ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ

Объявление

ПЕРЕХОД НА САЙТ Fair Lawn Russian Club


Чтобы открывать новые темы и размещать сообщения, вам нужно зарегистрироваться! Это не отнимет у вас много времени, мы не требуем подтверждения по e-mail.
Но краткие комментарии можно оставлять и без регистрации! You are welcome!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ » В России » История СССР


История СССР

Сообщений 31 страница 60 из 198

31

Дмитрий Ольшанский
журналист

ОН ЗДЕСЬ ОТЕЦ НАЦИИ
06 февраля 2013, 10:53

Не могу я найти в себе возмущения по поводу сталинградского вопроса.
Нету возмущения, к сожалению.

Потому что мне кажется, что патриотические клоуны – «в своем праве».

Кто родил ту страну, которую мы знаем?

Кто родил такое государство, таких чиновников, такую Патриархию, такие органы, такой политический язык, по правилам которого «5 января 1938 года в Усольском ИТЛ НКВД СССР были заложены традиции, которые имеют ценность и в нынешнее время. Это верность Родине, взаимовыручка, уважение к ветеранам»?

Кто вообще родил те лица и те пейзажи, которыми и заполнена по преимуществу наша любимая/несчастная родина?

Государь Александр Павлович?
Феликс Юсупов? Рябушинский? Троцкий Лев Давыдович? Академик Сахаров?

Нет.

Нашу родину родил И.В. Сталин.

Именно он – известными методами выведший тьмы и тьмы русских крестьян на оперативный простор – здесь отец нации.

Как Вашингтон и Линкольн, как Наполеон и де Голль.

И понятно, что переименование города не имеет вообще никакого отношения к войне ли, к реальной истории того же 1938-го, к личным свойствам самого Сталина и т.п.

Оно имеет отношение только к коллективному бессознательному, к русскому, как сказал Лимонов, адату, в устройстве которого Сталин – самый главный Ататюрк, и вполне заслуженно.

И чего ж тогда город-то не переименовать?

Ну а дальше уже можно загибать пальцы и считать оговорки-подробности.

Например: одного коллективного бессознательного мало, нужна была еще пиар-истерика, отменяющая всякое лицемерие, нужен был реакционный пиар-психоз в ответ на «белые ленты», чтобы собрать эту – и все прочие примерно такие же – темы в один кулак и ткнуть им под нос интеллигенту, чуешь, мол, чем оно пахнет?

Например: ну а нам, милым и пушистым, как и положено, ненавидящим Сталина, любящим, наоборот, Шаламова Варлама Тихоновича (называю самое безусловное имя) – за какие грехи это все?

Например: тем не менее, этот отец нации однажды все равно окажется даже для них не отцом, а сукою.
Потому что коллективное мышление так устроено, что чем дальше идет прогресс, тем меньше умнеющему человеку хочется хвастаться своим реальным папашей, и тем больше хочется сочинить себе другую, проигравшую, но по-настоящему поэтическую родословную, вывести себя из троянцев, из белогвардейцев, из кого угодно, но не из усольской вохры. Так будет и тут – в свое время.

Ну и много еще есть этих «например».

А финал очень простой: у меня нет для вас другой родины и другого Сталина.
Терпите этих.

Меня тоже сильно тошнит, но делать нечего.
Я терплю.

0

32

Дмитрий Карцев
План Андропова—Путина
Как чекисты получили контроль над страной

Почти тридцать лет назад, 12 ноября 1982 года, глава КГБ Юрий Андропов стал генсеком ЦК КПСС. Во главе страны он пробыл чуть больше года, но оставил после себя вопросов, легенд и нереализованных надежд едва ли не больше, чем все остальные лидеры XX века. Распространенная версия гласит, что у Андропова был полномасштабный план реформ, ухудшенной версией которого стала перестройка. А кроме того, именно при нем в недрах КГБ был разработан, а затем якобы и осуществлен план перераспределения собственности, при котором чекисты взяли под контроль всю экономику страны, прикрываясь именами «олигархов». «РР» в беседах со многими чекистами сложной судьбы искал следы этого «плана КГБ»
— На мой взгляд, нынешняя российская оппозиция не понимает одной вещи — что их утопия, я имею в виду, конечно, либеральную часть, уже реализована, — наш собеседник из окружения Владимира Крючкова (в 1988–1991 годах председателя КГБ СССР) говорит медленно, размеренно, почти все время улыбаясь. — Вот сейчас у них лозунг «Честные выборы!», но когда выборы были честными и побеждали коммунисты, они кричали: «Дайте Пиночета!» И им дали.

Мы говорили с разными чекистами: и с теми, которые во власти, и с теми, которые вне ее, и с теми, которые «за Путина», и с теми, которые «за оппозицию», но логика и строй мысли у них удивительно похожи. По обе стороны видны отчетливые следы либерально-чекистского союза. И дело здесь, конечно, не в популярной теории заговора и не в любимом интеллигентском мифе о всесилии КГБ, а в сложных и противоречивых исторических корнях новой России, ее родовой травме.

Точкой отсчета новейшей истории нашей страны принято считать апрель 1985 года, когда Михаил Горбачев объявил о начале перестройки. Но в более длительной исторической перспективе, возможно, куда важнее слова человека, которому Горбачев обязан своим стремительным политическим взлетом: Юрия Андропова.

«Если говорить откровенно, мы еще до сих пор не изучили в должной мере общество, в котором живем и трудимся, не полностью раскрыли присущие ему закономерности, особенно экономические, — признавал Андропов в июне 1983 года. — Поэтому порой вынуждены действовать, так сказать, эмпирически, весьма нерациональным способом проб и ошибок».

В устах лидера советского государства это было не просто указание на «отдельные недостатки» и даже не констатация недостаточной компетентности руководства страны. Это было еще и прямое указание на необходимость осознанной и полноценной программы дальнейших действий. Прежде всего в экономике. О деталях своего плана генсек, впрочем, умолчал, утопив их в ритуальных фразах о необходимости социалистического строительства и прочее, и прочее. Получилось вполне по-чекистски — полунамеками.

— План преобразований был готов у Андропова еще в 1965-м, — уверяет Геннадий Гудков, экс-депутат Госдумы, пламенный оппозиционер, а в прошлой жизни, как и Владимир Путин, офицер КГБ. — По тем временам, кстати, довольно радикальный. Тогда его не приняли, выбрали мягкий, косыгинский. Наверное, за двадцать лет, тем более во главе КГБ, вполне мог и усовершенствовать.

Сталинизм с человеческим лицом

Детали плана: ликвидация национального деления страны, диктатура и роспуск КПСС.

О проекте Андропова по радикальной реформе советской системы давно сложены легенды. Большинство людей, так или иначе знакомых с планом или его частями, до сих пор молчат. За редким исключением. Из высокопоставленных чиновников, непосредственно работавших с генсеком Андроповым, только Аркадий Вольский рассказывал об отдельных деталях большого реформаторского замысла.

«У него была идефикс — ликвидировать построение СССР по национальному принципу, — говорил он незадолго до своей смерти в интервью “Коммерсанту”. — Межнациональная рознь в СССР подавлялась. Не была такой злобной, как ныне. Однако тлела всегда. Как-то генсек меня вызвал: “Давайте кончать с национальным делением страны. Представьте соображения об организации в Советском Союзе штатов на основе численности населения, производственной целесообразности, и чтобы образующая нация была погашена. Нарисуйте новую карту СССР”. Пятнадцать вариантов сделал! И ни один Андропову не понравился. Какой ни принесу — недоволен».

Понятно, что любая радикальная реформа не могла не натолкнуться на острое сопротивление старой номенклатурной элиты. Да и реакция населения могла оказаться непредсказуемой. Рискнем предположить, что в памяти Андропова то и дело всплывал 1964 год, когда партийная верхушка просто скинула заигравшегося в инновации Никиту Хрущева. А еще он точно знал, что при Сталине такого случиться точно не могло.

По версии чекистов, это и была еще одна часть плана генсека — введение на несколько лет жесткой, почти сталинской диктатуры. Направить ее Андропов хотел прежде всего против партийной номенклатуры, которую не без основания считал главным источником коррупционной и бюрократической язвы, заразившей Союз. В чем-то Андропов собирался даже переплюнуть «отца народов».

Деятельность всех партий в стране была бы запрещена, — рассказывает «РР» отставной генерал КГБ. — «Всех» в тех условиях, как вы понимаете, значило одной-единственной: КПСС. Я не очень понимаю, как бы это сочеталось с сохранением марксистской идеологии, но одно знаю точно: Андропов меньше всего был догматиком, как-нибудь нашел бы возможность совместить. Сказал бы, в конце концов, что партия переродилась и больше не защищает интересы трудящихся. Тем более что так оно и было. Конечно, ни о какой свободе слова или там независимой прессе речь не могла идти в принципе — в стране, где предполагались полномасштабные чистки и, видимо, возрождение в какой-то степени даже лагерной системы. Это не были бы популярные реформы. Нельзя было допустить, чтобы консерваторы утопили их в своей демагогии.

В общем, печально известную 6-ю статью Конституции СССР о руководящей роли КПСС предполагалось отменить.

СССР и китайский путь

Детали плана: десять экспериментальных экономических зон — и пусть выиграет сильнейший!

Ужесточение политического режима было не самоцелью, а необходимым условием проведения масштабных экономических реформ, общий смысл которых заключался в радикальной перестройке народного хозяйства. Сегодня путь, по которому Андропов собирался направить страну, называют китайским.

По признанию людей из окружения Андропова, общая идея заключалась в следующем: реформы не должны были начинаться одномоментно и распространяться сразу на всю страну. Предполагалось создать порядка 10 экспериментальных зон, в которых шли бы преобразования, причем не факт, что по одному и тому же сценарию. То есть не «одна страна — две системы», как было в Китае после объединения с Гонконгом, а «одна страна — десяток систем и подсистем».

Таким образом убивались сразу два зайца: с одной стороны, по итогам этого своеобразного межрегионального социалистического соревнования выявлялся лучше всего зарекомендовавший себя модернизационный проект, а с другой — что, возможно, даже более важно — ликвидировался бы давний бич страны: гигантские региональные диспропорции, которые на практике существуют по сей день. Очевидно, однако, что в тех местах, которым пришлось бы оставаться в застойной зоне, постепенно возрастало бы масштабное недовольство, которое тоже требовало бы жесткого контроля.

— Когда после всего, что мы пережили в девяностые и нулевые, я вспоминаю о том, что мне было тогда и позже известно об андроповском плане, — размышляет наш собеседник-чекист, — все это мне кажется, скажем так, наивным, немножко ролевой игрой. Мы ведь и представить не могли, насколько далеко зашла деградация системы управления. Понимал ли это Юрий Владимирович? Трудно сказать. Но, с другой-то стороны, тогда даже те, кто деградировал, не знали, что они деградировали. Поэтому могли бы испугаться, встать по стойке смирно и выполнять решения партии и правительства.

Однако для осуществления любых экономических реформ прежде всего нужны профессионалы. На раннем этапе могли подойти и наиболее продвинутые из тогдашних партийных бюрократов, но стратегически делать ставку на них было рискованно: слишком серьезны были язвы тогдашней номенклатуры. Андропов искал новых людей. И, уверяют некоторые чекисты, нашел. Правда, страна узнала их имена только спустя десять лет: многие из андроповских кадров вошли в состав правительства Егора Гайдара.

Гайдар и Чубайс под крылом КГБ?

Детали плана: поиск людей, способных выйти при обсуждении экономических вопросов за рамки жесткой парадигмы социалистической экономики, стимулирование их к выработке идей, помощь в образовании.

— В Советском Союзе не было собственной экономической науки, — рассказывает «РР» высокопоставленный офицер КГБ, работавший под началом Владимира Крючкова.— Юрий Владимирович это хорошо понимал. Для реформ нужно было вырастить реформаторов. И, главное, дать им возможность знакомиться с передовыми тенденциями западной экономической науки.

Именно этим многие из наших собеседников-чекистов объясняют спокойное отношение органов к антисоветчине, которой в то время активно начали заниматься люди, впоследствии ставшие во главе первого либерального российского правительства.

— Посудите сами: в те времена могли арестовать за чтение Солженицына о событиях сорокалетней давности, а вот обсуждение проектов реформ, то есть, по сути, демонтажа советской системы, шло в академических институтах вслух и не очень-то тихо. Случайность? — задается вопросом Алексей Кондауров, генерал КГБ и бывший главный аналитик ЮКОСа.

Действительно, сам Егор Гайдар рассказывал в своих интервью, что вместе с единомышленниками они обсуждали масштабные преобразования еще с начала 80-х годов. И происходило это во Всесоюзном НИИ системных исследований. К слову, этот институт был советским филиалом Международного института прикладного системного анализа, основанного в начале 70-х годов в Вене. Стажировки не стажировки, но как минимум организовать через него доставку новейшей научной литературы было вполне возможно. Получается, что обсуждение реформ шло если не под контролем, то уж точно с молчаливого согласия КГБ. И, учитывая масштабные планы Андропова, вряд ли это могло быть случайностью.

— Давайте не использовать слово «завербованы»: оно не из этого словаря и не про это, — бывший помощник Владимира Крючкова энергично протестует против попыток причислить младореформаторов к агентам КГБ. — Экономисты делали свою работу, органы свою. Я даже не уверен, что тогда, в начале 80-х, все эти будущие министры понимали, что их работой интересуются в органах. Насколько я знаю от коллег, которые непосредственно с ними работали, некоторые просто не понимали, что находятся в довольно плотном контакте с сотрудниками органов. Ну, им и лет-то было по двадцать — тридцать, интеллигентные мальчики, даешь работать, они и счастливы.

— А как так получилось, что ставка была сделана на проработку ультралиберального проекта? Трудно придумать что-нибудь более радикально разрушающее советский строй.

— Да, это интересно… Дело, видите ли, в том, что в середине 80-х это было самое модное и продвинутое экономическое направление. Вспомните: тэтчеризм, рейгономика. То есть был, конечно, и шведский социализм, но мы-то не Швецией хотели быть… Это, конечно, огромная историческая неудача, что и говорить. Но я не думаю, что тогда существовал какой-то иной выход. Ребята увлеклись неолиберализмом, им не могли сказать: «Все, увлекитесь чем-то еще» — это противоречило самой сути андроповского мышления, которое было направлено против партийного догматизма в политэкономии. К тому же  восточноазиатские тигры только еще росли, Китай стартовал почти одновременно с нами, возможности госкапитализма не очень-то осознавались. Главное, наличие нескольких зон с разными типами хозяйствования могло бы послужить своеобразной подушкой безопасности на случай, если бы что-то пошло не так — просто не стали бы распространять неудачный опыт дальше.

При этом мышление либерального академического крыла, за которым приглядывал КГБ, в чем-то вполне соответствовало взглядам самого Андропова. Это стало ясно чуть позже из опубликованных весной 1990 года фрагментов «Аналитической записки по концепции перехода к рыночной экономике в СССР». Статья называлась красноречиво «Жестким курсом», а готовила ее группа экономистов под руководством мало кому тогда известного Анатолия Чубайса.

«Сопротивление реформе широких масс, — пишут ее авторы, — связано с необходимостью осуществления в ее ходе жестких и непопулярных мер и неизбежных издержек, к которым следует отнести не только снижение уровня жизни, но и резкий рост, а главное — легализацию социально-экономической дифференциации, гигантские масштабы легальной спекуляции, а также связанное с ней “неправедное обогащение” отдельных лиц и социальных слоев, отмывание денег теневой экономики, вызывающее поведение нуворишей и пр.».

Для борьбы с антиреформаторскими тенденциями авторы рекомендовали следующие меры: «роспуск профсоюзов в случае их выступления против правительственных мер», «чрезвычайное антизабастовочное законодательство», «контроль за всеми центральными средствами массовой информации», «меры прямого подавления по отношению к представителям партийного актива». Сходство с андроповскими планами в изложении наших собеседников из органов налицо. И вряд ли оно совсем случайно, учитывая пристальный интерес андроповского КГБ к молодым и перспективным экономистам, к которым Чубайс, безусловно, относился.

Весьма вероятно, что наработки группы Гайдара — Чубайса планировали положить в основу экономического устройства одной из экспериментальных зон, но совсем не факт, что этот опыт распространился бы на весь Союз. Который, кстати сказать, в старом, ленинско-сталинском виде должен был исчезнуть. Но в итоге исчез не только в ленинско-сталинском виде, а совсем.

Смерть Юрия Андропова до сих пор окутана завесой тайны. В чекистских кругах и поныне много говорят о том, что его убили, и даже называют убийцу — Светлану Щелокову, мужа которой Андропов уличил в многочисленных преступлениях и уволил с поста министра внутренних дел. Недолгое правление старика Черненко, Горбачев, апрельский пленум, перестройка; разваливается СССР… Либеральная идея обретает материальную силу и направленная изначально против партийной номенклатуры той самой номенклатуре в итоге и сослужила прекрасную службу.

Рождение чекистского капитализма

Детали плана: с середины 80-х руководство советских спецслужб начало концентрировать на западных офшорных счетах часть советской экспортной выручки, чтобы в изменившихся экономических условиях установить контроль над основными активами и ресурсами экономики.

Сегодня, через тридцать лет после прихода к власти Андропова, присутствие сотрудников органов в управлении российской экономикой не может не впечатлять. Порой создается ощущение, что люди в погонах проникли едва ли не во все сферы отечественного капитализма, который можно небезосновательно называть чекистским. И это вполне укладывается в пресловутый план Андропова.

— Разумеется, он имел в виду, что государство будет само назначать владельцев освобождающейся собственности, — рассказывает бывший контрразведчик, знакомый с некоторыми деталями андроповского плана. — Это вполне логично, учитывая, что никакого первоначального капитала внутри страны не было, а пускать иностранцев сюда никто не собирался. Это необязательно должны были быть комитетчики, но работать, конечно, они должны были под контролем КГБ. Людей готовили, учили…

Возможно, готовили для них и тот самый первоначальный капитал. В гипертрофированном виде эта версия была высказана еще в анонимной, но нашумевшей книге «Проект Россия», вышедшей в 2005 году: «Когда СССР разваливался, над огромными сырьевыми и стратегическими ресурсами срочно требовалась временная система контроля. Ни при каких обстоятельствах ресурсы не должны были работать в неподконтрольном политическом секторе. Эффективность ставилась на второе место. Главное условие — контролируемость. Было принято условие передать государственные активы частным лицам. Но не всем подряд, а очень избирательно». Анонимный автор подводил к мысли, что процесс передачи организовали и контролировали именно стратеги из спецслужб. Таким образом, нынешние олигархи на самом деле суть лишь нанятые менеджеры, которые контролируются настоящими собственниками.

«Проект Россия», впрочем, ярок словами, но не фактами. Однако косвенные свидетельства, которые при желании можно было интерпретировать как подтверждение версии, появились в том же 2005 году. Научный редактор журнала «Эксперт» Александр Привалов, анализируя приговор по первому делу ЮКОСа, обратил внимание на то, что обе стороны — и обвинение, и защита — фактически проигнорировали то, что главным выгодоприобретателем от деятельности нефтяной компании должна была быть некая офшорная фирма «Джамблик». Самое интересное, что зарегистрирована она была… 8 ноября 1984 года.

Таким образом, смелая гипотеза могла выглядеть так: еще в далекие 80-е, осознав всю бесперспективность советской экономической системы, некоторые крупные функционеры, в основном как раз из КГБ, сделали так, чтобы часть советской экспортной выручки оставалась на зарубежных счетах. Для этого могла быть создана сеть офшоров, где деньги аккумулировались. Накопленные таким образом средства — а это десятки миллиардов долларов — и составили в итоге тот первоначальный капитал, с которого началась новая российская экономика. И в общем-то неудивительно, что у ее истоков стояли бывшие сотрудники органов. При этой модели олигархи — просто «операторы», люди, которым разрешили поуправлять собственностью, приобретенной на чужие деньги.

Интересно, что следы фирм, подобных «Джамблику», зарегистрированных еще до краха СССР, встречаются в бизнесе и других крупных российских бизнесменов. Например, компания Sibir Energy известного бизнесмена Шалвы Чигиринского была создана в 1996 году на базе лондонской компании Pentex Energy plc. А та существовала с 1981 года и создавалась «для привлечения инвестиций в СССР». Или странная история обогащения банкира Александра Лебедева, которую в банковских кругах многие не могут объяснить ничем иным, кроме как пресловутым «золотом партии», — настолько внезапно в середине 90-х он аккумулировал под своим контролем огромные средства. Лебедев в прошлом кадровый разведчик, работавший под прикрытием в советском посольстве в Великобритании.

Многие чекисты к этой лестной для своей корпорации версии относятся, впрочем, с некоторым скепсисом (или просто не хотят ее обсуждать). И выдвигают другую — без зарубежных активов, но тоже с допущением своего контроля над новорожденным российским бизнесом:

— Представьте себе, что у вас есть агент. Допустим, он сидит в каком-то внешнеэкономическом объединении, условно говоря «Подшипникэкспорте», или, например, в каком-то кооперативе. Сидит и сидит. Он вам поставляет время от времени нужную информацию, вы ему помогаете. Потом случается перестройка, приватизация, все дела, и он становится частным бизнесменом. И первым делом зовет вас к себе. В службу безопасности. Вы думаете: «Зачем я ему теперь?» Как зачем? А то, что у вас большое досье на него, не повод для тесного общения? А то, что у вас связи во власти и среди силовиков? А то, что вы, в отличие от него, профессиональный аналитик? И вообще далеко не факт, что он стал бы частным предпринимателем, не расскажи вы ему в подробностях, как дальше будет развиваться ситуация.

— Получается, непонятно, кто кого нанимает.

— Сами думайте. Материала-то предостаточно.

В 90-е годы последний председатель КГБ СССР Владимир Крючков работал в руководстве АФК «Система», бывший руководитель 5-го, идеологического управления КГБ Филипп Бобков возглавлял службу безопасности группы «Мост» Владимира Гусинского, бывший глава Центра общественных связей Министерства безопасности России Алексей Кондауров ушел в информационно-аналитическую службу группы «Менатеп» Михаила Ходорковского.

Кто-то, впрочем, настаивает, что своему влиянию в  российском бизнесе чекисты обязаны исключительно собственным профессиональным качествам.

— Кто бы что ни говорил, а КГБ был практически полностью чист от коррупции. Его сотрудники, особенно из внешней разведки, отличались профессионализмом и хорошим по советским меркам знанием западной экономики, — делится своими размышлениями чекист, перешедший в службу охраны президента. — Естественно, когда в Россию пришли иностранные инвесторы, работать с чекистами в качестве контрагентов им было удобнее всего. Вспомните: Владимир Путин в бытность свою вице-мэром Питера по внешнеэкономическим связям, например, сделал многое для того, чтобы в городе открылся филиал Deutsche Bank. Иностранцы с удовольствием брали на работу бывших чекистов, а те учились у них азам бизнеса. Кроме того, на каждом предприятии в Советском Союзе обязательно сидел человек из органов, формально занимавшийся экономической контрразведкой, а реально — всем комплексом вопросов, связанных с безопасной работой завода, фактически второй директор. Понятно, что и эти люди не были обойдены в ходе начавшейся сначала неформальной, а потом и официальной приватизации. Или возьмем случай Гены Гудкова — он со мной, считай, на одном этаже сидел, — работал по экономическим составам, увидел, что хорошо организованная и информированная охрана — то, на что будет спрос. И вот тебе первый в Советском Союзе ЧОП.

А кто-то и вовсе уверяет, что сотрудники органов пошли в бизнес от безысходности:

— Просто представьте, в один прекрасный день к вам в журнал приходят и говорят: «Все, сворачиваемся, все, что вы делали, плохо и никому не нужно, скажите спасибо, что вас вообще в тюрьму не сажают», — рассказывает другой высокопоставленный офицер. — Были случаи, когда люди возвращались из-за границы, где работали нелегалами, а им говорили, что по документам они значатся мертвыми и никаких больше дел с ними иметь не будут. В такой ситуации куда угодно пойдешь — хоть к олигархам, хоть к бандитам.

Чем Путин лучше Коржакова

Детали плана: планом не предусмотрено

Так или иначе, уже в начале и середине 90-х под прямым или косвенным контролем бывших сотрудников органов оказались огромные финансовые средства. Почему же они не воспользовались ими, чтобы, как и завещал всеобщий кумир Андропов, сразу же взять власть?

Возможно, как раз потому, что боялись эти средства потерять.

Для начала «официальная» корпоративная версия в изложении генерала Кондаурова:

— Чекисты привыкли анализировать, прогнозировать, отлавливать врагов, выполнять указания, но не управлять страной. Ошибка думать, будто КГБ занимался политикой, это не так, Андропов в этом смысле был ярким исключением, не случайно же он не был кадровым чекистом. И когда Юрия Владимировича не стало, все пошло насмарку.

А вот менее официальная, в анонимном разговоре:

— Проблема плана Андропова в том, что это, вообще говоря, гражданская война, — отмечает бывший помощник Крючкова, которого трудно заподозрить в антипатии к чекисту-генсеку. — Население недовольно — раз, номенклатура недовольна — два, и только тем, кто резко поднялся, хорошо. А кто их защищать бы стал? Физически? Это утопия. Утопией в целом был и андроповский план. Потому что один в поле не воин. Не может быть спецслужбистской хунты: не тот стиль, не те навыки, автоматов, грубо говоря, не хватит. Не утопия — это компромисс элит, легализация собственности, которая, естественно, на первоначальном этапе достается главным образом той самой номенклатуре, ну а дальше постепенное внедрение в руководящие органы — бизнеса, власти. Что мы и наблюдаем все последние годы.

Получается, что в начале 90-х наследники Андропова пошли на временный тактический компромисс с партийной бюрократией, которая была тесно связана с генералитетом, согласившись отдать ей часть собственности и практически всю политическую власть в обмен на возможность назначить группу «своих олигархов» и самим занять нужные места неподалеку. Именно поэтому изначальный решительный план Чубайса по тотальному искоренению номенклатуры в итоге деформировался почти до неузнаваемости.

Однако компромисс был именно временный. Уже в середине 90-х выходец из 9-го управления КГБ (правительственная охрана) Александр Коржаков попытался взять под полный контроль ход дел в российском бизнесе, тем самым нарушив хрупкий баланс сил.

Есть в чекистском жаргоне такое понятие — «девятая статья». Это деньги, выделенные на проведение спецопераций, за которые категорически запрещено — именно запрещено — отчитываться. Делается это для того, чтобы иностранные шпионы не могли отследить секретную операцию по бухгалтерской отчетности. Аналог «девятки» пытался внедрить в повседневную жизнь российского бизнеса и личный охранник Бориса Ельцина, который — интересная деталь — служил и в охране Юрия Андропова. Платить предлагалось государству.

План Коржакова провалился. Сыграла свою роль и личность тогдашнего президента, который не смог простить того, что его телохранитель предложил — нет, не отменить выборы 1996 года, как уверяли впоследствии либеральные СМИ, а найти другого, более молодого кандидата. Сказалось и то, что Коржаков оказался фактически одинок в своих амбициях: его не поддержали ни правительственные либералы, ни бывшие сослуживцы.

— Нельзя в таких делах действовать с наскока, — объясняет человек из тогдашнего близкого окружения Коржакова. — Он был слишком амбициозным даже для своих.

Но то, с чем не справился Коржаков, получилось спустя три с лишним года у Путина и его окружения. К 1999 году та самая бывшая партноменклатура, получившая в свои руки власть и собственность, довела саму себя до такой ситуации, что иного выхода, кроме как обратиться к чекистам, у нее просто не осталось.

Для чекистов как корпорации в 99-м вообще сложился беспроигрышный вариант, — объясняет один из наших собеседников. — Путин против Примакова (первый директор Службы внешней разведки России. — «РР») — молодость против опыта, но из одной и той же структуры. Тем более «Медиа-Мост»…

Действительно, ни для кого не было секретом, что материальную и информационную поддержку блоку «Отечество — Вся Россия» оказывал именно холдинг Владимира Гусинского, службой безопасности которого руководил вышеупомянутый Филипп Бобков. А если вспомнить еще, что в АФК «Система», близкой к московскому мэру Лужкову, нашел себе место Владимир Крючков, то создается впечатление, что вся предвыборная кампания 1999 года была одной сплошной внутриведомственной разборкой. К слову, Крючков потом еще успел поработать советником Путина. И тут как нельзя кстати признание Алексея Кондаурова:

Мне Путин сразу не понравился, я помогал команде Примакова. Михаил Борисович (Ходорковский. — «РР») об этом хорошо знал и не возражал, но сам предпочел Путина, его спонсировал и по мере сил участвовал в кампании.

Напомним: в этот момент Кондауров работал главным аналитиком структур Ходорковского. А тот сделал иной политический выбор, но совместной работе это ничуть не помешало. Такой вот почти товарищеский матч.

Тем временем операция по внедрению в Кремль успешно завершилась, о чем и рапортовал Путин в День чекиста 20 декабря 1999 года: «Я хочу доложить, что группа сотрудников ФСБ, направленная в командировку для работы под прикрытием в правительство, на первом этапе со своими задачами справляется». Круг замкнулся.

Конечно, с приходом Владимира Путина власть не перешла к КГБ. Правящая группа очень сплоченная и не очень большая, и, конечно, она не представляет корпорацию чекистов в целом. Более того, с приходом к власти выходцев из органов внутрикорпоративная борьба резко обострилась. С претензией на власть в разное время выступали разные группы, в том числе происходящие из спецслужб, иногда эти претензии были выражены и прямо. Учитывая вполне допустимое околочекистское происхождение капиталов и влияние «Медиа-Моста» и ЮКОСа, войну с ними тоже можно рассматривать как эпизод внутрикорпоративных баталий.

Но и после 2003 года внутричекистские разборки то и дело выплескиваются наружу. Дело «Трех китов», история с многомиллиардным китайским контрабандным ширпотребом — все это эпизоды одной внутренней войны. Апофеозом этого этапа стал скандальный демарш главы Госнаркоконтроля Виктора Черкесова, опубликовавшего статью «Нельзя допустить, чтобы воины превратились в торговцев».

Внутренняя борьба в органах не прекращается. В числе лидеров оппозиции мы видим представителей все той же корпорации: полковник КГБ Геннадий Гудков, подполковник КГБ Александр Лебедев…

От Путина до Путина. Послесловие

Хочется закончить эту историю тем самым разговором, с которого начался наш рассказ.

— Что такое Пиночет как феномен? — объясняет мне один из помощников Крючкова. — Это представитель силовой группы, который, опираясь на эту самую силовую группу, недемократическим путем, то есть без публичного обсуждения, проводит комплекс непопулярных модернизационных преобразований, направленных на вестернизацию страны.

— Но Путин-то популярный.

— Это несущественно. Существенно то, что все его ключевые реформы — монетизация льгот, налоговая, образовательная, военная, сейчас медицинская, потом будет, вероятно, пенсионная — проходят без реального общественного обсуждения. И, заметьте, все они абсолютно либеральные. А то, что он при этом еще и популярным остается, — пиарщики действительно творят чудеса. Путин на полную использует свой диктаторский ресурс, просто он у него очень ограничен. Он не может распустить парламент, не может устроить полноценную номенклатурную чистку, много чего он не может, в общем. Поэтому и фамилия у него все-таки Путин. Он, я думаю, обеспечил максимальный уровень западничества, на который была согласна силовая элита, которая, в свою очередь, обеспечивает проведение модернизации. Это и есть план Андропова, только без ГУЛАГа и гражданской войны. Но поэтому и эффект не такой впечатляющий.

Мой собеседник по-прежнему улыбается. Открыто и дружелюбно.

0

33

Пропавшая грамота: исчез оригинал договора о роспуске СССР
Станислав Шушкевич заявил о пропаже оригинала Беловежского соглашения

07.02.2013

Как сообщил бывший белорусский руководитель Станислав Шушкевич, из архивов исчез исторический документ, зафиксировавший факт распада СССР.

Исчезновение Беловежского договора экс-лидер Беларуси обнаружил в ходе работы над мемуарами. По мнению Шушкевича, возможно, что документ был украден кем-то из бывших сотрудников госаппарата с целью продажи.

«Трудно поверить в пропажу документа такого уровня, но, тем не менее, это факт», – заявил Станислав Шушкевич в интервью Associated Press.

В среду 6 февраля некоторые бывшие представители руководства Беларуси и высокопоставленные сотрудники аппарата СНГ подтвердили, что имеют доступ лишь к копиям этого документа.

8 декабря 1991 года в охотничьем домике в Вискулях (Беловежская пуща) состоялись секретные переговоры с участием Шушкевича (в то время – председателя Верховного Совета Беларуси), президента России Бориса Ельцина и президента Украины Леонида Кравчука.

Лидеры трех республик подписали соглашение, согласно которому «СССР перестал существовать как субъект международного права и геополитическая реальность». Этот шаг положил конец попыткам президента СССР Михаила Горбачева сохранить целостность Союза.

Соглашение также провозглашало создание Содружества Независимых Государств, куда позднее вошли еще девять бывших советских республик.

«Мы не знаем, где находится оригинал договора, – заявил глава архивного отдела канцелярии СНГ Василий Острейко. – Мы располагаем копией этого документа. Она заверена в соответствии с международными стандартами, но все же это только копия».

0

34

18 февраля 2013 г.
Тони Патерсон | Independent

Архивная сенсация: ненавистный сын Иосифа Сталина сдался нацистам

"Сын Иосифа Сталина сдался немцам во время нацистского вторжения в Советский Союз в 1941 году, а не был захвачен в плен, как десятилетиями твердила кремлевская пропаганда после Второй мировой войны", - пишет Independent, ссылаясь на обнаруженные в российских архивах документы.

Известно, что Сталин презирал своего сына, Якова Джугашвили, который, как предполагается, покончил с собой в 1943 году, бросившись на электрическое ограждение в немецком концлагере.

Свидетельства предательства якобы содержатся в письме бригадного комиссара Якова, Алексея Румянцева, в котором говорится, что Джугашвили, командир батареи, вместе со своим пособником бежали после бомбежки их батареи нацистами, надев гражданскую одежду.

Как пишет немецкий журнал Der Spiegel, опубликовавший архивные находки, они дошли до озера, Джугашвили сказал солдату продолжать путь, а сам захотел остаться и передохнуть. По мнению журнала, это стремление остаться означает, что он сдался. Журнал также приводит немецкий отчет о допросе Джугашвили, во время которого он подвергал резкой критике Красную армию, называя ее действия "глупыми и идиотскими". Он также позволял себе антисемитские высказывания, отмечает автор статьи Тони Патерсон.

Источник: Independent

0

35

Юрий Магаршак
блогер

УБИВ ГОСУДАРЯ-СУПРУГА ЕКАТЕРИНА ВТОРАЯ СОЗДАЛА ПРЕЦЕДЕНТ ВЛИЯВШИЙ НА В РОССИИ ПРОИСХОДИВШЕЕ КАК МИНИМУМ ДО “ВЕЛИКОГО ОКТЯБРЯ”
05 марта 2013, 14:51

Узнав что муж, государь Петр Третий, собирается сослать её, нелюбимую и ненасытную, София Августа Фредерика Анхальт-Цербстская, известная как Екатерина Вторая с помощью братьев Орловых (а было их, служивших в гвардейских полках офицерами, не только Григорий и Алексей, как многие следуя учебникам школьной истории думают, а пятеро) совершила государственный переворот. А по свершении оного как бы случайно (а на деле, разумеется, по желанию или же приказанию Императрицы) внук Петра Великого государь Петр, процарствовавший всего лишь полгода но за это недолгое время успевший сделать немало важного для России, был убит.

Не то главное, был ли Петр Третий выдающимся человеком (как повествуют независимые от России историки и как следует из того, как много успел он сделать за краткие месяцы своего царствования) или уродом и дебилом (как тридцать четыре года правления Софии Августы уверяла Августейшая Пропаганда), а в том, что ЭТО БЫЛ ПЕРВЫЙ В РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ СЛУЧАЙ УБИЙСТВА ПРИРОДНОГО ГОСУДАРЯ.

В смутное время русские царей убивали. Но природными государями ни одного из них не считали. Федорович Годунов, сын Бориса (прозванный картографом потому что при нем была создана первая карта Российского Государства, сделанная не европейцами) был зверски убит – но не был он рюриковичем, а значит природным государем, жизнь которого свята, не почитали. То же и с самозванцем Дмитрием Первым, который был коронован: хотя он и объявил себя Рюриковичем, за такового его считали не все. Природными государями вплоть до 16ого века считались рюриковичи и только рюриковичи, точнее потомки Ивана Калиты, а если еще точнее потомки Ивана Третьего. А жизнь природного государя считалсь священной ибо царская власть от Бога. По прошествии полутора веков правления (с 1613 по 1762 годы) Романовы также стали почитаться природными государями. Случая убийства кого либо из Правивших Монархов история не знала. И вот немка, приехавшая в Россию потому что Елизавета решила именно за нее выдать замуж своего племянника, сына старшей дочери петра Анны, убивает Природного Государя. К тому же своего мужа. Нарушив тем самым многовековую традицию считать царскую власть священной, а жизнь Природного Государя неприкосновенной.

Но даже и это не всё. Отстранив от власти Ивана Антоновича, законного наследника трона от другой ветви потомков Алексея Михайловича: Милославских – “дщерь Петрова” Елизавета заключила императора-младенца в темницу. Заключила – но не убила. А Екатерина убила. В результате ли провокации или всамделешнего заговора по освобождению с целью осуществления государственного переворота неважно. А то важно, что тюремщикам был отдан приказ: в случае попытки освобождения убить императора. И, когда такая попытка последовала (странная, безнадежная, похожая на провокацию сверху) император Иван Антонович был убит. Второй природный Император убитый в царствование Екатерины! И по ее приказанию.

Ну а после этих не одного а сразу двух прецедентов как говорится пошло-поехало. Сына Екатерины Павла Первого убивают. Внука Павла Александра Второго убивают. Внука Александра Второго Николая Второго тоже убивают. Из семи царей Романовых, царствовавших начиная с Петра Третьего до Николая Второго, четверо были убиты. А если считать Михаила Романова, некоронованного но формально считавшегося царем в течение суток после отречения в его пользу Николая Второго, то убиты были пять из восьми. Своей смертью умерли только Александр Первый, Николай Первый и Александр Третий. И то о кончине Александра Первого разные слухи ходят. Ну а Александр Третий потому только своей смертью умер, что на народе не появлялся а от террористов прятался в Гатчине, охранявшейся не хуже сталинского Кремля.

Нарушив многовековую русскую традицию священности жизни Природного Государя, немка София Фредерика Августа, перекрещенная в Екатерину и сменившая национальность на русскую как платье, жизнь Государей в Российской Империи из священной, отнять которую можеть только Господь Бог, сделала человеческой. Такой, которую можно прервать насильно (в отличие от Божества). А это значит, что после убийства Петра Третьего по приказу жены Россия стала совершенно иной страной. В которой власть Государя сакральна только частично. Потому что убийство Государя Святой Руси не является более невозможным. Убежденность, что царская власть от Бога осталась, но тело Царя, который от Бога, оказалось возможным лишить жизни, тем самым сменив одного Помазанника Божьего на другого Помазанника Божьего руками людей. А коль так это, то царь, хоть и от Бога, но не сакрален и не богоподобен. Одно из соединений несоединимого, какими русский народ на протяженьи всей его истории пичкали и заражать продолжают. Другой страной стала Россия после Екатерины Великой. В том смысле, что власть Государя Сакральна, но не его жизнь. Нонсенс, на который учебники истории, мне кажется, внимания, соответствующего важности изменения, не обращают.

Можно ли применить к убийству Петра Третьего Софией Августой Екатериной слова Лермонтова, немного перефразировав их: "не могла постичь она нашей освященной веками традиции.Не могла понять в сей миг кровавый, но что она (руками своих любовников) подняла руку" пусть судит читатель. Потому что не только на мужа и Природного Императора покусилась Екатерина Августа. Многовековую традицию священности и неприкосновенности Природного Российского Государя она уничтожила!

В святой Руси после Екатерины святость Государевой Жизни исчезла. Власть свята и Русь свята, но Государь Святой Руси может в любую минуту быть убит. Ощущение сосуществования в реальности и душе противоречивых понятий как неотъемлемой части русского сознания и русского бытия стремительно распространилось по всей стране на все слои общества. Потому что ЕСЛИ МОЖНО УБИТЬ ПРИРОДНОГО ГОСУДАРЯ, ТО МОЖНО ВСЁ !! Этим необходимо проникнуться, чтобы понять влияние уничтожения казавшегося незыблемым краеугольного камня святости в русской душе – сакральности Царской Персоны – на все стороны жизни в дальнейшем.

Не случайно восстание Пугачева прошло под знаменем восстановления власти чудесным образом избежавшего смерти государя Петра Третьего. Народ убежден был, что Природного Государя невозможно убить! А значит царица врет что государь скончался от гимороидальных судорог: государь Петр Федорович неубиен и жив – а его женушка не царица, а врунья и узурпаторша! Много чего терпел русский народ. Но как супружница-немка Природного Государя Всея Руси прикончила (руками своих любовников – по простонародному ё...ей – что еще более оскорбительно для доекатерининкого русского человека было чем даже убивство, ежели муж любовника бы а не наоборот любовник мужа: а так ну чисто антихристка; к тому же рассчетливо, не-по-русски а по немецки на тот свет отправила внука Петра Алексеевича Великого) не стерпел. Поднялись окраины против “центра”. И это была только первая ласточка народного возмущения ликвидацией Святости Власти в Святой Руси. Которую потом Сталин и Николай второй пытались восстановить железной рукой – но после смерти тираннов святость вновь обращалась в посмешище. Возвращаясь на круги своя подлости и лицемерия, сделанные таковыми Екатериной-Августой.

А чего стоит переписка “просвещенной государыни” с Дидро и Вольтером одновремено с обращением русских крестьян в рабов. С которыми помещики при ней могли что угодно делать: хоть продавать мужей отдельно – жен отдельно - детей отдельно, хоть забивать до смерти, хоть приказывать удовлетворять любые сексополовые фонтазии (начиная игр с девочками не более как с десяти лет: поэты сии развлечения в рифмах увековечили – куда Рублевкам и Куршавелям, эпигонам и нравонаследникам екатерининского дворянства) – Царица слова не скажет. Развратничают – значит НАШИ ЛЮДИ – поскольку МЫ ГОСУДАРЫНЯ во множественном числе. Так вот и развратила народ. Приучив дворянство к зааморалью а крепостных к полной безропотности.

А история Справедливых Законов, которые после долгого обсуждения Сенатом написанные в единственном экземпляре были торжественно переданы Императрице, КОЯ заперла их в шкатулку, ключ от которой был у нея одной, и отнесла в залу, доступ в которую был только у Екатерины Великой. А когда иностранцы удивление выражали, как это так: в правление просвещеннейшей государыни в Российской Империи нету законов, согласно которым судьи должны решения принимать, ВЕЛИКАЯ в лицемерии ЕКАТЕРИНА приводила скептиков в ту самую охраняемую гвардейцами комнату, которую отпирала имеющимся только у нее громадным ключём, потом отпирала шкатулку ключиком, который как зеницу ока хранила, и показывала европейцам Законы, давая подержать и полистать даже. Доказывая тем самым, что законы в России есть! Странно, что эта засвидетельствованная, теми, кому Екатерина Законы показывала, сцена (при которой у европейцев отвисал рот: а сказать нечего!! Так им, дурачинам, и надо!!) не вошла в фильмы. И истории нравов как классический пример лицемерия. Оно же Достойный Отпор.

Никакой европейской просвещенности не было в правлении т.н. Просвещеннейшей Государыни, а только развращенность и беспредел по отношению к тем, кто слабее. Чем кстати сказать, Екатерининская эпоха смахивает на Нынешнюю. И нравы “элит” приблизительно те же. Два с половиной века назад по отношению к крепостным, ноне по отношению к “быдлу” – и вся разница.

С момента воцарения Екатерины в результате убийства внука Петра Великого отношение между Властью и населением стало неотделимым от лицемерия. Которое за два с половиной века не изменилось. До Екатерины “Великой” всякое на Руси было: и перед ханами в Орде пресмыкались, и новгородцев тысячами прилюдно казнили мученически почище монгол, и опричнина лиходеила – но лицемерие никогда до Софии Августы Екатерины не было русской национальной чертой. Расцветшей при большевиках – а особливо при Брежневе, а также в Нравонаследнице СССР – пышным цветом. Лицемерие как фирменную особенность Власти в России – это она породила! А также класс европоидов. Просвещенных и в то же время свирепых.

Иван Грозный создал многонациональное Российское Государство. Екатерина Вторая – создатель русской души, какой мы ее знаем сегодня. Которую большевики, Ельцин и Путин, взяв готовую во всех компонентах, лишь немного модифцируют и подгоняют под свой покрой каждый на свой манер.

Для народа (включая дворян и придворных) факты убийств Государей пытались скрывать. Екатерина врала, дескать ее муж скоропостижно скончался от геморроидальных припадков (наивное время: знает ли современная нам медицина ходя бы одного человека, скончавшегося от геморроя?) Потом об убийстве Павла тоже будут пытаться врать: дескать, государь скончался от “апоплексического удара”, то есть в результате инсульта а вовсе не удушения. Таким образом ощущение, что царей нельзя убивать, в теории оставалось. Но не на практике! А это колоссальная разница.

Что было бы с русской историей, не убей своего мужа София Августа Фредерика Анхальт-Цербстская императрица Российская Екатерина Вторая, можно только гадать. А также убили ли бы большевики в подвале Николая Второго с семьей с такой легкостью, не создай Екатерина Великая прецедента убийства Природных Государей втихУю – а также беззастенчивой лжи об обстоятоятельствах смерти Монархов. Главное очевидно: не убей Екатерина София Августа Фредерика своего Августейшего Мужа и Природного Государя Всея Руси Петра Третьего, внука Петра Великого, у России была бы совершенно другая история. Какая именно можно только гадать. Но что не такая, которая состоялась, бесспорно.

0

36

               История России от Леонида Сергеева

0

37

Нателла Болтянская
журналист

ГНОЕМ РАКОВЫХ ТРУПОВ
02 апреля 2013, 06:52

60 лет назад, именно в первые дни апреля, было публично объявлено, что врачи-вредители, убийцы в белых халатах, таковыми не являются.
Ни вредителями, ни убийцами. И что показания из них выбивались чудовищными пытками…
И что еврейский заговор в медицине – сказки тогдашней пропаганды…

Но давайте по порядку.
Существует множество объяснений сталинскому антисемитизму. Пишут, что, мол, вышучивала малообразованного Кобу эрудированная насмешливая поросль революционеров, среди которых были как евреи, так и неевреи. И, как в старом анекдоте, осадок остался…

Не считая себя экспертом, пожалуй остановлюсь на сугубо практической версии.
Страна победила в страшнейшей войне. С огромными потерями. А жить лучше и веселее, в общем, не стало…
Нужен был образ врага. Врага внутреннего, врага, которого сложно вычислить по объективным параметрам, то есть затаившегося и, тем самым вызывавшего параноидальную всеобщую подозрительность. Плюс унавоженная гитлеровской пропагандой почва. Плюс еще один фактор – советский солдат, прошедший по всей Европе, посмотрел, как жила эта Европа, невзирая на военную разруху, и вдруг да надеялся на либерализацию.

Итак – приструнить увидевший другую жизнь собственный народ – раз.
Создать образ коварного, хорошо законспирированного и тем вдвойне опасного врага, виноватого во всем – два. Сгустить обстановку взаимного недоверия и подозрительности – старый имперский принцип «разделяй и властвуй» – три…
Продемонстрировать зубы западному миру, который так щедро помог фандрайзеру военного времени Соломону Михоэлсу (Михоэлс ездил по свету и собирал деньги именно как председатель Еврейского Антифашистского Комитета) – те, кого вы поддержали, у нас во где сидят – четыре.

Плюс еще один момент – идея так называемого американо-сионистского заговора, которая будировала и без того нездоровую подозрительность Сталина.
Ключевое слово в этом заговоре было «американо», но сионистская история выглядела вполне удобным средством. Американо – это снаружи, а внутри –сионисты, они же космополиты безродные.

До сих пор спорят историки, планировалась ли депортация евреев, которой помешала только смерть Сталина, или же это фантазии.
Скорее всего, планировалась, но Сталин умер на ранней стадии процесса
, когда не была отработана технология. В общем, решение о том, кто теперь виноват, было принято.

Кстати, в период голода и неурожая 1946 года зарубежные еврейские благотворительные организации начали присылать советским евреям посылки с продовольствием и одеждой, а уж этого соседи никак не могли вынести.

Итак – этап первый.

Роспуск ЕАК. Политбюро и Совет министров сообщают МГБ, что «…этот комитет является центром антисоветской пропаганды и регулярно поставляет антисоветскую информацию органам иностранной разведки». Закрываются еврейские издательства и газеты. Объединения еврейских писателей ликвидируются по всей стране.
Тогда же, постановления о журналах «Звезда» и «Ленинград», «…культивирующих несвойственный советским людям дух низкопоклонства перед современной буржуазной культурой Запада».

Запуск фабрики, производящей ненависть.

Современных пиартехнологий, конечно, еще не было. Но пропаганда долбила в головы частыми молоточками. Во всех бедах виноваты они – безродные, инородные, космополиты и отщепенцы. А зря у нас никого не арестовывают.

Наверное, что-то понимали те, чьи близкие уже успели к середине 40-х годов сгинуть без вины и без вести.
Понимали, но молчали. А остальные с благодарностью откликнулись на появление вредителей, мешавших жить.

И началось – неравные условия при приеме на работу и увольнении.
28 марта 1947 года Постановление Политбюро и ЦК ВКП(б) о судах чести в министерствах СССР и центральных ведомствах. Согласно этому постановлению, в каждом ведомстве предполагалось создание особого органа – «суда чести», на который возлагалось «рассмотрение антипатриотических, антигосударственных и антиобщественных поступков и действий, совершенных руководящими, оперативными и научными работниками министерств СССР и центральных ведомств, если эти проступки и действия не подлежат наказанию в уголовном порядке»…

Явка на такие акции была обязательна.
Тут никаких ручных телевизионщиков не требовалось. А когда людей регулярно отрывали от дела, чтобы осудить каких-то нарушителей кодекса чести, раздражение частенько выплескивалось на судимых. Плюс «кто был ничем, тот станет всем» Извращенный социальный лифт, когда большой начальник, вчера проходил мимо, не замечая никого, а сегодня с понурым видом стоит перед судом чести…

Убийство Михоэлса.

Сталин не решился пропускать его по линии врагов державы, проще было убить. А остальные члены ЕАК, все, кроме Лины Штерн, были расстреляны.

И вот, наконец, дело врачей.

Журналист и писатель Аркадий Ваксберг пишет, что, по сценарию, их должны были казнить, разделив на несколько групп, в четырех крупнейших городах России. По сценарию же, озверевшая толпа должна была вырвать казнимых из рук конвоя и порвать. И вот тут письмо так называемых «дрессированных евреев» с просьбой о депортации…

И многочисленные свидетельства несчастных, кто работал в медицине в тот момент – как по выстрелу из стартового пистолета, хамство и подозрительность в отношении врачей-евреев.
Заодно достается и другим специалистам. Когда шел обыск в доме патологоанатома Якова Рапопорта, одного из фигурантов дела врачей, понятая и дворничиха Люся, прекрасно знавшая семью много лет, взахлеб во дворе кричала, что этот Рапопорт «гноем раковых трупов мазал пассажиров в троллейбусе». Потом тиран умрет. Рапопорт вернется, вернутся и другие измученные доктора…

Ниоткуда возникнет частушка «Дорогой товарищ Вовси, я сердечно рад, что теперь, выходит. Вовсе ты не виноват»…
Фабрика ненависти сбавит обороты. Но до этого сплошной гной раковых трупов…

Почему я вдруг про это вспомнила?
К дате, наверное…
И в предвкушении очередного нтвшного шедевра, посвященного вражеским агентам, и сделанного в духе вышеописанного гноя.

0

38

ЖИРИНОВСКИЙ
В 2006году Владимир Вольфович «обрел» отца и родственников в израильском Холоне и наконец-то признался, что он еврей по происхождению. В апреле ушедшего года широко отмечалось 60-летие Жириновского, и в юбилейных телепередачах по всему эфиру была показательная  истерика с киданием предметов, и юбиляр, вице-спикер визжал с экрана: «Что вы тыкаете моим отцом-евреем, я - русский и люблю Россию! Покажите мне, что он - еврей!» А уже в середине лета вся страна, разинув рот, смотрела по ТВ рыдания Жириновского на могиле  отца в жарком и пыльном пригороде Тель-Авива. Стала уже крылатой проговорка Владимира Вольфовича на теледебатах в 1991 году, когда он, пытаясь, скрыть свою принадлежность к евреям, на прямой вопрос телеведущего: «Кто ваш отец по национальности?» - выкрикнул  без запинки: «Юрист!». С тех пор, как клеймо к ослиному заду, прилепилось к Жириновскому - «сын юриста». Правда теперь, по утверждению Жириновского, его папа был агрономом.
 
ДАН ПРИКАЗ: «ВОЛЬФ ИСААКОВИЧ - НА ЗАПАД!»
Необыкновенно удачливая карьера видного политика хранит очень много загадок... Владимир Вольфович долгие годы рассказывал, что папа покинул его, когда ему ещё не исполнилось и года, оставил его  на руках матери, у которой, кроме него, было уже пятеро детей от прежнего умершего супруга. Фамилия второго супруга нигде не фигурировала, и все наивно предполагали, что отцом Владимира Вольфовича был некто Жириновский. Долгие годы подлинная фамилия отца видного  парламентария и многократного кандидата в президенты РФ была тщательно скрываемой. И только, когда Владимир Вольфович, был уже на вершине политического Олимпа и во второй раз возглавлял крупнейшую фракцию в Государственной Думе, просочились сведения через  американскую печать, что до восемнадцати лет тот учился в школе Алма-Аты под простой «русской» фамилией Эдельштейн. Сведения предоставил в ходе визита в США президент Нурсултан Назарбаев, подарив американцам полный комплект копий архивных документов о знаменитом  земляке.
По рассказам Жириновского, его папа Вольф Андреевич покинул Алма-Ату в 1946 году и больше он его никогда не видел. Папа вернулся на родину в Польшу. А теперь, спустя 60 лет, его могила нашлась  в Израиле.
Так когда же лгал избирателям многократный кандидат в президенты? Всегда! Сразу после войны, в 1946 году, из СССР никто не возвращался на Запад, даже немецкие и японские военнопленные. Но для папы  Вольфа сделали исключение. Его родина отыскалась уже в наши дни на Украине, в тридцати километрах от Ровно в городке Костополь. В этом местечке дедушка видного политика Исаак владел лесопилкой до конца тридцатых годов. Такое происхождение из буржуев отнюдь  не помешало Вольфу Эдельштейну смело двинуться на Запад.
Так почему же папа Владимира Вольфовича поехал в разорённую войной Польшу, а не на советскую Украину? Ведь евреев из СССР стали с трудом выпускать за границу, растекаться по миру только тридцать  лет спустя. Почему Вольфу Эдельштейну разрешают «вернуться в Польшу»? Вольф Эдельштейн, которому на момент начала войны между Германией и СССР стукнуло 34 года, был якобы эвакуирован в далекую Алма-Ату, для того чтобы осуществлять какую-то очень важную работу,  но спустя четыре года ему разрешили, покинув жену и малютку сына, уехать за границу. Или это еще одна легенда-прикрытие, для того чтобы скрыть, где и чем занимался Вольф Эдельштейн в годы войны.
По версии Владимира Жириновского, на территории СССР его отцу пришлось пробыть до войны всего лишь неполных два года. С того момента, когда части Западной Украины по пакту Молотова-Риббентропа  в 1939 году были включены в состав Союза. И после начала войны его, по официальной версии, как неблагонадёжного, переместили в Казахстан. До Второй мировой войны его отец, якобы, учился на двух факультетах в Париже как юрист. Но никаких следов обучения Вольфа  Исааковича Эдельштейна в двадцатых годах прошлого столетия не было представлено документально, и архивы парижских университетов не знают такого студента!
Юристом был родной дядя политика - Арон Исаакович Эдельштейн. «Папа был очень ученый, полиглот и юрист, и я - весь в него!» - многократно лживо утверждал вождь ЛДПР в своих бесчисленных интервью.
 
БРАК ПО ПРЕДПИСАНИЮ
Когда закончилась кровавая война, Вольфу Эдельштейну было под сорок, и он, не задумываясь, создал семью с вдовой сотрудника НКВД, у которой уже было пятеро ребятишек. Прежний супруг Андрей Жириновский,  об этом Владимиру Вольфовичу рассказывала мать, служил в НКВД начальником безопасности на Ленинградской железной дороге. Вот такая проверенная вдова досталась в награду за труды и подвиги Вольфу Эдельштейну.
Такие браки по предписанию спецорганов были совершенно естественными в то время. Поэтому можно не подвергать сомнению, что и мать Владимира Вольфовича была из когорты верных людей, служивших спецслужбам.  Потому что только ОЧЕНЬ специальным женам дозволялось, бросив пятерых детишек в Алма-Ате, ехать на побывку в Варшаву, чтобы свидеться с супругом, уезжавшим на очередное задание. И при этом привезти на встречу малолетнего сыночка Вову. О том, что они с матерью  видели отца в последний раз в Варшаве, сам Владимир Вольфович рассказал на передаче у Владимира Соловьева. Сколько же лет было мальчику, и, наверное, такие встречи были неоднократными, если маленький Вова их запомнил? Ведь устраивали в кино Штирлицу встречу  с супругой в Германии во время войны. А когда наступил мир и под социалистическим лагерем было полпланеты, такие встречи организовать было нетрудно.
 
БАЛЕРИНЫ ДЛЯ ПОДВИГОВ
Мать Владимира Вольфовича, как он утверждает, училась в балетном училище, правда, не уточняет в каком. Такие советские «балерины» в двадцатые годы готовились для деятельности в органах. Подбирались  по легкости нравов и верности служения идеям Мировой революции. Из них готовили чекистских «жен по-разнорядке». Для выполнения заданий такие «балерины» должны были идти на любые личные жертвы. Это были женщины-революционерки типа Инессы Арманд, Лили Брик,  Зинаиды Райх, для которых дети, супруги, любовники, семьи были лишь инструментами в продвижении коммунистических идей. За своих мужей, трудившихся в нелегких условиях конспирации, чекистки получали на детей пособие. В старости, если доживали, за верную службу  получали персональные пенсии и теплые квартиры. Так и мама Владимира Вольфовича перебралась в шестидесятые годы в столицу к детям, и перед ней не стоял квартирный вопрос. А ее старший сын Андрей Андреевич, сводный брат лидера ЛДПР, служил до выхода в отставку  шифровальщиком в ГРУ Министерства обороны. И это при наличии родственников за границей! Дочь шифровальщика Андрея Андреевича в самом начале перестройки благополучно уехала на ПМЖ в Австралию. Хотя её папа знал все тайны военной разведки СССР.
Так что члены семьи Жириновских-Эдельштейнов были людьми проверенными и благонадёжными с точки зрения специальных органов СССР. И им разрешалось то, что никогда бы не позволило могущественное КГБ,  будь они простыми смертными, и если бы не работали на Систему.
 
РАСТИ СЫНОК, ПОД КРЫШЕЙ КГБ!

Ну, а как же Вова Эдельштейн, дитя, которое росло без папы в далеком Казахстане? Перед окончанием школы ему, по прямому указанию из управления КГБ Казахской ССР, сменили паспорт, и вместо Вовы  Эдельштейна появился Владимир Жириновский. Отчество «Вольфович», как позывной менять не стали.
В 1967 году абитуриент с окраины с кипой положительных характеристик и рекомендаций из школы и местных райкомов беспрепятственно поступил в закрытый и престижный Институт восточных языков при МГУ  им. Ломоносова. В институт, где готовили кадры советских разведчиков для работы по всему миру. И это при наличии отца, который «исчез» за пределами СССР! Приходится предположить, что органы КГБ, которые буквально просеивали на благонадежность все факты биографии  своих студентов, сознательно закрыли глаза на наличие «подозрительного» папы Вольфа? Но такого просто не могло быть!
Папа Эдельштейн не бросил своего сына. Расставшись с семьёй в Варшаве летом 1947 года, он через Лондон уехал, минуя лагеря переселенцев на Кипре, в подмандатную Британской короне Палестину, чтобы  участвовать в становлении нарождающегося еврейского государства. Ему было нелегко, приходилось служить сразу трем разведкам: советскому МГБ, британской «Интелидженс сервис» и еврейской спецслужбе Алия-Бет
Алия-Бет - спецподразделение подпольной армии «Хагана». Хагана действовала на территории Палестины против британских сил до 1948 года. Алия Бет, начиная с 20-х годов прошлого столетия, занималась  сбором экономической и военной информации и переправкой поселенцев из стран Европы и Азии на территорию Палестины. В 1951 году Хагана и ее подразделения преобразованы в единое разведывательное сообщество, в рамках которого возник институт разведки и специальных  задач - МОССАД.
Потому так просто и стал студентом закрытого, престижного университета сын Эдельштейна Владимир Эдельштейн-Жириновский. Его папа все еще продолжал работать на МГБ-КГБ Советского Союза! Вольф Исаакович  к тому времени уже дослужился до высокого чина в израильских спецслужбах. Жил в престижном доме на центральной улице Дизенгоф Тель-Авива, что сродни Тверской в Москве, или Невскому в Питере. И не оставлял заботами и прямой поддержкой сына. Это он устроил для  Володи годичную преддипломную практику на металлургическом заводе в турецком Искандеруне в качестве стажера-переводчика во внешнеторговых объединениях «Тяжпромэкспорт» и «Нефтехимпромэкспорт» в 1969 году.
 
КОШЕРНАЯ ПРАКТИКА, ИЛИ РАХАТ ЛУКУМ С МАЦОЙ
Володя Жириновский, как и любой гражданин Страны советов, в зарубежной командировке был под неусыпным контролем сотрудников из органов. Но любую стражу можно обмануть: студент совершенствовался  в языке и прилежно изучал местные обычаи. Настолько прилежно, что попался на педерастии. Володя увлёкался сладкими восточными пацанами, которые работали на строительстве комбината, и турецкие контрразведчики пригрозили ему арестом, шантажируя Жириновского  возможной утечкой сведений о его контактах и сексуальных развлечениях. И завербовали Володю Жириновского работать на Турцию.
Чтобы вывести практиканта из-под контроля советских спецслужб, турки при участии израильтян под пустяшным предлогом арестовали советского студента Жириновского. И он несколько недель «сидел» по  официальной версии в турецкой тюрьме. Именно за эти несколько недель Владимир Вольфович встретился с папой-разведчиком и даже прошел краткий курс спецподготовки под его руководством в Израиле. Так что арест Жириновского был всего лишь операцией прикрытия -  так на языке профессиональных разведчиков называются такие уловки.
А сам молодой Жириновский очень любил потреблять в Турции свежие восточные сладости, особенно рахат лукум. Так, во всяком случае, утверждают некоторые турецкие источники.
Владимиру Жириновскому разоблачения турок, особенно в части педерастии были не страшны, так как его сексуальный интерес к мужчинам проявился ещё в первые годы жизни в общежитии МГУ. Это послужило  поводом для пристального интереса к его неординарной персоне со стороны советских спецслужб. Пикантные грешки, как мужеложство, служили пропуском в мир разведчиков и предателей и остаются таковыми до наших дней.
Свою турецкую командировку Жириновский описывает весьма скудно и неохотно. По рассказам "честнейшего" Владимира Вольфовича, его арестовали за распространение значков с поэтом Пушкиным среди турецких  пролетариев. Убедительная версия, не правда ли?
Этот эпизод, который стоил бы карьеры любому советскому студенту, отнюдь не испортил сыну Вольфа жизни. Наоборот, он с отличием окончил Институт восточных языков. Пытался в МГУ вступить в КПСС,  но его не приняли, хотя он старательно зарабатывал политический капитал и был несколько лет секретарем комсомольской организации курса. После университета он отправился служить офицером-переводчиком в штаб Закавказского военного округа в Грузию. В район, который  непосредственно граничил с Турцией, страной, где у него были такие неприятности. И имел доступ к секретным документам. С точки зрения простых особистов из КГБ и военной разведки, это было невозможно, но, имея такого важного засекреченного папу, невозможное  становилось реальностью.
 
ВЫРОС, СЛУЖИТ, СТУЧИТ!
Поработав переводчиком в разведке округа два года, Володя вернулся не в Алма-Ату, а в столицу СССР, где ему сначала выделили комнату, а потом и квартиру. На накопленные деньги он купил себе автомобиль  «Запорожец» и женился на дочке советского генерала Галине Лебедевой. На работу его пристроили по связям папы в «Советский комитет защиты мира». Со стороны и без очень высоких протекций в такие организации не брали. Советский Комитет защиты мира на страницах  газет боролся за мир во всём мире, а на деле служил прикрытием для вербовки агентов по странам и континентам для разведывательных органов СССР и был напрямую связан с Комитетом Госбезопасности. Владимир Вольфович во время своей неустанной деятельности в Советском  Союзе кочевал из одной «хитрой» конторы, связанной с КГБ, в другую. Например, он проработал несколько лет в «Инюрколлегии», где в советские времена работникам платили зарплату частично валютой! И везде у него была возможность контактировать с иностранцами,  что в Союзе ССР было привилегией и разрешалось только особо проверенным гражданам. Сослуживцы Владимира Эдельштейна (Жириновского) по органам, утверждают, что он выбрал себе псевдоним «Гедеон» (рубака на древне еврейском), одного из героев еврейского предания,  мстительного и злобного, и под этой кличкой числился в картотеке.
Везде Жириновскому были рады, благодаря невидимой и мощной поддержке папы и его друзей и покровителей из спецслужб СССР и Израиля. А в Израиле папа разведчик продолжал трудиться в МОССАДе в Восточно-европейском  отделе и занимался сбором секретной информации от евреев, которых порциями выпускали из стран соцлагеря в страну обетованную. Крышей для израильских разведчиков в то время служила приписка к кибуцам, по-российски, к земледельческим колхозам. Все израильские  разведчики были пахарями и агрономами! Поэтому и переквалифицировался папа Жириновского, по словам сына в 2006году, из юриста в агрономы.
Вольф Исаакович Эдельштейн работал на разведки многих стран до самой смерти, пока его якобы не сбил автобус у собственного дома на главной улице Тель-Авива в 1983 году. По другим источникам, он  был убит в социалистической Польше, как агент, который активно работал на американцев, раздувая пламя «Солидарности», а автобус-убийца у порога квартиры - это все инсценировка.
После смерти папы его сыну Владимиру, потерявшему родственную поддержку, пришлось уйти с теплых мест, куда другие папы стремились пристроить своих чад. И поэтому накануне перестройки Жириновский  работал юристом в издательстве «Мир».
Таланты Владимира Вольфовича открылись уже в годы близкого развала СССР. Он не стал разменивать себя на почве еврейских правозащитных и культурных организаций, хотя и был замечен в агентствах по  репатриации. Его сразу внедрили в руководство нарождающихся будущих партий. И кооператив «Ино» был создан по приложению к специальному решению Московского Городского Комитета КПСС весной 1989 года для финансовой поддержки партии ЛДП СС, которую возглавил Владимир  сын Вольфа. Ростки нового должны были питаться государственными соками!
 
НА КАКУЮ РОДИНУ РАБОТАЕТ ЖИРИНОВСКИЙ?

Сегодня многое известно из построенной на лжи и обмане биографии Жириновского. Блестящей операцией по исламскому миру можно считать многочисленные поездки Жириновского в Ирак. Его визиты и встречи  с Саддамом Хусейном широко освещались мировой прессой. Жириновский сумел войти в доверие к иракскому диктатору и получил от того очень выгодные контракты на поставку десятков миллионов тонн нефти и по контрабандным каналам, и в рамках программы ООН «Нефть  в обмен на продовольствие». Рейсы на чартерных самолётах в Ирак, как писали русские газеты, позволили Жириновскому и его людям вывезти несколько миллиардов фальшивых долларов из находящегося в блокаде Ирака. Эти данные не были ни подтверждены, ни опровергнуты  впоследствии ни американскими, ни иракскими источниками. С не меньшим финансовым успехом проходили и поездки к ливийскому диктатору Муамару Каддафи. Из поездок привозились нефтяные контракты и просто огромные суммы наличными. Конечно, Жириновский-Эдельштейн  щедро делился со своими коллегами из органов. А они помогали ему легализовать и надежно прятать полученное в ходе таких успешных операций.
Многочисленные контакты Жириновского с первыми лицами Ирака имели, можно смело утверждать, влияние на международную геополитику. Благодаря утечке информации через Жириновского о планах российских  нефтяных компаний получить в Ираке долговременные соглашения на разработку нефтяных полей США поспешили начать свою войну в Ираке. Русским инженерным компаниям достались крохи, а нефтяные гиганты «Лукойл», «Славнефть» и «ЮКОС» остались и вовсе без контрактов.  И всё это из-за бурной челночной дипломатии Жириновского и Евгения Примакова. Американцы купили их, разрешая вывозить самолётами фальшивые доллары из Ирака.
А теперь представьте, что русским нефтяным компаниям удалось бы получить многолетние концессии на разработку месторождений в Ираке. Они бы и Россия позволили войскам коалиции свергать диктатора  и устанавливать демократию, если бы им светила прибыль в десятки и сотни миллиардов долларов? Была бы война в Ираке?..
 
Работой Жириновского в пользу Турции ознаменовалась сдача турецким спецслужбам лидера курдского освободительного движения Абдуллаха Оджалана. Он приехал в Россию в октябре 1998 года из Сирии по  личному приглашению и гарантиям безопасности, которые ему дал Жириновский. Некоторое время лидер курдов тайно скрывался на подмосковных дачах сначала самого Жириновского, а потом депутата А.Митрофанова. Оджалан пробыл в России меньше месяца. Потом, под нажимом  тогдашнего премьер-министра Евгения Примакова, также, кстати, выпускника Института восточных языков, Оджалану было отказано в пребывании на территории России. Оджалан был вынужден покинуть Москву. Но ехать ему было некуда, В Италии и по всей Европе ему отказали  в политическом убежище. И в январе 1999 года он снова оказался в России. Но буквально через месяц его опять высылают из России. Его гоняют как зайца: он летит в Грецию, оттуда в Кению, где А. Оджалана сдают турецким спецслужбам.
Жириновский и Примаков за то, что им удалось сначала выманить, а потом сдать Оджалана туркам получили хорошие премиальные. Спустя непродолжительное время В. Жириновский через фирмы, принадлежащие  депутату от ЛДПР Михаилу Гуцириеву, тайно приобрел несколько пятизвездочных отелей на курортах Турции в собственность. И, со свойственным ему двуличием и лживостью, Жириновский всегда яростно выступает против Турции. И это при том, что ставленник Жириновского-  Эдельштейна до сих пор занимает видное место в торгпредстве России в Стамбуле. Жириновский-Эдельштейн выполнил свои давние обязательства перед турецкими коллегами.
Фактический развал Ирака в результате войны, у истоков которой странным образом обнаруживается Владимир Вольфович, и возникновение Курдского государства ставит в очень трудное положение Турцию.  У Турции будет война с курдами. Поэтому и отказали европейские структуры туркам даже в перспективе в приеме в Евросоюз. Вот такой «турецкий гамбит» в пользу Израиля!
Постоянным нападкам со стороны Жириновского и его депутатов подвергался министр атомной промышленности Евгений Адамов. Тот твердо стоял за выполнение контрактов России по строительству атомной  станции в Иране. Жириновский и его депутаты добились снятия Адамова. Против Сергея Кириенко, который фактически заморозил строительство станции в Бушере, Жириновский и его фракция ничего не имеют против.
Если проанализировать состав фракции ЛДПР, то обнаружатся странные вещи: здесь много богатых депутатов связанных с исламским миром, в том числе нефтяной миллиардер Киримов, но есть и армяне, например,  банкир Егизарян. Немало евреев, в числе которых депутат Слуцкий, который по слухам, является внебрачным сыном, всесильного главы строительной индустрии Москвы Ресина, или родственник бывшего генсека Леонида Брежнева Митрофанов. При таком пестром составе, партия  Жириновского считается партией русских националистов. Хотя зарвавшегося «фашиста» и православного националиста Николая Курьяновича выгнали из фракции. Владимиру Вольфовичу удается снимать сливки информации, связей и финансов с, казалось бы, непримиримых лагерей  и групп.
 
ПОЧЕМУ РАССЕКРЕТИЛИ ПАПУ?
Чем же вызвана такая скорая метаморфоза в биографии знаменитого политика? Почему и для чего господину Жириновскому понадобилось рассекречивать своё так тщательно скрываемое прошлое?
После неблагоприятных прогнозов Жириновский срочно озаботился собственным будущим. Ведь стоит ему потерять депутатскую неприкосновенность и, как утверждают, знающие люди, на вождя ЛДПР, знаменитого  на весь мир Владимира Вольфовича могут быть заведены десятки уголовных дел. По сведениям из компетентных органов не только нашей страны, его, могут обвинить в неуплате налогов, в отмывании грязных денег, и в крупных мошенничествах международного масштаба.  Всплывет и, возможно будет пущена в расследование, ещё масса сомнительных или прямо уголовных эпизодов, которыми богата политическая биография вождя ЛДПР и его соратников. Имена Жириновского и его сына прозвучали в ходе расследования махинаций чиновников ООН,  связанных с иракскими нефтяными программами «Нефть в обмен на продовольствие». Комиссия Сената и Конгресса США расследовала эти международные аферы, которые продолжались многие годы, и назвала в числе 73 подозреваемых в этих преступлениях от России всего четверых:  депутатов Владимира Жириновского, его сына Игоря Лебедева, Геннадия Зюганова и бывшего главу администрации президента России Александра Волошина. После этого наезда администрации США Жириновский опасается ездить по заграницам.
 
НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ - НАДЁЖНЫЙ КАПИТАЛ
Владимир Жириновский и его семейный клан хотя и не числится в первых рядах списка журнала «Форбс», но давно уже контролирует личный капитал в несколько миллиардов долларов. На выборах в Государственную  Думу в декабре 1999 года, когда, от кандидатов потребовали заполнить декларацию об имуществе, количество недвижимости, записанное на сына и нынешнего руководителя фракции ЛДПР в Госдуме Игоря Лебедева, оказалось просто ошеломляющим. На него было оформлено  более 25 тысяч квадратных метров московской недвижимости! И хотя Жириновский везде утверждал, что это партийное имущество, записанное для удобства на его сына как на физическое лицо, но при этом не прозвучало ответа, платил ли его сын или папа налоги с такого  имущества? Простой расчет показывает, что, при средней цене московского квадратного метра в четыре тысячи долларов, стоимость этих десятков тысяч метров как раз и составляет ныне миллиард долларов. И это только московская недвижимость! Но таких "партийных"  площадей, оформленных на Жириновских по всей стране, наберётся еще очень много. Хотя, по слухам, у клана Жириновского есть ещё активы и недвижимость за рубежом, десятки гостиниц и пансионатов по всему миру, оффшорные банки на Кипре, и еще много чего по России  и вне её. Притянуть к ответу Жириновского без мандата можно будет, хотя бы, например, за неуплату налогов.
Но как, не будучи депутатом, и не имея защиты не подвергаться судебным тяжбам, оставаться на плаву и, продолжая играть видную политическую роль, спокойно почивать на лаврах, в наше бурное и непредсказуемое  время? Как не уподобиться Михаилу Касьянову, бывшему главе правительства, которого разные журналисты хают на всех углах, а суды отнимают «честно» нажитое имущество? Или бывшему атомному министру Адамову? Нужна железная международная неприкосновенность, какую  не даёт ни одна чиновная должность. Помните знаменитое сидение Пал Палыча Бородина в американской тюряге? Такую неприкосновенность даёт только дипломатический статус. Поэтому те, кто беспокоится за нечестно нажитые капиталы в России, покупают такую долгоиграющую  защиту от всяких проверок и наездов. Такие разбогатевшие на должностях бывшие руководители вынуждены потеть в «посольском приказе», чтобы не оказаться на нарах. Как только они лишатся дипломатического агремана, за ними придут.
 
КУДА БЕЖАТЬ, КУДА ПОДАТЬСЯ?
Владимиру Вольфовичу стали срочно подыскивать через МИД место за рубежом. Место, где можно будет с пользой и безопасно встречать осень олигарха.
В марте 2006года в МИД России за подписью депутатов, членов Высшего Совета партии ЛДПР поступило пространное письмо с просьбой ходатайствовать перед правительством Израиля о награждении Жириновского одной из высших наград еврейского государства, медалью «Праведник  мира». Обосновывалась эта просьба тем, что стараниями лидера ЛДПР были сорваны планы замаскировавшихся фашистов в лице партии «Родина» и ее предводителя Дмитрия Рогозина: они были отстранены от участия в выборах в Московскую городскую думу. Ходатайствовать  за такие подвиги в политической жизни России вождя ЛДПР перед израильтянами в МИДе не стали. Но началась проработка на уровне бумаг и распоряжений о скорой замене посла России в Израиле на Жириновского. Чтобы стать уж совсем своим, настоящим, подлинным евреем,  Жириновский и поехал в Израиль летом 2006года, где счастливо наконец-то и обрел могилку отца и родственников.
Переходу на дипломатическое поприще помешал внезапный конфликт и разразившаяся августовская война между Ливаном и Израилем. Это срывало все планы. Жириновский понял, что отсидеться в тихом туристическом  раю, каким являлся Израиль, все последующие годы уже не удастся, да и вообще, как проект Израиль стал опасным и бесперспективным.
При Борисе Ельцине Жириновскому знали цену и держали на коротком поводке, и только при чекистах у власти он добился полного признания и отмечен многими наградами и званиями.
И все же, несмотря на удачливость и незаменимость политического коверного клоуна, каким стал Жириновский, нельзя исключать, что его может постигнуть судьба его знаменитого друга Саддама Хусейна,  который начинал свою высокую политическую карьеру агентом и ставленником американских спецслужб. Финал всем известен.

0

39

8 апреля 2013 г.
Тим Ройтер | Forbes
Ошибка Карла Маркса в отношении России - урок либеральным демократиям

Обозреватель Forbes Тим Ройтер пересказывает и комментирует книгу британского историка Орландо Фиджеса "Трагедия народа: Русская революция 1891-1924 годов" (A People's Tragedy: The Russian Revolution 1891-1924).

"Вряд ли Маркс предвидел, что под соблазн революции подпадет отсталая Россия, а не капиталистическая Британия. Но ошибка Маркса - урок либеральным демократиям. Великая трагедия России обнажает, как важны гражданское общество и уважение к правам других людей для сохранения свободного общества", - пишет Ройтер.

Книгу Фиджеса он называет глубоким научным исследованием о причинах русской революции. "Самодержавная Россия пожинала плоды водоворота из ошибок конкретных людей и недостатков всего общества", - пишет рецензент. По мнению Фиджеса, царизм вовсе не был обречен на крах, но последним двум царям не хватило воли к реальным реформам, которые могли бы спасти царский престол.

На глубинном уровне проблема состояла в "структурных слабостях российского общества, а именно в отсутствии гражданского общества и почти повсеместном присутствии насилия. Эти изъяны, наложившись на некомпетентность правителей, пожалуй, сделали революцию почти неизбежной", - пересказывает автор мысли Фиджеса.

Одним из методов самодержавия был принцип "разделяй и властвуй". Он ослаблял потенциальных соперников, но служил помехой для развития организаций, способных бороться с проблемами и не допускать, чтобы народное недовольство фокусировалось на властях.

"Таков неусвоенный урок голода 1891 года", - пишет автор. Александр III не сразу, но признал: власти не в состоянии справиться с кризисом. Царь разрешил новорожденным общественным организациям оказать помощь голодающим. Однако "в награду" он отказал местным собраниям и благотворительным организациям в автономии и во влиянии на политику. В результате между царем и подданными разверзлась пропасть.

Николай II оказался не более умелым правителем. Его возвращение к авторитарным методам (роспуск Думы) оттолкнуло потенциальных союзников-либералов.

Позднее либералы упустили шанс заручиться поддержкой народа, когда не признали "земельную революцию" крестьян (ошибка белых во время гражданской войны) и не потребовали мира с Германией. И в октябре мятежные солдаты ворвались в Зимний.

Писатель Максим Горький считал, что причина жестокостей во время революции и гражданской войны в России - дикарские инстинкты крестьян. Триста лет крепостного права изгладили все понятия о правах гражданина и вскормили чувство мести бывшим хозяевам.

Но автор рецензии делает свой вывод, опираясь на Фиджеса: "Общество повсеместного принуждения не может процветать". Правительство, которое все контролирует, уничтожает свой ценнейший ресурс - человеческий капитал, тщетно пытаясь превзойти модель мира, построенного свободными людьми. Тим Ройтер сетует, что былые и нынешние утописты не усвоили этот урок.

0

40


Гейдар-победитель

Михаил Гусман: «Если бы политический век Андропова оказался чуть более долгим, Гейдар Алиев стал бы очень сильным и мощным главой правительства СССР»

10 мая исполнилось бы 90 лет одному из политических гигантов нашего недавнего прошлого — бывшему президенту Азербайджана Гейдару Алиеву. Политическая карьера Алиева длилась «от Сталина до Путина» и включала в себя самые невероятные перипетии. Взобравшись почти на самую верхушку властной пирамиды — в эпоху СССР он был партийным лидером Азербайджана, членом политбюро, первым зампредом союзного Совмина, — Алиев по воле Горбачева камнем упал вниз. Однако это оказалось лишь прелюдией нового взлета: в обстановке постсоветского беззакония и разрухи Гейдар Алиев сумел переиграть многочисленных врагов и стать главой уже независимого Азербайджана.

Но главное в карьере Алиева — не длинный список его постов и званий. Абсолютно все, кто с ним встречался, говорят о его фантастической харизме, необычайно сильной личной энергетике. В чем заключается политический секрет Гейдара Алиева? Если у кого-то в Москве есть ответ на этот вопрос, то этот человек — шеф-редактор ИТАР-ТАСС Михаил Гусман. Всеми признанный специалист по азербайджанской политике, он впервые встретился с Гейдаром Алиевым еще школьником.

— Михаил Соломонович, какие именно качества, с вашей точки зрения, позволили Алиеву стать одним из политических гигантов советского и постсоветского периода?

— Абсолютному большинству политиков в мире уготована незавидная судьба. В своих же собственных странах они предаются забвению буквально через несколько лет, а то и месяцев после ухода с политической арены. И только единицам суждено не только оставаться в истории, но и все более четко в ней прописываться. Ведь истинный смысл многих событий и явлений часто открывается лишь по прошествии многих лет.

Какие именно качества отделяют таких «штучных» политиков от остальной массы? На мой взгляд, есть одно такое качество, которое невозможно ни воспитать, ни вычитать, ни нарастить. Это природное политическое чутье, интуиция. Я не знаю ни одного по-настоящему крупного политика, у которого бы не было такого врожденного атрибута. И, наоборот, только у тех политиков, которые обладают тонким и сильным чутьем, есть шанс войти в историю. Политическое чутье Гейдара Алиева было феноменальным. В этом сходятся и его сторонники, и его враги.

— А когда впервые ощутили на себе легендарную «личную магию» Гейдара Алиева? Вы помните вашу первую встречу?

— Самую первую? Она была достаточно смешной. Я был в девятом классе. И у нас в школе были комсомольские дружинники. Мы несли вахту по соблюдению порядка в нашем микрорайоне. Ну, чтобы не было хулиганов, чтобы к нашим девочкам не приставали нехорошие мальчики. Однажды мы задержали трех хулиганов. Они пытались бить стекла, а мы им не позволили. И вот нашу школьную дружину приехал награждать почетной грамотой заместитель председателя КГБ Азербайджана Гейдар Алиев.

— А вновь об Алиеве вы, наверное, услышали, когда его назначили руководителем республики, правильно?

— Я очень хорошо помню тот июльский день 1969 года. Заседал пленум ЦК партии республики. И никто не знал, кого изберут новым первым секретарем. Я тогда с мамой и папой поехал в загородный пансионат на отдых. И мы проезжали дом, где жил министр, друг нашей семьи. И мне родители сказали: ты поднимись и спроси, а кого все-таки избрали? Я, когда поднялся, услышал, что избрали Алиева. И тут я переспросил, а какого Алиева? Алиев — очень популярная фамилия в Азербайджане. И на этот момент среди ее обладателей в республике был и министр, и первый секретарь обкома партии. И когда я услышал, что речь идет не об одном из них, а о Гейдаре Алиевиче, это было крайне неожиданно. По поводу его возможного назначения даже слухов никаких не ходило.

— И как быстро Гейдара Алиева перестали путать с его однофамильцами?

— Очень быстро. Гейдар Алиев не только резко обновил политическую элиту на всех уровнях. Алиев начал делать шаги, которые через много лет стали нам знакомы уже на примере московских реалий в эпоху пребывания Ельцина на посту первого секретаря московского горкома. Например, в один день он ходил по городу и проверял, как работают торговые точки Баку. В другой день он ездил на городском транспорте и проверял, как работают автобусы.

Тут надо сказать, что люди моего поколения хорошо помнят снятый в 60-х годах приключенческий фильм азербайджанской киностудии «На дальних берегах». Рассказывал этот фильм о легендарном советском разведчике в немецком тылу Мехти Гусейн-заде, у которого была кличка Михайло. И когда он появлялся со своими партизанами в каких-то совершенно неожиданных местах, то немцы передавали по телефону: «Михайло в городе». Так вот, Алиев набегами на разного рода бакинские торговые точки заработал в народе прозвище Михайло. Бакинцы тогда постоянно шутили: «А, снова Михайло в городе!».

— А сам Гейдар Алиев знал о таком своем «почетном звании»?

— Вы знаете, как ни странно, у меня есть ответ на этот вопрос из первых уст. Как-то раз на закате горбачевской эпохи в Москве была премьера фильма Мурада Ибрагимбекова, талантливого режиссера и сына моего большого друга — великого азербайджанского писателя Максуда Ибрагимбекова. И уже отправленный к тому времени в отставку с поста члена политбюро Гейдар Алиев приехал в Дом кино на премьеру этого фильма. Приехал он, кстати, на стареньком «Москвиче», за рулем которого сидел бывший начальник его охраны Саша Иванов. Алиев, обладатель очень крупной фигуры, в эту машину еле поместился.

После фильма он, к моему удивлению, остался и на банкет, где кроме него присутствовали одни только киношники. Было очень непривычно видеть в таком обществе бывшего члена политбюро. И когда я оказался с ним рядом, я не удержался от искушения и спросил: «А знали ли вы, что у вас было прозвище Михайло?» Алиев рассмеялся и сказал, что, конечно, знал. Было видно, что ему это прозвище нравилось.

— А вот нравилась ли ему репутация человека, который изящнее всех умел льстить Брежневу? В момент смерти Леонида Ильича мне было всего семь лет. Но даже мне в память врезалась брежневская фраза: «Широко шагает Азербайджан».

— Давайте не будем превращать жизнь Советского Союза в эпоху Брежнева в карикатуру. Такую фразу генерального секретаря надо было еще заслужить — и отнюдь не риторическими изысками. Я не готов сейчас с цифрами на руках рассказывать о достижениях советского Азербайджана, скажем, в добыче нефти при первом секретаре ЦК Алиеве. Но именно экономические показатели республик определяли, как часто в какую из них приезжал генеральный секретарь и что именно он говорил. Всем же хотелось, чтобы Брежнев сказал, допустим, «широко шагает Молдавия» или «широко шагает Таджикистан». А сказал он так только про Азербайджан. И это, конечно же, показатель не только благосклонности Брежнева к Алиеву, а того реального, что было сделано в республике под руководством Алиева.

Но знаете, в чем вы правы? Замените слова «умение льстить» на «умение общаться с людьми» — и вы попадете в самую точку. Он с самого начала обладал совершенно бешеной харизмой. В нем открылся талант хорошего оратора. И он постоянно зажигательно выступал в самых разных местах. У него было инстинктивное понимание значения журналистики, телевизионной картинки. Сейчас такое понимание — это как бы общее место. Но такое среди коллег Алиева — руководителей республик — было разве что у трагически погибшего впоследствии Петра Машерова в Белоруссии и Эдуарда Шеварднадзе в Грузии.

— Вы хотите сказать, что в плане пиара Гейдар Алиев был политиком, опередившим свое время?

— Не только в плане пиара. Я помню, например, как во времена партийного лидера Алиева проходили пленумы ЦК партии или сессии республиканского верховного совета. Обычно Алиев выступал с кратким по тогдашним понятиям первым докладом — минут на сорок. Потом могли выступить еще 30 человек. И в своем заключительном слове Алиев вступал в диалог и дискуссию практически с каждым из ораторов. Такие речи, которые длились по три часа, если не больше, производили оглушительное впечатление. Люди даже не могли поверить, что Алиев столь внимательно выслушивал все выступления и находил для каждого или слова поддержки, или контраргументы.

— У Алиева в задней комнате сидел некий специальный аналитический центр?

— Нет, у Алиева была феноменальная память. До конца своих дней он помнил самые мелкие детали и нюансы событий многолетней давности. Я много раз имел возможность в этом убедиться во время своих бесед с Гейдаром Алиевым. И раз вы затронули тему команды Алиева, то скажу и об этом. Он был очень строг по отношению к своему ближайшему окружению. Но те, к кому он проникался доверием, шли с ним по жизни, что называется, до конца.

— Назначение Алиева партийным лидером Азербайджана было неожиданным. А был ли неожиданным его отзыв в Москву в 1982 году?

— Для меня однозначно — не был. Уже в середине 70-х годов у меня сложилось впечатление: масштаб личности Алиева гораздо больше, чем республика, которой он руководил. Так иногда бывает в жизни. Бывает и когда все наоборот, когда масштаб личности политика меньше, уже, примитивнее, грубее, чем масштаб страны. Это случается даже в странах с развитой демократией. Демократические процедуры тоже могут выносить на поверхность фигуру, которая, может быть, всем и хороша, но вот только страной управлять не может. Например, многие историки говорят о том, что выдающийся полководец времен Второй мировой войны Дуайт Эйзенхауэр оказался очень посредственным президентом США. Или возьмем другого президента США — Джимми Картера. Его приход в Белый дом был вызван желанием американской публики очиститься от грязи политических скандалов эпохи президента Никсона. Но Картер оказался президентом одного срока. Всего после четырех лет пребывания у власти разочарованные американцы указали ему на дверь. Гейдар Алиев — это полная противоположность Картеру.

— А не выглядит ли в свете последующих событий отзыв Алиева в Москву роковой ошибкой? Что могло бы произойти, если бы Алиев продолжал руководить Азербайджаном и в период горбачевского развала?

— Попытки сконструировать альтернативную версию истории гипотетичны и наивны по определению. Но я уверен: если бы Алиев остался в республике, то ни конфликта вокруг Нагорного Карабаха, ни войны с Арменией не произошло бы. Почему я столь категоричен? Потому что все эти события — это прежде всего результат огромного числа политических ошибок, сделанных как в Москве, Баку, Ереване, так и в самом Нагорном Карабахе. А Алиев был тем политиком, который мог бы, во-первых, сам не совершить этих ошибок, а во-вторых, удержать от этих ошибок и соседей, и союзный центр. Я, естественно, не утверждаю, что не было бы вообще никаких событий. Но Алиев мог бы поспособствовать тому, чтобы все не вылилось в большую кровь. На это его политического таланта и мастерства хватило бы.

Тем более что я не понаслышке знаю, с каким огромным уважением к Алиеву относился руководитель Армении в те годы Карен Демирчян. Кстати, недавно я разговаривал с нынешним президентом Армении Сержем Саргсяном. Первое в своей политической карьере собеседование он в качестве партийного работника города Степанакерта проходил у Гейдара Алиева. И он мне сказал об огромном уважении, которое он и по сей день испытывает к Гейдару Алиеву.

— А почему же Алиев, уходя в 1982 году в Москву, оставил себе такого слабого преемника в Баку?

— Это хороший вопрос. Новый партийный лидер Азербайджана Кямран Багиров был порядочным, некоррумпированным человеком, но в то же время очень слабым политическим лидером. Когда меня в 1986 году переводили на работу в Москву, Багиров пригласил меня к себе в кабинет. Я никогда не забуду, как меня поразил его совершенно чистый стол. Такое впечатление, что он только что зашел к себе в кабинет. У него не было на нем ни одной бумаги!

Но ваш вопрос хорош в контексте политических реалий 2013 года. А когда Алиев уходил в Москву в 1982 году, эти реалии были совсем иными. Советский Союз в шикарном состоянии, социализм процветает, республика в шоколаде. И может быть, Алиеву как раз тогда и нужен был именно такой человек во главе Азербайджана? Он же сам собирался приглядывать за республикой из Москвы.

Юрий Андропов был избран генеральным секретарем ЦК КПСС 12 ноября 1982 года. Через 12 дней Гейдар Алиев был назначен первым заместителем председателя Совета министров СССР. Алиев был важным членом команды Андропова?

— Это совершенно точно. Однажды Гейдар Алиевич сам рассказывал мне в ходе интервью: инициатором его выдвижения на пост партийного лидера Азербайджана в 1969 году было руководство КГБ СССР в лице Юрия Андропова и его первого зама Семена Цвигуна. Цвигун, который имел очень близкие отношения с Брежневым, был непосредственным предшественником Алиева в качестве председателя КГБ Азербайджана.

Что же до перехода Алиева на работу в Москву, то я верю в версию: если бы политический век генсека Андропова оказался чуть более долгим, то Алиеву светила должность премьера Советского Союза. Жаль, что этого не случилось. Мне кажется, что Алиев был бы очень сильным и мощным руководителем союзного правительства.

— А сумел бы, с вашей точки зрения, этот тандем сохранить единым Советский Союз?

— Мы опять вступаем в плоскость гипотетических рассуждений. Но раз вы спрашиваете, то все же выскажу свою точку зрения. Мое глубокое убеждение, что в исторической перспективе распад Советского Союза, как и любой другой империи, все равно был предопределен. Но вот что предопределено не было, так это распад СССР в тех обстоятельствах и в тот день и час, в каких он произошел. Допустим, обстоятельства — и состав властной команды — были бы другими. Тогда Союз в какой-то форме мог бы просуществовать еще определенное и, возможно, весьма значительное время.

— А почему другой выдвиженец Андропова, Михаил Горбачев, придя к власти, постарался очень быстро отправить Алиева на пенсию? Неужели он видел в нем опасного соперника, как в свое время заявляла дочь Гейдара Алиевича Севиль?

— Я обсуждал этот вопрос с самим Михаилом Горбачевым — естественно, после его ухода в отставку с поста президента. И должен сказать, что в своей нынешней ипостаси Михаил Сергеевич очень хорошо отзывается об Алиеве. По его словам, он всегда считал Алиева очень сильным политиком и руководителем. Но требовалось обновление, смена политической элиты. И во имя высших интересов государства Алиев в составе большой группы руководящих работников был отправлен на пенсию.

Естественно, все вышесказанное — версия, которую Горбачев выдвигает постфактум, уже после того, как Алиев из пенсионера превратился в действующего политического лидера. Но не думаю, что Горбачев когда-либо считал Алиева соперником в борьбе за высший пост в государстве. После смерти Сталина у представителей национальных республик — кроме Украины и Белоруссии — никогда не было шансов вновь возглавить СССР.

— Зато Гейдар Алиев в полной мере воспользовался другим шансом: он не только сам вновь возглавил Азербайджан, но и передал власть по наследству своему сыну. В развитых демократических государствах это как-то не очень принято, разве не так?

— Готов с вами поспорить — и по поводу сути вашего вопроса, и по поводу употребляемых вами терминов вроде «передачи власти по наследству». Во вполне демократической стране Америке есть такой глубоко симпатичный мне человек — Джордж Буш-младший. Можно ли отрицать, что он пришел к власти, опираясь на политические механизмы, которые в свое время были выработаны его отцом-президентом? А современную Аргентину вы считаете демократическим государством? И если да, то как вы оцениваете факт перехода поста президента от Нестора Кирхнера его жене Кристине Фернандес?

— Но вот является ли равнозначными ситуации с младшим Бушем и младшим Алиевым? Разве можно всерьез сравнивать уровень развития политических систем США и Азербайджана?

— В данном случае самым правильным мне представляется отказаться от отвлеченных теоретических рассуждений. Давайте отталкиваться от политических реалий. Помните ли вы, например, при каких обстоятельствах Гейдар Алиев вернулся к власти в Азербайджане в 1993 году? К тому времени он удалился в свою родную Нахичевань — доживать свой век в маленькой квартире брата. Но сначала Алиева избирают главой парламента этой автономной республики. А затем его призывают в Баку — чтобы он спас страну. И по пути из аэропорта тысячи людей осыпают его цветами. И не надо думать, что это было организовано некими государственными службами. Таких служб в то время просто не существовало. Азербайджан в 1993 году был полуразрушенной страной, разрываемой на части одновременно и войной с Арменией, и гражданской войной.

Или другой замечательный пример. В 1995 году влиятельные силовики братья Джавадовы предприняли в Азербайджане попытку государственного переворота. Уже глубокой ночью Алиев обратился по телевидению с призывом к людям собраться около президентского дворца. Уже через час там собралось несколько десятков тысяч людей. Многие из этих людей пришли с его портретами. И эта попытка мятежа не просуществовала и нескольких часов.

Я не люблю пафосных фраз вроде «он опирался на силу своего народа». Но применительно к Гейдару Алиеву такая фраза — не пафос, а простая констатация факта. Равным образом Ильхам Алиев тоже оказался в 2003 году предпочтительным кандидатом — в глазах и элиты, и всего общества.

— С 2003 года прошло уже десять лет. Неужели за это время в Азербайджане не появился достойный возглавить страну политик, который не носит фамилию Алиев?

— Еще раз повторяю: есть такое понятие, как объективная реальность. И в Азербайджане эта реальность сегодня такова: в стране нет политика, который по масштабу личности был бы сравним с Ильхамом Алиевым. Выступая недавно в Баку с трибуны первого форума выпускников МГИМО, я в шутку заявил: «Я представляю здесь великую гильдию не поступивших в МГИМО. Вас за 70 лет было всего 40 тысяч. А нас — миллионы. И объединяют нас два чувства: чувство несправедливости по отношению к нам и чувство зависти по отношению к вам».

Так вот, моя «зависть» по отношению к выпускнику и бывшему преподавателю МГИМО Ильхаму Алиеву носит исключительно белый характер. Он на самом деле очень глубокий, умный и волевой человек. И это не сложно доказать, даже приняв вашу линию аргументации. Вы говорите, что Ильхам Алиев «получил страну в наследство». Допустим. Но как он тогда смог добиться того, что Азербайджан, согласно международной статистике, уже многие годы стабильно входит в тройку мировых лидеров по темпам роста ВВП? Зная Гейдара Алиева, я готов поклясться чем угодно: если бы он не был абсолютно уверен в политических талантах своего сына, он никогда бы не рекомендовал его в следующие президенты страны. И, с моей точки зрения, время однозначно доказало мудрость этого выбора.

— А как быть с другим стандартным упреком в адрес Гейдара Алиева — что в качестве президента независимого Азербайджана он проводил не самый дружественный курс по отношению к России?

— Это абсолютная глупость. В пользу этого тезиса невозможно привести ни одного серьезного аргумента. Как лидер независимого государства, Гейдар Алиев должен был следовать прежде всего интересам своей страны — учитывая при этом интересы России. И мне кажется, что он с этой задачей справился на все сто. Редко когда между политиками бывают такие доверительные и, не побоюсь этого слова, искренние отношения, какие были между Гейдаром Алиевым и Владимиром Путиным.

Как рассказывал мне сам Гейдар Алиевич, их первая встреча состоялась на одном из саммитов на высшем уровне в Киеве. Когда окончилось официальное заседание, дело шло уже к 10 часам вечера. Но Гейдар Алиев все равно пригласил Владимира Владимировича для продолжения беседы на чашечку чая в свою резиденцию. Алиеву было тогда уже под 80. И Владимир Владимирович сначала ему ответил: мол, поздновато. Может быть, в другой раз? Но Алиев сказал: ну и какая разница, что поздновато? Смотри, насколько я старше тебя, а я тем не менее готов. Естественно, Владимир Владимирович принял это приглашение — и они просидели с Алиевым чуть ли не до утра.

Не могу удержаться от рассказа и о еще одном эпизоде их отношений. Во время визита Путина в Баку два президента посетили концерт, в ходе которого выступала бакинская команда КВН. Одна из прозвучавших шуток была такой: вот и встретились Алекс и Юстас. Один работал в Германии, а другой в центре. И Путин, и Алиев от души смеялись.

— А была ли у Гейдара Алиева жизнь вне политики? Чем он еще интересовался?

— Гейдар Алиевич очень дружил семьями с Мстиславом Ростроповичем и Галиной Вишневской. И мне врезался в память эмоциональный рассказ Ростроповича о том, как хорошо, оказывается, Алиев разбирается в музыке. Недавно в ходе работы над фильмом о нем я нашел замечательный видеофрагмент, где Гейдар Алиевич поет песню из кинофильма «Ночной патруль»: «Даже птице не годится жить без родины своей». А аккомпанирует ему за домашним пианино его тоже уже покойная супруга Зарифа Азизовна.

В юности Алиев играл в драматическом театре. А на мой прямой вопрос, кем он в детстве хотел стать, я однажды получил совершенно неожиданный ответ: архитектором. Если выражаться образно, то, собственно, архитектором он стал — архитектором своей страны.

0

41

21:04, Мовсун Гаджиев
Психологический портрет диктатора

Психологические портреты постсоветских диктаторов во многом схожи.

10 мая исполнится 90 лет с рождения бывшего члена Политбюро ЦК КПСС, первого заместителя председателя Совета министров СССР и, наконец, президента Азербайджана Гейдара Алиева.

Впрочем, трудно утверждать – то ли 90-летний юбилей будет отмечаться, то ли 93-годовщина. Как когда-то шутил сам Гейдар Алиев, у чекистов не бывает биографии, у них – легенда. Итак, 10 мая – ведь эту дату, выбрал для своего дня рождения сам Гейдар Алиев. Впрочем, легендой окружена и дата смерти диктатора. Ведь о том, когда именно его отключили от системы жизнеобеспечения в Кливлендском госпитале, известно, пожалуй, лишь высшему руководству США и России, ну и, разумеется, самому наследнику - Ильхаму Алиеву.

Как бы то ни было, в Азербайджане 10 мая 90-летие отмечается весьма помпезно - официоз уже объявил Гейдара Алиева "общенациональным лидером", а представленный в парламент законопроект о "Защите памяти исторических личностей" предусматривает уголовную ответственность за критику и принижение его роли в истории Азербайджана.

12 лет назад, еще при жизни Гейдара Алиева, в Москве, в комитете "Свободный Азербайджан" был подготовлен аналитический материал о Гейдаре Алиеве. Он и до сих пор не потерял актуальности.

Начнем с тривиальной фразы: диктаторами не рождаются, диктаторами человека делает жизнь и общество. Поэтому весь азербайджанский народ в ответе за рождение диктатора в Гейдаре Алиеве.

Сначала они помогли ему поменять биографические данные, переписать биографию, поменять родину (в Большой Советской Энциклопедии Г.Алиев родился в Сисианском районе Армении, в Азербайджанской Энциклопедии он уже уроженец Нахичевани Азербайджанской ССР), "приукрасить и облагородить" свой род (видимо, будущий диктатор стеснялся своего очень простого происхождения). Люди помогли изменить ему не только год рождения, но и часть биографии, особенно касающуюся военных лет. Никто так и не знает, болел ли он туберкулезом и потому не воевал как все его сверстники, то ли был в этот период советским резидентом в Иране. Полнейшая путаница. Но ведь человек, переписывающий свою биографию, делает это с целью что-то скрыть.

Всю свою последующую жизнь вопрос о родителях и национальности будет для него самым болезненным. Он категорически запрещает своей многочисленной родне говорить или обсуждать что-либо о своих корнях. Он был страшно зол, когда его необузданно-неуправляемый брат Джалал подал в суд на лидера партии "Гейрят" Ашрафа Мехтиева за то, что тот назвал Алиевых курдами, а не азербайджанцами. Ни у кого не оставляет сомнения, что иска не последовало бы, назови Ашраф Мехтиев их французами или итальянцами.

Так что первые, через кого он переступил, были родители. Потом он будет переступать через любого, если того потребуют обстоятельства. В этом вопросе у него никогда не было сомнений.

Также как и через родителей, он совершенно спокойно переступил и через Родину. Для Армении он был добрым гением, в отличие от Азербайджана, где его считали злым гением. Во всяком случае, во время его руководства республикой у армян не было повода жаловаться на ущемление своих прав в Азербайджане. До сегодняшнего дня все бакинские армяне вспоминают Гейдара Алиева добрым словом. Именно во время его "второго пришествия" Арменией были оккупированы азербайджанские земли вокруг Карабаха. А известие из Кливленда о тяжелом состоянии Гейдара Алиева и слухи о возможной скорой смерти посеяли панику в Армении. Кроме того, неслучайным расценивается и то, что выходцы из Армении нашли в лице Гейдара Алиева своего благодетеля и разделили власть с выходцами из Нахичевана, подчас выживая их с насиженных правительственных постов.

У него никогда не было чувства Родины. Для него Родина - это поле битвы за власть и еще дойная корова, из которой он выжимал все до последней капли. Власть и богатство - его единственный приоритет. Это вся его жизнь. Потеряй он сегодня власть, завтра он не пережил бы этого, умер. Он и выжил в самые трудные, бесславные и унизительные годы в Москве, только потому что хотел вернуть себе потерянную власть.

Все те подхалимы, кто называют его политиком высокого класса, глубоко ошибаются. Политик он в пределах только удельного княжества, небольшого масштаба, как Азербайджан. Судьба подкинула ему шанс и "увеличила" королевство, когда его перевели в Москву. Полный провал. Он доказал свою несостоятельность и показал, что может управляться только таким народом, как азербайджанцы, да и то, если он на коне. "Пешего" Гейдара Алиева в лучшем случае обходили стороной, в худшем - поливали грязью за коммунистическо-чекистское прошлое.

Нельзя сказать, что он отличался особым умом. Он был расчетлив, а в сочетании с хладнокровием и терпением - это больше, чем ум. У него было главное качество политика - умение ждать: долго, терпеливо, как китайские философы сидят у реки и ждут упорно, когда проплывет труп их врага.

Но самое главное, он обладал чувством времени. Знал, когда должен появиться на политической сцене. Второе пришествие Гейдара Алиева состоялось как раз благодаря этому чувству. Немногие знают, что в то время, когда диктатор еще учился "науке" чекиста, больше всего часов в школе КГБ отводилось психологии. Вполне возможно, что Г.Алиев и не был отличником, но хорошистом был уж точно.

Будучи секретарем ЦК Компартии Азербайджана он уже делал все, чтобы развить в нации все ее отрицательные качества - зависть, трусость, покорность судьбе, корысть, беспочвенную амбициозность. При Гейдаре Алиеве в Азербайджане взятка стала нормой жизни, предательство - порядком вещей, унижение - обыденностью. Гейдар Алиев пошел дальше, попробовал даже положительные задатки извратить. Так, здоровое чувство собственника у азербайджанцев превратилось в алчность, культура и воспитанность - в моральную проституцию, вежливость и уважение к старшим - в подхалимаж, терпение и терпимость - в единственный способ выжить.

При молчаливом согласии народа у него все получилось. Он так долго (почти 30 лет) и упорно дрессировал народ, что все-таки сумел воспитать себе верноподданных. Благодаря этому и могло состояться второе пришествие Гейдара Алиева. Все остальное - дело техники. Выдрессированное за 30 с лишним лет поколение, само готово было подставить ножку ближнему, предать при любом удобном случае. Надо было только время от времени что-нибудь "подбрасывать" - дезинформацию, провокатора, "паршивую овцу".

Власть диктаторов держится, как правило, на страхе народа. Потерять жизнь, детей, работу, дом, кусок хлеба, свободу - неважно какой страх, важно вселить его в людей. К примеру, когда инвалиды карабахской войны вышли на митинг, требуя повышения пенсии, полиция их избила, многих посадили. Вывод - если не пожалели безруких и безногих, то что говорить об остальных. Страх посеян. Сразу же нашлись инвалиды-штрейкбрехеры, которые осудили своих бывших однополчан.

Будучи плебеем, он старался не окружать себя людьми умными
. Он ими только пользовался, как пользовался всеми. Конкуренции в их кругу он не боялся, потому что, как все диктаторы понимал: подонков много, но диктатором может стать не каждый. А он - не каждый.

Как и все диктаторы, он был злопамятен и мстителен. При этом он мстил не только своим личным врагам. Он мстил всему народу. Быть может, за то, что не восстали против Горбачева, когда тот отстранил Алиева. Быть может, за то, что тоже внесли свою лепту и били лежачего Алиева. Быть может, за все это он и отдал Азербайджан на откуп выходцам из Армении.

Своего сына он воспитывал точно так же, как азербайджанцев. Он ломал его, пытаясь всю жизнь навязать одно единственное мнение - только он знает, как лучше для сына, что надо делать и каким способом. Ильхам Алиев - яркий образчик инфантильности нации. Отец научил сына самому страшному - нелюбви. У того точно так же напрочь отсутствует чувство родины. Отец подавил в нем все человеческие чувства, передав ему в наследство вместо любви только слабости.

Пристрастие Ильхама Алиева к азартным играм психологи склонны расценивать как неосознанный протест против отцовского давления.

Чем старее становился диктатор, тем тяжелее ему было держать ситуацию под контролем. К тому же играть становилось все труднее. Игра и притворство, как известно, отнимает много сил, энергии, а они у него уже были не те, иссякали. А играть надо было, особенно в демократию. Легко было при коммунистах, при одной партии и без оппозиции. Теперь приходилось терпеть несколько, за которыми нужен был глаз да глаз. Время от времени он "раскалывал" то одну, то другую, играя на нездоровых амбициях и самовлюбленности партийных лидеров. С народом проще, посадил 12 тысяч человек, из которых лишь небольшая часть воры, убийцы, угонщики автомобилей, аферисты и наркоторговцы, все остальные - для острастки азербайджанцев. А с оппозицией ухо надо было держать востро, даже если она и своя. А то, что она своя, никаких сомнений.

Под старость лет диктатор устал. Все больше инициативы он отдавал своим людям. Одним из таких доверенных стал Рамиз Мехтиев, которого в стране называют "серым кардиналом". Именно ему поручали вести некоторые закулисные переговоры, заниматься кадрами, выступать от имени "организации". ("Организация" - так Гейдар Алиев называет свой личный счет. К примеру, когда Рамиз Мехтиев приводил ему очередного кандидата на какую-нибудь должность, он обязательно спрашивал: "А организации деньги перечислены?", что значит одно - запрашиваемая сумма заплачена. Если да, то кандидата поздравляли). Именно Мехтиеву была поручена роль опекуна наследного принца.

Он устал до такой степени, что с удовольствием разогнал бы весь народ по миру, оставив лишь небольшое количество самых бессловесных и самых велеречивых. Ведь чем больше народа, тем больше проблем и хлопот: надо было думать о газе, свете, хлебе, образовании, здравоохранении, а теперь еще и о свободах разных, потому что грамотными стали, и теперь какие-то требования стали предъявлять. Так что пусть лучше уезжают. Деньги-то все равно в республику шлют родне, которые остались как заложники. Да и уезжала в основном молодая и работоспособная часть, а это наиболее общественно активная часть населения, которая представляет опасность власти.

Обычный человек, не диктатор, в последние минуты сожалеет о том, что "не допил, не доел, не догулял". Диктатор будет досадовать, что не "доотомстил", не "донаказал", не "дообобрал", но главное - не доказал. Всю свою жизнь он пытался доказать, что безродный полукровка может стать человеком с большой буквы, а стал диктатором с маленькой. Одиноким, жалким и несчастным. И дело ведь не в количестве миллионов на счетах. И не в количестве внуков, которые будут идти за гробом. И тем более не в членах клана, которые в глубине души ненавидят его, а он их. Он одинок, как и все диктаторы. Рядом с ним нет никого, кто бы любил его за то, что он - это он - друг, гражданин, человек. У него нет друзей, потому что по его собственному признанию, "у генерала КГБ друзей не бывает". У него есть только враги, завистники, недоброжелатели, пользователи и те, кто смертельно его боится.

Он, который всю жизнь пытался обмануть судьбу, Аллаха, народ, не может рассчитывать ни на что другое. Он несчастен и жалок, потому что вынужден унижаться перед годящимся ему в сыновья Путиным, ведь когда он уже был генералом, тот только под стол пешком ходил. Вынужден терпеть в своей вотчине каких-то наблюдателей, комиссии, экспертов. И все это только ради власти и богатства. Именно поэтому он одинок, жалок и глубоко несчастен. Он может часами сидеть в кабинете в одиночестве, обдумывая план действия, анализировать свое окружение в поисках предателей, шпионов и врагов. Единственным развлечением его жизни остались деньги. Их подсчетом он занимался с особым удовольствием. И без того вся страна, каждый гражданин работал на него, бизнес был только его. Все бизнесмены 90 процентов доходов перечисляли ему, оставляя себе лишь 10. Он с удовольствием бы отобрал и эти 10, но боялся заговора.

Алиевы - эта та чаша, которую азербайджанский народ должен испить до дна. Потому что он этого заслужил. Потому что народ позволил им стать диктаторами, преподнося им Азербайджан, себя, будущее своих детей на блюдечке с голубой каемочкой. Потому что люди сами согласились играть на их условиях, в их игры, а, значит, не могли выиграть, ни разу. Потому что либо хвалили, либо молчали, когда надо было сопротивляться и кричать. Утешение может быть только одно: урок для будущих поколений - не сотвори себе диктатора!

Мовсун Гаджиев, специально для charter97.org

0

42

Пророчества опального монаха Авеля. Поразительные факты

Предвидел исторические события...


Монаха Авеля, жившего в годы царствования Екатерины II, называют "русским Нострадамусом". Он прославился тем, что с поразительной точностью предвидел исторические события, происходящие в России и мире. За предсказание смерти самой императрице прорицатель был заточен в Шлиссельбургскую крепость… Всего же он провел в тюрьмах в общей сложности 21 год.

Итак, Авель, в миру Василий Васильев, родился в марте 1757 года в деревне Акуловой Тульской губернии, в семье крепостных крестьян. Учиться грамоте (что для крестьян и мастеровых вообще было большой редкостью) стал лишь с 17 лет. Работал плотником, занимался кораблестроительством. В Херсоне заболел тяжелой болезнью, от которой многие умирали. После "чудесного" выздоровления в благодарность Богу стал просить отца с матерью дать ему разрешение уйти в монастырь, но не получил от них на то благословения. В 1785 году он тайно покинул родную деревню и, добравшись до Валаамского монастыря, принял постриг под именем Адама.

В марте 1787 года ему явилось первое видение: два ангела наделили монаха великим даром прорицания будущего и велели сообщать "избранным", что им предстоит. С того времени он начал писать и сказывать, "что кому вместно".

Осев на послушание на Волге в Николо-Бабаевском монастыре Костромской епархии, Адам занялся сочинительством. В этой обители "и написал он книгу мудрую и премудрую", где говорилось и о царствующей императрице Екатерине II, что жить ей осталось восемь месяцев и что умрет она скоропостижно. Было это в конце февраля 1796 года.

Васильев показал свои записи настоятелю, после чего был направлен к епископу Костромскому и Галицкому Павлу.

5 марта 1796 года ему был учинен допрос в Тайной экспедиции.

Услышав год и день своей смерти, Екатерина II была в истерике, и 17 марта 1796 года по ее указу отца Адама заключили в Шлиссельбургскую крепость "под крепчайший караул", а бумаги с пророчествами предписано было "запечатать печатью генерал-прокурора и хранить в Тайной экспедиции"…

Императрица скоропостижно скончалась 6 ноября 1796 года — точно в день, означенный в бумагах бывшего монаха. На престол взошел Павел I. 12 декабря 1796 года прорицателя освободили из заключения и доставили в столицу. Вскоре состоялась его личная встреча с императором. Павел попросил предсказать ему судьбу. Предсказание было печальным: "На Софрония Иерусалимского (день памяти 11 марта) от неверных слуг мученическую кончину примешь, в опочивальне своей удушен будешь злодеями, коих греешь ты на царственной груди своей".

Кроме того, напророчил Адам царю, что после его смерти трон унаследует его сын Александр, а после него другой сын — Николай, начало правления которого "бунтом обернется". Дошел в предсказаниях и до правнука — Николая II, которому предрек мученическую смерть…
Император попросил монаха изложить пророчество письменно, повелев вложить его в специальный конверт, который запечатал личной печатью, и собственноручно написал на нем: "Вскрыть потомку нашему в столетний день моей кончины".

Указом от 14 декабря 1796 года император отпустил провидца в монастырь, для нового пострижения в монахи. В Невском монастыре, при втором пострижении, тот и получил имя Авель.

Через год Авель самовольно уехал в Москву, где прорицал людям за деньги, затем отправился на Валаам и… составил новую книгу пророчеств, в которой говорилось и о скорой трагической кончине Павла I.

Словно предыдущий горький опыт ничему не научил его, Авель снова осмелился показать книгу настоятелю… По распоряжению Санкт-Петербургского военного губернатора Палена (одного из будущих убийц императора) 26 мая 1800 года монаха в оковах препроводили в Петропавловскую крепость, где он вновь провел в заточении долгих десять месяцев.

С вступлением на престол Александра I "возмутитель спокойствия" был освобожден и отослан в Соловецкий монастырь, без права покидать его. Но недолго пользовался он относительной свободой. В 1802 году провидец написал третью книгу, в которой, уже ясным слогом, поведал, что "Москва в 1812 году будет взята французами и сожжена".

Книга дошла до нового императора, Александра I, и монах вновь очутился в местной островной тюрьме (теперь уже на Соловках), на этот раз с формулировкой: "Пока не сбудутся его предсказания". Здесь пришлось провести ему в неволе десять лет и девять месяцев.

После того как Наполеон в сентябре 1812 года покинул сожженную Москву, император вспомнил о прорицателе и отдал приказ: "Монаха Авеля выключить из числа колодников и включить в число монахов на всю полную свободу"...

По материалам сайта yoki.ru

0

43

Леонов: Гагарин погиб из-за неосторожного маневра другого самолета

Космонавт Алексей Леонов сообщил журналистам, что получил доступ к секретным материалам комиссии, расследовавшей гибель первого космонавта планеты.

ЗВЕЗДНЫЙ ГОРОДОК (Московская область), 11 июн — РИА Новости, Александр Ковалев.

Истребитель Су-15, взлетевший с подмосковного аэродрома Жуковский и несанкционированно находившийся в районе тренировочного полета самолета с экипажем Серегина-Гагарина, по неосторожности в условиях облачности совершил маневр, приведший к срыву самолета Юрия Гагарина в штопор, заявил журналистам прославленный космонавт Алексей Леонов со ссылкой на рассекреченные данные.

"20 лет я боролся, чтобы рассказать правду о гибели Юрия Гагарина. В официальном (заключении о гибели) написали, что самолет (Гагарина) совершил резкий маневр, связанный с отворотом, вошел в штопор и при этом столкнулся с Землей. Экипаж погиб. Бред!", — заявил Леонов, выступая в Звездном городке.
По словам Леонова, он был допущен к рассекреченным документам в комиссии, расследовавшей гибель первого космонавта планеты.

"На самом деле все было по другому: 27 марта 1968 года во время пилотирования самолета (с экипажем Серегин-Гагарин) в этом же районе несанкционированно оказался другой самолет: Су-15, выполнявший полет с аэродрома Жуковский. При этом летчик нарушил режим, спустился до высоты 450 метров — а я это знаю, так как беседовал со свидетелями — на форсаже ушел на свой эшелон и на расстоянии 10-15 метров в облаках, пройдя рядом с Гагариным, перевернул его самолет, вогнав в штопор, вернее, в глубокую спираль на скорости 750 километров в час. Самолет (Гагарина) совершил полтора витка и на выводе (из штопора) столкнулся с Землей", — рассказал Алексей Леонов. По его словам, это уже не версия, а истинная причина гибели первого космонавта планеты.

"Мои рассуждения подтверждены вскрытием рассекреченного конверта с выводом комиссии. Тайны в этом нет, а есть разгильдяйство и нарушение режима полетов, но меня огорчает другое: что люди, работавшие в комиссии, в том числе и Каманин (Николай Каманин), знали правду, но делали вид, что это не так. Я хотел бы, чтобы и семья (Гагарина) знала правду о гибели", — сказал Леонов.
Гибель Гагарина. Версии и легенды >>

Отвечая на вопрос РИА Новости о том, кто именно пилотировал самолет Су-15, и по неосторожности привел к гибели первого космонавта планеты, Леонов сказал: "Мне давали возможность объявить об истинной причине при условии, что я не назову имя летчика, которому сейчас за 80 лет, и состояние его здоровья весьма тяжелое. Я дал слово, что не назову", — заключил Леонов, первый в истории человечества космонавт, выполнивший выход в открытый космос.

РИА Новости http://ria.ru/science/20130611/94280694 … z2W1BCo68F

0

44

Ленин — палач Русского Народа  - Ленин - версия русских националистов
MSTISLAV 21.01.2013 35
Просмотров: 12 138

Эта статья была готова к печати еще три года назад. Когда открылись исторические архивы, до той поры закрытые, я сумел поработать с документами, доступ к которым раньше был категорически запрещен. Меня интересовали архивы партийных работников так называемого «ленинского призыва». В особенности много времени я провел над архивами тех коммунистических деятелей, которые позже, уже после смерти Ленина, были подвергнуты репрессиям. Мне довелось переворошить частные бумаги многих из них и опубликовать ранее неизвестные. И только на одном материале произошла заминка. Его отказались не только публиковать, но даже и обсуждать. Так с тех пор мне и не удалось предать гласности открытые мною исторические факты. Вероятно потому, что они так ошеломляющи и неожиданны… Редакторы многих изданий, увидев их, опускали глаза и бормотали нечто невразумительное о том, что «читатель не готов узнать об этом». Я же, тем не менее, считаю, что читатель должен знать обо всем. Поэтому все же я предлагаю ознакомиться с открытыми мною историческими материалами.

……….И.В. Соколов, кандидат исторических наук.

……….Прежде, чем излагать архивные материалы, обратимся к официальной хронологии того времени, которая опубликована в последнем, шестом издании «В.И. Ленин, Биография», 1981 г. «8 июля 1917 г. Аллилуев и Сталин проводили Ленина на станцию Разлив, где Ленин поселился в сарае рабочего Емельянова Н.А. (Все это было предпринято с целью укрыть Ленина от официальных властей, разыскивающих его как преступника). Но, побоявшись окружающих дачников — мелкобуржуазной публики (оказывается дачники — мелкобуржуазная публика, что, впрочем, не помешало партноменклатуре сразу же после Октября начать «обуржуазиваться»), Емельянов арендовал в 5 км сенокосный участок за озером Разлив, куда и переправил Ленина и Зиновьева на лодке в приготовленный шалаш, примыкающий к стогу сена, где была «спальня на двоих». Откуда взялся Зиновьев? Из-за боязни ли окружающих дачников переселился Ленин в шалаш? Ведь дачники были повсюду и бродили в поисках грибов и возле шалаша. Да быть запертым в сарае было безопаснее. Ведь к шалашу ежедневно приносили еду жена и сыновья Емельянова. Да и подогревал еду Ленин на костре в котелке. Читаем в биографии: «Ленин был чрезвычайно загружен работой, писал статьи». Да, он написал несколько статей, на которые можно потратить 5-7 дней. Но ведь пробыл Ленин в шалаше до 6-го августа. Далее читаем: «Ленин совершал прогулки, лежал на солнышке, вечерами купался в озере Разлив, удил рыбу». Значит, Ленин неплохо месяц отдохнул, а потом уехал в Финляндию. Главный вопрос: раз Ленин отдыхал, что там делал Зиновьев? Почему в биографии подробно описываются такие моменты, какой улицей Ленин шел, через какую насыпь или канаву переходил; кто был рядом в этот момент, а месяц жизни с Зиновьевым тщательно замалчивался — меня заинтересовало.

……….Материалы из личного архива Григория Зиновьева, члена Политбюро ЦК ВКП(б), первого секретаря Ленинградского обкома партии: Письмо Ленина к Григорию Зиновьеву (1 июля 1917 г.):

……….«Григорий! Обстоятельства сложились так, что мне необходимо немедленно скрыться из Петрограда. Далеко уехать не могу, дела не позволяют. Товарищи предлагают одно место, про которое говорят, что оно вполне безопасное. Но так скучно быть одному, особенно в такое время… Присоединяйся ко мне, и мы проведем вдвоем чудные денечки вдали от всего… Если можешь уединиться со мной, телефонируй быстрее — я дам указание, чтобы там все приготовили для двух человек…». Это письмо написано в июле 1917 года, когда Ленин собирался покинуть Петроград и поселиться с Зиновьевым в Разливе, в ставшем потом знаменитым шалаше. Именно там взаимоотношения Ленина с Зиновьевым получили свое развитие. Они провели там наедине много времени, и, очевидно, это окончательно вскружило голову Зиновьеву.

Потому что в сентябре он пишет из Петрограда Ленину в Финляндию. «Дорогой Вова! Ты не поверишь, как я скучаю тут без тебя, как мне не хватает тебя и наших с тобой ласк… Ты не поверишь, я не прикасался ни к кому с тех пор, как ты уехал. Ты можешь быть совершенно уверен в моем чувстве к тебе и в верности. Поверь, ни к мужчине, ни, тем более к женщине, не прикасался и не прикоснусь. Только ты — мой близкий человек… Приезжай, не бойся, я все устрою наилучшим образом».
Вероятно, Ленин не откликнулся на это письмо, и тогда Зиновьев, спустя неделю, пишет следующее, вдогонку за первым: «Милый Вова! Ты не отвечаешь мне, наверное, забыл своего Гершеле… А я приготовил для нас с тобой замечательный уголок. Мы сможем бывать там в любое время, когда только захотим. Это — прекрасная квартирка, где нам будет хорошо, и никто не помешает нашей любви. Будет так же хорошо, как и прежде. Я вспоминаю, какое счастье было для меня встретиться с тобой. Помнишь, еще в Женеве, когда нам приходилось скрываться от этой женщины… Никто не поймет нас, наше чувство, нашу взаимную привязанность… Приезжай скорее, я жду тебя, мой цветок. Твой Гершель».

В конце октября товарищи по партийной борьбе, наконец, встретились. Случился октябрьский переворот, и Ленин вернулся в Петроград. Зиновьев выехал в это время в Москву руководить там завершением переворота. Оттуда он пишет Ленину: «Ильич! Все, что ты мне поручил, я выполнил. А что еще не успел, обязательно сделаю… Здесь очень тяжело и непросто, но меня согревает мысль, что уже через несколько дней я увижу тебя и заключу в свои объятия. Хранишь ли ты наше гнездышко? Не водишь ли туда других? Я очень переживаю тут, и только надежда на твою верность согревает меня… Целую тебя в твою марксистскую попочку. Твой Гершель».

……….При чтении этих записок у меня сразу возникли два вопроса. Первый — кто была та женщина, от которой Ленин с Зиновьевым скрывались в Женеве? И второй вопрос — кто из них был активным любовником, а кто пассивным… Кто была та женщина, скоро выяснилось. В 1918 году Зиновьев уже пишет о ней более конкретно:«Вова! Каждый раз, когда я оказываюсь далеко от тебя, я мучаюсь ужасно. Мне все время кажется, что я вот сижу тут, тоскую по тебе, а ты как раз в эту минуту изменяешь мне. Ты ведь большой баловник, я-то знаю… Не всегда можно устоять, особенно в разлуке с любимым. Но я держусь и ничего себе не позволяю. А у тебя положение скверное — нужно всегда быть рядом с Надей. Понимаю тебя, все понимаю… И как тяжело притворяться перед окружающими, тоже понимаю. Сейчас хоть стало немного легче — не нужно ничего от нее скрывать. Не то, что тогда в Женеве, когда она впервые нас застала…» Надо понимать, что тогда в Женеве, когда Зиновьев и Ленин впервые сошлись в постели, их застала за этим Надежда Крупская — гражданская жена Ульянова.
А потом, после, Ленин уже открылся ей, и она смирилась с его наклонностями и не препятствовала бурно протекающему роману с Зиновьевым. Потом появился ответ на второй вопрос. В следующем письме к Ленину с фронта Зиновьев спрашивает шутливо: «Вова! Не заросла ли твоя попочка за время нашей разлуки? Не стала ли она уже за это время?.. Скоро я приеду, как только управлюсь тут с делами, и мы займемся прочисткой твоей милой попки». Значит, Ленин был пассивным, а Зиновьев — активным любовником. И это подтверждается следующим письмом. Оно написано из-под Нарвы весной 1981 года, когда был разгромлен Юденич. Красная Армия остановилась на эстонской границе, и Зиновьев собирался вернуться с победой в Петроград. Он ликует и совсем теряет осторожность в выражениях. «Вова, я скоро приеду и больше не выпущу тебя из своих объятий, что бы ни говорила эта грымза! Враг бежит по всему фронту и, думаю, больше с этой стороны не сунется. Так что жди меня и спеши подмываться, я скоро буду».
Однако, не прошло и нескольких месяцев, как в отношениях любовников назревает разрыв. Он, как всегда бывает в таких случаях, связан с ревностью. Мы узнаем об этом из письма самого Ленина, которое он написал Зиновьеву, находившемуся в то время на Северном Кавказе. Ленин пишет ему почему-то по-немецки. «Милый Гершеле! Ты совсем не должен обижаться на меня. Я чувствую, что ты намеренно затягиваешь свое пребывание на Кавказе, хотя обстановка этого совсем не требует. Вероятно, ты обижаешься на меня. Но я тут не виноват. Это все твои глупые подозрения. То, что касается Лейбы и меня — это было лишь однократно и больше не повторится… Жду тебя и мы помиримся в нашем чудесном гнездышке». И подпись в конце по-русски: «Твой всегда Вова».

……….«Ильич, — следует немедленно из Владикавказа ответ Зиновьева. — Это совсем не глупые подозрения насчет тебя и Лейбы. Кто же не видел как ты кружил вокруг него все последнее время? Во всяком случае, у меня есть глаза, и я достаточно долго тебя знаю, чтобы судить… Мне ли не знать, как загораются твои глазки, когда ты видишь мужчину с крупным орудием. Ты сам всегда говорил, что у маленьких фигурой мужчин великолепные орудия… Я же не слепой и видел прекрасно, что ты готов забыть нашу любовь ради романчика с Лейбой. Конечно, он сейчас рядом с тобой и ему легко тебя соблазнить. Или это ты его соблазнил?..» Действительно, в то время Лейба Троцкий — наркомвоенмор Республики — был продолжительное время в Москве рядом с Лениным. И, надо полагать, тут у двух вождей и зародилось взаимное чувство.
Лейба Троцкий, бравый нарком обороны, пламенный трибун и оратор, занял в ленинской постели место Зиновьева…
Ленин же продолжал оправдываться перед Григорием. Он, вероятно, чувствовал, что его связь с Троцким будет непродолжительной, и что вскоре Лев Давыдович бросит его, увлекшись очередной женщиной.
Все же Троцкий больше склонялся к женщинам, чем к своим товарищам по революционной борьбе. Только, наверное, для Ленина он сделал исключение, уважил. И вот Ленин пишет на Кавказ Зиновьеву: «Не обижайся на меня, Гершеле. Ты прав, я действительно не смог устоять. Лейба такой брутальный мужчина. Он просто обволакивает меня своей лаской. А я так в ней нуждаюсь, особенно в такой напряженно политический момент. Мне очень трудно без ласки, а ты уехал, негодник. Вот я и не устоял. Но ты ведь простишь мне эту маленькую слабость, Гершеле? Возвращайся, и ты увидишь, что я полон любви к тебе. Твоя маленькая Вова». Вероятно, этот маленький пассаж с «маленькой Вовой» окончательно успокоил Зиновьева. Он утвердился в мыслях, что их связь не прервалась, а только на время была омрачена связью «Вовы» с коварным Лейбой-обольстителем. Григорий понесся в Москву, и с тех пор в архиве его больше нет соответствующих писем. Может быть любовники нашли иной способ связи, или Зиновьев потом уничтожил следы переписки…

……….Вскоре, однако, злодейская пуля эсерки Каплан сильно повредила здоровью Ленина. С той поры оно было подорвано, и постепенно и половые отношения Ленина с Григорием сошли на нет. Во всяком случае последней, относящейся к данному вопросу запиской, были несколько строк, написанные рукой Крупской. Она пишет Зиновьеву в середине двадцать второго года:

«Прошу вас не беспокоить больше моего мужа своими домогательствами и просьбами о свидании. Пора бы уже и вам угомониться. Сколько же можно с моей стороны терпеть такое ваше бесстыдство! Ильич болен, вы же знаете это, и излишне говорить вам, взрослому человеку, что ваши шалости на сей раз могут только окончательно подорвать здоровье Ильича. Прошу вас больше не склонять его к тому, на что он всегда слишком охотно шел. Надеюсь, вы поймете это мое письмо. Оно продиктовано заботой о здоровье моего мужа». Не случайно Зиновьев часто в письмах к Ленину неуважительно отзывался о Крупской: «Та женщина, которая мешала нам в Женеве…»

……….Теперь она взяла реванш. Столько лет быть отвергнутой собственным мужем ради любовника — это было трудно перенести.
Вот теперь, когда Ленин слег и стал беспомощным, Надежда Константиновна решила поставить все на свои места. Больше она не допускала
свиданий мужа с Зиновьевым наедине — только в присутствии своем или других членов Политбюро. В конце тридцатых годов, после ареста и казни Зин
вьева, эти архивные материалы попали в руки НКВД и, несомненно, были доложены Сталину. Почему он не распорядился их уничтожить? Вероятно, по двум причинам. Во-первых, для него все это, несомненно, не было тайной. И он и прежде прекрасно был осведомлен об отношениях Ленина с Зиновьевым и Троцким. Не случайно, поэтому подчеркнуто пренебрежительное отношение Сталина к Крупской. Что ему было ее уважать, если он знал о том, что она — всего лишь ширма для утех своего мужа? Второй же причиной, вероятно, была та, что Сталин решил придержать эти письма на тот случай, если бы пришла пора посмертно скомпрометировать Ленина. Если на каком то этапе Сталин вдруг решил отказаться от «ленинского наследия» и остаться единственным незапятнанным борцом революции, ему бы как раз весьма пригодились эти письма. Так или иначе, а архив сохранился до наших дней. И мы можем с удивлением обнаружить, что Ленин был обычным гомосексуалом…

0

45

Великая Отечественная война – расплата за большевистскую революцию?

В беседе с обозревателем KM.RU свой ответ на этот вовсе не риторический вопрос предложил известный историк и публицист, руководитель Центра гуманитарных исследований Российского института стратегических исследований, кандидат исторических наук Михаил Смолин:

– Обсуждение вероятных сценариев начала Великой Отечественной войны может быть, конечно, любым. И вполне возможно, что оно действительно могло быть другим, хотя бы потому, что Первая мировая война 1914 года могла бы пойти по другому сценарию и завершиться совсем иначе. Вполне возможно, что если бы советская власть не уничтожала императорский офицерский корпус, а потом еще и офицерский корпус Красной армии, то регулярная кадровая армия к 1941 году имела бы совершенно иной уровень подготовки. Потому что если говорить о кампании 1941-42 годов, то вся кадровая Красная армия к ее началу, по большому счету, уже практически перестала существовать. А в дальнейшие, 1943-45 годы воевали уже в основном совершенно другие призывы, рожденные позже.

Так что вполне возможно, что если бы большевиками не проводились социальные эксперименты, то и сама Великая Отечественная война могла стать совсем другой. Не говоря уже о том, что если бы в России не случилось в 1917 году революции, то, скорее всего, Первая мировая война закончилась бы куда более разгромным поражением Германии: ведь государь-император Николай II, как известно, намеревался идти на Берлин. Тогда эта война не закончилась бы на германской границе в 1918 году, и вполне возможно, что Второй мировой войны и вовсе не было бы, либо она могла произойти явно не в тех масштабах, в которых мы потом ее получили.

Дело в том, что Германия не ощущала себя проигравшей: среди немцев в те годы было очень распространено мнение, что печальный для них результат Первой мировой стал возможен лишь вследствие германской ноябрьской революции 1918 года, что это она стала роковым ударом в спину «победоносной» германской армии. То есть армия, не проиграв ни одного большого сражения, тем не менее оказалась назначена проигравшей стороной. Такая позиция, в свою очередь, породила масштабные реваншистские ожидания Германии от Второй мировой войны.

А мы со своей стороны, как я уже указал ранее, сделали буквально все возможное, чтобы она началась для нас неблагоприятно. Несмотря на декларации о том, что на протяжении 20 лет после гражданской войны советское государство делало все для обеспечения своей обороноспособности, кампания 1941-42 годов это, как мы знаем, не подтвердила.

Читать полностью: http://www.km.ru/v-rossii/2013/06/22/is … olshevists

0

46

Почему Берия не стал советским Дэн Сяопином?

Артем Кречетников

Би-би-си, Москва

25 июня 2013 г.

60 лет назад был арестован член президиума ЦК КПСС, вице-премьер и министр внутренних дел СССР, Маршал Советского Союза, член правящего триумвирата, а по мнению ряда исследователей, и самый влиятельный на тот момент человек в стране - Лаврентий Берия.

Хотя речь шла о судьбе лишь одного из членов высшего руководства, по методам и последствиям события 26 июня 1953 года вполне соответствуют определению "государственный переворот".

Современные оценки Берии существенно расходятся.

В советскую эпоху он оказался удобным козлом отпущения
, на чьи интриги и пагубное влияние перекладывали всю ответственность за террор, выводя из-под критики излишне доверчивого, но в целом положительного Сталина. Выходило, что вождь, никому и ни в чем не веривший, отчего-то слепо доверился двум людям: Риббентропу и Берии, оба раза с тяжелейшими последствиями для страны.

В начале перестройки была популярна точка зрения, что Хрущев, Маленков и Жуков, рискуя жизнью, избавили страну от "чудовища", и Берия, дай ему волю, установил бы фашистские порядки и втянул СССР в ядерную войну с Америкой.

Сейчас многие исследователи, опираясь на опубликованные в 1990-х годах документы, утверждают, что Берия, при его несомненной ответственности за массовые репрессии, был не хуже остальных членов сталинского руководства. Более того: он мог стать "советским Дэн Сяопином", зайдя в реформах гораздо дальше Хрущева.

Примечательно, что данное мнение широко разделяют и сталинисты, только ставят это Берии не в заслугу, а в вину.

Лаврентий Берия был типичным выдвиженцем большевистской власти. Родился 17 (29) марта 1899 года в бедной крестьянской семье в Абхазии, однако являлся по происхождению не абхазом, а мингрелом (одна из ветвей грузинского народа).

С детства отличался способностями, так что семья решилась продать полдома, чтобы оплатить перспективному мальчику образование. Окончил в Баку строительное училище. С 17 лет совмещал учебу с работой конторщиком в нефтяной компании Нобелей.

С 1915 года состоял в нелегальном марксистском кружке, через несколько дней после Февральской революции вступил в партию большевиков, после Октября сразу пошел по чекистской линии. В разведке и контрразведке был не политическим выдвиженцем, а профессионалом - причем, по единодушной оценке специалистов, выдающимся.

Берия не только беспрекословно выполнял указания Сталина, но умел угадывать волю хозяина без слов - а тот ценил это особенно высоко, особенно когда речь шла о деликатных делах.

В 1931-1938 годах возглавлял партийную организацию Закавказья, однако и в это время занимался вопросам госбезопасности: после убийства Кирова входил в комиссию по разработке указов об ускоренном рассмотрении дел о "терроре" и Особых совещаниях, в 1937 году организовал большую чистку в Грузии и Армении.

Подтверждена его ключевая роль в "катынском деле",  депортации народов Кавказа и убийстве Троцкого.

22 августа 1938 года Берия был назначен первым заместителем народного комиссара внутренних дел, а 25 ноября того же года - наркомом вместо смещенного и впоследствии расстрелянного Николая Ежова.

Вслед за этим из лагерей и тюрем вышли на свободу около 150 тысяч человек, в основном, нужных государству военных и технических специалистов, в том числе будущие полководцы Великой Отечественной войны: Константин Рокоссовский, Кирилл Мерецков и Александр Горбатов. Но были и простые люди, например, дедушка Михаила Горбачева.

По сравнению с масштабами репрессий это являлось каплей в море. Но пиаровский эффект был отчасти достигнут: справедливость торжествует, у нас зря не сажают!

"В определенных кругах общества у него с тех пор была репутация человека, восстановившего "социалистическую законность", - отмечает историк Яков Этингер.

Если за 18 месяцев 1937-1938 годов  за "контрреволюционные преступления" расстреляли 681692 человека, то есть в среднем по полторы тысячи в день, то в 1939 году - порядка 2600 человек, в 1940-м - 1600 человек.

Вместо истребления ставка была сделана на создание гигантской трудовой армии, требовавшей постоянных пополнений, и поддержание трудовой дисциплины драконовскими методами.

На январь 1940 года из 2,6 млн обитателей ГУЛАГа 57% составляли осужденные за мелкие хищения госсобственности, опоздания на работу и выпуск бракованной продукции.

Хозяйственные наркоматы, не чинясь, подавали в ведомство Берии заявки на рабсилу с разбивкой по специальностям, а чекисты на их основе верстали планы, кого и в каком количестве следует арестовать.

Берия изобрел "шарашки": спецтюрьмы для ученых и инженеров, которые день и ночь конструировали оружие за порцию масла и теплую постель. Через них прошли, в частности, Андрей Туполев и Сергей Королев.

В биографии Берии имеются два темных пятна.

Первое - его сотрудничество с мусаватистской контрразведкой в 1919 году. Берия данного факта не отрицал, но говорил, что пошел на вербовку по заданию партии и был двойным агентом. Руководивший бакинским подпольем Анастас Микоян в 1920-х годах подтвердил его показания.

Второе относится к якобы имевшей место попытке заключить в 1941 году мир с Германией по примеру Брестского.

Единственным источником информации о ней является объяснительная записка, поданная 7 августа 1953 года в Совет министров генералом госбезопасности Павлом Судоплатовым.

Он заявил, что примерно 25-27 июня 1941 года Берия поручил ему встретиться с послом нейтральной Болгарии в Москве Стаменовым и попросить его выяснить у немцев, чего, собственно, они добиваются и не согласятся ли прекратить войну на условиях передачи им Украины, Прибалтики, Молдавии и Карелии.

Встреча в ресторане "Арагви" состоялась. По словам Судоплатова, больше он об этой истории ничего не слышал, и новых поручений Берия ему не давал. Возможно, Берлин, находившийся в состоянии головокружения от успехов, не проявил интереса к советской инициативе.

Атомный проект

Еще во время войны Берия в качестве члена Государственного комитета обороны курировал авиационную и угольную промышленность, железнодорожный и речной транспорт и выпуск минометов.

20 августа 1945 года, спустя девять дней после бомбардировки Хиросимы, он был назначен председателем Спецкомитета по атомной проблеме, а 29 декабря того же года был освобожден от обязанностей наркома внутренних дел и всецело сосредоточился на ядерном проекте.

Если изначально надзиравший за ним Вячеслав Молотов, по словам сына одного из создателей советской бомбы российского физика Андрея Гагаринского, не понимал важности порученного ему дела и "всё провалил", то вклад Берии сомнений не вызывает.

Возможно, в устных разговорах он и угрожал кого-то расстрелять или "стереть в лагерную пыль", но все его письменные резолюции (а их сохранились сотни) носили исключительно деловой характер.

Ядерщики в своих закрытых городках пользовались немыслимой для СССР интеллектуальной свободой.

Участники атомного проекта описывают в воспоминаниях любопытный эпизод.

Во время первого испытания атомной бомбы 29 августа 1949 года на полигоне под Семипалатинском руководство находилось в бункере. Все, разумеется, были напряжены: сработает - не сработает.

Когда сработало, Берия распахнул дверь, чтобы полюбоваться на "гриб". Будущий академик, а тогда молодой ученый Юлий Харитон, понимая, что через несколько секунд придет ударная волна, бесцеремонно схватил всемогущего министра за плечи и втолкнул внутрь.

Выглядеть несмышленым мальчишкой, которого за шиворот оттащили от опасности, равно как обрушиться за непочтительность на Харитона, только что спасшего ему жизнь, было одинаково невыигрышно. Многоопытный царедворец нашелся мгновенно: в свою очередь, сгреб Харитона в объятия и начал тискать и трясти, изображая восторг.

0

47

Фальсификаторам истории

Единый учебник нам не не нужен, а очень нужен

Намедни Российское историческое общество (РИО), неформально и фактически патронируемое Кремлем, обнародовало концепцию единого учебника российской истории.

В связи с этим возникает несколько вопросов. Так сказать, в жанре единого государственного экзамена (дискредитированного, впрочем, уже настолько, что само его упоминание в хорошем смысле следовало бы считать двусмысленным).

1. Можно ли считать РИО серьезной организацией?

Ответ: нет.

Тут можно назвать 1000 причин, но я назову одну.

Как говорила моя учительница Мария Васильевна Розанова, издатель журнала «Синтаксис», можно простить все, но не полное отсутствие слуха. Как пример она приводила работу А.И.Солженицына «Сквозь чад»: классик не до конца понял, что «сквозь чад» звучит как глагол «сквозчат». Что делают? — сквозчат. И это обессмысливает название, делая его несколько опереточным. Несмотря на всю серьезность заявленной темы и драматическую тональность ее преподнесения.

С чем ассоциируется аббревиатура РИО для современного, традиционного, неэксклюзивного российского (постсоветского) человека?

Конечно же, с Остапом Ибрагимовичем Бендером. И больше ни с кем и ни с чем.

«О, Рио, Рио, рокот прилива, шум прибоя, южный размах. О, Рио, Рио, сколько порыва, сколько зноя в чеpных очах. О, Рио, Рио, о, Рио, Рио, о, Рио-де-Жанейро, о, Рио-Рио, о, мама мия, потерпи, и я прибуду на днях». Так пел народный артист РСФСР Андрей Миронов в культовом фильме Марка Захарова «Двенадцать стульев».

Так что РИО — это что-то по части белых штанов. Серьезная научная организация себя так не назовет. Она просто знала бы, что так нельзя себя называть.

2. Нужен ли единый учебник российской истории?

Прогрессивная общественность считает, что нет. И понятно, почему. Причина одна: Владимир Путин — за.

А как говорил (по апокрифическому свидетельству Сергея Довлатова) Иосиф Бродский, «если Евтушенко против колхозов, то я — за». Если завтра Путин официально внесет законопроект об обязанности совершеннолетних и приравненных к ним лиц мыть руки перед едой, прогрессивная общественность, несомненно, заявит, что брать еду надо исключительно грязными руками. Иначе типа недемократично, ибо кровавый режим требует мыть верхние конечности кровью христианских и вообще всемирных младенцев.

А я вот, как тайный агент ФСБ, автор книги «Бизнес Владимира Путина» (2005 год) и многих других теорий, от которых прогрессивная общественность просто помирала в страшных конвульсиях от священного ужаса, чтобы потом возродиться к сладостному созерцанию кровавого, как тихоокеанский закат, режима, считаю: да, единый учебник истории необходим.

Почему? Потому что истории как научной дисциплины не существует. Да простят меня люди, считающие себя профессиональными историками. (Мало ли кто кем себя считает? У нас в больнице имени Алексеева, бывшей имени Кащенко, найдутся и Наполеоны Бонапарты, и Иосифы Сталины-Джугашвили практически в промышленных количествах.)

Согласно критерию научного знания, сформулированного Карлом Поппером, учителем известного капиталиста-филантропа, иностранного агента Джорджа Сороса, лишь та теория принадлежит науке, которую можно убедительно опровергнуть. Да-да (если кто не знает, хотя аудитория «МК» знает, конечно).

Можно ли опровергнуть историю? Нет, нельзя. Ибо само понятие «исторический факт» есть абсурд.

Да, разумеется, максиму Тертуллиана «верую, ибо абсурдно» никто не отменял. Но это лишь подтверждает сказанное, а никак не опровергает его.

Историческое сознание верит именно в несуществующее, оно же и несущественное.

Например, писатель Александр Проханов, главный редактор газеты «Завтра», еженедельно рассказывает в своей газете и на радиостанции «Эхо Москвы», что Иосиф Сталин, создавший и приведший в действие машину уничтожения миллионов лучших людей страны, что и погубило наш незаменимый генетический материал, принес России (СССР) неисчислимые блага, сопоставимые разве что с райским блаженством, даруемом гуриями.

А так называемый политолог Белковский, текст которого вы сейчас имеете обыкновение читать, считает несколько наоборот.

Кто прав или не прав? Оба. Это как посмотреть.

Помните такой анекдот.Чукчу (просьба Р.А.Абрамовича, в связи с его недавней отставкой с поста спикера Заксобрания Чукотского АО, нимало не беспокоиться) спрашивают: когда ему лучше всего жилось: при Сталине? при Хрущеве? при Брежневе? при Горбачеве? При Ельцине?
Ответ чукчи: при Сталине.
Почему? Потому что тогда чукча был молодой, его девушки любили.

Я давно считал, что многим анекдотам можно давать Нобелевские премии — по литературе или по философии (хотя последней не существует, ибо основатель динамита Альфред Нобель ее не учредил). Один из десяти политических (или даже неполитических) анекдотов, сочиненных неизвестными людьми в советское время, стоит больше, чем все труды, скажем, философа Жака Деррида. (Советую молодежи не терять драгоценное время, ибо жизнь, как выясняется со временем и местом, истерически коротка.)

В вышеизложенном чукча-анекдоте содержится весь смысл исторической «науки». Мы знаем и помним о прошлом то, что хотим знать и помнить. Не более и не менее. А чего не хотим — отказываемся знать и помнить как класс.

Отсюда и берутся все попытки кардинальной ревизии мировой истории.

Вот, например, теория «новой хронологии» известных математиков Фоменко и Носовского, активно и публично поддержанная на определенном этапе самоосмысления экс-чемпионом мира по шахматам Гарри Каспаровым. Бывшим диссидентом, а ныне трудящимся Запада. Как многим известно, Фоменко и Носовский заявили, что всемирная история типа фальсифицирована. И что до XVII века вообще невозможно установить, что было, а чего не было. И на самом деле многие знаковые события случились много позже, чем принято считать, или вообще никогда не случались.

Я не подписываюсь под их незаведомо ложными измышлениями. Я просто говорю, что методологически они правы. Не случайно, что математики. Ведь именно математик должен сказать историку: какой же ты ученый, если ничего из сказанного тобою нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть, как информацию из не пожелавшего назвать себя источника живительной мудрости?

Ну да. Я тоже хотел бы сказать, что я был любовником Мэрилин Монро (хотя, по некоторым версиям, звезда была фригидна, и в этом смысле статус ее любовника не очень-то интересен, но, как говорилось в ином анекдоте, «петух об этом не знает»).

И если бы мне дали право писать историю (к счастью, мне этого никто не даст), я бы так и записал. И школьники бы учились по моей версии, фальсифицированной чуть более чем от начала и до конца.

Поэтому единственный способ создать историю — это придумать ее. И договориться, что мы верим в придуманное. Ну, типа, родители же могут рассказать своим детям, что никогда не изменяли друг другу? Могут. И дети же в это поверят, правда? Пока сами не вырастут и не перепишут семейную историю так, как считают нужным.

Отсюда мораль: учебник не просто нужен, а сверхважен. Царство, как сказано в Евангелии, не может разделиться в себе самом. Не может существовать нации, в которой нет единого общепринятого представления о прошлом.

Прошлое изменится потом. Когда настанет будущее. А оно еще не настало, хоть и начинается почти сегодня, после отбоя, он же тот самый закат.

материал: Станислав Белковский

0

48

"Абсолютное оружие": как делали водородную бомбу

12 августа 2013 в 15:55
Русская служба Би-би-си

60 лет назад, 12 августа 1953 года, Советский Союз успешно испытал на полигоне под Семипалатинском первую в мире термоядерную (водородную) бомбу.

"Отцами" водородной бомбы считают Эдварда Теллера и Андрея Сахарова. Но были и другие, чей вклад оказался незаслуженно забыт.

В советском атомном проекте важнейшую роль играла разведка. В случае с водородной бомбой американцы и русские работали параллельно и доходили до всего в основном самостоятельно.

"Супербомба"

Взрыв прогремел в 07.30 утра по местному времени.

Главный куратор ядерного проекта Лаврентий Берия к тому времени сидел в бункере командования Московского округа ПВО, ожидая расстрела. Испытанием руководили академик Игорь Курчатов и первый заместитель министра среднего (атомного) машиностроения Авраамий Завенягин.

Бомба, как обычно делалось в подобных случаях, была установлена на верхушке стальной башни.

Кнопку на пульте нажал 32-летний физик Александр Захаренков, впоследствии доросший до заместителя главы минсредмаша.

Строго говоря, первый успешный термоядерный взрыв осуществили американцы 1 ноября 1952 года на тихоокеанском атолле Эниветок. Но устройство "Айви Майк" представляло собой конструкцию размером с трехэтажный дом и весом 62 тонны, а в СССР создали именно бомбу, пригодную для транспортировки тогдашним основным дальним бомбардировщиком советских ВВС "Ту-16".

Зато мощность советского заряда была сравнительно невелика: 400 килотонн против 10,4 мегатонны у американцев. Но и это равнялось 35 "хиросимам" или 40 тысячам наиболее тяжелых авиабомб Второй мировой войны.

Самый мощный термоядерный взрыв мощностью в 15 мегатонн, практически стерший с лица земли атолл Бикини, американцы произвели 28 февраля 1954 года, а на вооружении имели 24-мегатонные заряды.

Раз и, как выяснилось, навсегда обогнать конкурентов по мощности зарядов советские конструкторы смогли в 1961 году, испытав на Новой Земле 58-мегатонную "кузькину мать".

Последствия термоядерных взрывов поражали воображение. Воронка от "Айви Майка" была диаметром в две мили, а "гриб" поперечником в 13 километров поднялся в стратосферу. Поток нейтронов был настолько велик, что удалось открыть два новых трансурановых элемента - эйнштейний и фермий.

Взрыв в августе 1953 года был единственным термоядерным испытанием в атмосфере в истории Семипалатинского полигона, но на его долю пришлись 82% выброшенного в окружающую среду стронция-90 и 75% цезия-137. Из-за этого дальнейшие испытания пришлось перенести на Новую Землю.

С подачи англоязычных журналистов водородные бомбы в мире именовали также "супербомбами". Технически их мощность не ограничена ничем. "Кузькина мать" создавалась в расчете на 100 мегатонн, но силу заряда искусственно снизили почти вдвое, чтобы, как пошутил Хрущев, не перебить все стекла в Москве.

Рукотворное солнце

Реакция деления тяжелых ядер, лежащая в основе атомной бомбы, встречается в природе лишь в виде вялотекущего и незаметного без специальных приборов распада радиоактивных элементов. Термоядерный взрыв, напротив, является имитацией в земных условиях самого распространенного процесса во Вселенной - синтеза легких элементов в более тяжелые, миллиарды лет идущего в недрах звезд.

Конкретно, речь идет о возникновении одного атома гелия и одного нейтрона из двух атомов дейтерия - изотопа водорода. В другом варианте атом дейтерия сливается с атомом трития, порождая нейтрон и тяжелый изотоп гелия. В результате выделяется в 4,2 раза больше энергии, чем при делении ядер такой же массы урана-235. По эффективности этот процесс уступает лишь аннигиляции вещества и антивещества, которая в земных условиях наблюдалась лишь на уровне элементарных частиц.

Естественное состояние дейтерия - газ. Решить проблему удалось после того, как будущий академик и Нобелевский лауреат Виталий Гинзбург в ноябре 1948 года предложил начинить заряд дейтеридом лития-6 - твердым соединением дейтерия с изотопом лития.

В первых американских водородных бомбах применялся дейтерий, охлажденный до -250 градусов, что создавало огромные трудности. Узнав о находке Гинзбурга, физики в Лос-Аламосе заметили: "Вместо огромной коровы с ведром молока русские используют упаковку молока сухого".

Но главная сложность заключалась в том, что для начала термоядерной реакции дейтерий необходимо сжать до плотности и разогреть до температуры, существующей в недрах звезд.

Плутониевая бомба, сама по себе способная разрушить город, в водородной бомбе используется только в качестве детонатора.

Принцип ядерного деления был понятен ученым с начала XX века. При создании атомной бомбы главным камнем преткновения оказалось обогащение урана. Работа над водородной бомбой стала настоящей интеллектуальной гонкой, породив новые научные дисциплины: физику высокотемпературной плазмы, физику сверхвысоких энергий, физику аномальных давлений, теорию первичного нуклеосинтеза в космологии ранней вселенной.

Впервые пришлось прибегнуть к математическому моделированию. В распоряжении американцев с 1949 года имелись компьютеры. В СССР гигантское количество вычислений произвели сотни математиков с примитивными арифмометрами.

Приспособить атом для мирных целей удалось уже в 1954 году. "Термояд", который, как широко ожидалось в 1960-х и 1970-х годах, решит все энергетические проблемы человечества, не запускается до сих пор. "Рукотворное солнце" не удается удерживать в магнитной ловушке в течение длительного времени.

Полет фантазии

Впервые идея водородной бомбы в общих чертах пришла в голову британскому физику Фредерику Содди. Пообщавшись с ним, Герберт Уэллс в 1913 году издал роман "Освобожденный мир", в котором весьма достоверно описал ядерную бомбардировку Парижа немцами в середине ХХ века, впервые в истории использовал термин "атомная бомба" и присовокупил, что "это лишь предтеча более страшных устройств". Корифеи науки - Эрнест Резерфорд, Нильс Бор и Альберт Эйнштейн - посмеялись над фантазиями дилетанта.

В 1920 году англичанин Артур Эддингтон и француз Жан Перрен независимо друг от друга доказали, что горение звезд вызвано термоядерной реакцией, и вновь заявили о возможности ее военного использования.

В 1938 году в Германии к идее водородной бомбы приблизился Карл фон Вайцзекер, младший брат будущего президента ФРГ Рихарда фон Вайцзекера.

В 1942 году Энрике Ферми рассказал о водородной бомбе молодому венгерскому физику, в 1935 году эмигрировавшему в США, Эдварду Теллеру. Для Ферми это была лишь интеллектуальная головоломка, но Теллер увлекся настолько, что начал заниматься соответствующими изысканиями в ущерб основной работе, за что ему неоднократно пенял руководитель "манхэттенского проекта" Роберт Оппенгеймер.

Руководители обеих сверхдержав некоторое время не понимали, зачем им еще и водородная бомба, когда на подходе атомная.

После завершения "манхэттенского проекта" большинство его участников поспешили избавиться от надоевшей им секретности и разъехались по университетам. Научному центру в Лос-Аламосе грозило закрытие. Теллер, обладавший, помимо научного, незаурядным лоббистским даром и являвшийся, в отличие от большинства коллег, убежденным антикоммунистом и патриотом Америки, сумел заинтересовать администрацию Трумэна новой перспективой.

Первое время проект считался венчурным, больших средств на него не выделялось. Соответствующую директиву президент Трумэн подписал лишь 31 января 1950 года, а буквально через несколько недель выяснилось, что Теллер сильно ошибся в расчетах, недооценив степень необходимого сжатия дейтерия.

Плечо подставил молодой математик, поляк по национальности, Станислав Улам, предложивший технологию имплозионного (взрывом внутрь) сжатия дейтерия перед разогревом.

О том, что американцы работают над термоядерной бомбой, в Москве узнали из данных разведки летом 1946 года, но на первых порах идею не оценили, отчасти из-за общеизвестного скептического отношения к ней Нильса Бора, считавшегося непререкаемым авторитетом.

По имеющимся данным, в отличие от "атомного" проекта, советская разведка не имела информаторов непосредственно в группе Теллера.

Начало создания советской термоядерной бомбы относится к лету 1948 года.

"В последних числах июня Игорь Евгеньевич Тамм с таинственным видом попросил остаться после семинара меня и другого своего ученика, Семена Захаровича Беленького. Когда все вышли, он плотно закрыл дверь и сделал ошеломившее нас сообщение. В ФИАНе [Физическом институте Академии наук СССР] по постановлению Совета Министров и ЦК КПСС создается исследовательская группа. Он назначен руководителем группы, мы оба ее члены. Задача группы - теоретические и расчетные работы с целью выяснения возможности создания водородной бомбы", - писал в воспоминаниях Андрей Сахаров.

Прославленные и забытые

После испытания 12 августа 1953 года Курчатов низко поклонился 32-летнему Сахарову: "Тебе, спасителю России, спасибо!"

По оценкам специалистов, в США роль Улама как ученого и конструктора была не меньше, чем Теллера. В СССР огромный вклад внесли научный руководитель Сахарова Игорь Тамм, Лев Ландау, Яков Зельдович и Виталий Гинзбург.

Личной и безусловной заслугой Сахарова является выдвинутая им в 1949 году идея "слойки": размещения плутониевого заряда не в одной точке, а слоями, перемежающимися с топливом синтеза. Таким образом, он задумался о проблеме сжатия дейтерия и нашел ее оригинальное решение на год раньше американцев.

Находка Сахарова помогла создать боевую бомбу за год до назначенного правительством срока. В этом смысле он действительно оказался "спасителем" - не столько России, сколько Курчатова и других руководителей проекта от начальственного гнева. Однако "слойка" резко ограничивала мощность заряда.

"Все, что мы делали до сих пор, никому не нужно. Но я уверен, что через несколько месяцев мы достигнем цели", - заявил коллегам после американского испытания на Бикини Игорь Тамм.

Еще в конце 1953 года физик Виктор Давиденко предложил располагать плутониевую бомбу и термоядерный заряд в отдельных объемах, самостоятельно придя к тем же выводам, что и Улам.

К 1955 году технология была доработана Сахаровым, Зельдовичем, Трутневым и Франк-Каменецким. С тех пор советские и американские водородные бомбы создавались по одному принципу.

Ученый и гуманист

Судьба Андрея Сахарова была исключительной: он вошел в историю дважды, как великий ученый и не менее великий политик.

Обычная двухкомнатная квартира в Нижнем Новгороде, где жил в ссылке опальный академик, превращена в музей. По словам его сотрудников, посетителей много, но гостей, особенно молодых, больше интересует создание водородной бомбы, чем Сахаров-правозащитник.

Советская пропаганда любила обвинять диссидентов, помимо прочего, и в том, что они-де ничтожества и неудачники, ищущие дешевой популярности. Про светило мировой физики, трижды Героя Социалистического Труда, осыпанного всеми мыслимыми благами, этого нельзя было сказать даже при сильном желании.

По словам самого Сахарова, в молодости он был бесконечно далек от политики и думал только о воплощении научных идей.

Его диссидентство началось с банкета по поводу очередного испытания в Семипалатинске. Сахаров предложил тост "за то, чтобы наши "изделия" всегда успешно взрывались над полигонами и никогда над городами". Повисло неловкое молчание, словно он сморозил непристойность. Потом старший по званию из военных маршал артиллерии Митрофан Неделин рассказал анекдот: "Лежит старуха на печи, а дед молится перед образами: "Господи, укрепи и направь!" Бабка подает голос: "Ты, старый, молись только об укреплении, а направить я и сама сумею!"

Тогда, вспоминал Сахаров, он и ужаснулся тому, с кем имеет дело.

Последней каплей для властей стала критика Сахаровым советского вторжения в Афганистан. Из всех регалий у него осталось только звание академика.

По уставу, исключить человека из Академии могло только общее собрание, причем тайным голосованием. Даже несколько "белых шаров" выглядели бы как оппозиция советской власти, и политбюро предпочло не связываться.

Когда во время обсуждения кто-то сказал, что в России подобных случаев не было, Сергей Капица заметил, что в мире один прецедент имеется: Гитлер исключил из академии наук Эйнштейна.

Всемирно известного астрофизика Иосифа Шкловского за дружбу с Сахаровым лишили научной командировки в Париж, объявив принимающей стороне, что он заболел. Примерно через полгода французский коллега приехал в Москву и при встрече со Шкловским спросил, как тот себя чувствует.

"У меня диабет - слишком много Сахарова!" - ответил он.

Абсолютное оружие

Сталин не дожил до испытания термоядерной бомбы пяти месяцев и недели.

Историки усматривают явную связь между первым советским атомным взрывом и началом войны в Корее. Можно лишь гадать, что последовало бы за приобретением СССР водородной бомбы, оставайся старый диктатор у власти.

Возможность применения атомных бомб и американские, и советские стратеги рассматривали хотя бы теоретически. Водородная бомба, способная убивать людей уже не сотнями тысяч, а десятками миллионов, изначально рассматривалась как "оружие Судного дня", предназначенное не для использования, а для взаимного сдерживания. Международные отношения и военное искусство изменились кардинально и навсегда.

В соответствии с гегелевской диалектикой, самое могучее оружие в истории оказалось бесполезным. Тенденция достигла предела и превратилась в свою противоположность.

Супербомбу называли символом людского могущества и безумия. Мысль о том, что человечество впервые оказалось способно нажатием кнопки совершить самоубийство или вовсе уничтожить планету, вселяла ужас вкупе с извращенной гордостью.

До сих пор ходят упорные, хотя и не подтвержденные документально слухи, будто во время испытания "кузькиной матери" рукотворное солнце полыхало значительно дольше, чем предусматривалось расчетами, и советские физики, равно как и американцы, наблюдавшие за испытанием с разведывательных самолетов, натерпелись страху, вспомнив теоретические выкладки Нильса Бора.

Великий физик предсказывал, что при определенной мощности термоядерная реакция может приобрести положительную динамику, то есть начать всасывать и перерабатывать в гелий водород из атмосферы и Мирового океана, пока вся Земля на окажется покрыта спекшейся каменной коркой.

Так это было или нет, но менее чем через два года Вашингтон и Москва подписали первое соглашение по контролю над вооружениями - Московский договор 1963 года о запрещении атмосферных, подводных и космических ядерных испытаний.

По мере роста числа и повышения эффективности носителей ядерного оружия увлечение единичными зарядами с поражающей воображение мощностью утратило актуальность. Аналогов "кузькиной матери" больше не выпускали. По мере истечения срока годности и США, и СССР отказались от гигантских термоядерных бомб как оружия варварского и непрактичного. В ходе переговоров учитывались количество боеголовок и носителей, их точность и степень уязвимости, но не мегатоннаж.

Современная стратегия делает ставку на высокоточные неядерные боеприпасы. Максимальная мощность находящихся на вооружении термоядерных зарядов составляет одну мегатонну. По мнению большинства военных специалистов, и это чрезмерно.

Артем Кречетников
Би-би-си, Москва

Читать полностью:  http://news.tut.by/world/361364.html

0

49

Путин: "Собчак все время как на диван пёр"

Президент России Владимир Путин посетил 6 сентября юридический факультет Санкт-Петербургского государственного университета, где состоялась презентация собрания сочинений Анатолия Собчака. Об этом ИА REGNUM сообщили в пресс-службе главы государства.

Путин - выпускник юрфака - отметил, что ему приятно побывать в альма-матер, "где так много изменилось, только ступеньки, по которым мы шли, по-моему, остались прежними".

"И еще приятнее присутствовать на презентации собрания сочинений Анатолия Александровича Собчака. Многие в стране знают его как политического деятеля, но мало кто знает его как публициста и юриста. А в этом собрании сочинений как раз представлены его публицистические вещи и научные работы", - сказал президент.

"Публицистика - сама по себе, потому что Анатолий Александрович был человеком не только очень порядочным, цельным, но и очень честным, и я это знаю точно, поэтому могу об этом говорить с полной определённостью, - продолжил Владимир Путин, который работал в команде мэра Петербурга Собчака в Смольном. - Это было его положительным, но и отрицательным качеством, потому что для политика проявление гибкости, наверное, иногда невредно. Он этого почти не умел делать. Почти никогда. Всё время - знаете, как у нас в народе говорят, - как на диван пёр. Я так смотрел на него, думал: ну зачем он это говорит? Но, как правило, оказывалось, что, в общем, и ничего. Потому что, когда человек занимает принципиальную, честную позицию, люди это чувствуют. И, может быть, первая реакция - такая оторопь: что это он говорит! А когда это смотришь в развитии, то это вызывает симпатию".

Напомним, что пятитомник сочинений Анатолий Собчака выпущен под редакцией Людмилы Нарусовой и при поддержке Санкт-Петербургского общественного фонда Анатолия Собчака. Работа над проектом велась около трех лет, составлять сборник помогали люди, лично знавшие Анатолия Собчака. Пятитомник содержит научные работы первого мэра Петербурга, публицистику и воспоминания. Среди авторов предисловий к томам - юрфаковцы Владимир Путин, Николай Кропачев, Дмитрий Медведев.

Тираж издания составил 1600 экземпляров и, по словам пресс-секретаря ректора СПбГУ Алексея Заварзина, будет распространяться в библиотеках.

Подробности: http://www.regnum.ru/news/1704069.html#ixzz2exnAl5qD

0

50

Виталий Третьяков
декан Высшей школы телевидения МГУ им. Ломоносова


О СОБЫТИЯХ ОСЕНИ 1993 ГОДА

23 сентября 2013, 06:40

Указ 1400 был антиконституционен, на что сразу же указал Верховный Совет России, а чуть позже - Конституционный суд своим специальным решением.
В стране к тому моменту существовало двоевластие, которое легитимным путём убрать было невозможно.

Так как Верховный Совет сдаваться на милость Ельцина не собирался, тот понимал, что каждые лишние сутки физического сохранения Верховного Совета приводят к падению легитимности (в глазах народа) власти Ельцина и к истеканию власти из его рук.

Народу (населению) равным образом были противны обе силы - и Ельцин с его окружением, и руководство Верховного Совета.

Посему народ фактически самоустранился от этой борьбы - он не поддерживал ни тех, ни других. Он просто наблюдал.

Ключевыми были позиции губернаторов и армии. Губернаторы в большинстве своём затаились и выжидали. Армия в массе своей заняла ту же позицию, что и население в целом, но верхушка армии (генералитет в главе с Грачёвым) понимала, что победа Верховного Совета грозит им массовыми отставками.

В этих условиях победа той или иной силы обеспечивалась только силовым путём,на который после некоторых тактических ходов (в частности, перекупка части наиболее известных и авторитетных членов Верховного Совета) Ельцин, почувствовавший, что ещё два-три дня - и полнота власти перейдёт к Руцкому и Хасбулатову, и пошёл.

Были устроены соответствующие провокации. В Москву откуда-то были завезены снайперы.

Далее - расстрел здания законно избранного парламента (Съезда народных депутатов и Верховного Совета). Народ безучастно и равнодушно за этим наблюдал.

Силовой вариант сработал.

Я в то время выступал за нулевой вариант - отставка Ельцина и роспуск Верховного Совета с досрочными президентскими (но без участия Ельцина) выборами и парламентскими выборами.

До сих пор считаю, что это был бы лучший для страны вариант.

Между прочим, если кто не помнит, Ельцин, выпуская указ 1400, обещал устроить вслед за выборами в Государственную думу, а именно - летом 1994 года досрочные президентские выборы. Но потом об этом своём обещании "забыл".

0

51

Расстрел парламента
Бенедикт Сарнов, 24.09.2013

Биографическую книгу не обязательно начинать днем рождения героя.

Можно начать с рассказа о его родителях или даже предках. Можно пойти еще дальше, погрузившись в глубь веков и даже тысячелетий, как это сделал Горький, начиная свою, так им и не написанную, биографию Сталина. У Горького были свои причины, побудившие его начать так необычно, из такого далекого далека: уж больно не хотелось ему писать биографию вождя, и он изо всех сил оттягивал тот момент, когда неизбежно придется приступить к жизнеописанию героя книги. Но в принципе и такой далекий заход возможен.

Возможен и другой, противоположный путь: начать жизнеописание героя не с начала его жизненного пути, а с середины, с самой значащей для всей его жизни даты. Применительно к Булату Окуджаве такой датой мог бы стать год расстрела его отца и ареста матери (1937-й) или 22 июня 1941 года – день, определивший судьбу всего поколения, к которому принадлежал Булат.

Дмитрий Быков свою большую (по меркам серии "ЖЗЛ", для которой она была написана, даже огромную) биографию Булата начинает совсем другой датой: четвертым октября 1993 года.
Что же такое случилось в этот день, из-за чего автору книги понадобился такой неожиданный сюжетный кульбит?

4 октября 1993 года правительственный кризис в России разрешился расстрелом Белого дома – здания парламента России, где засела оппозиция. Итогом долгого противостояния между президентом Ельциным и вице-президентом Руцким (сторону последнего взял парламент во главе со спикером Русланом Хасбулатовым) стал указ президента от 21 сентября о роспуске парламента. В ответ парламентарии стали вооружать своих сторонников, стекавшихся к Белому дому не менее активно, чем в августе девяносто первого... Командиром гражданского ополчения, собравшегося у Белого дома, был назначен генерал Альберт Макашов, известный откровенным антисемитизмом... Постепенно российский парламент становился центром сопротивления ельцинизму – в каковое понятие включались грабительские реформы, разнузданность демократических свобод и коррупция, все черты российской революции девяностых.
3 октября оппозиция перешла в наступление. Началась перестрелка с охранниками московской мэрии... Генерал армии Грачев (год спустя он прославится бездарнейшим "новогодним" штурмом Грозного) лично выехал в войска. Таманская дивизия после нескольких часов уговоров, шантажа и прямого подкупа двинулась на Москву.
К этому времени повстанцы уже осадили Останкино, грузовиком протаранив стеклянный вход. В районе телецентра всю ночь шла перестрелка. Функционировал единственный телеканал – Российское телевидение, созданное за три года до событий. Оппозиция уже поговаривала о походе на Кремль... В то же время в прямом эфире все того же Российского телеканала выступили «прожекторы перестройки» – создатели и ведущие программы "Взгляд" Александр Любимов и Александр Политковский. Они предложили москвичам спокойно лечь спать и не участвовать в уличных боях; с их точки зрения, такое участие превращало людей в заложников политического противостояния двух заведомо нелегитимных и аморальных сил. Эта надсхваточная позиция у многих вызвала недоумение, но впоследствии оказалась самой дальновидной.
(Дмитрий Быков. "Булат Окуджава")

Здесь что ни слово, то злая неправда.

Даже внешний рисунок хода событий в этом изложении сильно искажен. А уж смысл их, самая их суть – те и вовсе бесконечно далеки от реальности.

На самом деле в основе "правительственного кризиса, разрешившегося расстрелом Белого дома" лежало не противостояние между президентом Ельцыным и вице-президентом Руцким, а куда более серьезное и глубокое противостояние между президентом и Верховным советом. Роль вице-президента Руцкого в этом противостоянии была так же ничтожна, как два года назад роль другого вице-президента – Янаева - в путче ГКЧП.

Защитников Белого дома, съехавшихся (преимущественно из Приднестровья), чтобы принять участие во второй (после путча ГКЧП) попытке коммуно-фашистского реванша, не то что неправомерно, а прямо-таки кощунственно именовать "гражданским ополчением".

Возглавивший это "ополчение" генерал Альберт Макашов действительно был известен своим откровенным антисемитизмом. Но не попытку еврейского погрома он возглавил в тот день, а попытку государственного переворота, главной целью которого было восстановление во всей его красе насквозь прогнившего и только что рухнувшего советского режима.

"У нас не будет ни мэров, ни пэров, ни херов!" - орал он, когда во главе банды до зубов вооруженных боевиков собирался в Останкино, чтобы захватить телебашню. Я слышал это своими ушами и своими глазами видел его перекошенную ненавистью морду, пока экран моего телевизора еще не погас.

Тезис Быкова о "политическом противостоянии двух заведомо нелегитимных и аморальных сил" не только ложен, но и лжив. Это я говорю (пока) не об интерпретации, не об оценке (оценки могут быть разные), а только о фактической стороне дела. Легитимность президента была несопоставимо выше легитимности Верховного совета. Не столько даже потому, что он был "всенародно избранный", сколько по той, куда более важной причине, что народ результатами незадолго до того прошедшего референдума недвусмысленно высказался "за Ельцина", решительно и категорично поддержав все его реформы, включая экономические (по терминологии Быкова "грабительские"), на что тогда даже самые ярые сторонники этих реформ не слишком рассчитывали.

На том референдуме я был наблюдателем от "Демократической России".
Мы с женой пришли на избирательный участок ни свет ни заря. И тут же появилась первая избирательница – совсем простая женщина, сильно пожилая, можно даже сказать – старуха.
- Я за Ельцина, - с ходу объявила она. – Подскажите, что и где мне тут надо пометить.
Я начал было ей это объяснять, но мне не дали. Вся избирательная комиссия встала на дыбы. В один голос они стали орать, что это нельзя, что в день голосования всякая агитация запрещена. Я пытался втолковать им, что мои намерения объяснить старухе, что ей надлежит сделать, чтобы выразить свою волю, никакой агитацией не являются: как – за кого - она хочет проголосовать, она ведь уже сама объявила. Но члены комиссии тупо стояли на своем.
Старуха не в состоянии была вникнуть в юридические тонкости нашего спора, но общий смысл его поняла хорошо. Повернувшись к длинному столу, за которым, нахохлившись как сычи, сидели члены комиссии, она крикнула им:
- Все равно не выйдет по-вашему!
И – обернувшись ко мне:
- Пусть мужик поработает, верно?
Это о Ельцине.
А когда пришло время подсчитывать бюллетени и их стали выкладывать на стол – налево те, что за Ельцина, направо те, что за Верховный совет, и те, что за Ельцина горой возвышались над тоненькой стопочкой тех, что за Верховный совет, - один из членов комиссии горько вздохнул:
- Не хочет народ советской власти!
Такие вот были тогда настроения.

Октябрьский путч 1993 года - эта вторая после августовского путча 91-го (и тоже провалившаяся) попытка коммунистического реванша - изображается Быковым как восстание народных масс против ненавистного большинству граждан России "ельцинизма", в каковое понятие, как он выражается, "включались грабительские реформы, разнузданность демократических свобод и коррупция, все черты российской революции девяностых".

Нет, харизма Ельцина тогда была еще сильна.

***

Результатом референдума президент получил от народа мандат на проведение своей социально-экономической политики – не слишком считаясь с позицией (оппозицией) Верховного совета.

Но он этим мандатом не воспользовался.

Строго говоря, он и не мог им воспользоваться. То есть мог, конечно. Но – не считаясь с главным принципом действующей Конституции.

Вся загвоздка тут была в том, что страна жила по старой, еще советской Конституции, в которой прямо и недвусмысленно говорилось, что "вся полнота власти в стране принадлежит Съезду народных депутатов". Между съездами – по той же Конституции – этой "всей полнотой власти" наделялся Верховный совет.

На деле же - как это всегда бывало в России - пресловутая "вся полнота власти" сосредоточилась в руках тогдашнего председателя Верховного совета Руслана Хасбулатова.

Он тасовал, как ему заблагорассудится, парламентские комиссии и комитеты, изгоняя из них всех неугодных и заменяя их послушными его воле. Разъезжая по стране, "кидал хрусты налево и направо", по собственному хотению распределяя кредиты и субсидии между регионами и отраслями.
Устраивал "селекторные совещания" с местными руководителями всех уровней, устанавливая некую властную вертикаль. И постепенно вживался в роль маленького Сталина, даже трубку себе завел, которую – не без намека на роль законного преемника "кремлевского горца" - кокетливо демонстрировал телезрителям. О Ельцине же, не стесняясь, говорил, что роль его должна быть сведена к приему иностранных послов и вручению орденов и медалей.

После того как стали известны результаты референдума, он какое-то время пребывал в некоторой растерянности. Но Ельцин, как уже было сказано, полученным от народа мандатом не воспользовался: медлил, тянул, ничего не предпринимал, на Конституцию (хоть она и была советская) не посягал. Он был повязан своим демократическим имиджем. И тем самым дал возможность Хасбулатову собраться с силами. Потянулись до зубов вооруженные боевики, которых Быков деликатно именует повстанцами. И поскольку Ельцин не реагировал, стал его провоцировать. Однажды – я сам это видел на экране телевизора, - заговорив о президенте, щелкнул пальцами около горла: стоит ли, мол, обращать внимание на то, что там болтает этот старый пьяница.

Когда терпение Ельцина лопнуло и он наконец решился на разгон Верховного совета, момент для этого был им выбран самый неудачный. Все его соратники (включая Гайдара) были тогда против подписания этого указа. Но решение было им уже принято.

***

Во время августовского путча 1991 года между Верховным советом и только что избранным президентом России (тогда еще – РСФСР) были совет да любовь. Ельцина единодушно и горячо поддерживали не только бывшие тогда его ближайшими соратниками Хасбулатов и Руцкой, но и почти все депутаты.

Опьяненные этой новой ролью Верховного совета в жизни страны, мы стали именовать его "парламентом", депутатов - "парламентариями", а председателя - "спикером". И к этим наименованиям так привыкли, что, когда спустя два года, осенью 93-го, эти "парламентарии" стали путчистами и Ельцину, чтобы подавить новый путч, пришлось прибегнуть к силе, формула "президент расстрелял парламент" далеко не всем тогда резала слух. Она стала общеупотребительной и мелькала даже на страницах демократической печати. Мало кто ощущал тогда, что она насквозь лжива и демагогична: во-первых, потому что Верховный совет не был парламентом, а во-вторых, потому что, после того как по Белому дому были произведены десять выстрелов болванками (две из них были зажигательными, они и вызвали в верхних этажах здания пожар), - ни одни волос не упал с головы ни одного депутата.

И вот Дмитрий Быков много лет спустя, что называется, на голубом глазу повторяет как нечто само собой разумеющееся эту старую, затасканную, фальшивую формулу.

В сущности, Быков тут только подхватил то, что, с легкой руки нынешней нашей власти, принято теперь поминутно повторять про "лихие девяностые".

Много чего можно было бы сказать по этому поводу. Но развивать эту тему я не буду. Хватит с меня того, что я усердно (и пылко) занимался ею тогда, двадцать лет назад. А сейчас не потратил бы на этот сюжет и тех немногих страниц, которые мне все-таки пришлось ему уделить, если бы он не изображался автором как совершено необходимый для понимания самого главного в жизни и судьбе - не только человеческой, но и поэтической - Булата Окуджавы.

Посмотрим же, как он это объясняет.

***

Начинает он с того, что проводит прямую параллель между событиями осени 1993 года и тем, что случилось с Россией осенью 1917-го. И – в соответствии с этим – между той позицией, которую в 1917-м занял Блок, и той, на которой в 1993-м оказался Булат Окуджава.

В российской двухактной пьесе, заново сыгранной в 1991–1993 годах (предпоследнее представление дано было в феврале-октябре семнадцатого), в роли большевиков, захвативших власть и теперь подавлявших любое сопротивление, выступала главная движущая сила новой революции.
В этой пьесе есть одна из самых трагических ролей – роль Поэта, берущего сторону победившей стороны. В семнадцатом ее сыграл Александр Блок, в девяносто третьем - Булат Окуджава.
В семнадцатом Блок сказал Гиппиус, что видит за большевиками не только силу, но и правду; в восемнадцатом напечатал "Двенадцать", а на анкетный вопрос, может ли интеллигенция работать с большевиками, ответил коротко: "Может и должна"...
4 октября 1993 года Булат Окуджава подписал "письмо сорока двух" с поддержкой и одобрением действий власти...
(Дмитрий Быков. "Булат Окуджава"

Трудно тут удержаться от того, чтобы вспомнить знаменитую реплику бывшего нашего вождя: "Исторические параллели всегда рискованны. Данная параллель бессмысленна".

Но в наше время ссылки на этого автора годятся только для фельетона. А я пишу не фельетон, и автор книги, о которой идет речь, относится к этой своей концепции так серьезно и уделил рассмотрению ее так много времени и места, что поневоле придется и мне отнестись к ней с подобающей серьезностью.

Остановлюсь на том, в чем Быков видит природу их общей (и Блока, и Окуджавы) общественной и человеческой драмы, приведшей обоих к одному и тому же трагическому финалу:

В 1993 году Окуджава в первый и единственный раз в жизни выступил на стороне государства – он, сказавший: "Власть – администрация, а не божество". На этой гражданской войне он и погиб четыре года спустя... Лет ему было не так уж много по нынешним меркам – семьдесят три; он много болел, но был еще крепок... Но надлом чувствовался с октября девяносто третьего – тут ошибиться трудно. Правда, в отличие от Блока, Окуджава продолжал писать стихи. Но эти стихи, написанные с 1993 по 1996 год, не нравились ему самому. Причин было много: возраст, болезнь, ощущение тупика и компрометации всех прежних ценностей.
(Там же)

Эта параллель "Блок – Окуджава" обрастает у Быкова все новыми и новыми подробностями, подтверждающими не то что сходство, а прямо-таки тождество судьбы обоих поэтов:

После "Двенадцати" многие перестали подавать Блоку руку. После "письма сорока двух" и интервью, которое дал Окуджава члену московского КСП Андрею Крылову, – понятого многими как одобрение применения силы, – на минских гастролях поэту устроили настоящую обструкцию, а прекрасный артист Владимир Гостюхин – человек умеренно-патриотических убеждений – публично сломал и истоптал ногами пластинку его песен.
(Там же)

Быков прямо не солидаризируется с этим поступком "прекрасного артиста и умеренного патриота", но безусловно ему сочувствует. Во всяком случае, относится к нему с пониманием, как если бы речь шла о читателях и почитателях Гамсуна, швырявших под ноги бывшему своему кумиру его книги, после того как он заявил о своей солидарности с идеями нацизма.

Получается, что трагическая вина Булата (как и Блока), за которую он (как и Блок) расплатился сперва духовной, а вскоре (как и Блок, через четыре года) и физической гибелью, состояла в том, что он (как и Блок) встал на сторону победителей. ("В этой пьесе есть одна из самых трагических ролей – роль Поэта, берущего сторону победившей стороны".)

Надо сказать, что с Блоком тут тоже дело обстояло не так просто. После "Двенадцати", статей, в которых он призывал слушать "музыку революции", и недвусмысленного его ответа на анкетный вопрос, может ли интеллигенция работать с большевиками ("может и должна"), он написал дивные стихи "Пушкинскому дому" и произнес свою гениальную пушкинскую речь. Но что касается Булата, то его уж никак нельзя обвинить в том, что в событиях 1993 года он взял "сторону победившей стороны". Скорее тут можно сказать, что "победившая сторона" была тогда на его стороне и совершила наконец то, чего он хотел, чего от нее требовал.

Что говорить! Ельцин выполнил тогдашнюю свою роль крайне неуклюже. Немало у нас к нему и других, куда более серьезных претензий. Но в тот момент этими своими неуклюжими действиями он спас страну от уже готовой разразиться гражданской войны.

(Из книги "Красные бокалы. Булат Окуджава и другие", готовящейся к печати в издательстве "Астрель", редакция Елены Шубиной)

0

52


В России из учебников по истории исчезнет татаро-монгольское иго

Русское историческое общество презентовало проект единого учебника по истории для школ РФ.

Вместо "монгольского ига" будет "зависимость от Орды", события 1917 года будут называться "Большой революцией", а времена Сталина - "сталинским социализмом".

Речь идет о так называемом "историко-культурном стандарте", на основе которого будет написан учебник, сообщает НТВ.

О "татаро-монгольском иге" предлагают забыть. В новом едином учебнике истории, скорее всего, появится другой термин - "система зависимости русских земель от ордынских ханов".

От привычного "татаро-монгольского ига" настойчиво предлагали отказаться историки Татарстана, пишет NEWSru.com.

События 1917 года, когда Российская империя превратилась в республику (февраль 1917 года), а затем республиканскую власть свергли большевики под руководством Ленина (октябрь 1917 года), планируется называть термином "Великая русская революция".

В пунктах о 1930-е годы появится еще один новый для школы термин - "сталинский социализм". Сейчас решили объяснить его так: "индустриализация и модернизация, осуществленные чрезвычайными методами".

С эпохи правления первого президента РФ Бориса Ельцина в учебник может попасть только "шоковая терапия". О других реформах 1990-х в концепции не написано. Из современных политиков вспоминают главу российских коммунистов Геннадия Зюганова и эпатажного Владимира Жириновского.

Об акциях протеста в декабре 2011-го ничего нет, а третий срок президента Владимира Путина описывают как "возвращение, что подтвердило преемственность власти". Кстати, сам президент и должен будет подписать окончательный вариант концепции и единого учебника истории.

Напомним, в 2009 году Дмитрий Медведев высказался против того, чтобы дискуссии по историческим вопросам становились частью учебного процесса, и заявил, что есть исторические события, которые должны восприниматься как догма, не подлежать трактовкам.

0

53

О том, как в Москве Машерова «разбирали»

   
Весной  1949 года по заданию Москвы проводилась проверка биографии Петра Мироновича, которому недоброжелатели пытались вменить в вину арестованного органами НКВД отца и нахождение в плену в самом начале войны.

Все-таки история - своеобразная дама, обожающая распоряжаться тайнами по своему усмотрению. Любой бронированный сейф подточит, любой гриф секретности снимет.

И даже если из этого сейфа ветры эпох (или заинтересованные лица) унесли в неизвестном направлении копии важных бумаг и навсегда замолчали свидетели роковых событий, в заветное время  заветная дверца распахивается - и чудом уцелевшие фрагменты тщательно оберегаемой тайны выпадают наружу. Пусть фрагменты - но по ним ведь тоже можно реконструировать эпоху. Или, по крайней мере, отдельно взятое событие эпохи.

И пусть еще остаются вопросы, и прячутся в тени, как всегда, злодеи и подлецы (кому не нравится пушкинская терминология, может использовать другую), главное ясно - благородство во все времена имеет золотую пробу.

Наш исторический сюжет, дающий больше пищи для раздумий, чем ответов на конкретные вопросы, именно об этом - человеческом благородстве и государственных тайнах, личном мужестве и партийной принципиальности. Ну и, разумеется, об оставшихся в тени низеньких душах.   

Все это мы к тому, что в Национальном архиве обнаружился любопытный документ - докладная Кремлю о поведении Петра Машерова. Да-да, Петра Мироновича, кумира белорусского народа.

Причем,  как явствует из текста, явно не первая по счету - по всем приметам Москва  не удовольствовалась ранее проведенной проверкой биографии набирающего политическое влияние комсомольского вожака Беларуси и затребовала повторную.

Итак, время действия - май 1949 года. Только успевший перебраться из уютного западно-белорусского Молодечно в Минск 31-летний первый секретарь  ЦК ЛКСМБ (до этого парень из деревни Ширки Сенненского района успел повоевать с врагом, получить два ранения и Золотую Звезду Героя Советского Союза) полон задорно-дерзких задумок.

Он встречается с кипящей таким же послевоенным энтузиазмом молодежью республики на предприятиях и новостройках, подбадривает добрым словом передовиков и журит отстающих. Он умен, статен, красив. Он умеет обаятельно улыбнуться. И ни единым мускулом лица не выдать лежащую на душе тяжесть. А для тяжести есть причины: дальнозоркая Москва под лупой проверяет его личную биографию. Точнее, некоторые деликатные моменты из пришедшейся на военное лихолетье жизни.

Может, он не знает про проверки? Думаем, скорее всего, знает. Должен знать. Впрочем, если кто более осведомленный захочет оспорить наше предположение  - мы с удовольствием предоставим ему слово.

А пока  же внимательно вчитаемся в адресованный отделу партийных, профсоюзных и комсомольских органов ЦК ВКП(б) документ на имя Дедова А.Л. за подписью секретаря ЦК КП(б) Беларуси Н.Гусарова, который так и называется - "О товарище Машерове П.М".

«ЦК КП(б)Б проведена дополнительная проверка по вопросу о поведении секретаря ЦК ЛКСМ Беларуси тов. Машерова П.М. в период Великой Отечественной войны.

Секретарь Молодечненского обкома КП(б)Б тов. Климов, секретарь Ушачскогго райкома КП(б)Б тов. Василевич (б.секретарь подпольного Россонского РК КП(б)Б, зам.зав.отделом партийных, профсоюзных и комсомольских органов ЦК КП(б)Б тов. Королев (б.1 секретарь Россонского РК КП(б)Б подтверждают, чему соответствуют и документальные данные партийного дела тов. Машерова (Молодечненский партархив, ф.N1, оп 1-33, д.123), что тов. Машеров, будучи учителем Россонской школы (м. Россоны, Полоцкой области), в начале Отечественной войны вступил в истребительный отряд, а после его роспуска в июле 1941 года пытался перейти линию фронта. При этом тов. Машеров был задержан немцами, помещен в лагерь и при отправке эшелона на территорию Латвии бежал.

Возвратившись в Россонский район, тов. Машеров устроился работать вначале счетоводом в Россонской "общине" (в захваченном немцами общественном колхозном хозяйстве), а затем преподавателем математики в Россонской школе.

Свое пребывание в Россонах и работу в немецких учреждениях тов. Машеров использовал, как легальное прикрытие для работы по созданию комсомольской организации из числа учащихся школы и формированию, с помощью этой комсомольской организации, партизанского отряда из числа коммунистов, комсомольцев и беспартийных жителей м. Россоны и окружающих сельсоветов.

В апреле 1942 года тов. Машеров вместе с группой членов подпольной организации вышел из м. Россоны в лес. Созданный тов. Машеровым партизанский отряд им. Щорса в количестве 150 человек 19 апреля 1942 года начал боевые действия.

Тов.Машеров командовал отрядом им.Щорса до марта 1943 г., вел активные боевые действия, был дважды ранен.

В марте 1943 года тов. Машеров был назначен комиссаром партизанской бригады им.Рокоссовского (командир тов.Романов А.В.), в которую вошел отряд им.Щорса. Бригада им.Рокоссовского в соответствии с решением ЦК КП(б) Беларуси была передислоцирована в Молодечненскую область. В ноябре 1943 года тов. Машеров был выдвинут на работу первого секретаря Молодечненского подпольного обкома комсомола.

Тов. Машеров был принят кандидатом в члены ВКП(б) Россонским подпольным РК КП(б) 10 августа 1942 года. В члены ВКП(б) он был принят подпольным Мядельским РК КП(б)Б 25 декабря 1943 года. Вилейский горком КП (б)Б постановлением от 11 ноября 1944 года подтвердил решение Мядельского подпольного райкома КП(б)Б о приеме тов. Машерова в члены ВКП(б).

В партийном деле тов. Машерова имеются написанные им автобиографические документы, свидетельствующие о том, что тов. Машеров сообщил  партийным органам факты ареста его отца органами НКВД в 1937 году, задержания его, Машерова, немцами в 1941 году и обстоятельства его работы в Россонах в 1941-1942 году. Правдивость этих данных подтверждается всеми указанными выше товарищами, причем тов. Василевич заявил, что в ходе проверки, которую Молодечненский обком КП(б)Б организовал в 1944 году, была установлена причина ареста отца Машерова в 1937 году - активная сектантская деятельность.

Тов.Машеров  в это время учился в Витебском пединституте.

Проверкой установлено, что мать тов. Машерова в сентябре 1942 года была арестована немцами, подвергнута пыткам и расстреляна в Россонах. Брат тов.Машерова - коммунист, находился в период войны в Советской Армии, а сейчас работает в Политуправлении группы советских оккупационных войск в Австрии.

ЦК КП(б) Б считает, что нет оснований подвергать сомнению поведение тов. Машерова в период Великой Отечественной войны.

Активное участие тов. Машерова в борьбе против немецко-фашистских захватчиков и его последующая руководящая работа в комсомоле достаточны для того, чтобы оказывать товарищу Машерову политическое доверие."

Под документом стоит дата - 6 мая 1949 года. Май, май, сиреневый май... До праздника Победы остается три дня. До великого праздника, который приближал и бывший партизанский командир, а потом бригадный комиссар и глава подпольного обкома комсомола Петр Машеров.

Что ж, наконец он может сбросить тяжесть с плеч - соратники по партизанской борьбе дали в Кремль замечательную характеристику. Те, с кем вместе ходил в разведку, проливал кровь за Родину, знают истинную цену мужеству и трусости. Война, посеребрившая им виски, слишком многому научила их - в том числе, и стоять на своем. Отстаивать свое мнение, право на которое завоевано ценой миллионов жизней.

И как же он благодарен этому замечательному феномену - феномену фронтового, партизанского братства, рожденному в окопах и землянках, в рейдах и атаках! Он и сам никогда не бросит боевых друзей в беде.

Ведь именно они, бывшие товарищи по оружию, проявили подлинное мужество, не приняв в расчет, можно даже сказать, проигнорировав факты, которые при прочих равных условиях квалифицируются, как страшный, ломающий судьбу  компромат. Репрессированный в 1937 году отец - сектант.

Нахождение, пусть и кратковременное, в немецком плену. Работа на немцев - правда, в подпольно-антифашистских целях, но сколько истинных подпольщиков, антифашистов и экс-пленных еще доказывают свою преданность социалистической Родине.

Все еще доказывают. Потому что им, другим, - давайте говорить прямо - пока еще не вышла амнистия. И выйдет нескоро.

Ему, Машерову, - уже вышла.

Соратники по партизанской борьбе, по коммунистической партии поддержали его. Перед самим Кремлем. Простили отца-сектанта и плен.

...Май, май, сиреневый май. Хороший месяц, но недаром же говорят, что происходит он от слова "маета".

Все простили герою сучок-задоринку в биографии. Все да не все - кто-то, видимо, не смог. И, похоже, сигнализировал в центр, что есть в ней изъяны. Может, был обижен на судьбу и имел родственников, которым за подобное не вышла индульгенция.

Может, на переломном этапе не поладил с крутым комсомольским вожаком.

А может, просто считал себя идеологически выдержанным товарищем, обязанным доносить наверх обо всяких отклонениях от идеологической линии партии. В том числе, и в чужой биографии.

На эти вопросы, к сожалению, никто из действующих лиц уже не ответит.

И еще ведь остается вопрос-загадка: знал ли сам Машеров про ревнителей своей биографии? И если знал, что думал, как смотрел в лицо при встрече?

Увы, ни продолжения белорусской переписки с Кремлем, ни того, что ей предшествовало, в Национальном архиве не сохранилось. Возможно, продолжения и не было - Москва согласилась с мнением республиканских товарищей и решила оказывать минскому соратнику политическое доверие.

А предыстория просто канула в Лету. А, может, и не канула, а все еще находится в недоступных сейфах. Но согласно диалектике жизни правда обязательно должна восторжествовать. Есть у нее такое малоприятное для подлецов свойство - колоть глаза и выходить наружу.

Зато умным и добрым это свойство правды нравится - так они познают истину. И становятся еще умнее.  И благороднее: ведь у этой локальной истории вполне счастливый конец - победило мужество, а не трусость. Хотя за десять лет до описываемых событий все могло случиться с точностью до наоборот.

В 2007 году в Москве вышла книга Михаила Бублеева «Непобежденный», посвященная бывшему первому секретарю ЦК ЛКСМБ, а затем второму секретарю ЦК КПБ Михаилу Зимянину. В книгу вошло и интервью Михаила Васильевича, которое он дал белорусскому журналисту Александру Улитенку. В нем Зимянин, в частности, приводит такую подробность: Петра Машерова к званию Героя Советского Союза представлял ЦК комсомола, а поддержал Белорусский штаб партизанского движения.

Вот тут-то и выплыла неприятная подробность из биографии комсомольского вожака.

«Когда решение о награждении Машерова приняли, появилось радиотелеграфное сообщение: герой, оказывается, был в плену! Меня это ошеломило, как гром среди ясного неба. В соответствии с положениями о военнопленных, утвержденными тогда Политбюро, те, кто были в плену, не имели права на вступление в партию, на представление к наградам. У них была единственная привилегия – загладить свою вину кровью».

Узнала о прошлом Машерова, по словам Михаила Васильевича, контрразведка.

Дальше дело обстояло так.

«Я обратился к П.К.Пономаренко, - рассказал журналисту М.Зимянин. – Тот сказал: «Что же делать – защищать его или нет? Я этого Машерова даже не видел, как и ты…». Я ответил, что надежные люди очень хорошо отзывались о нем, например, Таня Говерень – инструктор ЦК, которая бывала в тылу врага.

Свой невольный грех Машеров не утаивал – про все написал сам. Одним словом, надо его защитить. «Меня чекисты не послушают, а Ваше слово может стать решающим».

«Хорошо, - сказал Пономаренко. – Но имей в виду, ты лично отвечаешь за своего Машерова. За каждый его поступок». Пономаренко немедленно договорился с Цанавой, и тот сказал, что дело Машерова закрыто.

Действительно, окончилась война. Машеров рос, шел вперед, история с пленом больше не возникала, хотя чекисты напомнили мне о ней. Я ответил им: товарищи, есть решение высших инстанций больше к этому делу не возвращаться».

Добавить к этому можно лишь одно: когда в Москву из белорусского ЦК полетела бумага в защиту Машерова, Зимянин как раз занимал в партийном аппарате республики вторую по важности должность. А значит, действительно разделил ответственность за Петра Мироновича.

Людмила Селицкая, Вячеслав Селеменев, специально для «Исторической правды»00:31 01/10/2013

0

54


Популистский психоз ведет к жестокому разочарованию

Почему случился «октябрь 93-го» и почему он может повториться снова

Потому что в 1992 году власти конфисковали у людей все сбережения путем запуска гиперинфляции в 2600%. Цены за считаные месяцы выросли в десятки раз. Деньги превратились в бумагу...

Сделал это Егор Гайдар, приняв решение о ликвидации контроля за ценами в сверхмонополизированной советской экономике в один день. Это было крайне непрофессионально и безответственно.

Реформы можно было начать иначе, другие возможности существовали. Тогда они не были бы такими варварскими, безжалостными по отношению к людям и не вызвали бы ответного возмущения. Но пошли по пути, который привел к событиям 93-го года (а потом, кстати говоря, к криминальной приватизации и отказу от демократии для защиты ее результатов).

А тогда люди просто обезумели от дикого роста цен и хаоса. Они стали спрашивать у Ельцина, что происходит, требовать разъяснений. Сам он не очень понимал, что происходит: доверился «молодым реформаторам» (Гайдару, Чубайсу и пр.), а также непригодным для России иностранным советам.

Поскольку отвечать было нечего и все прогнозы оказались полной чепухой и враньем, реформаторы стали убеждать Ельцина, что все, кто недоволен, — это «антиреформаторские» силы, и с ними не о чем разговаривать, а надо их давить. Несмотря на то что референдум весны 93-го года показал, что люди хотят мирного сосуществования Ельцина и оппозиции, окружение президента — вот эти самые реформаторы, «интеллектуальная» московская тусовка, челядь — продолжали его стравливать с Верховным Советом и довели дело до указа 1400, т.е. до силовых действий.

Иначе говоря, основная причина событий 93-го года — катастрофический провал реформ и провокационная деятельность «реформаторов», пытавшихся его скрыть.

Что касается стихийно возникшей оппозиции, то, хотя она и выражала реальные настроения людей, ее лидеры — Руцкой и особенно Хасбулатов — были политиками провокационного склада, невысокой политической культуры и активно вместе с Ельциным доводили эскалацию противостояния вплоть до силовой.

Осенью 1991 года в порыве популистского экстаза Съезд народных депутатов предоставил Ельцину безграничные полномочия по ведению реформ. А когда меньше чем через год все увидели, что происходит, и стали требовать от Ельцина объяснений, он в ответ отказался даже приходить в Верховный Совет и повел кампанию о том, что неприятные вопросы о реформах задают «антиреформаторские силы».

Однако и тогда, когда ситуация зашла в тупик после указа 1400, был выход.

Что нужно было делать, а что — не нужно?

Я считал все это безобразие с обеих сторон «доведением до братоубийства» и был не только против того, как проводятся реформы, но и против провокационной деятельности Хасбулатова. Я считал, что нужна смена экономической и внутренней политики, нужен диалог и поиск максимально согласованной, насколько это возможно без ущерба для дела, программы действий.

В сентябре 93-го года противостояние дошло до предела, и противоборствующие стороны уже вообще не слушали друг друга. Дело шло к силовому противостоянию, по сути к гражданской войне.

Ко мне пришел Вешняков (он потом стал председателем ЦИК, а в это время был в Белом доме) и стал просить помочь не доводить дело до кровопролития.
Меня пропустили в Белый дом, я встретился с Руцким, стал убеждать его мирно выйти и вывести людей из окруженного БД и принять участие в назначенных указом Ельцина выборах в Думу.
Если бы он сделал это, то на выборах они получили бы очень много голосов.

Но Руцкой сказал, что уже не принимает никаких решений, т.к. в здании и вокруг него очень много странных вооруженных людей, которые непонятно откуда взялись и не подчиняются ни ему, ни Хасбулатову. Стало ясно, что столкновение неизбежно...

Через короткое время начался вооруженный штурм здания мэрии на Арбате, где находился мой офис, и атака на телецентр «Останкино».

Когда началось вооруженное противостояние, Гайдар по телевизору призвал людей выходить на улицы Москвы. Люди были без оружия, на улицы выбежало очень много подростков. В городе шла стрельба, стреляли снайперы, бесчинствовали вооруженные группы... В результате погибло много случайных людей из тех, кого незадачливый реформатор позвал под пули защищать свои провалившиеся реформы.

На улицах Москвы начиналась гражданская война. Надо было занимать позицию. Бывает так, что приходится допустить зло, чтобы не было значительно большего зла. Худшее, что могло случиться, — это гражданская война в России, а события вели именно к ней. Остановить их можно было лишь путем жесткого, но соразмерного применения силы в отношении тех, кто начал штурмовать правительственные объекты и прорываться с оружием на улицы. В этом заключалась моя позиция, и о ней я сказал в заявлении, записанном в те дни для телевидения.

Но я говорил не только о наведении элементарного порядка, но и о необходимости последующего общественного, парламентского расследования произошедшего и предъявления соответствующего обвинения всем, кто довел до братоубийства. При этом я считал более виновной сторону Ельцина, т.к. именно они были реальной властью в России в тот момент, и это они провели такие «реформы», которые довели до кровавых столкновений. (Мое выступление показали по телевизору, однако после расстрела Белого дома отрезали всю ту часть, где я говорил об ответственности и расследовании.)

Эта позиция стала основой платформы, на которой после октябрьских событий был сформирован избирательный блок «Яблоко». С ней мы пошли на выборы в Думу, получили поддержку около 8%, прошли в парламент, создали фракцию и требовали создания парламентской комиссии по расследованию. Но коммунисты договорились с Ельциным, и вместо расследования они взаимно амнистировали друг друга — и «закрыли вопрос».

Какие уроки нужно извлечь из «октября 93-го», чтобы избежать его повторения?

Урок 1. Массовый популистский психоз, отказ от понимания и анализа СОДЕРЖАНИЯ, как в случае с предоставлением Ельцину неограниченных полномочий, неизбежно ведет к жестокому разочарованию.

Урок 2. Отказ от диалога с обществом, с оппозицией, подмена его пропагандой, взаимными оскорблениями и презрением — неизбежно, раньше или позже, приведет к столкновениям и жертвам.

Урок 3. Попытки решить российские политические и общественные проблемы силовым способом, драками с полицией, революциями, бунтами приводит только к разгулу провокаторов и жертвам. Те, кто это затевает, либо сами являются провокаторами, либо потом будут выброшены, а события будут развиваться не по их сценарию.

Урок 4. Самоуверенность непрофессиональных и безответственных людей, «общественных деятелей», претендующих на роли в политике и прикрывающих, по существу, личные интересы демагогией (тогда — о «реформах», сейчас — о либеральных свободах, «здоровом национализме» и пр.), имеет целью прежде всего личный PR, обогащение.

Урок 5. В российском обществе существовали тогда и существуют сейчас влиятельные фашизоидные силы, прикрывающиеся умышленно либо по недоразумению в том числе «либеральной вывеской». Сейчас они тех, кто с ними не согласен, называют «гадиной» и предлагают «раздавить» — такой у них «либерализм». «Те, кто считает, что за реформы Гайдара и Чубайса надо судить, должны быть стерилизованы, а если это невозможно, то их надо обманывать»; «старики неправильно голосуют и этим мешают нам жить»; «необходимо ввести имущественный ценз для голосования, чтоб право голоса имели только состоятельные граждане» — это тоже их идеи, которые широко транслируются в столь же «либеральных» СМИ.

Если мы не хотим повторения 93-го года, этих людей надо видеть и понимать, что они собой представляют.

Связь между событиями 93-го и сегодняшним днем — в том, что сейчас примерно такие же, как и тогда, персонажи пытаются вытащить на арену свой новый, но по сути аналогичный, популистский проект, чтобы в случае успеха устроить опять что-то похожее на то, что было тогда, с похожими трагическими последствиями.

Не надо идти у них на поводу.

Григорий ЯВЛИНСКИЙ, политик

0

55

ДВОЕЧНИКИ
04 октября 2013, 10:15

Мне уже маячит семьдесят; не завтра, но и не за горами. В этом возрасте, и при некотором жизненном опыте, начинаешь понимать, что искать правых и виноватых в каком-либо конфликте – дело, как правило, бесперспективное. Я, например, искренне уверен, что если бы Ельцин распустил Съезд и Верховный Совет народных депутатов в мае, то осенью никакой трагедии не было бы, как и весной. Значит, он и виноват, что долго тянул. Не уверен, что смогу найти много сторонников. Но дело не в этом. Трагедия произошла. Гражданская война – это всегда трагедия. Я так считаю сейчас, и так считал тогда. Конечно, я был по одну сторону баррикад, считал ее правой и надеялся на ее победу. А теперь я вижу, что моя сторона проиграла, не тогда, а сейчас. Проиграли все.

А кто победил в результате Великой французской революции, какая политическая сила? Жиронда? Якобинцы? Директория? Никто. Точнее – никакая из противостоящих сторон. Можно рассуждать и по-другому: если двигаться в прошлое, начиная с некоторого конфликта, то можно попеременно находить обоснования вины любой из сторон.

Знаете, через 20 лет, а давайте считать, что мы все стали мудрее на 20 лет, можно уже думать о другом: что привело к этой трагедии? Что получилось в результате? И каковы выводы для всех нас?

Возможно, я не прав, но мне представляется, что конфликт, подобный произошедшему двадцать лет назад, был почти предопределен. И дело не в последовательности конкретных событий и действиях отдельных фигур, а в среде, которая возбуждала эти фигуры и формировала эти события. Напоминаю: семьдесят лет большевизма приучили нас, что «кто не с нами, тот против нас!». Поиск компромисса – это проявление слабости.

Большевики методично формировали в нас конфликтную политическую культуру. То, что я скажу, может показаться бредом, но я готов обосновывать это перед любыми оппонентами: двадцать лет назад Ельцин был одним из самых компромиссных политиков в России. Именно поэтому не распустил Съезд в мае, когда у него во внутреннем кармане пиджака уже лежал первый вариант указа о роспуске. Но для компромисса одной стороны мало. Вместе с тем взгляд на политику как на игру с нулевой суммой был свойственен всем. Давайте помнить также, что я назвал только одну из деформаций мышления из числа свойственных хомо-советикус.

Второе обстоятельство, которое мы должны учитывать и которое отличало Россию от большинства постсоветских стран: в России не было общества и элиты, консолидированных вокруг идеи реформ и отказа от советского прошлого. Мы были расколоты. Причем на несколько кусков, и либеральные реформаторы никогда не были большим куском. Добавьте к этому глубочайший финансово-эконмический кризис, обостряющий противостояние. Приправьте это всеобщим идеологическим возбуждением – всеобщей тризной по почившей советской идеологии, и вы получите атмосферу постоянного остервенелого конфликта.

Да, конфликт был неизбежен. Это подтверждается не только тем, что ему предшествовал августовский путч 1991 года, но и всей цепочкой событий с начала 1992 года. Он мог произойти и в марте 1993 года, но тогда нашли выход в референдуме. Конфликт мог произойти и позже – в ноябре, когда мог состояться очередной съезд депутатов, на котором они вновь планировали подвергнуть Ельцина импичменту. Но последнее маловероятно, поскольку в августе Ельцин получил информацию о том, что в Парламентском центре на Трубной площади (сейчас снесен) нелегально концентрируется оружие. Дальше президент отступать не мог.

Закономерен вопрос: а возможно ли было поражение Ельцина и что было бы тогда? На первую половину вопроса ответить трудно. Ясно, что такой исход не был исключен. А со второй половиной вопроса – все очевидно. Мы имели бы кровь и репрессии по всей стране. Это была бы власть свирепой фашистской хунты, возглавляемой смесью Макашовых и Баркашовых. Я помню, как в конце сентября, начале октября видный правозащитник и видный демократический политик взывали (по отдельности) к Ельцину: «Раздавить фашистскую гадину!». Призыв был оправдан. В Белом доме власть уже перешла к Макашовым и Баркашовым; депутаты, Хасбулатов и Руцкой, ничего уже не решали, а служили ширмой; уже были составлены стартовые, победные расстрельные списки. Ельцин раздавил гадину. И на совести тех, кто взывал, последующие упреки. Именно он, в очередной раз взяв на себя ответственность, спас множество людей по всей стране от гибели или лагерей, а страну от очередного исторического позорища. Он взял на себя ответственность, и он за все, понятное дело, отвечает. У него так всю жизнь и было.

Но проиграли все равно все. Зрелище конфликта в Москве привело многих в России к разочарованию в демократии. Именно тогда началось: граждане начали оставлять страну на поток и разграбление политикам, уходя от политики в свое выживание или в свою жизнь – как кому везло. Именно равнодушие граждан привело к власти Путина и отдало ему и его кооперативу Россию, со всеми потрохами и минералами. Вот тогда и состоялось поражение тех, кто стоял по разные стороны баррикад в 90-х. Как, впрочем, и поражение совершенно непричастных, которые тогда ничего не знали про эти баррикады или даже еще не родились.

Но и это все – не самое страшное. А вот что страшно: никто ничему не научился. Россия – страна уникальной топологии. В какой бы ее сколь угодно малой окрестности она не разделилась на две конфликтующих части, любая из этих частей может снова разделиться на две – по поводу другого конфликта. Страна разделена на ворующих и обворовываемых. Ворующие бесконечно делимы внутри себя. Обворовываемые – то же самое. Страна идет к взрыву, спор вокруг которого может быть только один: это последний? После него ничего не останется? Или это еще не все? Страшны не сами трагедии, а мы – не извлекающие из них уроков.

0

56

20 ЛЕТ БЕЗ ПРАВА НА НАДЕЖДУ
04 октября 2013, 12:06

Если кто-то еще думает, что 20 лет назад ВСЕГО ЛИШЬ был расстрелян Парламент России из-за конфликта в верхушке власти- тот вообще ничего не понял. Конечно, расстреливать законно избранный орган народовластия очень плохо и преступно. Но даже не это главное.

Смею утверждать, что 3-4 октября в стране де-факто произошла КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ, в результате которой к власти вновь пришла так называемая "номенклатура".(В советские времена страной фактически управляла "партноменклатура КПСС", на которую в годы "перестройки" обрушилась основная критика за все грехи). Проще говоря, правящим классом в стране снова стала высшая бюрократия.

Юридическое оформление этой победы состоялось чуть позже, в декабре 1993, когда была принята новая Конституция, приличная с виду, но навеки закреплявшая за новой НОМЕНКЛАТУРОЙ господство в форме "суперпрезидентской" республики, а по сути- иерархической "вертикали власти", ведущей страну к авторитаризму в любой форме ( в зависимости от личности Президента страны).

Трагедия октябрьского(1993 г.) переворота состоит в принципиальной разнице между "старой" и "новой" номенклатурой, которая пришла к власти на броне танков, открывших огонь по парламенту страны. Если "старая" номенклатура была по рукам и ногам связана: а) общегосударственной собственностью; б) идейными догмами; в) жесткой репрессивной системой ( КГБ ,МВД, Прокуратура), идейно и ментально "заточенной" на защиту интересов государства, то новая каста бюрократов была абсолютно свободной в выборе форм и методов извлечения преимуществ от обладания властью.

Поэтому 3-4 октября танковыми орудиями в стране на самом деле была расстреляна так и не сформировавшаяся российская демократия, а вместе с нею- историческая перспектива на цивилизованное развитие страны. Как говорится, аминь!

Бессмысленно осуждать исполнителей этого преступления: они не ведали, что творили. Более того, они наивно полагали, что тогда ЗАЩИЩАЛИ демократию и отстаивали право России на светлое будущее.

Многие депутаты расстрелянного парламента рассказывали мне, что ночами из Белого дома после его расстрела вывезли несколько автобусов, груженных трупами защитников Верховного Совета. Честно говоря, у меня нет оснований не верить своим коллегам, думаю, эта история требует отдельного серьезного разговора.

Но дело даже не в количестве жертв и жестокости преступления. Пострадавшими и даже заложниками этого позорного события (кстати, где было в те дни "мировое общественное мнение"?!) стали мы все, то есть подавляющее большинство граждан России, потерявших на долгие годы надежду на лучшее будущее.

Именно 3-4 октября в стране произошло событие, сопоставимое по последствиям с историческими параллелями 1905 года. Тогда правящаяя верхушка не поняла ( не захотела или не сумела), что монархия окончательно себя изжила и ведет страну к великим потрясениям. Перейди тогда страна на Конституционную монархию, отечественная, да и вся мировая история не была бы столь трагичной и кровавой.

Но желание сохранить абсолютную власть, не ограничиваемую ни парламентом, ни судами, ни обществом привело Россию к совершенно логичным революциям 1917( а как еще менять прогнившую систему?!), а затем к череде кровавых событий: гражданской войне, массовому террору и репрессиям, голодомору и .д. Цена, которую заплатил наш народ за преступные "ошибки" власти, уже известна: десятки миллионов погибших и еще большее количество пострадавших.

Последствия событий 3-4 октября 1993 года еще до конца не известны никому: мы не знаем, чем закончится в стране очередной эксперимент над историей, когда власть вновь сосредоточена в руках вороватой НОМЕНКЛАТУРЫ, априори неспособной эффективно управлять страной в интересах большинства и воспринимающей стремление к политическим переменам как открытую угрозу своим коренным материальным интересам.

Пока же мы можем только подвести некоторые итоги правления новой НОМЕНКЛАТУРЫ, получившей власть в далеком 1993. В стране нет Парламента (не считать же ГосДуру органом настоящего народовластия!), отсутствуют независимые суды( посмотрите в Конституции, кто и как НАЗНАЧАЕТ руководителей судов), нет честных выборов и реальной сменяемости власти, нет свободных СМИ и институтов гражданского общества, нет влиятельных массовых политических партий.

Зато есть практически несменяемая "вертикаль власти", чудовищная коррупция сверху донизу, деградация права, морали и нравственности, стагнирующая и технологически безнадежно отсталая экономика. Россия стала страной чиновников и миллиардеров, не связывающих с ней свои долгострочные интересы.

И виноват в этом не Пушкин, и даже не Путин (он действует в рамках Основного закона, в соответствии с которым его решения и есть Закон). Виноваты во всем мы, граждане России, которые не поняли, что ровно 20 лет назад нам вновь навязали порочную СИСТЕМУ ВЛАСТИ, которая отняла у нас самое главное право: право на надежду. Надежду на то, что мы живем в правильной стране. Надежду на нормальную, стабильную и безбедную жизнь подавляющего большинства граждан России. Надежду на спокойное настоящее и предсказуемое будущее.

Геннадий Гудков
политик, экс-депутат ГД, бывший член президиума партии "Справедливая Россия"

0

57

Зря ждем перемен

В октябре 1993 года я, как и многие другие, с ужасом смотрел на разгорающийся по Москве пожар, пытался понять, завершится ли схватка президентской администрации и депутатского съезда гражданской войной в столице или перекинется на всю страну. Словом, я жил в том же ежедневном кошмаре, что и большинство людей, надеявшихся, что после августа 1991 года начнутся реальные перемены. Собственно, это большинство было свято уверено, что в случае победы Руцкого и Хасбулатова никаких изменений к лучшему не будет, а вот если Ельцин удержится...

Ельцин удержался. Перемены налицо. Но я пишу это вовсе не для того, чтобы бросать комья грязи в Бориса Николаевича или в свои тогдашние надежды. Октябрь 1993 года оказался не развилкой, он был продолжением, вот в чем дело. Именно этого мы и не понимали – ни до октября, ни тогда, ни теперь. Продолжением выживания той самой номенклатуры, которая как змей из русских сказок – одну голову отрубаешь, а уже новая растет, краше прежней.

Вся советская история была борьбой за выживание этой номенклатуры. Ее вырубали властители – и тут же формировали слой своих собственных приверженцев. Чекисты воевали с партаппаратчиками, партаппаратчики стремились уменьшить влияние Лубянки, генсеки то превращали региональных князьков в бесправных рабов Москвы, то давали им возможность почувствовать себя настоящими феодалами. Так мы и прожили до 1991 года, когда система, изнуренная собственной бессмысленностью и борьбой всех со всеми, рухнула как карточный домик.

Система рухнула, а номенклатура осталась
. Из окон выбрасывали тех, кто не сумел приспособиться. Потом по окнам тех, кто хотел взять реванш, пуляли из танков. Но самые ушлые, самые способные, самые современные – они остались. И преспокойно скрестили ту самую идеологию охранительства и "особого пути", торжествовавшую еще в позднем Советском Союзе, но на этот раз очищенную от коммунистической шелухи, с такими деньгами, о которых их предшественники могли только мечтать.

Другое дело, что эта охранительная идеология вроде бы куда в большей степени соответствовала взглядам проигравших в 1993 году, чем представлениям о будущем тех, кто победил. Но прелесть российской номенклатуры как раз в том, что на самом деле никаких взглядов – кроме взгляда через забор Рублевки – у нее никогда не было, нет и не будет. Просто в 1993 году для того, чтобы преуспеть и получить доступ к закромам родины, необходимо было разыграть из себя реформаторов – реформаторов на время приватизации.

А когда приватизация закончилась и никакой необходимости играть в европейцев уже не было – можно стало просто жить где-нибудь на Лазурке. А обворованному населению предложили и дальше слушать его любимую песню "Валенки", только уже в бесподобном исполнении Владимира Владимировича. Номенклатура выжила, победила, обогатилась и приступила к поискам новых спасителей Отечества. А мы все ждем перемен.

Виталий Портников, 04.10.2013

0

58

Российский ученый: Основатель нашего государства - хан Батый 

Управление Россией до сих пор проходит по системе, заложенной в Золотой Орде.

Об этом идет речь в книге российского ученого Геннадия Тюньдешева «Великий хан Батый – основатель Российской государственности». Название книги верно отражает суть – управление Россией до сих пор проходит по Системе, заложенной в Золотой Орде (от конфуцианской законности до почитания Начальника), пишет сайт «Толкователь».

То, что останки Киевской Руси и Золотой Орды существовали в своеобразном симбиозе, это основа не только евразийской теории (возникшей в первой трети ХХ века), но и система мировоззрения множества российских историков. Поэтому Геннадий Тюньдешев, доцент Института истории и права Хакасского государственного университета и кандидат юридических наук, в своей книге лишь систематизировал эти теории.

Созданное ханом Батыем государство существует до сих пор, хотя государственным языком теперь является русский (смесь славянского с тюркским), о языке основателя Российской империи напоминают термины в названиях институтов государственной власти и права как: «казначейство», «таможня», «закон», «деньги», «дума», «ямская служба», «кара», «караул» и т.д. Благодаря хану Батыю воины и пастухи степей стали жителями городов – чиновниками, купцами, промышленниками, ремесленниками, владельцами земли и земледельцами, строителями дорог, караван-сараев, больниц и школ. В русском же языке об этом нам напоминают следующие слова: «книга», «карандаш», «учитель», «ученый», «час» и т.д.

Московское протогосударство было такой же частью Орды, как Крымское, Казанское, Астраханское ханства, Узбекский улус, на руинах которого возникли Ногайская Орда, Казахское и Сибирское на Тоболе, Хивинское ханства. Де-юре Россия окончательно вышла из-под контроля Орды только в начале XVIII века, когда Петр I прекратил выплату дани Крымскому ханству (самому сильному осколку Орды до того времени). C этого момента Россия становится единственным правопреемником Орды.

Русские княжества платили дань сарайским ханам, за что имели торговый флот на Волге, религиозную резиденцию в Сарае, освобождение русской православной церкви от всех видов налогов. В лице метрополии, каковой для них была Золотая Орда, они имели духовную и военную поддержку в многочисленных войнах со своими северо-западными соседями, такими как Шведское королевство и немецкий Тевтонский орден, Польша и Великое княжество Литовское, Венгерское королевство. Галицкая Русь.

«Нынешняя Россия формировалась не на почве Киевской Руси, которая распалась на несколько суверенных государств еще в XII веке, за век до появления «монголов», не в соперничестве с ордынцами, с которыми не было у русских трений на религиозной или культурной почве. Россия возникла на совершенно новой московской почве, которая была органической частью золотоордынской государственности; она выросла из соперничества Московии с ханствами, входившими ранее в Золотую Орду, за право наследия распадающегося великого государства», - пишет автор книги.

Традиции Золотой Орды надолго укоренились в жизни России. Многие законы и элементы культуры Золотой Орды были настолько прочны, что существовали не только в эпоху немецких царей России, но и дожили до наших дней.

«Государственная система, введенная завоевателями в побежденной стране, представляла собою верх обдуманности и дисциплины по сравнению с тем патриархальным укладом, какой существовал на Руси до татар. «Азиатское» наследие было предметом гордости, а не осуждения. Оно было органичным элементом русской жизни: русский язык и культура просто пропитаны тюркскими заимствованиями.

Москва как центр формирования русской государственности, в отличие от Суздаля, Владимира или Новгорода, появилась непосредственно из золотоордынской среды. Причем не столько благодаря сбору налогов, сколько потому что она восприняла многие «татарские» законы и политические традиции», - писал об этом другой российский историк Михаил Худяков.

Языком московской бюрократии был некий мета-тюркский язык — транслитерированная калька тюрко-татарских формул и форм. По-видимому, московские бюрократические бумаги следовали некоему ордынскому формату, вплоть до их художественного оформления.

Канцелярский язык Золотой Орды был тюркским, написанным вначале уйгурской письменностью, а затем и арабской графикой. Практически мгновенно он стал и языком межнационального общения на территории всего Улуса Джучи. Русские писцы владели как тюркским языком, так и арабской графикой. Это подтверждается многочисленными находками арабской вязи на документах и предметах русского быта тех лет, изготовленных русскими мастерами, и даже совершенно естественным переходом с русского на тюркский в «Хожении за три моря» тверского купца Афанасия Никитина.

Существовал в Золотой Орде и коллегиальный орган народного представительства — так называемый курултай. В нём участвовали сыновья хана, его ближайшие родственники (царевичи), вдовы ханов, эмиры, нойоны, темники и др. Воля хана, его решение на курултае являлись окончательными и неоспоримыми. Сегодня почти полный его аналог – Государственная Дума.

Князь и историк Николай Трубецкой писал в своих трудах, что «русский царь явился наследником монгольского хана. «Свержение татарского ига» свелось к замене татарского хана православным царём и к перенесению ханской ставки в Москву». Вывод неожиданный с точки зрения привычных нам учебников, но события последующей русской истории прямо указывают на его справедливость.

Мы приводим отрывок из книги Геннадия Тюньдешева «Великий хан Батый – основатель Российской государственности», в котором он описывает элементы ордынской государственности, не только дожившие до современной «вертикали власти» и «суверенной государственности», но и ставшие их основой.

«С правления хана Удэгэя началось китайское влияние на систему управления государством, подмена права конфуцианством.

В тюрко-монгольском государстве стал доминировать «тип общества, который существовал в Китае
и всячески поддерживался в течении веков, и, соответствует тому, что предложило конфуцианство. Ячейка общества – это семья с иерархической организацией и почти абсолютной властью главы семьи. Община и само государство должны соответствовать этой модели семьи и избегать сколько-нибудь значительного вмешательства в отведенный ей широкий круг дел. Жителю общины полагалось строго следовать ритам, соответствующим статусу, который житель имеет в общине. Соблюдение ритов, предписываемых обычаем, заменяло в Китае законопослушание.

В этой статичной концепции общества в качестве основных принципов выступали: сыновняя любовь, подчинение высшим в иерархии, запрещение любых эксцессов и возмущений». В китайской концепции закон играет второстепенную роль, в основном репрессивную. В VII веке император Кан Ши открыто заявил: «Число тяжб беспримерно возрастает, если люди не будут бояться обращаться в суды, надеясь легко найти там справедливость… Половины наших подданных не хватит, чтобы решать споры другой половины. Поэтому я требую, что бы с теми, кто обращается в суды, обходились безжалостно, так чтобы они почувствовали отвращение к закону и тряслись от страха одной мысли предстать перед судьёй».

Поэтому, эти исторические факторы усугубляли неприязнь к закону. Кроме того, есть и другие факторы, «среди них на первом плане плохая (умышлено плохая) организация правосудия, что отнюдь не волнует власти.

Чиновник, на которого возложено вершить правосудие, весьма далек от тяжущихся так как, по общему правилу, он приглашается на этот пост из другой провинции и поэтому плохо знает местные наречия и обычаи. Его служащие, с которыми непосредственно имеют дело тяжущиеся, коррумпированы. Они нарочно затягивают процесс, ибо кормятся от него. Обращение с тяжущимися унизительное, а исход процесса всегда сомнителен. «Выигранный процесс – потерянные деньги», – говорит народная поговорка.

Всё это побуждает китайцев обходить суды и решать споры путём внесудебных процедур». Другими словами для китайского общества законы не являются нормальным средством решения конфликтов между людьми. «Законы, с позиции конфуцианства, никакого значения для улучшения общества не имеют, чем их меньше, тем лучше, обращение к правосудию аморально, и все эти постулаты твердо укрепились в общественном сознании», начиная с Золотой Орды и до современной Российской Федерации».

Автор книги подчеркивает, что такое отношение к праву в России существует до сих пор. Это одно из доказательств того, что основатель и первый правитель Золотой Орды - хан Батый — является основоположником современного Российского государства.

0

59

А был ли Феликс железным?

Секретные подробности биографии Феликса Дзержинского.

Oн стоял в центре огромной площади на высоком гранитном пьедестале спиной к казематам и лицом к Кремлю. Его длиннополая кавалерийская шинель расстегнута, правая рука в кармане крепко сжимает револьвер, левая нервно мнет фуражку. Ходили слухи, что благодарные Феликсу большевики распорядились отлить скульптуру из чистого золота, а кое-кто уверял, что тонны драгоценностей – весь золотой запас ГПУ–НКВД–КГБ – замурованы под постаментом.

– Нравится памятник? – спросил меня старичок прохожий. – А знаете, почему именно так установили фигуру Феликса Дзержинского? – спросил он еще и, не дожидаясь, ответил: У него за спиной люди проверенные. За них он спокоен. Он смотрит за теми, кто сегодня сидит за кремлевскими стенами. За ними нужен глаз да глаз…

Рубаха-парень

Дзержинский родился 11 сентября 1877 года в имении Дзержиново Виленской губернии (Польша) в богатой дворянской семье. Мать – полька, отец – еврей. История создания этой семьи достаточно необычна: двадцатипятилетний домашний учитель Эдмунд Иосифович, взявшийся обучать точным наукам дочерей профессора Янушевского, соблазнил четырнадцатилетнюю Елену. Любовников быстро поженили и под предлогом «Елениной учебы в одном из лучших европейских колледжей» с глаз долой отправили в Таганрог. Эдмунд устроился в местную гимназию (одним из его учеников был Антон Чехов). Пошли дети… И семья вскоре вернулась на родину.

Будущий чекист появился на свет так.

Беременная Елена Игнатьевна не заметила открытый люк подпола и провалилась. Той же ночью родился мальчик. Роды были трудными, но ребенок родился в рубашке, поэтому его назвали Феликс (Счастливый).

Ему было пять лет, когда от чахотки умер отец, а 32-летняя мать осталась с восьмью детьми. Если верить биографам Дзержинского, в детстве он был вундеркиндом. Действительно: с шести лет читал по-польски, с семи – по-русски и по-еврейски. Но учился Феликс средне. В первом классе остался на второй год. Учившийся в этой же гимназии будущий глава правительства Польши Иосиф (Юзеф) Пилсудский (в 1920 году его «железный» однокашник поклянется лично расстрелять «собаку Пилсудского» после взятия Варшавы) отмечал, что «гимназист Дзержинский – серость, посредственность, без каких-либо ярких способностей». Хорошо успевал Феликс только по одному предмету – Закону Божьему, даже мечтал о сане священника, но вскоре разочаровался в религии.
Мать воспитывала детей в неприязни ко всему русскому, православному, рассказывая о польских патриотах, повешенных, расстрелянных или угнанных в Сибирь. Позже Дзержинский признавался: «Еще мальчиком я мечтал о шапке-невидимке и уничтожении всех москалей».

В подобных семьях обычно с детства стремятся к учебе и знаниям, а затем к открытию собственного дела. Но Феликс рано стал крутить любовные романы. Потерял интерес к учебе. Однажды оскорбил и прилюдно дал пощечину учителю немецкого языка, за что был исключен из гимназии. Сблизился с уголовниками, занимался в подпольных кружках еврейской молодежи, участвовал в драках, расклеивал по городу антиправительственные листовки. В 1895 году вступил в литовскую социал-демократическую группу.

Детство закончилось.

Начитавшись Маркса

После смерти матери Феликс получил 1000 рублей наследства и быстро пропил их в местных пивных (на похороны он не явился, да и вообще не вспоминал ни мать, ни отца ни в письмах, ни устно, как будто их и не было вовсе), где целыми днями с такими же бездельниками, начитавшимися Маркса, обсуждал планы построения общества, в котором можно было бы не работать. Муж старшей сестры Альдоны, узнав о «проделках» шурина, выгнал его из дома, и Феликс начал жизнь профессионального революционера. Он создает «боювки» – группы вооруженной молодежи (среди его соратников той поры, например, известный большевик Антонов-Овсеенко). Они подначивают рабочих на вооруженную бузу, расправляются со штрейкбрехерами, организовывают теракты с десятками жертв. Весной 1897 года «боювка» Феликса искалечила железными прутьями группу рабочих, не желавших бастовать, и он вынужден был бежать в Ковно (Каунас).

…В полицию Ковно поступило агентурное сообщение о появлении в городе подозрительного молодого человека в черной шляпе, всегда низко надвинутой на глаза, в черном костюме. Его видели в пивной, где он угощал рабочих с фабрики Тильманса. На допросе те показали: незнакомец вел с ними разговор об учинении на фабрике бунта, в случае отказа грозил жестоко избить.

17 июля при аресте молодой человек назвался Эдмундом Жебровским, но вскоре выяснилось, что он «столбовой дворянин Дзержинский». Не сумев доказать его личного участия в многочисленных кровавых разборках (подельники не выдали!), но все-таки продержав год в тюрьме, его сослали на три года в Вятскую губернию. «Как по своим взглядам, так и по своему поведению, – пророчески доносил жандармский полковник вильненскому прокурору, – личность в будущем очень опасная, способный на все преступления». Биографы, описывая следующий период жизни Дзержинского, отделываются общими фразами: «вел разъяснительную работу в массах», «пламенно выступал на собраниях». Если бы! Это был человек действия. В 1904 году в городе Ново-Александрии он попытался поднять вооруженное восстание, сигналом к которому стал бы теракт в воинской части. Феликс заложил динамит в офицерском собрании, однако в последний момент его подручный струсил и бомбу не взорвал. Пришлось удирать через забор.

По свидетельству боевиков Феликса, они беспощадно убивали всех, на кого падало подозрение в связях с полицией: «Мы стали подозревать Кровавого, и он стал от нас скрываться. Мы его поймали и всю ночь расспрашивали. Потом пришли судьи. На рассвете мы вывели Кровавого на кладбище Повонзки и там расстреляли». Один из приближенных Феликса боевик А. Петренко вспоминал: «Рисковать своей жизнью перед лицом боевиков, быстро расправляющихся с заподозренными, охотников не было. Расправа над предателями и тайной агентурой была делом первой необходимости. Такие эпизоды, происходившие почти ежедневно, были обставлены гарантиями правосудности расстрела. Обстановка была такова, что сейчас можно осудить кого-либо за эти расправы» (РЦХИДНИ, фонд 76).

Особенно жестоко Дзержинский расправлялся с так называемыми черносотенцами. Решил он как-то, что жильцами дома № 29 по улице Тамке готовится еврейский погром, и приговорил всех к расстрелу. Эту расправу сам описал в своей газете «Червонный Штандарт»: «Товарищи наши исполнили это 24 ноября. В квартиру по Тамке вошло по парадному входу 6 человек и 4 от кухни с требованиями не трогаться с места. Встретили их стрельбой; некоторые из банды пытались спасаться бегством. Не было возможности поступить иначе, как решительно рассчитаться с преступниками: время не ждало, опасность грозила нашим товарищам. В квартире на Тамке пало шесть или семь предводителей «черной сотни». (Тот же фонд.)

И что интересно:
. Почему? Есть данные, что главная причина – в слабой свидетельской базе. Свидетелей его преступлений соратники убивали, судей и прокуроров запугивали. По собственным воспоминаниям Дзержинского, он «откупался взяткой». (Сверчков Д. Красная новь. 1926.
№ 9.) А откуда у него такие деньги? И вообще, на какие шиши он жил?

Золото партии

Судя по расходам, деньгами Дзержинский распоряжался немалыми. На фотографиях тех лет он в дорогих щегольских костюмах, лакированных ботинках. Разъезжает по странам Европы, живет в лучших отелях и санаториях Закопане, Радома, Петербурга, Кракова, отдыхает в Германии, Италии, Франции, ведет активную переписку со своими любовницами. 8 мая 1903 года пишет из Швейцарии: «Опять я в горах над Женевским озером, вдыхаю в себя чистый воздух и великолепно питаюсь». Позже сообщает сестре из Берлина: «Я странствовал по свету. Вот уже месяц, как я уехал из Капри, был в итальянской и французской Ривьере, в Монте-Карло и даже выиграл 10 франков; затем любовался в Швейцарии Альпами, могучей Юнгфрау и другими снежными колоссами, горящими заревом при закате солнца. Как прекрасен мир!» (Тот же фонд, опись 4, дело 35.)

Все это требовало бешеных затрат. К тому же огромные суммы шли на зарплату боевикам (Дзержинский платил по 50 рублей в месяц каждому, в то время как средний рабочий получал 3 рубля), на издание газет, прокламаций, листовок, на организацию съездов, освобождение революционеров под залог, взятки чинам полиции, подделку документов и многое другое. Беглое знакомство с его расходами показывает: ежегодно сотни тысяч рублей. Кто же его финансировал?
По одной из версий, на организацию смуты в России денег не жалели ее враги, по другой – золотоносной жилой была экспроприация содержимого банков, попросту грабеж…

Железный портняжка и социал-сексуал

На вопрос, подвергался ли он репрессиям за революционную деятельность до Октябрьской революции, «первый чекист» писал в анкете: «Арестовывался в 97, 900, 905, 906, 908 и 912 годах, просидел всего 11 лет в тюрьме, в том числе на каторге (8 плюс 3), был три раза в ссылке, всегда бежал». Но за какие преступления – молчок. Из книг известно: 4 мая 1916 года Московская судебная палата приговорила его к 6 годам каторжных работ. Но ни слова о том, что при царском режиме к каторге приговаривались только убийцы…

Февральская революция застала Дзержинского в Бутырской тюрьме. Он как ребенок радовался тому, что научился шить на швейной машинке и даже впервые в жизни заработал 9 рублей, обшивая сокамерников. В свободное время играл в дурака и подглядывал за женщинами из соседней камеры через дыру в стене. («Женщины танцевали, ставили живые картины. Затем требовали такого же от мужчин. Мы становились в таком месте и в такую позу, чтоб они видели…» Ю. Красный-Ротштадт.)

1 марта 1917 года Феликса освободили. Вышел он из Бутырки еле живым – сокамерники, уличив в стукачестве начальнику тюрьмы, жестоко его избили. Однако в Польшу он не вернулся. Некоторое время болтался по Москве, а потом уехал в Петроград. Что интересно: выйдя из каземата с дырявыми карманами и в шапке на рыбьем меху, он вскоре начинает высылать своей любовнице Софье Мушкат в Швейцарию по 300 рублей в месяц в адрес кредитного банка в Цюрихе. И всю переписку и пересылку ведет через враждебную России Германию!..

В.О.Р. (Великая Октябрьская революция)

Сразу после Февральской революции (как только запахло жареным!) в Россию со всего света съезжаются политические авантюристы, международные террористы, жулики и мошенники всех мастей. Июльская попытка захвата власти большевиками проваливается с треском. В августе собирается VI съезд большевиков… Дзержинский, в детстве мечтавший «перебить всех москалей», вдруг решает избавить их от эксплуататоров. И хотя большевиком он никогда не был, его сразу избирают в ЦК партии и устраивают секретную встречу с прячущимся в Разливе Лениным.

Бывшие политические враги (большевики, эсеры и т.д.) на время объединяются в единый фронт и общими усилиями 7 ноября (25 октября по ст. ст.) захватывают капитанский мостик Российской империи. Вначале они клялись, что к власти пришли только до съезда Учредительного собрания, но едва депутаты приехали в Петроград, как их просто-напросто разогнали. «Морали в политике нет, – заявил Ленин, – а есть только целесообразность».

Активную роль в захвате власти играл Дзержинский. «Ленин стал совсем невменяемый, и если кто-то имеет на него влияние, так это только «товарищ Феликс». Дзержинский еще больший фанатик, – писал народный комиссар Леонид Красин, – и, в сущности, хитрая бестия, запугивающая Ленина контрреволюцией и тем, что она сметет нас всех и его в первую очередь. А Ленин, в этом я окончательно убедился, самый настоящий трус, дрожащий за свою шкуру. И Дзержинский играет на этой струнке…»

После Октября Ленин направил вечно грязного, небритого, постоянно всем недовольного «железного Феликса» в Наркомат внутренних дел как человека, знающего уголовный мир и тюремную жизнь. Туда он направлял всех, чьи головы уже стригли тюремные машинки…

7 декабря 1917 года Совет Народных Комиссаров торопливо создает Всероссийскую Чрезвычайную Комиссию по борьбе с контрреволюцией и саботажем. И хотя комиссии этой отведена роль следственного комитета, санкции ее членов куда шире: «Меры – конфискация, выдворение, лишение карточек, опубликование списков врагов народа и т.д.». По свидетельству Лациса (возглавлял отдел ВЧК по борьбе с контрреволюцией. – Ред.), «Феликс Эдмундович сам напросился на работу в ВЧК». Он быстро входит в курс дела, и если в декабре еще сам нередко ездит на обыски и аресты, то в начале 1918 года, заняв обширнейшее здание с погребами и подвалами на Лубянке, начинает лично формировать команду.

Мокрушник № 1

Первой статистически официальной жертвой чекистов считается некий князь Эболи, который «от имени ВЧК грабил буржуев в ресторанах». С его расстрела пошел отсчет жертв тоталитарного режима. Под приговором – подпись Феликса Дзержинского.

…Известный факт. В 1918 году на одном из заседаний Совнаркома, где обсуждался вопрос о снабжении, Ленин послал Дзержинскому записку: «Сколько у нас в тюрьмах злостных контрреволюционеров?» Первый чекист вывел на бумажке: «Около 1500». Точной цифры арестованных он не знал – за решетку сажали кого попало, не разбираясь. Владимир Ильич хмыкнул, поставил возле цифры крест и передал бумажку обратно. Феликс Эдмундович вышел.

Той же ночью «около 1500 злостных контрреволюционеров» поставили к стенке. Позже секретарь Ленина Фотиева разъясняла: «Произошло недоразумение. Владимир Ильич вовсе не хотел расстрела. Дзержинский его не понял. Наш вождь обычно ставит на записке крестик в знак того, что прочел ее и принял к сведению».

Утром оба сделали вид, что ничего чрезвычайного не произошло. Совнарком обсуждал архиважный вопрос: к Москве подходил долгожданный состав с продовольствием.

Бежавший за границу бывший комиссар ЧК В. Беляев в своей книге опубликовал фамилии «контрреволюционеров»:
«Список расстрелянных, умерших от голода, замученных, зарезанных, удушенных ученых и писателей: Христина Алчевская, Леонид Андреев, Константин Арсентьев, Вал. Бианки, проф. Александр Бороздин, Николай Вельяминов, Семен Венгеров, Алексей и Николай Веселовские, Л. Вилкина – жена Н. Минского, историк Вязигин, проф. физики Николай Гезехус, проф. Владимир Гессен, астроном Дм. Дубяго, проф. Мих. Дьяконов, геолог Александр Иностранцев, проф. экономики Андрей Исаев, политэконом Николай Каблуков, экономист Александр Кауфман, философ права Богдан Костяковский, О. Лемм, беллетрист Дм. Ливен, историк Дмитрий Кобеко, физик А. Колли, беллетрист С. Кондрушкин, историк Дм. Корсаков, проф. С. Кулаковский, историк Ив. Лучицкий, историк
И. Малиновский,  проф. В. Матвеев, историк Петр Морозов, проф. Казанского университета Дарий Нагуевский, проф.
Бор. Никольский, историк литературы Дм. Овсянников-Куликовский, проф. Иосиф Покровский, ботаник
В. Половцев, проф. Д. Радлов, философ
Вас. Розанов, проф. О. Розенберг, поэт
А. Рославлев, проф. Ф. Рыбаков, проф. А. Сперанский, Кл. Тимирязев, проф. Туган-Барановский, проф. Б. Тураев, проф. К. Фохш, проф. А. Шахматов… и много других, имена их ты, Господи, веси».

Это было только начало. Скоро к этим именам прибавятся еще более известные люди России.

В первые годы работы следователем мне удалось застать в живых первых чекистов, разжалованных за прегрешения в милиционеры. Старики ветераны иногда откровенничали: «Помню, поймали нескольких подозрительных типов – и в ЧК. Сажают на скамейку, во дворе автомобильный мотор на всю катушку, чтобы прохожие выстрелов не слышали. Подходит комиссар: ты, падла, будешь сознаваться? Рраз пулю в брюхо! Спрашивают у других: у вас, падлы, есть в чем сознаться советской власти? Те на колени… Рассказывали даже то, чего не было. А обыски как проводили! Подъезжаем к дому на Тверском бульваре. Ночь. Окружаем. И все по квартирам… Все ценности в контору, буржуев в подвал на Лубянку!.. Вот это была работа! А что Дзержинский? Он и сам расстреливал».
В 1918 году отряды чекистов состояли из матросов и латышей. Один такой матрос вошел в кабинет председателя пьяным. Тот сделал замечание, матрос в ответ обложил трехэтажным. Дзержинский выхватил револьвер и, уложив несколькими выстрелами матроса на месте, тут же сам упал в эпилептическом припадке.
В архивах я откопал протокол одного из первых заседаний ВЧК от 26 февраля 1918 года: «Слушали – о поступке т. Дзержинского. Постановили: ответственность за поступок несет сам и он один, Дзержинский. Впредь же все решения вопросов о расстрелах решаются в ВЧК, причем решения считаются положительными при половинном составе членов комиссии, а не персонально, как это имело место при поступке Дзержинского». Из текста постановления видно: Дзержинский расстреливал лично. Узнать имена расстрелянных мне не удалось и, видимо, уже никому не удастся, но ясно одно – в те времена это был проступок на уровне ребяческой шалости.

Феликс и его команда

Верным помощником и заместителем Дзержинского стал Яков Петерс – с гривой черных волос, вдавленным носом, большим узкогубым ртом и мутными глазами. Он залил кровью Дон, Петербург, Киев, Кронштадт, Тамбов. Другой заместитель, Мартын Судрабс, больше известен под псевдонимом Лацис. Это ему принадлежит перл: «Установившиеся обычаи войны… по которым пленные не расстреливаются и прочее, все это смешно. Вырезать всех пленных в боях против тебя – вот закон гражданской войны». Лацис залил кровью Москву, Казань, Украину. Член Коллегии ВЧК Александр Эйдук не скрывал, что убийство для него – сексуальный экстаз. Современники запомнили его бледное лицо, перебитую руку и маузер – в другой. Начальник Особого отдела ВЧК Михаил Кедров уже в 1920-е годы угодил в сумасшедший дом. До этого он со своей любовницей Ревеккой Мейзель сажал в тюрьмы детей 8–14 лет и под предлогом классовой борьбы расстреливал. Особой жестокостью отличался «уполпред ЧК» Георгий Атарбеков. В Пятигорске с отрядом чекистов он шашками изрубил около ста захваченных заложников, а генерала Рузского лично зарезал кинжалом. При отступлении из Армавира он расстрелял в чекистских подвалах несколько тысяч грузин – офицеров, врачей, сестер милосердия, возвращающихся на родину после войны. Когда к Екатеринодару подступил врангелевский отряд, он приказал поставить к стенке еще около двух тысяч заключенных, большинство из которых ни в чем не были виновны.

В Харькове одно имя чекиста Саенко приводило в ужас. Этот щупленький, явно психически больной человечек с нервно дергающейся щекой, напичканный наркотиками, бегал по тюрьме, что на Холодной горе, весь в крови. Когда в Харьков вошли белые и отрыли трупы, у большинства были переломаны ребра, перебиты голени, отрублены головы, у всех следы пыток раскаленным железом.

В Грузии патологической жестокостью отличался комендант местной «чрезвычайки» Шульман, наркоман и гомосексуалист. Вот как описывает расстрел 118 человек очевидец: «Приговоренных выстроили шеренгами. Шульман и его помощник с наганами в руках пошли вдоль шеренги, стреляя в лоб приговоренным, время от времени останавливаясь, чтобы зарядить револьвер. Не все покорно подставляли головы. Многие бились, плакали, кричали, просили пощады. Иногда пуля Шульмана только ранила их, раненых сейчас же добивали выстрелами и штыками, а убитых сбрасывали в яму. Вся эта сцена продолжалась не менее трех часов».
А чего стоили зверства Арона Когана (больше известного под псевдонимом Бела Кун), Уншлихта, карлика и садиста Дерибаса, следователей ВЧК Миндлина и барона Пиляра фон Пильхау. Не отставали от мужчин и женщины-чекистки: в Крыму – Землячка, в Екатеринославле – Громова, в Киеве – «товарищ Роза», в Пензе – Бош, в Петрограде – Яковлева и Стасова, в Одессе – Островская. В той же Одессе, например, венгерка Ремовер самовольно расстреляла 80 арестованных. Впоследствии она была признана душевнобольной на почве половой извращенности.

Знал ли Дзержинский о зверствах, учиняемых от имени советской власти его подручными? На основании анализа сотен документов заявляю: знал и поощрял. Именно им подписано большинство ордеров на обыск и арест, его подпись стоит на приговорах, его перу принадлежат секретные инструкции о тотальной вербовке сексотов и тайных агентов во всех сферах общества. «Нужно всегда помнить приемы иезуитов, которые не шумели на всю площадь о своей работе и не выставляли напоказ, – поучал «железный Феликс» в секретных приказах, – а были скрытными людьми, которые обо всем знали и умели только действовать…» Главным направлением работы чекистов он считает тайное осведомительство и требует от каждого вербовать как можно больше сексотов. «Для приобретения секретных сотрудников, – поучает Дзержинский, – необходима постоянная и продолжительная беседа с арестованными, а также их родственниками и знакомыми… Заинтересовать полной реабилитацией при наличии компрометирующего материала, добытого обысками и агентурными сведениями… Воспользоваться неладами в организации и ссорами между отдельными лицами… Заинтересовать материально».

На какие только провокации не толкал он подчиненных своими инструкциями!

На Хмельницк налетает белогвардейский отряд. Большевики арестованы, их провели через весь город, подгоняя пинками и ружейными прикладами. Стены домов испещрены воззваниями, призывающими записываться в Белую гвардию… А на поверку оказалось, что все это провокация чекистов, решивших выявить врагов советской власти. Коммунисты поплатились липовыми синяками, зато выявленные тут же всем списком были пущены в расход.

О размахе репрессий только в 1918 году свидетельствует официальная статистика, опубликованная в самой ЧК в те годы: «Подавлено 245 восстаний, раскрыто 142 контрреволюционные организации, расстреляно 6300 человек». Конечно, чекисты здесь явно поскромничали. По расчетам независимых социологов, на самом деле убито было несколько миллионов.

Легенды и мифы СССР

Много написано о том, как Дзержинский работал на износ и принципиально не показывался врачам. Якобы даже вопрос на Политбюро ставили о состоянии здоровья председателя ГПУ. На самом деле больше всего на свете Феликс Эдмундович любил и ценил как раз свое здоровье. В архивах хранятся сотни документов, подтверждающих это.

Каких только болезней не находил он у себя: и туберкулез, и бронхит, и трахома, и язва желудка. Где он только не лечился, в каких санаториях не отдыхал. Став председателем ВЧК—ГПУ, ездил в лучшие дома отдыха по нескольку раз в год. Его постоянно осматривают кремлевские врачи: находят «вздутие живота и рекомендуют клизмы», а вот заключение по поводу его очередного анализа – «в утренней моче товарища Дзержинского обнаружены сперматозоиды…». Каждый день ему делают хвойные ванны, причем чекистка Ольга Григорьева лично отвечает за то, чтобы «враги пролетариата в воду не подмешали отраву».

По свидетельству сослуживцев, Дзержинский и ел плохо, и пил «пустой кипяток или какой-нибудь суррогат. Как все…» (чекист Ян Буйкис), а суточную пайку хлеба все норовил отдать постовому или многодетной матери на улице.

«Феликс Эдмундович сидел, склонившись над бумагами. Он радушно поднялся навстречу неожиданным гостям. На краю стола перед ним стоял недопитый стакан остывшего чая, на блюдце – маленький кусочек черного хлеба.

– А это что? – спросил Свердлов. – Нет аппетита?

– Аппетит-то есть, да хлеба в республике маловато, – отшутился Дзержинский. – Вот и растягиваем паек на весь день…»

Процитирую только два документа. Вот, например, что рекомендовали Дзержинскому кремлевские врачи:

«1. Разрешается белое мясо – курица, индюшатина, рябчик, телятина, рыба;
2. Черного мяса избегать; 3. Зелень и фрукты; 4. Всякие мучные блюда; 5. Избегать горчицы, перца, острых специй».
А вот меню тов. Дзержинского:
«Понед. Консомэ из дичи, лососина свежая, цветная капуста по-польски;
Вторн. Солянка грибная, котлеты телячьи, шпинат с яйцом;
Среда. Суп-пюре из спаржи, говядина булли, брюссельская капуста;
Четв. Похлебка боярская, стерлядка паровая, зелень, горошек;
Пятн. Пюре из цв. капусты, осетрина, бобы метрдотель;
Суббота. Уха из стерлядей, индейка с соленьем (моч. ябл., вишня, слива), грибы в сметане;
Воскр. Суп из свежих шампиньонов, цыпленок маренго, спаржа». (Фонд тот же, опись 4.)

Троцкий вспоминал, что они с Лениным после захвата власти объедались кетовой икрой, что «этой неизменной икрой окрашены не в моей только памяти первые годы революции».

Красные террористы

В мае 1918 года в ВЧК попадает 20-летний Яков Блюмкин, которому тут же было доверено руководство отделом по борьбе с немецким шпионажем.
6 июля Блюмкин и Н. Андреев приезжают в Денежный переулок, где размещалось германское посольство, и предъявляют мандат на право переговоров с послом. На бумаге подписи Дзержинского, секретаря Ксенофонтова, регистрационный номер, штамп и печать.

Во время разговора Блюмкин стреляет в посла, взрывает две гранаты, а сами «дипломаты» скрываются в суматохе. Разгорается невиданный международный скандал. Дзержинский, не моргнув глазом, заявляет, что на мандате его подпись подделана… Но несомненно, что все организовано им. Во-первых, он категорически против мира с Германией (против Германии намечались широкомасштабные операции). Во-вторых, большевикам нужен повод для расправы с эсерами (как раз они-то и были объявлены убийцами посла). И в-третьих, Яков Блюмкин за все эти штучки повышен в должности.

8 июля «Правда» опубликовала заявление Дзержинского: «Ввиду того, что я являюсь, несомненно, одним из главных свидетелей по делу об убийстве германского посланника графа Мирбаха, я не считаю для себя возможным оставаться в ВЧК… в качестве ее председателя, равно как и вообще принимать какое-либо участие в комиссии. Я прошу Совет Народных Комиссаров освободить меня».

Расследованием убийства никто не занимался, почерковедческая экспертиза по поводу подлинности подписи не проводилась, и тем не менее ЦК партии отстраняет его от должности. Правда, ненадолго. Уже 22 августа Феликс «восстает из пепла» – занимает прежнее кресло. И вовремя. В ночь с 24 на 25 августа ВЧК арестовывает более ста видных деятелей партии эсеров, обвинив их в контрреволюции и терроризме. В ответ 30 августа Леонид Канегиссер убивает председателя петроградской «чрезвычайки» Моисея Урицкого. Дзержинский лично едет в Петроград и распоряжается в отместку расстрелять 1000 человек.
30 августа стреляют в Ленина. Чекисты в покушении обвиняют эсерку Фанни Каплан. Дзержинский дает добро на массовую бойню в Москве.

Отличный семьянин

А теперь остановимся на частном моменте из жизни человека «с чистыми руками и горячим сердцем». В тот момент, когда страна находится в кольце Гражданской войны и объявлен «красный террор», когда ускоренными темпами создаются концлагеря, а волна повальных арестов захлестнула державу, Дзержинский под вымышленной фамилией Доманский вдруг уезжает за границу.

Зачем?

«По настоянию Ленина и Свердлова он в октябре 1918 года, измотанный нечеловеческим напряжением, уехал на несколько дней в Швейцарию, где находилась его семья», – напишет позже комендант Кремля чекист П. Мальков.

Была ли у Феликса семья? Действительно, в конце августа 1910 года 33-летний Феликс совершил вояж с 28-летней Софьей Мушкат на известный курорт Закопане. 28 ноября Софья уехала в Варшаву, и больше они не встречались.

23 июня 1911 года у нее родился сын Ян, которого она сдала в детский дом, так как ребенок страдал психическим расстройством. Возникает вопрос: если они считали себя мужем и женой, почему бы Мушкат не приехать в Россию, где муж далеко не последний человек? Почему поехал он сам, рискуя попасть в лапы спецслужб, зарубежной полиции или эмигрантов? Самое поразительное, что отправляется он не куда-нибудь, а в Германию, где общественность требовала незамедлительного и сурового наказания убийц Мирбаха и уж где в сказку о злодеях-эсерах, разумеется, никто не верил.

О предстоящем турне Дзержинского никаких официальных сообщений не последовало. Известно, правда, что вместе с ним был член Коллегии ВЧК и секретарь ВЦИК В. Аванесов, который мог взять под свою защиту «товарища Доманского» в случае каких-либо осложнений.

По моей просьбе в МИДе СССР была проведена проверка выдачи виз для выезда из России в сентябре – октябре 1918 года. Никаких документов на выезд Дзержинского-Доманского и Аванесова нет. Следовательно, поездка была нелегальной. С какой целью они выехали, можно только догадываться, но что ехали не на увеселительную прогулку и не с пустыми руками, можно не сомневаться. Ведь советские «лимоны» за границей к оплате не принимались. Даже за пользование сортиром нужно было расплачиваться валютой. Откуда она у чекистов?

В сентябре 1918 года в Швейцарии открывается советская дипломатическая миссия. Первым секретарем ее назначен некий Брайтман. Он пристраивает туда Софью Мушкат, которая забирает сына Яна из детского дома. Дзержинский приезжает в Швейцарию и увозит семью на роскошный курорт Лугано, где занимает лучший отель. На фотографиях той поры он без бородки, в дорогом пальто и костюме, довольный жизнью, погодой и своими делами. Солдатскую гимнастерку и потертую шинель он оставил в своем кабинете на Лубянке.

Так с какой же целью Дзержинский ездил за границу? Обратимся к фактам.
5 ноября германское правительство разрывает дипломатические отношения с Советской Россией и высылает из Берлина советское посольство. 9 ноября под угрозой убийства семьи Вильгельм II отрекается от престола. 11 ноября революция в Австро-Венгрии (под руководством Белы Куна) свергает монархию Габсбургов.

За действия, несовместимые с дипломатией, швейцарское правительство высылает советскую дипломатическую миссию, а у Софьи Мушкат и Брайтманов проводятся обыски. В письме одному из заместителей Дзержинского, Я. Берзину, который был главным исполнителем «революций» и политических убийств за рубежом, Ленин настаивает, чтобы в качестве пропагандистов использовали зарубежных сионистов «Катера или Шнейдера из Цюриха», Нубакера из Женевы, руководителей итальянской мафии, проживающих в Лугано (!), требует для них золота не жалеть и платить им «за работу и поездки архищедро», «а русским дуракам раздайте работу, посылать вырезки, а не случайные номера…».

Не это ли ключ к разгадке?

Не успев закрепиться у власти, большевики экспортируют революцию за границу. Для финансирования этих революций они могли давать только награбленное – золото, драгоценности, картины великих мастеров. Переправку всего этого можно было доверить только самым «железным товарищам». В результате в короткий срок пущен по ветру почти весь золотой запас России. А в банках Европы и Америки стали появляться счета: Троцкого – 1 млн долларов и 90 млн швейцарских франков; Ленина – 75 млн швейцарских франков; Зиновьева – 80 млн швейцарских франков; Ганецкого – 60 млн швейцарских франков и 10 млн долларов; Дзержинского – 80 млн швейцарских франков.

Кстати, из опубликованных писем Дзержинского своей сестре Альдоне, жившей в Вене с мужем-миллионером, видно, что он отправлял ценные вещи даже ей.
 Рожденный в рубашке, Дзержинский и впрямь оказался счастливцем. Ему повезло – он не дожил до тридцать седьмого года. Не был отравлен, застрелен, казнен. Он умер своей смертью, не дотянув до сорокадевятилетия, 20 июля 1926 года в 16 часов 40 минут в своей кремлевской квартире. Уже через несколько часов знаменитый патологоанатом Абрикосов в присутствии еще пяти врачей произвел вскрытие тела и установил, что смерть наступила «от паралича сердца, развившегося вследствие спазматического закрытия просвета венозных артерий». (РЦХИДНИ, фонд 76, опись 4, дело 24.)

На Лубянской площади он «прожил» еще шестьдесят пять лет, пока не пришел август 1991 года. Правда, сейчас поговаривают, что он временно «отдыхает» где-то в подвалах Лубянки и ждет своего часа.

Эдуард Хлысталов, «Совершенно секретно»

0

60

Апокалипсис дилетантов

СЕРГЕЙ ШЕЛИН
Обозреватель информагентства «Росбалт»
13 ноября 2013, 08:54

Со дня окончания Первой мировой войны исполнилось 95 лет. Дата, в сущности, не круглая, но до настоящего юбилея, столетия со дня ее начала, остается меньше года. И уж эту-то дату наше начальство не пропустит точно.

Кое-какие заготовки для предстоящего идеологического оформления этого юбилея уже предъявлены публике: «Наша страна проиграла эту войну проигравшей стороне. Уникальная ситуация в истории человечества. Мы проиграли проигравшей Германии, а она через некоторое время сама капитулировала перед Антантой… Со стороны большевистского правительства это был акт национального предательства…»

Трактовка Брестского мира президентом Путиным вдруг оказалась в родстве с Dolchstoßlegende — так называемой легендой об ударе ножом в спину, с помощью которой патриотически мыслящие немцы объясняли себе когда-то поражение собственной страны, которая, как они воображали, шла от победы к победе вплоть до самой капитулянтской осени 1918-го.

Что касается большевистского правительства, которое тогда склонилось перед Германией, то предательским по своим умонастроениям оно было или нет, но решающим фактором в тогдашних его решениях были вовсе не «немецкие деньги», а категорическое нежелание народа продолжать войну.

Кстати, последующее сокрушительное наступление «проигравшей Германии» на Западном фронте весной 1918-го заставило отдельно взятых деятелей Антанты задуматься о том, не пора ли и им попросить у немцев мира, пока еще не стало поздно. Лишь отчаянным напряжением последних сил и с растущей помощью вошедших наконец в войну Соединенных Штатов Антанта все-таки вырвала победу, совершенно еще неочевидную в начале 1918-го, когда большевики пошли на мировую с кайзером.

Однако не только финал, но и вся история, да и предыстория этой полузабытой войны — сплошной перечень странных импровизаций, демонстраций всеобщего непонимания мировых трендов и подмены реальных интересов и поднимающихся идеологий старомодными и малопригодными к употреблению мифами.

Первая мировая война была, пожалуй, крупнейшей в европейской истории вакханалией дилетантизма, которая обернулась десятью миллионами погибших и подготовила почти все предпосылки для того, чтобы XX век стал самой кровавой эпохой в жизни человечества.

Это был настоящий парад недальновидности, неосведомленности и непонимания самих себя.

Царствующие особы Германской, Российской и Австро-Венгерской империй, а равно и управлявшие Османской державой националисты почти ничего не сделали, чтобы предотвратить эту войну, и совершенно не догадывались, что она смертный приговор их монархиям, а для некоторых из них означает и физическую гибель. Каждый из них размышлял совсем о другом. Одни грезили об окружении своего рейха кольцом вассальных владений. Другие — об удержании Боснии-Герцеговины, без которой распадающаяся Австро-Венгрия, конечно же, не могла прожить и дня. Третьи — о черноморских проливах, овладение которыми воспринималось как нечто несравнимо более важное, чем любая внутренняя проблема Российской империи.

Политические классы Франции и Британии не могли ясно сформулировать, каковы же цели их борьбы — свобода и справедливость или подавление врага и дележ его наследства. А главное — они не предвидели, что, даже и выиграв историческую битву с Германией, будут морально сломлены, приучатся вести себя как побежденные и в следующей войне станут против своей воли воевать с прежним противником еще раз, но только уже в качестве младших партнеров более сильных держав.

А правящий класс США, который в 1914-м нисколько не сомневался в своем возвышенном пацифизме, даже и не догадывался, что несколько лет спустя выступит на стороне Антанты и фактически ее возглавит, а вслед за этим в приступе изоляционизма совершит еще один зигзаг — внезапно отвергнет упавшую ему в руки, как спелое яблочко, возможность взять политическое управление миром на себя и вернется к этой идее только к началу следующей мировой войны.

Ленин вместе с малочисленными своими приверженцами вплоть до Февраля даже и не мечтали стать хозяевами России. Им это казалось сугубой фантастикой. Прочие будущие вожди проигравших или обделенных военной добычей стран не предвидели ни легкости, с которой они в 1920–1930-х годах вознесутся к вершинам, ни последующего краха — и их личного, и сооруженных ими режимов.

Кстати, о военной добыче, светлая надежда на которую тысячелетиями придавала глубочайший интимный смысл всем войнам. Первая мировая чуть не впервые оказалась невыгодным предприятием. Она вдрызг разорила не только побежденных, но и победителей. Единственным исключением стала Америка, перед которой и те и другие оказались в неоплатных долгах. Но и ее счастье было недолгим. Мировая экономическая система, выкованная этой войной, была абсурдной и, развалившись, обернулась Великой депрессией.

Первую мировую, начатую политиками-дилетантами, взяли затем в свои руки дилетанты-генералы.

Ведь в предшествующие идиллические десятилетия просто не было крупных войн, за вычетом Русско-японской и с натяжкой — Англо-бурской. Большинство высших военачальников с обеих сторон были по складу ума начинающими молодыми офицерами. Это очень сказалось и на военном планировании, и на людских потерях, особенно в первых фазах войны.

Руководящие классы великих держав влезли в гигантскую авантюру, будучи профнепригодными почти во всех ситуациях, которые эта авантюра обещала создать. Их самоуверенность опиралась лишь на полное неумение эти ситуации предвидеть.

Впрочем, народы стоили своих руководящих классов.

Ликование масс в обоих конфликтующих лагерях, окончательно подтолкнувшее правителей к войне, питалось устоявшейся враждебностью к соседям и ничем не подкрепленной верой в бескровную и быструю победу над ними.

Народы тоже не подозревали, чего захотят через несколько лет кровопролития. Во-первых, чтобы войн больше не было, хотя бы и самых справедливых, и самых оборонительных.Эти настроения потом очень помогли агрессорам следующего поколения. А во-вторых, массы потребовали равноправного и справедливо устроенного общества, ничем не похожего на то, которое отправило их в окопы.

И такое общество они получили. Только одни по частям, в виде поэтапно возведенного «государства благоденствия». А другие — сразу, в виде тоталитарных режимов, умеющих быстро и эффективно убедить подданных в идеальной справедливости своего устройства.

Расхожие экономические объяснения причин войны, оперирующие такими высокоумными понятиями, как «соперничество монополистических групп» или «борьба за рынки сбыта», если что-то улавливают, то уж никак не главное.

Какой экономический смысл имела, к примеру, война России с Германией, торговля с которой обеспечивала почти половину российского товарооборота и откуда потоком шла современная техника для нашей молодой промышленности? И какой такой «рынок сбыта» представлял собой нищий Камерун, торжественно отобранный у немцев и поделенный между собой англичанами и французами?

Вовсе не трезво понятые интересы и не реалистично сформулированные цели, а скоропортящиеся мифы и переменчивые страсти были подлинными двигателями этой войны. Именно поэтому она принесла так много неожиданностей и не создала хоть сколько-нибудь долговечного миропорядка.

И именно поэтому «война, чтобы покончить с войнами», как ее одно время величали, стала лишь прологом к XX веку со всеми его бедствиями и великими переменами.

0


Вы здесь » ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ НОВОСТЕЙ » В России » История СССР