ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ

Объявление

ПЕРЕХОД НА САЙТ Fair Lawn Russian Club


Чтобы открывать новые темы и размещать сообщения, вам нужно зарегистрироваться! Это не отнимет у вас много времени, мы не требуем подтверждения по e-mail.
Но краткие комментарии можно оставлять и без регистрации! You are welcome!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ » В России » История СССР


История СССР

Сообщений 61 страница 90 из 196

61


Как модернизация погубила СССР

История, в общем-то, действительно ходит по кругу. Все, повторяясь у нас, уже где-то и когда-то было.

Говоря о нынешних попытках белорусских властей провести модернизацию, первым делом на ум приходит поздний СССР. И то, что Союз погубила, ни много, ни мало, радиотехническая промышленность.

Вот короткий рассказ о позднесоветской модернизации по воспоминаниям Альфреда Коха, экс-председателя Госкомимущества России, экс-заместителя председателя правительства Российской Федерации: «Горбачев встал во главе Советского Союза в 1985 году. Страна добывала примерно 600 млн. тонн нефти в год, помимо этого около 500 млрд. куб. м газа, металл, лес и прочее. Не забудьте, что это все вместе с Казахстаном, Украиной и другими республиками.

На территории РСФСР в то время добывалось нефти почти столько же, сколько и сейчас, — около 400 млн. тонн, а вот газа мы уже добываем больше — примерно 520 млрд. куб. м. В целом СССР имел довольно устойчивую экономику с очевидным сырьевым уклоном. К недостаткам этой экономики нужно отнести зависимость от импорта продовольствия, чудовищно милитаризованную обрабатывающую промышленность и сферу научных исследований и опытно-конструкторских разработок».

СССР заметно отставал от ведущих стран, прежде всего, в сфере информационных технологий, что не могло не сказаться на сохранении военного паритета. Поэтому было принято решение о резком качественном скачке в сфере высоких технологий.

Это решение, отмечает Альфред Кох, по сути, и развалило Советский Союз.

«Принятое решение было чрезвычайно субъективным, поскольку основывалось не на потребностях населения, не на спросе... <>. Так или иначе, но была принята программа ускоренного развития отраслей высоких технологий: электроники, робототехники, коммуникаций и связи. Госплан начал выделять огромные средства, началось строительство новых заводов, развивались исследовательские институты, открывались новые факультеты в вузах. Это тогда модно было называть — целевая комплексная программа. Потребовались массированные закупки западного оборудования — были выделены значительные средства в валюте.

Заработала пропагандистская машина: даешь научно-технический прогресс! Догоним Японию по количеству роботизированных комплексов! Персональный компьютер — это не роскошь, а необходимая в работе вещь! И дальше в том же духе.

Однако для сферы высоких технологий нужна совершенно другая культура производства. Совершенно иной уровень подготовки персонала — как рядового, так и инженерно-технического. Нельзя сказать, что в Советском Союзе таких людей не было. Конечно, были, и много. Однако все они трудились в отраслях, созданных еще при Сталине и Берии: в атомной промышленности, в ракетно-космической, авиационной и некоторых других.

Короче, нужно воспитывать новые кадры и переквалифицировать старые. Колоссальная задача!»

Причем, как особо отмечает г-н Кох, у Горбачева уже не было ресурса сталинских «шарашек»: «Оставалось одно — воспитывать не кнутом, а пряником. А если пряником, то нужно повышать зарплаты, строить больше жилья, больше и разнообразнее питаться, нужно выпускать хорошую, добротную одежду, качественные товары долговременного пользования и т. д. Опять находятся ресурсы, строятся заводы, закупается импортное оборудование. Опять бульдозер, урча, поворачивается и в эту сторону — даешь рост производства товаров народного потребления!

Желая развития воображения будущих инженеров нужно дать им более разнообразную духовную пищу, а не пичкать застойной, опостылевшей жвачкой. Значит, необходимо резко поднять качество собственного кинематографа, литературы, телевидения. Пришлось признать и неизбежность частичного открытия железного занавеса, пока на уровне попсы. Опять требуются пусть небольшие, но дополнительные ресурсы. Таким образом, тот маневр, который первоначально замышлялся как абсолютно локальный и безобидный, затронул практически все сферы Совка, и страна, абсолютно застывшая и, казалось бы, не сдвигаемая никакими силами, начала постепенно, все ускоряясь, меняться...

Этот маневр требовал все возрастающего колоссального количества ресурсов, что неизбежно сказалось на расходной части бюджета. Очевидно, что в сочетании с огромным оборонным заказом расходная часть бюджета росла год от года как на дрожжах».

Дальше началась борьба с пьянством, поскольку на новом оборудовании надо было все ж таки работать трезвыми... Сокращение потребления и производства алкоголя нанесло удар по бюджету: доходы от продажи алкоголя составляли примерно 20 процентов. Кроме того, в связи с сокращением расходов на потребление алкоголя, граждане предъявили освободившиеся деньги на рынок для покупки других товаров и смели с полок магазинов все, что на них было. Начался тотальный дефицит.

«Вопрос бюджетного дефицита в этих условиях лишь вопрос времени – поясняет Кох. – И он не замедлил явиться. Чем его покрывали? Тремя вещами. Первое — западными кредитами. В общей сложности было заимствовано около ста миллиардов долларов. Второе — необеспеченными кредитами (по сути — эмиссией) Госбанка. Это привело к тотальному дефициту всего. Третье — напоследок, в начале 1991 года, уже Валентин Павлов (тогдашний глава советского правительства) взял пятилетние кредиты (по сути — изъял средства граждан) у Сбербанка и Госстраха».

Представим себе, пишет Кох, «огромное количество заводских корпусов строится, закуплено импортного оборудования на миллиарды долларов. Миллионы людей работают на этих стройках. Им всем нужно платить зарплату. Но заводы, которые они строят, еще не производят никакой стоимости (забегая вперед, скажу — и не произведут, поскольку кончатся деньги). Таким образом, товаров больше не стало, а люди зарплат получили больше. Опять кошмар дефицита всего».

Собственно, так и начался распад. Начался именно с экономики, политическая составляющая пришла позже. Такой вот печальный (а, может, не такой уже и печальный – смотря с какой стороны смотреть) опыт модернизации.

Вам это ничего не напоминает?

Николай Рыжков, «Салiдарнасць»

0

62


Академик Пивоваров: «Современная Россия — это сталинская Россия»

В Москве Владимир Ханелис взял интервью у  доктора политических наук, профессора, академика Российской академии наук, директора (с 1998 года) Института научной информации по общественным наукам, члена научного совета при министерстве иностранных дел Российской Федерации, заведующего кафедрой сравнительной политологии факультета политологии МГУ (с 2010 года) Юрия Пивоварова. Он автор более 500 научных работ по политической науке, истории и правоведению. Родился в 1950 году в Москве. Окончил Институт международных отношений.

— Как понять ваше высказывание: «Хорошо здесь никогда не будет...»?

— Может быть, это не до конца стилистически выверенная,  неосторожная фраза. Но я с большим  пессимизмом отношусь к рассуждениям (русских и нерусских),  что Россия станет какой-то новой, принципиально другой, лучшей страной...  Нет. По указу президента Медведева  в следующем году Россия будет праздновать 1150-летие. Это немалый срок. Страна сформировалась, прошла свой путь. К этому нужно относиться с уважением. Что-то кажется западному человеку в России  нонсенсом, что-то его поражает, он  удивлен  дефицитом чего-то... А я отвечаю: нет, господа, это и есть главный, нормативный русский путь. Я всегда в этом случае привожу слова австрийского правоведа начала XX века Георга Елинека о нормативности фактического. Например, то, что называли  в советские времена  «нарушением соцзаконности»,  было,   напротив,   нормативностью этого режима. «Мочить» людей, как любит говорить наш премьер-министр.  Так и русская история — со всеми ужасами  и  не ужасами — она нормативна. Надеяться на то, что Россия  вдруг превратится во что-то другое, бессмысленно. В России никогда хорошо человеку не было.  Да, вот у нас так...

— И еще одна ваша фраза: «Старая русская история закончится, когда Россия потеряет Сибирь и Дальний Восток...» 

- В Интернете идет сбор подписей,   чтобы   посадить меня за эту фразу «как изменника Родины и врага народа». Что я имею в виду? Я совсем  не желаю своей стране   терять   территории   или  приобретать  новые. В  Сибири  и  на Дальнем Востоке идут процессы депопуляции. Население уменьшается. Люди умирают, люди  уезжают. Даже и не в этом дело — там происходит, если так можно выразиться, выход за пределы социальности... Плюс проблемы «китайских дел»... В историческом будущем Россия, возможно, не сможет удержать Сибирь и Дальний Восток. И речь не идет только о военном аспекте. Открываешь газету и читаешь, что водные и энергетические ресурсы Сибири, Дальнего Востока славно работают для  осуществления  12-й пятилетки  Китая. Наш  институт сотрудничает с Китаем. Я часто бываю там. Мне нравится  Китай. Но... это другой мир, другая культура, цивилизация.  В этом  есть  некая опасность. «Свято место пусто не бывает». По  статистике ООН,  треть разведанных  минеральных  ресурсов находится  в Сибири и  на Дальнем Востоке. А  не разведанных? Никто  не знает. Удержать эти  потенциально богатые районы можно только большой численностью населения, очень живой  социальной, хозяйственной  деятельностью  и  прочее,  и  прочее. У меня есть ощущение, что  всем  этим  Россия  не  может обеспечить Сибирь и Дальний Восток. Она  не может обеспечить  даже районы  до Урала...Говорю это потому, что я  русский  патриот. Не в том смысле, что она – лучшая, а смысле, что она – моя.  Нужно сделать все, чтобы как-то сохранить в этих paйонах  наше  присутствие... Может быть, Россия выйдет из периода упадка, начнутся другие процессы, и  вложили русские в Сибирь  и Дальний Восток за 350 своего присутствия немало.
Мною движет  и  инстинкт патриота,  и  инстинкт хозяина (по отношению к стране), чтобы она, если уж  нельзя удержать территории,   извлекла из этой ситуации  как можно больше пользы – исторической, экономической, социальной и т..д. Нужно быть реалистами. Нужно готовиться не только к  наступательным, но и оборонительным  войнам. Товарищ Сталин ошибся.  Oi готовился только к  наступательной  войне,  а  пришлось  вести  оборонительную.

— Значит, вы согласны с Суворовым (Резуном)?

Суворов все очень точно описал, но интуитивно. Сейчас историки и архивисты доказали:  Сталин готовил наступательную   войну.   Удары  должны были быть нанесены в августе 1941 года в районы Южной Польши, Восточной Пруссии, Будапешта... Но Гитлер начал войну 22 июня. Плана оборонительной войны не было. Начали «импровизировать» на ходу и «доимпровизировались» до Москвы. Что я имею в виду, говоря о стратегическо-оборонительном  варианте  по отношению  к Сибири  и  Дальнему Востоку?  Пока еще не поздно, пока еще есть покупатели, – попытаться продать все, что еще можно продать. И тому покупателю, кто не съест с потрохами...

— Кто же не съест с потрохами?  И  Китай  съест,  и  Япония,  и  Корея...

Я сторонник западного варианта — норвежцы, канадцы и т. д. Все-таки Россия  —  часть христианской цивилизации,  хотя  и  особая.  Мы — белая  раса,  хотя я  не  расист.  Об  этом  всём  не  надо громко кричать. Об этом нужно думать. Пока не создано всемирное правительство (о нем писал еще Кант),  а я сторонник  такой  идеи   и,  думаю, человечество к этому придет, Россия одна не справится с управлением огромной сокровищницы — Сибири и Дальнего Востока. Александр Невский, стоявший у истоков русской стратегии, считал, что нужнс идти отдаваться на Восток, а не на Запад. На Востоке могут убить, но все мы там будем, а на Западе душу отнимут — и поехал в Золотую Орду. Я не Александр Невский и считаю, что худо-бедно, но нужно идти на Запад. Так нас учит история. Но... Россия Западу  и  на фиг не нужна. Она для него,  для американцев, одна из средних региональных стран. Однако это уже совсем другая тема...

— Как же будет называться эта страна — без Сибири и Дальнего Востока?

— Не знаю. Может, Россия, может, Нероссия. Не хочу думать об этом...

— А что с Северным Кавказом, Кенигсбергом-Калининградом?

— Ничего об этом сказать не могу. Но я был в университете в Ростове-на-Дону, там у меня много замечательных друзей,  интернациональная компания, европейского склада люди,  они считают,  что Северный Кавказ Россия потеряет. Вот Александр Исаевич Солженицын предлагал Северный Кавказ отдать, а между ним и Россией вырыть ров. Но это,  сами понимаете, фантазии  художника. О Кенигсберге... Когда-нибудь, возможно, Россия его потеряет. Но  пока никто не рыпается. Как есть — так есть. Чтобы завершить тему территорий, скажу — когда распался Советский Союз, я подумал: а может быть, это шанс для России? Как разделение Германии дало шанс ФРГ стать таким  государством, каким оно стало. Ведь до  раздела Германии  ее восточная часть была лучше  развита, чем западная. Наше Поволжье, я мечтал, станет нашей Рейнской областью, Самара — Дюссельдорфом, Нижний Новгород — Дортмундом и т. д. Кстати, все эти города Поволжья в начале прошлого века переживали расцвет — в архитектуре, хозяйстве, быте... Главные проблемы России, на мой взгляд, это не Сахалин, Камчатка, Дальний Восток и т.д. Это «обезлюдивание» страны, сотни заброшенных деревень, население которых всосали Москва, Питер, другие крупные города; это разрушение системы  здравоохранения; социальной поддержки населения... Ладно. Можно еще долго перечислять главные проблемы России.

— Вы сказали, что «нужно уходить от Ленина». А куда?

— Это  метафора.  Ленин, как ни странно, фигура, с которой связана вся моя жизнь. Моя бабушка  из  известного дворянского рода Вилъяшевых (по второму мужу, тоже видному коммунисту, Кобылянская) была xopouio с ним знакома. Вернулась она из Швейцарии в Россию в «пломбированном вагоне». Похоронена на Новодевичьем кладбище. Я вырос на коленях вдов Дзержинского, Войкова... К нам в дом приезжали,  ночевали  возвращавшиеся  из лагерей люди. Я слушал  их рассказы. Поэтому в восемь лет стал законченным антисталинистом и антикоммунистом. Но в семье был  культ Ленина. До восемнадцати лет Ленин был для меня заместителем бога на земле. Потом, повзрослев, к этому гражданину, к этому господину,  мое отношение изменилось, но интерес остался.
Когда меня  иногда  спрашивают:  кто хуже, Ленин или Сталин? Я отвечаю: Сталин просто бандит, уголовник. Мясник, которого нужно было поставить к стенке,  как  и  Гитлера.  Все. Точка.  Остальное мне неинтересно. Ленин интеллектуал. Вернее, Ленин — тот позор, до которого может дойти русский интеллектуал. Это гениально угадал в «Бесах» Федор Михайлович Достоевский. У меня есть сборник писем Ленина к родным, выпущенный в 1924-1925 годах его сестрой. Читая их, видишь, как от нормального 21-22-летнего талантливого человека из новодворянской семьи до 50-летнего мужчины происходит деградация, разложение личности. Как от молодого человека, любящего маму, интеллигента, рождается то, что родилось. Виден его абсолютный цинизм, безжалостность, «все дозволено». Ленин все это «заквасил», а Сталин приспособил для народа, развил. Сталин — это народность. Он народный герой. Посмотрите в окно — там же до сих пор сталинская Россия. Нет никакой царской, горбачевской, ельцинской России.  Ельцинская  Россия — это Рублевка, а от горбачевской один «Фонд Горбачева» остался... Так, как современную Францию создал Наполеон III, а не Наполеон I, так современную, советскую Русь создал Сталин (с помощью ленинской «закваски»). Недавно я написал статью «Советская посткоммунистическая Россия». Она  вот о чем.  От  коммунизма Россия легко отказалась. От этих  всех  идеологий,  партий,  райкомов,  горкомов. Оказалось, что все это — фигня. Но Россия осталась    советской. Не по форме власти, а по типу власти и общества. Товарищ    Брежнев    был   прав, произнося слова какого-то из своих спичрайтеров,   что в новом советском обществе создана новая историческая общность — советский  народ. Я сам — советский  человек. В институте, которым я   руковожу, около тысячи душ.  Он самый большой научный гуманитарный институт в  России. Все его сотрудники: русские,  украинцы,  евреи,  армяне,  азербайджанцы,   корейцы  —  советские люди. Этот феномен описывали  и наши, и зарубежные социологи. Вот от такой страны, от такого человека нужно уйти. От такого  метафорического Ленина нужно уйти. Нужно бороться с Лениным. Ленин — демиург этого режима. Это он — безусловно, человек номер один XX века, во всяком случае для России,  —  гениальностью своей, разрушительной гениальностью, разрушительным    цинизмом приостановил другую возможность для России. Я глубоко убежден, что Россия начала XX века имела две возможности развития. Она избрала худший вариант. Почему — другой вопрос. При Александре III и Николае II Россия сделала колоссальные шаги вперед. Последнего русского царя не любят. Действительно, не гений, не герой, но он же практически позволял делать все что угодно. Нас учили в школах, что первая революция в 1905 году была неудачной. Неверно — удачной. Началось развитие демократии, парламентаризма, начался экономический подъем... Это стало возможным, потому что между сторонами был заключен компромисс, а не смертоубийство. В этом удача первой революции. Меня   оскорбляет наличие   всех этих  ленинских  проспектов,  памятники Ленину, фильмы о Ленине. Это суицидально для нашего народа.

— Исполнился ли, на ваш взгляд, план обер-прокурора Синода Победоносцева: «Треть  российских евреев следует уничтожить, треть ассимилируется, а треть эмигрирует» ?

— Я этого не знал, хотя Победоносцева читал,  изучал... Но так получилось. Так получилось... Я не мистик  и  не религиозный  мыслитель,   но помню, еще в детстве прочел у Бердяева, что его сделало немарксистом (сперва этот русский аристократ был марксистом) — судьба еврейского народа. Я вообще, честно говоря, не понимаю, и  в  этом смысле я — типичный герой Достоевского, как после всего, что произошло с евреями, возможно оправдание Бога? Если даже волос с головы человека не упадет без Его воли... Возможно, судьба еврейского народа — прообраз судьбы  всего человечества.... Единственный раз в жизни, в 1987 или в 1988 году, в метро, я чуть не умер, читая литературное произведение. Мне было 37 лет, здоровый мужик, занимался спортом, плавал. Со мной случился сердечный приступ, когда я читал роман Василия Гроссмана «Жизнь и судьба». Гроссман великий писатель. Солженицын у него «украл» (не забудьте  поставить кавычки)  Нобелевскую премию по  литературе.
Я читал рассказы Шаламова; читал как германист  много специальной литературы,  но сердечный приступ у меня случился, читая Гроссмана,  не понимаю — за что?  Как это стало возможно? Когда-то я долго работал в Баварии, ездил там в поезде.  Люди сидят, читают газеты, за окном мелькают  пейзажи, станции... И вдруг — Дахау! Едем дальше,  ничего,  все спокойны, приезжаем в Мюнхен. У меня в Берлине много  коллег, друзей, знакомых. Все чаще они говорят мне: «Знаешь, Юрий, конечно, мы, немцы, делали страшные вещи. Но надо учитывать и то,  сколько мы, немцы, спасли евреев. Некоторых казнили за помощь евреям». Меня эти разговоры ужасают. Меня ужасает охрана (иногда  это даже бронетранспортеры, в которых сидят крепкие немецкие парни) — возле берлинской синагоги.   Не возле  православной церкви, мечети, буддийского храма — только возле синагоги. В Венгрии, из которой я недавно вернулся, происходят гонения на евреев. Я сопредседатель Российско-Венгерской комиссии историков. Меня назначили, я ведь не унгарист. У меня в Будапеште много друзей евреев. Социалисты,  они  недавно  были у власти, симпатяги,  веселые жулики, дунайские  прощелыги. Но им на смену пришли суровые ребята. В Венгрии сейчас раздаются крики: «Мочи евреев!».  Конечно, я надеюсь, что Европейский Союз, НАТО  им  не  позволят  развернуться. А Россия... В России  всегда слово «еврей» было так же неудобно произносить в обществе,  как  и слово «член». А если его и произносили, то вполголоса.  Россия,  не забывайте, страна  антисемитская... Это я так,  на  всякий  случай...

— Я и не забываю... Какая судьба ждет евреев в России?

— Такая же,  как и  русских...

—   Спасибо за  интересную беседу.

0

63

историк
Алексей Кузнецов:

Временное правительство было очень самонадеянным и не могло оценить реальных угроз от большевиков. Вместо того чтобы подавить их, Временное правительство пошло им на встречу. Я считаю, что Временное правительство было заинтересовано в сотрудничестве с Корниловым. И надо было с ним договориться. Но ослепленный своими амбициями, страхами, не оценивая реально потенциал большевиков, Керенский принял стратегически неверное решение, вооружив большевиков. Вот этим оружием они потом его и свергли вместе с Временным правительством.

Временное правительство в России, центральный орган государственной власти, образовавшийся после Февральской буржуазно-демократической революции 1917, существовал со 2(15) марта по 25 октября (7 ноября) 1917. Являясь высшим исполнительно-распорядительным органом, Временное правительство выполняло и законодательные функции. Местными органами власти Временного правительства были губернские и уездные комиссары. Временное правительство создано по соглашению между Временным комитетом Государственной думы 1917 и меньшевистско-эсеровскими руководителями исполкома Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, без поддержки которого оно не могло существовать и действовать первые 4 месяца.

0

64

http://ria.ru/infografika/20100902/271470994.html

0

65

«Не будь меня в 1917 году в Петербурге...»

В годовщину Октябрьской революции и день рождения Льва Троцкого о роли личности в истории рассказывает Юрий Фельштинский

07.11.2013

134 года назад родился Лев Троцкий, а 96 лет назад произошла Великая Октябрьская социалистическая революция, как назывались события 25 октября 1917-го в официальной советской историографии. О своем видении личности Льва Троцкого — одного из организаторов захвата большевиками власти в Петрограде — и октябрьских событий рассказывает историк, публикатор наследия Троцкого, биограф революционера Юрий Фельштинский.

— В своих воспоминаниях Лев Троцкий писал: «Не будь меня в 1917 году в Петербурге, Октябрьская революция произошла бы — при условии наличности и руководства Ленина. Если бы в Петербурге не было ни Ленина, ни меня, не было бы и Октябрьской революции… Если б в Петербурге не было Ленина, я вряд ли справился бы… исход революции оказался бы под знаком вопроса». Так какова действительная роль Троцкого в октябрьских событиях?

— Основная сложность в осознании нами событий октября 1917 года состоит в том, что несколько десятилетий нам лгали про нашу историю. Лгали по незнанию или умышленно, по глупости и недоразвитости. Лгали плохие историки и хорошие, то есть те, кто на общем кошмарном фоне считался «порядочным человеком». И за эти десятилетия накопилось столько культурных слоев этой лжи, что избавиться от нее очень сложно.

Суть вовсе не в том, хороший Троцкий были или плохой, а в том, что все было не так, как описывала советская историография.

«Все висело на волоске»

Петроградский октябрьский переворот 1917 года был поразительной по дерзости операцией. Все настолько висело на волоске, что можно с уверенностью сказать: только тактическое соглашение Ленина с Троцким сделало возможным большевистский переворот в Петрограде, положивший начало событиям, вошедшим затем в историю как Октябрьская революция.

К октябрю 1917 года Троцкий, прибывший в Петроград, занимал должность председателя Петросовета. В общем-то это была достаточно беззубая организация. Троцкий был избран председателем «по старой памяти»: в первую русскую революцию Лев Давидович вместе с Александром Парвусом придумал эту форму правления и создал первый в России совет. В 1917 году, чтобы не изобретать велосипед, Троцкий снова встал во главе совета.

Власти у совета не было никакой, и никого бы эта организация вместе с ее руководителем никогда бы не заинтересовала (как не интересовала она до поры до времени Ленина), если бы не идиотское решение Временного правительства отправить на фронт петроградский гарнизон. Конечно, у правительства были на то серьезные причины. Люди на фронтах гибли, а петроградский гарнизон жировал в столице и «разлагался».

На фронт гарнизон отправляться, понятное дело, не хотел. И кому-то пришла в голову мудрая мысль — заключить соглашение с Петросоветом: совет (во главе с Троцким) запретит Временному правительству выводить гарнизон из столицы, а гарнизон за это будет поддерживать не Временное правительство (зачем же его поддерживать, раз оно хочет отправить этот гарнизон на фронт?), а Петросовет. Вот и произошло как в гимне «Интернационал» — «кто был ничем, тот станет всем». В эту минуту Петросовет Троцкого стал «всем» — единственной силой в городе.

«Ленина считали обузой»

Ленин в это время отсиживался в Финляндии, боясь нос показать в Петрограде, так как после неудачной попытки захвата власти в июле 1917 года и обнародования в прессе информации о том, что Ленин — немецкий шпион в Петрограде его могла ждать только камера. Но наступил момент, когда Ленину, несмотря на риск ареста, пришлось вернуться в Петроград.

Помните известную фразу Ильича, растиражированную и в литературе, и в кино: «Вчера было рано, завтра будет поздно»? Фраза абсолютно адекватно отражала ситуацию. Забудем про штурм Зимнего дворца, которого как штурма никогда не было, про юнкеров и женский батальон...

Суть была не во Временном правительстве, которое существовало, конечно, но без гарнизона власти не имело. Угроза Ленину исходила не от правительства, а от намеченного на 8 ноября по новому стилю съезда Советов.

Повестка дня уже была известна: съезд должен был объявить Временное правительство низложенным и образовать Однородное социалистическое правительство, включающее представителей всех социалистических партий: «от «энэсов» (Партия народных социалистов. — «Газета.Ru») до большевиков». Именно поэтому — «завтра было поздно». Переворот нужно было делать «сегодня» — в ночь с 7 на 8 ноября. Иначе власть ушла бы из рук Ленина, скорее всего, навсегда. А Ленина интересовала только власть.

Большевистская верхушка всегда тяготилась Лениным. Его «непререкаемый авторитет» — вторая после Троцкого сфальсифицированная страница советской истории. Ленин был беспринципным манипулятором и авторитарным руководителем. Он ни на минуту не был готов подчиниться чьему бы то ни было руководству. Раскалывал любую революционную организацию, например единую когда-то РСДРП, до тех пор, пока не создавал группу единомышленников, которая соглашалась считать его своим лидером.

В дооктябрьские дни в большевистском руководстве Ленина считали скорее обузой. В Однородное социалистическое правительство Ленина включать не собирались как экстремиста. По той же причине, кстати, не собирались туда включать и Троцкого. Да и партии у Льва Давидовича не было.

Троцкий деликатно пишет о том, что накануне переворота он заключил блок с Лениным. Мне кажется, что блок был заключен именно 7 ноября. Ленинское «вчера было рано» именно это и имело в виду. «Вчера» — 6 ноября — не было блока с Троцким, не было поддержки Петросовета, за которым стоял столичный гарнизон. «Завтра будет поздно» — завтра съезд Советов отнимет власть. Революцию нужно делать «сегодня». И в ночь на 8 ноября произошли события абсолютно фантастические: Ленин с Троцким договариваются, во-первых, о приеме Троцкого в ЦК большевистской партии; о приеме в большевистскую партию всех сторонников Троцкого (так называемых «межрайонцев» — стоявших «между» большевиками и меньшевиками); о формировании чисто большевистского правительства исключительно из сторонников Ленина под названием «Совет народных комиссаров» и о том, что в этом правительстве Ленин займет пост председателя, а Троцкий — пост министра иностранных дел.

«Людьми милыми и мягкими революционеры никогда не были»

Одновременно солдаты петроградского гарнизона захватывают безоружный Зимний дворец и объявляют Временное правительство низложенным, опередив на несколько часов съезд Советов. Когда абсолютно растерянный съезд Советов все же собирается и беспомощно ропщет о том, что как же так, это ведь съезд должен сегодня был объявить Временное правительство низложенным и сформировать Однородное социалистическое правительство, оказывается, что поезд истории уже ушел.

Правительство создано, и во главе его два экстремиста: Ленин и Троцки
й.

Так что без Ленина и Троцкого не было бы той Октябрьской революции, которая определила жизнь страны на следующие 75 лет.

— Во многом судьба революции 1917 года, да и судьба Троцкого, зависела от отношений последнего с Владимиром Ильичом Лениным. Что это были за люди? Каковы были отношения между двумя социал-демократами до 1917 года?

— Людьми милыми и мягкими революционеры никогда не были.

Позволю себе сказать, что в целом революционеры были людьми склочными, подлыми, хищными, бесчестными...

Романтиков-идеалистов среди большевиков точно не было. Не будем повторять все те гадости, которые Ленин писал о Троцком, а Троцкий — о Ленине. Ленин боролся за власть и за лидерство в революционном сообществе. В Троцком он справедливо видел конкурента. Понятно, что «поливал» как мог. Троцкий считал Ленина человеком беспринципным и непорядочным по революционным меркам. Чего стоит, например, известная выходка Ленина, когда он стал выпускать параллельную Троцкому газету под тем же названием, что и газета Троцкого, — «Правда». Как должен был Троцкий отзываться о Ленине после такого коварства?

— А что можно сказать об их взаимоотношениях на закате жизни Ленина? И какова в них была роль Иосифа Сталина?

— Любой политический блок существует лишь до тех пор, пока он выгоден его участникам. Политический блок Ленина и Троцкого был, конечно, выгоден Троцкому: он в мгновение ока стал членом руководства серьезной партии, к которой никогда не имел отношения. Но в октябре 1917 года блок этот оказался жизненно необходим Ленину: только такая политическая комбинация обеспечивала ему не просто участие в правительстве, но неоспоримое лидерство. Неоспоримым оно было потому, что власть и полномочия второго человека в правительстве — Троцкого — опирались исключительно на авторитет Ленина внутри большевистской партии.

Иными словами, умри Ленин 9 ноября, Троцкий остался бы без власти 10-го. Поэтому Ленин знал, что Троцкий — всегдашний и преданнейший его союзник. А Троцкий знал, что Ленин — единственный его союзник в партии и правительстве. Так они и жили-работали, как сиамские близнецы.

Лишь бы не пришли конкуренты

Особо следует оговорить историю конфликта во время подписания Брестского мира в марте 1918 года. Это третья наиболее сфальсифицированная страница советской истории. Большинство партии было за революционную войну, за игру «ва-банк», все или ничего: всемирная революция или смерть. Так как хорошо было известно, что революция в России удержаться не может, начаться она должна была (по Карлу Марксу) в Германии. Но Ленин понимал: в случае всемирной революции лично он власть потеряет — никого не будет интересовать лидер отсталой России при существовании коммунистического правительства во главе с Карлом Либкнехтом и Розой Люксембург в Германии. Поэтому Ленин выступил за подписание мира с кайзеровской Германией. Иными словами, он умышленно собирался оказывать помощь германскому правительству, нанося удар в спину коммунистам, чтобы власть в Германии не получил конкурент — Либкнехт. Так позиция Ленина оценивалась и большевиками в России, и коммунистами в Германии.

Чтобы спасти Ленина, без которого, как мы уже упоминали, Троцкому в большевистской партии было не жить, сообразительный Троцкий придумал хитрую формулу «ни мира, ни войны». Постепенно большинство ЦК большевистской партии, которое тоже боялось в критический для революции момент остаться без Ленина, перешло от поддержки точки зрения Бухарина («немедленная революционная война») к поддержке линии Троцкого («ни мира, ни войны»).

И когда Ленин понял, что большинство ЦК идет за Троцким, он сблефовал, как хороший игрок в покер: заявил, что, если ЦК не проголосует за его точку зрения, он уйдет в отставку (это все зафиксировано в протоколах заседаний ЦК партии). Угроза отставки на членов ЦК не произвела никакого впечатления. Наоборот, все с облегчением вздохнули: «старик» больше не будет ставить палки в колеса делу мировой революции. Но блеф гениального манипулятора Ленина был направлен вовсе не на членов ЦК, а исключительно на Троцкого. Троцкий же понимал: если Ленин действительно уйдет, самого Троцкого из ЦК исключат на следующий день. И на историческом заседании ЦК, голосовавшем за принятие германских условий мира, он заявил: при угрозе отставки Ленина не возьмет на себя смелости проголосовать против Брестского мира и воздержался от голосования (вместе со своими сторонниками). Ленин победил перевесом в один голос.

Во время переговоров с немцами Ленин предал Троцкого. Они договорились, что Троцкий будет тянуть время сколько может, а затем откажется подписывать «унизительный» документ, идя на риск разрыва с немцами. Именно так Троцкий и поступил. А Ленин обвинил Троцкого в саботаже мирного соглашения. Это была абсолютная клевета, доказываемая документами. Но Ленин знал: Троцкий никогда не посмеет подвергнуть его открытой критике, так как он — единственный Троцкого союзник и опора в большевистском ЦК. И Троцкий малодушно промолчал...

«Противниками считал всех»

Последние месяцы жизни Ленина — 1922–1923 годы — интереснейший и абсолютно детективный сюжет
, заслуживающий многих монографий и романов. Рискну повториться:

Лениным тяготились. Он всем мешал. Мешал Якову Свердлову, мешал Иосифу Сталину, мешал Феликсу Дзержинскому.

Революционеры ведь не были людьми мягкими, законопослушными, интеллигентными. Многие из них были убийцы в буквальном смысле слова. Я вовсе не с осуждением это говорю: были среди революционеров люди, лично убивавшие. Понятно, что по идеологическим, а не уголовным соображениям (хотя по-разному бывало). В общем, проблем с убийством противника у революционеров не было никогда. Кого считать противником — другой вопрос. Сталин довел эту концепцию до логического конца и противниками считал всех — весь мир и каждого конкретного человека. И в таком подходе к врагам была своя четкая логика.

Когда уже к концу 1921 года у Ленина начинаются проблемы со здоровьем, все большевистское руководство становится в очередь подтолкнуть «любимого вождя» в могилу. Кроме Троцкого. Троцкий превращается в единственного отчаянного сторонника и защитника Ленина. Но уже к 1922 году Сталин настолько всесилен в партии, а Дзержинский — в спецслужбах, что выиграть битву против них Ленин не может, даже опираясь на поддержку Троцкого.

Отравление Ленина — «это констатация факта»

— Вы выдвигаете предположение, что Ленин был отравлен. В чем заключается данная гипотеза, на чем она базируется?

— Да в общем-то это не предположение. Это констатация факта. Конечно, не следовало ожидать, что тема «отравления Ленина» будет удостоена внимания советских историков. Про последние месяцы и недели жизни Ленина нам говорили и писали ахинею. В 1999 году я опубликовал книгу «Вожди в законе»,
где подробно описано, как именно убивали Ленина. По дням, иногда по часам и по минутам. Только в отличие от многих других историков, которые касались этой темы, я показываю, что это был не заговор Сталина, а заговор Сталина и Дзержинского.

Тогда становится понятна и та легкость, с которой заговорщикам удалось изолировать Ленина. Известен день, когда именно это произошло: 5 марта 1923 года. Я считаю, что в этот день Ленин и Крупская были арестованы. А дальше Ленина медленно, изощренно, садистским образом убивали и 21 января 1924 года наконец убили. А над Крупской садист-Сталин еще поиздевался какое-то время, прежде чем и ее отравить: в день рождения подарил ей любимый ею торт. Она съела кусочек и умерла, в день своего рождения.

«Мировой революционер хуже диктатора»

— Из второго человека в государстве Троцкий за 4 года превращается в политического ссыльного. В чем причина такого стремительного падения одного из вождей Октября?

— Ответ вытекает из того, о чем уже говорилось. Так как авторитет и позиция Троцкого в большевистском руководстве держались только на личной унии с Лениным, Троцкий после отстранения Ленина не мог не потерять власть. Без уголовщины тоже не обошлось. Лев Давидович намекает на то, что перед самой смертью Ленина была предпринята попытка отравить и его. Похоже на правду. Так что расправа с Троцким началась уже в 1923 году, еще при жизни оттесненного от власти Ленина. Дальше — закопали Ленина, стали закапывать Троцкого. Как не поднялось в партийном руководстве ни одного (я подчеркиваю — ни одного) голоса в защиту Ленина, кроме Троцкого, так не поднялись голоса и в защиту высокомерного чужака Троцкого. Пару раз Крупская выступила в его защиту, но никто ее не услышал. Сначала Троцкого понижали, затем исключили из Политбюро и ЦК, затем из партии. Затем сослали. Затем выслали. Убили всех детей. Дочку Зину довели до самоубийства, сына Сергея расстреляли в СССР, а сына Леву убили в Париже.

— Предлагал ли Лев Троцкий действенную альтернативу развития Советского государства после 1924 года?

— Нет, не предлагал. До 1939 года он вообще казался всему мировому сообществу угрозой большей, чем Сталин, потому что Сталин в противовес Троцкому с его никем не понимаемой «перманентной революцией» стал проповедовать теорию «социализма в одной стране». Цивилизованное сообщество справедливо решило: мировой революционер Троцкий хуже диктатора, который спланировал произвести социалистический эксперимент в рамках одной, хотя и большой, страны. Разобраться в идеологических расхождениях Льва Давидовича и Иосифа Виссарионовича возможности не было никакой.

Постепенно «правый» Сталин оказался левее Троцкого. Вместо индустриализации Сталин провел сверхиндустриализацию. Вместо коллективизации — сплошную коллективизацию. Продразверстку ввел такую, что уморил миллионы людей (военный коммунизм Троцкого казался теперь верхом либерализма); концлагеря отстроил такие, что трудовые армии Троцкого зэкам только снились.

— За сравнительно короткий промежуток после высылки Льва Троцкого из Советского Союза во многих странах мира — от французского Индокитая до США — сформировалось достаточно влиятельное, если принимать во внимание отсутствие финансовых возможностей Коминтерна, троцкистское движение. С чем связан его бурный рост и значительная активность до начала Второй мировой войны?

— Влияние Троцкого и его движения за границей после высылки из СССР в январе 1929 года — миф, порожденный, с одной стороны, пропагандистской машиной Сталина, обвинявшей Троцкого во всех смертных грехах, видевшей везде и во всем происки «троцкистов»; но с другой — самим Троцким, восторженным оптимистом революции.

Троцкий не верил во власть. Троцкий не верил в аппарат. Именно поэтому он никогда не в состоянии был понять, в чем сила Сталина и почему этот серенький бюрократ от революции переигрывает абсолютно всех.

Активных троцкистов во всем мире насчитывалось всего несколько тысяч человек. Это, конечно же, мало. Троцкий и после высылки остался революционером-одиночкой.

В троцкистской периодике он был главным и в общем-то единственным интересным автором. Считать его идеологическим противником Сталина нельзя. Троцкий был против Сталина, но не против сталинизма в широком смысле этого слова. Поэтому позиция Троцкого всегда выглядела противоречивой и двойственной. Он выступал против создания второй коммунистической партии в СССР (в противовес сталинской ВКП/б/). Долго не решался выступить за создание 4-го интернационала. Считал Советский Союз рабочим социалистическим государством, вкладывая в это определение формальный догматический смысл. Для своего удобства он придумал теорию о том, что в СССР власть захватила бюрократия. Так что потуги Троцкого и троцкистов сформировать массовую революционную партию производят в целом жалкое впечатление.

«Ему на жизнь собственного сына было наплевать»

— Почему операциям по внедрению в троцкистское движение агентов советских спецслужб, а потом устранению сначала сторонников, затем и самого Льва Троцкого придавалось руководством Советского Союза такое большое значение?

Сталин был человеком исключительно жестоким. То, что свою жену Надежду Аллилуеву он то ли сам убил, то ли довел до самоубийства, хорошо известно. Сын Сталина Яков пытался в какой-то момент покончить с собой. Не получилось. Сталин потом дразнил Якова: даже покончить с собой не смог. Не каждый отец станет так унижать сына. Если ему на жизнь собственного сына было плевать, что же удивляться жестокости по отношению ко всему остальному человечеству?..

Сталину очень важно было отомстить Троцкому. Отомстить по-сталински: убить всех его друзей, соратников, близких и далеких знакомых, детей и лишь затем, в самом конце, — его самого. Устранение Троцкого в какой-то момент стало приоритетной задачей советских спецслужб, потому что Сталин всё любил доводить до конца.

Я думаю, что Сталин не мог простить Троцкому собственно двух вещей: поддержки, которую тот оказывал Ленину, когда абсолютно всем в партруководстве было ясно, что именно он, Сталин, пытается устранить Ленина; и собственной слабости — слабости Сталина, который вместо того, чтобы убить Троцкого в СССР, струсил и выпустил Троцкого за границу. И вот этой своей трусости Сталин Троцкому простить никогда не смог.

— Вы уже очень давно занимаетесь исследованием работ Троцкого и изучением его биографии. Есть ли что-нибудь, что вас поражает и удивляет в биографии Троцкого?

— В биографии Троцкого и в нем самом меня поражает больше всего его абсолютная неспособность осознать собственную вину и свою ответственность за произошедшее в Советском Союзе. Я абсолютно убежден, что, если бы ему предложили прожить жизнь заново, он поймал бы себя на невозможности что-либо в ней изменить.

0

66


10 лет без парламента

Владимир Кара-Мурза
5 декабря 2013

7 декабря 2003 года в России прошли парламентские выборы, которые – впервые в постсоветской истории страны – были признаны несоответствующими демократическим стандартам. Либеральная оппозиция была изгнана из парламента, а сама Дума превратилась в «не место для дискуссий».

Старший эксперт ИСР (и кандидат на выборах-2003) Владимир Кара-Мурза констатирует катастрофическое падение авторитета законодательной власти за прошедшее десятилетие.






2003-й был поворотным годом в становлении путинского режима, годом перехода от полуавторитарной «гибридной» политической системы к полноценному авторитаризму. Летом Кремль прекратил вещание последнего независимого телеканала, осенью, с арестом Михаила Ходорковского, послал сигнал об окончательном подчинении судебной системы и бизнеса своей политической воле. Оставалась последняя преграда – Государственная дума, продолжавшая существовать как самостоятельный орган власти, хоть и с устойчивым прокремлевским большинством, но с реальной оппозицией и реальными дискуссиями.

Эту «проблему» успешно решили парламентские выборы 7 декабря 2003 года, по незабываемому определению европейских наблюдателей – «свободные, но несправедливые». Внешние приличия были соблюдены: почти все оппозиционные силы были допущены до выборов (сегодня та кампания выглядит верхом демократизма), с дистанции сняли лишь список «Либеральной России» во главе с экс-спикером Государственной думы Иваном Рыбкиным и политэмигрантом Борисом Березовским. Две крупнейшие партии тогдашней либеральной оппозиции – «Союз правых сил» и «Яблоко», представленные в нижней палате парламента, – пошли на выборы-2003 отдельными списками, что было, вне всякого сомнения, непростительной ошибкой, дорого обошедшейся стране. Январская попытка Михаила Ходорковского объединить СПС и «Яблоко» в один демократический блок (тогда это еще было возможно) с первой тройкой Борис Немцов – Григорий Явлинский – Ирина Хакамада успехом не увенчалась, каждая из сторон позже обвинила в неудаче другую. Впрочем, социологические опросы на старте кампании показывали, что в Думу проходят обе либеральные партии: 6% у «Яблока» и 5% у СПС при пятипроцентном барьере. Коммунисты могли рассчитывать на 28% голосов, поддержанная Владимиром Путиным «Единая Россия» – на 23%, то есть на столько же, сколько пропутинское «Единство» получило в условиях плюралистичной избирательной кампании 1999 года.

7 декабря 2003 года были отмечены все те нарушения, которые восемь лет спустя приведут к стотысячным акциям протеста: манипуляции с досрочным голосованием, вбросы бюллетеней, переписывание протоколов
Но в 2003 году, в отличие от 1999-го, все федеральные телеканалы управлялись из одного центра и работали на одного игрока. В заключительном докладе ОБСЕ дипломатично отмечается, что российские телеканалы «не смогли выполнить своей законной обязанности предоставлять равноправные условия для всех участников избирательного процесса».

По данным ежедневного мониторинга основных СМИ, проведенного в период с 1 октября по 6 декабря 2003 года в рамках исследования центра «Трансперенси Интернешнл – Р», на долю партии «Единая Россия» пришлось 44% всех упоминаний, на долю КПРФ – 21%. Причем если упоминания партии власти носили позитивный или нейтральный характер, то освещение коммунистов было подчеркнуто негативным. На партии демократической оппозиции пришлось 12% упоминаний в СМИ (8% у СПС и 4% у «Яблока»). Кроме того, центральные телеканалы каждодневно освещали деятельность лидеров и кандидатов ЕР в качестве министров, губернаторов и пр. – другими словами, вели незаконную агитацию. Согласно выводам экспертов «Трансперенси Интернешнл – Р», «подобное освещение “Единой России” является предвыборной агитацией, и если бы она была оплачена, как того требует закон, то стоимость составила бы сумму, намного превышающую максимальные расходы, разрешенные на кампанию в целом».

Другая выраженная характеристика выборов-2003 – откровенное сращивание «Единой России» и государственного аппарата, проявившееся как в ходе кампании, так и при голосовании и подсчете голосов. Во многих случаях штабы ЕР и ее кандидатов располагались в зданиях местных администраций и использовали административную инфраструктуру в предвыборных целях. В списки ЕР вошли 29 глав субъектов Федерации; после выборов все они немедленно отказались от мандатов, передав их практически не известным избирателям людям. В день выборов 7 декабря были отмечены все те нарушения, которые восемь лет спустя, в других политических условиях, приведут к стотысячным акциям протеста: манипуляции с досрочным голосованием, открепительными удостоверениями и переносными урнами, вбросы бюллетеней, переписывание протоколов и отказ выдавать наблюдателям заверенные копии протоколов. По оценке экспертов фонда ИНДЕМ, «граждане на прошедших парламентских выборах в результате доминирования административного ресурса оказались практически исключенными из процессов определения победителей на них, от них требовалось только прийти на выборы и проголосовать, а результат голосования был предрешен».



Согласно выводам объединенной миссии наблюдателей БДИПЧ ОБСЕ, Парламентской ассамблеи ОБСЕ и Парламентской ассамблеи Совета Европы, на выборах 2003 года российские власти нарушили как минимум два ключевых обязательства в рамках Копенгагенского документа ОБСЕ: п. 5.4 («четкое разделение между государством и политическими партиями») и п. 7.8 («беспрепятственный доступ к средствам массовой информации на недискриминационной основе для всех политических группировок и отдельных лиц, желающих принять участие в избирательном процессе»). Заключение наблюдателей: «выборы в Государственную думу не соответствовали многим обязательствам, принятым странами–членами ОБСЕ и Совета Европы в отношении демократических выборов».

К слову, автор этих строк знает об особенностях административного ресурса на выборах-2003 не только по докладам европейских наблюдателей. В декабре 2003 года я был единым кандидатом в депутаты Государственной думы от партий СПС и «Яблоко» в Чертановском округе Москвы. Административная машина исправно работала на заранее назначенного победителя – бывшего чекиста и «олигарха» столичного масштаба Владимира Груздева (сегодняшнего тульского губернатора). Рекламные агентства упорно отказывались размещать наши плакаты; на тех немногих билбордах, которые нам удалось арендовать, по вечерам исправно гас свет; газета с нашей рекламой так и не дошла до жителей округа; расклеенные листовки исчезали со стендов в считанные минуты; а во время моего выступления на местном телеканале «по техническим причинам» пропал звук. Ровно половину отпущенного на агитацию времени нашему штабу пришлось отбивать попытки оппонентов снять мою кандидатуру с выборов, а 7 декабря на избирательных участках были зафиксированы случаи незаконного голосования жителей других районов. Подобные и еще худшие примеры «предвыборной борьбы» повторялись сотнями и тысячами во всероссийском масштабе.

Результат «свободных, но несправедливых» выборов хорошо известен: «Единая Россия» получила первое место по партийным спискам (37,6% голосов) и благодаря «независимым» депутатам-одномандатникам заняла 68% мест в Думе; коммунисты потеряли половину своей фракции (значительная часть голосов КПРФ ушла к сколоченному в Кремле блоку «Родина»); а демократическая оппозиция была и вовсе вышвырнута из парламента. Параллельный подсчет голосов, проведенный штабом КПРФ в рамках системы FairGame, показал, что на выборах 7 декабря 2003 года было вброшено 3,5 млн бюллетеней, а данные подсчета с 60 тыс. избирательных участков (две трети от общего числа) не совпадают с официальными результатами.

Первый в постсоветской России парламент без демократов безропотно проштамповал «бесланскую контрреформу» 2004 года и низвел законодательную власть до уровня подотдела администрации президента
По данным параллельного подсчета, в Государственную думу прошли обе либеральные партии: «Яблоко» получило 5,9% голосов, СПС – 5,1% (официально – соответственно 4,3% и 4,0%). Такой результат давал двум демократическим партиям полсотни мест в нижней палате парламента. Эта количественно незначительная фальсификация имела решающее значение: «зачищенная» от либералов Дума – первый в постсоветской России парламент без демократов – стала тем самым «не местом для дискуссий», безропотно проштамповала «бесланскую контрреформу» 2004 года и низвела законодательную власть в России до уровня подотдела администрации президента. Последующие (уже и несвободные, и несправедливые) выборы 2007 и 2011 годов лишь закрепили тенденцию.

Десять лет Россия живет без легитимного парламента. За эти годы словосочетание «Государственная дума» – когда-то символ российской свободы, символ победы гражданского общества над самодержавием – превратилось в издевательско-ругательное. Настолько, что, по данным последнего опроса «Левада-центра», 43% российских граждан полагают, что Госдума не нужна вовсе. Это, разумеется, выражает отношение общества не к парламенту и парламентаризму, а к той карикатуре, в которую превратилась нынешняя Дума, «взбесившийся принтер» четвертого путинского срока. Восстановление поруганного авторитета народного представительства должно стать одной из главных задач будущей российской власти, которая рано или поздно придет на смену сегодняшним кремлевским обитателям.

0

67

Новый Новгород

Историки до сих пор спорят о том, что послужило причиной разгрома Великого Новгорода одним из самых отвратительных правителей Руси. Иван Грозный был хозяином города, присягнувшего еще его деду. Само положение Новгорода открывало для Московского царства особые, невиданные ранее политические и торговые перспективы. Зачем же нужно было его сжигать, вырезать население, подрывать – причем навсегда – экономический потенциал?

Кому-то из историков кажется, что Иван Грозный поверил в измену новгородцев, кто-то считает, что он просто бился в безумии, отмечавшем последние годы его царствования, а для кого-то решение царя имеет осмысленный политический подтекст: только так можно было сплотить разрозненные, не имевшие по сути общего цивилизационного знаменателя территории в единое государство.

Но есть и другая версия: Грозный боялся того духа свободы, который царил в покоренной московскими князьями республике даже после того, как новгородцы присягнули Москве. Присягнули – но не стали холопами, – а ничего другого кроме рабской преданности, угодливости и готовности исполнить любое, даже самое безумное повеление властителей московские князья не понимали и не признавали.

Не случайно же сразу после новгородского погрома царь отправился громить Псков – еще один бывший республиканский центр, куда менее влиятельный, но не менее свободный. И все. Больше уже никакого Новгорода и Пскова, никаких альтернатив - и, если уж честно говорить, никакой Руси – не было. На всей громадной территории будущего государства восторжествовала Орда в ее самой изуверской, самой циничной, самой ханжеской московской интерпретации. Иван Грозный вовсе не был безумцем, он был настоящим политиком, понимавшим, что для самоуправства, прикидывающегося самодержавием, дух свободы – самое страшное. И его нужно выжечь на корню.

Так вот, для Владимира Путина такой Великий Новгород – это Украина. Все время ведет себя не так. Голосует не за тех. Выходит на Майданы. Хочет в какую-то там Европу – вместо того чтобы хотеть быть с Москвой. И стремится, может, еще и не к свободе в классическом ее понимании, но уж к воле – точно. А воля – это и есть самое страшное. Воля – она убивает в человеке холопа. И там уже до свободы рукой подать. А потому приходится делать все, чтобы от этой украинской воли осталось одно лишь воспоминание: интриговать, подкупать, запугивать - словом, действовать по-царски, но в современных обстоятельствах.

А для Виктора Януковича Великий Новгород – это Киев, его столица поневоле. Да, собственно, ничего удивительно в этом нет: Новгород в свои лучшие времена и был Киевом, только северным. Конечно, киевляне республиканцами никогда не были – но и рабами княжескими не были тоже и на бунт могли выйти, если что не так. Потому князья и старались жить в гармонии с Киевом, а не прятались от него в сопредельных лесах, как ныне действующий украинский президент.

Янукович с радостью поставил бы свой престол в другом месте, да другого в Украине нет – вот и приходится царствовать в непокорном городе, перекрывая его войсками для проезда самодовольных кортежей или пролетая над ним на вертолете. Конечно, лучше бы Киев и вовсе сжечь, заселив потом руины опричниной, но, к сожалению, времена не те. Поэтому приходится пока что обходиться "Беркутом", спецслужбами да кремлевской помощью.

Но только оба самозваных монарха – и московский князь, и его украинский боярин – должны были бы вспомнить, чем окончился разгром Великого Новгорода. Москву сожгли, сожгли до основания, только что созданное Российское государство практически погибло, став легкой добычей для самозванцев и оккупантов. Понадобились десятилетия кошмара, чтобы преодолеть последствия опричнины и смуты, уже через несколько десятилетий сменившихся десятилетиями новых, теперь уже менее кровавых переворотов и смут... А ведь все потому, что в нелепой погоне за призраком воли, жившем в Великом Новгороде, московские властители забывали о стране, которой управляли сами, – и каждый раз, истребив чужую свободу, отдавали собственную страну на поругание нищете и безысходности.

Вечевой колокол Великого Новгорода давно уже не звонит. Но еще звонят колокола киевского Михайловского собора, сзывая жителей города в минуту опасности, – и пока будет слышен этот перезвон, призрак несбывшейся свободы сожженного города не даст покоя современным самоуправцам. А потому так велико у них желание навсегда заглушить этот бесконечный набат.

Виталий Портников, 23.12.2013

0

68

Игорь Чубайс
автор книги "Российская идея", доктор философских наук


ГОСУДАРСТВО РАЗВИТОГО ИДИОТИЗМА, ИЛИ КТО УБИВАЕТ НАШУ ИСТОРИЮ

25 декабря 2013, 19:59

Предварительные замечания. Всякий человек - ребенок или старец, женщина или мужчина – время от времени смотрится в зеркало; не понимая - как ты выглядишь, невозможно вести себя адекватно. Общество в целом тоже нуждается в своеобразном зеркале, в коллективнойсаморефлексии. Специфическим отражением народа является его история.

В демократическом государстве власть, принимая решения, основывается на национальном опыте, т.е. на достоверно написанной истории страны. Иначе происходит с тоталитарно-авторитарными режимами. Здесь номенклатура навязывает обществу свои эгоистические интересы, выдавая их с помощью пропаганды за интересы народа. В результате реальная история искажается и подгоняется под навязанные правила (концепция школьного учебника утверждается не специалистами, а главным чиновником; советские книги по истории сегодня никому не нужны, а работы русских историков Н. Карамзина, С. Соловьева, В. Ключевского… издаются и переиздаются).

Как уничтожается российская история, метод №1. Он проявился при подготовке «концепции единого учебника» в виде фальсификации нашего исторического опыта. Конкретный пример - введение понятия «великая русская революция», вместо Февральской революции и Октябрьского переворота. Поясню, почему эти события объединять нельзя.

Цель Февраля – переход от религиозной, Божественной легитимации власти к ее узакониванию через свободные выборы. Иначе говоря, главной целью февралистов были всеобщие, прямые и равные выборы в Учредительное собрание. Керенский их провести не успел, а большевики провели уже в конце ноября. Но, не набрав и четверти голосов, они не отдали власть, а в январе 1918 года разогнали Учредительное собрание и с тех пор никогда свободные выборы не проводили. Власть в СССР, незаконную с самого начала, обеспечивали КГБ и цензура. Неудивительно, что нынешние «правопреемники СССР» пытаются себя узаконить, искажая историю через соединение несоединимого. Суть такого подхода пояснил в одном из недавних телеинтервью «супербунтарь» Эдуард Лимонов. Комментируя отказ от понятия «татаро-монгольское иго», он предложил описывать историю гладко и лояльно, чтобы сегодня не возникало никаких проблем. Иначе говоря, история должна не учить, а подтверждать правоту принимаемых нынче решений.

Как уничтожается российская история, метод №2. Этот прием передает незамысловатая фраза - «но такова наша история, а свою историю надо знать и уважать». Для начала замечу, что эта формула фальшива, ибо применяется избирательно и не касается тысячелетнего прошлого. Но и к семи советским десятилетиям она применяется частично (не сомневайтесь, режим не намерен ставить памятник 15 миллионам уморенных четырьмя организованными соввластью искусственными голодоморами, хотя это неотъемлемая часть нашей истории, которую надо знать) .

Другое дело, мемориальные знаки пер- и генсекам. Про новую мемориальную доску Брежневу, наверное, слышали? И про полуофициальный комментарий – мы и Хрущеву установим, и Черненко – ведь они были руководителями страны, а это наша история. Недавно смотрел кусок передачи на «Дожде», системный либерал Пархоменко на вопрос «Надо ли убрать памятник Сталину, стоящий рядом с мавзолеем» - уверенно объяснял – «нет, этого делать нельзя, такова наша история». Видимо сислиб не слышал анекдот советских времен, где народный юмор пошел еще дальше – на вопрос «Что не успел сделать недавно снятый Хрущев?», рассказчик, подумав, отвечал – Наградить звездой героя Николая П, … за создание революционной ситуации в стране…

Если кто-то не согласен, давайте шагнем дальше и представим, что принцип «такова наша история» восторжествует… Памятники нацистским убийцам появятся не только в Бресте и Смоленске, но и в подмосковных Химках – передовые части гитлеровцев были остановлены нашими отцами лишь на ближних подступах к столице. Малые и большие города Сибири, и не только Сибири, «украсят» монументы начальников местных концлагерей… Что ж, такова наша история. Стоит ли продолжать?

На самом деле, власти, конечно, не руководствуются принципом «такова история», это демагогия для наивных, для протаскивания отторгаемых народом решений. Начиная с 1918 года и по сей день режим уничтожает документы собственных архивов и отказывается публиковать списки уничтоженного. Авторитарная власть несовместима с собственной историей.

Добавлю, что историософия и настоящая историческая наука отличаются от простого описания происходивших событий тем, что не просто фиксируют происходившее, но выставляют ему оценку, вписывают в определенную систему ценностей, показывают, что есть предмет национальной гордости, а что постыдно, что есть народная беда и катастрофа, которую нельзя забывать, но совершенно нелепо увековечивать. Деиерархизация картины прошлого, приравнивание великого и низменного есть уничтожение истории как науки.

Выводы. Мы не забудем ни ленинщину, ни сталинщину, ни все советское иго ХХ века. У нас еще будет русский Нюрнберг. Тот, кто этому препятствует, лишает Россию будущего!

0

69

0

70

О ЧЕМ ГОВОРИЛИ ГОРБАЧЕВ И ТЭТЧЕР 16 ДЕКАБРЯ 1984 ГОДА
03 января 2014, 18:58

Каждый год Национальный архив Великобритании обнародует документы, с которых по прошествии 30 лет снимается секретность. В 2014 году публичными стали архивы и секретная переписка Маргарет Тэтчер за 1984 год, год, когда она впервые познакомилась с будущим советским лидером Михаилом Горбачевым.

«Я прошу министерство иностранных дел пригласить членов советского политбюро в Лондон и организовать нам встречу, я хочу понять, что из себя представляет следующее поколение советских лидеров. Не приглашайте Черненко, он произвел на нашего посла тяжелое впечатление, с ним не о чем говорить»

Советская делегация во главе с Горбачевым прилетела в Лондон 16 декабря, за месяц до встречи Тэтчер получила сообщение МИ5. Советский союз переводит деньги в фонд британского профсоюза шахтеров, 500 тысяч фунтов. Это был страшный удар, в то же самое время Тэтчер, столкнулась с сильнейшими забастовками профсоюза шахтеров. В опубликованных документах среди прочего говорится о том, что Тэтчер была готова с помощью военных разгонять мирные демонстрации и ставила в известность об этом американского президента Рейгана, чтобы заручиться его поддержкой.

За пять дней до встречи советский союз через банк внешней торговли пытался сделать второй транш профсоюзу шахтеров в полтора миллиона фунтов, и если бы транзакция состоялась, Тэтчер отменила бы встречу с советскими политиками. Деньги не были переведены, встреча состоялась.

Обнародована записка Тэтчер президенту США Рейгану: «Я провела с Горбачевым пять часов, он достаточно открыт и явно умен, у него даже есть какой-то шарм и чувство юмора. Кажется, он мне нравится, он внимательно слушает, и в отличие от других советских политиков говорит не шаблонами. С ним можно иметь дело»

Телеграмма от 20 декабря 1984 года.

«Михаил Горбачев шел от Парламента к Советскому посольству в сопровождении московской делегации и британского агента безопасности, проходя мимо Даунинг Стрит 10 он спросил, может ли он сейчас зайти в дом к премьер-министру. После переговоров со службой безопасности его впустили в дом. Полицейский пустил советскую делегацию в холл здания, Маргарет Тэтчер в тот момент находилась в Гонконге»

«Этот эпизод, вырывающийся за рамки дипломатического протокола и представления о советской политике шокировал британцев, тогда мы поняли, что Горбачев другой, самостоятельный, неординарный» — прокомментировал материалы директор национального архива Марк Дантон.

0

71

Владимир Рыжков
сопредседатель РПР-ПАРНАС

НОВАЯ СТАРАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ

17 января 2014, 11:36

Концепция нового учебника российской истории, фактически утвержденная вчера президентом Путиным на совещании в Кремле, и по которой уже в этом году ученики будут сдавать ЕГЭ, на самом деле не несет в себе ничего принципиально нового.

Ее основа - все та же «история царей и генералов», против которой гневно восставал еще Лев Толстой в романе «Война и мир».
Вопреки провозглашенным в тексте ценностям свободы, конституционализма, высшей ценности человеческой жизни, и обещанию рассказать учащимся школ и студентам про «человека в истории», главной ценностью для авторов (и заказчика учебника – В. Путина) учебника традиционно остается государство.

Самоценность государства – вот что проходит красной линией через всю концепцию. Новые учебники будут учить детей все тому же, чему учили детей в царские и советские времена – безусловному приоритету интересов государства над интересами человека. Тому, что государство может как угодно жертвовать людьми и их свободой во имя своих интересов. Продуктом нового учебника видится не самостоятельный свободный гражданин демократической России, а покорный подданный государства, госслужащий – в широком смысле этого слова.Господданный.

«Новая» концепция российской истории на деле крайне консервативна. Она механически объединяет старую (официальную) «царскую» историю до 1917 года и советскую историю, почти не отходя от официального канона идеологов дома Романовых и сталинского «Краткого курса».Попросту говоря – все цари и генсеки были молодцы, что бы они там не вытворяли со своим народом.

Главная заслуга царей и генсеков – вовсе не улучшение жизни народа или прогресс экономики, права и свобод. Главное – это укрепление и расширение государства!

Поэтому кровавое правление Ивана Грозного названо «реформами», а взятие им Казани и Астрахани мягко поименовано «присоединением». Реформы Петра Первого названы модным словом «модернизация», при этом вообще не упоминается цена петровских войн, реквизиций и строительства новой столицы, когда население империи за бурное правление первого императора сократилось почти на четверть.

Николай Первый «Палкин», чье правление началось с казни и каторги декабристов и продолжилось тягостным казенным самодержавием, тоже смотрится в новом учебнике большим молодцом, несмотря на то, что привел Россию прямиком к постыдному поражению в Крымской войне. Оказывается, что и он – модернизатор, который «пытался проводить «экономическую модернизацию авторитарными методами». Контрреформы и унификационная политика по отношению к нацменьшинствам Александра Третьего уважительно именуются «политикой консервативной стабилизации».

Советский период истории также в целом описан в исключительно позитивных тонах. Большевикам ставится в заслугу (опять - таки!) восстановление государства, широкие социальные реформы, индустриализация и т.д. При этом признаются огромные жертвы, понесенные народом – массовый голод 20-х и 30-х годов, массовые репрессии и ГУЛАГ, депортации целых народов, внутренние причины поражений первых месяцев войны. Но все это выглядит как неизбежные и в общем оправданные издержки того, что авторы называют «советской модернизацией». Террористический сталинский режим, стоивший России многих миллионов жизни, назван «сталинским социализмом», а сам чудовищный террор 30-х в атмосфере страха и ненависти – «свертыванием реальной демократии»!

Советская система описана как успешная, с массой сильных сторон и заслуг. Из новой концепции решительно нельзя понять, почему же и царская Россия, и великий Советский Союз рухнули с такой легкостью, буквально «слиняли в три дня» (В. Розанов).

Так, экономические проблемы позднего СССР объясняются низкой производительностью труда и качества продукции, низкой мотивацией работников, а преимущество Запада объясняется загадочной «способностью к эволюции». Из такого объяснения ребенок никогда не поймет, какие принципиальные преимущества имеет рыночная экономика и частная собственность над планом и госсобственностью, и почему Советский Союз так безнадежно проиграл экономическое и технологическое соревнование с Западом.

Молодцы у авторов и цари/генсеки-реформаторы. Прежде всего –архитектор Великих реформ 19 века Александр Второй. Ведь, помимо реформ, он еще и преумножил мощь, славу и территорию России.

А вот со знаком минус идут те, кто ослабил или, еще того хуже – не удержали и потеряли государство. Это Николай Второй,Михаил Горбачев, Никита Хрущев. Никаких плюсов в горбачевской «перестройке» авторы концепции не видят, делая упор на кризисах и ошибках.Ничего хорошего дети не узнают и о 90-х годах, о правлении Бориса Ельцина. Весь период описан в логике рассказа о разного рода ужасах, о «лихих 90-х». Ничего нет про свободу, свободные выборы, парламентаризм, федерализм, становление демократических институтов и рыночной экономики. Война в Чечне названа «военно-политическим кризисом», а об огромных потерях среди военных и мирного населения не говорится ни слова.

Зато период правления заказчика нового «единого учебника» Владимира Путина описан в превосходных степенях. Он сумел стабилизировать ситуацию в стране и выстроить вертикаль власти. Он запустил экономический рост и лучше всех прошел шторм мирового кризиса. При этом в концепции вы не найдете слов «Беслан», «Курск», «коррупция», «капитализм для друзей», «монополизация экономики» и «Ходорковский» - во многом определяющих период правления Путина.

Помимо неупоминания Ходорковского и Березовского, учебник имеет много других многозначительных умолчаний – например о разделе Польши по пакту Молотова-Риббентропа и вообще о позиции СССР в первые два года второй мировой войны (1939-1941). Описание советского периода истории следует традиции сталинско – брежневских учебников, за исключением абсурдного смешивания Февральской и Октябрьской революции в одну Великую Российскую революцию (при полной противоположности их целей и программ).

Вопреки декларациям об опоре на историческую науку и «общественный договор», новая концепция отечественной истории насквозь политизирована и неисторична. Она точно так же служит интересам действующей власти, как царские учебники обслуживали интересы Романовых, а советские – большевиков. По старому принципу «чего изволите обосновать?»

0

72

450 лет назад белорусы разгромили московитов под Чашниками 

Среди самых доблестных сражений в белорусской истории, славных битв, которыми мы гордимся – знаменитая битва на реке Уле под Чашниками.

Битва произошла 26 января 1564 года, 450 лет назад.

Эта битва сорвала планы московской Руси в посягательстве на независимость нашего государства, пишет interfax.by.

25 лет, с 1558 по 1583 годы, шла война между Великим княжеством Литовским, Ливонией, Польшей и Швецией с одной стороны, и Русским царством – с другой. Ливонскую войну начал московский царь Иван IV Грозный – он хотел захватить наши земли и выйти к Балтийскому морю.

Московиты занимали белорусские города и деревни, карательные отряды уничтожали мирных жителей. Захватили Мстиславль, Шклов, Копысь, Оршу, Витебск. На захваченных территориях вводили жестокие оккупационные порядки: селян гнали на восток или заставляли целовать крест на верность русскому царю и воевать против своих братьев. Завоеватели принесли с собой чуму, которая четыре года, начиная с 1563-го, косила людей. Но самой трагической страницей в истории стала потеря в 1563 году Полоцка – крупнейшего и богатейшего города нашей страны.

Две недели продолжалась оборона города. Полоцк был сожжен и уничтожен. Захваченную в плен белорусскую шляхту угнали в Москву, католических монахов изрубили, евреев, не пожелавших принять православие, утопили в Западной Двине. В руки к врагам попала библиотека Софийского сбора – именно тогда Беларусь утратила Полоцкую летопись.

В начале 1564 года Иван Грозный направил две армии на Минск и Новогрудок. Московский воевода Петр Шуйский с 25-тысячным войском двигался, будто по своей земле, – дозоры вперед не отправлял, панцири и оружие вез на санях и за это был жестоко наказан.

Узнав о продвижении неприятеля, великий гетман литовский Николай Радзивилл Рыжий, который стоял в Лукомле, собрал лучших конников и на берегу реки Улы близ города Чашники (теперь Витебская область) внезапно ударил по врагу. Стрельцы не успели ни надеть броню, ни выстроиться к бою. Сеча длилась пять часов, а к вечеру московиты бросили обоз и бежали.

Наши воины до глубокой ночи при лунном свете преследовали и добивали захватчиков. Радзивиллу помогали местные жители. Простой крестьянин секирой убил самого воеводу Петра Шуйского.

От пуль, сабель и копий на берегах Улы полегло 9 тысяч московитов и столько же утонуло.

Блестящая победа при Уле сорвала планы царских воевод углубиться в центр Великого княжества Литовского и заставила повернуть свои полки от Орши назад. Война приобрела локальный характер, но военные действия длились еще долго. Только после подписания Люблинской унии с Польшей войска ВКЛ смогли освободить Полоцк, Чашники и другие белорусские города.

0

73

Георгий Мирский

ЧТО НАС С ВАМИ ОЖИДАЕТ
12 февраля 2014, 14:47

Услышал, что ветераны – афганцы добиваются пересмотра оценки нашей войны в Афганистане. Сразу понял, чего ждать дальше. Проснулся – и вот передо мной панорама, некое Preview of Tomorrow, как сказали бы англосаксы, предвидение завтрашнего дня. Четко. Берем любой день, хотя бы, скажем 16 июня 2016 г., читаем новости.

Москва. Опубликовано заявление ветеранов операции по оказанию братской помощи Чехословакии в 1968 г. с требованием пересмотреть оценку этой выдающейся акции интернациональной солидарности. Указав, что ввод войск Варшавского пакта в Чехословакию всего на два часа опередил десант войск НАТО, ветераны гневно осуждают ту характеристику, которую с чужого голоса дали этой операции советские законодательные органы в период господства горбачевско-ельцинских предателей.

Сталинград. Общественность радостно отпраздновала первую годовщину со дня возвращения городу его исторического имени. Настоящим подарком сталинградцам стало создание инициативной группы по проведению всероссийского референдума на тему о восстановлении в крупнейших городах страны памятников И.В. Сталину, снесенных хрущевскими ренегатами.

Санкт – Петербург.
На собрании актива местных коммунистов принята резолюция с критикой недостаточных усилий, прилагаемых партией для проведения общегородской кампании с целью возвращения городу на Неве имени В.И. Ленина. Поставлена цель добиться переименования уже в текущем году. Выступая в прениях, депутат городского законодательного собрания И. Долдонов выразил недоумение по поводу слишком мягкого приговора, вынесенного судом небезызвестному клеветнику Шендеровичу.

Среднедонск. Общественность города горячо поддержала решение местного департамента культуры запретить выдавать детям книгу Шолохова «Тихий Дон». Как стало известно, прокуратура обнаружила в первом томе этого так называемого классического произведения следующий пассаж :» Гулко и дробно сдвоило у Григория сердце ; шагнул вперед, откинув полу зипуна, прижал ее к себе, послушную, полыхающую жаром. Вырываясь, давясь горечью раскаяния. Аксинья почти крикнула низким стонущим голосом: – Пусти, чего уж теперь… Сама пойду!..» На городском родительском собрании общие чувства возмущенных родителей выразила зам. директора школы № 13 Галатея Сидоровна Ванькина: «Чему же мы учим наших детей? Вот у меня дочь, ей семнадцать лет, она спросит меня о том, что собирались делать Григорий с Аксиньей, и что я должна ей отвечать? А после этого удивляются, что столько несовершеннолетних девочек рожают детей!»

На собрании выступила горячо встреченная родителями пенсионерка, бывшая учительница Анна Семеновна Встанькина. «Мне сто два года, я перед войной была участницей всесоюзного женского автопробега в честь запрещения абортов. Какое было время! Без всяких материнских капиталов мы делали свое женское материнское дело, неуклонно выполняя наказ родной партии: «никому не дари поцелуя без любви, но стремись стать матерью– героиней!» Под аплодисменты присутствующих пожилая женщина закончила со слезами на глазах свою взволнованную речь идущими от сердца словами: «Спасибо товарищу Сталину за счастливое детство!»

Москва. Состоялось отчетное собрание расширенной комиссии по предотвращению фальсификации отечественной истории. Комиссия, работающая в соответствии с указаниями первого заместителя председателя Совета Министров РФ, министра культуры Мединского, впервые в истории нашей науки занималась, среди других сюжетов, исследованием менталитета и моральных устоев российского народа на протяжении столетий. Вот один из наиболее впечатляющих выводов комиссии: «Анализируя эпоху наполеоновских войн, наши ученые установили, что в то время как за вторжением французских войск в страны Западной и Центральной Европы непременно следовала массовая и неуклонная беременность женского населения этих стран, в России захватчики натолкнулись на непробиваемую девственность. Даже крепостные девки, измученные помещичьей эксплуатацией, не желали уступать захватчикам, которые в них так и не вошли.» Академик Вбей- Грохальский выяснил, что из огромного корпуса бумаг, записей, статей и т.д., оставшихся с того времени, нашелся лишь один эпизод, противоречащий общей закономерности, а именно: подмосковная купчиха Гнилоболотова спросила мужа, с чего это соседи стали изучать французский язык, ведь война кончилась, что они, в дворяне. что ли, надеются пролезть? Муж ответил: ты забыла, что у них дочка ребенка родила, говорят, от французского офицера, вот они и учат язык, чтобы понимать мальчика, когда он начнет говорить. А больше неизвестно ни одного случая грехопадения русской девушки, что подтверждает теперь уже неопровержимый факт идущего из глубины веков морального превосходства русской цивилизации, всегда опиравшейся на православный консерватизм и семейные ценности.

Комиссия уделила большое внимание разоблачению клеветы, с давних времен льющейся грязным потоком на выдающихся государственников, усилиями которых были обеспечены стабильность и процветание. Так, изучая период господства Ивана Грозного, комиссия отвергла как необъективные и односторонние оценки деятельности царя, дававшиеся Карамзиным, Ключевским. Костомаровым и прочими. Комиссия считает необходимым принять во внимание, что враги народа дезинформировали и дезориентировали царя, устраивали провокации и натравливали этого эмоционального и ранимого человека на лояльных людей. Не отрицая того, что были случаи, когда того или иного боярина зашивали в медвежью шкуру и травили собаками, или сжигали, четвертовали и т.д., историки вместе с тем считают возможным рассматривать это как эксцессы и перегибы. Как сказал член комиссии поэт Брюханов, нельзя забывать, что курбские и прочие польские интервенты, изменники, насильники и либералы могли вообще поработить Россию, если бы не принятые во- время жесткие меры.

Касаясь эпохи Петра Первого, комиссия сочла необходимым разобраться в том, какие внешние и внутренние силы все время подрывали усилия царя, наводили напраслину на верных ему людей, клеветой и провокациями дискредитируя верных сторонников реформ. Признавая, что Петр собственноручно рубил топором головы стрельцам, ученые призывают учесть, что без неустанной борьбы, в которой неизбежны досадные промахи и ошибки, страна могла подпасть под иго царевны Софьи с Голицыным и их безродно–космополитическими, антинародными, либеральными и возможно даже гомосексуальными прихвостнями.

Достойное внимание комиссия уделила наведению порядка в нашей новейшей истории, которую забросали хламом те, кто хотел бы принизить достижения советского народа и замазать черной краской именно 30-е годы, период наивысшего подъема и небывалого энтузиазма. Так, давая отповедь историкам, установившим на основе официальных данных, что Сталин лично подписал 383 списка репрессированных и отметил 39 тысяч человек, которые были затем расстреляны без суда, члены комиссии расценивают такую позицию данных псевдо-историков как крайне необъективную, одностороннюю и по сути дела направленную на замалчивание главного, а именно: необходимо было, во что бы то ни стало, предотвратить захват власти Троцким, Бухариным и прочими либералами и агентами определенных сил, уже сколачивавшими либерально-фашистский и социал-демократический альянс. А что касается того, постоянно выпячиваемого нашими недругами факта, что по данным комиссии Поспелова, готовившей материал к ХХ съезду КПСС, в 1937– 1938 гг. было расстреляно 682 тыс. человек, то комиссия считает совершенно необходимым более глубоко разобраться с тем, что представляли собой осужденные, кто из них и сколько получал помощи из- за рубежа и т. д.

В целом комиссия одобрила уже прошедший проверку временем единый учебник истории, утверждающий в умах нашей молодежи главное: политика всех правителей России начиная с ее крещения была правильной, соответствующей основам православного консерватизма и содействующей осознанию всеми народами земного шара величия всемирно– исторической миссии нашей страны.

Не обошла вниманием комиссия и необходимость более взвешенных оценок важнейших событий в истории зарубежных стран, в частности Китая. Было сочтено необходимым отказаться от огульного очернения так называемого маоизма, представляющего собой тяжелую, но очень важную страницу истории нашего великого соседа. При этом было признано наличие перегибов и перехлестов, например в известном лозунге « размозжим собачьи головы ревизионистов»; видимо, достаточно было бы сказать « ударим по собачьим головам…» Но в целом, несмотря на все эксцессы и недочеты, ничто не смогло нарушить советско– китайскую дружбу. И достойно завершая заседание, присутствующие хором спели знаменитую, ныне возрождаемую песню «Сталин и Мао слушают нас».

0

74

Евгений Ясин
бывший министр экономики, научный руководитель ВШЭ


ИСТИННОЕ СОДЕРЖАНИЕ ЭПОХИ ЕЛЬЦИНА

16 февраля 2014, 11:42

Первого февраля был день рождения Бориса Ельцина. А 4 февраля в Высшей школе экономики Фонд имени Б.Н. Ельцина и Фонд «Либеральная миссия» отмечали эту дату.

На встрече не было лидеров высокого ранга. Правда, из эпохи 90-х и сподвижников Ельцина были государственный секретарь того времени Геннадий Бурбулис, а также два вице-премьера – Борис Салтыков и Яков Уринсон, ну и я – министр экономики и без портфеля в 1994–1998 гг.

Но что более важно, собрались люди, для кого содержание и значение событий того времени были интересны, по-настоящему. Во всяком случае для меня, непосредственного участника событий тех лет, этот вечер стал поводом, чтобы ещё раз задуматься о роли тех лет в нашей истории и, что особенно существенно, в её будущем.

Два момента я хочу сегодня обсудить. Во-первых, значение событий начала 90-х, включая роль в них Бориса Николаевича. Во-вторых, как мы сегодня откликаемся на эти события, можно ли ожидать их ощутимого влияния на наше будущее, на перспективы России.

По первому моменту. Я уже пожилой человек. В начале 90-х мне уже было около 60 лет. И то, что тогда происходило, мне представлялось не просто важным, а историческим переломным моментом в истории страны. Горбачёв, как я думаю, начинал перестройку, имея в виду прежде всего демократические цели. Он непосредственно их не достиг. Но они способствовали рыночным реформам, распаду СССР и формированию на его месте ряда национальных государств, ныне наиболее современного типа государственной устройства. Что же касается демократии как политической системы, то она не получилась тогда, её нет и сегодня. В лучшем случае, в терминах политологов В. Меркеля и А. Круассана – есть «дефектная демократия». Я полагаю, стараясь трезво смотреть на прошлое – Ельцин не был настоящим демократом. По своему характеру он был бойцом, настроенным на победу, в том числе на победу лично свою. Такую победу он одержал. Зато в новой Конституции, 20-летие которой мы недавно отмечали, президент получил полномочия, равные полномочиям Съезда народных депутатов, определённым в терминах государства, где нет разделения властей.

Но реформатором он был, причём очень масштабным. До него мы имели страну, построенную в виде феодально-бюрократической иерархии. Идеал коммунистического правления!

После Бориса Ельцина мы получили рыночную экономику, систему с несравненно более гибкой сетевой структурой, с ячейкой в виде торговой сделки, в которой каждая сторона несёт всю полноту ответственности, но может рассчитывать на доверие и ответственность партнёров. История показала, что такая система несравненно эффективней и долговечней, чем иерархия, основанная на насилии.

Ельцин поверил Гайдару, и важнейший комплекс реформ был осуществлен буквально в 500 дней. Вы можете сомневаться. Да и реально реформы в части приватизации и финансовой стабилизации проводились дольше. Но всё же сегодня мы – страна с рыночной экономикой, где более или менее свободные цены, благодаря чему не бывает дефицита, мучившего нас 70 лет. И ещё есть относительная свобода предпринимательства, играющего всё более важную роль. Можете сомневаться в том, что у нас хороший, эффективный рынок. Но он есть. Это заслуга Ельцина и Гайдара. Заслуга столь важная, что я даже не буду стараться удлинять список.

Второй момент: наш отклик на события того времени сегодня и что можно ожидать в перспективе?

В том-то и дело, что, создав, рыночную экономику, эпоха Ельцина предопределила развитие в стране трёх крайне важных вещей: верховенство права, свободу конкуренции и демократию. По списку этих вещей уверен, у вас тоже есть сомнения и недоверия. Понимаю, сам испытываю подобные чувства. Но всё же я воспитан в традициях марксизма, включая представление о закономерностях исторического процесса. Сравнительно недавно я узнал, что в других терминах примерно о том же пишут приверженцы институциональной теории: Институты – правила игры, усвоенные большим числом людей образцы поведения, опирающиеся на устойчивые взаимосвязи в экономике.

Так вот, если вы восстановили рыночную экономику, вам придется ввести жёсткие стандарты права, регулирующие отношения между людьми, скажем, в торговле или при смене правителей. Иначе рынок будет неэффективным, и все будут страдать, пока массовое движение или разумность парламентариев не заставит принять на сей счёт строгие законы. А главное – их выполнять, всем ревностно следить, чтобы они выполнялись. На рынке нет (не должно быть) хозяина. Поэтому там должен быть жёсткий порядок, построенный на учёте интересов, прав и ответственности участников. Право становится условием свободы и эффективности. Право выше начальства. Или начальство с необъятными полномочиями, или свободный рынок со строгим порядком.
Право создаёт условия для свободы и конкуренции. Конкуренция создаёт стимулы к энергичной деятельности, к инновациям. В политической сфере это демократия.

Может быть, я ошибаюсь. Но наверняка это относится главным образом к срокам: предвидимые мною изменения, следующие за реформами, проведенными при Борисе Ельцине, могут произойти раньше или позже. Но движущие силы для них уже созданы. Они могут не произойти вообще, поскольку есть могущественные силы, им противодействующие. Однако в последнем случае судьба нашей страны может оказаться печальной, ей будет грозить упадок.

В таких случаях в обществе зреют мотивы, толкающие людей на борьбу за прогресс. Мы уже видели людей в такой борьбе после выборов 2011-го года. Это влияние Ельцина и Горбачёва.

0

75

Сергей Хрущев прокомментировал слова Путина о роли своего отца в том, что Крым был передан Украине.

Напомним, Владимир Путин заявил, что Никита Хрущев, возможно, пытался наладить связи с украинской номенклатурой или же загладить вину за репрессии в Украине в 30-х годах, пишут «Вести».

«Хрущев не был связан с репрессиями 30-х в Украине, он в это время был в Москве. После войны начали строить каскад гидроэлектростанций на Днепре. Когда готовилась следующая пятилетка 55-60 года, прозвучало предположение, что с Крымским каналом неувязка и бюрократия будет мешать. Было предложено передать Крым под юрисдикцию Украины. Хрущев согласился с этими планами. Никакого не было заглаживания вины перед украинцами», — отметил Сергей Хрущев.

«Путин так же невежественен, как все остальные в России, — заявил Сергей Никитич. — Есть идеологический посыл, и люди из КГБ, НКВД и подобных структур, которые пришли к власти пытаются себя отмыть. Хрущев тогда единственный считал, что Сталин кровавый диктатор. Но они теперь представляют так, что Сталин успешный менеджер а Хрущев самодур. Мне говорили знающие люди, что есть целый отдел, который сочиняет подобные небылицы».

Хрущев подчеркнул, что одновременно с Крымом было еще 4 или 5 передач из одной юрисдикции в другую.

0

76

Татаро-монгольское иго появилось на Руси благодаря обильным дождям на территории современной Монголии

Обильные дожди способствовали появлению излишков корма, что позволило кочевникам содержать больше лошадей Обильные дожди способствовали появлению излишков корма, что позволило кочевникам содержать больше лошадей

11.03.2014, 08:57 | Владимир Корягин

Как войска Чингисхана и его потомков смогли завоевать полмира, в том числе и Русь, поняли ученые из США. Монголам помогали дожди, которые вызывали буйное цветение трав. Это способствовало военным походам монгольских кочевников.

На протяжении многих лет ученые связывали упадок так называемых комплексных обществ с климатическими изменениями. Стоит уточнить, что к подобным обществам принято относить развитые социальные формации, характеризовавшиеся разветвленной иерархией управления, городским устройством, товарно-денежными отношениями, социальным неравенством и социальным расслоением. Тем не менее данный тренд изменился в последние годы, когда ученые начали все более активно применять новейшие разработки для изучения наболевших вопросов.

«Газета.Ru» писала о том, что причиной упадка индийских цивилизаций Мохенджо-Даро и Хараппы примерно 4,1 тыс. лет назад явилась засуха; засушливый период в III веке н.э. стал одним из факторов, способствовавших падению Римской империи.

Не осталась в стороне от вопроса о влиянии климатических катаклизмов на комплексные общества и группа американских ученых из Колумбийского университета.

Так, исследователи связали бурный рост Монгольской империи во времена Чингисхана с обильными осадками, выпавшими в степях незадолго до начала великих завоеваний.

Подробнее с выводами, к которым пришли ученые, можно ознакомиться в свежем номере научного журнала PNAS.

Найти взаимосвязь между монгольскими завоеваниями и изменением климата ученые смогли в ходе полевых исследований, которые они проводили в Монголии с 1995 года. В частности, они занимались исследованием местности, окружавшей город Каракорум, некогда являвшийся столицей Монгольской империи.

К северу от этих мест, в одноименных горах, исследователи наткнулись на плато, образовавшееся в результате извержения одного из местных вулканов примерно 8 тыс. лет назад. Однако главной находкой явилось множество чахлых, но древних сибирских кедров, некогда произраставших в этой отчужденной долине.

Исследователи немедленно оценили находку, срубив 17 деревьев, чтобы изучить их годичные кольца. В частности, измерив ширину этих колец, ученые смогли судить о чередовании сухих и влажных годов. Им удалось установить, что в 1211-1230 годах в монгольских степях выпало рекордное количество осадков. Естественно, это поспособствовало активному росту растений и наполнению ими пастбищ. В свою очередь, излишки корма позволили содержать больше животных.

Вследствие этого каждый монгольский кавалерист мог содержать до пяти лошадей, а это позволяло перемещаться на дальние расстояния, не заботясь о вопросе о передвижении и пище.

Завоеваниям Чингисхана помогали дожди

Несмотря на отсутствие каких-либо дополнительных данных, ученые полагают, что именно обильные осадки, поспособствовавшие заготовке колоссальных запасов фуража и возможности содержать большое число животных, и стали толчком для начала монгольских завоеваний. В то же время при изучении годичных колец исследователи заметили, что в 1260–1266 годах в монгольских степях произошло серьезное похолодание, которое совпадает с упадком монгольской столицы Каракорума.

К тому времени Чингисхан уже разделил свою империю между сыновьями, а его внук Батый совершил победоносные походы на Москву, Рязань и Владимир, захватив территорию большинства современных стран Восточной Европы (Польша, Чехия, Венгрия, Хорватия, Босния, Сербия, Болгария и др.).

Американские ученые не намерены останавливаться на достигнутом: им выделили грант размером $1,4 млн. Они намерены потратить его на дальнейшее изучение годичных колец и озерных отложений. Это поможет им подтвердить предварительно полученные выводы, а также добавить ясности общей картине. Кроме того, исследователи хотят подробнее познакомиться с историческими хрониками XIII века, чтобы найти документальное подтверждение своим изысканиям.

0

77

Внук Молотова о России: «Ветвь арийского племени спустилась с Карпатских гор»
Председатель комитета Госдумы по образованию Вячеслав Никонов раскрыл свое видение того, что должно быть написано в учебниках истории в РФ.

"От того, что будет написано в учебниках, и от того, насколько убедительно и увлекательно это будет написано, зависит отношение целого поколения молодежи к истории своей страны", - говорится в заявлении Вячеслава Никонова на сайте Госдумы.

"Всегда необходимо помнить, в какой стране живешь и работаешь, знать ее традиции. У нашего Отечества великое прошлое. Ветвь арийского племени спустилась с Карпатских гор, мирно заселила Великую Русскую равнину, Сибирь, самую холодную часть планеты, дошла до Тихого океана, основала Форт Росс, впитала в себя соки богатейших культур Византии, Европы, Азии, разгромила страшнейшего врага человечества - нацизм, проложила дорогу в космос. Но мало, где так слабо знают и недорого ценят свое прошлое и настоящее", - отмечает Никонов.

"Если мы разделим все человечество на три группы: 1) основателей культуры, 2) носителей культуры и 3) разрушителей культуры, то представителями первых двух групп будут, пожалуй, только одни арийцы. Именно арийцы создали, так сказать, фундамент и стены всех человеческих творений. Другие народы наложили свой отпечаток только на внешнюю форму и окраску", - поясняет свою позицию глава комитета Госдумы по образованию.

Вячеслав Никонов является внуком Вячеслава Молотова - советского наркома иностранных дел, подписавшего пакт с фашистской Германией о разделе Восточной Европы.

0

78

Игорь Чубайс
автор книги "Российская идея", доктор философских наук

ПОЧЕМУ В РОССИИ НЕТ МАЙДАНА (КАК ЛИБЕРАЛЫ БОРЮТСЯ С ТЕМ, ЧТО НЕ СУЩЕСТВУЕТ)
09 апреля 2014, 11:54

На днях в «Новой» читал про прошедшую в Москве международную конференцию «Рабство как интеллектуальное наследие и культурная память». Газета отмечает - «более актуальной темы для современной России придумать … нельзя». Открывая заседание, Ирина Прохорова признала - «последствия существования института рабства толком не изучены». Собравшиеся заложили «философский фундамент», на котором возводилась новая историко-культурная конструкция. Газета приводит тезисы доклада А. Зубова «Последствия рабства в современной России».

А теперь мысленно перенесемся на Майдан. В чем его дух, его идеология? Что вдохновляло сотни тысяч протестующих, вставших против коррумпированной, бандитской властью? Во-первых - патриотизм, уважение к своей истории. На майках, плакатах, граффити Майдана я читал про казачество, про Тараса Шевченко, про Украинскую народную республику, про тех, кто отстаивал национальную независимость в годы П Мировой войны… И еще, в центре Киева не было ни одного красного полотнища, никакой ностальгии по совку.

А какие ценности культивируют у нас? Ключевое слово газетной полосы про конференцию входит в цепь проклятий, которыми советская пропаганда удушала образ России – страны «рабской, дремучей, невежественной, отсталой, убогой, лапотной, словом – Царской». Но если свою Родину воспринимать по-советски, мы остаемся без тысячелетнего национального опыта, лишаемся национальной гордости и самосознания, попадаем во внеисторическую пустоту. Теряя прошлое, мы теряем основу для будущего. У нас не остается никаких ориентиров, кроме западных. Я не против западного опыта, но Россия – это Россия!

Работу сислибов дополняет официальная власть. Выпрыгивая из штанов, разноликие мигранянчики изобретают все новые указы, преследующие за критику красного тоталитаризма. Только что суд назначил миллионный штраф В. Шендеровичу за намек на похожесть сочинской и нацистской олимпиад. Депутаты не спят ночами, придумывая законы, которые бьют по критикам красной диктатуры. Но критику исторической России, осквернение ее топонимики, оскорбление российской цивилизации власти поддерживают. Концепция «единого учебника» настаивает на непрерывности нашей истории, но на самом деле советское власть защищает, изображая его как более «правильное и непрерывное», чем российское.

А как на самом деле понимать нашу историю? Во-первых, необходимо признать ее разорванность, разделенность железным занавесом. Советский Союз соотносится с исторической Россией как убийца с убитым, как III Рейх с ФРГ, как Северная Корея с Южной… Основа национальной гордости, патриотизма - досоветская история. Советский период – это номенклатурная самооккупация, порождающая постоянный гражданский протест.

Чуть подробней? Пожалуйста. До последней трети ХIХ века Империя непрерывно расширялась, наши предки создали самое большое в мире государство, как и Британия, занимавшее шестую часть суши. С 80-ых годов ХIХ века количественный рост прекратился и перешел в рост качественный. Треть столетия – до Октября - темпы социально-экономического развития были у нас самыми высокими в мире. Ежегодно ВВП прирастал не менее, чем на 5%, первое экономическое чудо – это Россия, в Европе писали про «русскую весну».

А как с крепостным правом?. Феодализм и крепостное право существовали почти во всей Европе. В Америке до окончания Гражданской войны в 1864-ом году практиковалось рабство. Но американцы вроде бы не заламывают руки и не проводят конференции «про последствия». Напротив, они учат других свободе.

И, все-таки, как было в России? Несколько деталей… Еще Павел 1 издал указ, разрешающий использовать труд крепостных не более трех дней в неделю. В случае неурожая помещик обязывался крестьян кормить. Освоение огромных российских пространств требовало от всех большого напряжения. Дворянство тоже было закрепощено, т.е. трудилось или несло воинскую службу. Освободил дворян указ Екатерины Великой в 1785 году.

Потом и остальные сословия становились свободными. …Крепостные имели не только семью, но собственный дом, землю, инвентарь (ну, типичные рабы)… Русские историки отмечают: куда более тяжелым было положение свободных крестьян в Европе, ибо, не имея земли, они становились батраками, вынужденными наниматься к хозяевам, от милости которых всецело зависели. Крепостная система у нас оставалась экономически эффективной. Но после первого за 150 лет поражение Русской армии - в Крымской войне – Александр П провел серию реформ, одной из них стала отмена крепостного права. Как говорил Фирс в чеховском «Вишневом саду», -это было до беды. -До какой? – До отмены крепости, отвечает Фирс. Добавлю, что в 1861 году доля крепостных в населении составляла 28%...

Два слова о мифе про «вечное русское рабство».

Вспомним про восстания Разина, Пугачева, Болотникова, про две революции (переворот не в счет), про Гражданскую войну, про Кронштадт, Тамбов, Власовское движение, про диссидентов и т.д. и т.п. Если наш народ такой рабский, почему с 1825 по 1905 год «за политику» было казнено 17 человек (может быть, в стране царило не рабство, а согласие?), а после 1917 – «анти -народная власть» объявила врагом сам народ, который расстреливала, отправляла в ГУЛАГ, расказачивала, раскулачивала, депортировала, морила тремя голодоморами…

Совки, не способные признавать и, тем более, анализировать проблемы, объявляют Россию, проигравшую век 20-ый и проигрывающую век 21-ый победительницей. Песню красных мракобесов продолжают либералы-гайдаристы, называющие время великих достижений эпохой «убожества и рабства». А российский патриотизм сегодняшние власти разрешают только в извращенно-националистической форме. Доколе?

Вывод. Нам жизненно необходим почвенный патриотизм, гражданское самосознание, патриотическая концепция истории! Русской истории – слава, советчине – Нюрнберг! Так победим!

П.С. Между сислибскими и официальными СМИ сходство еще и в том, что они равноусердно цензурируют патриотов-почвенников. Есть над чем подумать?

0

79

Виталий Портников, IApress.ua

Коктейль Молотова

История с финляндской войной, которую начал Сталин, удивительно похожа на то, что делает сегодня Путин.

В ноябре 1939 года Красная Армия начала продвижение вглубь территории Финляндии. Агрессор был уверен в скорой победе. И не только потому, что долго и упорно готовился к войне, а еще и потому, что другие страны к ней не готовились.

После первой мировой войны в Европе возобладали настроения, схожие с периодом окончания войны холодной – "конец истории". Сейчас в это трудно поверить, но крах империй и появление Лиги наций были восприняты как доказательство всеобщего разоружения и миролюбивых настроений. Дания – спустя менее чем два десятилетия оккупированная Гитлером – вообще практически отказалась от расходов на оборону. Норвегия – тоже жертва фашизма – серьезно сократила военный бюджет. То же самое сделала и Финляндия. В стране не видели никакой серьезной внешней опасности. Финны отказались от военных учений. Новое вооружение не закупалось. Танки и самолеты отсутствовали. И, в принципе, удивляться этому не приходится. Германия не собиралась нападать на Финляндию. Советский Союз под руководством наследника Ленина Алексея Рыкова – тоже, с ним был подписан пакт о ненападении, продленный до 1945 года. Но в начале 30-х у власти в СССР утвердился Иосиф Сталин.

Легендарный маршал Маннергейм, хорошо понимавший советскую опасность, возглавлял тогда Совет обороны страны и тщетно убеждал финских политиков в опасности большевизма. А в СССР уже разрабатывали планы "освобождения" Финляндии и ее возвращения в империю. Карельская АССР должна была стать плацдармом для политического наступления. А поводом к военному стало желание Сталина о переносе границ. Но пока Москва не договорилась с Берлином, активные военные действия не развивались. Только подписав секретное приложение к советско-германскому пакту о ненападении, Сталин решил действовать и потребовал от финнов переноса границы, военных баз и разрушения оборонных укреплений. Маршал Геринг поддержал требования союзника. Но финны еще искали возможности для компромисса и наконец-то занялись военными учениями. В конце концов переговоры провалились.

За неимением телекомпании НТВ с ее чудесными разоблачениями Сталин использовал газету "Правда". 26 ноября 1939 в этой газете появилась статья "Шут гороховый на посту премьера", обвинявшая финские власти во всех смертных грехах. Еще через несколько дней Москва органризовала артиллерийский обстрел своей территории и обвинила в этом финнов – хотя Маннергейм предусмотрительно отвел войска от границы. Но Сталину было все равно – он денонсировал договор о ненападении и начал войну.

Причем, естественно, для своих граждан Советский Союз с Финляндией не воевал – он освобождал финнов от буржуазии. На второй же день войны было создано марионеточное правительство "Финляндской демократической республики" (не путать с "Донецкой народной республикой") во главе с коммунистом Отто Куусиненом. Сталин подписал с Куусиненом соглашение о взаимопомощи и объявил настоящее финское правительство сборищем проходимцев.

При этом утверждать, что Сталин был уверен в необходимости советизации Финляндии, сегодня не сможет ни один историк. Диктатор маневрировал, следил за реакцией мира, действиями руководства Финляндии и обстановкой на фронте. Финны проявили поразившее большевиков упорство в остаивании своей свободы буквально голыми руками – тогда же, кстати, и появился "коктейль Молотова" - ответ сталинскому соратнику, главе Совнаркома, пообещавшему красноармейцам скорый ужин в Хельсинки. Кстати, вначале появились "хлебницы Молотова" - советские бомбы, которыми бомбили Хельсинки и которые тогдашний московский Киселев на посту главы правительства назвал продовольственной помощью голодающим финнам.

Советский Союз не проиграл этой войны – но он в нее втянулся. При этом стало ясно, что финское население не хочет в СССР, готово сопротивляться, а Англия и Франция, державшиеся в стороне от конфликта, могут вмешаться в него в случае появления Красной Армии возле Хельсинки. Но и правительство Финляндии не могло гарантировать, что Сталин не захочет оккупировать всю Финляндию. Финнов, конечно, все поддерживали, СССР даже исключили из Лиги наций. Но воевать на их стороне не хотел никто. Рузвельт объявил Москве "моральное эмбарго" - ну просто как Обама своего времени. Чемберлен поставлял вооружение. Даладье готовился отправлять солдат. Геринг советовал соглашаться на все советские условия, обещая вскоре разгромить СССР и отдать Финляндии утраченные территории. В результате был заключен мирный договор: Финляндия потеряла обширную территорию вокруг второго по величине города – Выборга, но отстояла свободу. О марионеточном правительстве коммуниста Куусинена никто уже и не вспоминал. Специально для несостоявшегося лидера советской Финляндии создали из Карельской АССР и отхваченных у финнов территорий Карело-Финскую ССР. После второй мировой войны у нее отобрали район Выборга, а в 1958 году и вовсе сделали – вопреки всем советским законам – автономией в составе России.

Сегодня, спустя семь десятилетий после той войны, Финляндия – процветающая страна, в которую туристы из Петербурга приезжают как в "настоящую Европу". Великолепный довоенный Выборг теперь – провинциальный город в Ленинградской области, с обветшавшей инфраструктурой, ямами на дорогах и разваливающимися домами в историческом центре. Из туристов здесь только финны, приезжающие посмотреть на знаменитые архитектурные творения времен независимости: в советский период город, как водится, только уродовали, тщательно вымарывая все, что могло напомнить о финском прошлом. Финнов в городе не осталось – ушли все – так что остается только сочувствовать зданиям, которые не смогли уйти и радоваться за народ, который смог отстоять свою свободу в столкновении с одним из самых страшных агрессоров прошлого и нынешнего столетий.

0

80

Врожденное вырождение
Валерия Новодворская, 10.04.2014

В 1925 году Игорь Северянин написал: "Вернуться в дом Россия ищет троп". Некоторые эмигранты, которых пустили обратно в СССР, приняли свое возвращение в виде трофеев сталинской пропаганды за возвращение России к человеческим устоям и к нормам Российской империи. А так ли эти нормы были хороши?

Понятно, Империя Зла – черная дыра, антимир, и пусть от него не останется камня на камне. Только что на наших глазах кремлевское антивещество соединилось с крымским колорадским антивеществом и обездолило Украину, а количество глубоко народного колорадского антивещества в России, выражающего свой колорадский восторг по поводу аннексии Крыма, зашкалило то ли за 80, то ли за 90%. И очень хочется хоть куда-нибудь вернуться.

А есть ли куда? Вспомните 1991 год. Как мы метались, как пытались пробиться назад через ужас советской истории, ища хоть какую-то точку опоры, хоть какую-то кочку в нашем болоте. Мы всерьез подбивали клинья к остаткам семьи Романовых, пытаясь восстановить даже монархию, пока граф Кентский не заявил достаточно резко, что никто из царской семьи на эту работу с "золотым парашютом" в виде Ипатьевского подвала не пойдет. Мы согласились с "Патриотической песнью" Глинки в качестве гимна, хотя нас всегда тошнило от "Ивана Сусанина" и от "Боже, царя храни!". Мы откопали триколор, постаравшись забыть, что в 1905 году под ним ходили погромщики, помня лишь то, что это российский флаг, от Петра I.

Но, освежив в памяти некоторые особенности "тюрьмы народов", после крымской трагедии начинаешь понимать, что возвращаться на старое пепелище Российской империи тоже не дело. Российская империя цепко держалась за свои "приобретения": Кавказ, страны Балтии, Украину, Среднюю Азию, Польшу, Беларусь и Финляндию. И не было ни НАТО, ни ПАСЕ, ни ОБСЕ, ни ООН. И некому было делать нам замечания. При этом не только государь император, но и культурное русское общество проявляло возмутительное равнодушие к праву завоеванных народов на национальную независимость.

В конце советской эпохи стало стыдно Анатолию Приставкину - и он внес свой вклад в искупление нашей вины перед чеченским народом ("Ночевала тучка золотая"). В эту же тему привнесли свое покаяние кинематографисты: Сергей Бодров с "Кавказским пленником" и Абдрашитов и Миндадзе с "Временем танцора". Владимир Маканин добавил свой роман "Асан". На польскую тему талантов уже не хватило. Не будем же мы считать своим покаянием то, что писали белорусы: Василь Быков и Владимир Короткевич. Леонид Бородин совершил героический поступок, показав в одном из своих рассказов если не героизм ОУН и УПА, то хотя бы мерзость злодеяний НКВД в Украине, что теперь называется ее "освобождением".

А в Российской империи с покаянием было глухо. Самый смелый, честный и достойный декабрист Михаил Лунин служил в начале 20-х годов XIX века в Польше под началом великого князя Константина и не видел в этом ничего предосудительного. Пушкин по поводу подавления восстания 1830-1831 годов написал ужасное стихотворение, из-за которого Литва убрала в литературный музей его памятник с вильнюсского бульвара. И возразить на это было нечего. "О чем шумите вы, народные витии? Зачем анафемой грозите вы России?" – как раз это сейчас отвечают Западу путинские пропагандисты. А дальше начинаются угрозы. Я прямо слышу Дмитрия Рогозина или одноименного Киселева. "Вы грозны на словах – попробуйте на деле! Иль старый богатырь, покойный на постеле, не в силах завинтить свой измаильский штык? Иль русского царя уже бессильно слово? Иль нам с Европой спорить ново? Иль русский от побед отвык? Иль мало нас? Или от Перми до Тавриды, от финских хладных скал до пламенной Колхиды, от потрясенного Кремля до стен недвижного Китая, стальной щетиною сверкая, не встанет русская земля?" И чем отличаются 1831 год и великий поэт от года 2014-го и жалких писак, подмахнувших лакейское письмо Путину по поводу аншлюса Крыма?

Туда же и Тютчев. Два великих поэта как сговорились. "Так мы над горестной Варшавой удар свершили роковой, да купим сей ценой кровавой России целость и покой!" И оправдания вполне современные: "Грозой спасительной примера державы целость соблюсти, славян родные поколенья под знамя русское собрать". А кто дал такое право Москве? Слушайте речь Путина и слово Тютчева: "Сие-то высшее сознанье вело наш доблестный народ – путей небесных оправданье он смело на себя берет". Гореть нам всем в аду за такую смелость.

В 1863 году та же картина. Герценовский "Колокол" читался русским либеральным обществом (и даже престолом) взахлеб. Тираж был минимум 2,5 тысячи экземпляров. Но Герцен поддержал польское восстание – и тираж упал до 500 экземпляров. Либералы встали на сторону имперскости! Польшу поддержали только студенты-нигилисты. И это стало их первой претензией к Александру Освободителю.

С Кавказом было не лучше. Очень многие декабристы добывали себе там прощение и офицерский чин: Кривцов, Голицын, Лихарев, Назимов, Одоевский. Понятно, разжалованные не выбирают, но они не роптали, не возмущались отношением власти к горцам, не оставили стихов или прозы в их защиту. В праве России на Кавказ не усомнился никто - кроме Льва Толстого в "Хаджи-Мурате". Но вот в "Кавказском пленнике" он еще на стороне завоевателей. Служили на Кавказе Жилин и Костылин... Нормально.

Нотка сопереживания прорезывается у Лермонтова: "Велик, богат аул Джемат, он никому не платит дани; его стена – ручной булат, его мечеть – на поле брани. Его свободные сыны в огнях войны закалены; дела их громки по Кавказу, в народах дальних и чужих, и сердца русского ни разу не миновала пуля их!". Если бы все Гаруны, все черкесы и чеченцы, начитавшись Лермонтова, не "бежали в страхе с поля брани, где кровь черкесская текла", а бились до последнего, понимая, что русский царь – "супостат", то не видать бы нам Кавказа как своих ушей.

Александр Освободитель не помешал в 1861 году повесить бесспорного героя Чечни Байсангура Беноевского, в 1864 году – подавил польское восстание, вот реформы и не пошли впрок, вот жандармы и поссорили царя с молодежью, вот либерализм и нигилизм и общались с помощью виселиц и бомб.

А образованное офицерство в лице лермонтовского Печорина было не лучше лермонтовского же Грушницкого. Ни Максим Максимович, ни Печорин не сомневались в своем праве служить на Кавказе, красть несовершеннолетнюю Бэлу, соблазнять ее, потом думать, куда бы ее деть (не жениться же на дикарке), а если бы бедняжку не убили, ей бы топиться пришлось. Такие вот герои лермонтовского времени, совсем не лишние люди: все такие были.

Россия и погибла-то из-за того, что на краю могилы белая армия не хотела расстаться с империей: Колчак отверг помощь Маннергейма (цена – независимость Финляндии), Юденич не был пропущен к Петербургу (цена – независимость Эстонии).

Нам придется возвращаться в Новгород до его завоевания Москвой в 1478 году, в Новгород, который никогда никого силой не присоединял.

Наша история стала злокачественной с XV века, когда вместо Золотой Орды возникла Московская.
Если мы не изменим свой генетический код, нам конец. Лучше жить в виде генно-модифицированной страны, чем не жить вообще. Спросите у покойной Вавилонской империи.

Валерия Новодворская, 10.04.2014

0

81

Потеря Украины — благо для русских



Ну и давайте, чтобы уж подвести черту под «страданиями по Украине», прочитаем кусок из совершенно потрясающего интервью с уходящим президентом Джорджем Бушем в декабре 1992 года.

- Господин Президент, Вы считаете, что потеря Украины — благо для русских, но вот бывший Советник по национальной Безопасности…

- Вы про Бжезинского? Деревенский дурачок Джимми в политике не мог отличить яблока от коровьей лепешки и поэтому слушал идиотов и клоунов. Я добровольно ушел с поста Директора ЦРУ, чтобы имя мое к этому балагану не имело потом отношения. Бжезинский писал, что без Украины Россия никогда не станет Империей. Так оно и было в те времена. Но это правило 20-го века, а мы будем жить в 21-ом.

Знаете, зачем русским была нужна Украина? Затем, что там прирост населения выше, чем в самой России. Русским в прошлых войнах нужны были украинцы, чтобы было кого бросать с гранатами под немецкие танки. И — только. Но как только у них появилось ядерное оружие и ракеты, смысл содержания такого количества голодных ртов — стал отрицательным. Русским проще повысить уровень жизни своего русского населения, и чтобы украинцы на них работали так же, как у нас и на нас работают мексиканцы. Все равно воевать с винтовкою и гранатами в современной войне — не придется. А стало быть, становится не нужна им военная присяга украинцев…

Вот такое было замечательное интервью в декабре 1992 года. Ладно, вот еще кусочек:

- …именно развал Советского Союза — есть мое самое главное поражение. Боюсь, что это — внешнеполитическая Катастрофа, размера которой мы еще не поняли.

- Не могли бы Вы развить свою мысль? Ведь Вы сами приложили столько сил для Победы над СССР?

- Да, приложил, но для Победы, а не для нашего Поражения. Советский Союз имел очень важную Роль для Америки. Он давно не имел военной способности победить нашу страну, но мог нанести нам ущерб — неприемлемый. И мы опасались его, как опасаются дикого волка, или медведя. Мы приучали себя следить за запорами в нашем доме, мы следили за своей формой. Однако… Сейчас, когда Союза не стало, мы — американцы — стали забывать об опасности.

Наши люди жиреют и жируют и это — признаки нашего Поражения. Ведь существование Союза нам всем было выгодно, а нынешняя ситуация — множит политические риски с неопределенностями и на мой взгляд — прямой путь к катастрофе. Я имею в виду, что я сделал все, чтобы Союз так и остался большим голодным и немощным. Я кормил его из моей руки и к моей ласке приучивал. В нашей казне не было денег, и я оказывал Союзу гуманитарную помощь из моих личных средств.

- Вы хотите сказать, что вся эта гуманитарная помощь русским, все эти окорочка…

- Это все было из моих личных средств. Русским нужны были деньги и я как мог — их поддерживал. Им нужна была еда, и я приказал кормить их из моих личных средств. Были люди которые со мной вошли в долю, но мы не потратили на это — ни цента из федеральной казны. Ни Цента!

- Тогда я не понимаю — зачем вы это делали?

- Затем что — «Друг в нужде — Друг навсегда» (Friend in Need is — Friend indeed). Вы плохо понимаете то, что случилось. Россия не побеждена, напротив — она очень усилилась, и нам нужно чтобы она была Нашим Другом — именно поэтому я бесплатно кормил всех этих русских. А те, кто меня победили — хотят только грабить. Русские этого не забудут и когда-нибудь пришлют нам ответный счет.

- Я не понимаю — почему Вы уверены, что Россия усилилась. Ведь она же была только что побеждена…

- Россия и Союз — как Матрешки. Они были вложены друг в друга. В реальности мы соревновались с Россией, но была она в виде Союза, то есть на ногах у нее были огромные Гири. Сейчас эти Гири при распаде Союза убраны, Россия преодолеет свои нынешние проблемы и станет гораздо более злой и могучей, и хорошо запомнит всех, кто ее нынче обидел. И я хотел бы быть таким же Другом России, каким я был Врагом для Советов.

Ставить надо на самую лучшую лошадь. Вы хотите узнать, какие у нее были Гири? Это есть в цифрах — в Союзе было две бездонных дыры, куда утекали все бюджетные профициты — Сельское хозяйство и Социальная помощь. Раз нынешняя Россия может иметь прежние доходы и не тратиться на эти убыточные статьи расходов — в ближайшие годы она станет более сильной и опасной, чем СССР.

- Я не понимаю, — почему Россия сможет урезать свои расходы на Социальную помощь и Сельское Хозяйство?

- Это все в цифрах. Основные потребители сельхоздотаций в Союзе были на Украине. Уходит Украина — русские закрывают «черную дыру» в бюджете по дотациям для села. Основные потребители социальной помощи находились в Средней Азии и в Закавказье. Раз нет Союза, то Россия, основной добытчик в Союзный бюджет — прекращает дотировать свои многодетные мусульманские республики. А дальше — арифметика, — Украина, Средняя Азия и Закавказье оказываются с бюджетными дефицитами и погружаются в пучину отчаянья, Россия оказывается с бюджетными профицитами и ее казна оказывается больше и мощнее советской. А потом она с триумфом вернется и нам всё припомнит, а у нашей экономики уже граничное состояние — нулевой прибыли. Соперник мой Клинтон — обещает «стимулировать экономику», это означает то, что мы влезем в долги, а у нас экономика в состоянии, когда мы больше не можем позволить себе заимствований. Это значит, что бюджет будет у нас отрицательным и со временем мы, как страна, станем наги и босы, а русские богаты и могущественны.

И ради Дружбы с сильными и могущественными — мои бесплатные окорочка в миг, когда им нечего кушать — принесут огромные дивиденды. А принесли бы еще большие, если бы я мог удержать от грабежа стаю наших вечно голодных гиен и шакалов… Ах, если бы удалось удержать Союз от распада, если бы он привык к нашей доброй руке и стал со временем ручным, как комнатная собачка…

Но уже ничего нельзя сделать. Все эти шакалы сами решают свою Судьбу — я знаю русских, они ничего не простят, ничего не забудут….

Еще раз — это 1992 год. Всем кажется, что Россия в заднице, получившие свободу республики радуются и ждут, что вот-вот с неба посыплется манна небесная, у каждого будет по мерседесу и вилле в Каннах.

А Буш-старший уже всё знал.

0

82

Другая Русь

В позднем Средневековье это государство считалось самым большим и мощным в Восточной Европе. В период своего расцвета его границы простирались от Балтийского до Чёрного моря, делопроизводство велось на западнорусском (староукраинском или старобелорусском) языке, а подавляющее большинство жителей исповедовали православие. В Москве его называли Литвой, а полное наименование было Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское.
Эта держава, возникшая в результате объединения разорённых монгольским нашествием княжеств Западной Руси под властью литовской династии Гедиминовичей, несколько столетий успешно соперничала за доминирование в Восточной Европе с Ордой, Польшей, Тевтонским орденом и Московией.
Почему же в этой борьбе Великое княжество Литовское потерпело поражение и сошло с исторической арены? Было ли возможно объединение всех русских земель не под тяжёлой дланью Москвы, а под властью Вильно? Как получилось, что Западная Русь впоследствии стала Украиной и Белоруссией?
О малоизвестной для массовой аудитории истории Великого княжества Литовского, его непростых взаимоотношениях с Московским государством, о его политическом и культурном наследии для народов Украины, Белоруссии, Польши и России рассказывает кандидат исторических наук, научный сотрудник Института российской истории РАН Сергей Полехов.

0

83

Журналист Александр Чаленко — о том, как и когда юг России стал востоком Украины

Первая Донецкая

В своей речи от 18 марта этого года, когда в Кремле Крым принимали в состав России, Владимир Путин в своей очень насыщенной и, вне всякого сомнения, лидерской речи упрекнул большевиков в том, что те в начале 1920-х, не посоветовавшись ни с кем, передали в состав Украины земли «исторического юга России».

Если спросить у российских граждан, о каких землях идет речь, то, уверен, 99% из них не смогли бы ответить на этот вопрос. Они в этом не виноваты. Об этом мало кто знает. Просто во времена советской власти эта тема замалчивалась, а после распада СССР о ней уже почти не вспоминали.

Речь идет о созданных в 1918 году, когда центральная власть в Петрограде была ослаблена из-за большевистской революции в октябре 1917-го, а в Киеве на немецких штыках утвердилась Центральная рада, Донецко-Криворожской (ДКР) и Одесской республиках...

Вот именно сейчас на этих территориях и начались народные восстания, которые получили название «русская весна».

Я сам хотя и прожил последние 29 лет в Киеве, но родом из Донецка. А вот мой отец вырос в Кривом Роге. Каждое лето я ездил в этот город к его родителям. Мой дед был начальником цеха КИП и автоматики на одном из крупнейших заводов мира — «Криворожстали».

Так что для меня эти два города были самыми главными в моем детстве.

Советский ребенок, даже равнодушный к чтению, из кинотрилогии «Старая крепость» знал, что во время Гражданской войны были такие себе петлюровцы. Знал он о них и из фильмов «Дни Турбиных» Владимира Басова и «Как закалялась сталь» Николая Мащенко. Об атаманах, воевавших на «историческом юге России», мы узнавали из фильмов «Неуловимые мстители» и «Свадьба в Малиновке». «Волны Черного моря» рассказывали о том, что происходило в Одессе в те героические времена, а «Хождение по мукам» — о батьке Махно. Но никаких популярных фильмов, посвященных Донецко-Криворожской Республике, не было.

Дмитрий Табачник, министр образования Украины при президенте Викторе Януковиче, как-то рассказал, что во времена СССР можно было спокойно защищать кандидатские и докторские диссертации и о петлюровцах, и об атаманах, и о батьке Махно, и о бандеровцах, но вот на тему ДКР было наложено табу. Всего две диссертации было защищено по этой проблематике. Кстати, автор одной из них, проживающий ныне в Полтаве, был в 2010 году доверенным лицом кандидата в президенты Украины Олега Тягнибока. Сейчас он считает, что ДКР была инспирирована из Москвы для... раскола Украины.

Почему существовало такое табу? Да потому, что история ДКР говорила о том, что территория, которая считалась в те времена восточной Украиной, на самом деле никакая не Украина, а Россия. И чтобы не объяснять, как же в таком случае она стала Украиной, решено было этой темы не касаться.

22 января официальный Киев отмечает как День соборности Украины (так называемый День злуки). В этот день в 1919 году между Украинской Народной и Западно-Украинской Народной республиками был подписан договор об объединении. В 2011 году по этому поводу экс-президент Виктор Ющенко пригласил в свой офис с десяток журналистов, чтобы прочитать им об этом лекцию.

В конце почти двухчасовой речи я задал Виктору Андреевичу вопрос: почему он считает, что для всех украинских граждан этот день — праздник? «Мои предки — прадеды-красноармейцы — жили, — сказал я, — на территории Донецко-Криворожской Республики, и им не было никакого дела до подписания «акта злуки» между УНР и ЗУНР».

Ющенко, украинский националист, посмотрел на меня почти с презрением. Мол, а что вы знаете о Донецко-Криворожской Республике? У нее что, были свои деньги, армия, свои правительство, внешняя политика? У нее это было? Ну давайте серьезными быть, уважаемые, и не отнимать времени у нашего приятного общения. «Я хочу сказать одно: одесских республик, донецких республик — их никогда не было и не будет», — подытожил свой спич Виктор Андреевич.

Как же он ошибся. Через три года в Донецке провозгласили Донецкую Народную Республику.

Ющенко задавал все эти вопросы риторически. Если бы он тогда на полном серьезе стал бы меня расспрашивать, то я ничего не смог бы ему ответить. Просто никакой информации у меня о ДКР не было.

Теперь есть. Благодаря фундаментальному труду донецкого историка и политолога Владимира Корнилова «Донецко-Криворожская Республика. Расстрелянная мечта», вышедшему в свет в том же 2011 году.

Что же Виктор Ющенко узнал бы из действительно фундаментального труда Корнилова?

Донецко-Криворожская Республика была создана 30 января (по старому стилю), или 12 февраля (по новому), 1918 года в городе Харькове. Республику провозгласил Совет рабочих и солдатских депутатов.

Наверное, многие подумают, что прилагательное «донецкая» в названии появилось благодаря городу Донецку. Нет, это неверно. Тогда не было никакого Донецка. Был шахтерский поселок Юзовка, который только в 1961 году получил нынешнее свое имя (с 1924 по 1961 год город носил имя Сталино).

Эти места стали называться Донецким бассейном от названия речки Северский Донец, которая протекает как раз рядом с городом Славянском, получившим всероссийскую известность на минувшей неделе. Северский Донец впадает в Дон.

Это всё донецкие степи. Территория Донецкого и Криворожского бассейнов, где со второй половины XIX века начала развиваться промышленность, стала той областью, где и появилась ДКР.

Исторически эти земли принадлежали Великороссии, а не исторической Малороссии.

Харьков был основан малороссами на землях Московского царства с разрешения царя Алексея Михайловича. Тот же Славянск был в 1645 году заложен как острог по указу последнего для обороны от набегов крымских татар. В этом районе крестьянство в дальнейшем было по преимуществу малороссийским, а вот города — русскоязычными. Кстати, в состав ДКР входили нынешние российские города Ростов-на-Дону и Таганрог. Может, еще и поэтому Виктор Янукович устраивает в Ростове свои пресс-конференции...

Первым премьер-министром ДКР (председателем Совета народных комиссаров) стал большевик Артем (Федор Сергеев). Он был одним из организаторов первой русской революции в Харькове. Из-за этого ему пришлось бежать из страны. Он побывал и работал кули в Шанхае, а в Австралии был создателем местной Социал-демократической партии.  Там же он и женился. В Россию смог возвратиться только после Февральской революции. Артем Сергеев погиб в 1921 году. Его сына Артема усыновил Сталин. Внук Артема Рубен Сергеев, крупнейший специалист по ракетам и опере, живет сегодня в Москве.

В Совнарком ДКР помимо 11 наркомов-большевиков вошли еще три эсера и один меньшевик. Флаг республики был красным, хотя долгое время существовал миф, что это был красно-сине-черный триколор, который сейчас поднят над Донецкой ОГА и Славянским горсоветом. На самом деле этот флаг придумали Владимир Корнилов и его старший брат Дмитрий (он, к сожалению, умер) еще в конце 1980-х как флаг Интердвижения Донбасса.

Донецко-Криворожская Республика была создана в пику Украинской Народной Республике, державшейся на немецких штыках, и заявила сразу же о себе как о части РСФСР.

Республика после Брестского мира отказалась сдаться немецким и австрийским оккупационным властям и ее войска вступили в неравный бой с численно превосходящим неприятелем. Пришлось оставить Харьков. И с боями отступить к Луганску, который стал второй столицей ДКР. В итоге войска ДКР отступали вплоть до самого Царицына. Они приняли участие в обороне города. Кстати, именно там и началась дружба между Ворошиловым и Сталиным, который представлял тогда в этом городе ленинский Совнарком.

Ликвидирована ДКР была только в 1919 году по указанию Ленина. Просто Владимир Ильич хотел присоединить эти земли к советской Украине, опасаясь, что в крестьянской, а значит, мелкобуржуазной Украине трудно будет удержать советскую власть. Для этого нужен был пролетариат. Вот для этого и пришлось пожертвовать Донецко-Криворожской Республикой. Кстати, никакого формального решения о ликвидации республики не было принято. Не было проведено и плебисцита.

Может быть, для него наступило время сегодня.

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/569169#ixzz2ywDbG8qw

0

84

Автор романа «Архипелаг ГУЛАГ» размышлял и о возможности конфликта между Россией и Украиной.

Советский и российский писатель и диссидент Александр Солженицын (1918 - 2008) в своих воспоминаниях, которые называются «Угодило зернышко промеж двух жерновов. Очерки изгнания», писал о том, что происходит между двумя странами сейчас. Его слова цитирует «Наша Нiва».

«Украинский вопрос — из опаснейших вопросов нашего будущего, он может нанести нам кровавый удар при самом освобождении, и к нему плохо подготовлены умы с обеих сторон, - писал Александр Солженицын. - Бремя этого вопроса я постоянно чувствую на себе, во многом по происхождению. Я от души желаю украинцам счастья и хотел бы, чтобы мы совместно с ними и не во вражде правильно решили заклятый вопрос, я хотел бы внести примирение в этот опасный раскол. А еще: я дружил с западными украинцами в экибастузском Особом лагере, где мы вместе восставали, знаю их непримиримость, и уважаю, как она там преломилась мужественно. В союзе против советской власти — там я не ощущал никакой щели между нами. Думаю, на Украине еще найдутся многие мои товарищи по лагерю и облегчат будущий разговор. Не легче будет объясняться и с русскими.

Как украинцам бесполезно доказывать, что все мы родом и духом из Киева, так и русские представить себе не хотят, что по Днепру народ — иной, и много обид и раздоров посеяно именно большевиками: как всюду и везде, эти убийцы только растравляли и терзали раны, а когда уйдут, оставят нас в гниющем состоянии. Очень трудно будет свести разговор к благоразумию. Но сколько есть у меня голоса и веса — я положу на это. Во всяком случае, знаю и твердо объявлю когда-то: возникни, не дай Бог, русско-украинская война — сам не пойду на нее и сыновей своих не пущу».

0

85

Театр марионеток
17:49, Борис Соколов, Grani.ru — Политика

Театр марионеток
Путин действует теми же методами, какими действовали большевики в годы Гражданской войны.

Они уже принесли успех в случае с Крымом. Сейчас разыгрывается карта "Донецкой республики", в состав которой в идеале собираются включить всю Восточную Украину.

Все это уже было. Сразу же после взятия власти в Петрограде и Москве большевики озаботились установлением своего контроля над Украиной. В Киеве Центральная Рада 7(20) ноября 1917 года провозгласила Украинскую Народную Республику. Но ее власть не признали большевистские советы Донбасса, взявшие власть в Луганске, Макеевке, Горловке, Краматорске. Московский Совнарком создал Южный фронт во главе с Владимиром Антоновым-Овсеенко, который должен был действовать против Центральной Рады и Донского правительства атамана Каледина. В середине декабря 1917 года войска Антонова-Овсеенко заняли Харьков, и вскоре там под охраной красногвардейских штыков прошел Всеукраинский съезд советов, провозгласивший Украинскую социалистическую советскую республику и сформировавший Совнарком Украины, в котором практически не было украинцев. В годы Гражданской войны большевики считали главными для советской Украины не национальные, а социальные лозунги и относились к украинскому языку с подозрением. (Точно так же сегодня российские представители и их агенты на Украине называют "бандеровцами" всех, кто говорит по-украински.)

12 (25) января 1918 года Центральная Рада своим Четвертым универсалом объявила о выходе из состава России и о государственной независимости Украины. Но красногвардейцы из российских губерний, которыми командовал левый эсер подполковник Михаил Муравьев, быстро сломили сопротивление войск Центральной Рады и 8 февраля 1918 года заняли Киев, учинив там чудовищную резню.

Украинская же армия того времени была столь же слабой, как и сегодня. Она представляла собой разложившиеся и спешно "украинизированные" полки бывшей русской императорской армии, солдаты которых не хотели ни с кем воевать и стремились только домой. Секретарь (министр) Центральной Рады по военным делам Симон Петлюра понял, что необходимо формировать добровольческие части, и, уйдя 18 декабря 1917 года со своего поста, сформировал из добровольцев Гайдамацкий кош (полк), ставший самой боеспособной частью армии УНР и успешно дравшийся с войсками Муравьева. Однако из-за своей малочисленности он не мог изменить ход событий.

9 февраля 1918 года делегация Центральной Рады заключила в Бресте мирный договор с центральными державами (Германией и Австро-Венгрией) и обратилась к ним с просьбой ввести войска на Украину для борьбы с большевистским вторжением. А уже 12 февраля на 4-м областном съезде Советов рабочих депутатов Донецкого и Криворожского бассейнов в Харькове была провозглашена Донецко-Криворожская советская республика. Это псевдонезависимое образование должно было являться альтернативой УНР и противостоять ей в том случае, если советской России все же придется заключить мир с Германией и ее союзниками. Донецко-Криворожская республика претендовала на всю территорию левобережья Днепра. С ее помощью большевики рассчитывали сохранить контроль над промышленной Восточной Украиной. Однако уже в начале апреля войска центральных держав при поддержке украинских войск взяли Харьков, а в конце месяца – Луганск, после чего правительство Донецко-Криворожской республики ушло в Ростов-на-Дону, а после его захвата 4 мая казаками атамана Петра Краснова и немцами – в Царицын.

Центральные державы между тем 29 апреля 1918 года разогнали преимущественно социалистическую Центральную Раду и установили марионеточный режим гетмана Павла Скоропадского, бывшего свитского генерала. С его помощью изнемогавшие от блокады Германия и Австро-Венгрия надеялись произвести крайне необходимые им реквизиции продовольствия на Украине. Правительство Скоропадского не пользовалось никакой поддержкой в стране и после капитуляции Германии было легко свергнуто в середине декабря 1918 года в результате восстания, поднятого бывшими руководителями Центральной Рады Петлюрой и Владимиром Винниченко, сформировавшими Директорию УНР. Однако основное внимание новое правительство уделило поддержке Западно-Украинской народной республике (ЗУНР), чья армия после распада Австро-Венгрии сражалась с поляками за Восточную Галицию. Тем временем советские войска с севера уже 3 января 1919 года заняли Харьков, а 5 февраля – Киев. После этого 17 февраля была ликвидирована Донецко-Криворожская республика.

Ранее в большевистском руководстве рассматривались два варианта украинской политики: Донецко-Криворожская республика должна была либо войти в состав РСФСР, либо стать частью формально самостоятельной, но фактически полностью зависимой от РСФСР Украинской советской республики. Выбран был второй вариант, поскольку было сочтено полезным, чтобы в состав Украинской республики вошел пролетариат Донбасса, считавшийся устойчивым к украинскому национализму. Да и провозглашенному большевиками лозунгу права наций на самоопределение такая политика соответствовала лучше.

Между тем добить УНР в первой половине 1919 года большевикам не удалось. В конце августа, во время наступления Деникина на Москву, ее армия даже смогла на один день захватить Киев, но тут же была оттуда вытеснена деникинцами. А после поражения Вооруженных сил Юга России Красная Армия почти полностью заняла территорию УНР, оттеснив петлюровцев к фронту польских войск. Поляки к тому времени разгромили ЗУНР, оккупировав не только Восточную Галицию, но и Волынь. Положение УНР было критическим, поскольку страны Антанты ее не признавали и она не получила никакой военной и финансовой помощи. Поэтому в апреле 1920 года Петлюра заключил договор с Польшей. В обмен на дипломатическое признание и помощь в войне с советской Россией правительство УНР уступило Польше Восточную Галицию и Волынь, установив границу по Збручу. Однако, опасаясь украинского восстания на этих землях, поляки запретили Петлюре проводить мобилизацию в пограничных уездах советской Украины. В ходе советско-польской войны Петлюре так и не удалось создать боеспособной армии. Галицийская армия, его главная ударная сила при захвате Киева в августе 1919 года, не захотела воевать бок о бок со своими вчерашними врагами – поляками. Получилось так, что на Украине сражались главным образом чужие армии – русские красноармейцы, русские белогвардейцы, польские солдаты. Украинцы же в основном объединялись в вооруженные отряды вокруг местных батек вроде Григорьева или Махно, которые редко действовали за пределами своего уезда, примыкая то к одной, то к другой стороне.

По такой же схеме действовали большевики и на других бывших национальных окраинах Российской империи после капитуляции Германии. Уже 16 ноября 1918 года Красная Армия получила приказ наступать на территорию Эстонии и Латвии. 29 ноября главком Красной Армии Иоаким Вацетис получил приказ Ленина "оказать поддержку в установлении советской власти на оккупированных Германией территориях". А 17 декабря вышел манифест Временного рабоче-крестьянского правительства Латвии во главе с большевиком Петром Стучкой. Оно противостояло Народному совету во главе с Карлисом Ульманисом, провозгласившему 18 ноября в Риге независимость Латвии. На основе верной большевиками дивизии латышских стрелков была спешно сформирована латышская Красная Армия, которая с помощью русских красноармейских частей заняла в январе 1919 года практически всю территорию Латвии, оставленную немцами. У правительства же Ульманиса своих войск тогда еще не было.

В Эстонии 21 ноября 1918 года власть была передана немцами Временному правительству Константина Пятса. Поскольку поддерживавшие большевиков эстонские части были немногочисленны, главную роль во вторжении в Эстонию играли русские и латышские части 7-й советской армии. 29 ноября красноармейцы заняли Нарву, и там была образована Эстляндская трудовая коммуна, которую 7 декабря признал Совнарком РСФСР. Однако на сторону правительства Пятса встали большинство эстонских национальных формирований, и оно было поддержано Антантой и соседней Финляндией. В результате уже в феврале 1919 года Красная Армия была вытеснена из Эстонии.

В дальнейшем активизация армий Колчака и Деникина заставила большевиков на время отказаться от советизации Балтии. В Москве рассчитывали, что после победы в советско-польской войне прибалтийские государства легко можно будет оккупировать, даже если их, как и Польшу, поддержит Антанта. 30 июля 1920 года, в разгар советского наступления, в только что захваченном Белостоке было провозглашено создание Временного революционного комитета Польши во главе с Дзержинским. Комитет ранее был сформирован в Смоленске и должен был после взятия Варшавы провозгласить создание Польской советской республики, для чего готовился Всепольский съезд советов рабочих и крестьянских депутатов. Но разгром Красной Армии под Варшавой на время снял вопрос о поглощении Польши и Прибалтики с повестки дня.

А вот в Закавказье Ленин и его товарищи фактически получили карт-бланш. По первоначальному плану послевоенного переустройства мира державами-победительницами в Первой мировой войне ответственность за Турцию и Закавказье должны были принять США. Однако Америка так и не ратифицировала Версальский договор, а другие страны Антанты после поражения Колчака и Деникина не стали защищать Закавказье от большевиков. И 27 апреля 1920 года советские войска перешли границу Азербайджана и почти без сопротивления заняли Баку, в тот же день провозгласив образование Азербайджанской советской социалистической республики. Армия мусаватистской Азербайджанской демократической республики в это время вела войну с Арменией за Карабах, Зангезур и другие пограничные территории и практически не оказала сопротивление советскому вторжению.

Советизация Армении была отсрочена советско-польской войной. Только 29 ноября 1920 года группа армянских большевиков вместе с войсками советской 11-й армии вошла в город Иджеван и провозгласила установление советской власти в Армении. Дашнакское правительство только что проиграло войну с кемалистской Турцией и вынуждено было 3 декабря по Александропольскому миру уступить туркам большую часть армянской территории. Советские войска не встретили сопротивления и 4 декабря заняли Ереван. Часть дашнаков перешла на сторону большевистской власти при условии, что они будут участвовать в правительстве и не подвергнутся репрессиям. Когда это обещание было нарушено, дашнаки подняли восстание и 18 февраля 1921 года заняли Ереван. Но когда соседняя Грузия была оккупирована, вернувшаяся оттуда 11-я армия 3 апреля отбила Ереван.

Грузинская Демократическая Республика, где правили социал-демократы (меньшевики), была самым демократическим из закавказских государств. В стране проходили свободные выборы, действовали политические партии (под запретом была только компартия), существовала свобода слова. 12 января 1921 года ЦК РКП(б) принял решение советизировать Грузию, несмотря на то что ее независимость была признана мирным договором от 7 мая 1920 года и советская Россия обязалась не вмешиваться во внутренние дела республики. 6 февраля приказом командующего Кавказским фронтом Владимира Гиттиса была создана группа войск Тифлисского направления. 12 февраля грузинские большевики образовали в нейтральной зоне между Арменией и Грузией ревком. 15 февраля Ленин телеграфировал Реввоенсовету 11-й армии: "Цека рассматривает операции РВС 11 как местную защиту повстанцев нейтральной зоны от грозящего им истребления со стороны белогвардейцев... Разумеется, мы ожидаем от РВС 11 энергичных и быстрых действий, не останавливающихся перед взятием Тифлиса..." 16 февраля 1921 Ревком Грузии во главе с Филиппом Махарадзе провозгласил "Грузинскую советскую республику" и обратился с просьбой о военной помощи к правительству РСФСР. В тот же день советские войска с трех сторон вторглись в Грузию. Грузинская армия, уступавшая противнику по численности и вооружению в два с половиной раза, сражалась упорно, но 18 марта вынуждена была капитулировать.

Еще одна попытка создать марионеточную власть с целью "легального" присоединения чужой территории была устроена в начале советско-финской войны 1939-1940 годов, когда в оккупированном городе Териоки была провозглашена "Финская демократическая республика" во главе с коминтерновцем Отто Куусиненом. Однако эта затея никакой поддержки в Финляндии не получила. Мужественное сопротивление финской армии и помощь со стороны Англии, Франции и США помогли Финляндии сохранить независимость и заключить компромиссный Московский мир, после чего правительство ФДР преобразовали в правительство Карело-Финской ССР, куда вошла большая часть отторгнутых у Финляндии территорий.

Таким образом, большевистская экспансия терпела неудачу лишь в тех случаях, когда отпор ей со стороны новых независимых государств сочетался с поддержкой этих государств со стороны Запада (Антанты). Когда же такой поддержки не было, государство гибло. Большевики использовали нехитрую, но эффективную тактику: инспирировали выступление меньшинства из числа собственной агентуры, которое призывало на помощь российскую Красную Армию. Москва также использовала в своих интересах межнациональные конфликты на территории новых государств, в частности, украинско-польский и армяно-азербайджанский.

Вряд ли сегодняшняя Украина устоит против российского давления, если не получит поддержки в виде жестких финансово-экономических санкций против России и военной помощи от стран НАТО. Если же политика Москвы, нацеленная на расчленение Украины, окажется успешной, постсоветское пространство может возвратиться примерно в то состояние, в котором пребывали бывшие национальные окраины Российской империи в годы Гражданской войны.

Борис Соколов, Grani.ru

0

86

Александр Невзоров: Культ «георгиевской ленты» основали Власов и Шкуро 

Странно видеть черно-оранжевую ленточку у тех, кто называет себя «антифашистами».

Об этом заявил известный российский журналист и публицист Александр Невзоров. Видео его выступления выложено на сервисе YouTube.

Александр Невзоров напоминает, что «георгиевская лента» на советских наградах появилась лишь в 1943 году и до конца Второй мировой войны так и не стала популярной. С другой стороны, этот символ активно использовался в Русской освободительной армии, которая сотрудничала с гитлеровскими властями.

«Культ георгиевской ленты основали предатели Власов и Шкуро», - напоминает журналист. Он подчеркнул, что видеть ее у тех, кто сегодня называет себя «антифашистом» странно.

Напомним, «георгиевскую ленту» активно используют в качестве своего символа пророссийские боевики и диверсанты в Украине.

0

87

На Лубянской площади в Москве может появиться памятник князю Киевской Руси Владимиру Святославовичу.

С такой идеей выступило Российское военное общество. Монумент может быть установлен уже к лету следующего года, когда будет отмечаться годовщина преставления князя, пишет «Интерфакс».

В настоящее время существует несколько проектов самого памятника. Его установку планируется произвести за собранные народные средства. Как отметил наместник Сретенского монастыря архимандрит Тихон, аналогичный памятник Патриарху Гермогену обошелся в 23-24 миллиона рублей.

Князь Владимир известен в белорусской истории тем, что в 980 году захватил Полоцк, перебив семью князя Рогволода. Его дочь Рогнеду он насильно взял в жены.

0

88

Нателла Болтянская
журналист

КРИМИНАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ
06 мая 2014, 08:55

В понедельник глава государства подписал закон об уголовной ответственности за публичную реабилитацию нацизма.
В том числе, «…за распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР во время Второй мировой войны».

Масса вопросов возникает.
Кстати, объясните, вопросы теперь – тоже «наказываются штрафом в размере до 300 тыс. рублей либо лишением свободы на срок до трех лет»?

Предупреждали ли главнокомандующего о предстоящем нападении Германии на Советский Союз?
Если бы он внял предупреждениям, было бы меньше жертв?
Почему Молотов обратился к советскому народу 22 июня, а Сталин только 3 июля?
Были ли уничтожены к началу войны в лагерях талантливые военачальники, способные осуществлять военные операции?
Если бы они не были уничтожены, было бы меньше жертв, в том числе, среди мирного населения?
С чем связан достаточно высокий уровень коллаборационизма среди населения СССР, особенно в начале войны?
Были ли приняты все меры для спасения мирного населения?
Были ли в достаточной степени вооружены так называемые ополченцы?
Существовали ли заградотряды?
Для чего они были нужны?
Соответствует ли знаменитый приказ номер 270, соответствует ли он принципам гуманизма и справедлив ли он?
Можно ли считать оправданной депортацию целых народов?
Что все-таки произошло в Катыни?
Всегда ли достойно вели себя наши соотечественники на освобожденных территориях?
Почему те, кто был насильно угнан в Германию, потом попадали в лагеря?
Что означала графа в анкете советского времени «Были ли вы или ваши родственники на оккупированной территории»?
В достаточной ли степени помогало государство ветеранам и инвалидам войны?
Почему спустя несколько лет после 1945 года инвалиды войны и труда составляли 70% нищих?
Были ли проблемы у тех, кто возвращался из эвакуации?
Почему депортированные народы были «прощены», кроме крымских татар?
Почему был уничтожен С.М. Михоэлс?
Почему еврейский антифашистский комитет, собравший для СССР огромные деньги во время войны, был впоследствии уничтожен?

И так далее, и так далее…

Является ли интерес к вышеперечисленным вопросам автоматическим отрицанием Великой Победы? Почему государство не дает сегодня ответы на вышеперечисленные и не только перечисленные вопросы, связанные с Великой Отечественной?

Почему признание несправедливости государственной машины в отношении к своим гражданам является столь болезненной темой, что аж новая статья УК появилась?
Каким образом оценить воспоминания фронтовиков, которые иногда дают неудобные ответы на данные вопросы?
Что считать распространением заведомо ложных сведений, а что – искренним заблуждением?
Как оценить заведомость?

Впрочем, во второй половине ХХ века распространение заведомо ложных сведений пытались, например, доказать при расследовании публикаций так называемого антисоветского бюллетеня «Хроника Текущих Событий».
Выяснили, что практически все сведения там не только не заведомо ложные, но и не ложные вовсе. Что не помешало советской власти дать редакторам «Хроники» реальные лагерные сроки.

И напоследок.
Я не считаю себя отрицателем победы, даже если задаюсь этими вопросами. Я абсолютно уверена, что патриотизм - это не ненависть к любому сомневающемуся, а анализ и нежелание повторять ошибки. И что задавать вопросы – это правильно.

0

89

"Путин попутал!"

Сто лет назад, с началом Первой мировой войны, начался процесс краха Российской империи. Собственно, этот процесс вряд ли можно назвать историческим феноменом: ХХ век вообще был временем краха империй. Российская империя отличается от иных разве что тем, что процесс ее исчезновения с политической карты мира растянулся на целое столетие – и в определенном смысле продолжается и сегодня.

В самом деле, кто сейчас вспоминает об Австро-Венгрии: входившие в ее состав территории – давно уже независимые государства, большая часть из которых встретилась в Европейском союзе? А Великобритания, напомнившая о своем имперском статусе разве что во время войны на Фолклендах? А вот в России все еще живут “собиранием земель”, “нашим Крымом”, все еще пытаются смотреть на соседей не как на соседей, а как на географическое недоразумение…

Почему? Наверное, потому что у власти в России – чекисты во главе с Путиным. Это самое популярное объяснение. Сегодня к такому объяснению прибегает либеральная интеллигенция, завтра, когда очередной имперский цикл подойдет к концу, об этом будет говорить едва ли не каждый прохожий на улицах Москвы или Петербурга. Я даже знаю эту формулу – “Путин попутал”. А вчерашние апологеты режима будут смущенно говорить, что получилось, конечно, не очень хорошо, но зато какой заряд энергии!

Нет, дело не в Путине. Не в Николае II. Не в Керенском. Не в Ленине. Не в Сталине. Не в Хрущеве. Не в Брежневе. Не в Горбачеве. Не в Ельцине. Дело в том, что, если Россия хочет выжить, ей нужно понять: общество, продолжающее жить мечтами о территориальной экспансии и подменять этими мечтами реальные политические и экономические реформы, обречено на бесконечное хождение по кругу вокруг имперского дуба. Историки подтвердят, что
Общество, продолжающее жить мечтами о территориальной экспансии и подменять этими мечтами реальные политические и экономические реформы, обречено на бесконечное хождение по кругу вокруг имперского дуба
никакого раздражения по поводу императорского решения вступить в войну в 1914 году обществе не было – напротив, был патриотический подъем. Никому даже в голову не приходило, что войну можно проиграть, что она ухудшит положение России и приведет к ее краху. В результате режим действительно пал, но Временное правительство решило продолжать войну, резонно считая, что предательство союзников может в еще большей степени ухудшить положение страны. Так у власти без особых проблем оказались популисты с их “Декретом о мире” – что стало еще одним шагом к распаду. То, что большевикам удалось восстановить территорию исчезнувшего государства, – не столько их заслуга, сколько следствие победы в войне Антанты и исчезновения тех империй, которые им противостояли. Для этого восстановления большевикам пришлось вести настоящие колониальные войны: в Украине, на Кавказе, затем в Балтии и Финляндии, что тоже воспринималось с огромным энтузиазмом, в том числе и большой частью эмиграции.

Вспомнить общественное недовольство каким-либо принципиальным решением власти читателю будет не так уж просто.

Советско-германский пакт о ненападении? Хотели предупредить войну.

Война с Финляндией? Хотели отодвинуть границу.

Оккупация балтийских стран? Ну это вообще все наше.

Подавление венгерского восстания и “пражской весны”? Мы их освободили, а они…

Афганистан? Там завтра были бы американцы.

Крым? Там завтра были бы “бандеровцы” и американцы, и вообще Крым наш.

Руководить такой страной – наслаждение, зефир в шоколаде. Могут, конечно же, снести памятник, даже вынести из Мавзолея, но это ж будет потом и исключительно с твоим изображением или чучелом. А пока живешь и двигаешь стрелки на карте в нужном направлении – одобрят все, если, конечно не проиграешь и не доведешь страну до ручки. Впрочем, расхлебывать последствия движения стрелок можешь уже не ты, а твой незадачливый преемник с очередным родимым пятном. А твои постаревшие подданные, вспомнив об утраченном величии, только вздохнут украдкой и смахнут непрошенную слезу. Да, попутал. Был культ, но ведь была же и личность. Им не привыкать.

Виталий Портников – киевский журналист, обозреватель Радио Свобода

0

90

Игорь Чубайс автор книги "Российская идея", доктор философских наук
Против сталинского мифа; послесловие к 9 мая

12 мая 2014, 16:17

Очередная годовщина 9 мая еще раз показала: сталинский миф об Отечественной войне вбивается в общественное мнение основательно. «Враг вероломно напал… Весь советский народ встал на защиту… Мы отстояли свободу и независимость…, это победа нашего строя,… мы победили и спасли мир от фашизма» - зомбировали все телеканалы.

И сегодня под лозунгом «нет реабилитации нацизма» (а кто ж его реабилитирует, кроме Миграняна), а в действительности запрещая научный анализ прошлого, всяческие Ярошинские хотят запугать тех, кто готов работать не «над единой концепцией» и сохранением мифа, а над изучением настоящей истории нашей страны. Но пока власти не перешли к массовым репрессиям против инакомыслия, хотелось бы задать несколько вопросов…

Мы, конечно, спасли…, но возможна ли вообще II Мировая, без большевицкого переворота? Без Октября, Россия была бы в числе победителей Первой Мировой. Ведь Антанта победила, и победила даже без сепаратно отпавшей Советской России, с ее огромными контрибуциями в пользу Германии. Без большевиков Россия не превратилась бы - вместе с Германией – в изгоя Европы и не пошла бы на заключение с ней Рапалльского договора (апрель 1922), давшего немцам доступ к оружию, которое им было запрещено. (См. книгу «Фашистский меч ковался в СССР)…

А секретный протокол к договору о ненападении между Германией и СССР от 23 августа 1939 года – этот документ, существование которого СССР отрицал 50 лет – он не доказывает еще раз, что II Мировую готовили Гитлер (с Муссолини) и Сталин? Только получив от Москвы гарантии, что войны на два фронта не будет, Гитлер смог решиться ее развязать, напав на Варшаву. Вы не согласны, у вас другая точка зрения?

…20 лет, до 1965 года, 9 мая в СССР не отмечалось как госпраздник, многие пытаются понять – почему? Но и сегодня не слышен вопрос - а почему 2 сентября 1945 - день окончания II Мировой – 70 лет не отмечался у нас вовсе или сколько-нибудь соразмерно с майскими торжествами? Может быть, потому, что отмечая окончание, придется вспомнить и о начале и о том, как 16 сентября 39 года в 22-00 в Посольство Польши в Москве вошел В. Молотов и заявил «У поляков 2 часа, чтобы покинуть представительство… по истечении этого времени Россия объявляет Польше войну».

А тогда еще вопрос: 9 мая – день победы. Но война началась в сентябре 1939 в союзе с Рейхом против Польши, а закончилась 9 мая в союзе с Польшей против Рейха?! Так в какой войне мы победили?

И опять про то, почему не отмечали 9 мая? После победного 45-ого, в 1946-47 годах в СССР был организован третий искусственный голодомор, погибло 2 миллиона человек.
«Без помощи США и Англии Советский Союз не выдержал бы напор III Рейха и проиграл бы в этой войне», говорил Сталин. Но Запад не стал бы помогать номенклатуре в возможной войне с собственным народом, в вероятной партизанской войне. А режим после войны шатался, уже в 41-45-ом более миллиона «советских» людей воевало против собственной власти. Ничего подобного в русской (досоветской) истории не было! И после победы над Гитлером, в войне с собственным народом Сталин применил другое испытанное оружие – искусственный голод! Какое уж тут празднование 9 мая…

Сталинская концепция войны не отвечает на заданные вопросы, не отвечает и на не заданные – почему армия, имевшая к июню 41-ого многократный перевес в танках, артиллерии, авиации отступала до Москвы и Волги; почему для СССР, постоянно готовившегося к битве «малой кровью, могучим ударом», война оказалась полной неожиданностью (к той ли войне он готовился), нет честного ответа на вопрос, почему союзники открыли второй фронт только в июне 1944 года (начни Запад действовать раньше, где гарантия, что Гитлер и Сталин не договорятся вновь)? А как советский народ, порабощенный сталинщиной, освободил Европу, можно узнать в музеях оккупации в Риге, в Таллинне, в Институтах национальной памяти в Чехии, в Варшаве… В общем, сталинская концепция не отвечает ни на один вопрос, а память о 27 миллионах погибших требует правды!

Ее требуют и живущие! С закрытыми архивами, с запрещенной историей, и думскими законами, нас лишают будущего, изолируют за железный занавес и проваливают в прошлое!
Как-то в Москве, во французском научном центре я участвовал в обсуждении итогов российской переписи населения и в конце спросил у заезжего профессора – а почему во Франции нет переписи? И тот, с не очень скрываемым чувством превосходства, ответил – мы - развитая страна, у нас надежный учет и статистика, зачем нам перепись.
Сталинский миф, отвергаемый в ближних и дальних странах, превративший РФ в недоразвитого продолжателя тоталитарного и самораспавшегося СССР, необходимо отбросить! Нам нужна свободная научная дискуссия!

0


Вы здесь » ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ » В России » История СССР