,  нет настолько  примитивной  и  неэффективной экономики, которая вместо того, чтобы наращивать  богатство страны, разоряет государство и собственный народ.  По этой причине любой экономический  катаклизм,  способный  произойти в мировой экономике в ближайшее время, может оставить от  белорусской экономики пустыню.  Тем более, что  11 ноября, на следующий день после выступления белорусского президента по республиканскому  телевидению,  столь нелюбимый  Александром Лукашенко президент России, говоря о российской экономике, пожалуй, впервые сравнил ее  с белорусской.  Естественно, сравнение оказалось не в пользу Минска: «У нас последовательно за последние годы снижалась инфляция, несмотря опять же на период экономического кризиса. В этом году она будет самой низкой за всю историю нашей страны, я имею в виду последнюю историю – 20-летнюю историю…  И давайте посмотрим, что у наших соседей происходит. Если даже взять наших близких соседей и наших друзей, братьев, можно считать – белорусов, – у них 100 процентов инфляция. Почему? Потому что надо вовремя реформы делать...».

Стоит заметить, что  на протяжении всего периода российско-белорусской интеграции  Москва постоянно пыталась стимулировать в Беларуси экономические  реформы. Одной из важнейших целей созданной российской системы дотаций и преференций в пользу Беларуси было не только «подтягивание»  белорусской  экономики до уровня российской, но и  изменение ее структуры. Однако, как мы помним, белорусская сторона почему-то считала, что  Россия должна взять на вооружение «бесценный» белорусский экономический опыт… освоения чужих ресурсов.  Опыт не просто  экономически  бессмысленный, но и  парадоксальный, так как Россия не может жить за счет ограбления ресурсов соседа.  У нее просто нет такого соседа, как у Беларуси. Ресурсы у нее только свои, которые она и так использует на 100%...  Мировой финансовый кризис 2008-2010 гг. показал, кто чего стоит.

Ситуация в РБ, между тем, и без  мирового кризиса  остается  сложной.  Прежде  всего, дефицит   валюты не преодолен. Речь уже не идет о продаже  валюты населению. Благодаря отсрочке оплаты российского газа, здесь проблема частично решена. Но нет валюты для экономики, что   весьма странно, так как  республика не только не  лишена    привычной  российской  финансово-ресурсной поддержки, но в условиях   расширения участия Республики Беларусь  в  интеграционных  проектах ЕврАзЭС  для  нее постепенно  создаются  все  более  комфортные  экономические  условия.  Это уже  позволило во многом  нивелировать болезненный  для  Беларуси   ввод в эксплуатацию газопровода  «NordStream» (церемония ввода в строй  подводного  газопровода  совпала со столь знаменательным  для  белорусской номенклатуры  заседанием  Совета министров). Что скрывать, вряд ли Москва  в преддверии    формирования    Евразийского  Союза   готова идти на  выяснение отношений с  вечно клянчащим «компенсации» Минском. Но все равно денег пока нет…

Второй транш  кредита  ЕврАзЭс  явно  задержался ,и причина этой задержки не в кадровых изменениях в банках (мол, платежки выписывать некому), а в политических.  Белорусская сторона не в силах полностью выполнить условия кредитования.  Кредит МВФ  пока только в проекте.  Дивиденды от участия республики в  ЕЭП  еще  не вызрели, а вот угрозы для белорусской экономики уже несут. Через  семь  недель  разоренная экономика Беларуси окажется  на  широкой дороге евразийского рынка – автостопом до  экономического возрождения?

Делать что-то необходимо и  причем срочно.  Естественно, представить себе, что  тот же  премьер  Мясникович  или  вице-премьер Румас бросились по собственной инициативе организовывать  «рыночные реформы» не выходит.  Так в современной Беларуси не бывает.   Кроме того, никаких особых  «рыночных  реформ»   белорусские министры и не предлагают. Речь идет о мерах, способствующих не скорому «выздоровлению»  белорусской экономики,  а скорее  удлиняющих период  ее стагнации и постепенной, крайне растянутой деиндустриализации. Задачи вполне  просчитаны и давно согласованы с  президентом.  Но даже для таких  половинчатых мер  необходимо подготовить  народ…

Именно для этих целей белорусский президент был вынужден 10 ноября устроить очередной публичный спектакль на экране белорусского телевидения, изображая себя  заботливым «отцом» белорусской нации, чей жизненный уровень  коварные  «реформаторы» из  белорусского правительства  решили  бросить под ноги «рынку».  Стоит отметить, что  выступление А. Лукашенко было  весьма лицемерным:

Во-первых, формально ничто не мешало белорусскому президенту вызвать «министров» на «ковер» и устроить «головомойку» на глазах обывателя.  Но это уже было бы слишком… Все-таки, Мясникович и Румас – «государевы люди». Им еще предстоит  брать на себя всю ответственность за  крайне непопулярные меры, которые в ближайшее время власти обрушат на головы своих граждан. Рано их топить… Роль  безответных Му-му у них еще впереди.

Во-вторых, за несколько дней  до  памятного телевизионного выступления А. Лукашенко полностью согласовал  основные черты  изменения пенсионной  реформы в Республике Беларусь. Согласно полученной информации, через несколько лет  республиканский Пенсионный фонд может стать самым богатым финансовым учреждением в стране, так как  получать пенсии будет некому. Никто не доживет до пенсионного  возраста, а  пенсионные выплаты будут сродни обязательному  страхованию граждан Беларуси от океанского цунами. И это только начало…         

Андрей Суздальцев, Москва, 14.11.11

0

39

Задание на зиму 2011-2012

Можешь ему доверять - искренен он в ненависти, жадности, зависти. (Нейах)

Зиму Беларусь переживет. Объем экономической помощи, которую Москва по итогам состоявшегося 25 ноября Высшего ГосСовета Союзного Государства России и Беларуси предоставит РБ, носит беспрецедентный характер. Даже в рамках российско-белорусских отношений, всегда отличавшихся крайней финансово-ресурсной асимметрией, Минск никогда единовременно не получал столь массированной поддержки. Фактически Россия взяла экономику республики на свой бюджет: снижение цены поставляемого в 2012 г. природного газа до 165,6 долларов (2,1 млрд. долларов в минусе у ОАО «Газпром»), реструктуризация более 100 млн. долларов долга за газ 2011 г., кредит в 10 млрд. долларов на строительство АЭС (на десять лет).

Продан за 2,5 млрд. долларов последний пакет ОАО «Белтрансгаз». На самом деле этот пакет обошелся в 4,6 млрд. долларов (с учетом скидки в цене за газ на 2012 г.), а все белорусское газотранспортное предприятие обошлось «Газпрому» в сумму свыше 7,1 млрд. долларов (не учитываются скидки в цене газа, поставленного в РБ с 2007 по 2010 г.), т.е. дороже, чем всё строительство газопровода Nord Stream, чья первая очередь превосходит мощностью системы «Белтрансгаза» в два раза.

Стоит напомнить, что уже Минску предоставлен кредит Сбербанка на 1 млрд. долларов , а также не за горами явно припозднившийся второй транш кредита ЕврАзЭС (440 млн. долларов). В общем, деньги «прут» со всех сторон… Что же происходит? Понятно, что перед нами финансовое наполнение политического решения Москвы, требующего очень серьезной аргументации для российского политического класса.

За последние 17 лет мы не раз сталкивались с феноменом щедрой российской помощи Республике Беларусь. Даже при всем старании белорусского государственного агитпропа, постоянно пытающегося или замолчать данную российскую поддержку , или выставить ее то компенсацией за тяготы постоянных кризисов с Западом, то некой особой данью за «союзничество», то вкладом в российско-белорусскую интеграцию (согласно постоянным заявлениям А. Лукашенко, 4,6 млн. трудоспособных белорусов обеспечивают рабочими местами от 10 до 15 млн. россиян(?)) , скрыть факт огромной экономической зависимости белорусской экономики от дешевых российских энергоносителей, российского рынка и российских кредитов невозможно.

Россия одним махом освободила республику от экономического кризиса, душащего ее в течение практически целого года. Сомнительно, чтобы в Кремле не понимали того, что А. Лукашенко успех стабилизации экономики за чужой счет припишет исключительно себе и своей политике, направленной на всемерную консервацию, разоряющей страну и обогащающей правящий белорусский истэблишмент белорусской экономической модели. Так же нет сомнений в том, что белорусское руководство исключительно быстро проест предоставленные ресурсы. Подтверждением тому является завершающийся благодаря внешней помощи кризис, который начался несмотря на то, что страна была в относительно благоприятных условиях - белорусские НПЗ были переполнены доступной российской нефтью , и республика получала самый дешевый в регионе природный газ, а белорусская продукция свободно поступала на российский рынок. И тем не менее, это не спасло страну от почти катастрофической ситуации в апреле – июне, когда белорусское руководство буквально считало часы до поступления первого транша ЕврАзЭс (800 млн. долларов).

Для осмысления происходящих событий необходимо ответить на несколько вопросов. В частности, зачем все это России , и является ли столь щедрая помощь Минску принципиальным моментом для российской внутренней политики? Укрепит ли новый виток финансово-ресурсной поддержки власть А. Лукашенко, вырастет ли рейтинг белорусского президента или же можно ожидать иных, негативных для Минска тенденций? Остается вопрос как о характере соглашений, так и об отношениях Москвы персонально с А. Лукашенко…

Автор этих строк не хотел бы повторять сюжеты предыдущей статьи «Интеграционная прелюдия», в которой вполне подробно расписаны интересы Российской Федерации в построении крепкой интеграционной группировки на постсоветском пространстве . Понятно, что «союзники» из белорусов только на словах. Опыт российско-грузинской войны показал реальную цену всей союзнической риторики Минска.Да и Казахстан в 2008 году уклонился от выражения публичной поддержки Кремля. Но других союзников, к сожалению, нет… Видимо, этот момент тоже учитывается в Кремле и российском Белом Доме.

Несколько увял и украинский фактор. Острота российско-украинского газового противостояния частично ослабла, дело идет к соглашению. В российском истэблишменте крепнет понимание того, что Украину не удастся втянуть ни в ТС, ни, тем более в ЕЭП.

Насколько такие масштабные соглашения как в рамках ТС-ЕЭП, так и действующего Союзного Государства России и Беларуси увязаны с российской предвыборной политической конъюнктурой? Этот вопрос очень важен, так как в среде российского и белорусского экспертных сообществ и политических классов встречаются мнения, что интеграционные проекты «тандема» потеряют свою актуальность уже в марте 2012 года. С этими мнениями трудно согласиться, так как внимательное наблюдение за интеграционной темой в Россией позволяет сделать выводы, что, во-первых, она, безусловно, важна и политически выигрышна, но не определяет характер предвыборной кампании. Российские федеральные телеканалы уделили итогам заседания Высшего ГосСовета СГ буквально несколько минут, которые в общей сумме трансляций не превысят и получаса эфирного времени. Продолжения данная тема не получила. Возможно, российские власти и не хотели бы привлекать внимание общественности к столь огромным преференциям режиму человека, мнение о котором в российском политическом классе в целом отрицательное. Кроме того, учитывая, что рейтинги «тандема» падают, появление рядом с В. Путиным и Д. Медведевым А. Лукашенко не прибавит им симпатий среди интеллигенции, бизнес-класса и т.д. Так что мы можем говорить исключительно о стратегических целях Кремля – создании жесткого интеграционного центра, включающего в перспективе политическую надстройку. Понятно, что на этом пути А. Лукашенко будет только попутчиком и то недолго. Рано или поздно он объективно станет тормозом такого рода глубокой интеграции, так как она в обязательном порядке ударит по его власти. Остается выяснить, как скоро? В данном случае, все зависит от интеграции, которую А. Лукашенко обязался всемерно развивать, угулблять и расширять.

Хочет ли российское руководству иметь дело с А. Лукашенко? Понятно, что не хочет. В принципе, президент и премьер России и не особенно это скрывают . Отношение к белорусскому президенту скорее брезгливое, показушно радушное. Беда в том, что решать Москве вопросы по белорусской тематике больше не с кем. Внимательное наблюдение за белорусским обществом, политическим классом, номенклатурой позволяет утверждать, что белорусского президента могут ненавидеть, но пока он снабжает республику кредитами, дотациями и преференциями от России, никто и ничто в Беларуси ему не угрожает. На Западе его роль тоже оценивают вполне реально …Разве Польша, в случае успеха «цветной революции» в Минске, начнет поставлять в республику газ с нефтью и закупать белорусские молоко и сыр?

В этом плане показное возмущение оппонентов белорусского режима, годами изощряющихся в русофобии, тем что А. Лукашенко опять оказался в кругу В, Путина и Д. Медведева, не может кого-то обмануть, так как, к сожалению, политическая оппозиция, упорно продолжая лететь и «пролетать» с одним «западным» крылом, сделала для успеха очередного российско-белорусского саммита едва ли не больше, чем сами белорусские власти , начиная с участия в предвыборных играх и заканчивая непрерывной антироссийской кампанией на своих информационных ресурсах. При этом приходится невольно отмечать, что когда антироссийская кампания в октябре – ноябре 2011 года по понятным причинам стала постепенно утихать в государственных СМИ, ее тут же подхватили и раздули СМИ уже оппозиционные.

Оппозиция сама оставила Москву для Лукашенко и, кроме лживых уверений некоторых кандидатов в президенты осенью 2010 г., в том, что они являются «кандидатами Кремля», дальше на восток не пошла. В итоге кризиса 2011 года на восток поехала новая волна белорусских рабочих , и А. Лукашенко собственной персоной – главный белорусский гастарбайтер, и, между прочим, самый успешный. Ему есть что привезти домой после 25 ноября.

И все-таки, так ли лучезарно все сложилось для белорусской стороны после подписания соглашений на Высшем ГосСовете Союзного Государства? Внимательные наблюдатели заметили скованность А. Лукашенко, искусственную натянутость его улыбок. В момент, когда В. Путин предложил собравшимся еще раз критично обратить внимание на детали соглашений, лицо президента РБ просто окаменело. Безусловно, Москва фиксирует тот факт, что с декабря 2010 г. белорусский президент четко и своевременно выполняет все свои обязательства, которые он взял перед Россией. Но, видимо, некоторые все-таки задерживает. Об этом и шла речь в кулуарах саммита. Деталей этого разговора мы не можем знать, но уже тот факт, что очередное маятниковое движение А. Лукашенко по маршруту «Восток-Запад», которое белорусский президент попытался раскрутить в сентябре, постепенно утихло, говорит о многом. Остальные договоренности проявятся в ближайшие месяцы. Итак, перед нами все-таки пакетное соглашение. Иначе и быть не могло.

Помогут ли А. Лукашенко итоги Высшего ГосСовета? Помогут. Он укрепит свой имидж главного кормильца республики, ему будут аплодировать директорат и белорусская олигархия, а также силовики. Вместе со стабилизацией экономики уйдет в историю валютный кризис, начнет понемногу подниматься заработная плата. Не изменятся только экономика и экономическая политика А. Лукашенко. Это приведет к тому, что уже в начале весны 2012 года, оказавшись в ЕЭП, белорусский президент снова поставит вопрос о «компенсациях»¸ заголосит о том, что ЕЭП для Беларуси «дорого обошелся». Видимо, такого развития событий не избежать, как бы не питали в Кремле надежд, что получив очередные дотации и преференции, белорусский президент начнет реформы. Между прочим, именно об этом и говорил Д. Медведев А. Лукашенко. Правда, тот вел себя так, словно не слышит…

Обратим внимание на следующие факты:

А. Лукашенко 18 октября: «Многие говорят: цены, цены растут, давай зажимай. Ни в коем случае это нельзя делать сейчас». Но тут же подчеркивает: «Да, надо контролировать, чтобы «разбэшчанасці» не было, но у нас даже не в «разбэшчанасці» дело. У нас цены такого уровня, что они уже уперлись в спрос населения. Дальше уже цены не могут так расти».

А. Лукашенко 22 ноября:«Наши экономические возможности и современные условия не позволяют допускать непродуманных экспериментов, которые самым негативным образом скажутся на благополучии народа. Нельзя забывать, что экономика не замыкается лишь на бизнесе и защищает интересы только коммерсантов. Надо помнить и заботиться о благе тех людей, которые сеют, пашут, стоят у станка, строят дома, управляют транспортом, лечат больных, учат детей. У них есть ещё семьи, которых надо кормить, одевать, обувать. Разумное управление экономикой – это соблюдение баланса интересов всех слоев населения».

Все, реформы умерли, так и не начавшись. Пришло время делить…

Итак, А. Лукашенко получил передышку на несколько месяцев. Зима будет веселой.

Задание на осень 2011 г.

Необходимо обратиться к предыдущему материалу: «Задание на осень 2011 (IIчасть)» от 12 сентября 2011 года (http://www.politoboz.com/content/zadani … 1-ii-chast). В частности в ней, применительно к осеннему политическому сезону, говорится: «Осенний марафон. Проблема осложняется тем, что белорусским властям приходится в высоком темпе решать несколько крайне сложных и противоречивых экономических и политических задач:

- несмотря на то, что валютный бардак является идеальным условием для первоначального накопления капитала, необходимо во что бы то ни стало выйти на единый и рыночный курс белорусского рубля;

- несмотря на то, что «стоимость» политических заключенных на виртуальной мировой политической бирже достигла максимума – цена вопроса несколько миллиардов долларов кредита МВФ, тем не менее, необходимо во что бы то ни стало добиться выделения кредита МВФ, не «сбрасывая» единственный политический резерв А. Лукашенко – политических заложников;

- несмотря на то, что в условиях экономического кризиса малейшая размолвка с Кремлем способна обрушить белорусскую экономику, необходимо во что бы то ни стало восстановить отношения с Евросоюзом, чтобы в «маятниковом» режиме попытаться извлечь политические и экономические выгоды из очередного раунда шантажа Востока и Запада;

- несмотря на то, что до октября в любом случае уже невозможно провести даже самую усеченную приватизацию, необходимо во что бы то ни стало добиться выделения второго транша кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭс (440 млн. долларов);

- несмотря на то, что сейчас, когда запущен «Nord Stream» и в этой связи желательно немедленно продать последний пакет акций «Белтрансгаза» - актив, ценность которого падает буквально на глазах, необходимо попытаться воспользоваться вероятными дивидендами от бушующего российско-украинского газового противостояния (не кризиса и не газовой войны), что парадоксально отодвигает на второй план приоритетную необходимость для белорусской экономики снизить до уровня Смоленска цену за поставляемый в РБ российский природный газ;

- несмотря на то, что разблокирование внутреннего политического рынка смертельно опасно для действующей власти, необходимо во что бы то ни стало запустить «круглый стол» в урезанном («кастрированном») формате и без предварительных условий;

- несмотря на то, что экономическая ситуация в республике остается крайне сложной, растет инфляция и миграция трудовой силы в ту же Россию, необходимо во что бы то ни стало сохранить у большинства населения республики иллюзию «процветающей» Беларуси на фоне «криминальной, грязной, коррупционной, голодной» России, где «правят олигархи»;

- несмотря на то, что зависимость от России, российской экономической поддержки и благосклонности Кремля сильна как никогда, необходимо во что бы то ни стало сохранять в белорусском обществе настроения против РФ, обвинять Москву в провоцировании экономического кризиса в республике, россиян в вывозе белорусских товаров и продовольствия, закрытости российского рынка для белорусского экспорта и т.д. и т.п.»

Как видим, многое сбылось:

    вышли на единый валютный курс;
    до конца так и не освободили политических заключенных. Приберегли на «черный день»;
    удалось через посредников вновь завязать некий диалог с Западом;
    приватизация остановлена, так и не начавшись, а второй транш кредита АФ ЕврАзЭс пока не получен;
    действительно, газ по цене Смоленска не получили, а вот «Белтрансгаз» пришлось продать. Если бы не продали, то с 1 января белорусская «труба» осталась бы без транзитного газа;
    «круглый стол» так и не запустили, хотя пытались. Условие для его запуска для А. Лукашенко оказалось почти невыполнимым – освобождение политических заключенных;
    образ «Процветающей Беларуси» удержать не удалось. 100% инфляция и волна гастарбайтеров оставили от белорусской «показухи» пепел, хотя государственные СМИ продолжают политику: «Нам все завидуют»;
    антироссийскую информационную политику приостановили, но А, Лукашенко продолжает обвинять Москву в «росте цен на сырье (нефть)».

Тем не менее, жить стало чуть легче…Однако Беларусь ждет впереди серьезное испытание.

Задание на зиму 2011.

На белорусское счастье далеко не все соглашения, составляющие ядро Единого экономического пространства, вступают в силу с 1 января 2012 года. Солидная часть их часть начнет работать с задержкой на год, два и даже три года. Поэтому никто не потребует от Минска уже в январе выработки совместной с Россией и Казахстаном валютной политики или единой политики в макроэкономике. Если бы Москва и Астана потребовали срочных действий в рамках интеграции, то уже сейчас в белорусских министерствах выбрасывались бы из окон…

Естественно, не сразу начнут функционировать и четыре свободы перемещения: товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Не в один день проявятся последствия вступления России – центра ТС и ЕЭП, в ВТО.

Но все это неумолимо рано или поздно станет прозой жизни.

Понятно, что А, Лукашенко показали перспективы – к такому-то сроку выйдем на единые газовые цены и т.д. Но Россия газифицирована только частично, а вот РБ целиком. Выдержит ли белорусская экономика равные с РФ цены на газ, которая будет явно выше цены 2012 года? Такого рода вопросов множество , и с каждым днем все больше. Между тем, Беларусь ни экономически, ни политически к реальной интеграции не готова. Республика на данный момент готова только потреблять. Если А. Лукашенко рассчитывает «забежать на минутку», «похватать» деньги, нефть, газ и тут же «соскочить», то он ошибается. Не для того приманивали и подкармливали.

Индикаторы: второй транш кредита ЕврАзЭс, начало финансирования стройки АЭС и т.д. Стоит А. Лукашенко только посмотреть в сторону, не говоря уже о том, чтобы замедлить шаг и начать переминаться на месте… Врагу не пожелаешь такой судьбы.

В ногу и с песней! Вот такое ему задание на зиму…

А. Суздальцев, Москва, 27.11.11

0

40

Кризис доверия

Если бы устроили конкурс лжецов, то победить бы смог только тот, кто говорил бы правду. (Илья Ильф)

Передозировка

Любая система объективно стремится к внутреннему балансу и стабильности. В противном случае она рискует быть разрушенной. Чувство меры присуще не только природе, но и социальной жизни. Перекосы в политических системах сначала создают определённые напряжения, способствующие накоплению разрушительного потенциала, который, в свою очередь, рано или поздно, трансформируется в силу аутоиммунного поражения и тараном прошибает породившую его систему.

Передозировка дотациями и преференциями сродни передозировке наркотиками уже отъявленного наркомана. В отсутствие рыночных регуляторов, внешняя помощь приватизируется правящим классом и проедается. Подобный путь с начала XVIвека до XVIIвека прошла Испания, а за ней еще ряд государств мира. Экономическая система, перенасыщенная дотациями, оказывается лишеной иммунитета перед кризисами, ее устойчивость находится в руках внутренних и внешних политических сил, что обрекает ее на безусловный развал и исчезновение.

Дотации и преференции не являются абсолютным благом и должны четко соизмеряться с возможностями национальной экономики. Экономика, перекормленная дотациями, обязательно получит развитие в неестественном, искусственном направлении, сориентированном спонсорами и политической волей. В тоже время, лишившись стимулов к углублению и развитию рыночных механизмов, экономическая система пойдет по экстенсивному пути развития, превратившись в ненасытного потребителя все больших и больших ресурсов, достающихся по заниженным искусственным ценам или вообще даром.

Ярким примером такого псевдоразвития служит Куба, которая почти три десятилетия сидела на советском бюджете, но в итоге свалилась в яму безнадежного экономического кризиса. За годы получения практически неограниченных дотаций Куба так и не смогла создать в своей экономике условий и источников для саморазвития.

Перекосы белорусской экономики только подтверждают данное правило. Планирование экономического развития от прогнозируемых преференций и дотаций (к примеру, в бюджет закладывается планируемая «политическая» цена за природный газ), как, впрочем, и включение в золотовалютные резервы кредитов, порочно и бессмысленно. Кризис 2011 года продемонстрировал, что постоянные российские преференции и дотации не избавляют белорусскую экономику от тяжелых кризисов : дешевых ресурсов и кредитов с каждым годом требуется все больше, как наркоману героина. Смерть подобной системы в рыночном океане - вопрос времени.

«Западный поток»

Итоги Высшего ГосСовета Союзного Государства России и Беларуси от 25 ноября, по идее, предоставили А. Лукашенко повод для гордости – он в очередной раз выступил в роли «кормильца» белорусской экономики и «гаранта» сохранения некого подобия жизненного уровня для населения республики. В очередной раз президент, как может показаться на первый взгляд, оправдал свое место в управленческой иерархии, подтвердив формулу власти в РБ: «Право на власть в Беларуси имеет только тот политический деятель, который решает проблемы республики в Москве». Однако, пожалуй, впервые, отработанный годами механизм дал серьезный сбой. Нет традиционного воодушевления ни в белорусском политическом классе, ни среди населения, ни даже в высшей и средней номенклатуре. Несмотря на то, что А. Лукашенко, который отличается поистине звериным чутьем на настроение народа, заявил, что «Мы к этому шли более двух лет. О чем мы договорились в Москве — это благо для белорусского народа», народ оптимизма не разделил и остался в определенных сомнениях. Виной тому кризис 2011 года. Он нанес огромный ущерб самой основе существования белорусской экономики - дотационной составляющей. Стало очевидно, что сколько собаку не корми, лошадью она не станет. От президента ждали не столько новых внешних преференций и кредитов, сколько ясно выверенную «дорожную карту», позволяющую стране войти в Единое экономическое пространство.

Внешне, как кажется, все отлично. Впору праздновать очередную «победу над Москвой», что и пытается, в принципе, делать белорусский президент, к месту и не месту заявляя, что Москва, наконец, поняла, что означает для нее Беларусь ( «Россия поняла, что без Беларуси - и ни туда и ни сюда». 02.12.11). Действительно, уровень дотаций и преференций, направляемых Российской Федерацией в Республику Беларусь оказался столь значительным, что все проблемы, связанные с текущим кризисом, в одночасье решаются, но... вместо одобрительных возгласов возник общий фон глухого недовольства тем, что А. Лукашенко «продал газовый транзит». Это очень важный момент – впервые белорусское руководство продало реальный промышленный актив за рубеж. На 100%! Осознание того, что за отсутствие реформ приходится платить собственостью впервые со столь очевидной простотой посетило белорусский политический класс.

А. Лукашенко прекрасно уловил настроение общества и публично поспешил недовольство «приписать» оппозиции, заявив 2 декабря: «Вы знаете, кто стонет и воет. Вот если бы Белтрансгаз купили Евросоюз или Америка, поверьте, была бы полная тишина. И не было бы „здрады“, не было бы „здачы незалежнасці і суверэнітэта“, як яны кажуць і енчаць там. Все это гнилая, дохлая политика. Я не для того в стране, чтобы сдавать суверенитет и независимость. Я должен принимать оптимальные решения». Вполне понятное и обоснованное заявление, да вот только «разумные решения» своего президента не принимает тот самый политический класс, который сам А. Лукашенко вырастил и выпестовал, полтора десятилетия натравливая его на Россию.

Старая проблема несбалансированности белорусской внешней и внутренней политики - когда в Москве, по традиции, белорусский президент прославляет братскую дружбу между белорусским и русским народами, а в это же время в Беларуси государственные СМИ изощряются в антироссийской пропаганде - в итоге должна была бумерангом вернуться в голову инициатора политического лицемерия. В результате, что мы наблюдаем? Тысячекратно проклинаемая Россия выкупила весь белорусский газовый транзит – обзавелась «Западным потоком» . Сотни статей о криминальном российском бизнесе, о хищных российских олигархах – вампирах, не спящих ночами, мечтая прибрать к рукам белорусские молочно-товарные фермы и передвижную мехколонну № 1258, купающихся в деньгах Миллере и др. газовых «королях» и т.д. и т.п. оказались пустой пропагандой, призванной просто повысить ставки на переговорах о продаже России важнейшего «лакомого куска», чуть ли не основы белорусского суверенитета.

Тут стоит напомнить, что белорусские власти всегда подавали контроль над «Белтрансгазом», как одну из составляющих белорусской национальной идеи – наличия своеобразного «моста» между Востоком и Западом, залога востребованности республики в мировой политике, так как именно Минск, об этом всегда намекали Западу, контролировал солидную часть российского газового транзита в Евросоюз. И это было веским основанием считаться с А. Лукашенко…

Но вот «мост» продали, и вследствие этого обесценилась важнейшая составная часть белорусской идеологии – Беларусь как «центр Европы», который не объедешь и не обойдешь. Продали той самой России, которую широкоформатно, начиная от школьной программы по истории и заканчивая публикациями в СМИ, принято представлять «адом на земле». Тут белорусские власти попали в первую «яму», которую сами себе и вырыли.

Полное неприятие сделки по продаже ОАО « Белтрансгаз» директоратом, банкирами, большей частью белорусского бизнеса, творческой и технической интеллигенции и отчасти народными массами в немалой степени связаны и с общим неприятием приватизации. Это вторая «яма», которую А. Лукашенко самозабвенно «рыл» последние 17 лет, постоянно кидая камни в «соседей, все разворовавших».

Второе десятилетие подряд белорусский президент по случаю и без случая говорит о том, что не позволит отдать «народное», что надо инвестору себя еще показать, да чтобы социальную нагрузку на себя взял, объемы производства и численность работающих не снижал и т.д. и т.п. Но в итоге, продал с потрохами… Конечно, А. Лукашенко будет продолжать оправдываться, чем он и занимался всю прошлую неделю: «И что, я должен был молиться на эту ржавую трубу, которая в земле лежит? Ну, вот они построили одну трубу „Северного потока“, сейчас вторую построят. Россия — супербогатая страна, она может подарить нам эту трубу. Но что ты качать будешь по этой трубе? Природный газ — это даже не нефть. Нефть мы можем из Венесуэлы привезти, еще откуда-то. Природный газ не привезешь». И опять разумно говорит глава белорусского государства, да только поздно. А. Лукашенко, очевидно, забыл, что именно он своим диким и скандальным поведением, истериками и постоянными склоками подвигнул в свое время российское руководство пойти на столь дорогой проект, как «Nord Stream». Это сейчас он говорил: «И что, я должен был молиться…», и, действительно, молитва, увы, уже не актуальна. А вот несколько лет назад ему всего лишь не стоилосмачно и грязно плевать в колодец, из которого пила вся Беларусь да издеваться и потешаться над теми, кто обеспечивал этот газовый транзит, то есть над «Газпромом». В итоге, кто сейчас на что и на кого молится?

Белорусский политический класс и население не приняли сделку и потому, что они не поняли ее суть. С советских времен в белорусском чиновничестве шел естественный отбор «юродивых», способных хоть что-то выклянчить в Белокаменной. На вершине этой лестницы попрошаек последние десятилетия находился А. Лукашенко. Он был непревзойденным «нытиком», с успехом обменивая в Москве обещания на ресурсы. Но в этот раз белорусское руководство не подготовило общественное мнение к продаже ОАО «Белтрансгаз» и стало жертвой тщательно взращенных самими властями в белорусском обществе традиций иждивенчества («четвертая яма»). Ведь всегда от Москвы было принято только брать, а тут надо отдавать: ресурсы пришли, но вот только в обмен на реальные белорусские активы.

Попутно выявились в белорусской реальности гораздо более неприятные вещи. Итоги Высшего Госсовета Союзного Государства продемонстрировали, что в экономическом плане республики просто нет. Власть не только не готова к каким-либо реформам, но и уверенно заявляет, что помощь со стороны Москвы заменяет все реформы и полностью решает проблему кризиса: «Вы дайте еще 5 миллиардов в год валюты, и нет никаких проблем. Но наша экономика, общество не выдержали такой нагрузки».То есть «дайте!» и «нет проблем». Сегодня дали, а завтра? Ведь завтра потребуется еще больше. А. Лукашенко остается уповать на милость Москвы, вспоминая времена Советского Союза: «Пусть успокоятся и гвалтом не кричат, особенно те, кто уничтожил страну — Советский Союз, где мы за 2 копейки имели дизельное топливо, бензин ничего не стоил. И если бы мне это сейчас, то был бы в Беларуси оазис». Видимо А. Лукашенко забыл, что суверенитет стоит денег, и суверенитет означает мировые цены. Иначе нет суверенитета, то есть суверенной Беларуси, а есть ее жалкое подобие с ностальгией по бесплатной союзной «кормушке».

Белорусский президент столкнулся с настоящим кризисом доверия. Видимо его режим превысил определенную дозу политического цинизма и лицемерия, двойных стандартов и постоянных уклонений от ответственности. Белорусское общество, которое, казалось, должно было ликовать от очередной порции подачек из России, вдруг осознало, что оно уподобилось сумасшедшему, который готов пожарить яичницу на углях своего подожжённого дома… Просто очень кушать хочется.

Перепропагандировали…

Кризис доверия к властям не был бы столь широкомасштабным, если бы дискуссия о продаже «Белтрансгаза» не совпала с волной неприятия судебного вердикта в отношении «террористов» Коновалова и Ковалева. К сожалению, власти в ходе следствия и суда продемонстрировали полную профессиональную несостоятельность. Суд оказался пародией, театральным представлением (он и проходил на театральной сцене), выдержанным в жанре драматургии абсурда. Доказательная база со стороны обвинения не выдерживала никакой критики, а ведь задача властей была найти нужные и убедительные ответы на все вопросы, возникающие в обществе. Однако суд умудрился породить еще больше сомнений, чем было у общества до суда.

Стоит отметить, что власти видимо внимательно наблюдали за общественными настроениями. Параллельно с ростом у народа сначала недоумения, затем сомнений, а потом и общего недоверия к суду руководство страны приступило к пропагандистской кампании, призванной заменить доказательную базу слепой верой в то, что судят реальных террористов. Все-таки власти просчитались еще в одном. Во времена Интернета скрыть что-то очень сложно, и в итоге набралось более сотни неучтенных в ходе процесса и суда фактов и сомнительных моментов – начиная с процесса обнаружения преступника на видеокадрах в одежде, на которой не нашли каких-либо имеющих отношение к взрыву частиц, до пресловутых «болтов и гаек». Развернутая в государственных СМИ кампания была призвана убедить население, что следствие не ошиблось, оснований для терроризма на территории республики нет, террористы были одиночками, у них не было заказчика, а государство обеспечивает безопасность своих граждан и ныне и присно.

С начала ноября с целью пропаганды данных тезисов в государственной печати был опубликован ряд статей. Появились сюжеты белорусского телевидения, заменяющие информацию о ходе суда пропагандистскими материалами, разжигающими ненависть к обвиняемым. Во второй половине ноября материалы стали носить более «точечный характер»: появились анонимные источники из силовых ведомств, пытающиеся по пунктам опровергнуть сомнения населения, статьи, более жестко подходившие к теме теракта. При этом властям не приходило в голову, насколько жалко они смотрелись, если в защиту их версии обвинения пришлось привлечь «анонимов». Что это за власть такая, если ее «правду» доказывают люди, скрывающие лица и имена?

С 30 ноября, дня вынесения приговора, власти заговорили о кампании давления на них и использовали «тяжелую артиллерию». В частности, 2 декабря в СМИ появилось интервью первого заместителя председателя Следственного комитета Беларуси Андрея Шведа, который в бытность зам. генерального прокурора и «раскрыл» дело Коновалова и Ковалева («Отмечается появление недостоверной и откровенно лживой информации, цель которой - оказать давление на власти и суд. Кому-то не нравится, что правоохранительная система в столь короткие сроки выявила преступников»). Швед яростно оправдывал версию следствия, тем более, что он ее и создал. Фактически он защищал сам себя, взывая к защите… от собственного народа. Власти явно перепропагандировали.

Между тем, если бы суд провел реальное судебное следствие и внимательно рассмотрел доказательства обвинения, властям бы не потребовалось подкреплять судебный приговор оголтелой информационной кампанией в духе 1937 года.

Белорусское общество поставило судебный вердикт под сомнение. От этого никуда не уйти. Между прочим, данный настрой населения не ускользнул от внимания А. Лукашенко, который 2 декабря заявил: «Теперь я должен сказать свое слово… Для меня самое тяжелое в президентской жизни, это когда на стол кладут документы о вынесении исключительной меры наказания. Это самое тяжелое, что может быть в работе президента, когда я должен подписать указ и подтвердить решение суда или же, если они обратятся за помилованием… Во-первых, - это аномально для Беларуси. Во-вторых, это недопустимо, в-третьих - погибли люди. В-четвертых, вот так, в наглую, он (Коновалов) старался убить большее количество людей. Когда все это слагаешь. А с другой стороны - их родители, часть общества, которая вдруг встала на защиту. Начинаешь все взвешивать». Власти поняли, что процесс провалили… Им не поверили. К сожалению, это понимание вряд ли спасет жизни молодым людям, виновность или невиновность которых все-таки стоило устанавливать не в стиле колхозного партийного собрания и постановочной драматургии, а ходе добросовестного расследования и независимого суда. Иначе возникло ощущение, что и доказывать было нечего.

Сейчас, после вынесения приговора, власти, по всей вероятности поторопятся со смертной казнью, так как, если А. Лукашенко помилует осужденных, то тем самым породит у общества еще больше недоверия к собственным силовым ведомствам, служащие которых уже успели повесить на грудь не один орденок то ли за раскрытие теракта, то ли за молчание…

А. Суздальцев, Москва, 03.12.11

0

41

Шанс для реванша?

Сюрприз, сюрприз - шокирующие новости - Путин снова будет избираться президентом. (Джон Маккейн)

4 декабря в России прошли  парламентские  выборы.  Итоги голосования  вызвали неоднозначную реакцию не только  в самой России, но и в соседних странах. Интерес стран СНГ к выборам в ГосДуму вполне объясним.   Россия остается единственным центром силы на постсоветском пространстве,  роль и значение ее рынка,  энергетического потенциала, финансовых ресурсов  трудно  переоценить. Политический курс  российского руководства является  важнейшим фактором мировой политики, не говоря уже о его региональном  значении.

Итоги выборов  по партийным спискам , вероятнее всего,приведут к  определенной коррекции  избирательной кампании  В. Путина, который на прошлой неделе уже  был выдвинут кандидатом в президенты  съездом «Единой России».  Стоит напомнить, что  немаловажной  составной частью предвыборной программы  В. Путина  должна  стать инициируемая  Москвой  интеграция в рамках  ЕврАзЭс (ТС – ЕЭП – Евразийский Союз).  Это принципиально важный  момент, так как,  судя по  ноябрьскому интеграционному  марафону (18 и 25 ноября), российские власти  решили опереться на  интеграционные  настроения россиян,  считая, что  противоположные   ожидания в сумме своих проявлений среди  населения Российской  федерации пока не набрали критической массы.  В частности, во время  думской  кампании  вопрос о «цене интеграции»  не был в числе приоритетных, хотя периодически «всплывал»  на  экране российского телевидения и в печатных СМИ.  Тем не менее в широкой среде  российского общества тема усталости от интеграционных инициатив  постепенно  нарастает , в противовес этой тенденции и с целью ее снижения, властям необходимо получить некий очевидный позитивный результат.

Однако реальное  положение дел таково, что цели России в интеграции в рамках ЕврАзЭс  и  цели Казахстана и Беларуси в ТС и ЕЭП  резко расходятся, и эти расхождения  проявятся в рамках ЕЭП уже в следующем  2012 году.   По этой причине  Минск и Астана, в  логике своих ресурсных  ожиданий, должны  быть  крайне заинтересованы в  сохранении  у власти тандема и самой «Единой России», хотя очевидно, что после 4 марта 2012 года актуальное политическое значение «тандема» утратится.  Рокировка по известному математическому принципу о сумме слагаемых в своем политическом воплощении не предоставит нам   однозначного эквивалента: хотя  В. Путин действительно  доверяет Д. Медведеву,  считает, что может на него положиться, но  в роли премьер-министра  Д. Медведев  не будет  равнозначен  премьеру Путину.  Нет нужды говорить, что для А. Лукашенко  Д. Медведев не приемлем в любом качестве, в том числе премьерском.  Изменяется роль и  правящей в России партии.

«Единая Россия» на выборах  проиграла , и молчать об этом было бы некорректно. Понятно, что  электоральный потенциал, который потерял Д. Медведев, отказавшись баллотироваться на второй срок, не  перешел  к В.  Путину.   Российский премьер идет на выборы исключительно с собственным  электоральным «багажом». В этом смысле  парламентские  выборы  оказались  решающей  репетицией  выборов президентских.   По принципу «стакан наполовину пуст и стакан наполовину полон»  можно сколько угодно обсуждать  количество  голосов и объем нарушений, о которых подробно рассказывают российские телеканалы (10 декабря  демонстрировались ролики  с избирательных участков), но все же, потерю  ЕР  минимум 15%  голосов избирателей никуда  не спрячешь.  В ряде  российских  областей  партия  оказалась на втором месте.  В итоге ЕР в Думе   лишилась конституционного большинства, сохраняя простое большинство за счет перераспределения депутатских кресел.  Несмотря на то, что  лидеры партии  говорили , что  коалиции не потребуются,  вряд ли  ЕР обойдется без  временных  союзов с фракцией коммунистов и  либерал-демократов.

Компартия России объявила выборы нелегитимными, но это ,  отнюдь,  не означает, что коммунисты откажутся от своих депутатских мандатов.  Фракция подросла, что  вызвало восторг в Минске- ни для кого не секрет, что  Г. Зюганов, как и вся фракция КПРФ,  являются открытыми лоббистами  А. Лукашенко и его режима. Фактически,  белорусский президент всегда имел в ГосДуме РФ собственную фракцию в лице коммунистов... 

Формально  успех КПРФ на думских выборах  открывает для А. Лукашенко  новые перспективы в российском парламенте, но не стоит забывать, что КПРФ остается , и, видимо, навсегда останется оппозиционной партией . Представить ее приход к  власти или хотя бы  получение конституционного  большинства в ГосДуме невозможно.  Коммунисты -  вечная оппозиция ,и живут они по оппозиционным понятиям.  В частности, ее представители приняли участие в оппозиционном  митинге на Болотной площади  10 декабря и даже выступали с трибуны.  Так что, несмотря на то, что 5 декабря в Администрации президента  РБ  многие поздравляли друг друга с  успехом КПРФ,  реально  официальный Минск присутствует   через КПРФ на российской политической арене  в оппозиционной тени. Это не мало, но бесперспективно. Белорусская тема остается в статусе  проекта, лоббировать который  приходится лицам,  не имеющим  властного ресурса. В этом плане А, Лукашенко стоит  всерьез задуматься о  роли своих  партнеров на российском политическом поле.  Ведь рост числа проголосовавших за КПРФ не связан с  политическими  «прозрениями»  российского избирателя. Голосовали  за коммунистов и по причине нежелания голосовать за «Единую Россию».

После 18 и 25 ноября 2011 г.  А. Лукашенко  накрепко  связал себя  с тандемом и успехом «Единой России».  Видимо,  чувство злорадства по отношению к Кремлю, охватившее  верхи  белорусской власти после  4 декабря,  можно считать  проявлениями  идеологического  единства  белорусского  истеблишмента с левыми силами в России, но в политическом плане  у А. Лукашенко  нет другого выхода, кроме как  примкнуть к  В. Путину.  Понятно, что этот  союз  по многим параметрам выглядит противоестественно,  но другого  пути  А. Лукашенко себе не оставил.  По этой  же причине  белорусские СМИ будут сейчас  представлять оппозиционные митинги в Москве в виде попытки организовать  в России «цветную революцию», «как у нас год назад».  Белорусские власти  всегда искали  оправдания своим действиям в аналогиях.

Итак,   А. Лукашенко придется как-то налаживать отношения с ЕР (контакты и так есть), о чем он и заявил в поздравлении президента России: «плодотворное взаимодействие парламентов двух стран будет способствовать активному развитию белорусско–российских отношений, в основе которых лежит нерушимая дружба и духовное родство братских народов».  Понятно, что  речь не идет только о коммунистической фракции.

Вместе с тем,    не стоит забывать, что  по российской Конституции Государственная Дума  не является  местом принятия судьбоносных решений.  Российская Федерация остается  президентским государством.   Помощь и поддержку  режиму А. Лукашенко  способен  обеспечить только президент России ,и именно в его руках    находится судьба А. Лукашенко и его  окружения  . Любые игры  Брюсселем и Вашингтоном  по белорусской  «теме» могут интриговать воображение, но по существу  решение «белорусского вопроса» зависит от участия в нем  опять-таки президента РФ.  В конце концов,  Европа может  организовать  полную  блокаду  РБ, перекрыть белорусский экспорт на  европейские рынки, но и в  этом случае  Москва, если посчитает необходимым,  может взять всю республику на содержание, на свой бюджет,  и держать весьма продолжительное время. Инициировать это может только президент России, проведя через ГосДуму соответствующие законодательные акты.  Все остальное  имеет второстепенное значение.

Реальный кандидат на пост президента России – В. Путин.  С ним не все просто. В частности, автор этих строк считает, что  в белорусском  политическом классе во многом демонизируют  отношения между В. Путиным и А. Лукашенко. Безусловно, В. Путин  неплохо проинформирован о  делах  белорусского президента на Западе,  в Иране, Венесуэле, на территории постсоветского пространства – в Грузии, Азербайджане, Киргизии и Таджикистане, а также в Литве, Польше и т.д. Не остаются без контроля и  китайско-белорусские отношения.   Понятно, что взаимного доверия нет, есть пристальные  взаимные наблюдения:  А. Лукашенко знает, что знает В. Путин и наоборот.  В итоге мы имеем  очень странные, но  стабильные отношения.  Назвать их союзническими не поворачивается  язык.

Необходимо помнить, что белорусский  президент брал на себя серьезные обязательства перед Москвой.  Но одновременно  не стоит  забывать, что А. Лукашенко,  давая определенные обещания, в свою очередь  получил  гарантии  безопасности и оказания  поддержки его власти.  Понятно, что эти гарантии не всеобъемлющие, но ведь  пока А. Лукашенко не стремится выйти из заданных рамок.  Он очень осторожен. В сторону Брюсселя старается даже не смотреть, разве что С. Мартынова  снаряжает в Европу на «свободную охоту»…

Зависимость  белорусского президента  от Москвы  огромная и, естественно,  А. Лукашенко ждет случая от нее избавиться.  В этом смысле, с одной стороны, проблемы с  легитимностью  большинства ЕР в ГосДуме  и  сложности  во время  президентской  кампании  до марта   2012 г.,  если не  освобождают  А. Лукашенко от каких-либо обязательств по отношению к Кремлю, то  открывают ему «кислород».  Хоть чуть-чуть.   Отсюда и своеобразное  злорадство, которое  позволило себе  выразить белорусское  руководство после  выборов в Думу.  Но с другой стороны, резкое  изменение политического климата в Москве ничего хорошего  белорусскому президенту не сулит.

Понять переживания  А. Лукашенко не сложно.  Он вынужден искать поддержки в Москве  не у близких ему по духу левых, а у тех, кто все равно будут от него добиваться  экономического реформирования белорусской экономики, разблокирования  политического поля и т.д. В конце концов,  рано и поздно, но встанет вопрос о пятом сроке, тем более, что осенью прошлого года Москва со всей очевидностью поставила вопрос о четвертом президентском сроке.  Вряд ли А. Лукашенко об этом забыл.

Понятно, что сейчас  проправительственные эксперты, КГБ и посольство РБ в РФ внимательно следят за  развитием политической ситуации в России, традиционно стимулируя  завидный аппетит Минска к политической игре на российском  политическом поле .Но вот как воспользоваться создавшимся  моментом,  они вряд ли себе представляют .

Россия проходит сложный период в своем политическом развитии.  Сам ход выборов и реакция на его итоги солидной части российского общества говорят о том, что  поворот к кондовому авторитаризму невозможен. Но и торжества  демократии   пока не просматривается.  Есть ли на этом поле   местечко для  внешних игроков? Есть…         

«Единая» Россия  оказалась заложницей  рейтинга своего лидера и в большей степени расплатилась своими думскими местами за современное восприятие тандема в российском обществе.  В. Путину придется штурмовать  президентское  кресло на снижающихся треках своей популярности, что чревато политическими  неожиданностями.  «Откат» «Единой России»  обнажает   позицию В. Путина на внутреннем политическом поле. Ему уже будет трудно  опереться на   партию,  имидж  которой подвергается жесткой  атаке.  Понятно, что российское руководство, желая переломить ситуацию, будет искать  информационные поводы, позволяющие  организовать выборы пятого президента России в желаемом  формате. Но для этого надо что-то   делать…

В этом случае открывается «окно возможностей» для разного рода несистемных игроков, включая и внешних. Понятно, что стороны, вступающие в противоборство, будут стремиться мобилизовать все возможные и невозможные ресурсы.  Учитывая, что  Кремль  так и не отказался  от внешнеполитической  надстройки в российско-белорусской  интеграции – Союзного Государства, гипотетически  не исключено появление разного рода  политических комбинаций, позволяющих  втянуть в  политическую борьбу  на российском политическом поле  Председателя Высшего ГосСовета СГ  А. Лукашенко.  Причем, совершенно не ясно, на чьей стороне он    должен будет  выступать, хотя мы  знаем определенно, что на деле А. Лукашенко может играть только на собственном поле и только за себя – ему надо  во что бы то ни стало  снять с  себя «поводок», который  он позволил набросить себе на шею   в уходящем  2011 году.  Шанс прорваться на российский политический ринг у А. Лукашенко, естественно, мизерный, почти неуловимый, но  он впервые открылся  после  2000 года, когда появление В.Путина около  Б. Ельцина  ,  казалось,  навсегда закрыло А. Лукашенко  дорогу в Кремль.   Неужели  белорусский президент упустит возможность добиться реванша?   

А. Суздальцев, Москва, 11.12.11

0

42

Уроки года

Новый год пьянит, повседневная жизнь отрезвляет (Н. Ратнер)

Главным итогом 2011 года  для постсоветского  пространства можно считать, естественно, не объявление  Евразийского Союза, который еще предстоит построить, а открытие на юге Таджикистана базы индийских ВВС.  Индусы,  перестроив  бывший советский аэродром,  намерены  установить  контроль   над северными районами Афганистана, западными областями Пакистана и Китая, что, естественно,  вызовет определенное напряжение  у  Исламабада  и Пекина .  Попутно,   Индия  со всей очевидностью  вступила в  состав  региональных держав,  оказывающих  серьезное  политико-экономическое влияние на центральноазиатскую часть  региона СНГ, где большая часть государств является  членами ЕврАзЭС.

Буквально  через пару недель после  появления индийских ВВС в предгорьях Памира,  президент Республики Беларусь А. Лукашенко, выступая 23 декабря на пресс-конференции для белорусских журналистов,  заявил, что ЕврАзЭС исчерпал себя, и Минск более не намерен тратиться на содержание его аппарата: «Беларусь больше не будет финансировать евразэсовские структуры. Эти 160 чиновников нам даже документы не нарабатывают. Они не обсуждают актуальные для нас вопросы».  С учетом опыта  участия  Беларуси в интеграционных объединениях, легко представить,  сколь  «внушителен» финансовый  вклад  Минска в  функционирование  ЕврАзЭс.  Стоит напомнить  о многомесячном  торге  вокруг  финансового участия республики в Антикризисном фонде ЕврАзЭс,   вклад  РБ в который оказался чисто символической величиной, особенно в сравнении с кредитным аппетитом республики.

Действительно, кредит АФ ЕврАзЭс  частично получен, транши расписаны, т.е. ЕврАзЭс Минску  уже не нужен. Но скорее всего, А. Лукашенко, уже не в первый раз, пытается отодвинуть от ТС – ЕЭП   возможных конкурентов по получению российских дотаций и преференций – Киргизию и Таджикистан.  Реализовать блокировку Минск-Астана против Москвы в рамках «Тройки» ЕЭП задача куда более простая, нежели охранять пространство своих интересов в более сложной комбинации - с дебютом Бишкека и Душанбе.     Кстати будет упомянуть, что в  РБ до сих пор пользуется  гостеприимством  бывший  президент  Киргизии Курманбек Бакиев.

Кроме того, сам  А. Лукашенко не терпит конкуренции в принципе.  Это проявляется не только в локальном масштабе, а именно в постоянном уклонении от  открытых  дискуссий со своими политическими оппонентами, но и на международной арене.  Очень болезненно, например,  в свое  время  белорусский президент  реагировал на  предложения расширить состав Союзного  Государства России и Белоруссии, тщательно оберегая свой статус «единственного союзника».

Не выходя за рамки выработанного сценария,А. Лукашенко, едва  получив возможность  припасть к ресурсам ЕЭП,  тут же  выступил против расширения круга получателей дотаций и преференций, справедливо опасаясь, что  Киргизия и Таджикистан  рано или поздно  потребуют  соразмерной  белорусской, доли российских  ресурсов. Стоит  напомнить, что  Беларусь  входит в 2012 год в формате  монопольной  экономической и политической  зависимости  от России.

В эти дни  умер   Ким Чен Ир, близкий по духу  А. Лукашенко  лидер  Северной Кореи, страны  в общих чертах похожей по геополитическому  позиционированию  на Беларусь:  КНДР почти целиком зависит от доброй воли Пекина.  Балансирование  на противоречиях между  Китаем и США позволило семейству Кимов  приватизировать  нищую горную страну с вечно голодающим населением.   Любопытно, что  Ким Чен Ир, имевший при жизни титулы            «Солнце коммунистического будущего»,  «Великий человек, склонный к практическим делам», «Единственный и Блестящий руководитель», «Нежно любящий отец», «Великое солнце XXIвека», вел далеко не аскетический образ жизни, но всегда демонстрировал на людях отменную скромность, надевая китель  северокорейского производства.

Белорусский президент, демонстрируя  23 декабря  костюм минского индпошива и посвятив часть своего монолога   младшему сыну, видимо, срочно нарабатывал очки к имиджу  Нежно любящего отца  и Великого человека, склонного к практическим делам.  Однако противоречивые  итоги года не позволят ему расслабиться и в 2012 году.

    Власти не решили проблему  глубокого  структурного  экономического кризиса, поразившего экономику республики в 2011 году.  Отказавшись от экономических реформ и приватизации,  белорусское руководство сделало ставку исключительно на привлечение внешних дотаций и  преференций, в очередной раз  вступив в опасную игру на интеграционном поле.  Необходимо учитывать, что  Беларусь входит в Единое экономическое пространство на пике своей экономической зависимости от России.   Провал любого соглашения по  поставкам энергоносителей  или введение каких-либо ограничений  для белорусских товаров способны ввергнуть белорусскую экономику  в  пучину настоящей экономической катастрофы. В принципе,   осознает эту зависимость  и белорусский президент : «Сегодняшняя цена (газа – А.С.)— 165 долларов. Готовы мы под 400 долларов платить? Нынешний год показал, что 300 с лишним — захлебывались. Поэтому не надо меня критиковать…» (23 декабря 2011 г.).  Белорусский  президент признает, что республика не может платить мировые цены за импортные энергоносители, тем самым констатируя, что  Беларусь не является   суверенным государством, так как суверенитет необходимо оплачивать самостоятельно,  и  суверенитет  означает мировые цены на импорт.  Беларусь является глубоко зависимым  государственным образованием, выживаемость которого зависит от благосклонности  Москвы или  востребованности Москвой  тех или иных белорусских  промышленных активов, которые можно продать, или , наконец,  готовности Минска выполнять те или иные роли в геополитическом раскладе на постсоветском пространстве.    По итогам  2011 года  о  таких  категориях, как белорусский  суверенитет и независимость,  увы, говорить  не приходится.  Уже на нынешнем этапе зависимое  положение республики  во многих чертах определяет ее международный имидж. Вне сомнений то, что  тенденция  к усилению  влияния  этой зависимости на  международные позиции республики  закономерна  и проявит себя на международной арене в 2012 г. 
    Политический кризисв республике, связанный с событиями  19 декабря 2010 г., до сих пор не преодолен. В стране  имеются политические заключенные, и этот факт делает абсурдными разговоры об участии  оппозиции в парламентских выборах.

Автор этих строк весь предвыборный 2010 год  призывал к бойкоту президентских выборов,  постоянно разъясняя  опасность  игры по правилам  режима и вступая в заочную полемику с теми, кто  кричал об открывшихся  возможностях пропаганды (это в век Интернета!). События 19 декабря 2010 года продемонстрировали, кто был прав. 

За прошедший год в рядах  оппозиции произошли естественные процессы  селекции, и в настоящее время понятно, что  те политические и общественные деятели, которые призывают к участию в парламентских выборах 2012 года, являются платной  агентурой КГБ в полном смысле этого слова.  Люди выполняют задание… Их аргументация, призванная втянуть оппозицию в очередную кровавую мясорубку (политический «мясокомбинат» не может простаивать без «сырья»),  смехотворна, но она будет подкреплена деньгами…

К счастью, в  белорусской оппозиции еще не перевелись  здоровые силы, которые не забыли кровавый опыт президентской кампании 2010 года, когда оппозиция, опьяненная   послаблениями, к слову, крайне ограниченными, принялась играть в демократию с авторитарным режимом, обеспечивая легитимность его  запрограммированной победы.  Сейчас идея бойкота выборов, как и любых политических контактов с  режимом находит все больше сторонников.

    Похищение  украинской  женской политической  группы «Femen»и  издевательства  над женщинами, осуществленные   спецподразделением  одной из белорусских спецслужб,  продемонстрировали, что в стране легально существуют  бандформирования,  подготовленные для тайных расправ над инакомыслящими. Стоит напомнить, что это далеко не первый случай  проявления террористического  подполья, пестуемого  властями. В  2009 году,  видимо, тоже бандформирование  захватило репортерскую группу НТВ прямо в гостинице и только случайность спасла  российских телевизионщиков от расправы.

Автор этих строк не поддерживает формат выступлений   «Femen», считая, что  их пикеты не  содействуют борьбе, а только дискредитируют оппонентов власти, как и в Киеве, так и, в данном случае,  Минске.  Но захватывать людей,  возить по Минску с завязанными глазами,  раздевать женщин, избивать их, обливать краской, отрезать волосы  и  т.д. – все это из арсенала  фашистских штурмовиков и белорусских полицаев.  Отпирания и оправдания  КГБ и МВД, что они к данному инциденту не имеют никакого отношения, выглядят, как минимум, идиотскими.  Ведь власти упорно навязывали обществу  миф о том, что белорусские спецслужбы  настолько высокопрофессиональны , что могут изловить любого террориста  за сутки.  Ну, так все ждут!  Девушек  неизвестные  лица захватили на автовокзале, где  есть видеозапись и толпа свидетелей.  Где же блистательная  работа по захвату  и  изобличению преступников?

Власти не понимают, что творят. Террористические методы по сохранению власти  почти мгновенно делегитимизируют  правящий режим.  Белорусское руководство может  провести хоть сотню судебных процессов над реальными террористами, но  никто не поверит в судебный  вердикт, так как  факты использования бандформирований  для расправ  над своими оппонентами из-за угла в значительнейшей мере подорвали  доверие к власти .   

    Объективно, ситуация еще сложнее, и проблема многограннее.  19 декабря  2010 г. и разгон молчаливых акций летом 2011 года сотрудниками МВД  и КГБ в штатском  окончательно уничтожили остатки  какого-либо гражданского доверия к правоохранительным органам.  Сейчас МВД, КГБ и другие спецслубы  воспринимаются, как  наследники  гестапо,  воюющие против собственного  народа за  свои собственные  и властные интересы.   

Судебные процессы над  схваченными на белорусских улицах людьми, а также  провал судебного процесса над Коноваловым и Ковалевым (общество не приняло вердикт суда) привели  к делигитимизации  белорусской судебной системы.

Легитимность законодательной власти уже давно притча во языцех.  Если  уже А.  Лукашенко  приходится рассказывать сказки о неких спорах и даже  столкновениях   между депутатами нижней палаты  белорусского  парламента («драках»), подробности которых он  не хотел бы выносить  «на люди», то  говорить о белорусском парламенте можно только как о  парламентском морге, где складированы политические трупы.

Исполнительная власть в лице Совета министров за долгие месяцы  валютного дефицита,  огромной инфляции,  падения  реальной  заработной  платы и  волны  трудовой  миграции  окончательно себя дискредитировала  потоком утопических  заявлений,  оптимистично  обещавших  расправиться с кризисом и даже прогнозировавших  точные  и не очень даты этой неминуемой расправы, уверенно  убеждавших, что девальвации не будет и т.д.  Мифы о появлении в недрах белорусской экономической власти  неких реформистов – рыночников (имитация готовности к реформам!) окончательно прояснили, что  белорусский Совет министров недееспособен.  Единственная роль, с которой он справляется – быть  стадом козлов отпущения, призванных отвечать за экономическое  безумие  своего пастуха – А. Лукашенко. 

    А. Лукашенконе смог просчитать последствия своих решений, в результате  породив  небывалый кризис доверия к себе.   Получив  огромную  финансово-ресурсную  поддержку со стороны России, он посчитал, что выполнил свою роль, и сейчас в роли героя может почивать на  заслуженных лаврах.  Вопреки ожиданиям президент столкнулся с  волной  недоверия . Начиная с 25 ноября, вместо того, чтобы купаться в овациях кормильцу и поильцу, Лукашенко вынужден  доказывать, что продажа ОАО «Белтрансгаз»  была вынужденная и неизбежная мера.  По подсчетам автора,  белорусский президент  за четыре  последние недели выступал  с разъяснениями по поводу данной сделки более 10 раз.  23 декабря  А. Лукашенко   проговорился: «Труба осталась у нас(белорусский вариант торговли – «продавать не продавая» А.С.), налоги еще в больших объемах россияне будут платить».  Значит, Минск по-прежнему  будет  стремиться  контролировать  российский газовый транзит через свою территорию.

Тем не менее, белорусский политический класс, воспитанный  А. Лукашенко в антироссийской  идейной среде, не принял продажу  символа белорусского  «моста» между Востоком и Западом.

А. Лукашенко превысил свои неписанные  полномочия и нарушил  своеобразный  виртуальный договор  с  белорусской номенклатурой.  Для того он и был призван на пост президента в 1994 году , чтобы , с одной стороны  не дать  россиянам скупить белорусские  производственные активы, а, с другой стороны, привлекать в Беларусь максимально дешевые российские  энергоносители.  Почти два десятилетия А. Лукашенко удавалось играть  с Москвой в эту игру в «интеграцию», но когда Россия стала просто обходить  республику по морскому дну, игры на двоих закончились.  Белорусский политический класс изменения правил не  принял и потребовал продолжения «циркового номера».  Но А. Лукашенко уже выдохся.  Он не может послать флот и разбомбить NordStream.  Обратная сторона медали такова, что  приватизация  интересных  белорусских производственных активов закончилась, не начавшись.

Что может  помочь   А. Лукашенко в  2012 году?

- белорусский  президент рассчитывает на эксклюзивное  привилегированное  положение   Беларуси в  Едином экономическом пространстве. Он надеется получить доступ к ресурсам и рынкам  России и  Казахстана, ничего не давая взамен.  Автор этих строк уверен, что  на определенном хронологическом отрезке  А.Лукашенко воплотит  «паразитный » вариант работы в ЕЭП, но навязать его продолжение  белорусскому президенту  не удастся. .

- в  2012 году должна наступить ясность  между  РФ и США по  проблеме ПРО.   Минск, в случае  старта   гонки вооружений между  Москвой и Вашингтоном,   рассчитывает  на мародерство в удобном для себя контексте противостояния двух ведущих ядерных держав мира.

- начало строительства АЭС. План  властей прост – за счет российского  кредита на строительство  АЭС должна жить немалая часть республики. Кредит  на строительство АЭС  должен породить новых белорусских олигархов и  долларовых миллионеров. 

Но есть проблема, которую решить  А. Лукашенко не в силах.  Это не проблема взаимоотношений с Западом.   Факт выдачи  А. Беляцкого  на расправу  А. Лукашенко  лучше всяких слов живописует  «приверженность  Евросоюза европейским ценностям- демократии и правам человека».  С Европой А. Лукашенко всегда сможет договориться и сторговаться, используя  политических  заключенных. Необходимо только помнить, что в каждом европейском  политическом  лидере  заложен собственный «Мюнхен». Это хорошо знал А. Гитлер, это понимает и А. Лукашенко.

Это не проблема с Россией, которая, естественно, крайне опасна для А. Лукашенко, так как именно в  руках Москвы находится рубильник, способный отключить «подачу властных функций». Но пока А. Лукашенко нанят на роль массовки в российских интеграционных проектах,  со стороны России ему ничто  не угрожает.   

У А. Лукашенко  проблема с белорусским народом.  Причем не со всем, а только с определенной его частью.  Белорусский президент остается кумиром  алкоголиков, малоквалифицированных  рабочих села и города,  обывательского болота, исповедующего лозунг – «Нам все обязаны завидовать!».  Но молодежь и квалифицированная рабочая сила, техническая и часть творческой интеллигенции,  бизнес-класс покидают страну. И этот процесс остановить невозможно, как и его последствия – культурную  и технологическую  деградацию  Беларуси.

Белорусский президент эту  проблему видит, правда, не ясно с  перспективой ли всех возможных последствий, но,  по меньшей мере, сегодняшний  урон он себе представляет. Недаром вопрос о трудовой миграции он поднимал  на съезде БРСМ,  отмечал 23 декабря на своей пресс-конференции.  В свое время  он грозился  белорусских гастарбайтеров наказать  финансовым «кнутом» за предательство местных «пряников». Теперь  А. Лукашенко трудовых мигрантов призывает остаться,  апеллируя к патриотизму и любви к Родине .  Но ведь белорусский  президент  собственной персоной  в свое время в рамках  СГ добился  выравнивания социального  статуса россиян и белорусов.  Понятно, что белорусская сторона рассчитывала, что  Беларусь будет привлекательна для вложения капитала и приложения рук и мозгов россиян, но оказалось все с точностью до наоборот. Это стратегический просчет, способный принести  огромный политический ущерб.  Ведь каждый белорусский  гастарбайтер на просторах России самим  фактом своего появления  мгновенно разрушает все мифы о «процветающей» Республике Беларусь и ее  «Единственном и Блестящем руководителе» А. Лукашенко.

С наступающим Новым 2012 годом Беларусь!

А. Суздальцев, Москва, 25 декабря 2011 г.   

0

43

Раковая опухоль

Сегодня ты боишься простудиться, а завтра на тебя кирпич упал, и тогда какая разница, был ты простужен или нет? (Владимир Войнович)

Завтра лучше, чем вчера

С 1 января 2012 года Беларусь вступила в Единое экономическое пространство ЕврАзЭС, чем относительно прочно связала себя с интеграционными планами Российской Федерации. Полученные по этому поводу финансовые и ресурсные авансы позволили как президенту республики в своем новогоднем обращении, так и премьер-министру заявить о том, что наступивший 2012 год, если не принесет мгновенного процветания стране, но обязательно заложит основание для неуклонного экономического подъема.

Более того, 31 декабря А. Лукашенко не преминул подчеркнуть, что экономические проблемы завершающегося года остаются в прошлом и должны восприниматься в качестве некого временного недоразумения. Причины того факта, что население за последние двенадцать месяцев обеднело больше чем в два раза, в речах президента и премьера не освещались, за исключением традиционной лицемерной грусти насчет роста цен на импортируемую нефть. Это было тем более забавно, что ни для кого на планете не является тайной, если не считать А. Лукашенко, что чем дороже нефть, тем дороже нефтепродукты, выработанные из нее.

Но все-таки обратила на себя внимание нечто иное. Рассуждая о грядущем экономическом оживлении, белорусские власти лишь вскользь упоминают, что оно возможно только в рамках ЕЭП, то есть в отсроченном дотационном «коридоре». Маневра, в общем-то, нет. При этом белорусским руководством ничего не говорится об огромных авансах, полученных в декабре прошлого года от России ради участия республики в новом интеграционном проекте. Все получаемые дотации объясняются совершенно естественно и непринужденно, а их поступление от РФ, как должное и обязательное.

Постепенное завершение кризиса 2011 года, а если вернее, его купирование щедрой российской ресурсной и финансовой поддержкой белорусским истеблишментом объявляется как результат правильной и выверенной экономической политики белорусского правительства, его верными шагами в валютно-финансовой сфере. Мы, в свою очередь весь 2011 год могли наблюдать лишь бездарные и панические шараханья под аккомпанемент успокоительных заявлений А. Лукашенко, что «помощь на подходе».

Оставляя вне нашего повествования истинные причины российской щедрости, так как данному вопросу в декабре было уделено вполне достаточное внимания, тем не менее, сейчас любопытно наблюдать, как М. Мясникович открыто бахвалится некими экономическими «успехами», уподобляясь карточному игроку, перехватившему козырь тогда, когда игра уже был полностью проиграна. То, что этот «козырь» ему сунул под столом А. Лукашенко, в свою очередь, вытащив из колоды соседа, лишь подчеркивает жалкий и никчемный образ белорусского премьера. Ловкость рук и никакой экономики.

Между тем, смертельная болезнь, поразившая белорусское государство, никуда не делась. Авторитарный режим, во главе которого находится ненасытная семья, окружённая группировкой белорусских олигархов, давно уподобился раковой опухоли, которая опутала своими щупальцами буквально весь государственный «организм», питаясь «соками» страны-жертвы. Жертва давно истощена, парализована, отравлена и превратилась в коллективного заложника, чьей судьбой должна беспокоиться, естественно, не сама «опухоль», а сердобольные соседи, опасающиеся, что гниение европейского варианта Северной Кореи отравит всю Восточную Европу.

Власть использует полученную помощь в качестве наркотика, призванного заглушить болезни белорусской экономики. Больной «организм» обычно привыкает к обезболивающему, требуя каждый раз все большей дозы. Стоит напомнить, что в 1995 году финансово-ресурсная поддержка белорусской экономики со стороны России не превышала одного миллиарда (солидные в 1990-е годы финансовые ресурсы). С тех лет потребности в «травке» выросли на порядок. Еще одну «ломку» в стиле 2011 года Беларусь не переживет. Думается, что белорусские власти понимают это, но инстинкт власти и стяжательство их обрекает на очередные попытки удержаться в седле загнанной ими до полусмерти «лошадки».

Казнь египетская

Автор не является сторонником переноса законов биологии на политические процессы, хотя история общественной мысли содержит массу теорий на этот счет, но не является открытием то, что авторитарный, как и тоталитарный, режимы, действительно уподобившись раковой болезни, постепенно, но неуклонно буквально выедают все духовные силы народов и ресурсы стран, где они оказываются у власти, чем готовят собственную гибель. Иных вариантов нет, если только на определенном этапе внешние силы, оказывающие покровительство такого рода режимам и использующих их для авторитарной экономической модернизации (Тайвань, Южная Корея), в случае изменения мировой или региональной политической обстановки, начинают способствовать процессам демократизации в этих странах. В этом случае судьба авторитарных лидеров и их близких оказывается поистине ужасной. Оглашенное на завершившейся неделе требование египетской прокуратуры в отношении казни через повешение экс-президента Египта Х. Мубарака, не оставляет места для иллюзий, обычно питаемых диктаторами, упорно считающих, что народ их обожает. Стоит напомнить, что пять лет назад, 31 декабря 2006 года повесили Саддама Хусейна. Судьба его сыновей не менее страшна.

Нельзя забывать, что продолжительное время Х. Мубарак, по своему выдающийся человек и боевой летчик, генерал, получивший свой чин в бою, пользовался полной поддержкой своего народа. Больше тридцати лет Египет получал солидную финансовую поддержку от США, отношениями с которыми Х. Мубарак весьма дорожил. Закончилось все известными прошлогодними событиями в Каире. Трагичность ситуации заключается еще в том, что под угрозой виселицы оказались и оба сына бывшего несменяемого главы республики (аналогия с С. Хусейном полная). Вполне реально, что смерти могут предать два поколения правящей династии.

Приходится признать, что египетский прецедент не является каким-то исключением из правила. Его судьбу можно назвать закономерным итогом еще одной попытки закрепить за собой право считаться «отцом нации». Гораздо сложнее в белорусском случае, так как согласно политической традиции, закрепленной в сознании среднего и старшего поколения белорусов, на роль «отца нации», несмотря на все усилия А. Лукашенко, до настоящего момента может претендовать только один представитель ее послевоенной номенклатуры – Петр Машеров. Сколько не переименовывай проспекты, место «отца» не освободилось, как бы первый белорусский президент не игрался титулом «батька», который он сам себе и присвоил. Он не уловил, что в настоящее время белорусский народ вкладывает в это слово больше иронии, чем почитания.

Итак, проблема с режимом не решена. Без внешних «костылей» власть А. Лукашенко не продержится и полгода. Основные «болезни» загнали вглубь, очаги «боли» залили дотациями – наркотиками. Но процессы продолжают идти, гниение режима не остановлено и, тем более, не предвидится какого-либо оздоровления. Не за горами и внешние кризисы, где поворотным пунктом окажется не формат входа Беларуси в ЕЭП, а формат определения четвертого президента России (не итог!).

Процессы

Однако для того, чтобы сошлись внутренние и внешние факторы, делающие дальнейшее существование режима невозможным, необходимо отследить долговременные политико-экономические процессы, реально ведущие к развалу существующего режима. Это такие местные раковые опухоли, отравляющие и разлагающие правящий режим.

Учитывая, что в настоящее время республика остается одной из самых закрытых стран мира, где реальная информация замалчивается, препарируется или приукрашивается, то выделяя каждый процесс, негативно и угнетающе, также разлагающе воздействующий на правящий в Беларуси режим, необходимо заранее определить индикаторы развития данных процессов. Индикаторы в данном случае выступают в роли не только симптомов «болезни», но и демонстрируют очередной этап, которые процессы преодолевают, развивая определенную инерцию.

Реакция на негативные процессы белорусских властей является также косвенным индикатором надвигающейся опасности, хотя далеко не всегда белорусские власти адекватно воспринимают возникающую угрозу.

Безусловно, ряд негативных процессов развиваются буквально на наших глазах. Ряд из них носит среднесрочный характер. К примеру, проблема выполнения РБ всех соглашений, составляющих основу участия республики в ЕЭП ЕврАзЭС. Другие процессы более долгосрочны. К последним можно отнести тихо тлеющий конфликт в правящей династии, всегда способный, стоит только А. Лукашенко чуть споткнуться, разгореться в братоубийственную схватку. А он обязательно споткнется… ведь не спотыкаются только боги… Так что рано или поздно перед белорусским президентом встанет вопрос страшного выбора.

Внимательный наблюдатель способен привести не один пример подобного рода объективных процессов, разрушающих режим, и которые не способны остановить ни внешняя помощь, ни внутренняя политика белорусских властей, но в рамках статьи имело бы смысл остановиться только на примерах таких процессов, зачастую порожденных самими властями.

Наиболее ярким примером такого рода ошибок белорусского руководства можно считать рост политической и трудовой миграции. Если в отношении политической миграции, которая появилась после 1996 года, власти продолжают скрупулезно выполнять все традиции авторитаризма, т.е. всячески поддерживать выезд политических оппонентов за рубеж, то в отношении трудовой миграции руководство республики долгое время находилось в плену иллюзий, считая выезд белорусских специалистов и рабочих в соседние страны временным явлением. Между тем, рост политически мотивированной, как и трудовой миграции являются типичными процессами, несущими для авторитарного режима огромные угрозы.

Видя перед собой только тактические цели, власти близоруко способствуют выезду из страны своих политических противников, не понимая, что в этом случае они проигрывают стратегически. Находясь в стране, политическая оппозиция объективно ограничена в средствах давления на режим, но вместе с тем наличие мощной и обязательно непримиримой оппозиции, как ни что иное демонстрирует силу и легитимность существующей власти. Отсутствие реальной оппозиции сигнализирует о внутренней болезни политического режима, ее надломе и потере политической конкурентоспособности. Вместо того, чтобы выдержать властный марафон в борьбе с достойными противниками, власть, оставшись на дистанции в гордом одиночестве, предпочитает дойти до очередной «победки» шагом, рассчитывая при этом только на допинг в виде внешней поддержки.

Выдавливая политических противников за рубежи республики, власти исподволь способствуют росту сомнений окружающего мира к собственной легитимности. Оппоненты власти из малоизвестных в Беларуси политических лидеров крохотных партий и движений, политических аналитиков, интересных только специалистам, и молодых активистов, выехав за рубеж, оказываются в совершенно иной политической и информационной среде, где их представления о режиме А. Лукашенко становятся известны сотням миллионов. За ними охотятся СМИ, они выступают в лучшее время на телеканалах, чья аудитория превышает численность населения Беларуси в десятки раз. Власть сама формирует своих непримиримых врагов.

Индикатором развития данного процесса может явиться ситуация, когда политическая эмиграция начнет приобретать монополию на толкование белорусского вопроса в соседних государствах и ЕС. Нет нужды говорить, что политическая эмиграция близка к данной стадии и в этом режим А. Лукашенко ей всячески помогает.

Безусловно, данный процесс не свалит режим, но он является составной и неотъемлемой частью целого комплекса объективных процессов, способствующих его ликвидации. Взятая в качестве примера проблема политической миграции действительно носит объективный характер, так как власти уже не выйдут из выбранной политической «колеи», где равноправный диалог с оппозицией невозможен.

Косвенным свидетельством глубины «болезни» являются непрестанные попытки руководства республики имитировать диалог, создавать прикормленную оппозицию, стимулировать некие оппозиционные группы и группки, выступающих за контакты с авторитарным режимом. В этом же «коридоре» находятся и опасения властей в отношении возможного бойкота очередного избирательного фарса.

Стоит обратить внимание, что режим истерично относится к любой попытке сформировать общую позицию оппонентов режима в отношении бойкота. Власти мгновенно и крайне негативно реагируют на любой сигнал о готовности тех или иных политических партий и группировок выйти из игры с краплёными картами, где им отведена роль политических шутов и узников/ заложников.

Процессы связанные с трудовой миграцией носят еще более глубокий разрушительный характер. Прежде всего, авторитарный/тоталитарный режим и трудовые мигранты – понятия несовместимые. Авторитаризм построен на целом комплексе народнического популизма, социальной показухи и национального чванства. Он крайне заинтересован как раз в том, чтобы к нему бежали все те, кто оказался не у дел у себя на Родине. Иммигранты должны восхвалять достижения режима, критиковать оставленную родную землю и рассыпаться в комплиментах приютившему их народу и вождю. В советское время шла настоящая охота за перебежчиками.

Но в нашем случае мы говорим как раз о противоположном явлении. Каждый трудовой мигрант из Беларуси, самим фактом своего появления на рынке труда в соседнем государстве несет в себе огромный заряд критики политического режима, оставленного дома «на хозяйстве». Более того, даже в тех случаях, когда белорусский гастарбайтер старательно расписывает все прелести «стабильности» и «чистоты улиц», ему, как правило, нечего что-то ответить на вопрос: «Если у Вас там так хорошо и здорово, то зачем ты здесь дачные заборы красишь?».

Между тем процесс нарастает буквально на глазах. Разница в заработной плате в два раза еще способна удержать работника дома, но когда заработные платы отличаются в три раза, а в ряде отраслей в 5 – 10 раз (СМИ, корпоративный менеджмент, ТЭК и т.д.), то факт отъезда на работу за рубеж превращается в свидетельство высокой квалификации и личного успеха. Этим гордятся. Стоит помнить, что когда заработная плата на новом месте больше, чем на старом, в 5 раз, то вывоз семьи является вполне закономерным явлением.

Власти только сейчас стали демонстрировать озабоченность данным процессом, но решать его даже не пытаются, так как для того, чтобы оставить квалифицированную рабочую силу дома, ей надо поднять реальную (в пересчете на СКВ) заработную плату минимум в три раза. По сути, необходимо рывком увеличить экспорт готовой продукции минимум в два раза, что без зарубежных инвестиций и новых технологий, которые тоже миллиарды долларов стоят, сделать невозможно.

Через пару лет такого рода инвестиции будут уже бесполезны, так как трудовые ресурсы республики будут истощены и отсортированы по принципу квалификации. На копку канав и дойку на ферме руки еще найдутся, для высоких технологий их уже сейчас нет. То есть процесс приобрел объективный характер, он имеет свою инерцию, и власти не в силах ему противостоять. Индикаторами данного процесса могут стать сорвавшиеся инвестиционные проекты по размещению в республике мощных высокотиражных производств, где вопрос обеспечения квалифицированными кадрами является приоритетным.

Естественно, власти могут пойти по традиционному для себя пути принятия «простых решений», в частности, ускорить миграцию в Беларусь граждан КНР. Между прочим, данное явление все больше и больше начинает приобретать собственную динамику, которую официальный Минск также не в силах хотя бы притормозить.

Ни для кого не является новостью, что буквально все страны, с которыми у Китая хорошие отношения, включая Россию, имеют на своей территории солидные быстрорастущие китайские общины. Это своеобразная плата за «дружбу». Не стоит отдельно от данного процесса и Беларусь, где встретить китайца на улицах Минска также легко, как в Москве выходца с Кавказа. Стоит признать, что кавказцев в Беларуси действительно относительно немного, что понятно, так как что им делать в столь небогатой стране. Будет республика жить побогаче, появится и мощная кавказская община, что, между прочим, является одним из индикаторов роста жизненного уровня коренного населения.

Однако трудно еще найти пример, когда пришельцы получают право на строительства своеобразного символа своего пока экономического, но не за горами и политического влияния на новой Родине. Размещение гостиницы «Пекин», выполняющего роль ядра будущего Чайна-тауна, в самом центре белорусской столицы не вызвало бы столько толков в белорусском обществе, если бы не было столь символичным. С тем же успехом, российское руководство могло бы предоставить для Чайна-Тауна Манежную площадь около стен Кремля или, что было бы созвучно, весь Китай-город (не надо было бы и переименовывать).

Напротив, несколько лет назад российские власти, не обращая внимания на протесты посла КНР, буквально снесли с лица земли стихийно сформировавшийся на месте Черкизовского рынка московский Чайна-Таун, вышвырнув московских китайцев за МКАД. Учитывая, что в Беларуси для граждан Китая создаются наиболее благоприятные на постсоветском пространстве условия, приходится удивляться тому, что еще не поставлен вопрос о замене Красного костела китайской пагодой. Но всему свое время…

В контексте начала строительства Чайна-Тауна в белорусской столице особое наслаждение вызывает наблюдение за белорусской националистической оппозицией, которая появлению в центре Минска гостиницы под названием «Пекин» отнеслась вполне равнодушно. Вот если бы вновь возводимый отель строился под именем «Москва», то все мы просто оглохли бы от криков об угрозе белорусскому суверенитету.

А. Суздальцев, Москва, 08.01.12

0

44

Процесс пошел

Да, у тебя был вагон времени, но поезд ушел вместе с ним (народный фольклор)

Прокатившийся в начале января в российско-белорусском медиа-пространстве информационный вброс в отношении уже завершенной сделки по продаже последнего пакета акций ОАО «Белтрансгаз» заставил наблюдателей и экспертов оперативно «занять рабочие места». Казалось, что еще пара публикаций и заявлений и традиционная российско-белорусская информационная война не заставит себя ждать… Новогодний и рождественский отпуск быстро закончился, впереди вновь замаячили знакомые до боли «окопы» очередной информационной войны.

Между тем, приходится признать, что для очередной информационной схватки все готово. Все возможные широко распропагандированные в ноябре и декабре прошлого года «жирные точки», поставленные в конфликтах между странами, не заставили ни одного из белорусских «борцов информационного фронта» покинуть свой пост. Ни один из представителей белорусских официальных СМИ, наживших за почти два десятилетия бесконечной антироссийской пропаганды должности, почести и награды, не поставил собственную «жирную точку» в своем «творчестве», понимая, что нет ничего менее постоянного, чем белорусская внешняя политика, в любой момент готовая к новому повороту на 180 градусов. Антироссийский межведомственный пропагандистский аппарат, сформированный и отработанный за эти годы, начиная от А. Лукашенко, руководства АП РБ (В. Макей, Вс. Янчевский), редакторов основных газет и телеканалов и заканчивая рядовыми журналистами, не расформирован и полностью готов к очередной информационной атаке Москвы.

А ведь некоторым лицам, как в российском истэблишменте, так и в среде проправительственной части белорусского общества кажется, что А. Лукашенко окончательно определился в своих геополитических приоритетах и намерен от всего сердца, хоть в отношении белорусского президента это изречение звучит несколько парадоксально, участвовать не только в инициированном Россией проекте Таможенный Союз – Единое экономическое пространство, но и укреплять Союзное Государство России и Белоруссии.

При оценке готовности российской стороны к очередной информационной войне с РБ картина будет несколько сложнее. Во-первых, в России неизмеримо больше, по сравнению с Беларусью , возможностей для работы независимых СМИ. С одной стороны, это хорошо, так как позволяет рассчитывать на многообразие мнений, и точка зрения руководства федерации по той или иной сложной внешнеполитической проблеме может быть подвергнута массированной критике или вообще отвергнута. С другой стороны, независимые СМИ, работающие на информационном рынке, пишут или вещают о том, что в настоящий момент интересно для читателей, как газет, так и аудитории телеканалов и Интернета.

Белорусская тематика, за годы постоянных скандалов, откровенно приелась российскому обществу, у которого за прошедшие годы сформировались собственные стереотипы в отношении Минска и личности несменяемого и поразительно склочного белорусского президента. Но в целом, российские СМИ находятся в высокой степени отмобилизованности по внешнеполитическим аспектам политики российского руководства, так как если, к примеру, их белорусские коллеги чаще всего ведут пропагандистские атаки только на два фронта (Запад – Восток), то российские, отражая более широкий диапазон международных связей Российской Федерации, помимо постоянной дискуссии с Брюсселем и Вашингтоном, Токио, Лондоном, не выходят из информационных схваток с Киевом, Кишинёвом, а также, периодически, с Ташкентом, Душанбе, Тбилиси и даже Ереваном.

Почему информационная война не началась?

Как видим, все готово к очередной пропагандисткой войне. И первый залп прозвучал. Причем «снаряд» прилетел не из Минска, что было бы более ожидаемо, так как белорусское руководство в настоящее время продолжает работу по «освоению» полученных в декабре 2011 г. российских экономических преференций. Естественно, в ходе использования полученной от России помощи, у белорусских властей появились новые претензии к «донору», который, по мнению официального Минска, мог бы предоставить партнеру по интеграции больше уступок.

Кроме того, в белорусском руководстве продолжает наблюдаться определенная эйфория от декабрьского «прорыва», которая стимулирует надежды на возможность «дожать» российскую сторону в экономике, а также в сфере военно-технического сотрудничества. Примером такой активности оказались, к удивлению белорусов, трудные переговоры по изменению тарифов на транзитную прокачку российской нефти. Белорусская сторона хотела бы к многочисленным преференциям в нефтяной сфере, своеобразной вершиной которых стал беспрепятственный доступ к российской нефти по внутрироссийской цене, добавить и увеличение выручки за нефтяной транзит. Однако, судя по ходу переговоров, Москва дала понять, что уступки закончились. Тем не менее, внимательный мониторинг белорусских официальных СМИ не дает основания утверждать, что республиканский агитпроп сорвался в пропагандистскую атаку против Москвы. Что остановило белорусский истэблишмент, привыкший считать Россию своим сырьевым придатком и «собственным» рынком?

Судя по косвенным признакам, с определенными проблемами столкнулись российская и белорусская стороны при переформатировании белорусского монопольного газового транзитера ОАО «Белтрансгаз» в «дочку» Газпрома. Официальный Минск, получив за 50% акций «Белтрансгаза» 2,5 млрд. долларов, тяжело воспринимает сам факт потери столь крупного стратегического актива. Стоит напомнить, что в ноябре 2011 г. сделка вызвал недоумение в белорусской номенклатуре, директорате и белорусском политическом классе, всегда принимавших как должное безусловные финансово-ресурсные дотации со стороны России. С конца ноября до 31 декабря 2011 г. А. Лукашенко выступил 14 раз с разъяснением причин сделки.

В данном случае необходимо отметить, что все попытки А. Лукашенко, который, оправдываясь перед белорусским политическим классом за продажу ОАО «Белтрансгаз», постоянно ссылается на ввод в строй газопровода NordStream, несостоятельны, так как именно безумная политика белорусского президента в отношении российского газового транзита в начале 2000-х годов и вынудила Россию искать обходные пути для доставки своего газа на европейский рынок. Стоит напомнить, что во второй половине 1990-х годов Газпром протянул по территории Беларуси газопровод «Ямал-Европа» и готовил строительство второй очереди, что должно было способствовать стабильности газового транзита на фоне постоянных российско-украинских газовых войн. Поворот на Балтику стал вынужденным ответом Москвы на непрерывные газовые скандалы и кризисы, стимулируемые официальным Минском, уверенным в природной белорусской монополии на транзит. Фактически А. Лукашенко сам создал условия для продажи ОАО «Белтрансгаза». Это потом можно было, махать кулаками после драки и говорить о строительстве газопровода NordStream, как «самом дурацком проекте России» (15 января 2007 г.). С появлением трубы на дне Балтики судьба «Белтрансгаза» была решена.

23 декабря 2011 года, выступая перед белорусскими журналистами, белорусский президент сделал программное заявление в отношении проданного газового транзитера, которое, безусловно, окажет серьезное влияние на политику внешних инвесторов, стремящихся к приобретению производственных активов на белорусской территории: "труба осталась у нас, налоги в еще больших объемах они (Газпром - А.С.) будут платить… Гарантии об увеличении прокачки через эту систему, чтобы больше получить за транзит, мы получили». Реализация данной установки («труба осталась у нас») логично вызвала диссонанс восприятия , так как непонятно, за что тогда заплачено несколько миллиардов долларов? Почему российские СМИ не подняли скандал, если, как уже отмечалось выше, они полностью отмобилизованы и готовы к любому информационному штурму?

В настоящее время в белорусском экспертном сообществе превалирует мнение, что в условиях российской президентской предвыборной кампании, до завершения которой осталось 50 дней, российское руководство не сможет позволить себе кризис во взаимоотношениях с «ближайшим союзником». Считается, что конфликт с Беларусью, которая является постоянным партнером РФ в ее интеграционных планах на постсоветском пространстве, может повредить одной из идей, с которой В. Путин идет на выборы – создание Евразийского Союза. С этим можно было бы согласиться, если бы не несколько факторов, серьезно влияющих на ход предвыборной кампании в Российской федерации.

Кампания по выборам четвертого президента России идет сложно. Команда В. Путина ведет настоящий бой за симпатии российского электората. Понятно, что власти ищут масштабные проекты, способные вызвать отклик в сердцах россиян. В ноябре попробовали интеграционную тему – провели два саммита, заявили о проекте Евразийского Союза, однако тема уже в декабре легла на полку. Декабрьский саммит ОДКБ (последний визит в 2011 году А. Лукашенко в Москву) вообще прошёл мимо внимания российских СМИ. Фокус внимания российского общества все в большей степени концентрируется вокруг внутренних проблем, и отвлечь его внешнеполитическими акциями крайне сложно, разве уж на Россию кто-то вдруг нападет. В этом плане небольшая по масштабам российской предвыборной кампании политическая схватка с А. Лукашенко может только подчеркнуть интеграционную нацеленность В. Путина, но вряд ли как-то скажется на рейтинге российского премьера. Естественно, это не значит, что российское руководство ищет ссоры с Минском, но и молчать в случае, если задеты интересы России, в том числе российских корпораций, оно не намерено.

Этим и объясняется тот факт, что информационный удар по Минску был нанесен не российскими СМИ, а самой корпорацией Газпром, обнародовавшей условия контракта по продаже последнего пакета акций ОАО «Белтрансгаз» через агентство «Прайм» (первая публикация в РБ - http://afn.by/news/i/162271). То, что условия контракта раскрыла сама корпорация, ощутимо смикшировало эффект от их освещения на российском медиа-рынке, но не осталось вне внимания российского политического класса. В данном случае необходимо отметить, что беспрецедентные преференции, которые получил А. Лукашенко от российского руководства в ноябре 2011 г. вызвали в российском обществе недоумение, если не сказать больше. Смутило и то, что, по мнению российского экспертного сообщества, для участия в российских интеграционных проектах Беларусь в условиях переживаемого ею тяжелого структурного кризиса можно было «купить» гораздо дешевле…

Публикацией условий контракта по покупке Газпромом ОАО «Белтрансгаз» российская сторона решала две задачи: успокаивало российское общество и намекало Минску на то, что в случае малейших отступлений от буквы соглашения республика может столкнуться с огромными проблемами, выпутаться из которых без серьезных потерь она уже не сможет. Любопытно то, что буквально следом общественность двух стран была проинформирована и о нюансах выделения кредита на строительство АЭС в Беларуси, суть которых в том, что если Беларусь не выдержит жесткого графика выплаты кредита и процентов по нему (в долларах), то станция будет находиться в собственности России. Стоит напомнить, что большая часть кредита будет направлена на финансирование российских корпораций, занятых производством оборудования для АЭС.

Общий формат сделки по купле-продаже акций ОАО «Белтрансгаз», окончательно определившийся только через два месяца после ее заключения, позволяет прийти к следующим выводам:

- соглашение не носит характер сделки между доверительными партнерами или, тем более, союзниками. Контракт, развитый до какого-то форс-мажорного безумия, свидетельствует о глубоком недоверии, которое стороны питают друг к другу.

- Газпром, расписывая условия, при которых корпорация может отказаться от сделки и потребовать возвращения выплаченных денег (5 млрд. долларов), словно демонстрирует официальному Минску, что готов к любому политическому повороту белорусских властей и не очень держится за вновь приобретенный актив, имея в запасе планы по вводу в строй второй и даже третьей очереди NordStream.

- контракт является косвенным свидетельством глубины белорусского экономического кризиса 2011 года, так как понятно, что белорусское руководство, испытывая колоссальную потребность в деньгах, готово было подписать любое соглашение на любых условиях.

В данном случае в контракте частично сконцентрирован весь многолетний опыт работы Газпрома с Минском. Руководству корпорации хорошо знакома недоговороспособность белорусской стороны, ее традиции уклонения от выполнения уже подписанных соглашений (судьба газового соглашения от апреля 2002 года является тому ярким свидетельством). В историю российско-белорусских соглашений вошли традиционные попытки Минска, словно по забывчивости, продолжать оплачивать газ в каждом новом году по тарифам прошлого года, чтобы потом предложить: «давайте в этом году ничего не менять, что вам жалко что-ли» или уклониться от изменения внутренней цены газа, что привело, например, к жесткому газовому кризису июня 2010 г. Не в меньшей степени в Москве понимают, что белорусская сторона, подписывая жесткое соглашение о купле-продаже ОАО «Белтрансгаз», рассчитывает на то, что в условиях ЕЭП она сможет в очередной раз уклониться от выполнения взятых на себя обязательств, в той или иной мере сохранив за собой контроль над российским газовым транзитом по своей территории. Понятно, что, утратив данный контроль, Минск теряет немалую часть привлекательности для ЕС. Однако, видимо такие последствия белорусское руководство не предвидело…

Для Беларуси опубликование условий продажи ОАО «Белтрансгаз» оказалось весьма болезненным событием , так как оно развеяло последние сомнения в природе сделки - Беларусь окончательно потеряла газовый транзит. Если сказать более жестко, в стиле политической кампании, то вывод будет звучать так: «Итогом политики А. Лукашенко в сфере сохранения за республикой статуса крупнейшего на континенте газового транзитера оказалась полная потеря данного статуса». Политическая значимость данного поражения А. Лукашенко проявится несколько позднее. В данном случае хотелось бы только напомнить, что в основе Союзного Государства России и Беларуси лежит не пресловутое братство двух народов, которое на современном этапе трансформировалось в отношения между работодателем и гастарбайтером, и не военно-стратегическая ценность республики перед лицом угрозы прорыва румынских танковых армад и голландской кавалерии, а пресловутые газ и нефть. С газом решили. Нефть пока подождет. Впереди ввод в строй нефтепровода БТС-2.

А. Суздальцев, Москва, 15.01.1
2

0

45

Реформы?

Человеку нужно два года, чтобы научиться говорить, и шестьдесят лет, чтобы научиться держать язык за зубами. (Лион Фейхтвангер)

Ложь?

20 января, в связи с 20-летием установления дипломатических отношений между КНР и РБ, белорусский президент дал интервью китайским средствам массовой информации. Два заявления из общего текста интервью привлекли особое внимание политиков и экспертов:

- о готовности А. Лукашенко приступить к политическим реформам: «…мы сегодня изучаем определенные тенденции в мире. И, конечно же, мы и приспосабливаться будем, и модернизировать нашу политическую систему. Проведем парламентские выборы. И думаю, что нам надо обратить серьезное внимание на политическую реформу, или реформу политической системы нашей страны. Мы на это пойдем, хотя у нас катастрофы в этом плане нет. Но надо всегда быть на шаг впереди тех процессов, которые будут у нас происходить. Я об этом впервые говорю, но обдумывал давно этот вопрос, обсуждал эти проблемы. И мы потихонечку будем в этом направлении двигаться. Нам надо обратить серьезное внимание на политическую реформу, или реформу политической системы нашей страны»;

- о необходимости вернуться к вопросу единой валюты в рамках интеграционного проекта Единое экономическое пространство: «Мы еще данные вопросы не обсуждали. Мы не исключаем, что может быть единая валюта. Но это должна быть новая валюта, как в Европейском союзе, некое "евро", но ни тенге, ни белорусский рубль, ни российский, а что-то в плане единой валюты. В первом приближении, когда мы обсуждали этот вопрос, мы об этом говорили. И россияне, и казахстанцы, и мы сходимся на том, что это нормально».

Необходимо сразу отметить, что оба заявления оказались частично противоречивыми, что в целом характерно как для официального Минска, так и для А. Лукашенко в частности. Первый вывод был очевиден, как и ограниченно полезен. Дело в том, что как всегда, общаясь с внешними СМИ, А. Лукашенко оказался более открытым, чем он может себе позволить в собственном белорусском медиа-пространстве. Это традиционное явление для авторитарных режимов.

Наблюдая за А. Лукашенко многие годы, анализируя его многочисленные выступления, включая подбор аргументов, приемы, которые он использует в своих монологах, призванных создать впечатление правдивости, постоянно приходится убеждаться, что белорусский президент прекрасно владеет практикой говорить полуправду. При этом наиболее сложной является задача отделить то, что можно назвать экспромтом от давно подготовленных для публики и тщательно продуманных мыслей и решений. В данном случае, это разграничение исключительно важно , так как позволяет заглянуть в реальные политические планы , которые режим готовит для реализации ,как на внутренней арене, так и за ее пределами- в рамках разворачивающейся интеграционной группировки.

Экспромт занимает особое место в устном творчестве пожизненного белорусского президента. Это сложный феномен, который связан с психологическим типом А. Лукашенко. Общение с людьми, которые знают белорусского президента многие годы, позволяет прийти к выводу, что белорусский президент виртуозно владеет технологией понимания того, что сейчас от него желают услышать. Вот здесь и заложена «ловушка». В типичной для авторитарного лидера манере , белорусский президент склонен к вербальным заявлениям ,которые зачастую ничего не имеет общего с его решениями или, тем более, делами. Если до 1994 года А.Лукашенко , общаясь с политическими деятелями, явно перебарщивал со своим «даром», чем справедливо заслужил славу маргинального и поразительно лживого политика, и что, к удивлению тогдашних политических оппонентов, только способствовало его успеху на первых в истории Беларуси президентских выборах, то затем, после завоевания власти, все изменилось. Для публики остался оголтелый популизм, для мировых игроков – лесть и готовность соглашаться со всем, что предложено.

Наибольшим опытом переговоров с белорусским президентом обладает российское руководство. В российском истэблишменте не является секретом общее мнение о полной бесполезности реальных переговоров с белорусским президентом. В лучшем случае, А. Лукашенко, срывая переговоры, будет просто все отрицать и откровенно склочничать, в худшем случае, заглядывать в глаза и со всем соглашаться. И в первом и втором случае, за редким исключением, результат остается неизменным – нулевым. Только в последние один – два года, российская сторона за столом переговоров стала чего-то добиваться, помахивая при этом над головой А. Лукашенко финансово-ресурсной «дубиной», понимая, что сразу после завершения переговоров, белорусский президент даст указание уклониться от выполнения взятых обязательств, ориентируясь исключительно на извлечение собственных выгод из очередного соглашения.

Возвращаясь к двум заявлениям А. Лукашенко от 20 января, можно попытаться реконструировать основания, на которых они были построены и уяснить их политическую ценность.

Единая валюта

Обратим внимание на заявление о единой валюте ЕЭП. Прежде всего, уже в структуре заявления имеются противоречия. А. Лукашенко начинает с фразы «Мы еще данные вопросы не обсуждали» и заканчивает заявление ее логическим антиподом: «В первом приближении, когда мы обсуждали этот вопрос, мы об этом говорили. И россияне, и казахстанцы, и мы сходимся на том, что это нормально». Так обсуждали или нет? Отсутствие элементарной логики подразумевает использование полуправды. Имел ли место факт переговоров на обозначенный предмет ?

Опираясь на знание реального состояния дел в рамках интеграционного проекта, припомним, что тема единой валюты возникала еще в 2000-е годы в Союзном государстве. В те годы обсуждался вариант ввода новой валюты, но он был отвергнут. Окончательно идея была похоронена, когда стало очевидным, что нет смысла сочинять «союзную» валюту в интеграционном объединении, где одна экономика меньше экономики партнера в сорок раз. Однако для введения российского рубля в денежное обращение Союзного государства Москве необходимо было выполнить два условия, поставленных Минском: согласиться на ежегодную компенсацию в сумме не менее 2 млрд. долларов и/или позволить белорусской стороне эмиссию российскую рубля в рамках определенной квоты. Понятно, что Москва, считая, что российский рубль уже сам по себе является благом для белорусской экономики, отвергла претензии Минска.

И вот, через десятилетие, тема вернулась уже в рамках ЕЭП. Создание Евразийского союза подразумевает появление Валютного союза, который, естественно, невозможен без единой валюты. Автор этих строк участвовал в разработке данной тематики при подготовке «Стратегии 2020» и может с полной ответственностью заявить, что ни о какой новой «интеграционной» валюте речи не шло. Иного варианта, чем российский рубль , при том условии, что российская экономика составляет 90% от экономического потенциала ЕЭП, не просматривалось.

В ходе интеграционных саммитов В. Путин, Д. Медведев и Н. Назарбаев, обращаясь к теме Валютного союза, не ставили вопрос о создании новой валюты. Подразумевалось по умолчанию, что роль единой валюты будет выполнять российский рубль, который, кроме того, намеревались сделать основной региональной резервной валютой (что все-таки пока сомнительно, несмотря на то, что российский рубль полностью конвертируемый).

Интеграционные функции российского рубля должны способствовать продвижению одного из самых амбициозных проектов российского руководства – созданию в Москве нового мирового финансового центра. Анализ вышеизложенного позволяет прийти к однозначному выводу, что заявление А.Лукашенко про «что-то в плане единой валюты» является ложным. Это экспромт. Зачем А. Лукашенко лгал?

Понятно, что белорусский президент хотел продемонстрировать китайским СМИ свою «значимость» в рамках быстро развивающегося проекта ЕЭП. Действительно, как приглашать инвестиции в страну, если , в логике интеграционных процессов, через несколько лет местная валюта должна быть заменена валютой соседнего государства? В данном случае, российским рублем. Тогда проще сразу инвестировать в Россию… А. Лукашенко чувствовал, что хотели от него гости из Пекина. И не удержался… Дело в том, что белорусский президент раскрыл свои карты. Нам, хорошо знакомым с приемами А. Лукашенко, понятно, что белорусский президент вновь ищет деньги.

Такого рода заявлениями, в которых принято говорить за партнеров, чтобы потом был повод упрекнуть их в «отступничестве», А. Лукашенко зондирует реакцию Москвы. Ему нужно уже сейчас завязать хоть какое-то подобие торга. Если не получится сделать это вокруг передачи ОАО «Белтрансгаз», как отмечалось в предыдущей статье, то А. Лукашенко будет искать иные поводы выклянчивать все новые и новые дотации и преференции. Он уже готов торговаться за продажу своей подписи под соглашениями о Валютном союзе.

Политическая реформа

В заявлении А. Лукашенко о предстоящей политической реформе не содержится каких-либо серьезных противоречий, так как необходимость данных реформ уже перезрела. Есть объективные процессы, которые белорусские власти не в силах как-то остановить или изменить. В частности, события 19 декабря 2010 года поставили под вопрос способность режима добиваться своих политических целей политическими средствами. Теракт 11 апреля 2011 года, который судя по количеству публикаций, нельзя считать раскрытым, продемонстрировал, что белорусские власти исчерпали возможность сохранять контроль над внутренним политическимрынком. Сложилась ситуация, когда правящий режим может удерживать власть исключительно силовыми методами, репрессиями и нагнетанием страха. Власть изолирована от общества, не в силах найти союзников на политическом рынке, вынуждена покупать попутчиков из белорусской оппозиции… Каждая политическая кампания превращается в борьбу за выживание…

Политическая импотенция совпала с провалом экономической политики белорусского руководства в условиях кризиса 2011 года. Власти даже не приблизились к пониманию причин кризиса, не говоря уже о реальном плане выхода из него. Месяц за месяцем ,обещая населению улучшение социально-экономического положения, А. Лукашенко истерично клянчил деньги у Москвы… Он делал только то, что умел – попрошайничать. Постепенно, белорусское население, теряя последние надежды на «гений» А. Лукашенко, приходило к пониманию, что «так жить нельзя». И это мнение стало столь всеобщим, что власти осенью 2011 года были вынуждены разыгрывать лицемерные спектакли со «сторонниками» экономических реформ.

Фактический разрыв с Западом, неудача с торгом за судьбы политических заключенных, опасения за легитимность парламентских выборов, что автоматически ставит под удар проведение важнейшего для имиджа Беларуси чемпионата мира по хоккею, угроза проведения белорусской оппозицией согласованной политики бойкота будущих парламентских выборов, заставляют белорусского президента искать формат если не реальных политических реформ, то хотя бы их имитации.

Однако , в декабре 2011 года пришла беда оттуда, откуда в Минске не ждали. Резкая реакция части российского общества на процесс выборов в Государственную Думу стимулировала начало не только изменений в избирательном законодательстве (прямые выборы губернаторов), но и реформирования всего российского политического рынка. Влияние этих процессов на Беларусь еще придется оценить, но то, что белорусские власти всеми силами пытаются изолировать свой политический рынок от «заразы с Востока», становится все очевидней. Не стоит сбрасывать со счетов и результат последних парламентских выборов в Казахстане, где в парламенте появились три партийных фракции.

На фоне политических изменений на Востоке, белорусский режим выглядит полным анахронизмом в стиле Северной Кореи, чем-то замшелым и застойным. Учитывая создавшуюся обстановку, белорусские власти будут вынуждены пойти на определенные реформы, скорее всего в самой контролируемой ими сфере - избирательном законодательстве.

Так что в данном случае 20 января А. Лукашенко, скорее всего, говорил то, что давно обсуждается и даже планируется. Ситуация вынуждает белорусского президента идти на очень дозированные и осторожные уступки... Но если белорусская оппозиция, как всегда, бросится его спасать и начнет легитимизировать очередной избирательный фарс, то А. Лукашенко может позволить себе оставить все, как есть.

А. Суздальцев, Москва, 22.01.12

0

46

30/01/2012 00:14 




Бойкот?

Почему удар в спину наносят те, кого, как правило, защищаешь грудью? (политический фольклор)

Белорусская оппозиция упорно  вползает в  парламентские выборы  2012 г. На прошлой  неделе  Партия БНФ решила участвовать в выборах, заявив устами своего руководства, что «бойкот не может быть реализован в полной мере».  Но вот  что любопытно.  События  19 декабря , видимо, все-таки  наложили свой  отпечаток на  избирательные  планы  белорусской  оппозиции, и найти  сейчас   безоглядных и безапелляционных сторонников  безусловного участия  оппозиции  в выборах  все-таки сложно, если не считать  А. Милинкевича.  Появляются всевозможные  «условия».  К примеру, Партия БНФ говорит, что  «Если к началу досрочного голосования в стране останутся политзаключенные, и если все наши представители не будут включены в участковые избирательные комиссии, мы снимем своих кандидатов с выборов» (А. Янукович).

В ОГП оперируют более сложными  схемами. В частности один из лидеров партии Лев Марголин (весьма уважаемый, между прочим, политический  боец)  заявляет, что ограниченный бойкот возможен, но только в конце  процесса голосования (непонятно, а кому он тогда будет нужен?): «  Что же касается самого последнего этапа - голосования, то здесь, думаю, тоже почти достигнут консенсус: если не будет никаких перемен (в том числе, не изменится ситуация с политзаключенными), то надо сниматься с предвыборной гонки».  То есть необходимо участвовать в выборах, чтобы в самом конце  вдруг обнаружить в тюрьмах  политических заключенных…  и сняться с голосования  в утопической попытке  получить  обе  взаимоисключающие альтернативы по принципу «За двумя зайцами погонишься… ».

В общем, исполняется  прогноз  Председателя Центральной избирательной комиссии Беларуси Лидии Ермошиной, заявившей  14 декабря 2011 г., что белорусская оппозиция не решится отказаться от участия в парламентских выборах, так это лишит противников белорусской власти финансовой поддержки со стороны Запада.

Любопытно, что Л. Ермошина, как  видный представитель белорусского истэблишмента, уверена, что Запад в данном случае выступает в статусе союзника правящего режима и  будет подталкивать  оппозицию к участию в парламентских выборах так же, как он это делал два года назад во время последней  президентской гонки.

К политике Запада в отношении  парламентских выборов мы еще вернемся, остановившись, прежде всего, на  важности президентской кампании для правящего режима. 

К сожалению, мы еще не в силах  глубоко оценить  внутриполитический эффект от  вступления  Беларуси и Казахстана в Единое экономическое пространство. Полная ясность картины возможна только во среднесрочной  перспективе, однако, на нынешнем этапе уже представляется возможным оценить некоторые последствия начала процесса: на третьей ступени  экономической интеграции казахстанский политический оазис уже трещит по швам.   

Досрочные парламентские  выборы в РК оказались вполне управляемыми и символизировали  единение правящей вертикали вопреки росту  влияния региональных  кланов, однако, появление в  казахстанском парламенте  двух  умеренно оппозиционных фракций  говорит о том, что  Астана почувствовала, что на постсоветском пространстве невозможно интегрировать  экономики без интеграции  политики.  Россия, как  основа любой жизнеспособной  интеграционной структуры в регионе, остается не только  экономическим  локомотивом, но и опасным для авторитарных режимов стимулятором внутриполитических процессов в их странах-партнерах по ЕЭП.   Именно данный политический  эффект от интеграции  и имел в виду  белорусский президент, говоря 20  января о готовности приступить к политическим реформам.

В данном случае можно  спорить о глубине или имитации  реформ по принципу «стакан наполовину полон или наполовину пуст», тем более, что пока белорусский президент остается на уровне  деклараций. Но мы  должны учесть, что объективно  ЕЭП представляет для А. Лукашенко  огромную политическую угрозу и одновременно дает шанс на  экономическое и политическое  спасение ,если принять во внимание судьбы   Бакиева,   Каддафи,  Мубарака.  И все же  для белорусского президента  ЕЭП остается  в образе   огромной ядовитой кобры, чей яд в умеренных дозах целебен  для белорусской экономики, а в случае передозировки    свободой перемещения товаров, услуг, рабочих рук и капитала - убийственен для ее властей, быстро потеряющих  экономическую поддержку в собственной стране.

Лукашенко надо быть постоянно начеку и опережать  ЕЭП хотя бы на полшага.  Политический динамизм, зачастую ничего не имеющий  в своей сути, кроме популизма и демагогии, не раз выручал А. Лукашенко в его взаимоотношениях с Москвой в 1990-е годы.

А. Лукашенко уже сделал заявку на то, что  Беларусь  является  лидером Единого экономического пространства. В частности, встречаясь  5 декабря с ответственным секретарем  комиссии Таможенного союза   С. Глазьевым,  белорусский президент заявил: «Вы прекрасно понимаете, что без Беларуси не может быть ни ЕЭП, ни Таможенного союза, в котором мы сейчас находимся» (http://www.glazev.ru/econom_polit/285/). Но для подтверждения данного тезиса  А. Лукашенко надо снова демонстрировать если не экономический  динамизм (для этого у него нет  реальных возможностей), то хотя бы  показную  политическую активность по принципу «Не трогайте меня». В общем, испугать надо кобру.

В сложившейся ситуации  легитимный и декоративно  демократический парламент белорусскому президенту нужен позарез.  Само избрание  нижней палаты белорусского парламента  на фоне  российских  «болотных  процессов», обнаружившихся в ходе  выборов в ГосДуму (впереди еще российские президентские выборы)  должно быть  образцово- показательным, как говорится, «чтобы комар носа не подточил».  Минск на осенних выборах  будет стараться задать своеобразный  избирательный  стандарт для ЕЭП.  Только при этих условиях   А. Лукашенко  получит  основания для  того. чтобы его голос был услышан в Кремле, чтобы его  условия участия  РБ в ЕЭП были приняты,  чтобы  сохранился контроль его политического клана над белорусской экономикой – основой   его власти. 

Понятно, что для достижения столь  важной цели участие белорусской оппозиции является  обязательным и исключительно важным. Именно в руках белорусской оппозиции находится  легитимность  выборов и, следовательно, в некотором смысле,  сохранение режима А. Лукашенко.  Оппозиция должна шумно  пропагандировать свои идеи, стоять в пикетах, даже появиться в виде шутов на экране белорусского телевидения для того, чтобы в очередной раз проиграть, чем доказать и белорусскому народу и зарубежью, что реальной альтернативы А. Лукашенко нет.  В этом нет никакого секрета и странно то, что в октябре – ноябре  2010 г.  ряд белорусских политических  лидеров с потрясающей наивностью  говорили  о «невиданном либерализме» властей в проведении  пропагандистской кампании – никто не громил пикеты и не избивал  активистов, разносивших листовки.   Оппозиция не разглядела  «капкан»  и не поняла, что именно этим «пропагандистским  либерализмом» и создавались условия для  жесткого  отстаивания  результатов  выборов 19 декабря 2010 г. «Избирательный либерализм», свобода пропаганды для оппозиции прежде всего  служат интересам властей, а не наивной оппозиции.

Более того, автор этих строк с полным основанием  берется утверждать, что целый ряд  кандидатов в президенты выборов  2010 г.  после посещения Администрации президента РБ  получили  финансирование от  белорусских властей через Литву и Украину.    Механизм простой и понятный.…

Стоит  напомнить и другие «приятные» для властей дивиденды, которые  обеспечиваются  участием оппозиции в выборах: мониторинг настроений в обществе,  «засветка» активистов и зарубежных структур, оказывающих содействие  оппозиции, проверка на «вшивость» номенклатуры и т.д., не говоря уже об очевидной возможности для  А. Лукашенко  на примере парочки оппозиционных  пикетов  заявить  Москве о том, что его  в очередной раз «заедает  Запад».   Понятно, что появившаяся следом российская финансово-ресурсная поддержка  будет немедленно объявлена оппозицией «спасением режима Москвой»…  Им и в голову не придет, что  в этом  «спасении» они играют далеко не последнюю роль.

Описанный  политический цикл  повторяется  на белорусском политическом поле  с завидной регулярностью- каждые 4-5 лет. Уже выросло второе поколение белорусских политиков, которые  буквально  на ходу встраиваются в эти гибельные для  будущего республики политические траектории.     

Необходимо принять в качестве аксиомы  раз и навсегда: без участия оппозиции  легитимности  избираемого органа не существует  в принципе. Поэтому ,за последние недели  распространившееся в белорусском политическом медиа- пространстве  мнение, что  любой  бойкот  выборов бесполезен,  сложно разделить. В частности , утверждается, что  проблемы бойкота выборов нет вообще, так как независимо  от  участия оппозиции в выборах  все равно будет объявлен  угодный властям итог.   На первый взгляд, такой  вывод имеет основания, но есть нюансы, которые его опровергают.

Дело в том, что оппозиция, неустанно заявляющая о невозможности отказа от участия в выборах из-за открывающихся  пропагандистских  возможностей,  на самом деле  упорно не хочет признавать тот факт, что в условиях  авторитарного режима  любая предвыборная  пропаганда  идет на пользу  правящему режиму. Любая!  Ведь оппозиция, получив долгожданную возможность  поупражняться в пропаганде и критике в адрес того же А. Лукашенко,  на самом деле  выполняет для властей важнейшую работу – призывает граждан  прийти на выборы.  Посещаемость -  основа  появления  необходимого  для властей  результата голосования.  Безумно трудно нарисовать 80%  проголосовавших за  бессмертного президента (это не оговорка, по Конституции КНДР страной до сих пор управляет  бессмертный  президент  Ким Ир Сен, т.е. республикой правит  давно умерший человек) на пустых  избирательных участках.   Поэтому, оппозиция,  участвуя в выборах,  выполняет две  важные и полезные для властей функции: политическую, обеспечивая своим участием  легитимность самой процедуры  выборов и электоральную, подстегивая людей идти голосовать… за диктатора.  Ведь никогда и ни при какой авторитарной власти  оппозиция не допускается к подсчету голосов.  И не будет допущена!     

Нет нужды  уделять какое-то особое внимание  объяснению потребности    властей республики иметь легитимный  парламент. Но   в высшем республиканском руководстве вряд ли кто надеется, что  удастся  сформировать  100%  легитимный законодательный  орган.  Тем важнее участие  в выборах  оппозиции.

Кроме того, тот факт, что   каждые выборы в «прозрачных и демократичных»      условиях белорусский президент  «выигрывает» с 80-процентной   поддержкой электората,  не оставляет    иллюзий в отношении представительности  действующего парламента. Ведь, исходя из утверждений властей,  можно  было бы ожидать, что оставшиеся 20 процентов избирателей   получат представительство в нижней  палате  белорусского парламента.  Однако  в XXIвеке мы не  видели даже намека на появление некой альтернативной группы среди  белорусского  депутатского корпуса, если не считать  уже ставшей легендарной группу «Республика» из депутатов Фролова,  Парфеновича, Скребца…

Учитывая, что, по традиции, списки депутатов  тщательно  готовятся в недрах Администрации президента Республики Беларусь, чтобы затем быть утвержденными А. Лукашенко,   кадровый просчет  в отношении  господ  Фролова и Парфеновича  оказался очевидным.

Между тем, годы идут,  белорусское общество  меняется, в нем появляются все  новые и новые слои и группы, которые, по идее, должны иметь своих депутатов, но реальный парламент по-прежнему  в республике монолитен и безлик, представляя только один класс - номенклатуру.   По этой причине депутатский корпус от выборов до выборов  все больше напоминает  сборище  политически одиозных  субъектов, скажем так, не пригодных к использованию в системе  исполнительской  «вертикали».  В этом плане забавно выглядит  периодическое  появление в зале нижней палаты белорусского парламента  А.Лукашенко, имитирующего очередное  президентское  послание. С тем же успехом глава белорусского государства  мог бы выступать перед  стадом крупного и  мелкого рогатого скота.  Эффект от его выступления   оказался бы одинаковым. 

С другой стороны, в политике не бывает чего-то окончательно  негативного.  Всегда найдется позитивный момент. В данном случае  наличие депутатского значка  на груди  является признаком последней стадии политического разложения  и интеллектуальной деградации его владельца.  Депутаты, гордо надевая свои значки,  словно сами предупреждают окружающих о том , что они представляют  законодательную власть, послушно  голосующую за любой абсурд.   Наиболее ярким результатом   такой  политики по формированию законодательного  органа  являются   принятие изменений в УК РБ, внесенные в парламент в 2011 г.  на волне борьбы силовиков с «молчаливыми  акциями» («больше трех не собираться»)  и  ратификация соглашений о вступлении республики в Таможенный Союз  ЕврАзЭс, проведенная тайно ночью перед  1 июля  2009  года (!).  До тайных заседаний не додумались даже в КНДР, где тоже есть  орган «законодательной» власти.

Вот именно в такую политическую  клоаку и собираются  прорваться  представители белорусской оппозиции.  Зачем им это нужно?   По мнению Л. Ермошиной   это нужно для  получения денег от Запада на очередную кампанию.  Думается,  глава белорусского ЦИК не совсем права, так как  и белорусские власти обычно участвуют   в финансировании  электоральной активности белорусской оппозиции.  Но мы знаем, что  зачастую  инициатором  проектов участия  оппозиции в выборах выступает сама белорусская оппозиция.  И запад идет навстречу  своим давно известным  партнерам, выделяет деньги через посредников, которые получают от  оппозиции четко оговоренные «откаты» за лоббизм их интересов.  Схема давно отработана , и выборы являются лишь поводом для просьбы о финансировании. 

И все-таки, почему Западу в политическом  плане  так необходимо участие белорусской оппозиции в очередном избирательном  фарсе? 

Брюссель находится в плену собственных представлений о сменяемости  авторитарных режимов. Его убаюкивают  рассказами, что в белорусском электорате что-то надломилось, что  номенклатура «зашаталась», а Москве не до Лукашенко. В этом случае у Евросоюза  появляется надежда, что удастся «прорваться»,  нарушить структуру режима, «надавить» на А. Лукашенко.  Видимо Запад до сих пор   остается при своем мнении о «цветных революциях», являющихся ответом на  фальсификацию  результатов голосования. В итоге, уже даже режим А. Лукашенко  стал подыгрывать этим иллюзиям, объявляя Москве, что 19 декабря 2010 г. власти сорвали попытку  «цветной революции» в  Беларуси.

Политическая формула  существования  авторитарного режима включает столь важный  компонент, как управляемая оппозиция.  Они не могут существовать друг без друга.  В симбиозе, эта  связка обеспечивает  блокаду  политического  поля,   и вся деятельность   закручивается вокруг данных  политических  «нанайских мальчиков». Такая  «система» может крутиться десятилетиями.

Если оппозиция  самостоятельна и не управляется  режимом, если она выходит из-под контроля властей, то она обязательно выдвигает из своих рядов новых лидеров, по естественным причинам (как правило, молодые, адекватные сложившимся внутренним и внешним условиям, не отягощённые демагогическими  и популистскими  обещаниями)  более интересных для внешних игроков.  Это резко меняет  политический ландшафт и политическую ситуацию – возникают условия для смены режима. Как мы помним, авторитарный режим можно сменить только при условии сочетания  объективных ,невыгодных властям, внешних и внутренних  тенденций, при определенной воле и отмобилизованности  оппозиционной части политического класса. Это формула успеха.

Почву для смены режима необходимо готовить, но этим в Беларуси никто не занимается. В частности, белорусская оппозиция  имеет официальное  представительство в Брюсселе, а в Москве нет. Почему? Да она не воюет против А. Лукашенко, скорее имитирует  оппозиционную деятельность. Дело в том, что белорусская оппозиция второе  десятилетие  занята войной с Москвой, за что ей очень благодарен правящий режим, который вновь указывает Кремлю на нее, как на наемника  Запада. И пошло-поехало: «следовательно  А. Лукашенко нужно помогать»,  «дайте нефть и газ» (В. Семашко) для сохранения Союзного государства и т.д. и т.п…

Режим  Лукашенко бессмертен, пока существует псевдооппозиция,  кидающаяся,  как голодная собака на «кость» очередного  избирательного фарса.  Как только  эта оппозиция будет заменена на реальную, дееспособную и договороспособную для Брюсселя и Москвы,  режим падет…  Причем  без какого-либо активного участия белорусского народа.

Народ здесь не причем.  Не надо на народ надеяться, и нечего на народ кивать. Оставьте его в покое.

Народ выживает и  мучается,  плюется и на власть и на оппозицию, где-то на  интуитивном уровне понимая, что является заложником их множественных спекуляций.  Народ  не хочет идти на баррикады за  лидеров оппозиции, он хочет выбрать между ними.  Оппозиция, участвуя в выборах, обеспечивает народу  не выбор, а  безнадежность в лице несменяемого   А. Лукашенко.

Нет необходимости идти на баррикады и организовывать митинги, молчаливые акции и т.д. «Лукашенко»  находится  рядом - в соседе, трусливо тянущемся за подачкой  избирательного гранта, в   активисте, кричащем на митинге «Все на выборы!», в агенте спецслужб,  скрывающемся под маской  организатора или координатора очередных оплаченных  предвыборных  акций .  Их надо выявлять и разоблачать их попытки играть с режимом в его игры , по его правилам и в его пользу…

Необходимо оторвать оппозицию от режима, не дать развернуться очередному раунду имитации борьбы с властями, не стать вновь  политическими  ассенизаторами, а работать над реальной сменой власти. Вот тогда и народ подоспеет, так как он  всегда идет с теми, с кем победа.  Надо только верить в себя и свою страну, и успех  не заставит  себя ждать.

А. Суздальцев, Москва,   

0

47

Наемники

Если армию кормить очень хорошо, то на фига ей воевать!(армейский юмор)

Слухи об убийстве молодого лидера Корейской народно-демократической республики Ким Чен Ына до сих пор не получили своего подтверждения, но и не опровергнуты. Третий представитель династии Кимов на посту главы Северной Кореи только в декабре минувшего года заменил своего умершего отца Ким Чен Ира. Если молодой Ким погиб в результате покушения, то республику ждет кровавая борьба за власть, которая может разыграться буквально у еще непогребенного тела, и последствия этой борьбы непредсказуемы.. Даже траурная церемония, каноны которой предусматривают тотальное вовлечение в атмосферу всеобщего горя не только поголовно всего населения КНДР, но и, к слову,представителей фауны северокорейского п-ва не помешает возможной схватке.

Такой сценарий, между прочим, может начисто исключить возможность спячки в эту зиму у медведей из корейских лесов и горных долин . Памятно прозвучавшее сообщение от информационного агентства КНДР о «медвежьей печали» во время декабрьских «больших» похорон, когда у автодороги на юге республики была замечена медведица с тремя медвежатами- обливаясь слезами и стоя на задних лапах, передними лесные звери выражали скорбь по случаю «великой утраты».

Но сначала должны пройти очередные масштабные похороны с миллионами стонущих и шатающихся от горя граждан КНДР, захлебывающихся от слез учащихся и пенсионеров, горестно рыдающих рядовых и офицеров северокорейской армии .  Если, разумеется, слухи о покушении окажутся достоверными…

Между прочим, периодически скорбящая армия Северной Кореи остается определенного рода исключением в вечно недоедающей стране. Даже в те периоды, когда жители Пхеньяна, чтобы не погибнуть от голода, общипывали городские газоны (начало 2000-х годов), в армии хотя бы как-то кормили. Любопытно, что посетивший в те годы Пхеньян лидер КПРФ Г. Зюганов утверждал, что никакого голода в Северной Кореи нет, а корейцам просто нравится есть траву. Кухня у них такая… Вне сомнений, что в случае политической дестабилизации в КНДР, северокорейская армия будет иметь право вето на любые политические трансформации в республике.

В белорусской армии, смеем надеяться, кормят все-таки получше, чем в северокорейской. Но хотя у власти в Республике Беларусь пока еще только первый представитель Дома Лукашенко, вся белорусская армия, начиная от министра обороны генерал-лейтенанта Ю.В. Жадобина и заканчивая последним рядовым, дрессированно и слаженно, с поистине корейским энтузиазмом отдает честь самому младшему представителю президентской династии – Николаю Александровичу Лукашенко. Понятно, что «отказников» нет…

Однако же парады парадами с их сомнительной эстетикой идолопоклонничества, а вот истинное положение дел в белорусской армии не столь радостно, как хотелось бы тем же старшим представителям правящей династии. Жалованье после 2011 года крайне невелико (200-250 долларов у лейтенанта), растет число бездомных офицеров, процветает пьянство и воровство с армейских складов. Армия оснащена практически устаревшей боевой техникой, в огромном количестве доставшейся в наследство республике от Белорусского военного округа СССР . Боеспособность белорусской армии, оснащенной советским оружием 80-х годов, не просто категория сомнительная, а, увы, нелепая, особенно на фоне «неконтактных» войн последнего десятилетия. Удар с воздуха быстро превращает это железо в состояние металлолома, как, например, было в Ираке в 2003 г.

Зато, повторимся, белорусская армия весьма неплохо смотрится на парадах, к которым готовится месяцами.

Показуха

Пристрастие к показухе не является чем-то особенным, присущим исключительно современной белорусской армии. Эта болезнь практически всех армий современного мира, десятилетиями просиживающих в казармах. Участие в вооруженном конфликте мгновенно меняет облик любой армии, и показуха слетает, как осенняя листва. Для примера стоит вспомнить о грузинской армии до 2008 года, которая на парадах выглядела весьма внушительно. Судьба ее известна…

Белорусская армия ( и Слава Богу) не имеет боевого опыта. Несмотря на этот факт ее молодой биографии, белорусские генералы и полковники буквально до пят обвешаны боевыми орденами, обликом своим напоминая то ли покойного Каддафи, то ли Дьякона - персонажа известного фильма «Водный мир». Даже учитывая, что часть белорусских генералов воевала еще в Афганистане, сомнительно, что они получили свои «иконостасы» за бои с моджахедами. В смысле эквивалентности наград боевым заслугам, на фоне генеральского наградного изобилия, младший сын президента с собственным «иконостасом» выглядит вполне себе естественно, разве что нежным возрастом подчеркивая общую атмосферу абсурда.

Белорусские власти, прекрасно понимая проблемы собственных вооруженных сил, тем не менее, продолжают активно расхваливать белорусскую армию. Так еще в 2000 году А. Лукашенко объявил; "Мы сегодня имеем самую боеспособную армию на постсоветском пространстве" (http://newssng.ru/56/54). В логике, естественной для математической аксиомы, какой-либо аргументацией данного тезиса белорусский президент не стал себя утруждать . Постепенно сложилась традиция говорить о белорусской армии исключительно с позиции ее некоего мифического превосходства. Так, уже в 2011 году белорусские электронные СМИ уверяли, что «сегодня белорусские Вооружённые Силы считаются одними из наиболее боеспособных на континенте (!)» (http://ont.by/news/our_news/0071277). Если опираться на мнение белорусского телевизионного канала ОНТ, то придется признать, что российская, китайская, индийская и, куда деваться, американская армия, которая постоянно присутствует в Евразии и часто воюют, не могут сравниться с белорусской по боеспособности.

Между тем, пока белорусский агитпроп занимается восхвалением национальной армии, буквально на глазах редеет ее офицерский корпус.

Если раньше «беглецы» из армейских рядов пытались пристроиться в органах правопорядка, то сейчас и это стало бессмысленным. Белорусские силовики, как и их коллеги из вооруженных сил, сами буквально бегут со службы. Белорусские офицеры, как правило, покидают Родину и ищут работу в России.

Денег нет

Проблема одна: на боеспособную национальную армию у властей нет денег. Современный танк стоит несколько миллионов долларов, не говоря уже об авиации. Экспортный CУ-30МК в среднем стоит 47-50 млн. долларов. Республика не может себе позволить такие покупки, и помочь Беларуси  может только Россия. Однако в России только разворачивается собственный процесс перевооружения. Российский ВПК активно перестраивается и модернизируется, рассчитывая на долгосрочные программы.

Понятно, что Москва будет помогать Минску в военно-технической области, часть военной техники поставляется и будет поставляться, но, во-первых, не бесплатно, хотя и по минимальным ценам, а во-вторых, только тогда, когда будет более-менее насыщена современной техникой российская армия. Не стоит забывать, что если кому-то и придется воевать в XXIвеке, так все-таки, скорее всего, не белорусам, а россиянам, американцам, китайцам, индусам, пакистанцам (фактически воюют), иранцам, израильтянам (воюют непрерывно) и т.д. В 2008 году, во время российско-грузинской войны, которая вполне могла закончиться столкновением с НАТО, белорусская армия как-то совсем «ушла в поля»…

Необходимо помнить, что белорусская армия согласно Конституции не может покинуть свою территорию, которая, вряд ли вообще кому-то понадобится, кроме Китая, т.е. по существу белорусская армия это потешные войска, выполняющие во многом декоративные функции под сенью российского ядерного «зонтика», главным назначением которых является демонстрация государственного суверенитета.

Использовать белорусскую армию в случае конфликта России с НАТО вряд ли придется, так как если и возникнет военный прецедент, то исключительно в формате ракетно-ядерной войны, которая займет от силы 20-30 минут. Чем в данном случае могут помочь белорусы, остается тайной, так как даже расположенный на белорусской территории радар «Волга» давно дублирован надгоризонтными радиолокационными станциями системы дальнего обнаружения «Воронеж» на российской территории в Лехтуси (Ленинградская область), Армавире и в Калининграде (введенной в 2011 году). РЛС в Лехтуси, например, контролирует воздушное пространство от Марокко до Шпицбергена, то есть полностью перекрывает сектор размещенной в РБ «Волги».

До 2020 года все РЛС будут сконцентрированы на российской территории, что совпадает со сроком эксплуатации РЛС «Волга» в Ганцевичах согласно российско-белорусскому соглашению от 6 января 1996 г. Между тем, Россия уже отказалась от получения информации с украинских РЛС, обсуждается судьба находящейся в Азербайджане Габалинской РЛС.

Что касается созданной в рамках Союзного государства единой системы ПВО, то она так и не получила своего командующего, т.е. является пассивной – российское ПВО видит то же, что и белорусское ПВО. И на том, как говорится, спасибо.

У региональной группировки войск Беларуси и Российской Федерации, которая периодически появляется на полигонах во время совместных учений, тоже нет единого постоянного командования.

И вот еще парадокс. Постоянно декларируя на самых различных уровнях неизменный «союзнический » статус белорусской армии по отношению к российской, белорусское руководство умалчивает о том, что усилиями армейских идеологов второе десятилетие подряд в частях и соединениях белорусской армии проводится целенаправленная антироссийская пропагандистская кампания. Армия настраивается против России, все явные и липовые достижения Беларуси преподносятся рядовому и сержантскому составу в оболочке «… а вот, напротив, в России…». Ненависти, которую питают к современной России белорусские «политруки», могли бы позавидовать самые невменяемые белорусские националисты. И такую армию предлагают России оплачивать?

Белорусские надежды

Белорусские власти уверены, что в условиях практического провала российско-американских переговоров о создании в Центральной Европе очередного района дислокации ПРО США, если не белорусская армия, то хотя бы белорусская территория будет востребована Россией. Более того, уже сейчас белорусские чиновники в закрытом формате пытаются шантажировать евробюрократов перспективой появления в республике «Искандеров» с ядерными боеголовками.

В более глобальном масштабе, судя по косвенным признакам, белорусское руководство считает, что охлаждение российско-американских отношений неминуемо. Анализ публикаций в белорусских СМИ по вопросам международной безопасности говорит о том, что официальный Минск делает ставку на новый вариант «холодной войны», и эта позиция вполне вписывается в лимитрофный характер его внешней политики. Считается, что Россия в условиях растущего противостояния с США/НАТО будет вынуждена усилить финансово-техническую поддержку белорусской армии. Отсюда и особый интерес к белорусской армии высшей номенклатуры республики, озабоченной исключительно вопросами личного обогащения.

Ввиду этого, обращение А. Лукашенко к теме финансирования белорусской армии со стороны России нельзя считать чем-то необычным. Напомним, что 6 февраля 2012 г. белорусский президент заявил, что «Меня интересует ситуация в Вооруженных Силах, модернизации армии, численности в том числе, вопросы финансирования. Второе направление, которое нам необходимо обсудить - кадры, денежное довольствие. И самый главный вопрос - строительство жилья для военнослужащих. Мы договаривались о выработке определенного алгоритма в этом вопросе». А. Лукашенко добавил, что у него по данной проблеме «есть договоренность с президентом России… Я ему направил письмо о необходимости изыскания для белорусских военнослужащих дополнительных средств, за счет разных направлений сотрудничества Беларуси и России. И он пообещал помочь в этом плане… у нас практически общая армия и стоящие перед ней задачи. Но размер денежного довольствия военных Беларуси и России различается. Такое положение должно быть изменено» Понятно, что «положение должно быть изменено» за счет России. Не за счет же Беларуси…

Аппетиты растут

Республиканское руководство продолжает находиться в интеграционном русле и ищет все возможные варианты для возложения на Россию все новых и новых «обремененностей», считая, что российский бюджет должен взять на себя оплату тех или иных сфер белорусской экономики и социальной политики. Естественно, что аппетиты растут. Почему бы не поручить России выплачивать жалование офицерам белорусской армии ? Это было бы логично и в стиле белорусского администрирования, т.е. принятия «простых решений»: «нет денег на сторожей, пусть оплачивает сосед».

Идея сохранения армии, как символа государственного суверенитета, интеллектуально обременительна и неподъемна для белорусских властей, которые привыкли мыслить и действовать в логике своекорыстных смыслов и в рамках сиюминутных тактических задач.

Справедливости ради стоит отметить, что в защиту своего президента 10 февраля выступил министр обороны В. Жадобин, который заявил, что «успешное военное сотрудничествомежду нашими странами может стать одним из аргументов в получении преференций в экономических вопросах, например, в отношении пошлин на нефть или газ, которые позволят пополнить бюджет страны и дать возможность повысить денежное содержание наших военнослужащих», что в принципе одно и тоже, так как белорусскому офицеру будет абсолютно все равно, откуда он получает деньги – напрямую из российского бюджета или его жалование «забито» в углеводородные субсидии со стороны России. В любом случае потери несет российский бюджет. В общем, министр обороны мог бы быть более грамотным и найти более серьезные аргументы, а не выкручиваться, выгораживая все-таки более откровенного и прямого А. Лукашенко… Белорусский президент ведь вполне четко и недвусмысленно проговорил итог разговора с Д. Медведевым на тему финансирования белорусской армии и даже указал на официальное письмо в Кремль, где, как надо понимать, уже есть сверстанная смета. Так что генерал Жадобин, вдруг осознав политические последствия такого шага, как прямое финансирование белорусской армии со стороны соседнего, пусть и союзного государства, просто напропалую лгал…

Между тем, политические последствия перехода белорусской армии на российский бюджет могут быть весьма незаурядные. Само собой, республика теряет остатки какого-либо суверенитета, получая взамен очередную финансовую дотацию, что формально укрепляет власть А. Лукашенко. Естественно, источник финансирования будет скрыт от населения.

Примером является современная активность белорусских властей по экономическим вопросам, где А. Лукашенко, М. Мясникович, Н. Ермакова, С. Румас, В. Семашко вторую неделю упиваются перспективами окончательного выхода республики из экономического кризиса 2011 г. и грезят будущим экономическим ростом, старательно обходя вопрос о происхождении ресурсов, позволивших так твердо обещать грядущее процветание. Не республиканское руководство, а собрание добрых волшебников имени Гудвина. Действительно, а кто обеспечил условия выхода белорусской экономики из кризиса и заложил условия экономического подъема, кто создал условия для получения республикой российской нефти по ценам едва ли не ниже внутреннего российского рынка и в объемах, соразмерных поставкам в Германию, экспортного газа в ценах, невиданных на континенте, открыл рынок необъятных размеров? Естественно, это сделала Россия. Но сказать об этом у белорусского руководства нет ни смелости, ни желания…

Присосавшись к ресурсам соседнего государства, белорусский истэблишмент демонстрирует бодрость и уверенность в том, что российская «дойная корова» позволит им и дальше упрочивать положение белорусского олигархата.

Так же в перспективе может произойти с вопросом о финансировании белорусской армии. Ведь население не будет осведомлено, что на параде шагает и кланяется Коленьке не национальная армия, а наемная армия России. Наоборот, тот же А. Лукашенко будет уверять, что Россия «обязана» оплачивать «самою боеспособную армию на континенте», так как «своей у нее уже нет». В общем, грандиозные амбиции при нулевом потенциале, как у бомжа, который сидя у метро, просит подаяния, скорее всего на бутылку водки, и тут же нескромно кричит подавшему купюру: «Мало!...», демонстрируя «коллегам» свой «авторитет».

Нищета

С другой стороны, понятно, что другого решения у А. Лукашенко нет. Белорусский президент не может поднять заработную плату белорусским офицерам до российского уровня. Ведь тут же свою «долю» потребуют силовые ведомства, а силовиков в республике в три раза больше, чем армейцев. Следом взвоет номенклатура…

Белорусское общество еще не до конца пережило шок от двух-трехкратного подъема заработной платы сотрудникам и работникам «Белтрансгаза». Кстати, белорусский президент, по нашей информации, прекрасно понимая, что такая диспропорция в зарплатах грозит социальным взрывом, выразил неудовольствие решениями руководства Газпрома и пожаловался Кремлю.

Но в ином варианте в условиях нахождения Беларуси в интеграционных проектах, инициируемых Россией, белорусская армия обречена на распад, превращение ее в роты почетного караула на забаву Николая Лукашенко и собрание маргиналов, которым и податься больше некуда.

Остается вопрос: нужно ли России брать на полное содержание белорусскую армию? В принципе, большой проблемы здесь нет. Армия небольшая и не потребует больших расходов. Стоит напомнить, что США финансируют в той или иной форме целый ряд зарубежных армий, включая армию Израиля. В нашем случае в Москве прекрасно понимают, что А. Лукашенко продолжает играть в старую «интеграционную» игру, когда, к примеру, ответственность за белорусскую экономику возлагалась на Россию («не поставила», «не обеспечила», «обязана», «потребовать от Москвы»), а политически править будет А. Лукашенко.

Примерно такая же формула должна появиться и в военной сфере - обеспечивать и оплачивать белорусскую армию будет Москва, а командовать А. Лукашенко. Но на самом деле белорусская армия превращается в армию наемников - современный вариант шайки ландскнехтов, чей атаман готов служить за деньги, о чем он публично и говорит.

В тоже время нельзя не учитывать поразительную способность белорусской стороны шарить в чужих карманах. Понятно, что если вопрос об оплате жалования белорусских армейских офицеров со стороны российского бюджета будет решен, то в составе армии мигом окажутся все белорусские силовые ведомства. России будет любезно предложено оплачивать и белорусское гестапо, включая специалистов по пыткам, и белорусский ГУЛАГ с политическими заключенными. Естественно, политическая ответственность за репрессии против белорусского общества будет немедленно возложена на Россию.

Вряд ли белорусское руководство не вспомнит о пресловутых территориальных войсках, возглавить которые поручено губернаторам, мгновенно получившим генеральские погоны. Понятно, что и территориальные войска, куда мигом будет зачислено все белорусское чиновничество, очень быстро окажется в составе ВС РБ и будет требовать российских зарплат.

В итоге, если очень развернуться, то можно весь государственный аппарат, армию и силовиков посадить на российский бюджет.

Однако есть определенные препятствия. В частности, российская Конституция запрещает финансировать иностранные армии. Между прочим, Россия не может финансировать и армию Союзного Государства, которой, во-первых нет, в во-вторых, нет Конституционного Акта – Конституции СГ. Но почему бы не помечтать! Автор этих строк, тем не менее, приветствовал бы данный новый этап финансового обеспечения «суверенной» Беларуси. Дело в том, что любое политическое решение проходит определенные стадии: вызревание, рост его востребованности, период безусловной полезности, постепенно переходящей в бесполезность, а затем вредность, чтобы со временем превратиться в абсурд. Так и финансово-ресурсная дотационно-преференциальная российская система поддержки Беларуси должна прийти к закономерному абсурду.

Между тем, проблема может окажется еще более серьезной. Понятно, что в случае перехода даже в усеченном варианте белорусской армии на финансирование российским бюджетом, Беларусь окажется на месте Грузии, правительству которой определенное время платил фонд Сороса. Но если России придется взять на себя оплату всего правящего класса республики, то белорусский президент вместе со своим Советом министров и «парламентом» неуклонно превращается в театр марионеток.

И все-таки, было бы неплохо, если бы Кремль расщедрился. Чтобы в один прекрасный день, когда А. Лукашенко в очередной раз заявит, что Беларусь - последний рубеж Европы перед варварской Россией, остановить финансирование. Одномоментно. Тогда и белорусские медведи, как их северокорейские коллеги, наверняка выйдут из берлог, чтобы выразить свою скорбь в отношении очередной «великой утраты». Ведь А. Лукашенко останется один на один со своими вновь мгновенно ставшими нищими армией, силовиками и номенклатурой…

А. Суздальцев, Москва, 12.02.12

0

48

Спасите от санкций!

Идиоты такие забавные – неудивительно, что в каждой деревне хотят иметь своего. (К-ф «Доктор Хаус»)

Никто и не думал, что Республика Беларусь является столь богатым государством. Как неожиданно выяснилось, только госбюджет тратит на разного рода мероприятия сотни миллиардов долларов в год (!). С такого рода инвестиционной активностью вряд ли смогут сравняться США и Китай. Валютную «Тайну» раскрыло белорусское КГБ, которое в своем сообщении на сайте  Interfax объявило: «органами госбезопасности предотвращено "необоснованное расходование госсредств на сумму более $173 млрд 137 млн и 2,7 млн евро" (http://www.interfax.by/news/belarus/106353/ - представляется, что после выхода этой статьи белорусские чекисты быстренько снимут свой материал, но мы на данный случай подстраховались: http://politoboz.com/sites/default/files/interfax.jpg).

В общем, смысл сообщения ЦИОС КГБ понятен – если только от «необоснованного расходования» государственных средств удалось за год уберечь почти двести миллиардов долларов, то можно только представить, сколько триллионов долларов было «правильно» вложено в народное хозяйство республики?

После столь радушного сообщения КГБ РБ можно предложить только три вывода, которые, естественно, прямо противоречат друг другу:

В КГБ лгут, что в принципе не ново. В данном случае лгут по цифрам, а, следовательно, и в остальном. Однако тут же возникает вопрос о вменяемости высшего руководства страны – оно разве не видит суммы «успешно убереженных» денег? Или это какая-то провокация в стиле антигитлеровской «Красной капеллы»1?
В КГБ говорят правду. Тогда в республике нет проблем. Можно бульдозерами снести все заводы и молочно-товарные фермы, обложить золотом здание КГБ и всем белорусам выехать на пятизвездочные курорты для постоянного проживания. Комитет всех прокормит…
В КГБ допустили ошибку и имели в виду не доллары, а белорусские рубли. Возможно, но тогда все, что сказано выше – о разоблачении шпионов (ни одного открытого судебного процесса), «защите» и «обеспечении» и т.д., является форменной липой, которую никто даже не перечитывал, включая президента А. Лукашенко, посетившего на прошлой неделе КГБ республики. Или знак доллара США белорусские чекисты поставили уже инстинктивно? В любом случае все это очень похоже на показушную колхозную «линейку готовности» перед началом сезона полевых работ.
Есть еще один вывод: в республике эпидемия. Заявление ЦИОС КГБ РБ видели и возможно читали тысячи людей и ничего не заметили. Массовое ослепление посетило белорусский народ? Думается, что скорее всего люди инстинктивно сторонятся всего, что относится к власти. И не вникают, так как все равно обнаружится абсурд.

В частности, есть еще ряд сомнений, которые связаны с деятельностью белорусских спецслужб. Одно из них, освещенное в заявлении комитета, ставит в тупик: «контрразведывательное сопровождение наиболее значимых госпрограмм и поручений президента, на вало- и градообразующих предприятиях выявляются и совместно с госорганами и администрациями локализуются очаги нестабильности». Исходя из заявленного, КГБ республики взялось за искоренение недовольства на производстве. Чекисты будут отслеживать профсоюзных активистов, да и вообще шумных работяг, получающих гроши и замерзающих в неотапливаемых цехах. Это к разговору о «социальном государстве»… в стране десяти тысяч долларовых миллионеров и солидного даже для Европы олигархата.

Но наибольший интерес представляет деятельность белорусских спецслужб в отношении нанесения «ущерба национальным интересам при реализации иностранными компаниями инвестиционных проектов на ряде крупных предприятий Беларуси». Как говорится, с этого момента стоило бы поподробнее…

Любой инвестиционный проект должен контролироваться белорусским КГБ? В принципе, уже накопилась немало данных, как «контролируется» в Беларуси бизнес. Сейчас в практике следующая «схема»: любая кампания, показавшая в отчетах солидную прибыль, мгновенно оказывается в фокусе внимания силовых ведомств. Как по волшебству, появляется фирма-однодневка, которая вдруг оказывается в огромных претензиях к «разбогатевшей» кампании. Суд и списание денег со счетов выбранной «жертвы» происходят почти мгновенно. Фирма – однодневка исчезает. Все довольны, а предприниматели судорожно спасают остатки бизнеса, выводя их в Москву или Санкт-Петербург.  Понятно, что подобного рода «схемы» получают одобрение на самом верху и все «этажи» получают свою долю.

Столь активное увлечение белорусскими спецслужбами экономикой вполне понятно. Им тоже, пока не даст дивидендов Единое экономическое пространство или российско-китайская граница не окажется западнее Смоленска, как-то надо жить и кормить семьи. Другое дело, что, несмотря на оптимистические заявления «независимых экономистов», не говоря уже об обещаниях властей поднять к концу года среднюю зарплату до 500 долларов (роковая какая-то сумма), пока денег в стране немного.

Остаются вопросы. О каком перемещении капитала на территорию Беларуси можно вести речь, когда инвестиции должны почти в автоматическом режиме попадать под контроль белорусских спецслужб? Как в данном случае быть с четырьмя свободами перемещения товаров, рабочей силы, услуг и капитала, которые составляют сердцевину Единого экономического пространства? Вряд ли Россия инициировала второй этап экономической интеграции, чтобы ее инвестициями интересовались белорусское КГБ со всеми очевидными последствиями.

Но ЕЭП нужен белорусскому руководству не только для того, чтобы «потрошить» инвесторов. Стоит обратить внимание на то, что режим А. Лукашенко буквально через год после выборов 1994 году ушел под «крышу» первого интеграционного объединения с Россией – таможенной зоны. Следом пришел Союз, Содружество, Союзное Государство… Практически все годы своего существования белорусский авторитарный режим в той или иной степени находился под зонтиком интеграционной группировки во главе с Россией.

Участие в интеграции обеспечивало правящему в Беларуси режиму частичную легитимизацию всех референдумов и выборов, создавало основу для финансовой-ресурсной системы дотаций и преференций. При этом белорусский истэблишмент постоянно пытался шантажировать Москву, уверяя, что ухудшение отношений с Западом связано с тем, что официальный Минск «наказывают» за его «непреклонное желание дружить с Россией». В общем, за «дружбу» надо платить...

Уверенность, что участие в интеграции обеспечивает решение экономических проблем республики едва ли не в автоматическом порядке настолько проникло в сознание белорусского политического класса и населения, что оно стало приобретать анекдотичный формат. Так,  в конце декабря прошлого года в Беларуси появилось заблуждение, что одним из результатов участия РБ в ЕЭП станет появление столь же продолжительных новогодних каникул, как в России.

К вариантам интеграционного абсурда можно отнести уже широко освещенные в печати попытки А. Лукашенко заставить Российскую федерацию выплачивать жалованье  белорусской армии.

Не меньший интерес представляет попытка официального Минска втянуть в свое политическое противостояние с Западом только появившиеся структуры Единого экономического пространства. На прошлой неделе вице-премьер Беларуси С. Румас в письменной форме попросил председателя Коллегии Евразийской экономической комиссии В. Христенко (экс-министра правительства В. Путина) выступить в отношении санкций Евросоюза и США против Республики Беларусь.

Речь идет о расширении в основном визовых санкций в отношении белорусского чиновничества и экономических санкций к белорусским фирм, торгующих оружием. США ввели как визовые санкции, так и экономические в отношении белорусских предприятий нефтехимии.

Письмо С. Румаса почти совпала с развернувшейся в белорусском обществе дискуссии о лоббировании частью оппозиции снятия все тех же санкций. Вскрылись факты участия в кампании против санкций ряда оппозиционных организаций не только в республике, но и в среде эмиграции.  Замелькали интервью неких зарубежных «экспертов» по Беларуси, о которых мы никогда не слышали, но которые стали активно вразумлять «тугодумных» белорусских оппонентов режима А. Лукашенко, уверяя, что от санкций нет никакого прока и в отношении белорусского президента необходимо использовать рецепт известного персонажа «Нашей Рашы» «охраника Бородача»: «Понять, простить, выписать материальную помощь».

Возникшая суета вокруг санкций свидетельствует о том, что все-таки они весьма эффективны. Иначе не было бы необходимости столь яростно бороться за их снятие. Кроме того, вся кампания вокруг санкций оказалась столь заорганизована, что спецслужбы и АП РБ, ее курирующие, явно перестарались. Появление в хоре лоббистов, среди подставных оппозиционеров, «независимых интеллектуалов и экспертов» еще и целого вице-премьера С. Румаса, которого, насколько мы помним, в сентябре 2011 г. «независимые эксперты» пиарили в качестве одного из главных «рыночников», оказалось чрезмерным. Явный перебор… Во всем надо меру знать, тем в более в политической работе.

Возвращаясь к попытке привлечь ЕЭК к борьбе с санкциями, нельзя не отметить, что едва приступив к работе, Евразийская экономическая комиссия должна бросаться спасать от них одного из членов ЕЭП. Это, безусловно, было бы символично, так как нет сомнений, что режим А. Лукашенко загрузит ЕЭК такого рода проблемами на годы вперед.

Стоит отметить, что санкции, хотя и носят частично экономический характер, но являются сугубо политическим инструментом давления на правительство Беларуси. А между тем, ЕЭП является третьим этапом все-таки экономической интеграции. Тут присутствует какая-то формальная нестыковка.

Кроме того, политика белорусского руководства отличается последовательным нарушением всех возможных прав человека и гражданских свобод и т.д. Понятно, что белорусские власти весьма решительны, когда есть возможность поколотить в очередной раз своих сограждан на площадях белорусской столицы. С огромным удовольствием официальный Минск занят арестами, допросами с применением пыток, перетаскиванием политических заключенных из камеры в камеру, из тюрьмы в тюрьму… Тут белорусские власти демонстрируют себя полными героями, но вот когда их начинают давить на международной арене, то официальный Минск с воплем бросается за помощью к той же России или интеграционному объединению во главе с Россией: «Мол, спасайте, мы тут только в удовольствие пришли, собственный Бухенвальдик сооружаем, а нас уже санкциями прессовать, от европейских курортов ограждать, а где же нам ручки-ножки от крови отмачивать, как не на Лазурном берегу?».

В принципе, в интересах ЕЭК было бы не снятие западных санкций с Беларуси, а их расширение. Белорусская нефтехимия должна была бы влиться в общий ТЭК ЕЭП, а белорусским чиновникам было бы полезнее ездить не в Париж, а в казахские степи «передавать опыт строительства агрогородков» местным уйгурам.

С другой стороны ЕЭП, а в будущем и Евразийский, Союз по идее должны позиционироваться в качестве основных партнеров Евросоюза на постсоветском пространстве. Этот статус еще предстоит заслужить, так как не является тайной то, что Брюссель остается сторонником все-таки двусторонних отношений со странами СНГ и сам факт появления ЕЭП вызывает в Евросоюзе определенное беспокойство. Было бы в высшей степени неразумно, если бы только что родившееся интеграционное объединение немедленно начало вести с Брюсселем малопродуктивную дискуссию о снятии с Беларуси санкций.

Любопытно то, что в случае запроса ЕЭК к Брюсселю, со стороны ЕС ответ придет мгновенный: «Нет проблем, пусть член Единого экономического пространства Республика Беларусь просто отпустит политических заключенных». Все очень просто… Надо заключенных отпускать, а не запускать через продажную оппозицию и «интеллектуалов» стоны о неэффективности санкций, а через вице-премьеров призывы к ЕЭК «выработать против санкций единую политику».

Как в таком варианте поступить тому же Христенко и ЕЭК? Объяснять Брюсселю, что нехорошо у «больших мальчиков» из Минска забирать такую приятную им игрушку в «маленькие» концлагеря, что у них просто день не удался, если какого-то политзаключенного не посадят в изолятор или не натравят на него уголовников. Любят они это дело, такие вот уродились… В любом случае исполнение призыва С. Румаса выступить единым строем в защиту права А. Лукашенко заниматься политическими репрессиями навсегда похоронит еще не родившийся международный имидж и авторитет  Евразийской экономической комиссии… А может в этом и состоит интеграционная задача А. Лукашенко?

А. Суздальцев, Москва, 17.02.12

1)i] В истории антигитлеровской подпольной организации «Красная капелла» есть уникальный случай, когда один из членов «Капеллы», работая на Берлинском радио, как-то попал в комнату, где готовились тексты для дикторов и ухитрился приписать к цифре 10 000 погибших за год на фронте советских  медиков еще два нуля. Так и ушло в эфир. В итоге вся Германия смеялась над ложью Геббельса. В этом случае желаем КГБ РБ успеха в поиске «внутренних врагов».[/i]

0

49

Задание на весну 2012

Никто не жил в прошлом, никому не придется жить в будущем; настоящее и есть форма жизни. (Артур Шопенгауэр)

Насыщение…

Завершается зимний политический сезон, один из самых благоприятных для белорусских властей за последние несколько лет. Вхождение в Единое экономическое пространство с перспективой дальнейшего вступления в Евразийский Союз обеспечило республике быстрый выход из структурного экономического кризиса 2011 года. Благодаря российским кредитам и продаже последнего пакета акций ОАО «Белтрансгаз» почти мгновенно выросли золотовалютные резервы. Доступ к самому дешевому в Европе природному газу обеспечил резкое снижение энергетических издержек, что по идее, должно хотя бы частично содействовать улучшению инвестиционного климата в республике. Сняты какие-либо ограничения по поставкам белорусской продукции, включая продовольствие, на российский рынок, что, однако, не отменило проблемы выполнения белорусской стороной отраслевых договоренностей (балансов). Попутно, безудержный экспорт в погоне за российским рублем ощутимо оголил белорусские прилавки, что уже можно интерпретировать , как определенные издержки.

В полном объеме возобновил свою работу белорусский нефтяной офшор, что привело руководство республики и высшую номенклатуру, имеющую доступ к нефтяным контрактам, в состояние финансовой эйфории.

Зимние месяцы 2011 – 2012 годов стали периодом невиданного обогащения белорусского олигархата. Узкая группа лиц, допущенных к нефтяной «теме» и обеспечивших своеобразную «цепочку», буквально за считанные дни удвоила и утроила свои капиталы. Республика превратилась в какой-то ненасытный насос, день и ночь в лихорадочном темпе высасывающий из России нефть. Перепродажа сырой нефти в Европу приняла столь объемный характер, что прикрыть реэкспорт традиционными ухищрениями уже невозможно.

Задание на зиму 2011-2012

Как мы писали в начале зимы 27 ноября 2011 года: «Беларусь ни экономически, ни политически к реальной интеграции не готова. Республика на данный момент готова только потреблять. Если А. Лукашенко рассчитывает «забежать на минутку», «похватать» деньги, нефть, газ и тут же «соскочить», то он ошибается. Не для того приманивали и подкармливали. Индикаторы: второй транш кредита ЕврАзЭс, начало финансирования стройки АЭС и т.д. Стоит А. Лукашенко только посмотреть в сторону, не говоря уже о том, чтобы замедлить шаг и начать переминаться на месте… Врагу не пожелаешь такой судьбы» (http://www.politoboz.com/content/zadani … -2011-2012).

Индикаторы показали, что «все в норме»: второй транш кредита АФ ЕврАзЭс получен, АЭС начали строить… нефть льется рекой, и вслед за ней валюта.

Авторитет А. Лукашенко, обеспечившего столь быстрое и триумфальное обогащение, в среде «придворного» бизнеса, тесно переплетенного с интересами высшего руководства республики, вырос до максимума. Свою задачу - «накормить» свое окружение российскими ресурсами - белорусский президент выполнил. Но остались вопросы, которые придется решать уже весной, после российских президентских выборов.

Весенняя повестка

Наступающий март, как сказали бы лет двадцать пять назад, «ознаменованный» российскими президентскими выборами, ставит перед официальным Минском ряд вопросов:

- неизвестно сколько времени отпущено белорусскому руководству на дальнейшее «высасывание» из России углеводородов. Иллюзий нет, на европейском рынке Беларусь может продать только то, что получит из России, т.е. нефть и нефтепродукты. В полный рост встает проблема пролонгации после 4 марта 2012 г. созданных почти идеальных условий для обогащения белорусской элиты;

- неизвестно, как долго белорусскому руководству удастся уходить от выполнения соглашений по вступлению в ЕЭП. Игры с дотированием сельского хозяйства, создание псевдохолдингов , призванных замаскировать перекрестное субсидирование, стимулирование программы импортозамещения, создание десятков схем по обходу созданных соглашений не могут продолжаться бесконечно. Никуда не уйти от главного вывода: внутренняя экономическая политика, проводимая в республике, не соответствует соглашениям по Единому экономическому пространству, подписанным и ратифицированным белорусской стороной;

- неизвестно, как будет дальше осуществляться кредитная поддержка со стороны России. Помимо желания белорусской стороны получить третий транш АФ ЕврАзЭс , республика стоит перед необходимостью срочного поиска денег на оплату кредита Международного валютного фонда, полученного в 2008-2009 гг. Несмотря на то, что белорусские власти продолжают демонстрировать уверенность в разрешении финансовых проблем, сомнительно, что удастся «перезанять» у того же МВФ. Придется вновь идти на поклон к Москве? Однако реакцию российского руководства в данном случае трудно спрогнозировать ввиду недавно оказанной и беспрецедентной по объему поддержкибелорусской стороне. Кроме того, история с выделением второго транша кредита АФ ЕврАзЭс, задержанного на два месяца, оказала крайне негативное влияние на российское руководство. Дело в том, что эксперты, проверяющие выполнение Минском условий выделения транша, отметили просто иезуитскую изворотливость белорусских чиновников и их постоянные попытки выдать желаемое за действительное.

- неизвестно, как и каким образом А. Лукашенко сможет вернуться к столь ему привычной и приятной лимитрофной политике балансирования между Востоком и Западом, которая позволит ему в очередной раз устроить аукцион по «продаже» геополитической ориентации республики. Есть еще более глубинная проблема – только в условиях постоянного балансирования между геополитическими центрами силы режим А. Лукашенко может сохранить себя. Если внешнеполитический баланс нарушен, то дни режима сочтены. Фактически, он, подобно мухе, годами метался между двух паутин. Но ресурсы, как и пространство для маневра из стороны в сторону , явно сократились. И нет разницы, где и куда в итоге «приклеится» А. Лукашенко. Он все равно обречен быть «съеденным». В декабре 2010 г. пришлось «присесть» на Востоке. Понятно, что нынешняя жесткая зависимость от Кремля буквально душит белорусского президента.

А. Лукашенко мог бы рассчитывать на политический кризис в России после 4 марта, который формально освободил бы его от обязательств перед Москвой, заодно обеспечив триумф белорусской политической модели образца 2011 года. Но проблема в том, что сейчас официальный Минск не может даже планировать своего участия в теоретическом политическом противостоянии в России, опасаясь получить реальные экономические санкции с Востока. Осталось лишь помечтать о «русском бунте», во время которого будет чем поживиться… Кроме того, в случае политической дестабилизации в России роль Минска объективно бы выросла..

Раскрытие в феврале 2012 года полномасштабной закрытой Сети, включающей в себя оппозиционные и псевдооппозиционные эмигрантские организации (часть из которых действовала в качестве «ловушек» белорусского КГБ), солидную часть «независимого» экспертного сообщества республики, западные фонды и фирмы (к примеру, словенская Riko d.o.o), а также государственные белорусские структуры и спецслужбы говорит о том, что Минск вел и ведет скрытые переговоры с Западом с использованием созданной в странах ЕС коррупционной сети, которую можно щедро оплачивать за счет реэкспортной российской нефти. Видимо, на случай кризиса в российско-белорусских отношениях после 4 марта, готовился и открытый диалог с Западом. Однако, не получилось…

Сеть прогорела на попытках отменить или сократить часть санкций против Беларуси. Белорусские государственные СМИ, включая электронные, умудрились практически сдать Сеть, принявшись защищать псевдооппозиционные эмигрантские организаций (медвежья услуга). Перед нами открылась картина полноценного заговора, щедро оплаченного белорусскими «нефтяными» деньгами и призванного «вытянуть» А. Лукашенко на Запад, «спасти» его от Москвы.

Любопытно, что сразу после провала Сети, о санкциях буквально разом заговорили белорусские официальные СМИ и сам А. Лукашенко. За последние десять дней белорусский президент поднимал тему санкций шесть раз. 20 февраля на встрече с послами А. Лукашенко сорвался на истерику: «Поймите: эти санкции, которыми вы размахиваете перед нашим носом, мы пока терпим. Но как только вы переступите красную линию, мы ответим очень жестко…Если в Европе кто-то думает о том, что нас по-прежнему можно «наклонить» какими-то санкциями, упреками, требованиями, то это дорога в никуда… Даже если мы останемся в одиночестве, без России, Китая, без других наших друзей, то, поверьте, мы здесь насмерть будем стоять, как когда-то в 1941-1945 годах, защищая вас, защищая нашу независимость и суверенитет». Дальше, как говорится, некуда… Понятно, что фраза «если мы останемся в одиночестве, без России…» имела конкретный адресный посыл и относилась отнюдь не к Евросоюзу, который на церемонии представлял несчастный посол Люксембурга .

За всей этой суетой в Минске стоит масса озабоченностей и страхов, которые белорусский президент хотел бы развеять. Сделать это может только Россия, в которой идут выборы.

Вряд ли кто сомневается, что выборы выиграет В. Путин – человек, который ничего не забывает, способный сидеть в политической «засаде» десятилетиями. Можно догадываться о чувствах, которые испытывает А. Лукашенко к нынешнему российскому премьеру. Между тем, судьба белорусского президента находится в руках его заклятого «друга». Вырвется ли «птичка»?

Что ждать А. Лукашенко от 4 марта?

На сегодняшний день белорусско-российские отношения обрели некий статус-кво: многолетний период раздоров между Москвой и Минском закончился - такова , по меньшей мере, официальная позиция. В. Путин неоднократно заявлял, что в настоящее время А. Лукашенко «скрупулезно» выполняет все соглашения. Внешне все выглядит отлично… Но нет места иллюзиям – А. Лукашенко не в силах выполнить соглашения по ЕЭП, которые разрушают пресловутую белорусскую экономическую модель. После скандальной продажи последнего пакета акций «Белтрансгаза» белорусский президент тысячу раз подумает, прежде чем продать что-то реально ценное из «запасов» белорусских производственных активов. Официальный Минск не сможет пойти на валютный союз, не сможет открыть свой рынок и т.д. и т.п. Это объективные характеристики белорусской реальности, находящиеся вне зоны влияния А. Лукашенко :так сложилась белорусская экономика и белорусское государство. Отсюда главная проблема: как долго будет терпеть Москва многочисленные политические фокусы А. Лукашенко, призванные скрыть неготовность республики к реальной интеграции ? Очевидно, выборы и первые действия нового «старого» президента России откроют реальный масштаб «окна возможностей» для официального Минска.

Пока, в предвыборный период, формально вернувшееся «доверие» между странами является новым политическим авансом режиму А. Лукашенко. После разрешения проблемы по созданию Единой региональной системы ПВО Беларуси и России, можно говорить о выходе российско-белорусских взаимоотношений, скорее их возвращении, на уровень стратегического партнерства. В том же умиротворительном ключе находится и ответ В. Путина представителю белорусской диаспоры в России В. Казакову, в изложении которого российский премьер-министр обещал прекратить информационные войны против белорусского руководства (http://smi2.ru/Chamurapi/c1034157/?comm_id=2094155). Данное информационное сообщение получило широкое распространение в белорусских СМИ и вроде бы должно успокоить А. Лукашенко, снять его какие-либо опасения в преддверии вступления на пост четвертого президента России. Однако не стоит забывать некоторых политических реалиях, наступивших в российско-белорусских отношениях после 2010 г.

С 1996 по 2010 год в российских СМИ прошло несколько антилукашенковских кампаний. От весьма невнятной в 1996 г. до вполне жестких в феврале и в ноябре 2004 г., а также в январе 2007 г. Наиболее мощная информационная война против белорусского президента развернулась в июле-ноябре 2010 года, когда впервые встал вопрос о непризнании итогов выборов 2010 г. Последняя кампания оказала сильное воздействие как на самого А. Лукашенко, так и на его элиту…

В Беларуси же, все годы правления А. Лукашенко, за исключением 2011 г. и начала 2012 г., грязная антироссийская кампания , полная неиссякаемого местечкового пафоса и нечистоплотных приемов, шла буквально без передышки Именно на фоне «голодной» России почти два десятилетия демонстрировались «успехи» политики А. Лукашенко, который, естественно, при этом старательно доказывал, что не Россия дотирует Беларусь, а наоборот, Беларусь Россию.

В тоже время, в Минске видимо отдают себе отчет, что масштабы встречных информационных волн несопоставимы. Десять минут эфира против А. Лукашенко на ОРТ или НТВ соразмерны году неустанной антироссийской истерики на БТ и в белорусских газетах. Беларусь, к счастью или к сожалению, просто не слышат в мире… Поэтому Минск очень хочет уверенности в том, что кошмар осени 2010 г., когда российские СМИ просто ломали кости Лукашенко на глазах полумиллиардной аудитории российских каналов, не повторится.

Автор этих строк считает, что подобные кампании российских СМИ против официального Минска канули в Лету… А как же их проводить? В 2010 г. - ругали, в 2011 г. - хвалили, а потом снова ругать? Российское общество просто не поймет, если ему в очередной скажут , что «Лукашенко плохой». Даже если справедливо в той или иной степени замечание, что в России все возможно по формуле «храм – бассейн – снова храм и т.д.», то ведь все имеет свою меру.

Формат информационных войн все-таки себя изжил, так как нельзя бесконечно ходить по кругу, может голова закружиться, уступив место вопросу «Доколе?». Так что, если белорусский президент даст повод для атаки со стороны России, то, думается, произведена она будет в иной сфере и иными инструментами.

Санкции, которых нет

Столь же туманна история с санкциями, о наличии которых так страстно вдруг загоревал А. Лукашенко. Автор этих строк не будет повторять общеизвестные выводы о том, что западные санкции, в общем-то, носят во многом декоративный характер. Экономических проблем для белорусской экономики они большей частью не несут. Запад не рискнет перекрывать импорт из Беларуси нефтепродуктов и калия. Санкции в отношении выезда на Запад белорусских чиновников только укрепляли режим А. Лукашенко, формируя вокруг него отряд «особо преданных».

Но здесь есть определенная интрига. Дело в том, что последняя редакция списка невъездных включила некоторых белорусских олигархов. Деньги их, понятое дело, хранятся не только в офшорах, но и в первоклассных западных банках. Конечно, в век Интернета, нет проблем для удаленного доступа… до поры до времени. Банки, где хранятся баснословные суммы, все-таки необходимо хотя бы изредка посещать. Кроме того, необходимо проводить переговоры, заключать сделки. Не в Минск же вызывать партнеров... Тем более вероятно, что так же обслуживаются и деньги Дома Лукашенко. Как оказалось, визовые санкции ударили по очень болезненной проблеме.

Для решения проблемы была запущена Сеть. Казалось, что успех будет обеспечен, и на ближайшей встрече министров иностранных дел ЕС (27 февраля) списки невъездных сократят. Но, не получилось… Сеть провалилась. Более того, провал Сети настроил Евросоюз и США на расширение визовых санкций. В новых, пока не утвержденных еще списках, оказался весь белорусский олигархат и самые видные представители белорусского «придворного» бизнеса. Вот это было уже нетерпимо. Минск стал принимать меры по срыву белорусского вопроса. Вперед была брошена Словения… Результат известен. Хочется сказать белорусским властям: «Браво!». Они смогли оттянуть решение о новых санкциях. У Минска появилось время, чтобы в очередной раз броситься за защитой к России.

В середине февраля мы обсуждали попытку белорусского руководства втянуть в тему санкций против Беларуси только созданную Евразийскую экономическую комиссию. На прошлой неделе белорусское руководство затребовало поддержку уже самого Кремля.

Обращение за российской поддержкой несет в себе огромное политическое значение. Обратите внимание, что визовым санкциям устами белорусского президента и официальных белорусских СМИ придан статус едва ли не агрессии против суверенной Беларуси. Разумеется , игнорируется тот факт, что санкции напрямую связаны с белорусской практикой в отношении политических противников: если не уничтожать политических оппонентов, как в конце 1990 –х – начале 2000 –х гг., то сажать их в лагеря. Сделан откровенный подлог: санкции объявляются наказанием Беларуси за стремление к независимости и суверенитету, к демократии (!) и, как всегда, к интеграции с Россией. Ликвидация белорусского политического ГУЛАГа снимает проблему санкций. Это все в Минске прекрасно понимают, но упорно создают миф, что Беларусь пытаются «запугать» (В. Гигин). (http://www.belta.by/ru/all_news/poli..._i_590163.html). На этом фоне особенно любопытно выглядят заявления в духе «кардинал и галантерейщик – это сила»: Россия и Беларусь недвусмысленно дали понять западным политикам бесперспективность санкций… у Беларуси есть сильная поддержка и использовать меры экономического давления в отношении страны бесперспективно и недопустимо» (http://www.belta.by/ru/person/opin..._i_512845.html). Поразительные вещи происходят в белорусском официальном экспертном сообществе. Совсем недавно эти же люди изображали из России исчадие ада, а сейчас ликуют, что есть российская «спина», за которую можно спрятаться… и безнаказанно показывать Западу язык.

Создавая вокруг себя ореол «жертвы» происков Запада, А. Лукашенко ,с одной стороны , стремится по старой лимитрофной привычке стравить Брюссель и Вашингтон с Москвой, а , с другой стороны , страхуется от изменения после 4 марта 2012 г. курса Кремля в отношении Минска. Действительно, как требовать от А. Лукашенко, роющего день и ночь «окопы» под Брестской крепостью, выполнения соглашений по ЕЭП? Наоборот, дать ему больше нефти и газа, лишь бы не захлебнулся…

В итоге, 24 февраля президенты России и Беларуси сделали весьма осторожное заявление, направленное внешне на поддержку Республики Беларусь: «Действуя в духе общего подхода, согласованного между Республикой Беларусь и Российской Федерацией, а также с учетом неоднократных заявлений США и Европейского союза о возможности применения экономических ограничений в отношении Республики Беларусь, президенты Республики Беларусь и Российской Федерации подтверждают недопустимость использования мер экономического давления либо принуждения в межгосударственных отношениях». Обратите внимание, указывается на недопустимость применения санкций не против конкретно РБ, а в целом, в «межгосударственных отношениях», хотя выше отмечается, что поводом для данного совместного заявления является угроза экономических санкций против Минска. Россия отреагировала…

Можно ли упрекнуть Москву, что этим заявлением она поддержала режим А. Лукашенко? В пропагандистском формате можно, но в реальности едва ли. Россия, находясь вместе с Беларусью в целом ряде интеграционных блоков, обязана поддержать своего партнера по интеграции. Иного варианта просто нет. Другое дело, что Кремль мог бы увязать санкции с политзаключенными… Мог бы, так как в Москве не в восторге от постоянных репрессий на белорусском политическом поле, но тогда шел бы разговор уже о вмешательстве во внутренние дела друг друга, о вопросах национальной безопасности и т.д. Кроме того, Москва не будет солидаризироваться с Западом в кампаниях по правам человека, так как Запад оставил эту тему за собой. Ведь было бы желание, теоретически можно было бы и Россию поставить под санкции…

Формально, А. Лукашенко должен быть удовлетворен. Перед самыми выборами он получил некоторые обнадеживающие сигналы. Минск получил поддержку на международной арене, он сейчас в роли «жертвы», которую необходимо жалеть и подкармливать.

Благоприятствует белорусскому президенту и нынешний формат российско-украинских отношений, которые, хотя и не сорвались в стадию очередной газовой схватки, но все-таки близки к «холодной войне». Существует правило экспертной оценки российско-белорусских отношений: в первую очередь оцени диалог между Москвой и Киевом. Минск в этом контексте только пожинает плоды российско-украинских отношений, он для Москвы, по сравнению с Киевом, всегда вторичен. Сейчас немалая часть российского природного газа, предназначенного для транзита через украинскую ГТС, перебрасывается в Европу через NordStream и белорусский участок газопровода «Ямал-Европа». Пока есть время. Есть шанс…

Сможет ли А. Лукашенко выиграть время, «заштопать» Сеть и приготовить диалог с Западом на случай кризиса в российско-белорусских отношениях? Отдает ли он себе отчет в том , что вероятный кризис между Москвой и Минском будет, скорее всего, последним в его политической карьере? Куда совершит свой первый зарубежный визит четвертый президент России? От того, как сможет А. Лукашенко ответить на эти вопросы и зависит его выживаемость с марта по май 2012 г.

А. Суздальцев, Москва, 26.02.2012 г.

0

50

Xвост крутит собакой?

Если ты очутился в яме, немедленно прекращай копать. (Денис Хили)

В предыдущей статье «Задание на весну 2012» от 26 февраля 2012 года автор этих строк, подробно объясняя цели и задачи белорусского руководства в преддверии российских президентских выборов, отмечал, что совместное заявление президентов России и Беларуси от 24 февраля в отношении недопустимости санкций, вряд ли удовлетворит А. Лукашенко, ждущего полной и безусловной поддержки непосредственно от В. Путина.

Через два дня после выхода статьи случился крупный инцидент: использовав столь незначительный повод, как добавление к списку невъездных 21 человека (белорусские олигархи в него не попали), А. Лукашенко проявил собственную инициативу, выгнав из Минска послов ЕС и Польши, чем спровоцировал между Беларусью и Евросоюзом настоящее посольское противостояние .В резонанс с санкциями Брюсселя 27 февраля в российской газете «Московские новости» появилась статья В. Путина «Россия и меняющийся мир», посвященной внешней политике Российской Федерации, где не нашлось места Минску. Это явилось катализатором скандала. Уже 29 февраля белорусская сторона потребовала выезда из страны «для консультаций» послов ЕС и Польши. В ночь на 1 марта Республику Беларусь покинули все послы Евросоюза. В итоге, дипломатические отношения между Евросоюзом и Республикой Беларусь оказались заморожены. Белорусский президент очень торопился. Позади Москва и В. Путин…

Однако…

Дипломатический кризис между Минском и Брюсселем в преддверии 4 марта, дня голосования на выборах четвертого президента России, в Москве не ждали. Белорусские власти , между тем, срочно воздвигнув на старых политических подмостках новые декорации в виде дипломатического кризиса, снова предлагают Кремлю мотив из ассортимента собственных навязчивых ожиданий : «у Москвы есть шанс продемонстрировать свою готовность выполнить союзнический долг». Но как уже отмечалось в предыдущих статьях, слишком много у Минска поводов…

Сейчас белорусские правящие круги и официальные СМИ активно позиционируют республику в качестве жертвы чуть ли не агрессии со стороны Запада, дескать, Беларусь – страдалица, идущая буквально на «костер» за свою приверженность к союзу с Россией. В этом плане очень интересна опубликованная в конце февраля текущего года статья академика А. Рубинова «Общество. Власть. Время. Размышления на актуальную тему». В данном материале, где масса тезисов носит несколько наивный, далекий от политологии характер, с новой силой ставится вопрос о жертвенной роли Беларуси: «Так по какой же причине Запад столь неравнодушен к Беларуси и объявил ей «холодную войну»? Разве Беларусь кому–то мешает, создает препятствия в транзите грузов, готовит террористов или занимается распространением наркотиков? Ничего этого нет и в помине. Мы всячески стремимся установить самые добрые отношения со всеми своими соседями, не приносим никому ни малейшего вреда. Так в чем же все–таки дело?» Обратите внимание, что академик А. Рубинов, как А. Лукашенко, а также и другие представители белорусского политического руководства, старательно уклоняется от анализа причин санкций ЕС к РБ. Между тем, Евросоюз чуть ли не ежедневно твердит: «Отпустите политических заключенных!». Именно судьба политических заключенных связана с санкциями, но уважаемый академик этого не слышит и не видит. Альтернатива очевидно проста: «Нет белорусского ГУЛАГа – нет и санкций».

Думается, что белорусские власти, к кругу которых относится и уважаемый академик, все прекрасно понимают, но упорно шлют телеграммы: «Грузите апельсины бочками», уверяя всех, что «мы никому не мешаем, террористов не готовим и наркотиков не пропускаем…».

Интересно, а почему Беларусь ставит себе в заслугу, что она не готовит террористов? Это норма для любого вменяемого государства, а не условие, по которому ему взамен позволят развлекаться с концлагерями, а его руководству играть в инкарнации известных персонажей: Берии, Ежова и Гиммлера. С тем же основанием Великобритания может требовать к себе особого отношения за то, что уже лет четыреста не промышляет пиратством и работорговлей.

В общем, в столь упорном стремлении белорусского руководства к политическим репрессиям, колючей проволоке, карцерам и пыткам, есть что-то болезненное и явно выходящее за рамки политической науки.

Далеемы видим элементарный политический подлог. Уклоняясь от причин выдвижения против республики санкций (политические заключенные), А. Рубинов по старинной белорусской традиции все валит на Россию: «А дело вовсе не в Беларуси, а в России, дело в геополитике. Основным соперником Запада, с которым они никак не могут справиться, является именно Россия. Огромная территория, несметные природные богатства, ракетно-ядерный потенциал – все это делает Россию независимой, позволяет ей проводить политику в собственных интересах, а не следовать американской указке. Развал Советского Союза сильно ослабил Россию, и Запад всеми силами старается не допустить воссоединения прежних республик в какой бы то ни было новой форме. А наибольшую опасность с точки зрения последовательного курса на интеграцию представляет как раз Беларусь и лично Александр Григорьевич Лукашенко. Вот и стараются любыми способами сместить белорусского лидера и изменить курс нашего государства. Только ничего у них из этого не получится". Такова причина, согласно которой "Запад столь неравнодушен к Беларуси и объявил ей "холодную войну». (http://www.sb.by/post/127457/)

Академик А. Рубинов искажает факты. С начала российско-белорусской интеграции Беларусь получила от России более 60 млрд. долларов ресурсно-финансовой поддержки и помощи в форме кредитов, дотаций и преференций, призванных обеспечить реальную интеграцию между странами. Был открыт российский рынок. Москва закрывала глаза на существование огромной контрабандной дыры в российско-белорусской таможенной зоне, на наличие белорусского нефтяного офшора, на грабеж российского транзита, на белорусское предательство в период российско-грузинской войны: в то время , когда резали русских мальчишек-миротворцев , в Минске проводили неделю грузинского кино. Москва уже не настаивает на выполнении обещания А. Лукашенко признать новые закавказские государства. Прощалось практически все… Взамен Россия получила только упреки.

Можно еще припомнить обливающегося в декабре 2007 года слезами премьера С. Сидорского, заламывающего руки перед В. Путиным: «Помогите!». Это был первый год, когда «процветающая Беларусь» почувствовала сокращение российских дотаций.

2011 год продемонстрировал всему миру, что белорусская экономическая модель- это фикция, словосочетание, способное существовать лишь в своей лингвистической ипостаси. Беларусь живет за счет получения из России дешевых российских энергоносителей и перепродажи в ЕС выработанных из российской нефти нефтепродуктов. Добавьте калийную соль и получите экспортный облик республика на мировых рынках. Автор этих строк прекрасно знает, как проводятся российско-белорусские переговоры, как выклянчиваются и выпрашиваются нефть, газ, деньги, да буквально все.

А. Лукашенко, провозгласив когда-то курс на интеграцию с Россией, устроил из интеграции кормушку для своей семьи и олигархата. Когда пришло время говорить об итогах интеграции, белорусский президент, по обычаю, стал кричать, что он не причем, что виноват тот, кто платил за интеграцию, т.е. Россия, а он день и ночь трудился во блага интеграции, осваивая российские ресурсы. Устал...

Российско-белорусской интеграции больше двадцати лет. Единственное достижение – уравнивание социальных прав россиян и белорусов. Белорусам это необходимо, они работают в России. Россияне в Беларуси не работают, посещают республику транзитом, приезжают в санатории и казино города Минска. Вот такой итог белорусско-российского единения. Понятно, что белорусский политический класс рад был бы продлить этот благотворный для них процесс псевдоинтеграции на столетия, исправно получая при этом очередные дотации и преференции.

Автор этих строк недавно, к своему ужасу, вдруг обнаружил, что белорусские власти обижаются на Россию, считают, что «Москва мало дает, мало поставляет и т.д.», притом, что российскую нефть белорусы покупают дешевле самих россиян, а газ получают самый дешевый на континенте. Что еще дать? Города, порты, заводы, хлебные поля, технологии, флот? Что еще надо дать белорусам, чтобы наконец наелись и напились их Чижи и Пефтиевы, Лукашенки и Мясниковичи?

А. Рубинов явно передергивает. Запад, которому, естественно, российско-белорусская интеграция явно не по нутру, может быть только благодарен А. Лукашенко за ее провал.

Оскал безнаказанности

Но только дотациями и преференциями дело не исчерпывается. От России требуют, чтобы она на внешней арене не жалея сил и ресурсов , безоглядно поддерживала и защищала режим А. Лукашенко. В частности, несколько забавный персонаж из рядов белорусского лобби в России, господин Макушок 1 марта вещал уже из Москвы: «Это удар по экономическому пространству (санкции ЕС – А.С.). Ограничения, санкции в отношении Беларуси окажут влияние на экономику «союзного государства… это первый укол по Единому экономическому пространству… поскольку у нас строится единое экономическое пространство, мы не можем не пострадать, это задевает Россию» (http://www.charter97.org/ru/news/2012/2/29/48721/). То есть по закону элементарной логики получается ,что позиция официального Минска в отношении политзаключенных , провоцирующая Европу на санкции, задевает интересы России. Собственно говоря, так и есть.. Можно только удивляться поразительной способности господина Макушка сделать верный вывод из неверной предпосылки, возникшей в свою очередь из-за коллективного недомогания белорусских властей по части слуха: об истинных причинах санкций никто не слышал.

Понятно ведь, что стоит Москве схватиться с Брюсселем из-за санкций против Беларуси, как немедленно, уже перед российским руководством поставят вопрос об освобождении узников Лукашенко. И уже Москва будет ответственна за то, что белорусский президент устроил в центре Европы политическую живодерню. В этом как раз и состоит задача такого рода лоббистов – снять с А. Лукашенко ответственность за политические репрессии и перевести эту ответственность на Россию.

Макушок ищет аргументы для того, чтобы втянуть Москву в авантюру на внешней арене. Единое экономическое пространство объявляется под угрозой.

ЕЭП - одна из главных задач предвыборной программы четвертого президента России. 29 февраля В. Путин, отвечая на вопрос еще одного белорусского лоббиста писателя В. Казакова, который постарался напомнить российскому премьеру о «священной роли Беларуси» [i], заметил: «Что касается санкций, вы знаете наше общее отношение ко всяким санкциям. Как правило, они , как минимум, неэффективны… приводят к печальным событиях в той же Ливии, Ираке… Они говорят о том, что какие бы санкции не применяли, потом это все приводит к интервенции. Это, конечно, элемент силового давления» . И вот ответ на вопрос о причастности к проблеме связки ТС – ЕЭП: «Санкции не являются покушением на Таможенный союз, на Единое экономическое пространство. Это чисто взаимоотношения политического характера между Евросоюзом и Беларусью. Мы сожалеем об этом, надеемся, что рано или поздно нормализация наступит между Евросоюзом и Беларусью, но это никак не повлияет на ход наших интеграционных процессов на евразийском пространстве» (http://www.internovosti.ru/text/?id=54050). Москва, словами уже избранного президента России (статья пишется в ночь с 4 на 5 марта 2012 г.) дала ответ официальному Минску: «Господа, это Ваши проблемы, не втягивайте нас в Ваше белорусско-европейское болото».

Никакой реакции со стороны Минска на слова В. Путина не последовало, если не считать того, что белорусские СМИ постарались не заметить вторую (интеграционную) часть заявления В. Путина, сделав упор на его мнение о санкциях вообще.

А вот с левого крыла российского политического поля реакция последовала. В частности, некий С. Черняховский взывает к Кремлю: «Акция Евросоюза в отношении Белоруссии – это не просто демонстративно-предупредительный вызов России. Это – проверка, провокация, вынуждающая Россию либо отвечать, либо демонстрировать, что она ни своих союзников, ни свое Союзное государство защищать не готова и не в силах. И если Россия демонстрирует последнее, Запад демонстрирует всем остальным, что на Россию и ее поддержку полагаться нельзя, что если кто-то смеет избегать навязываемого Западом вассалитета и надеется в этой ситуации на поддержку России, то надеется зря». И естественно, тут же появились рекомендации-указания: «…адекватным ответом в такой ситуации, на мой взгляд, был бы отзыв и Россией, и Казахстаном как участником создания ЕЭС своих послов из стран ЕС. Или, в качестве предупредительной меры, своих представителей при ЕС, как таковом и послов из Варшавы». (http://www.km.ru/bsssr/2012/02/29/otnos … ssii-na-pr). То, что это приведет к разрыву огромного объема политических, экономических и человеческих связей, господина Черняховского не тревожит. Если России из-за прихотей А. Лукашенко необходимо погубить десятилетиями выстраиваемый диалог с Европой, которая является для России важнейшим рынком и источником технологий, то тогда впору ставить мир на грань ядерной войны. Так проще и понятнее…

Ведь действительно, если в развитие конфликта с Евросоюзом, член ОДКБ Беларусь под руководством того же А. Лукашенко, который славится своей импульсивностью и непродуманностью, объявит войну члену НАТО Польше, то неужели в этом случае России придется гвоздить США баллистическими ракетами, получая на свою голову американский ядерный ответ?

Ну мало ли кому захочется повоевать чужими руками за удовольствие играть в свой собственный маленький концлагерь…

Белорусский «хвост» российского «сенбернара» явно заигрался.

А. Суздальцев, 05.03.12, Москва.

0

51

Что делать?

Часть 1. Внешняя политика.

Всякий слышит лишь то, что понимает. (Плавт Тит Макций)

Предисловие

В месяцы, последовавшие после белорусских президентских выборов 2010 г., произошли события, последствия которых в ближайшие годы окажут серьезное политическое и экономическое воздействие на развитие Республики Беларусь. В частности, белорусская экономика в 2011 г. пережила тяжелый структурный экономический кризис, со всей очевидностью продемонстрировавший недееспособность белорусской экономической модели. Политическая система республики прожила больше года без реальной оппозиции. Во внешней политике курс белорусского государства за 12 месяцев (с ноября 2010 по ноябрь 2011 года) совершил полный лимитрофный «маятниковый» цикл с Запада на Восток, и впервые за все годы президентства А. Лукашенко закрепился в крайней восточной геополитической «точке». Власть постепенно поменяла свою социальную базу, ее геополитические интересы и амбиции за последние десять лет сократились, как шагреневая кожа, и в настоящее время направлены исключительно на самосохранение.

Появилось все больше свидетельств тому, что режим А. Лукашенко, неуклонно сползающий к естественному распаду, постоянно находится в тяжелом кризисе. Решения властей носят реактивный и сиюминутный характер. Никакой стратегии не просматривается в принципе. Руководство республики изолировано от правдивой информации о ситуации , как в стране, так и за рубежом, находится в плену давно устаревших и крайне идеологизированных стереотипов и мнений, продолжает жить , питаясь экономическими иллюзиями и политическими фантазиями. Задачи, требующие по существу своей важности глубокой проработки и серьезного комплексного подхода упрощаются до уровня поверхностных « одноклеточных» решений.

Нельзя не сказать и об атмосфере, в которой принимаются решения. Вряд ли можно считать признаком хорошего государственного менеджмента проведение совещаний на высшем уровне с массированным использованием нецензурной лексики.

Элементы культа личности первого белорусского президента, как неотъемлемая часть белорусского авторитарного режима, негативно сказываются на общей политико-экономической ситуации. Ситуация безнадежна…

Однако необходимо учесть, что процессы эрозии власти первого белорусского президента (ресурсы, интересы и цели и т.д.), при всей своей объективности и, что уже очевидно самым ярым сторонникам этого режима, неотвратимости, могут иметь длительный ,затяжной характер . Если этим процессам не способствовать.

Видимо, пришло время обратиться к сложной и противоречивой теме демократизации политической системы республики, освобождения ее от паралича авторитаризма. Данные процессы не исчерпываются только механизмом смены власти, предполагая более широкий социальный контекст- восприятие власти населением, ответственность гражданского общества и политического класса за будущее собственного государства.

Внешняя сфера

Республика Беларусь – относительно молодое, среднее по размеру европейское государство, относящееся по своему уровню социально-экономического развития скорее к развивающемуся миру. Беларусь отличается высокой зависимостью от внешней среды, т.е. от уровня политических и экономических взаимоотношений как со своими непосредственными соседями, так и с более далекими крупными государствами Евразии.

Внешняя среда является приоритетным направлением политики режима А. Лукашенко. Если на внутренней арене белорусский президент производит периодически «зачистки», то на внешней арене он имеет четко скорректированный коридор возможностей, создаваемый, как правило, субъектами мировой политики, к которым Беларусь не относится.

Нам необходимо уяснить пределы возможностей А. Лукашенко на внешней арене, чтобы найти слабые стороны режима, которые он не в силах защитить. Причем необходимо будет учесть, что постепенная деградация режима, безусловно, сказывается на внешнеполитических акциях А. Лукашенко, превращая их в череду интриг и скандалов.

Лимитрофный фарс

То, что режим пережил себя, было вполне наглядно продемонстрировано в момент входа Беларуси в дипломатический конфликт с Евросоюзом (28-29 февраля 2012 г.). Белорусское руководство, уверовав в безусловную поддержку со стороны Москвы, развернуло внешнеполитическую интригу, призванную закрепить за Минском статус «жертвы» давления со стороны Запада. Фактически А. Лукашенко попытался сделать из своей страны вторую, но уже европейскую Сирию, что позволяло ему надеяться на благосклонность Кремля на этапе смены власти в России.

Интрига быстро превратилась в лимитрофный фарс, о подготовке которого говорилось в статье «Задание на весну 2012» («Куда совершит свой первый зарубежный визит четвертый президент России?» http://www.politoboz.com/content/zadanie-na-vesnu-2012). Напоминаем, что в вышеуказанной статье было отмечено, насколько существенно для А. Лукашенко в первые дни и недели избрания Владимира Путина на пост президента России закрепить в контексте российско-белорусских отношений собственную версию отношений с Москвой. В рамках данной задачи особую значимость имеет первый зарубежный визит четвертого российского президента. Понятно, что для белорусского руководства исключительно важно, чтобы вновь избранный президент России в первую очередь посетил Минск.

Уже через полтора суток после завершения президентских выборов, 6 марта, А. Лукашенко позвонил в Москву и попросил, чтобы В. Путин в качестве главы российского государства прибыл в белорусскую столицу.

Необходимость для белорусского президента сохранения и укрепления эксклюзивных отношений между Москвой и Минском понятна. Тем более, что Беларусь уже не может претендовать на статус «единственного союзника» - влияние Астаны в Кремле весьма ощутимо. Любопытно, что во время телефонного разговора с четвертым президентом России, А. Лукашенко, быстро поняв настроение В. Путина, не стремящегося посещать Минск в условиях разгоревшегося противостояния Беларуси с Западом, сам напросился на рабочий визит в Россию. Куда направится белорусский борт №1, в Москву или Сочи, уже не столь важно.

Формальный повод для консультаций обеспечен белорусским президентом – налицо дипломатический кризис с Евросоюзом. Во время разговора с В. Путиным А, Лукашенко просил его о публичной поддержке. Но стоит обратить внимание на новый акцент белорусской информационной кампании вокруг санкций. Сейчас уже речь идет о том, что Брюссель готов ввести против Минска экономические ограничения и даже экономическую блокаду. Об этом очень согласовано заявляют, как официальные, так и оппозиционные СМИ. Именно об экономических санкциях и твердил белорусской президент вновь избранному российскому.

Интересно то, что 11 марта российское руководство, выполняя союзнический долг, устами МИДа РФ и согласовав с Астаной в формате ЕЭК поддержали Минск и выступили против экономических санкций в отношении Беларуси. В теоретическом плане, действительно, если один из членов экономической интеграционной группировки попадает под санкции, страдает весь блок. Но интрига в том, ЕС, как раз, не рвется вводить какие-либо экономические санкции в отношении Минска. Под шумок о неких экономических санкций А. Лукашенко готовит к России запрос на компенсацию в виде резкого наращивания российских дотаций и преференций.

Причина одна - у белорусского президента опять нет денег. 2,5 млрд. за 50% акций «Белтрансгаза» и 440 млн. второго транша АФ ЕврАзЭс растаяли, как мартовский снег.

Возможности для маневра

Естественно, что в вопросе об экономических санкциях Евросоюза Минск лукавит. Дело в том, что в реальности ввести против РБ полноценные экономические санкции невозможно. Экспорт Беларуси на Запад ограничен нефтепродуктами и калийными удобрениями.

Автор в данном случае не скажет ничего нового, а только подтвердит не раз высказанное в белорусской политической среде суждение о том, что Евросоюз никогда не закроет свой рынок для белорусских нефтепродуктов. Это естественный предел западных санкций.

Белорусские власти понимают, что никакие полномасштабные санкции им не грозят, и просто шантажируют Москву.

Кроме того, даже если гипотетически представить себе вариант закрытия европейского рынка для белорусских нефтепродуктов, то можно не сомневаться, что столь масштабные санкции вынудят Россию, как формального союзника РБ в рамках СГ и ЕЭП, определенное время компенсировать Беларуси потери от блокады ее экспорта.

Это очень важный момент и он связан не с задачей Кремля спасти А. Лукашенко, как постоянно заявляет белорусская оппозиция, а существует в силу союзных соглашений и потребности сохранить интеграционную группировку.

Однако без потерь и жертв от такого рода решительных и полномасштабных экономических санкций со стороны ЕС все-таки не обойтись. Наиболее реальная жертва - А. Лукашенко, так как уровень финансовой поддержки со стороны России в этом случае снизит политический потенциала А. Лукашенко до отрицательной величины. Проще пожертвовать первым белорусским президентом. Видимо, это понимают и на Западе, где такой исход вряд ли кого устроит. А. Лукашенко нужен Западу, его устраивает лимитрофная политика первого белорусского президента… В противном случае Евросоюзу пришлось бы брать на себя ответственность за Беларусь, а это очень накладно. Европе хватает проблем с Грецией. Кроме того, ведь никто в Брюсселе не предлагал Беларуси вступление в ЕС, что предоставляло бы хоть какую-то перспективу. Однако в белорусской оппозиции об этом упорно умалчивают.

Запад решает в Беларуси собственные задачи и добивается исключительно собственных целей, как, впрочем, и Россия. Иногда их цели и задачи объективно совпадают, что, однако, не приводит к выработке единой политики по отношению к официальному Минску. Видимо, время еще не пришло. Кроме того, у Москвы остался неприятный осадок от политики ЕС осенью 2010 г., когда Брюссель в лице Литвы, Польши и Германии буквально бросился на спасение А. Лукашенко.

Отсюда первый урок- сотрудничество оппонентов режима с Западом тактически полезно, но в то же время стратегически бесперспективно, опасно и политически бессмысленно. Сдача Беляцкого, сотрудничество некоторых западных фондов и псевдоэмигрантских структур с КГБ и Администрацией президента РБ, лоббирование диалога между Западом и Минском, торг за судьбы политзаключенных и жизни осужденных на смертную казнь – все это бесконечная, полная интриг и предательств, игра в свержение режима, на котором зарабатывает политический капитал уже пятое-шестое поколение европейских политиков. Если рассматривать политику, как бизнес, то можно и дальше участвовать в этом бессмысленном политическом спектакле.

Из понимания данного факта вытекает несколько выводов, которые , с одной стороны, подтверждают основную тенденцию внешней политики официального Минска, а с другой стороны - внешнеполитические устремления оппозиции, деятельность которой направлена на смену политической власти в республике.

Первый вывод связан с внешней политикой РБ. Выживание режима А. Лукашенко основано на использовании лимитрофной парадигмы, т.е. балансирования на противоречиях между внешними силами, заинтересованными в доминировании в данном регионе Европы, стравливания Востока и Запада на белорусском «поле». Только в таких внешнеполитических условиях власть А. Лукашенко имеет шанс на выживание.

Метание между двумя геополитическими «берегами» обусловлено тем, что и на Западе и на Востоке официальный Минск ждут специфические условия, как в экономике - жесткая и быстрая структурная экономическая реформа, так и в политике – изменения в сфере соблюдения прав человека, гражданских свобод, либерализация избирательного законодательства и разблокирование политического рынка. В ином варианте, ни Евросоюз в рамках декларации собственных ценностей, ни Россия, озабоченная развитием своей интеграционной группировки, поддерживать Минск длительное время не смогут, и кризисы во взаимоотношениях с Брюсселем или Москвой неизбежны.

По этой причине внешнеполитический курс Минска носит скользящий характер – всегда пик «единения» на Востоке сопровождается быстрым формированием закрытой коммуникации для полномасштабного диалога с Западом, что открывает возможность для очередного геополитического «маятникого» движения. И наоборот…

Примером являются недавние февральские события со вскрытием подготовки диалога с Западом на фоне попыток А. Лукашенко в очередной раз подтвердить стратегическое партнерство с Россией в момент президентских выборов.

Следовательно, для оппонентов власти важнейшей задачей во внешнеполитической сфере является остановка лимитрофных политических «качелей» белорусских властей. Причем совершенно неважно где, на Востоке или Западе, внешнеполитический курс А. Лукашенко окажется на какое-то время зафиксирован. Жесткая геополитическая привязка обязательно приведет белорусский правящий режим к распаду.

Между прочим, А. Лукашенко, вероятно ощущая, что свобода лимитрофного маневра с каждым годом сужается, прилагает поистине титанические усилия для расширения диапазона своего «маятника». В Беларусь на основе невероятных уступок втягиваются арабы из Катара, следом идут китайцы. Катар получает практически собственное княжество около границы с ЕС. Ему, как говорят, передается аэропорт в Бресте. На 99 лет отдается 80 кв. км земли Китаю под «парк» с правом субаренды, с разрешением ввоза на территорию «парка» практически любой продукции без НДС и т.д. Судя по размещенному в Интернете документу (http://zapraudu.info/wp-content/uploads/mark/ukaz1.pdf) , в котором, как выясняется, китайская сторона диктует условия белорусским властям, словно Беларусь стала оккупированной страной, информация о въезде в РБ 600 тыс. граждан КНР не является чей-то выдумкой. С учетом семей мигрантов в ближайшие пару лет около Минска может появиться Чайна-таун в два миллиона жителей…

Думается, что попутно в Республике Беларусь будет окончательно закрыт вопрос о будущем белорусского языка… как, впрочем, и российского. Будем учить китайский…

Понятно, что с появлением в Беларуси крупнейшей в Европе китайской диаспоры Пекин не останется безучастным к судьбе президента, гарантирующего передачу своей страны под протекторат КНР. Естественно, у А. Лукашенко сразу прибавится свободы маневра и лимитрофная траектория приобретет форму треугольника: Москва – Брюссель – Пекин. Интересно, в рамках уже осуществляемого полным ходом проекта «китаизации» республики белорусская оппозиция будет уже Москву натравлять на Пекин или наоборот?

Это не простой вопрос. В белорусской оппозиции в ходу политическая практика, как раз способствующая раскачиванию белорусского внешнеполитического «маятника». За примерами далеко ходить не надо. В рамках развернувшегося дипломатического кризиса с ЕС в среде белорусских оппонентов власти заговорили о том, что жесткий подход Брюсселя «бросает Минск в руки Москвы». Интересно то, что подобного рода заявления делаются в период пика «потепления» между Россией и Беларусью. Кроме того, интересно, а в каких «руках», особенно после экономического кризиса 2011 г. и вступления РБ в ЕЭП сейчас находится А. Лукашенко? Объяснять, думается, нет смысла…

В общем, повторяется ситуация осени 2010 г., когда Кремля объявив настоящую политическую войну А. Лукашенко, обнаружил, что оппозиция как никогда активно приняла участие в фарсе президентских выборов, чем, естественно, резко усилила А. Лукашенко.

Стоит напомнить, что в периоды пика диалога Минска с Евросоюзом уже белорусское лобби в Москве, как правило, начинает поднимать в российских СМИ тему, что «Кремль бросил единственного союзника» и очередной поход А. Лукашенко на Запад является «вынужденным», так как «что же ему делать, когда мы перестали поддерживать наших братьев», не предоставляя Минску в «должных объемах и по союзным ценам» тот же газ и нефть. Ситуация зеркальная, за исключением того, что московское лобби действует под руководством официального Минска.

А может хозяин вообще один?

Пока китайский вектор, как говорится, еще только на подходе, как быть с российским вектором, если с западным все так безнадежно?

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

А. Суздальцев, Москва, 11.03.12

0

52

Что делать?

Часть 2. Москва

Сильный ищет вину в себе - слабый в обстоятельствах (Продвинутый народ)

Беларусь – не Украина, где есть свои нефть и газ, не говоря уже о мощной промышленности и высокоразвитом сельском хозяйстве. Украина теоретически может выжить без российской поддержки, которую она, тем не менее, выбивает из Москвы, ведя бесконечные переговоры о судьбе украинской ГТС.

С Беларусью сложнее. Как бы кто-то из белорусского истэблишмента не раздувал щеки, без российского рынка и российских энергетических субсидий Беларусь существовать не может. Кризис 2011 года продемонстрировал белорусскому политическому классу, что замены России нет. Слишком масштабна и глубока экономическая, а за ней и политическая зависимость республики от Москвы. Ярлык на власть в Беларуси находится в Кремле.

На внутреннем белорусском политическом поле зависимость от России определяется по хорошо известной политической формуле: «Власть в Беларуси принадлежит тому, кто решает проблемы республики в Москве», т.е. тот, кто обеспечивает Беларуси экономическую и политическую поддержку России, тот и имеет право на все. Пример А. Лукашенко в данном случае является хрестоматийным. Как только у белорусского президента ухудшаются отношения с Кремлем, тут же автоматически ставится под вопрос легитимность его власти.

К примеру, в марте-апреле 2011 года, в разгар экономического кризиса, в высшем слое белорусской номенклатуры, не таясь, говорили о том, что А. Лукашенко «выдохся». Действительно, в те тревожные месяцы положение А. Лукашенко стало весьма сложным, неустойчивым. Белорусский президент в 2011 году явно не мог обеспечить республику валютой – падал курс белорусского рубля, росла инфляция, снижался жизненный уровень населения, что с нарастающей силой раздражало, как политический класс, так и население. Только теракт от 11 апреля привел к определенной консолидации испуганного общества вокруг руководства страны.

Однако уже в ноябре того же года, после получения второго транша кредита Антикризисного фонда, а также дополнительных энергетических дотаций и субсидий, ситуация мгновенно поменялась, и никто из истэблишмента уже не ставил под сомнение право А. Лукашенко на власть.

Формула власти в Беларуси, на первый взгляд, блокирует смену режима (белорусский вопрос) и делает совершенно невозможными глубокие экономические и политические преобразования в этой стране (белорусская проблема). Именно в таком формате и воспринимает роль России на белорусском политическом поде большая часть белорусской оппозиции. Однако не все так однозначно.

Белорусский вопрос

За последние 5 – 6 лет автору этих строк не раз приходилось принимать в своем московском кабинете известных в Республике Беларусь политических и общественных деятелей, которые видели необходимость решать исключительно белорусский вопрос, т.е. попытаться руками России отстранить А. Лукашенко от власти.

По идее, убрать белорусского президента совсем не сложно, так как с годами власть его власть объективно слабеет. Срок за сроком размывается его легитимность, в обществе неуклонно накапливается усталость. Беда же в том, что оппозиционная компонента , являясь неотъемлемой частью авторитарной структуры , как зеркальное отражение, запечатлевает в себе те же самые изменения, что и власть, то есть ,слабеет вместе с ней, тем самым подготавливая почву не для демократических преобразований, а для нового авторитарного строя. Таковы объективные законы политологии.

Подобный феномен мы наблюдали на примере «революции тюльпанов» в Киргизии. Режим Бакиева, пришедший к власти после свержения Акаева, оказался мало того, что таким же авторитарным, как и ему предшествующий, но к тому же и менее легитимным. Далее новая революция… Сразу необходимо отметить, что если кто-то считает , мол , в политическом плане Беларусь нельзя сравнивать с Киргизией, то он ошибается. Вполне… Просто Беларусь еще не вступила в эпоху бесконечной смены власти.

Возвращаясь к предложениям решения белорусского вопроса, стоит отметить, что оппоненты режима, по меньшей мере те, с кем приходилось общаться, как правило, не хотели учитывать то обстоятельство, что режим А. Лукашенко отвечает интересам значительной части белорусского политического класса, номенклатуры, бизнеса, включая олигархат, силовиков и т.д.

Безусловно, политика А. Лукашенко давно не удовлетворяет интересы основной части белорусского народа, который страдает от инфляции, сокращения социальных льгот или их обесценивания («бесплатная» медицина и т.д.), падения курса национальной валюты, низкой оплаты труда, структурной безработицы, и это стимулирует выезд за пределы республики ее граждан в поисках высокооплачиваемых рабочих мест. Так что, в принципе, правящий в Беларуси режим А. Лукашенко стал давно олигархическим и по сути антинародным. Силовые ведомства охраняют исключительно привилегии класса имущих, крепко сращенных с властью.

Тут возникает мнимое противоречие – автор этих строк ведь сам писал, что власть в республике принадлежит тому, кто «кормит» Беларусь при помощи России. Если не «кормит», то и властью не обладает… Верно, и А. Лукашенко «кормит», но уже только избранную часть Беларуси – олигархов, банкиров, придворный бизнес, силовиков, сельскую аристократию. Остальные могут выживать, как уж получится, так как они уже не нужны. Власть А. Лукашенко от них давно не зависит.

Но сам А. Лукашенко стал еще больше зависим, и не только от России, но и от своих олигархов, большая часть которых являются его «кошельками». Отсюда и истерика белорусского президента по поводу попыток Евросоюза ввести визовые санкции против его «доверенных лиц». Можно только представить реакцию А. Лукашенко, если Евросоюз все-таки введет точечные экономические санкции против предприятий того же Чижа, промышляющего вывозом речицкой нефти в Польшу. Между тем, после казни Ковалева и Коновалова вероятность таких действий со стороны Европы увеличивается многократно…

Возвращаясь к основной теме, стоит отметить, что, к сожалению, большая часть белорусской оппозиции состоит из людей, привычно манипулирующих понятиями «народ», «массы», «рабочий класс», «интеллигенция» в марксистском формате и продолжающих верить, что режим А. Лукашенко витает в воздухе изолированно от белорусского политического класса и общества. Из такой картины мира естественно рождаются на свет различные конспирологические толкования. К примеру, «режим А. Лукашенко внедрен в Беларусь российскими спецслужбами». Исходя из собственного понимания феномена А. Лукашенко и его власти, оппоненты режима продолжают развивать идеи решения белорусского вопроса со стороны Москвы, как правило, в двух версиях:

Первая версия: нет необходимости что-то менять в белорусско-российских отношениях. Понятно, что А. Лукашенко, взяв на себя обязательства перед Москвой, не справился , и , потратив массу денег и ресурсов на себя и своих олигархов, загнал республику в нищету, вдобавок, с частотой лимитрофных колебаний пытается Россию стравить с Западом. Поэтому необходимо его просто поменять на более лояльного и договороспособного лидера , готового по накатанной схеме получать дотации и преференции от Москвы.

Здесь речь идет о номенклатурном варианте смены режима , в котором России отводится первостепенная роль, позволяющая уклониться от обвинений во вмешательстве во внутренние дела суверенного государства. Предполагаемый сценарий этой политической метаморфозы драматургически незатейлив, технологически прост и политически наивен: если бы Москва перестала принимать А. Лукашенко, а все дела упорно и демонстративно решала, к примеру, с тем же Мясниковичем или вообще с каким-нибудь Ладутько, то рано или поздно эта тихая тактика привела бы к смене власти.

Между прочим, нечто подобное уже было – А. Лукашенко безвылазно сидел в Минске, а С. Сидорский не вылезал из Москвы... И все-таки данная версия не лишена интереса, так как она учитывает важнейший фактор выживания республики – ее участие в интеграции. Авторами сценария , как правило, выступают бывшие или действующие белорусские номенклатурщики.

Вторая версия: Россия должна взять на себя решение белорусского вопроса путем схватки с А. Лукашенко. В реальности это означает, что Москва должна встать на сторону оппозиции и подвергнуть режим первого белорусского президента, в первую очередь, жесткой политической критике, а затем перейти к экономическим санкциям для его свержения. Здесь авторами выступает, как правило, белорусская оппозиция.

Естественно, в этом варианте политическое поле республики должна монополизировать оппозиция, которая и решит вопрос о новом президенте страны на основе выборов. Москве отводится роль «уборщицы», т.е. Россия, на глазах всего мира провела бы вариант «ливийской операции», получив за нее соответствующую реакцию того же Запада на вмешательство во внутренние дела независимого государства, а к власти в Беларуси пришли бы люди, известные своей зоологической ненавистью к Москве.

Любопытно то, что жесткие информационные атаки Москвы в адрес белорусского президента в критические периоды белорусско-российских отношений вполне соответствовали запросу политических противников Лукашенко по вышеописанному плану, по меньшей мере, первой его части, однако, на практике, вдохновляли белорусскую структурную оппозицию исключительно на контрпропаганду, однозначно трактующую политическую инициативу России , как ее «захватническую » миссию. А. Лукашенко, ловко подхватывая тезис о ценности суверенитета, уклонялся от схватки, поливая с безопасного расстояния «российский империализм». В итоге, все затухало…

Осенью 2010 г. Москва , развернув беспрецедентную информационную кампанию вкупе с политической блокадой персонально А. Лукашенко, столкнулась с монолитной защитой режима со стороны Запада (Литва, Латвия, Германия, Польша) и белорусской оппозиции, бросившейся обеспечивать президенту легитимность на очередных выборах. Можно сказать, что Россия в 2010 г. пошла в атаку на режим А. Лукашенко без «тылов». Оппозиция же , перед этим годами окучивавшая ростки своих шансов на политическом поле столкновения, ретировалась вдруг спешно в ближайшие кусты, откуда нескромно науськивала Запад на Россию. Казалось бы парадокс, однако, все по законам жанра: в лимитрофной стране лимитрофна не только власть…

Ко второй части (экономическому давлению) Москве перейти еще сложнее, так как если Западу невозможно отказаться от поставок на европейский рынок самых дешевых нефтепродуктов, то и России подвергнуть Беларусь экономической блокаде означает серьезные потери, прежде всего, в транзите.

Между тем, Россия буквально рвется из транзитной зависимости. Вступил в строй NordStream. В этом году будет введен в эксплуатацию БТС-2. Видимо, все-таки начнется строительство газопровода Южный Поток. Появление газовой трубы на дне Балтики заставило А. Лукашенко продать белорусский газовый транзит Газпрому. Влияние белорусских властей на российский энергетический транзит ослабевает, но оно пока еще есть.

Блокировать экономику республики несложно. Достаточно на неделю перекрыть транзит, закрыть российский рынок для белорусских товаров, остановить поставку энергоносителей , и эсхатологические ожидания в отношении режима станут явью. Это мощное оружие находится в арсенале Кремля, но оно, к сожалению, исключительно А. Лукашенко в качестве единственной мишени не выберет, и потенциально в радиусе его поражения находится все белорусское государство и его народ. Впрочем , первостепенная задача российских властей думать и заботиться о собственном народе и электорате, тем более что белорусский режим не существует автономно от общества , а органически вплетен в ткань общей жизни.

Более того, вышеперечисленные меры будут практически автоматически применены в отношении Минска в случае выхода Республики Беларусь из Единого экономического пространства или Союзного Государства, что естественно и понятно, так как основную часть дотаций и преференций страна получает в силу своего участия в интеграции.

Остается еще один вопрос: «Хорошо, применили, а что потом? И кто от смены режима выиграет, а кто проиграет?».

Совершенно естественно, что Россия, помогая республике, дотируя и субсидируя ее экономику, решает комплекс своих собственных задач в экономической, политической, энерготранзитной, военно-стратегической, интеграционной и иных областях. Россия не заинтересована в экономическом коллапсе Беларуси. Окончательный развал белорусской экономики потребует от России экстренных мер по сохранению белорусской государственности, поддержке экономических беженцев и т.д. Но менять данную систему необходимо, так как еще с середины 1990-х годов обнаружилась диспропорция между объемами поддержки со стороны Москвы и выполнением обязательств, взятых на себя Минском. Вот здесь «закопана» огромная проблема! Ведь одно дело помогать народу, помогать белорусской экономике, содействовать сохранению белорусской государственности, а другое дело помогать наращивать капиталы белорусского олигархата и самой формирующейся династии, чье истинное отношение к России мы не раз наблюдали…

Тем не менее, за эффективное использование российских дотаций и преференций несет ответственность правящий в республике политический режим. При всем желании, Москва не может его обойти или как-то подменить. Поэтому заявления белорусской оппозиции в стиле «Не кормите Лукашенко!» являются политически наивными и означают одно: «Не давайте этому, отдайте лучше нам». Закономерен вопрос: «А чем Вы лучше и почему Вам?»...

Звучит и другое предложение : «Никому не давайте!». В принципе, очень соблазнительный вариант, будь Беларусь способна удержаться хотя бы на уровне Молдавии. Но в Молдавии растет виноград , и зима короткая …и , как уже указывалось выше, России не нужны белорусские экономические руины. Люди то все равно прибегут в Россию, тем более что немало их уже прибежало.

По этой весомой причине Россия помогала белорусской экономике и при С. Шушкевиче, при В. Кебиче, т.е. еще до А. Лукашенко. Видимо, придется оказывать поддержку и после А. Лукашенко. Очевиден при этом факт, что «толерантный» белорусский народ и его политический класс особой благодарности к России за эту поддержку не испытывают, полагая ее священной обязанностью и долгом Москвы. Этот стереотип мышления снискал белорусам в российском обществе славу нахлебников, а их властям – попрошаек … Такой вот грустный итог многолетней интеграции двух не чужих друг другу народов.

На самом деле, все еще более запущено.

Дело в том, что Россия никогда не предоставляла дотаций и преференций Республике Беларусь в «чистом виде». Минск, выпрашивая очередные уступки со стороны Москвы, почти всегда предоставлял гарантии тех или иных структурных изменений в белорусской экономике, приватизации, открытии белорусского рынка, постепенном переходе на импорт энергоносителей по рыночным ценам, и т.д. Вершина обещаний А. Лукашенко - «ускорение (вариант: углубление) интеграционных процессов между нашими странами».

В качестве примера стоит обратить внимание на условия предоставления РБ кредита в 3,5 млрд. долларов от Антикризисного фонда ЕврАзЭс. Цель была вполне прозрачна – белорусская экономическая модель не может быть интегрирована в какой-либо экономический проект и прежде должна быть реформирована. Вышеназванная модель настроена только на иждивенческий формат взаимоотношений с внешним миром. Деньги давались под реформы. Где деньги и где реформы?

К сожалению, добиться выполнения обещаний с белорусской стороны удается только в условиях очередного российско-белорусского кризиса.

Но и в этом случае, по традиции, через определенное время белорусское руководство спокойно отказывается от своих обязательств, ссылаясь на очередное обострение отношений с Западом, появившиеся задачи «противостоять», «удержать» и «сохранить мир на западных рубежах Союзного государства».

В качестве промежуточного варианта белорусские власти могут прибегнуть к иным уловкам, предоставляя ложные статистические данные или принимая требуемые в рамках кредитных соглашений постановления правительства, которые носят исключительно декоративный характер. В рамках предоставления второго, а ныне уже третьего транша кредита АФ ЕврАзЭс , российская сторона постоянно сталкивается с такого рода практикой со стороны официального Минска.

И все повторяется… Только Москву эта белорусская традиция совершенно не устраивает. Но по другому А. Лукашенко не может.А оппозиция может?

В принципе, в основе политической борьбы в Республике Беларусь как раз и находится проблема перехвата российских ресурсов, поступающих в республику. Других ведь нет. Без ресурсов нет власти.

Иными словами, если белорусская оппозиция не перехватит российские ресурсы, она никогда не придет к власти. При этом нынешние оппоненты А. Лукашенко обнаруживают просто поразительную неспособность к диалогу с Москвой. . Следовательно, проблема все - таки в самой оппозиции. Наверное, стоит цель того, чтобы выйти из рамок своих иррациональных манифестаций , переформатировать свои задачи с точки зрения объективных законов? Ей наверное это важнее, чем той же Москве или Брюсселю, для которых, между прочим, белорусские проблемы остаются на сороковом месте в списке приоритетов.

В ином варианте оппонентам А. Лукашенко остается по примеру грузинской элиты сидеть и мечтать, что в России начнется гражданская война, что страна эта развалится, что в ней газ и нефть закончатся и т.д. и т.п. Так можно сидеть столетиями, отмечая приход к власти очередного Лукашенко по примеру семьи Кимов из Северной Кореи.

Но с другой стороны, может быть ничего менять не надо? Можно и дальше сидеть у телевизора или монитора, ругать Москву за то, что она не делает для белорусов «хорошо», не свергает Лукашенко, чтобы потом ее «благодарные» белорусы объявили «оккупантом» и Ордой…

И все-таки, не будем ориентироваться на этих слабых людей, привыкших собственную пассивность объяснять внешними условиями. Но тогда, что же делать?

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

А. Суздальцев, Москва, 18.03.12

0

53

Что делать?

Часть 3.  Минск


Механизм диктатуры тоже не перпетуум-мобиле. (Станислав Ежи Лец)

И так, что же делать?  Как вырваться из белорусской политической западни, в которой  слабой власти противостоит еще более слабая оппозиция? Как сломать лимитрофную парадигму, в  которой  и режим , и оппозиция работают  в реальности  не на белорусское национальное государство и белорусский народ , а  одна сторона , благодаря внешней  поддержке  с Востока, сосредоточена лишь на удержании власти,  другая же,  опираясь опять таки  на внешнюю поддержку, но уже с Запада, нацелена  на захват этой же самой власти. При этом, как отмечалось в предыдущей статье,  не только правительство страны  пытается совершать или имитировать лимитрофную маятниковую политику, но и оппозиция  воспроизводит по существу эту  же модель, то есть  зеркалит  власть. Для примера стоит  напомнить, как в ходе президентской кампании 2010 г. несколько оппозиционных кандидатов в президенты, никогда не отличавшихся какой-то благосклонностью к России, вдруг объявили себя «ставленниками Кремля».

В результате, обнаруживается парадокс . А. Лукашенко часто заявляющий, что оппозиция на политическом пространстве республики является «пятой колонной», сам  может , при  применении тех же критериев оценки, считаться «пятой колонной» . Ведь очередная  «победка» на выборах  совсем не препятствие  для политики,  характер которой  отвечает  понятию «пятой колонны».  В общем, над головой бедных белорусов  второе десятилетие  грызутся две колонны «отличников», для которых, к сожалению, сами  белорусы нужны лишь в качестве  расходного материала.   

Как из этого геополитического болота выбираться?  Как выйти из   замкнутого круга, раскалывающего страну и народ?  Существует ли «компас», который  способен  найти правильный выход в этом  политическом лабиринте?

Безусловно, существует.  Для этого необходимо, прежде всего, понять, чего мы хотим.

На первый взгляд, все хотят одного – ликвидации режима А. Лукашенко.  Теоретически , эта проблема решаема. Для свержения авторитарного  режима необходимо сочетание нескольких четко обозначенных тенденций, включающих очевидную делегитимизацию режима, потерю им поддержки среди всех основных слоев общества, «размывание» самого режима – появление  уклонистов, беглецов, фракций и группировок, вступающих в ожесточенную борьбу друг с другом,  внешнее давление в различных формах. Когда все эти тенденции вступают в резонанс, авторитарный режим распадается в течение нескольких дней или даже часов.  

Стоит отметить, что в  2010-2011 годах некоторые элементы из общей картины крушения  режима проявились весьма очевидно.  Ряд из них закрепились. В частности, общее недовольство конкретно  А. Лукашенко в среде населения  продолжает оставаться высоким.

Но все эти тенденции нельзя пускать на самотек. Ими необходимо аккуратно и неотступно  если не руководить, то хотя бы пользоваться.

Для этого нужно решить ряд серьезных идеологических,  политических, организационных и финансовых проблем.  Сразу необходимо сказать, что эти проблемы вполне решаемы , и их уже десятки раз решали в различных странах мира.  Режим А. Лукашенко не  является сверхоригинальным продуктом политического зодчества, а  представляет из себя  классический образец авторитарного  режима , со всеми присущими ему  слабостями и  хворями. 

Идеология

Прежде прочих возникают вопросы в сфере идеологии.  Без идеологии свергнуть режим  трудно, но возможно. Правда , это уже будет мятеж ,к тому же  второй президент республики может быть  образца  Бакиева , и  все  это чревато  кровавой схваткой.  Чтобы не возвращаться к   «боковой теме», автор сразу отвергает идею  парламентской республики. В стране шляхетско-колхозной  политической  традиции («А почему не я?»), такой парламент приведет  РБ к судьбе ВКЛ.    ????????

Идеология нужна, так как она позволяет отвоевать у  режима  мозги. Между прочим, правящая в Республике Беларусь группировка не имеет  своей более-менее стройной идеологии. Все идеологические  посылы  А. Лукашенко  словно списаны из фильма его детства «Добро пожаловать или посторонним вход воспрещен»: «Ребята , вы хозяева лагеря…» и основаны на мотивах государственного национализма.

Абсурд  политической ситуации состоит в том, что  и оппозиция пытается строить свою идеологию на жуткой смеси государственного и этнического национализма.  Получается, что националисты обвиняют  националистов  в том, что они  менее националистичны.  Со  стороны все это  выглядит     полным  тупиком  или, что скорее, «идеологическим костром», который стороны умело  разжигают, подбрасывая в него то языковый вопрос, то  ужасы предстоящего аншлюса Беларуси Россией.  Эта бесконечная  националистическая  болтовня на фоне  открыто готовящегося  китайского десанта   численностью в несколько сот тысяч человек, займет  белорусских политиков еще на пару десятилетий , и, наверное,  в недалеком будущем  страницы газеты «Минск жибао» будут еще не раз вводить  читателей в  перипетии споров о вкладе  туземного народа в процветание давно исчезнувшего с карты  мира Великого княжества литовского.

Между прочим, только движение «Говори правду» что-то реально делает по китайской проблеме. Остальные  оппозиционные   партии и движения заняты чем-то иным. Наверное,  учат китайский язык. Но это к слову…

   Идеологии , как таковой,  нет.  Существует ее симулякр -  идеологический  винегрет  из огромного набора   мнений, суеверий , мифов. Автор этих строк  собрал несколько учебников по белорусской идеологии , и иногда, стяжая лавры эстрадника,  угощает  выдержками  из них  своих коллег профессоров.   Даже собрание сочинений Ким Ир Сена  блекнет на фоне этих фолиантов…    Авторитарный режим не в силах выработать ни национальную идеологию, ни национальную  идею, так как в центре и идеологии и  национальной идеи может быть только первое лицо государства… Как Джоконду не рисуй, все равно вылезет Александр Григорьевич… 

У оппозиции  есть шанс  выработать  реальную и понятную  национальную идею,  создать  хотя бы   идеологическую базу , альтернативную  идеологическому коктейлю  правящего режима.  Но для этого необходимы философы  высочайшего уровня.   

Необходимо четкое  понимание того, что ожидает  республику и народ после свержения режима.  Ответ на этот  вопрос остается одним из самых главных, так как он  должен сломать  политически опасное и выгодное властям мнение: «лучше синица в руке и т.д.». Естественно, никто рисковать не желает – семьи, рабочие места,  очередь на льготное жилье и т.д.  Но объяснить людям надо  доступно  и понятно: вот так живем и почему так живем. Что мешает жить лучше? Какие есть  непреодолимые препятствия , а какие   вполне преодолимы? Почему не сделать вот так или этак? Почему это не может сделать правящий режим, даже если и хочет это сделать?

Конечно, в итоге  должен получиться  не красочный манифест о том , что после свержения А. Лукашенко Свислочь польется сгущенным молоком Рогачевского завода, на бульварах будет расти  колбаса, Россия начнет  поставлять в Беларусь газ и нефть даром, а республику немедленно попросят вступить  в ЕС. Нужна правдивая и достоверная картина , объясняющая  прошлое - за счет чего и кого жили белорусы, настоящее -  так жить дальше уже не получится , и будущее - с его неизбежными трудностями . Люди должны осознавать, что их ждет. Пусть  и не очень радостная перспектива, но, увязанная с национальной идеологией, она будет восприниматься ,  как реальная , и потому  достойная для выполнения. На этом фоне все  паясничанье  придворной экономической камарильи, в прямом эфире  делящей  будущие  500 долларов зарплаты (в реальности, просто  гроши – в России  бомжи  имеет долларов  по  200-300), будет выглядеть,  как  клон передачи «Кривое зеркало».

Возможно, появится мнение о бесперспективности такого подхода ,  так как ничего радостного  впереди  республику не ждет, а оппоненты режима окажутся в роли  сочинителей страшилок.  Но у белорусов уже  есть прививка от демагогии и  популизма. Поэтому  повторять ложь правящего режима не стоит. Во всяком случае, те, кто уверяют, что Беларусь  готовы сразу после ухода А. Лукашенко  принять в Евросоюз, повторяют один к одному популистский опыт белорусского президента .

Следует, кроме того, разобраться более детально , что же собой  представляет  белорусский политический режим.  Отвечая  всем критериям классического авторитаризма , он, в то же время ,содержит ряд  своих особенностей.

В частности,  А. Лукашенко создал авторитарный режим на пророссийском геополитическом векторе. Учитывая, что авторитарные режимы, как правило, это  очень жесткие  конструкции, даже  более жесткие, чем  тоталитарные,  трудно представить, чтобы  такого рода режим  сменил геополитический вектор.  В этом случае он должен разрушиться или замениться другим. Между тем, А. Лукашенко продемонстрировал  весьма сильную геополитическую пластичность,  совершая поразительные по  размаху   маятниковые  политические движения на  трассе «Восток – Запад».

Конечно, можно сказать, что при всех  своих  внешнеполитических зигзагах,  А. Лукашенко   не рискнул уйти с  уютного российского «балкона», но рисковал он все-таки по-крупному.

Трудно найти такой авторитарный режим, который смог бы, как  режим А. Лукашенко, поменять свою социальную базу.   Белорусский же это делает буквально на наших глазах.  Тогда с чем мы имеем дело?

Начнем с очевидного. Существующий в Беларуси политический режим отвергает все  принципы экономического и политического либерализма.  Это верно, как и то, что  в нем присутствуют  ярко выраженные популистские тенденции, то есть он  пытается заявить о себе, как выразителе интересов всего  населения республики. «Батька»  настаивает на том, что только он  может выступать от лица всего белорусского народа ( вождизм).  Кроме того, режим построен на  этатизации  в самой крайней форме и  пропаганде просто кондового  корпоративизма (скорее солидаризма).  Режим не чужд какому-то   сакральному  традиционализму, буквально купается в крестьянской «хитрости» и «интуиции», стремится к «простым решениям», живет в замшелых  культурологических  координатах.  И вся эта смесь упакована в форму из  вполне умеренного, но реального милитаризма (второго  такого «генералиссимуса» в Европе нет) и  государственного национализма.

Тогда,  может быть, мы можем говорить о режиме А. Лукашенко, как о типичном  фашизме?  Такой соблазн есть.  Все вышеперечисленные характеристики действительно являются атрибутами  фашизма.  Более того, можно еще добавить стремление к насилию в политическом противостоянии, использование элементов политического террора (пропавшие политики), показной антикапитализм,  и одновременно  определенный антикоммунизм.

С коммунизмом у А. Лукашенко сложные отношения. Многие годы он использовал  патриотический тренд коммунистического движения на постсоветском пространстве,  сходился на этой почве, а также на почве провозглашенной  модели  социального государства,  с  КПРФ Г. Зюганова и т.д. Но  по своим  взглядам ранний Лукашенко  был скорее стихийным троцкистом. Сейчас  белорусский президент  готов сотрудничать с кем угодно, если это сотрудничество помогает ему удержать власть. 

В принципе, одинаковых фашистских режимов не было.  Все имели свои особенности и варианты, связанные с развитием общества и политического класса.  Автор не настаивает на определении режима А. Лукашенко, как фашистского, тем более, что за последние  двадцать лет немало и журналистов и  политологов  говорили о  фашистской сущности  строя в республике,  отдавая предмет разговора на откуп  дискуссии, но считает , что определить монстра, с которым приходится бороться, необходимо.

Четкие дефиниции позволяют сразу отбросить какие-то иллюзии, отодвинуть псевдосоюзников,   используя политический опыт поколений, выстроить  тактику и стратегию, сформировать  единый фронт борьбы.  Уяснив, к примеру, что  режим А. Лукашенко является типично фашистским, трудно будет  хладнокровно отнестись к предложениям о сотрудничестве с властями. Сразу возникнут вопросы: «С кем диалог, с фашистами?», «Идти на выборы с фашистами?»,  «Проходить регистрацию у фашистского режима?».  Не будет вопроса о нужности или ненужности санкций.  В такую парадигму  логично укладываются и события  19 декабря 2010 г., и  торговля политическими заключенными (фактически заложниками) и т.д.

Может быть,  поэтому  за почти двадцать лет белорусская оппозиция и не решилась дать определение режиму, с которым она  по идее обязана бороться.  Четкие  дефиниции сужают свободу политического  маневра и  не позволяют  перекладывать  задачу свержения режима на плечи Европы или России.

Но это еще не все… Ведь есть и политические задачи.

Продолжение  следует

А. Суздальцев, Москва, 25.03.12

0

54

РОССИЙСКИЙ СОВЕТ ПО МЕЖДУНАРОДНЫМ ДЕЛАМ

Дипломатический кризис

(http://russiancouncil.ru/?id_4=265#top)

Андрей Суздальцев

Зам. декана факультета мировой экономики и мировой политики НИУ–ВШЭ

Очередное обострение отношений Республики Беларусь со странами Евросоюза и США является логичным завершением традиционного геополитического маневра, проводимого белорусским руководством в рамках лимитрофной парадигмы. Начиная с середины 1990-х годов А. Лукашенко, воспользовавшись сложностями диалога между Россией и Евросоюзом, постоянно маневрирует между Востоком и Западом, пытаясь, с одной стороны, оказаться политически востребованным Брюсселем и Москвой, а с другой – получить экономическую поддержку за поочередно декларируемую приверженность то европейским ценностям, то союзническим отношениям с Россией.

Лимитрофная парадигма

Механизм «маятникового движения» белорусской внешней политики руководством республики вполне отработан, и рамки Союзного государства, подразумевающего согласование внешней политики двух стран – партнеров по российско-белорусской интеграции, ему не мешают.

Как правило, пик очередного обострения отношений с Западом приходится на период улучшения взаимоотношений с Россией. И наоборот. К примеру, в 2010 г., в разгар тяжелого российско-белорусского кризиса Минск инициировал полномасштабный диалог с Евросоюзом – состоялся визит президента Литвы в Белоруссию. В ноябре 2010 г., за месяц до президентских выборов в Республике Беларусь, в Минске побывали министры иностранных дел Германии и Польши, предложившие А. Лукашенко вступить с Западом в политическую сделку с предоставлением 3 млрд долл. Через три недели, в декабре 2010 г., белорусский президент совершил крутой геополитический поворот, согласовав с российским руководством финансово-ресурсные дотации и преференции в обмен на вступление республики в Единое экономическое пространство (ЕЭП).

Оказавшись в 2011 г. в тяжелом структурном экономическом кризисе, несмотря на то, что белорусская экономика в тот период находилась в режиме обширных дотаций со стороны России, белорусское руководство использовало попытки некоторых стран Евросоюза завязать диалог с Минском для давления на российское руководство. Белорусские СМИ призывали Москву «выполнить союзнический долг» и оказать республике дополнительную финансовую помощь.

Экономическая основа дипломатического кризиса

Кризис со всей очевидностью продемонстрировал неэффективность функционирования так называемой белорусской социально-экономической модели, основанной на трех факторах: открытый доступ к российским энергоносителям и российскому рынку, закрытый от конкурентов внутренний рынок и монопольное положение госсектора в белорусской экономике. Белорусская экономическая модель является основой стабильности политического режима А. Лукашенко и не подлежит какой-либо реформации без угрозы удержанию власти в руках правящей в республике группировки.

В июне 2011 г. Антикризисный фонд ЕврАзЭС выделил Белоруссии кредит в 3 млрд долл. В декабре того же года Минск согласовал с Москвой особые условия вхождения республики в Единое экономическое пространство, предусматривающие доступ к закупкам российской нефти по внутрироссийским ценам, импорт природного газа по самым низким на континенте ценам (165,6 долл. за 1 тыс. куб. м на фоне европейской цены в 400 долл. за 1 куб. м), снятие всех ограничений на поставку белорусского продовольствия на российский рынок, предоставление кредита на строительство АЭС в 10 млрд долл. на пятнадцать лет, реструктурирование задолженности за поставленный в 2011 г. природный газ. «Газпром» выкупил второй пакет акций ОАО «Белтрансгаз», монопольного транзитера российского природного газа в Польшу и Литву, за 2,5 млрд долл., что позволило стабилизировать курс белорусского рубля и нарастить золотовалютные ресурсы Национального банка РБ.

Кризис со всей очевидностью продемонстрировал неэффективность функционирования так называемой белорусской социально-экономической модели, основанной на трех факторах: открытый доступ к российским энергоносителям и российскому рынку, закрытый от конкурентов внутренний рынок и монопольное положение госсектора в белорусской экономике.

Российские преференции и дотации, полученные Республикой Беларусь в декабре 2011 г., создали практически идеальные условия для выживания белорусской экономической модели, но не сняли объективные проблемы, стоящие перед властями республики. С одной стороны, предоставленные Россией огромные преференции и дотации, несмотря на их объем (преференции по поставкам нефти и газа в 2012 г. составили более 9 млрд долл.), оказались недостаточными для того, чтобы поднять благосостояние белорусского населения до уровня, сопоставимого с российским, что является политической задачей. С другой стороны, предоставленные дотации предназначены для облегчения вступления Белоруссии в ЕЭП. Соглашения, подписанные и ратифицированные Республикой Беларусь, фактически ведут к неминуемому реформированию белорусской экономической модели, что неприемлемо для белорусского руководства. Перед Минском со всей очевидностью встала проблема сохранения полученных дотаций при условии неизменности паразитирующей на российских энергоносителях и рынке экономической модели. Решить возникшее противоречие можно только политическим инструментарием, добившись от российского руководства согласия на безусловную поддержку белорусской экономики.

Геополитический маневр

С середины 1990-х годов условием для дотирования белорусской экономики являлась декларируемая Минском приверженность российско-белорусской интеграции, с 2000 г. – в рамках Союзного государства. С вхождением РБ в систему Таможенный союз – Единое экономическое пространство – Евразийский Союз добиться сохранения дотаций при сохранении старой постсоветской структуры экономики можно, только подменив условия вступления в евразийскую интеграцию геополитическим маневром в рамках лимитрофной парадигмы. В этом случае статус экономического партнера в интеграционном проекте меняется на геополитический, что отодвигает реформу экономической модели на неопределенное время. В этом заключается механизм постоянного маневрирования Минска между Востоком и Западом.

Развернувшаяся в Республике Беларусь эмоциональная информационная кампания против декоративных, в принципе, санкций Евросоюза имела целью создать образ Белоруссии как «жертвы» давления Запада, страдающей от стремления к единению с Россией.

В 2012 г. обстановка для очередного «маятникового» движения Минска на внешней арене была осложнена проходившими в России президентскими выборами. Перед белорусскими властями стояла задача добиться от В. Путина, в чьей победе в Минске никто не сомневался, не только безусловной пролонгации дотирования белорусской экономики, но и снятия с Минска обязательств по реформированию белорусской экономической модели в рамках ЕЭП. Для этого в качестве предлога были использованы экономические и визовые санкции, примененные к Белоруссии странами ЕС и Северной Америки после разгона митинга оппозиции 19 декабря 2010 г. и очередного появления в Республике Беларусь политических заключенных. Стоит напомнить, что после того, как А. Лукашенко в четвертый раз занял пост президента, в тюрьме оказались практически все экс-кандидаты в президенты вместе с их предвыборными штабами.

На самом деле экономические санкции не играют какой-либо негативной роли для белорусской экономики. В 2011 г. экспорт в страны ЕС белорусских нефтепродуктов, выработанных из российской нефти (основная, наряду с калийными удобрениями, статья белорусского экспорта на западные рынки), увеличился на 40 %. Расширение списка невъездных белорусских чиновников, уличенных в репрессиях против оппозиции, не сказывается на размахе этих репрессий.

ЕС и США, стремясь сохранить для Европы одного из поставщиков относительно недорогих нефтепродуктов, крайне осторожны в сфере экономических санкций. Но и отказаться от давления на режим А. Лукашенко, демонстрирующего устойчивое нежелание обеспечивать элементарные права человека, Запад не может по идеологическим причинам. С этой целью на встрече министров иностранных дел стран-членов Евросоюза 27 февраля 2012 г. было запланировано расширение списка невъездных белорусских чиновников, что с 19 декабря 2010 г. делалось неоднократно. Брюссель в очередной раз заявил, что для снятия санкций необходимо не только выпустить политических заключенных, но и реабилитировать их.

Однако уже с середины февраля 2012 г. А. Лукашенко начал яростную кампанию против западных санкций, постоянно апеллируя к тезису о том, что Белоруссию «наказывают» санкциями за приверженность сохранению суверенитета и участию в интеграции с Россией. Любопытно то, что официальный Минск умалчивает, что проблема санкций решается освобождением политических заключенных.

Развернувшаяся в Республике Беларусь эмоциональная информационная кампания против декоративных, в принципе, санкций Евросоюза имела целью создать образ Белоруссии как «жертвы» давления Запада, страдающей от стремления к единению с Россией. По традиции такого рода кампании сопровождаются активизацией белорусского лобби в Москве, призывающего не «сдавать» «единственного союзника», а поддержать его политически и экономически. Понятно, что от «жертвы» как-то неудобно добиваться выполнения соглашений по вступлению в ЕЭП. Учитывая антизападную риторику российской предвыборной кампании, Минск был вправе рассчитывать на полную поддержку со стороны российского руководства.

Однако Москва не торопилась. Только 24 февраля 2012 г. появилось весьма осторожное совместное заявление президентов России и Белоруссии, что не могло устроить официальный Минск. О поддержке Белоруссии должен был жестко и вызывающе заявить В. Путин, а не Д. Медведев. Возникло ощущение, что Москва не желает ввязываться в разгорающееся на глазах противостояние между Минском и Брюсселем. Надежды стравить Россию и Запад по белорусской теме оказались под угрозой.

Минск взяли под защиту

Кризис спровоцировали события 28 февраля 2012 г. В этот день министры иностранных дел стран-членов ЕС расширили визовые санкции еще на двадцать одного белорусского чиновника. В резонанс с санкциями Брюсселя в газете «Московские новости» появилась статья В. Путина «Россия и меняющийся мир», посвященная внешней политике Российской Федерации, где не нашлось места Минску. Уже 29 февраля белорусская сторона потребовала выезда из страны «для консультаций» послов ЕС и Польши. В ночь на 1 марта Республику Беларусь в знак солидарности с Варшавой и Брюсселем покинули все послы Евросоюза. А. Лукашенко в очередной раз с надеждой обратил свой взор к Москве…

Оказавшись в роли виртуальной «жертвы» экономического давления Запада, А. Лукашенко может претендовать на новые дотации и преференции со стороны России, откладывая реализацию соглашений об интеграции Белоруссии в Единое экономическое пространство до очередного спровоцированного кризиса с Западом.

К очевидному разочарованию белорусского руководства из России до завершения предвыборной кампании так и не последовало каких-либо официальных заявлений. 1 марта, за три дня до выборов, В. Путин, отвечая на вопрос одного из представителей белорусского лобби, отметил, что взаимоотношения Белоруссии и Евросоюза не касаются Единого экономического пространства.

Однако к середине марта ситуация резко изменилась. 11 марта на неустанные просьбы Минска откликнулись партнеры по Единому экономическому пространству. Правительства России, Казахстана и Белоруссии сделали совместное заявление о недопустимости экономических санкций против одного из членов интеграционной группировки. В тот же день с почти аналогичным заявлением выступил МИД России. Любопытно то, что в заявлении внешнеполитического ведомства Российской Федерации речь уже идет об угрозе экономической безопасности государств ЕЭП. В Минске сразу же подхватили аспект безопасности. Уже на следующий день в Белоруссии появились комментарии, увязывающие введение санкций против Белоруссии с Будапештским меморандумом 1995 г., фиксирующим гарантии Республики Беларусь, отказавшейся в середине 1990 годов от ядерного оружия, т. е. была сделана заявка на право белорусского президента иметь политических заключенных в центре Европы по причине неядерного статуса Республики Беларусь.

В итоге,  Евросоюз продолжает готовить расширение визовых санкций. 23 марта 2012 г. на очередном заседании Совета министров иностранных дел въезд на территорию ЕС группе белорусских олигархов, скорее всего, будет запрещен. Требования Брюсселя к Минску остаются прежними и касаются исключительно освобождения и реабилитации политических заключенных. Никаких реальных экономических санкций ЕС не планирует.

В то же время официальный Минск смог навязать Москве и Астане собственное видение своего конфликта с Брюсселем, подменив реальные визовые санкции за политические репрессии на мифические экономические. По этому поводу правящую группировку Белоруссии охватило ликование. В частности, 11 марта появилось откровенное заявление политолога С. Кизимы о том, что «белорусская внешняя политика может влиять на российскую внешнюю политику». Официальные белорусские публицисты, вроде В. Гигина, пользуясь безнаказанностью, стали угрожать Западу российским оружием: «Давно что-то не было новостей о Коллективных силах оперативного реагирования ОДКБ. Настало, пожалуй, время усилить эту организацию и провести крупномасштабные учения. В Беларуси имеются отличные полигоны. Есть такое замечательное оружие "Искандер", оперативно-тактический ракетный комплекс. Дальность полета у его ракет километров 500, а скорость где-то 2 км в секунду. Но это я так, к слову…».

Сейчас, оказавшись в роли виртуальной «жертвы» экономического давления Запада, А. Лукашенко может претендовать на новые дотации и преференции со стороны России, откладывая реализацию соглашений об интеграции Белоруссии в Единое экономическое пространство до очередного спровоцированного кризиса с Западом.

Разрешение дипломатического кризиса с Евросоюзом произойдет не между Минском и Брюсселем, а по доброй воле Москвы. Как только А. Лукашенко получит новую долю безвозмездной экономической поддержки со стороны России, надобность в конфликте с Западом отпадет, и послы вернутся в Республику Беларусь.

0

55

Паника

Боится, что лист с дерева упадет и ему голову разобьет (Китайские пословицы и поговорки)

Прекращение авиационного сообщения 26 марта 2012 г. между Москвой и Минском по инициативе российской стороны вызвало в Минске настоящую панику.

Паника («Русские идут!») мгновенно охватила как правящий в Республике Беларусь режим , так и оппонентов власти. Правда, никто из окон не выпрыгивал, но ветераны информационных войн с Россией , о востребованности которых автор этих строк уже писал (http://www.politoboz.com/content/protsess-poshel), моментально, словно по сигналу тревоги, заняли места в пропагандистских «окопах», откуда полилась давно и хорошо знакомая ненависть.

Белорусские СМИ обвинили российскую авиакомпанию «Аэрофлот» в попытке рейдерского захвата белорусского рынка авиауслуг. Это обвинение выражало точку зрения руководителя белорусской государственной авиакомпании «Белавиа» Игоря Чергинца: «Фактически это рейдерский захват перевозок Республики Беларусь» (http://naviny.by/rubrics/economic/2012/ … 113_177344). Господину Чергинцу, сыну известного белорусского писателя и офицеру КГБ РБ, как говорится , виднее… Нас, в данном случае, интересует сам факт паники, охватившей чиновничий Минск.

Политика или коммерция?

Безусловно, прецедент закрытия воздушного сообщения с Москвой по инициативе России оказал на белорусские власти огромное впечатление. Учитывая то, что «Аэрофлот» является одной из крупнейших российских корпораций, подразумевается по умолчанию, что пойти на столь решительные меры против государственной авиакомпании «Белавиа» «Аэрофлот» мог только при полной поддержке Кремля. Подкрепили паническую реакцию и итоги последнего визита А. Лукашенко в Москву.

19 марта , как известно, белорусский президент принял участие в саммите ЕврАзЭс. В Москве А. Лукашенко, естественно, меньше всего был озабочен развитием интеграции на постсоветском пространстве, намереваясь , в первую очередь , решить собственные экономические задачи. Расчет был прост: недавний дипломатический кризис с Евросоюзом , в немалой степени спровоцированный официальным Минском , создаст благоприятную почву для получения от России очередной финансовой поддержки. Белорусский президент, делая ставку на то, что предвыборная кампания В. Путина была построена в антизападном формате, посчитал, что он находится в «правильном фарватере», и успех ему гарантирован...

Однако вернулся из Москвы Лукашенко не солоно хлебавши. Никакого очередного «прорыва» в российско-белорусских отношениях не случилось, что фактически подвело итог конфликта с Брюсселем. Для официального Минска обострение отношений с Западом потеряло смысл, так как Россия отказалась оплатить очередную внешнеполитическую авантюру А. Лукашенко.

Можно ли сказать однозначно, что А. Лукашенко потерпел поражение? В промежуточном варианте – нет, но в итоговом – безусловно. Стоит учесть, что на определенном этапе (середина марта 2012 г.) Минск смог навязать Москве и , в рамках Евразийского союза , Астане свое видение конфликта с Евросоюзом. Эта тема уже обсуждалась. ((http://russiancouncil.ru/?id_4=265#top). По факту публичной поддержки Беларуси некоторые белорусские международники позволили себе утверждения , что Минск «управляет» внешней политикой Москвы. Это, между прочим, определенный индикатор истинного отношения белорусского политического класса к России.

Более того, в Минске появились политические маргиналы, которые даже пытались угрожать Европе российским ядерным оружием. До настоящего момента определенная эйфория безнаказанности не покинула белорусский истэблишмент. Примером таких настроений является недавняя статья в «СБ» (http://www.sb.by/post/128751/), автор которой, по сути, в подобострастном тоне выражает пожелания и надежды правящего класса республики на то, что политика президента В. Путина будет благосклонна и лояльна к режиму А. Лукашенко. В основе надежд белорусских властей в очередной раз оказываются заявления Москвы в поддержку Минска: «Если раньше некоторые круги политического класса России могли попросту проигнорировать западное давление на официальный Минск или максимум пожурить политиков из ЕС за слишком жесткие санкции, то теперь на эту тему сделано официальное заявление. То, что Россия это себе позволила, уже показатель» (там же).

Однако, в итоге, заявления Кремля, российского Белого Дома и МИДа РФ не конвертировались в то, ради чего и затевалась очередная свара с Брюсселем. Пока мы не можем говорить, что «управляемая» из Минска Москва взяла на себя выплату в 2012 году белорусских долгов. Четвертый транш АФ ЕврАзЭс так и не появился на счетах НБ РБ. Никто не снял с Минска обязанностей по Единому экономическому пространству. Россия на словах поддержала Беларусь , но не более. Почему?

Действительно, почему? Ведь исходя из логики белорусских националистов , Москва , которая «генетически» ответственна за все плохое, что происходит в республике , должна не раздумывая броситься на помощь «передовому форпосту» против НАТО, предоставив ему очередные привилегии и преференции. Этого не случилось , однако же, по вполне понятной и простой причине: если оказать А. Лукашенко, вновь оказавшемуся по своей воле в передовом «окопе» противостояния с Западом, очередную финансово-ресурсную помощь, то белорусская сторона немедленно организует уже целую серию конфликтов с Брюсселем и Вашингтоном , втянув в них не только Россию , но и только что созданное Единое экономическое пространство. Между тем , Европа для ЕЭП остается жизненно важным партнером.

Роль Беларуси в ЕЭП, как ближайшей к ЕС стране, как раз не в конфронтации с Евросоюзом, обладающим самым богатым и емким на планете рынком, а в противоположном: обеспечении торгово-экономических связей с Брюсселем. Минск же, увлеченный тиражированием политических заключенных, постоянно нарывается на скандалы с Евросоюзом, чем наносит ощутимый вред интеграционным проектам Москвы на постсоветском пространстве. Москва не будет финансировать склоки А. Лукашенко с соседями. В Минске об этом догадаться не успели.

Второй ошибкой официального Минска было преувеличение антизападного крена в предвыборной кампании В. Путина. Негативное отношение к Западу является естественной составной частью идеологической базы российского политического рынка, но в Минске воспринимают его в духе марксисткой парадигмы, подразумевающей жесткое и всеохватывающее противостояние с Западом. Шаблонное мышление продуцирует прямолинейные ожидания , реальная же политика – механизм значительно более тонкий и многогранный. . К примеру, присущий внутренней и внешней политике стран Латинской Америки антиамериканизм только частично ассоциируется непосредственно с политикой США, давно превратившись в одну из основ самоидентификации народов этого континента. Присущий российскому обществу со времен Петра Великого негативный подход к политике Великобритании не помешал России войти в Антанту и т.д. Борьбу России за национальные интересы белорусские «идеологи» видят чуть ли не предвестником ядерной конфронтации , в условиях которой Минск мог бы погреть ручки на «атомном костре».

Связи, существующие между Россией и западным миром никогда не прерывались , и , уж, конечно, они не будут прерваны в угоду сумасбродному правителю соседней страны.

Итак , линейная схема , в логике которой Лукашенко пытался получить дивиденды за конфликт с Западом, потерпела сбой . Более того, внешнеполитическая авантюра А. Лукашенко запустило те процессы, которые белорусское руководство стремилось затормозить , а в идеальном варианте, избежать. Москва , оказав поддержку Минску, посчитала, что скандал с Европой как раз стимулирует вхождение РБ в ЕЭП.

Не копай яму другому

Белорусская сторона , рассчитывая втянуть Россию в свой конфликт с Евросоюзом , оказалась в настоящей западне. Пытаясь опираться в своей склоке с Западом на ЕЭП, республика , по идее, должна демонстрировать наибольшую активность в интеграционном строительстве. Между тем , как оказалось на саммите ЕврАзЭС 19 марта 2012 г. , официальный Минск как раз выступает за торможение процесса интеграции. Понять белорусские власти не трудно: ресурсы от России уже получены. Зачем торопиться? Все остальные процессы углубления интеграции объективно опасны для белорусской экономической модели, так как будут требовать и от Беларуси определенных жертв на алтарь интеграции. В частности, потребуется обеспечить свободу перемещения капиталов , труда , товаров и услуг («четыре свободы»), что чревато полным демонтажем экономической основы режима А. Лукашенко.

Белорусское руководство вновь стремится воссоздать модель Союзного государства: потребляя целевые ресурсы , изобретать бесконечные причины , не позволяющие республике активно участвовать в интеграции. К примеру, выставляя республику в роли жертвы давления Запада, белорусские власти сами провоцируют нападки Запада все новыми и новыми «наборами» политических заключенных.

Интеграционный аванс

Минск не намерен отрабатывать ресурсы , поступившие в республику с января 2011 года в качестве аванса за вхождение Беларуси в ЕЭП. Все скандалы Беларуси с ЕС или США на самом деле являются только попытками найти более-менее благовидные поводы для того, чтобы уклониться от выполнения соглашений, подписанных с Россией.

В частности , после вхождения РБ в ЕЭП в белорусском медиа-пространстве обнаружилось множество комментаторов с заявлениями о том , что времена «торговых войн» уже прошли, молочные, сахарные, конфетные и иные войны канули в Лету. Примечательным в их оптимистических речах , скроенных на единый утилитарный манер , было то, открывшиеся для белорусской экономики возможности рассматривались исключительно односторонне: белорусские товары смогут беспрепятственно, без каких-либо ограничений и квот осваивать рынок России и Казахстана, Беларусь благодаря своему географическому положению и статусу в ЕЭП станет местом притяжения прямых инвестиций и т.д. Но пока эти прекрасные планы и надежды только ждут претворения в жизнь.

Между тем, суровая реальность в виде условия «четырех свобод» уже стучится в дверь самой Беларуси. И практическое решение вопроса о едином рынке услуг, в данном случае авиационных, как показали события последней недели марта, переросло в конфронтацию.

Не один месяц велись переговоры между компаниями « Аэрофлотом» и «Белавиа», правда, велись они по белорусскому принципу: с бесконечной волокитой , уклонением от решений, бессмысленной перепиской. В конце концов, терпение Аэрофлота исчерпало себя: время идет, Минск тянет деньги с рынка ЕЭП , а вопрос не решается. . Между тем, расписание (сезонное) минского аэропорта (http://airport.by/timetable/season), обнаруживает интересную картину:

- сейчас российские авиакомпании совершают в Минск 4 рейса в ежедневном режиме (1 – S7 и 3 – Аэрофлот), т.е. 120 рейсов в месяц;

- «Белавиа» совершает в Россию 6 рейсов:3 рейса в Москву, 1 рейс в Калининград и 2 рейса в Санкт-Петербург в ежедневном режиме , т.е. 180 рейсов в месяц.

Кстати, столь явный дисбаланс в свою пользу белорусская сторона в свое время восприняла, как должное, видимо считая, что и дальше можно будет жить за счет соседа. При этом А. Лукашенко неустанно требует в интеграционном строительстве сохранения равноправия сторон . Видимо, он все-таки «равноправней» остальных. Подобные же вопросы, к слову, не раз возникали и по поводу железнодорожного сообщения между Минском и Москвой, ведь еще с советских времен почти все поезда оказались исключительно белорусского формирования. То есть кому-то деньги получать, а кому-то перроны подметать. С огромным трудом и скандалом несколько лет назад был запущен «Славянский экспресс» московского формирования.

Российская сторона напомнила , что в свое время пошла на уступки Минску и приняла ныне действующее расписание, как временное, рассчитывая, что перед летним сезоном , уже в рамках ЕЭП, т.е. тех самых «четырех свобод» , вопрос будет решаться на условиях «открытого неба», что означает открытую конкуренцию за пассажира. Тем более, что Минск поднимал вопрос о праве «Белавиа» летать между российскими городами, т.е. оперировать на российском рынке, как на собственном. Но тогда россиян надо пускать на белорусский рынок. Или как? «Открытое небо» только для белорусов?

Вот тут все и встало на свои места... Обратим внимание на белорусскую аргументацию: «Закрыть небо неожиданно решила «Росавиация», отозвав в понедельник разрешение на полёты компании «Белавиа». В ущерб пассажирам и, как говорят эксперты, по необъективной причине. Дескать, белорусский перевозчик возражает против предложенной «Аэрофлотом» либерализации воздушного сообщения. Речь идёт о так называемом соглашении «Открытое небо», когда страны, его подписавшие, снимают ограничения на количество рейсов для любых авиакомпаний. Тем самым нарушая паритет и, кстати, межправительственное соглашение. Российские перевозчики твердят об увеличении количества собственных рейсов. Белорусские – делегация из Минска приехала в Москву сегодня на переговоры – говорят о скрытой попытке вытеснения их как конкурентов с популярных маршрутов. Иначе как можно объяснить отказ «Аэрофлота» подписать такое же соглашение с крупными партнёрами по Евросоюзу? В частности с Германией». (http://ont.by/news/our_news/0074992).

Стоит напомнить читателю, что каждый раз, когда Россия применяет к Беларуси жесткие меры , они оказываются «неожиданными». Например , «неожиданными» каждый раз оказывались цена на газ или нефть. Но в данном случае интересен сам факт привлечения в качестве аргумента возможность соглашения с Германией по проекту «Открытое небо». Белорусские пропагандисты игнорируют тот факт, что Германия не входит в Единое экономическое пространство, а Россия не входит в Евросоюз.

Все повторяется из года в год, из десятилетия в десятилетие. Республика два десятилетия получала и продолжает получать газ дешевле всех на континенте, но, когда пришло время отдать «Белтрансгаз», негодование буквально захлестнуло белорусский политический класс. Белорусским производителям никто не мешает зарабатывать на бескрайнем российском рынке валюту, но, когда в Беларусь приходят российские капитал, товары, услуги, это вызывает в Минске панику . Руководство Беларуси привыкло брать интеграционные авансы в миллионы тонн нефти и миллиарды кубов природного газа, а также миллиарды долларов кредитов , но, когда в ответ надо открыть собственный рынок , в данном случае собственное небо, это вызывает истерику у высоких должностных лиц , даже в твиттере (--).

Белорусское руководство прекрасно понимает, что белорусская экономика не готова к реальной конкуренции на едином рынке ЕЭП. Схватка в небе между государственной «Белавиа» и частным «Аэрофлотом» означает только начало процесса жесткой конкуренции между белорусским госсектором и рыночной экономикой России и Казахстана. Поднимая в белорусских СМИ истерику, власти республики только подтверждают тезис, что Беларусь не может быть полноценным участником интеграционного проекта, оставаясь исключительно получателем бесконечных дотаций и преференций, ничего не давая взамен.

Попытка сохранить нереформированный характер белорусской экономической модели в условиях интеграции будет и дальше заставлять официальный Минск устраивать международные скандалы и склоки. Иного пути у А. Лукашенко просто нет. Вот и паникует белорусский истэблишмент по любому поводу, ожидая от ЕЭП все новых и новых проблем…

А тем временем

В середине марта текущего года на угольный карьер в Кузбассе поступил первый 90-тонный карьерный самосвал марки «Комацу», собранный на конвейере данной компании в Ярославле.

А. Суздальцев, Москва, 01.04.12

0

56

Что делать? Часть 4. Власть

- Путин поставил Лукашенко, Путин!
- Когда поставил, в 1994 году?
- Ну да, а когда же! Поставил, а мы мучаемся…
(разговор на перроне Белорусского вокзала в Москве)

В так называемую «эпоху Лукашенко» мне, по роду моей деятельности, доводилось общаться с десятками, а то и сотнями белорусских оппозиционеров. Неоднократно это общение позволяло выявить такую характерную ,общую для них черту, как политическая обреченность. Увы, помноженная на иждивенческое мировоззрение, эта, присущая основной массе оппозиции , характеристика трансформирует любые их политические амбиции лишь в непрерывный поток жалоб на невыносимую тяжесть политического бытия: и народ пассивный, и власть, увлеченная репрессиями, неустанно «зачищает» политический актив, и Россия почему-то «не снимает А. Лукашенко ,чтобы власть им передать» и т.д.

И поскольку эти обстоятельства классифицируются как непреодолимые, агрессия неудовлетворенных притязаний часто выплескивается на внутренние междоусобицы: оппозиционные секты ревностно отслеживают деятельность друг друга, и, при случае, совершенно не прочь устроить склоку.

Конец одной авантюры…

Любопытно, что скандал , как форма существования, присущ и белорусской власти . К примеру, в настоящее время мы имеем возможность наблюдать, как постепенно завершается спровоцированный официальным Минском дипломатический кризис между Беларусью и Евросоюзом. Понятно, что если бы в свое время белорусские власти освободили полтора десятка политических заключенных, вообще не было бы никаких визовых санкций (до масштабных экономических санкций дело не дошло, да и не могло дойти) от Европы. Как отмечал автор этих строк еще в марте: «Разрешение дипломатического кризиса с Евросоюзом произойдет не между Минском и Брюсселем, а по доброй воле Москвы. Как только А. Лукашенко получит новую долю безвозмездной экономической поддержки со стороны России, надобность в конфликте с Западом отпадет, и послы вернутся в Республику Беларусь» (http://russiancouncil.ru/?id_4=265& … _13=41#top). В итоге же , получилось все гораздо дешевле. Белорусский президент не получил «новой доли» от России, что только ускорило завершение конфликта. 5 апреля 2012 г. А. Лукашенко, пытаясь , в свойственной ему манере , выдать свой внешнеполитический провал за очередную «победку», явил свету свое «миролюбие» : «А нам чего с ними воевать? Мы будем счастливы, если с Западом будут такие же отношения, как с Востоком». (http://www.interfax.by/news/belarus/108748)

Вряд ли кого обманет давно привычная для нас манера А. Лукашенко замаскировать поражение , привязывая бутафорские гири к своему политическому весу . В частности, белорусский президент обещает «посмотреть» , кого из послов пустить обратно в Минск, а кого не впустить. Естественно, официальный Минск примет всех и с большой радостью, тем более, что А. Лукашенко видимо все-таки придется освободить хотя бы часть политических заключенных. Так что, какую бы мину при плохой игре белорусский президент не пытался изобразить , но замаскировать политическую сделку «послы на политзаключенных» ему не удастся.

Кто вынудил А. Лукашенко пойти на эту сделку? Белорусский президент сам объяснил, кто и что заставило его идти на попятную: «…мы не хотим, чтобы мы перегружали Россию собственными проблемами… Россия нас будет защищать, естественно, в ущерб себе. У России сегодня своих проблем предостаточно. Поэтому нам не надо перегружать наших близких партнеров в своих отношениях с Западной Европой». В одиночку Минску с объединенной Европой не справиться, а переложить на плечи Москвы свой конфликт за судьбы политзэков, получив при этом у российского руководства финансово-ресурсную «премию», у официального Минска не выгорело. Авантюра заканчивается тем, что придется хотя бы несколько человек из тюремных камер выпустить.

Естественно, А. Лукашенко, демонстрируя завидное постоянство, пытается свалить свою вину на некие враждебные силы: «Вот говорят, что мы начнем воевать с Западом, потому что мы находимся под крылом у России. Это абсолютная глупость, примитивизм». Трудно не согласиться с белорусским президентом , действительно, глупость, и именно абсолютная , даже жаль, что буквально пару недель назад (13 марта) эту самую глупость представители белорусского агитпропа подробно и со вкусом обсуждали как вполне реалистичный вариант : «Что Беларусь может предпринять в ответ (на санкции ЕС – А.С.)? Конечно, хотелось бы, чтобы логика «око за око, глаз за глаз» ушла в прошлое, но не мы ее придумали, не нам и искоренять. Поэтому загибайте пальцы!.. Давно что-то не было новостей о Коллективных силах оперативного реагирования ОДКБ. Настало, пожалуй, время усилить эту организацию и провести крупномасштабные учения. В Беларуси имеются отличные полигоны. Есть такое замечательное оружие «Искандер», оперативно-тактический ракетный комплекс. Дальность полета у его ракет километров 500, а скорость где-то 2 км в секунду. Но это я так, к слову» (http://www.belta.by/ru/blogs?art_ID=149&auth_ID=16) . Это, между прочим , не в Москве написано, а в Минске. Кроме того размещено на официальном сайте государственного информационного агентства...

Белорусский президент обижается, что «некоторые говорят, что Лукашенко таким образом себя ведет (в отношениях с Западом), потому что Россия его взяла под защиту»(http://www.interfax.by/news/belarus/108748), но , в таком случае , каким образом расценивать такие заявления из органа АП РБ: «Если раньше некоторые круги политического класса России могли попросту проигнорировать западное давление на официальный Минск или максимум пожурить политиков из ЕС за слишком жесткие санкции, то теперь на эту тему сделано официальное заявление. То, что Россия это себе позволила, уже показатель. Кстати, ЕС частично сам инициировал российско –казахстанскую поддержку официальному Минску».(http://www.sb.by/post/128751/). И как привести в логическое соответствие с эмоциональной позицией президента РБ имевшее место требование С. Румаса к ЕЭК о заявлении в поддержку права белорусских властей и дальше морить в тюрьмах политических заключенных (это называлось угрозой экономических санкций), а также попытки посольства РБ в РФ выдавить заявления в поддержку официального Минска из Кремля и Белого Дома и т.д. Стоит напомнить и о ликовании, охватившем высшую номенклатуру республики ,по факту совместного заявления президентов России и Беларуси против экономических санкций ЕС: «Сегодняшнее заявление о том, что Россия осуждает возможные экономические санкции и призывает рассматривать все спорные вопросы путем диалога – это, действительно, констатация того факта, что белорусская внешняя политика может влиять на российскую внешнюю политику. Беларусь и Россия вместе с Казахстаном будут совместно защищать свои интересы»(http://www.ctv.by/новости/эксперт-белор … ю-политику). А.Лукашенко может обижаться исключительно сам на себя или на своих медиа-наемников. Если они в согласии с народной пословицей: «заставь дураков Богу молиться…» переусердствовали , то это уже вопрос кадровой политики белорусского президента.

Начало новой авантюры…

Жизнь не стоит на месте. Не успев завершить внешнеполитическую склоку на Западе, белорусское руководство, в полном соответствии с лимитрофной парадигмой тут же развязало свару на Востоке. Причем поражает та прыть, с которой А. Лукашенко вторгся в конфликт между белорусской государственной компанией «Белавиа» и российской корпорацией «Аэрофлот».

Как мы помним, авиасообщение между Москвой и Минском было прервано 26 марта буквально на несколько часов по решению российских авиационных властей, которым надоели бесконечные и бессмысленные переговоры с белорусской стороной о количестве рейсов . Столь жесткий подход Москвы содействовал тому, что уже 29 марта между сторонами было заключено перемирие до 10 мая на следующих условиях: «Белавиа» совершает 4 рейса между Минском и Москвой , а «Аэрофлот» - 5. Естественно, на рейсы «Белавиа» в другие города России никто не покушался. Однако, уже 5 апреля Минск , не выдержав перемирия , неожиданно проинформировал Москву о том , что аэропорт в Минске с 13 апреля будет принимать только четыре рейса «Аэрофлота». То есть белорусская сторона, явно с подачи А. Лукашенко, нарушила договоренность от 29 марта.

Фактически, белорусский президент, прикрываясь «Белавиа», выставил Москве ультиматум. Российская сторона приняла вызов и в ответ с 13 апреля полностью закрыла для «Белавиа» небо над российскими регионами. Оставим в стороне истинные намерения А. Лукашенко завязать склоку в преддверии инаугурации четвертого президента России, но думается, что выводы из продолжающейся склоки сделают обе стороны. Минск , получив в декабре 2011 году от России огромные ресурсные и рыночные преференции, в режиме перманентного скандала пытается прощупать пределы своих возможностей на российском направлении. В свою очередь, Москва , без сомнений, постарается напомнить Минску о том, что если бы в 2011 году республика не получила поддержку России, «Белавии» , скорее всего, сейчас бы вообще не существовало, как, впрочем и большей части белорусской экономики.

Подробный анализ вышеназванных международных склок, спровоцированных белорусским руководством, является исключительно важным в свете рассмотрения нашей главной проблемы: «Что делать?». Очевидно, что белорусские власти продолжают свое маятниковое движение, которое становится все более напряженным. Практически, режим А. Лукашенко не выходит из внешнеполитических кризисов на фоне нерешаемых проблем в собственном доме – нет очередного транша кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭс , можно забыть о кредите МВФ, долговое бремя, нависшее над белорусским бюджетом грозит повториться трагедией кризиса 2011 года.

Белорусские власти понимают, что они не могут выполнить соглашение об интеграции республики в Единое экономическое пространство. Отражением этого понимания является стремление А. Лукашенко в аварийном режиме выкачать из России максимальный объем дешевой нефти, пока «не прикрыли лавочку».

Как видим, зависимость белорусского президента от Москвы огромна. Тем удивительнее его перманентное стремление насолить Кремлю, спровоцировать с Россией очередной скандал.

Вероятнее всего, объяснение этому парадоксу находится не в политике, а в сфере психологии. Можно сказать, что с годами и не без помощи российского руководства у белорусского президента сложился в отношении Москвы целый комплекс из безнаказанности, самоуверенности и какой-то мистической веры в свою незаменимость.

К сожалению, свой вклад создание этого устойчивого образа белорусского президента внесла и белорусская оппозиция.

Эволюция или деградация?

Наблюдая за белорусской политической жизнью , неизбежно приходишь к выводу не только о том, что власть и оппозиция зеркалят друг друга, но и к пониманию того, что кризис авторитарного режима, как правило, совпадающий с постепенным интеллектуальным и физическим угасанием его лидера, способствует вырождению и его оппонентов. Действительно, трудно не заметить, что с годами все больше съеживаются политические партии и движения, редеют ряды лидеров, становится все меньше реальных политических стратегий и идей… Замена общегражданских и общенациональных политических инициатив проявлениями вульгарного национализма с элементами сакрализации упрощенных формул, связанных , например, с белорусским языком или с «простыми решениями» (участие в выборах, очередное «грозное» заявление Вашингтона и Брюсселя) сигнализируют об идеологическом кризисе оппонентов режима. Еще один диалог с Западом , где все «ловят рыбку в мутной водице», еще один скандал властей с Москвой, еще одна предвыборная кампания… А дальше что? Ведь количество не переходит в качество.

Оппозиция ждет давления Запада , развала России и постоянно тасует все редеющие ряды. Сейчас возникла новая идея – правительство в изгнании. Можно подумать, что его кто-то признает…

Думается, что появление такого псевдоправительства предоставит А. Лукашенко идеальный повод для очередной кампании в свою пользу. Кому-то хочется стать белорусским Березовским?

Доколе?

С этим балаганом необходимо кончать. И чем скорее , тем лучше, так как переформатирование белорусского оппозиционного движения уже явно задержалось. Если суммировать все независимые социологические исследования, то можно с уверенностью говорить, что последние два года в среднем от 60 до 70 процентов населения республики отказывают А. Лукашенко в доверии. При этом рейтинг оппозиции также не вырос. Возник треугольник взаимного недоверия: население – власть – оппозиция.

Безусловно, кризис 2011 года серьезно подорвал авторитет белорусского президента. Несмотря на то, что после определенной стабилизации экономического положения рейтинг А. Лукашенко начал расти, нет иллюзий - малейшее новое обострение в экономике обрушит влияние руководства республики до отрицательной величины. Кошмар ситуации для белорусского руководства состоит в том, что экономика страны не управляется ее властями. В реальности, если уж называть вещи своими именами , белорусская экономика находится в полной зависимости от доброй воли России. Кремль может одним –двумя решениями буквально за пару недель опустошить белорусский экономический ландшафт, что, безусловно, приведет к серьезным политическим трансформациям. С другой стороны, можно, конечно, обойтись и без экономического коллапса.

Это реальный путь для решения «проблемы А. Лукашенко» , но он возможен только при условии подготовленной политической почвы внутри Беларуси. В ином варианте мы получим повторение белорусского политического цирка-шапито осени 2010 г. Так что дело не за Москвой, а за Минском, т.е. за тем широким слоем белорусского политического класса, который не видит для республики будущего, если во главе ее продолжает находиться А. Лукашенко…

Что необходимо сделать?

Ничего, на первый взгляд, нового. Во-первых, необходимо определиться с потребностями политического реформирования. Ведь не все будут от этой идеи в восторге. Придется сузить спектр изменений, ориентируясь исключительно на самые широкие слои населения. Во-вторых, внимательно изучить существующие и потенциальные резервы, включая финансовые. В-третьих, определить цель. В-четвертых, на основании цели выделить первоочередные задачи. В-пятых, отсортировать союзников и попутчиков. В-шестых, создать реалистичные программы минимум и максимум. И конечно, необходимо, в конце концов, определиться с форматом борьбы, который и позволит выделить именно те силы и ресурсы, которые не заведут в очередное болото, а приведут к победе.

Ведь победа все равно будет. Как ни странно, но она неизбежна. Вопрос только в том, чтобы ее приблизить. Итак, начнем, конечно, с формата. Ведь в рамках его можно будет определить и параметры единого лидера…

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

А. Суздальцев, Москва, 08.04.12

0

57

Что делать? Часть 5. Цель.

Без цели нет деятельности, без интересов нет цели, а без деятельности нет жизни. (Виссарион Григорьевич Белинский)

А. Санников вернулся из тюрьмы. Это событие, безусловно, является победой над режимом, который все-таки вынудили приступить к освобождению политических заключенных.

Предыдущий раунд с освобождением политических заложников состоялся пять лет назад , и он тоже был связан с организацией диалога. Стоит напомнить, что А. Козулин вышел из тюрьмы под грохот канонады над Цхинвалом. Уже через полгода республика получила кредит МВФ, а через девять месяцев Беларусь вступила в европейскую программу «Восточное партнерство». Затем Минск, после целого ряда обещаний, все-таки отказалась признать независимость Абхазии и Южной Осетии. Еще через год белорусский президент втянулся в очередную предвыборную кампанию, сопровождающуюся беспрецедентно высоким уровнем диалога с Западом. Однако, непосредственно после событий 19 декабря 2010 г., лимитрофный маятник заскользил в противоположном направлении…

В настоящее время политическая обстановка на порядок сложнее. Свободы лимитрофного маневра почти не осталось, и это обстоятельство объективно несет режиму те угрозы, с которыми он , по очень высокой вероятности , не справится. Неготовность Беларуси вступить в реальную интеграцию с Россией , теперь уже в формате не Союзного государства, а Единого экономического пространства, столь очевидна, что некоторые персонажи из белорусской оппозиции считают минуты до очередного российско-белорусского кризиса на самом высоком уровне. В этой ситуации Лукашенко буквально рвется на Запад.

Главная задача белорусских властей в создавшихся условиях – во что бы то ни стало раскачать лимитрофный маятник.

Обмен по схеме «послы на политических заключенных» был вынужден начать именно А. Лукашенко, тем самым создавая условия для возвращения в Минск послов стран Евросоюза. Что его вынудило? Ответ лежит на поверхности: два внешних фактора. Во-первых , санкции ЕС против конкретных лиц, обеспечивающих сохранность и преумножение капиталов А. Лукашенко, а также перспектива лишиться чемпионата мира по хоккею. Во вторых, позиция России, которая ограничилась политическими заявлениями о поддержке партнера по Единому экономическому пространству, оставив Минск без какой-либо экономической компенсации.

Совершенно очевидно, что оплати Москва очередной кризис А. Лукашенко с Западом, сидеть бы А. Санникову еще долгие годы. Минск поставил бы на поток организацию кризисов с Брюсселем и Вашингтоном , раз это так коммерчески эффективно..

Кампания по освобождению политических заключенных оказалась успешной не в последнюю очередь благодаря тому, что практически все оппозиционные круги приняли в ней посильное участие. Компромиссы оказались невозможны. Сработал так называемый синергетический эффект, когда три фактора – политическая конфронтация с Западом, идейная блокада внутри страны и провальная попытка продать на Востоке свой «антизападный демарш» – вынудили А. Лукашенко отступить… Жаль, если в итоге он получит «коридор» на Запад, и лимитрофный маятник вновь прибавит ходу…

Цель

Кампания за освобождение политзаключенных имела ясную и конкретную цель - вырвать людей из лап репрессивного диктаторского режима. Четкая и однозначная , эта цель не вызвала сомнений в кругах оппозиции. Она получила поддержку на Западе, ее не игнорировали и на Востоке, задавая некоторые неприятные вопросы белорусскому президенту на личных встречах.

Здесь автор рискует вызвать читательское недоумение , мол, искусство целеполагания материя , безусловно , интересная, но в узком политическом разрезе белорусской действительности эта тема не имеет прикладного значения, так как 18 лет правления Лукашенко всяко позволили его оппонентам выкристаллизовать их главную, общую , единственно возможную цель- свержение авторитарного режима. К сожалению, вынужден констатировать ошибочность этой распространенной точки зрения . Беларусь , в отличие от России , где одна общая политическая цель способна сплотить – как было на Болотной площади - и крайне правых и коммунистов , не проявляет такой консолидации. В Беларуси , почти каждое политическое движение и партия имеют собственный набор целей , среди которых свержение режима может быть далеко не в приоритете, либо является таковым исключительно на словах.. На деле же выясняется, что националисты , например, видят целью своих усилий некий особый образ Беларуси с белорусским языком и без «москалей» (зато, наверное, с китайцами -куда уж без них), ОГП мечтают соорудить из страны либеральный клон западноевропейских стран, социал-демократы рисуют нечто туманное в облаке социального партнерства и чтобы «всем было хорошо» и т.д. И все они, между прочим, включая собственно и власть , произрастают из одного националистического фундамента . К этому критически важному моменту мы еще вернемся…

Обращает на себя внимание то, что наличие режима А. Лукашенко в политическом планировании его оппонентов воспринимается, как некое временное препятствие, но непреодолимое препятствие, почти недоразумение, упавшее на политическое поле республики, которое не поддается объяснению, как явление чужеродное толерантной и демократичной белорусской нации, относящейся к европейской семье народов, и мешающее достижению «прекрасного далеко», до которого осталось только руку протянуть. Политические силы и лидеры, которые их представляют, внешне вполне активны в борьбе с режимом, многие подвергаются репрессиям, тюрьмам, депортациям и т.д., но словно уже сейчас готовы ввязаться в дележку политического «пирога», который появится уже после свержения А. Лукашенко и его режима. Они готовятся взять власть в свои руки, но не готовы эту власть отобрать у существующего режима, предоставляя сделать эту «черную» работу Западу или Востоку. Метафорически это можно выразить так , как будто стая грифов окружает раненого зверя, который периодически отгоняет этих назойливых «наследничков», при этом притаившийся в кустах охотник далеко не альтруист , чтобы запросто расстаться со своей добычей на радость предприимчивым черным птицам….На этом тоже, более подробно, мы еще остановимся.

У современной оппозиции задача свержения режима носит почти сакральный характер, эта некая мечта , для достижения которой нет ни сил, ни ресурсов. Эта задача такого грандиозного масштаба , что просто не помещается в обычный формат оппозиционной деятельности : еще один митинг, еще один марш, еще одна резолюция, конференция… В сложившихся в республике условиях любая протестная деятельность сопряжена с угрозой комфорту , свободе и даже жизни , и уже поэтому она геройство и не подлежит , по меньшей мере ,с моральной точки зрения какому-либо обесцениванию. И вместе с тем, профессиональный и беспристрастный взгляд на белорусскую политическую реальность позволяет констатировать , что оппозиционная политика давно ходит по лимитрофным траекториям.

Раскол?

Все дело в цели. Именно цель в ее значении результата осуществляемой или планируемой деятельности четко делит весь пласт оппонентов режима, который, разумеется , далеко не исчерпывается титульной оппозицией , а включает в себя и так называемое народное сопротивление (неструктурированная оппозиция) , и сторонников в институтах власти , и т.д., на жестких сторонников свержения режима (их можно назвать «радикалами») и сторонников плановой эволюции режима через диалог с Западом, «круглые столы», контакты, поиски «единых целей», участия в выборах , в которых невозможно выиграть, т.е. «соглашателей».

Понятно, что и радикалы и соглашатели видят свои цели по-разному. Первые считают, что после свержения режима и освобождения белорусского общества от остатков авторитаризма уже на «чистом листе» можно заниматься реальной санацией белорусского национального государства на демократической основе (автор, в рамках статьи , крайне упрощает идеи сторон). На этой основе можно выстраивать жестко сконфигурированный политический фронт против авторитарной власти на базе одной всем понятной цели и буквально двух-трех задач. При создании такого рода фронта необходимо быть готовым к настоящей политической войне, так как власть окажется припертой к стенке без какой-либо надежды на свободу маневра. Естественно, что в этом случае тут же появятся доброхоты , которые зарыдают, что «батька» - сукин сын, но наш, т.е. свой, белорусский сукин сын» и он все равно лучше, чем Кремль, который заберет МАЗ и «Беларускалий». Готовность самого «батьки» все отдать на фоне гипотетической «угрозы» Кремля уже не выглядит так демонически.

Вторые, соглашатели , проявляют себя в различного рода попытках «приручения» авторитарного режима. Соглашательство остается «детской болезнью» белорусской оппозиции. Это не связано с тем, что «буйных мало» , и люди видят себя не роли революционеров, а скорее в образе добропорядочных политических деятелей европейского типа. Политические условия, сложившиеся в стране, лимитрофная внешняя политика республики создает широкий контент политического посредничества – между двумя политическими лагерями , между официальным Минском и Евросоюзом и, даже, между белорусскими властями и Вашингтоном. Политическое соглашательство и политическое посредничество неразрывны и поэтому малоэффективны.

Авторитарный режим в принципе не может эволюционировать, так как замыкается на власти одного человека, который фактически сращивается с ролью «отца народа» и не может уйти от власти, не рискуя своей головой и головами своих приближенных. Как правило, огромный груз преступлений и коррупции блокирует любые попытки даже незначительных изменений в политическом строе, так как власти обычно вполне понимают, что висящая на авторитете одного человека огромная политическая конструкция может скатиться вниз лавиной от одной институциональной уступки или какой-либо уличной акции , которая может неожиданно даже для ее организаторов приобрести массовый и неконтролируемый характер.

Безусловно, власть заинтересована в соглашателях. Наличие в среде оппозиции слоя, мечтающего о варианте польского «круглого стола» позволяет режиму делать заявления о готовящихся реформах, о готовности слушать «весь народ» и даже развернуть дискуссию в формате, к примеру, Всебелорусского народного собрания. На самом деле, все варианты диалога с режимом способствуют только его укреплению и блокируют все возможности его смещения. Разговоры об эволюции авторитаризма относятся к сфере политической футурологии. К примерам ее можно отнести идею о том, что увеличение контактов режима с западными демократиями, мол, будет способствовать «смягчению» режима, его демократизации («Вот поедет и посмотрит»).

Радикалы и соглашатели не имеют четко очерченной идеологии, и это является белорусской спецификой. Все основные темы политической жизни республики, включая участие в выборах, введение против РБ визовых и экономических санкций со стороны ЕС и США, отношение к участию Беларуси в интеграционных процессах, экономическая политика официального Минска, привлечение в экономику страны Китая, российско-белорусские отношения рассматриваются в той или иной парадигме. Однако невозможно, к примеру, однозначно отнести ОГП или БХД к радикальному крылу, как, впрочем и «Европейскую Беларусь», так как по отдельным вопросам эти политические силы занимают вполне однозначную позицию, направленную против режима и изолирующую А. Лукашенко на политическом поле республики, но по иным темам они занимают явно соглашательскую позицию, что смыкает их с движениями «За свободу», «Говори правду!», а также двумя старейшими партиями – БНФ и партией «Справедливый мир».

Естественно, такая политическая «мозаика» проецируется на политический класс республики, а также на широкие слои общества, давно разочаровавшиеся в А. Лукашенко, приводя в результате к политической неразберихе, дезориентации и потере перспективы для огромной массы населения, настроенной на перемены. Можно с уверенностью сказать, что создавшееся положение связано с отсутствием у оппонентов режима всеобъемлющей идеологии и четко с формулируемой цели, носящей характер формата. Понятно, что если цель сформулирована, как «безусловное свержение режима», то столь радикальное решение сразу отметает все проявления политического соглашательства, маневрирования и посредничества, очищая оппонентов режима от политических попутчиков, стремящихся использовать жертвенность политических активистов для достижения своих целей уже после свержения режима.

Между прочим, постоянное апеллирование к России , которая, по мнению солидной части титульной оппозиции, должна и обязана лишить А. Лукашенко власти в республике, можно смело отнести к варианту соглашательства, так как подразумевает, что белорусский авторитарный режим не является естественным этапом развития белорусского общества, а остается проявлением внешнего вмешательства в политическую жизнь республики и не имеет ничего общего с реальными политическими взглядами, мнениями и настроениями белорусского народа. Режим воспринимается в качестве исторического парадокса, «кочки» из советского прошлого, умело подброшенной Россией на магистральном пути развития Беларуси. Данная позиция порождает политическую пассивность, поиски внешних покровителей, ожидание развала России (на прошлой неделе данной «теме» была посвящена состоявшаяся в Минске конференция), иных геополитических и политико-экономических катаклизмов, и, конечно, идет на пользу режиму.

Говорить о расколе оппонентов белорусского авторитаризма на радикалов и соглашателей пока не приходится. Вопрос о размежевании даже не стоит. Между тем, данное состояние приводит к тому, что белорусская оппозиция лишена внутреннего финансирования и остается в роли клиентелы для внешних политических игроков, использующих белорусскую проблему в собственных целях. Ведь никто не будет реально помогать политической силе, не имеющей реальной перспективы получить власть. Как изменить данную ситуацию?

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

А. Суздальцев, Москва, 15.04.12

0

58

Авантюра, у которой есть конец, не бывает без начала

Бывший подполковник КГБ Валерий Костко поделился с "Белорусским партизаном" своим видением политической ситуции в Беларуси, а также выписал противникам Лукашенко несколько политических рецептов.

Ценность статей А.Суздальцева для меня лично состоит в том, что они заставляют думать и искать ответы на самые злободневные вопросы для нас, граждан Республики Беларусь
. А.Суздальцев мне не друг, потому что мы с ним даже не знакомы, и какие-то человеческие отношения между нами не могли быть установлены. Но А.Суздальцев мне и не враг по той же причине.

Точка зрения А.Суздальцева на наши проблемы правомерна и не оспаривается, если это позиция политолога, а не идеолога. Точка зрения любого другого исследователя проблемы также правомерна. Пример цилиндра ранее приводился. С одной позиции цилиндр видится как круг, с другой – как прямоугольник, с третьей - как эллипс. И, каждый прав, исходя из собственной позиции, а истина – одна на всех, когда все точки зрения проецируются на один экран. Таким вот чудным образом круг, прямоугольник и эллипс превращаются в цилиндр. В этом мой смысл и подход к полемике с уважаемым Андреем Суздальцевым как политологом. Ломать «копья» и пытаться переубеждать друг друга бессмысленно. И нового я ничего не сказал. Данный принцип демократии заложен в ст.4 Конституции Республики Беларусь: «Демократия в Республике Беларусь осуществляется на основе многообразия политических институтов, идеологий и мнений».

А теперь по существу. Цитата: «С этим балаганом необходимо кончать. И чем скорее, тем лучше, так как переформатирование белорусского оппозиционного движения уже явно задержалось. Если суммировать все независимые социологические исследования, то можно с уверенностью говорить, что последние два года в среднем от 60 до 70 процентов населения республики отказывают А. Лукашенко в доверии. При этом рейтинг оппозиции также не вырос. Возник треугольник взаимного недоверия: население – власть – оппозиция».

К балагану и оппозиции мы еще вернемся. Обращает на себя внимание то, что в цитате дважды упоминается слово «население» и ни разу слово «народ». Казалось бы, мелочь. Во-первых, это такое восприятие А.Суздальцева, и это его право. Во-вторых, наши точки зрения в чем-то и совпадают по оценке. Расходятся лишь по ответу на вопрос «что делать?». Да, народ, лишенный языка, символов, исторической правды, суверенного права выбирать власть и контролировать ее – это не народ, это население, дешевая рабочая сила, потребности которого ограничиваются «чаркой, шкваркой и крышей над головой». Моя логика и заключается в том, чтобы Беларусь сохранить как государство, а белорусов как народ. А для этого необходимо возрождение всех этих определяющих признаков народа. Позиция А.Суздальцева сводится к тому, что «… замена общегражданских и общенациональных политических инициатив проявлениями вульгарного национализма с элементами сакрализации упрощенных формул, связанных, например, с белорусским языком или с «простыми решениями» (участие в выборах, очередное «грозное» заявление Вашингтона и Брюсселя) сигнализируют об идеологическом кризисе оппонентов режима».

Во-первых, общегражданская и общенациональная ( на русском читай– общенародная), политическая инициатива и заключается в том, чтобы народ стал народом и исполнил свою главную конституционную функцию как первоисточник власти. Во-вторых, не очень понятно, что имеет в виду уважаемый политолог под понятием «вульгарного национализма». Это больше похоже на идеологический прием. Чтобы народ запугать словом «народ», его нужно перевести на итальянский (или другой) язык, придать ему оттенок негатива, типа «вульгарный» (для большего страха можно было бы использовать более контрастные негативы типа – кровожадный, человеконенавистный и т.д.)

Фраза: «сакрализация упрощенных формул, связанных, например, с белорусским языком…» это тоже определенный психологический прием, позволяющий обратить внимание на высокий интеллектуальный уровень (без сарказма) автора цитаты и малозначительность самой проблемы такой, как что такое язык для народа. А язык – это определяющий признак для народа (в отличие от населения) и духовная составляющая. В Беларуси так и говорят: «Мова – душа народа». В этот Великий день Воскрешения Христова полезно подумать и о душе, добре и зле, диаволе и Боге. Поговорим и об этом. Ниже.

«Конец одной авантюры». Так называется статья А.Суздальцева. Статья, которая вызывает столько вопросов и так заставляет работать мозг в поиске ответов, что приходит понимание, что в эту дискуссию должны включаться сотни и тысячи граждан. Должна быть общенациональная дискуссия, чтобы увидеть данную проблему как можно шире и объемнее. Уважаемый политолог берет за основу одну-две авантюры и на их базе пытается делать выводы и предлагать выход. В «сухом остатке» суть статьи заключается в следующем. «Эпоха А.Лукашенко» заканчивается, 60-70% народа (извините, населения) вождя не поддерживает, Россия разочарована, А.Лукашенко создает ей много проблем, белорусская оппозиция занимается «мышиной возней» и раздраями, а пора бы определиться и обозначить единого кандидата. Главная причина всех бед – А.Лукашенко. Россия «единому» поможет. Вперед, «рахиты, на Стамбул», впереди вас ждет светлое будущее.

На мой взгляд, это достаточно упрощенный взгляд на проблему и по двум авантюрам нельзя сделать полного анализа, а, соответственно, и объективных выводов. Нельзя установить причинно-следственные связи, степень вины и меру ответственности всех, кто причастен к возникшей ситуации. И, что немало важно, не допустить повторения ошибок в будущем.

Позволю изложить свой взгляд на поднятую тему. Две описанные авантюры А.Суздальцевым - это всего два звена в огромной цепи авантюр. События 19 декабря 2010 года – это не авантюра? А все выборы и референдумы после 1994 года и политзаключенные после их – это не авантюры? А изгнание послов из Дроздов? А сбитый воздушный шар с американцем и австралийцем? А уничтожение белорусского языка и символов? А В.Старовойтов, В.Леонов, А.Беляцкий, С.Коваленко, Ю.Ходыко и В.Сивчик, П.Шеремет и Д.Завадский… (всех не перечислить)? А исчезнувшие политики? А избиение депутатов в парламенте в 1995 г.? А разгон парламента в 1996 году? Как ни крути, а начало всей этой цепочки положили выборы первого президента Республики Беларусь. С цепочкой разобрались. Где корни? Они, естественно, глубже. Нужно копать.

Августовский путч 1991 года. Крах империи. Эйфория свободы и демократии - у одних, и ностальгия по союзу и империи – у других. Знаменитая фраза Бориса Николаевича: «Берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить». Оказалось, в самой России появились народы, желающие жить независимо от Москвы. Возникла ситуация краха теперь уже российской империи. И этот синдром краха империи изменил политику руководства России полностью - на противоположную. Вместо «берите суверенитет» – «возвращайте суверенитет, будем строить новую империю». 

Именно в этот период в Верховном Совете 12 созыва наибольший общественный интерес привлекали две, казалось бы, несвязанные между собой, темы. Работа комиссии по борьбе с коррупцией и принятие новой Конституции Республики Беларусь с широкими полномочиями президента. О том, что Конституция с широкими полномочиями президента и слабым контролем за его действиями со стороны парламента и общества в целом была большой ошибкой Верховного Совета 12 созыва, сказано в предыдущей статье. Результатом работы комиссии по борьбе с коррупцией стала мощнейшая «раскрутка» рядового депутата А.Лукашенко до уровня конкурентно способного кандидата в президенты. Никто не пострадал. Борьба продолжается. Борьба – это ведь процесс. А победа – результат.

С моей точки зрения, именно тогда начинался процесс воссоздания новой империи. Беларусь попала под этот эксперимент первой, потому что была самой «совковой» из всех республик СССР, самой русифицированной и самой стабильной. В классическую ситуацию политического противостояния власти и оппозиции был введен третий игрок, на которого ставила Россия. Казалось бы, зачем? Можно было бы поставить на вполне лояльного и хорошо знакомого России В.Кебича. Но В.Кебич не поддерживался теми, кто вздыхал по СССР, и теми, кто шел за новую Беларусь (у них был свой лидер). Кроме того, гнев и недовольство народных масс были направлены против власти, которая фактически находилась в руках Вячеслава Францевича. Одним словом, В.Кебич в 1994 году находился в том же положении, что А.Лукашенко в 2012 году. На оппозиционном фланге созревал сильный тандем популярных политиков З.Позняка и Г.Карпенко. То, что Г.Карпенко на выборах 1994 года работал бы не в пику З.Позняку, это я утверждаю, поскольку после снятия своей кандидатуры он мне лично дал команду все силы по Молодечно бросить на поддержку З.Позняка. В первом туре в Молодечно победил З.Позняк, на втором месте был В.Кебич. Избиратели З.Позняка не перешли бы к Г.Карпенко, но избиратели В.Кебича, А.Лукашенко и С.Шушкевича могли бы легко стать избирателями Г.Карпенко. Второй тур был бы совершенно другим.

Этого не случилось. По странным обстоятельствам или нет, но С.Шушкевич со своими коллегами социал-демократами отозвали подписи по выдвижению Г.Карпенко кандидатом в президенты, а ЦИК «забраковал» 18000 подписей избирателей.

С.Шушкевич на выборах работал на электоральном поле З.Позняка, тем самым не давая последнему сконцентрировать все демократические голоса для прохода во второй тур. В.Новиков и А.Дубко дробили голоса В.Кебича, чтобы создать контраст для отрыва А.Лукашенко. Сценарий не предусматривал в качестве победителя никого, кроме А.Лукашенко. Это был российский сценарий. Смущает еще одно маленькое обстоятельство. Когда создавалась комиссия по борьбе с коррупцией, ее никто из депутатов всерьез не воспринимал. Тем не менее, в качестве шутки, С.Шушкевич предложил на пост председателя этой комиссии кандидатуру А.Лукашенко. Возможно, кому-то это покажется случайностью. Но случайность – это неосознанная закономерность в связи с закрытостью или недостаточностью информации для анализа.

А.Лукашенко как кандидат в президенты в большей степени, чем другие отвечал интересам политического руководства России. Молодой, энергичный, амбициозный, боец, за словом в карман не полезет, обладает хорошими артистическими данными, ностальгирует по СССР, не видит разницы между русскими и белорусами, лестно отзывается о России. России нужен был свой ставленник в Беларуси, она его нашла и поддержала. Но интерес-то в чем? Интерес власти всегда в бизнесе. В создании на территории Беларуси никем не контролируемого оффшора для получения и присвоения сверхприбыли.

Чтобы бесконтрольно заниматься бизнесом, необходимо убрать с политической арены главное препятствие, хозяина и первоисточника власти – народ, превратив его в население. Поэтому на первом же году правления наносится удар по духовным основам народа – по языку и национальным символам. Кому они мешали? 4 года жили под бел-чырвона-белым флагом, только начинали говорить на родном языке, и вдруг –референдум. Может быть, какие-то группы народа протестовали против символики и языка? Нет. Все военнослужащие КГБ, МВД, МО 31.12.1992 года приняли присягу под национальными - государственными символами и на белорусском языке. А.Лукашенко сам принимал присягу и под национальными символами и национальном языке. Начинают проявляться роли: кто исполнитель, а кто заказчик и организатор данного деяния.

Следующий удар наносится на референдуме 1996 года. Ликвидируется принцип независимости законодательной, исполнительной и судебной властей. Разгоняется избранный народом парламент, соответственно, некому контролировать бюджет и состояние законности в стране. Вся власть сосредоточена в одних руках. Народ перестает быть первоисточником власти. Заказчики и организаторы уже не маскируются и открыто присылают своих гонцов (В.Черномырдина, Г.Селезнева и О.Строева) для организации антиконституционного переворота в Беларуси.

Необходимые условия созданы. Время бизнес-проектов. Для наглядности несколько примеров. Для внутреннего потребления Беларуси необходимо 6.3 млн. тонн импортной нефти. В республику закачивается 21.5 млн. тонн самой дешевой нефти. Братский российский народ горд тем, что может помочь братьям-белорусам. В свою очередь, братский белорусский народ благодарен братскому российскому народу за такое огромное количество такой дешевой нефти. Радость переполняет сердца братских народов. А деньги где? Каждому свое. Радость – народам, а деньги – олигархам. 50% или 10.75 млн. тонн дешевой нефти для белорусского народа на условиях давальческого сырья перерабатывается четырьмя крупнейшими российскими фирмами и в виде дорогих продуктов нефтепереработки вывозится за границу. А чтобы не платить пошлину за вывоз нефтепродуктов, можно вывезти как любое другое химическое вещество, которое не облагается пошлиной. Прибыль поступает в «кошельки» власти, и ни какого отношения к народу не имеет. По оценке Г.Зюганова, такими и подобными схемами из России за последние 3-4 года выведено 330 млрд. долларов. На белорусскую долю нефти есть свои «кошельки»-посредники, информация о которых появилась благодаря санкциям ЕС. Данных об осевших в «кошельках» прибылей нет. Но, судя по названиям и масштабам фирм местных олигархов, деньги немалые. А народ-то где – и российский, и белорусский? А население – в поле. Повышает производительность труда, для того, чтобы зарплаты росли.

По данным А.Суздальцева, Россия за 16 лет закачала в Беларусь в виде дотаций, субсидий, прямой помощи и так далее – 135 млрд. долларов. Кому и в каком виде они достались, мы этого не знаем.

Информация о торговле оружием – вообще за семью печатями. Известно только, что есть такая тема. По словам бывшего министра финансов, статьи доходов в бюджете такой нет. Судя по тому, что посредник в этой торговле - В.Пефтиев, единственный миллиардер в Беларуси, деньги «крутятся» немалые и оседают в нужные «кошельки». Ясно, что в Беларуси столько оружия нет. России хорошо (имеются в виду профильные олигархи и бизнес-политики, а не народ) и Беларуси хорошо (той же категории).

«Серых и черных» схем может быть множество, и деньги, которые утекают мимо бюджета немалые, поэтому и живем бедно. Все мечтаем о 500 долларах. Для Беларуси созданная система власти становится непосильной. Диктатура - очень дорогое удовольствие для народа. Нужно дополнительно содержать невообразимое число чиновников, идеологов, омоновцев, налоговиков и всевозможных контролеров, охранников и обслуживающего персонала, сотрудников политического сыска и т.д. и т.п. Это сотни тысяч человек выведены из реального сектора экономики и тяжелым бременем сидят на шее трудового народа. Не зарабатываем мало, а получаем мало из заработанного. Каменщик в России получает в 3-4 раза больше чем в Беларуси. Механик по ремонту машин в Бельгии получает в 10 раз больше, чем в Беларуси. Поэтому и 1000000 трудоспособных граждан эмигрировали на заработки в соседние страны. А это – недопоступления в бюджет.

Никто не позаботится о народе больше, чем сам народ. А посему и России и Беларуси нужно истинное народовластие и жесткий контроль за теми, кого выбираем.

К чему все эти длинные рассуждения? К тому, чтобы понять, где причина, а где следствие. Устраним причину, исчезнет и следствие.

Политическое руководство России за эти 20 лет не предложило ни своему народу, ни другим народам привлекательных моделей ни в политическом устройстве государства, ни в финансово-экономической, ни в правоохранительной и судебной системе. Верховенство Закона и приоритет Права не в самом высоком почете.  И уровень жизни рядовых граждан не сильно привлекательный. Индикатор здесь простой. Где складируются деньги олигархов? На Западе. Где лечатся родственники политической и бизнес элиты? На Западе. Где учатся и живут их дети? На Западе. Где скупается недвижимость, пароходы, яхты, спортивные клубы и т.д.? Все там же. И Беларусь стремится развивать отношения с цивилизованным Западом. Находясь в центре Европы, мы не можем поступать иначе. Но, как только начинается развиваться западный вектор, «неожиданно» возникает очередная авантюра и отношения с Западом заканчиваются. Вопрос- кому это выгодно? И ответ – почему маятник раскачивается. Сам по себе маятник ведь не качается. Законы физики.

В этом и кроется ответ на вопрос, почему на всех выборах президента в Беларуси не было ни одного кандидата, открыто выступающего за интеграцию с Россией. Потому, что модель не привлекательная и кандидат не проходной. И Россия не смогла ни разу поддержать открыто пророссийского кандидата, хотя на всех выборах они присутствовали и шли под флагами ЕС.

Создавая все новые и новые интеграционные проекты, политическое руководство России решает две задачи – потешить свои имперские амбиции, а самое главное обеспечить процветание своего частного бизнеса. Поэтому и строятся эти проекты не на взаимном интересе и привлекательности, не на добровольном согласии, а по методу силового принуждения и диктата. Мнением народа вообще никто не интересуется.

Балаган в оппозиции и отсутствие скоординированных действий - это результат деятельности спецслужб России и КГБ Беларуси. Кукловоды там и сценарии пишутся там.

«Куклы» определятся с единым кандидатом от оппозиции, когда кукловоды договорятся на замену вождя. Сама по себе оппозиция очень ослаблена и как самостоятельная политическая сила не способна решить вопрос власти в стране. О какой оппозиции и едином кандидате можно говорить при Сталине, или при Гитлере, или при Чаушеску и Каддафи? Политической силой становиться консолидированный гнев и недовольство граждан условиями жизни и террором против них со стороны властей. А этот процесс стихийный и никем не управляемый. На волнах таких революций могут появиться совсем неожиданные лидеры или известные, но очень не выгодные сформированным политическим и бизнес кланам.

0

59


Интеграционный ремейк


Обещание хорошо тем, что от него всегда можно отказаться. (Ш. Талейран)

Через две недели в Москве пройдет инаугурация четвертого президента России Владимира Путина. Следующие президентские выборы в РФ состоятся только в 2018 году, когда, без сомнений, российскому руководству придется держать ответ за третий этап интеграции на постсоветском пространстве (Таможенный союз – Единое экономическое пространство). Цена интеграции в формате «тройки» слишком высока , чтобы от потраченных миллиардов долларов в виде кредитов и безвозвратных ресурсов можно было бы отмахнуться. Стоит напомнить, что современный формат финансово-ресурсной поддержки экономики РБ со стороны России (после ноября 2011 г.) составляет более 8 млрд. долларов в год, не учитывая очевидных преимуществ, получаемых белорусскими производителями на российском рынке.

Для России участие в третьем этапе интеграции на постсоветском пространстве имеет принципиальное значение. Фактически , речь идет о последней попытке собрать дееспособную интеграционную группировку. Понятно, что провал проекта ТС-ЕЭП способен нанести огромный ущерб имиджу российского государства, привести в перспективе к необратимым и негативным для Российской федерации геополитическим последствиям в Евразии.

Полноценный ТС-ЕЭП позволил бы не только укрепить позиции России в диалоге с Евросоюзом, но и создал бы основу для расширения сферы интеграции уже на большую часть Евразии. В перспективе, и это необходимо учитывать в текущем анализе, российское руководство нацелено на создание единого евразийского экономического пространства от Атлантики до Тихого океана или, как принято говорить, «от Бреста до Владивостока», что подразумевает совместные проекты между ТС-ЕЭП с ЕС, ЕАСТ и АСЕАН. Безусловно, на сегодняшний день Евросоюз вряд ли с должным вниманием относится к идее евразийского экономического пространства , считая ее не более чем надеждами Кремля на новый мегапроект , способный выдержать обостряющуюся год от года конкуренцию с Китаем. А вот появление на постсоветском пространстве жизнеспособного интеграционного проекта , имеющего свои внутренние резервы для саморазвития, модернизации экономик стран-партнеров, роста товарооборота и т.д. Брюссель игнорировать не мог бы.

Тем не менее , высокая приоритетность интеграционного проекта ТС-ЕЭП не превращает Россию в заложницу своих партнеров по ЕЭП. Ровным счетом , наоборот. Цена провала проекта для России крайне серьезна , но Российская федерация справится с таким ущербом , как она в итоге справилась с развалом СССР. Для Казахстана же и Беларуси , провал проекта ТС –ЕЭП будет равнозначен экономической , а затем и политической катастрофе. В Минске, похоже, этого не осознают в полной мере либо же рассчитывают на то, что при любом развитии событий Россия все равно не оставит республику без поддержки.

В декабре 2010 г. белорусский парламент в срочном порядке ратифицировал все соглашения по вступлению в Единое экономическое пространство, что, однако, не предотвратило экономической катастрофы , в которую окунулась республика буквально через два месяца (февраль 2011 г.) Кризис 2011 года продемонстрировал , что белорусская экономическая модель, построенная на безусловном допуске к российским дешевым энергоносителям и российскому рынку, закрытом собственном национальном рынке и монопольном госсекторе , не дееспособна , и единственный существующий выход- участие Республики Беларусь в реальной интеграции . В ином варианте белорусская экономика начинает распадаться буквально на глазах , что было особенно заметно в апреле-мае 2011 года.

Постепенное «выползание» республики из кризиса на рубеже 2011 – 2012 гг. происходило в первую очередь благодаря экономической поддержке со стороны России
. Сейчас белорусское руководство и не вспоминает , как в мае-июне 2011 г. А. Лукашенко обещал белорусскому народу стабилизацию экономической ситуации в стране через неделю, к концу месяца, через «пару» месяцев и т.д., т.е. в те тревожные дни, когда уже даже студенту экономического факультета стало очевидно, что Беларусь – банкрот, и дефолт буквально дышит ей в спину, а белорусские власти считали дни и часы до первого транша Антикризисного фонда ЕврАзЭс. В настоящее время достигнутая относительная экономическая стабильность преподносится исключительно как победа воли и разума высшего белорусского руководства.

Справедливости ради , по прошествии девяти месяцев от пика кризиса 2011 года необходимо признать, что действия экономического блока белорусского руководства в 2011 году были в целом адекватны тем обстоятельствам , в которых оказалась экономика страны, хотя и немного запаздывали. Тем не менее, именно вхождение республики в интеграционный проект ТС-ЕЭП и полученные в рамках это процесса ресурсные авансы спасли республику от экономического краха.

Однако же , внимательный взгляд на отношение Беларуси ( да и Казахстана) к теме участия в проекте ТС-ЕЭП обнаруживает, что за дежурными фразами о готовности идти вместе с Россией и дальше по пути интеграционного строительства до сих пор спрятаны старые лимитрофные надежды на иждивенческое существование собственных «национальных экономических моделей» под сенью очередной интеграционной инициативы России. Исподволь готовятся и даже уже используются различные схемы, позволяющие использовать, прежде всего, соседские ресурсы и российский рынок, тщательно при этом отгораживаясь от исполнения интеграционных задач на деле. В частности , в ходе продвижения вглубь интеграционного проекта, постепенно выявляется странная тенденция: широко пропагандируемый той же белорусской стороной принцип равноправия в интеграции , относится почему-то исключительно к равноправию на российском рынке и в отношении российских ресурсов, к примеру, российской нефти. При этом , Минск , само собой, не задается вопросом , каким образом такое «равноправие» на ресурсах одного из партнеров коррелируется с общей философией интеграционного проекта и соотносится с суверенитетом той же России. Зато , когда российская сторона проявляет интерес к белорусским ресурсам (к примеру, калийной соли – «Беларускалий») или белорусскому небу («Белавиа»), Минск в полном единении проправительственных и оппозиционных кругов очень эмоционально противостоит «рейдерским захватам» со стороны российского капитала и «угрозе белорусскому суверенитету».

Подобное одностороннее понимание условий работы в рамках ЕЭП настораживает, так как белорусское руководство готово реализовать свободу перемещения труда, капитала, услуг и товаров исключительно на российском рынке, не оставляя надежд на формирование своеобразного «интеграционного анклава». Но проблема заключается в том, что сама логика проекта ТС-ЕЭП не позволяет идти по пути пресловутой развноуровневой и разноскоростной интеграции, которая и обеспечила провал двух первых этапов интеграции на постсоветском пространстве (Iэтап – первая половина 1990-х гг., IIэтап – конец 1990 г. – первая половина 2000-х гг.).

Проект ТС-ЕЭП весьма динамичен , и в основе его находится не увеличение товарооборота и роста ВВП, на что постоянно указывает академик С. Глазьев, а устойчивое и сбалансированное экономическое развитие всех стран-партнеров по ЕЭП, которое невозможно без диверсификации и модернизации экономик России, Казахстана и той же Беларуси.

Оставаться вне данных процессов , сославшись на особые экономические и политические условия, включая очередные внешнеполитические конфликты с ближними и дальними соседями возможно, что и пытается сейчас сделать белорусское руководство, но такого рода уловки чреваты тем, что они только оттягивают неминуемые структурные реформы в национальной экономике и подставляют национальных производителей товаров и услуг под удар нарастающей конкуренции со стороны прежде всего российских корпораций.

Естественно, «анклавный» вариант участия в интеграционном проекте, в котором ведущий партнер завершает оформление вступления в ВТО, выглядит примером политической недальновидности. На определённом этапе ни Россия, ни Казахстан не смогут мириться с подобной практикой своего партнера , и кризис проекта неминуем.

Сложно понять, каким образом собирается А. Лукашенко в условиях развития проекта ТС-ЕЭП сохранить весь комплекс российской финансово-ресурсной поддержки, при этом повторить ситуацию Союзного государства , в которой Минск , выйдя на устраивающий его уровень получения от России дотаций и преференций , фактически блокировал развитие политической части российско-белорусской интеграции, так как создавшийся вариант получения ресурсов «сейчас» под обещания интеграции «завтра» оказался идеальным для белорусского истэблишмента. Официальный Минск явно рассчитывает на интеграционный ремейк.

Обратим внимание на заявления А. Лукашенко, сделанные им за последние семь-десять дней.

17 апреля белорусский президент отметил активность иностранных банков (т.е. российских) на территории республики , заявив, что «Меня все больше в последнее время настораживает факт и у меня достаточно информации по этим фактам, когда иностранные банки, чтобы привлечь себе средства наших крупных предприятий, которые в основном приносят в страну валюту, начинают задабривать, а порой и угрожать: кредит не получите. Или наоборот: мы вам кредит дадим, он дешевле, чем у белорусских банков, но все ваши расчетные счета должны быть в нашем банке. То есть вся валюта должна поступать только в иностранные банки и ни в коем случае счетов предприятий не должно быть в белорусских банках». Естественно, в белорусских традициях административных решений в экономике, А, Лукашенко готов применить к филиалам зарубежных банком карательные меры: «Идет давление на предприятия, крупные предприятия. Это недопустимо. Если уж я возьмусь за этот вопрос, то вы знаете, мало кому–то не покажется. Подобная практика здесь недопустима, категорически! Поэтому пригласите напрямую руководителей этих банков, все они являются белорусскими гражданами, и предупредите, что с них начнем… «конкуренция должна быть, но добросовестная». Понятно, что от филиалов потребуют белорусский госсектор кредитовать, но контролировать финансы должников будут исключительно белорусские банки со всеми вытекающими последствия для иностранного капитала.

Очевидно, что если бы белорусские банки имели достаточные финансовые резервы, то обеспечивали бы кредитование белорусских предприятий. Но если денег у белорусских банков просто нет, то как быть национальному производителю? Идти в зарубежный банк, что, как выясняется, является почти преступлением. Трудно охарактеризовать действия белорусского руководства иначе, как ограничение конкуренции на банковском рынке, то есть прямое нарушение самой основы четырех экономических свобод, без которых не может развиваться Единое экономическое пространство.

В это же время белорусское руководство стремится активно развивать проекты с третьими странами, рассчитанные именно на свободу перемещения в ЕЭП товаров. В частности , в стадию строительства вступил проект по запуску в РБ автосборочного производства китайской фирмы Geely.

Стремление китайских автопроизводителей проникнуть на российский рынок , составляющий почти 90% рынка ЕЭП, известно и понятно. Но как объяснить желание белорусской стороны предоставить свою территорию для проектов , с одной стороны, не имеющих экономической перспективы в России, а , с другой стороны, подрывающих интеграционный имидж Республики Беларусь. Осуществить локализацию автосборки на 51% в республике невозможно. Элементарная отвертка является ничем иным , как замаскированным ввозом китайского легкового автотранспорта на российский рынок в обход таможенных пошлин Таможенного союза.

Контрабанда , по-прежнему, важнейший источник пополнения белорусского бюджета
. За последние два десятилетия она стала настолько привычной , что использование белорусской территории, как и структур белорусского государства для создания очередных контрабандных схем по эксплуатации российского рынка , никого не удивляет. История функционирования во второй половине 1990-х годов российско-белорусской таможенной зоны , когда благодаря белорусской таможне на российскую территорию шли целые караваны контрабанды, уже классика. Однако контрабандная авантюра с поставками миллионов тонн нефтепродуктов, замаскированных на белорусской таможне под растворители и разбавители, на латвийские и эстонские портовые терминалы, имеет все шансы войти в историю таможенного дела. Между тем , ущерб нанесенный российскому бюджету, от которого утаивают экспортную пошлину за вывоз выработанных из российской нефти бензина и дизельного топлива, уже приближается к 1 млрд. долларов, что составляет 1,75% ВВП Республики Беларусь.

Этот незаконный доход , как факт паразитирования на российских дотациях, сам по себе уже носит просто аморальный характер. Трудно понять высших должностных лиц европейского государства , стремящихся не только получить от спонсора все новые и новые дотации и преференции, но постараться этого же спонсора еще обворовать, что, видимо, считается особой доблестью и геройством.

Естественно, невыплаченные экспортные пошлины, утаенные от российского бюджета, подлежат возврату. Иначе , очень скоро после авиационного кризиса между Москвой и Минском возникнет еще и нефтяной.

Жизнь, так или иначе, продолжается, и ЕЭП, как этап ее развития, берет свое. 21 апреля, выступая на традиционном субботнике, А. Лукашенко неожиданно вспомнил о расширяющейся миграции белорусских рабочих строительных профессий в Россию: «Свободное перемещение капитала, рабочей силы - в этом смысл ЕЭП… Да, уехали не худшие люди, очень квалифицированные кадры». Белорусский президент, видимо, понимает, что республика оказалась на жестком конкурентном рынке рабочей силы ЕЭП. Беларусь, теряя специалистов, на этом поле проигрывает. Но на людей ведь не прикрикнешь, как на банкиров. Выводы А. Лукашенко делает теоретически верные: «Поэтому мы должны сделать все, чтобы наши люди оставались здесь работать… Мы просто должны бороться за человека, создавая нормальные условия, чтобы люди оставались здесь и трудились на своей земле». Проблема в том, что кроме призывов, иных инструментов, чтобы не превратить Беларусь в страну с аграрно-миграционной экономикой, белорусские власти не имеют : «Мы потихоньку выравниваемся по заработной плате. А те инвестпроекты, которые мы реализуем, то я не думаю, что отсюда строитель поедет в Россию на заработки. Я не хочу сказать, что здесь у них зарплата больше, чем у некоторых россиян-строителей, которые там работают. Не в этом дело. Но у нас сегодня и цены в пять раз ниже, чем в Москве. Это тоже надо учитывать. Поэтому тот, кто хочет хлебнуть добра на чужбине, пусть едет, мы не мешаем».

Средний заработок квалифицированного строителя в Москве , Московской, Ленинградской , Калининградской областях превышает 60 тыс. рублей (более 2 тыс. долларов), цены в московских гипермаркетах отличаются от минских на 10 - 40% (что немало, но не в 5 раз)
. Прогноз очевиден и не оставляет иллюзий : если А. Лукашенко попытается и дальше играть в интеграционные ремейки , он рискует остаться с одними пенсионерами… Люди сами сделают выбор, и он будет вполне экономически обоснованным.

А. Суздальцев, Москва, 22.04.12

0

60

Новый виток со старыми проблемами
07.05.2012 12:03 | АФН


«… заседание продолжается!» (К-ф «Двенадцать стульев»)

Сегодня состоялась инаугурация четвертого президента России (он же и второй) Владимира Путина. После смерти Б. Ельцина в России осталось два экс-президента – Д. Медведев, а также первый и последний президент СССР М. Горбачев. Оба на свободе… Между прочим, наличие экс-президентов в политическом бомонде современной России является индикатором определенного уровня развития демократии. Как, впрочем, и отношение к оппозиции, митингующей на Болотной площади…
Вопрос о демократичности российского политического уклада имеет непосредственное влияние на выработку стратегии борьбы за свержение режима А. Лукашенко. Но, думается, будь Россия самой демократичной страной на планете, а место премьер-министра достанься М.Прохорову или Б.Немцову, и это бы не остановило представителей белорусской оппозиции от попыток поставить знак равенства между российским и белорусским политическим режимами. Понятно, что такая позиция необходима для обоснования прозападной геополитической ориентации.
Белорусская оппозиция, предъявляя России обширный список претензий, затрагивающий разнообразные жизненные аспекты, начиная от упреков исторических и заканчивая современными, все-таки в первую очередь выделяет тезис о том, что именно Москва «содержит» режим А. Лукашенко, обеспечивает его экономически и продлевает его существование, тем самым, по ее мнению, ставит под угрозу суверенитет белорусского государства. Естественно, в новом президентстве В. Путина ждут точно такие же обвинения со стороны оппонентов режима А.Лукашенко.
Но пришлось бы сегодня вообще рассуждать на тему белорусского суверенитета, если бы Россия последние двадцать лет не предоставляла республике финансово-ресурсную и рыночную поддержку? В свое время о российской экономической помощи хлопотали и С.Шушкевич и В.Кебич.
К сожалению, большая часть белорусского политического класса до сих пор не совсем адекватно оценивает реальный экономический статус своего государства, воспринимая традиционную поддержку со стороны России, как естественный и объективный ресурс Беларуси, который ей принадлежит по праву. Мотивация России, оказывающей эту поддержку, является темой непрерывной полемики. Наиболее распространенное мнение основывается на убежденности в близкой перспективе «скупки» «фамильного серебра» и последующим включением Республики Беларусь в состав Российской Федерации. Определённые усилия в укоренении данных мнений предпринимал и предпринимает А. Лукашенко.
В преддверии нового президентства В. Путина вышеназванные вопросы широко обсуждаются в белорусском обществе, как и еще ряд принципиальных вопросов, связанных с перспективой, как российско-белорусских отношений, так и выживаемости правящего в республике режима.
Итак, все-таки принципиально важно понять: поддерживает ли сейчас Москва режим А.Лукашенко или воспринимает его как политическую реальность, с которой необходимо мириться? Раскрытие этой темы логично приводит к вопросу: с вхождением Беларуси в Единое экономическое пространства восстановил ли А. Лукашенко свой статус стратегического союзника России или же он остается в ранге временного попутчика? С учетом специфического положения Беларуси на мировой и региональной арене трудно будет обойти лимитрофную политику официального Минска и ее соответствие контексту создания Евразийского союза?
Ответы на данные вопросы и определят политику администрации В. Путина в отношении Минска в условиях формирования Единого экономического пространства и его будущего политического образования – Евразийского союза. Этот момент очень важен, так как он задает определенный формат: Беларусь для России интересна только в статусе субъекта интеграции.
Вне интеграционного проекта Беларусь для российского истеблишмента не существует, оставаясь очередной Молдавией с раздачей румынских/польских паспортов/карточек и вполне вероятной неформальной инкорпорацией в состав Румынии/Речи Посполитой в качестве колонии.

Вне крупного интеграционного проекта республика бесперспективна для крупных инвестиций, ее транзитный статус с вводом в строй Nord Stream и БТС-2 значительно девальвирован, военно-стратегическое значение сомнительно из-за крайне нестабильной политики А. Лукашенко, постоянно стремящегося к политическим маневрам между Брюсселем и Москвой.
Новое российское правительство, которое, и это уже без сомнений, будет возглавляться Д.Медведевым, в отношениях с Беларусью будет опираться на солидный пакет соглашений, обеспечивающих вхождение республики в Единое экономическое пространство. Это не обещает Минску легкой жизни. К тому же и президент В. Путин, и премьер-министр Д. Медведев имеют собственный опыт совместной работы с А. Лукашенко. Российское руководство прекрасно осознает уровень договороспособности белорусского президента, его склонность вместо выполнения подписанных соглашений искать обходные пути, включая политические кампании с использованием США, как в 2006 -2007 годах или Евросоюза, как в 2011 – 2012 гг.
Весь комплекс российских финансово-ресурсных дотаций и преференций в пользу Беларуси имеет смысл только при включении республики в неумолимое интеграционное расписание, которое, надо признать, оказалось весьма напряженным. Скорость преобразования каждого нового этапа интеграционного проекта ТС – ЕЭП несет несомненную угрозу выживаемости режима А. Лукашенко. Это учитывается, и политическая судьба А. Лукашенко вызывает определенное беспокойство у российского истеблишмента.
При формировании ТС-ЕЭП фактор авторитаризма воспринимался в тактическом плане. Считалось, что режим личной власти позволяет принимать решения в формате личных договоренностей, что создало иллюзию оперативного формирования ТС-ЕЭП. Однако, при этом Москва столкнулось с жестким шантажом со стороны официального Минска: только 6 июля 2010 г. Беларусь реально присоединилась к Таможенному союзу, ТС начал работу с изъятиями, большинство вопросов в Комиссии ТС решались в формате консенсуса и т.д. Уже с 2010 г. республика получала 6,2 млн. тонн нефти для «собственных нужд» в качестве аванса для будущего вступления в ТС-ЕЭП. В 2011 год РБ вошла с российскими дотациями и преференциями объемом более чем в 8 млрд. долларов. Москва, как указывал автор этих строк вы декабре 2011 года, создала столь масштабный уровень поддержки экономики республики, что просить дополнительных бонусов стало просто невозможно, как, впрочем, и откладывать реформирование белорусской экономики под предлогом отсутствия ресурсов. Ресурсов было предоставлено выше головы…
Но, как оказалось, все мало… Буквально на глазах республика в очередной раз превращается в таможенную «черную дыру». И вопрос уже не об экспорте нефтепродуктов (возрожден пресловутый белорусский нефтяной офшор, в котором белорусская сторона демонстративно обворовывает российский бюджет миллионами тонн «разбавителей» и «растворителей»). Есть вопросы и к товарному экспорту с белорусской маркировкой. Неожиданно в республике развернулась настоящая скатерть-самобранка невероятных объемов – вывозят день и ночь фурами и вагонами. Еще немного статистики, и продуктивность белорусского сельского хозяйства перепрыгнет датское и голландское в несколько раз (!).
Впрочем, частное мнение автора данного материала, выстроенное на личном опыте многолетнего проживания в республике состоит в том, что современная Беларусь с ее экономическим укладом (и российскому руководству это давно надо было бы уяснить) это прежде всего контрабанда. Причем контрабанда в государственном масштабе. Более того, контрабанда лежит в основе экономического выживания республики. Такова уж  специфика хозяйствования А. Лукашенко и его правительства - могут жить только за счет соседей.
Контрабанда – естественный, привычный и традиционный промысел белорусского населения и белорусского руководства.
Вводя Республику Беларусь в новый интеграционный проект, данную специфическую особенность ее экономического уклада необходимо было учитывать. Тем более, что у РФ имеется опыт совместной работы с белорусской стороной в российско-белорусской таможенной зоне с 1995 г.
Вопрос о новом расцвете белорусской контрабанды, безусловно, станет одним из самых «горячих» в «белорусской повестке дня» четвертого президента России. Как, впрочем, и невозможность реформировать ее экономику в формате Единого экономического пространства.
Задержка с третьим траншем кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭс не является случайной. Документация, которую предоставила белорусская сторона в качестве обоснования для выделения 440 млн. долларов не имеет никакого отношения к реальному состоянию дел в белорусской экономике. Условия предоставления кредита АФ ЕврАзЭс белорусской стороной не выполняются и не будут выполняться. По-видимому, В. Путину придется решать данную проблему в политическом формате.
Стоит напомнить, что никуда не уйти от еще одного итога экономической политики А. Лукашенко - в 2012 году Беларусь объективно впадает в долговой кризис, и без внешней поддержки она из него не выйдет. Россия не может взять на себя столь огромные (18 млрд. долларов) долги соседнего, пусть и союзного государства. Кроме того, нет иллюзий в том, что «союзник» стоит на грани нового диалога с Брюсселем, т.е. А. Лукашенко будет вновь пытаться выбить из России финансовую поддержку, угрожая «уйти на Запад». Москва ожидает и готова к очередному белорусскому внешнеполитическому сальто-мортале. Учитывается, что предпринимаемые официальным Минском попытки диалога с Западом носят манипулятивный характер. При всем желании Евросоюз не в силах заменить российский рынок и российские энергоносители. Брюссель не планирует даже в долгосрочной перспективе принять республику в состав Евросоюза. Поэтому все попытки давить на Москву бурной имитацией диалога с Западом бессмысленны и несут серьезные имиджевые потери, как для Лукашенко, так и для Запада.
Во внешнеполитическом плане режим А. Лукашенко представляет из себя типичный продукт противоречий между Россией и Евросоюзом/НАТО, что, однако, только в строго определенной степени обеспечивает его выживаемость. Однако времена «холодной войны» ушли, и сейчас мы можем говорить о геополитических противоречиях или столкновении «вечных интересов» Востока и Запада, которыми страны, подобные Беларуси, пытаются как-то воспользоваться. Более того, эти противоречия, нося иногда весьма ожесточенный характер (развертывание европейского ПРО), по региональной тематике зачастую преобразовываются в совместные усилия, предпринимаемые в отношении глобальных проблем (афганской, допустим). В качестве примера можно привести размещение транзитной базы НАТО под Ульяновском – весьма показательный ответ белорусскому политическому классу, причем как его проправительственной, так и оппозиционной частям, активно эксплуатирующим идею о появлении НАТО у Смоленска, если Москва не пойдет навстречу требованиям Минска в части финансово-ресурсных дотаций и преференций.
Впрочем, такой же демонстрационно-декоративный характер носят и периодически повторяемые попытки Минска развернуть полномасштабное сотрудничество с Китаем, Венесуэлой, Ираном и т.д. Учитывая, что ни одна из широкоразрекламированных программ развития отношений РБ с третьими странами не увенчалась успехом, есть все основания утверждать - отношения с Россией для Беларуси безальтернативны.
Несмотря на то, что определенная часть оппонентов белорусского президента желает видеть проблему сохранения режима А. Лукашенко в качестве первоосновы для противоречий между Москвой и Брюсселем, с полным основанием можно утверждать, что ситуация как раз обратная. Белорусская проблема остается вторичной, хотя и используется в качестве инструмента геополитического давления, но с каждым годом все реже и реже. Слишком «скользким» и неприятным оказывается данный «инструмент». Брезгуют…
Действительно, как доказать Западу, что союз с Беларусью укрепляет Россию и содействует росту ее влияния на мировой арене, если Москве едва ли не ежемесячно приходится вступаться за развязавшего очередную международную склоку «союзника»? Причем, и это отмечают в России, Минск, сделав очередную попытку стравить Запад и Восток по белорусской проблеме, буквально кидается в ноги Москвы с воплем о необходимой ему поддержке. Проблем с Европой и США у России прогнозируется в достаточном количестве и без театральных представлений А. Лукашенко. Так что при подобной тактике Минск вряд ли дождется оваций со стороны Москвы .
Белорусскому президенту действительно сейчас некуда деваться от России, но и самой России он нужен только в статусе участника интеграции. Возникает парадокс: по объему взаимных обязательств А. Лукашенко объективно является стратегическим союзником России со всеми вытекающими для него привилегиями и открывающимися возможностями. А с другой стороны, белорусский президент является персоной, доверие к которой не питает даже последний кремлевский клерк. Но Лукашенко нет замены. Пока нет…
После 2011 года позиции А. Лукашенко в белорусском обществе существенно подорвались, но, вместе с тем, белорусский политический класс в своей основе не готов отказаться от иждивенческой схемы существования своего национального государства, олицетворением которой и является А. Лукашенко. В этом и заключается главная причина отсутствия альтернативной А. Лукашенко фигуры на белорусском политическом поле, а не в том, что белорусский президент зверским образом производит «зачистку» от вероятных конкурентов. Нет идей и программ, позволяющих вырвать республику из положения дотационной периферии и нет людей, способных эти идеи и программы сформулировать. Поэтому никаких реальных конкурентов А. Лукашенко после 2000 г. не «зачистил». Их просто не было… Карпенко и Гончар были последними…
А.Лукашенко представляет для Москвы проблему еще и в том, что белорусский президент не имеет политических перспектив в рамках все того же российского интеграционного проекта. Стоит напомнить, что в ноябре 2011 года в Кремле при участии А. Лукашенко и Н. Назарбаева был провозглашен курс на создание Евразийского союза – политической структуры, венчающей интеграционный проект ТС-ЕЭП (в перспективе и валютный союз). Судьба Н. Назарбаева с каждым месяцем становится все более предсказуемой, но трудно себе представить наличие в Евразийском союзе президента государства-партнера, переизбирающегося уже на пятый президентский срок (!). Между прочим, до этой славной даты в истории Беларуси осталось совсем немного - 1323 дня. Кто будет всерьез воспринимать такой Союз в современном мире? Понятно, что данная проблема, от которой никуда не деться, с каждым новым витком интеграции будет восприниматься все острее, пока не станет самой сложной в российско-белорусских отношениях. И это не тот случай, когда говорят, что «если предвидел, то уже наполовину решил». В данном случае наполовину не получится…
Андрей Суздальцев, Москва, 07 мая 2012 года, Politoboz.com

0


Вы здесь » ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ » В Беларуси » Что говорит из Москвы Андрей Суздальцев?